WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«РОЛЬ ВЕТО-ИГРОКОВ В ФЕДЕРАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ ...»

На правах рукописи

ПОМИГУЕВ Илья Александрович

РОЛЬ ВЕТО-ИГРОКОВ В ФЕДЕРАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ

ПРОЦЕССЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.02 –

«Политические институты, процессы и технологии»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва - 2016

Диссертация выполнена в Отделе политической науки Федерального государственного

бюджетного учреждения науки «Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук» (ИНИОН РАН).

МЕЛЕШКИНА Елена Юрьевна

Научный руководитель:

доктор политических наук, профессор, заведующая отделом политической науки Федерального государственного бюджетного учреждения науки «Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук»

ЗАЗНАЕВ Олег Иванович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

ШУЛЬМАН Екатерина Михайловна кандидат политических наук, доцент кафедры государственного управления Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Федеральное государственное бюджетное учреждение



Ведущая организация:

науки Пермский научный центр Уральского отделения Российской академии наук

Защита состоится «23» июня 2016 г. в ___ ч. ____ м. на заседании диссертационного совета Д 501.001.27 по политическим наукам на базе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова» по адресу: 119991, Ломоносовский проспект д. 27 корп. 4, Шуваловский корпус, факультет государственного управления, ауд. А-619.

С диссертацией можно ознакомиться в Отделе диссертаций Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, Ломоносовский просп., 27, Фундаментальная библиотека, сектор А, 8 этаж, каб.

812, а также на сайте:

https://istina.msu.ru/dissertations/19814741/ Автореферат разослан «___»_____________2016 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Д 501.001.27, к

–  –  –

Актуальность темы исследования. В процессе демократизации и развития демократических режимов в разных странах были выработаны многочисленные институты и процедуры правления, которые позволяют реализовать функции организации политической власти и структурирования всевозможных сфер жизни общества с учетом интересов широкого круга лиц.

Демократический процесс предполагает, что его участники должны обладать адекватными и равными возможностями участвовать и влиять на принятие связывающих их коллективных решений. По мнению Р. Даля, именно такие характеристики являются отличительной чертой демократии в ее узком понимании, поскольку позволяют обеспечить защиту интересов широкого корпуса граждан.1 Одним из эффективных институциональных инструментов обеспечения влияния множественных групп населения на принимаемые в государстве решения является демократический законодательный процесс: он позволяет функционально обеспечить открытую конкурентную среду для взаимодействия большого количества участников, институционализировать и легитимизировать принимаемые на государственном уровне решения.

Процесс демократизации в России и развитие ее политического режима в 2000-е гг. актуализировали важность понимания природы политических институтов и процессов, в том числе законодательного. Современные тенденции развития российского государства вынуждают исследователей остро дискутировать по поводу характера политического режима, принципов, форм, методов организации политической власти. Подобные дискуссии показывают, насколько сложно однозначно оценить роль и функции новых политических институтов и процессов, которые позволяют различным группам отстаивать свои интересы на практике, в том числе в законодательной сфере.

Возможность рассмотреть эту проблему с новой стороны предоставляет неоинституциональная концепция вето-игроков. С помощью нее можно проанализировать особенности законодательного процесса и определить позиции его участников, акцентируя внимание на способности последних блокировать принятие политических решений. В целом обращение к исследованию роли вето-игроков может способствовать углублению понимания природы российского политического режима.

Данная концепция показала свою эффективность в исследовании влияния институциональных акторов на принятие решений в странах с развитыми Даль Р. Демократия и ее критики / Пер. с англ. Под ред. М.В. Ильина. М.: РОССПЭН, 2003. С. 158-177 демократическими традициями. Однако появляется проблема ее адаптации и применения для исследования отечественного законодательного процесса с учетом российских особенностей.

В связи с вышеизложенным возникает исследовательский вопрос: как распределяются роли политических акторов в российском законодательном процессе в зависимости от их способностей блокировать принятие решений?

Степень научной разработанности проблемы. Анализ исследовательской литературы показал, что специальные работы, посвященные заданной теме, отсутствуют. Тем не менее, существуют труды, в которых рассматриваются иные аспекты и применяются другие подходы к изучению российского законодательного процесса, а также роли его участников.

Исследователи расходятся как в понимании самой природы данного явления, так и в осознании важности отдельных его сторон.

В политической науке чаще всего российский законодательный процесс рассматривается в контексте изучения отечественного парламентаризма. В таких исследованиях указанный процесс выступает в качестве элемента публичной политической деятельности парламента, способствующего взаимодействию различных политических сил как внутри законодательного органа, так и вне его (Салмин А.М., Мдоянц С.А., Гаман-Голутвина О.В., Игрицкий Ю.И., Шульман Е.М., Ремингтон Т., Хаспел М., Чейсти П., Ноубл Б.

и др.).2 Однако фокус подобных исследований смещен в сторону парламента, поэтому другие участники процесса рассматриваются именно через призму их влияния на законодательную власть.

Другая группа ученых уделяет внимание возможностям российского законодательного процесса выступать основным институциональным механизмом выработки политических (шире государственных) решений. В рамках таких исследований проводится анализ общих характеристик процесса, выделяются его уровни, этапы, акторы (Руденко В.Н., Дегтярев А.А., Соловьев А.И., Сосунов Д.В., Вавилов С.В. и др. 3). Вопросы блокирования принятия Парламентаризм в России: Федеральное Собрание, 1993-1995 гг. V Государственная Дума. Совет Федерации первого созыва / Авт. докл.: Мдоянц С.А., Салмин А.М., Захаров А.А. и др. М., 1996.; Гаман-Голутвина О. В.

Российский парламентаризм в исторической ретроспективе и сравнительной перспективе (I, II) // ПОЛИС:

Политические исследования. М. 2006. № 2; №3.; Игрицкий Ю.И. Российский парламентаризм как зеркало российского общества // Россия и современный мир. М., 2004. № 2 (43); Шульман Е. Законотворчество как политический процесс. М.: Московская школа гражданского просвещения, 2014; Chaisty P. Presidential dynamics and legislative velocity in Russia, 1994–2007 // East European Politics, 2014. Vol.30. № 4; Remington T. Majorities without mandates: The Russian Federation Council since 2000 // Europe-Asia Studies. Abingdon, 2003; Remington T.

The Early Legislative Process in the Russian Federal Assembly. 1994.; Remington T., Smith S., Haspel M. Decrees, laws and inter-branch relations in the Russian Federation // Post-Soviet Affairs. Guilford, 1998. Vol. 14, N 4.

266. Руденко В.Н. Прямая демократия: Модели правления, конституционно-правовые институты.

Екатеринбург: Уральское отделение РАН (Екатеринбург), 2003; Дегтярев А.А. Процесс принятия и осуществления решений в публично-государственной политике: динамический цикл и его основные фазы // Полис: Политические исследования. М., 2004. № 4.; Соловьев А.И. Колебательно-маятниковый механизм принятия государственных решений: к обоснованию когнитивной модели // Полис: Политические политических решений в работах указанных авторов поднимались, однако комплексному изучению этот аспект не подвергался.





Достаточно широкий подход наблюдается в исследованиях политических режимов и форм правления, где российский законодательный процесс рассматривается в качестве их важной составляющей (Зазнаев О.И., Гельман В.Я., Харитонова О.Г.

и др.).4 Также подвергались анализу отдельные политические аспекты изучаемого процесса и его участников, а именно:

особенности согласования интересов различных политических групп, взаимодействие элит, характеристики институтов, в рамках которых проходит принятие решений (Гаман-Голутвина О.В., Голосов Г.В., Коргунюк Ю.Г. и др.).5 Однако такие исследования оставляли без внимания механизмы функционирования законодательного процесса, в том числе блокирования инициатив.

Подобные проблемы, в свою очередь, хорошо изучены в юридической науке, которая исходит из правовой природы этого процесса (Авакьян С.А., Васильев Р.Ф., Кутафин О.Е., Щукин А.С. др.)6: глубоко анализируются формальные институты, стадии и процедурные особенности принятия решений, проблемы баланса конституционных полномочий органов власти. В целом, обзор подобной литературы дает серьезную базу для проведения нормативных исследований, но юридическая наука не позволяет ответить на вопрос о реальной роли участников изучаемого нами процесса, поскольку не учитывает его политические особенности, в том числе «теневое» взаимодействие акторов.

Неформальные аспекты процесса принятия решений в России (будь то исследования. М., 2005. №5; №6; Сосунов Д.В. Процесс принятия политических решений в современной России. Воронеж: Науч. кн., 2010.; Вавилов С. В. Принятие политических решений. Биробиджан, 2006;

Шаулова Т.В. Политические игры в процессе принятия политических решений // Политический анализ: докл.

Центра эмпирич. полит. исслед. СПБГУ / Под ред. Г.Л. Артемова. СПб., 2000. Вып. 1.

Гельман В. Я. Трансформация в России: политический режим и демократическая оппозиция. М.: Моск.

обществ. науч. фонд, 1999; Харитонова О.Г. Недемократические политические режимы // Политическая наука.

М., 2012. № 3.

Коргунюк Ю.Г. Становление партийной системы в современной России. М., 2007.; Голосов Г.В. Партийные системы России и стран Восточной Европы. М.: Весь мир, 1999.; Рябов А. Конституция 1993 года и некоторые особенности российской модели разделения властей // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 2003. № 4; Гаман-Голутвина О. В. Российский парламентаризм в исторической ретроспективе и сравнительной перспективе (I, II) // Полис: Политические исследования. М., 2006. № 2; № 3; др.

; Законодательный процесс. Понятие. Институты. Стадии: Научно-практическое пособие / Отв. Ред. д.ю.н., проф. Р.Ф. Васильев. М.: Юриспруденция, 2000.; Кутафин О.Е. Глава государства. М.: Проспект, 2013.;

Разделение властей и парламентаризм: сборник / Редкол.: Глушко Е.К. и др. М., 1992.; Щукин А.С.

Конституционно-правовые основы участия Президента Российской Федерации в законодательном процессе:

вопросы теории и практики. Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 1999; Авакьян С. А. Конституционное право России: учеб.-метод. пособие. М.: МГИМО-Университет, 2005; Мухаметшин Ф.М. Законодательный процесс в системе органов государственной власти Российской Федерации: Учебное пособие / Дипломатическая академия МИД России. М.: Научная книга, 2003.; Бондарец Е. Б. Президент России и механизм разделения государственной власти. М.: Триумф, 2013; Рамазанова Э. Т. Институт законодательной инициативы в правовой системе Российской Федерации: теория и практика реализации: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2005; Волкова Е.А. Изменение регламентов палат российского парламента: cui prodest? // Конституционное и муниципальное право. М., 2010. N 5; др.

законодательных, политических, государственных) активно изучаются в исследованиях политических сетей (Михайлова О.В., Петров С.И., Сморгунов Л.В., Соловьев А.И., Косов Г.В. и др. 7). Здесь формальные институты и сам законодательный процесс уходят на второй план, уступая место «теневым»

взаимодействиям и кооперациям групп акторов, связанных наличием доверия и общей целью. Данный поход популярен в отечественной науке, однако в нем не учитываются неравномерность распределения влияния участников, а также возможности реально слабых игроков становиться сильными за счет формальных полномочий блокировать решения.

Проблемы, присущие исследованиям российского законодательного процесса и его участников, нуждаются в поиске новых решений. В этой связи перспективным выглядит исследовательский потенциал концепции ветоигроков, о котором заявляли ученые, изучавшие российский парламент (Т.

Ремингтон, П.

Чейсти, Дж. Глейзнер)8. Отдельные авторы применяли концепцию, правда, только для общего описания особенностей российского политического режима (Голосов Г.В., Шевченко Ю., Харитонова О.Г.).9 Концепция вето-игроков уже достаточно активно и эффективно используется для анализа политических систем западных стран. Изучаются роли правительственных и парламентских структур, коалиционных стратегий партий, и даже особенности функционирования и структурирования международных институтов (Дж. Цебелис, Б. Раш, Х. Деринг, А.К. ЛеВан, Е.

Алеман, Е. О’Малли и др.).10 Указанные авторы успешно определяют реальную Михайлова О.В. Сети в политике и государственном управлении. М.: ИД КДУ, 2013; Соловьев А.И.

Государственные решения: концептуальный простор и тупики теоретизации // Полис: Политические исследования. М., 2015. №3.; Петров С.И.

Государственное управление и политические сети // Полис:

Политические исследования. М., 2014. №4. С. 181-190; Сетевой анализ публичной политики: учебник / Под.

ред. Л.В. Сморгунова. – М.: РГ-Пресс, 2013.; Косов Г. В. Политические сети: специфика современной архитектоники // Власть. М., 2013. № 10; Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях // ПОЛИС: Политические исследования. М., 2002. № 2. С. 20-30; др.

Глейзнер Дж., Чейсти П. Российская Государственная Дума: структура, деятельность и эволюция в период 1993-1998 годов. М.: Центр конституц. исслед. Моск. обществ. науч. фонда, 1999; Чейсти П. Воздействие партийных рычагов власти Президента на законодательный процесс в посткоммунистической России // Политическая конкуренция и партии в государствах постсоветского пространства / Ред.-сост. Е.Ю. Мелешкина, Г.М. Михалева. М.: РАН. ИНИОН, 2009. С. 95-127; Remington T. Patronage and the party of power: President– Parliament relations under Vladimir Putin // Europe-Asia Studies. Abingdon, 2008. Т. 60. №. 6. P. 959-987; др.

Shevchenko Iu., Golosov G.V. Russia: the executive in a leading role // The role of Government in legislative agenda setting / G. Tsebelis, B.E. Rasch (eds). L.:N.Y.: Routledge, 2011; Харитонова О.Г. Недемократические политические режимы // Политическая наука. М., 2012. № 3.

Например, The role of Government in legislative agenda setting / G. Tsebelis, B.E. Rasch (eds). L.:N.Y.: Routledge, 2011.; The encyclopedia of public choice / C. K. Rowley, F. Schneider (eds). Dordrecht: Kluwer Academic Publishers,

2004. Vol. 1; The role of parliaments in the budget process / R. Pelizzo, R. Stapenhurst, D. Olson (eds). Washington, D.C., 2005; Helms L. Executive leadership and the role of «veto players» in the United States and Germany // Program for the study of Germany and Europe. Working Paper. L., 2003. № 03.2; Ganghof S., Bruninger, T. Government Status and Legislative Behaviour: Partisan Veto Players in Australia, Denmark, Finland and Germany // Party Politics.

L., 2006. №12; Knig T., Junge D. Why Don’t Veto Players Use Their Power? // European Union Politics. 2009. Vol.

10, № 4; O’Malley E. Veto players, party government and policy-making power // Comparative European Politics.

Dublin, 2008. Vol. 8; др.

расстановку политических акторов, оценивая их по единому критерию возможности оказывать негативное влияние на процесс принятия решений (блокировать инициативы). Исследования проводятся в основном с помощью нормативного анализа открытых, работающих институтов, поскольку уровень их развития в западных странах позволяет это делать с высокой долей успеха.

Работ, посвященных изучению «незападных» стран Восточной Европы, Южной Америки, Африки, 11 мало, но особая ценность их заключается в том, что учитываются отдельные индивидуальные особенности функционирования таких государств.

Что касается российского законодательного процесса, то изучение его участников с помощью концепции вето-игроков не проводилось, а вопрос о возможности ее использования у нас в стране остается открытым.

В целом можно констатировать, что научная проблема диссертации недостаточно разработана в исследовательской литературе. В этой связи представленная работа будет способствовать заполнению указанного пробела, позволит расширить границы в исследованиях политических аспектов российского законодательного процесса.

Объектом исследования является федеральный законодательный процесс в Российской Федерации.

Предмет исследования – законодательная деятельность вето-игроков в процессе изменения федерального законодательства.

Цель исследования – определить роль институциональных акторов, способных блокировать принятие решений, в федеральном законодательном процессе в современной России, применив и адаптировав неоинституциональную концепцию вето-игроков.

Для достижения цели предполагается решить следующие задачи:

- обобщить основные теоретико-методологические подходы к изучению законодательного процесса и роли вето-игроков в нем;

- выделить факторы, оказывающие влияние на позиции вето-игроков в российском законодательном процессе;

- провести адаптацию аналитической модели изучения роли вето-игроков с учетом российской специфики;

- определить формальные ограничения и возможности вето-игроков оказывать влияние на блокирование федеральных законодательных решений;

См, например, Carl LeVan A. Dictators and democracy in African development: The political economy of good governance in Nigeria. Cambridge: Cambridge univ. press, 2015; Tsebelis G., Rizova T. Presidential conditional agenda setting in the former communist countries // Comparative political studies. Seattle, 2007. Vol. 40, № 10;

Doering H. Parliamentary Agenda control and legislative outcomes in Western Europe // Legislative studies quarterly, 2001, №26. – P. 145-165; Aleman E., Tsebelis G. The origins of conditional agenda-setting power in Latin America // Latin American Research Review. N.Y., 2005. № 40; Cox G.W. The organization of democratic legislatures / B.R.

Weingast, D.A.Wittman (eds) // The Oxford handbook of political economy. – Oxford: Oxford univ. press, 2006; др.

- выявить позиции институциональных и партийных вето-игроков, а также внутриинституциональных структур в федеральном законодательном процессе современной России, выявить модели и формы их взаимодействия;

- рассмотреть практические результаты взаимодействия и взаимовлияния вето-игроков в ходе изменения российского федерального законодательства.

Хронологические рамки исследования. Для изучения роли ветоигроков в российском федеральном законодательном процессе выбран широкий временной промежуток – с 1993г. по 2015г. Это решение обусловлено принятием новой Конституции Российской Федерации в 1993 г., которая закрепила основы современного институционального порядка и определила формальные рамочные правила игры и позиции главных политических акторов.

Верхняя граница обусловлена сроками написания работы.

Теоретико-методологической основой исследования являются положения теории рационального выбора, на которых построена концепция вето-игроков. Они позволяют сфокусировать внимание на выявлении множества точек равновесия политической системы, учесть ограниченность рационального выбора, нестабильность и разнообразие предпочтений различных акторов при принятии решений, а также выявить особенности их взаимодействия с учетом транзакционных издержек.

Важной особенностью самой концепции вето-игроков является способ выявления политических акторов – он основан на изучении способности блокировать принятие решения в случае, если сохранение законодательного статус-кво оказывается более выгодным для них. Под указанными акторами в концепции понимаются институциональные и партийные структуры, деятельность которых направлена на минимизацию собственного ущерба от принимаемых решений.

Такой подход помогает рассмотреть процедурные особенности принятия законодательных решений, а также выявить реальные позиции участников изучаемого процесса.

В данной работе изучается рациональное поведение высокоинституционализированных политических акторов, действующих в рамках определенного набора норм и правил. Под рациональностью в диссертации понимается процедурная рациональность12, где акторы в пределах собственных когнитивных ограничений ориентированы на удовлетворительный результат и соотносят свои выгоды и затраты в ходе самого процесса принятия решений, основываясь на его процедурных особенностях. Подобное определение указанного понятия позволяет применять положения теории Simon H. From substantive to procedural rationality // Method and appraisal in economics / J.L. Spiro (ed.).

Cambridge: Cambridge univ. press, 1976. P. 129-148 рационального выбора для изучения российского законодательного процесса и его участников, несмотря на специфику существующего поля для конкуренции и широкое распространение неформальных институтов и практик.

В работе были использованы следующие эмпирические методы.

Традиционный анализ документов (нормативно-правовые акты, официальные документы и материалы переписки органов власти и их структурных подразделений) позволил понять формальное устройство принятия законодательных решений и механизмы их практической реализации. С помощью экспертного опроса депутатов разных созывов, работников аппаратов парламента и исследователей были определены позиции различных партийных объединений в законодательном процессе, уровни идеологических различий и внутренней сплоченности партий и парламентских коалиций. Были использованы также статистические методы (в том числе кросстабуляция, некоторые методы описательной статистики), которые позволили сравнить в динамике ряд количественных показателей результатов законодательной деятельности участников изучаемого процесса. Также в работе использован метод фокусированного сравнения для описания и анализа случаев прохождения конкретных законопроектов.

Понятийный аппарат исследования. В работе ключевое значение имеет понятие федеральный законодательный процесс, определяемый как поэтапная деятельность вето-игроков по согласованию интересов в целях принятия политического решения, нормативно закрепляемого на общегосударственном уровне. Данный процесс имеет политическую природу, поскольку призван структурировать борьбу различных акторов за политическое влияние и способствовать мирному перераспределению властного ресурса в стране.

Также целью данной работы и объектом исследования обусловлено выделение термина вето-игроки, под которым мы будем понимать «индивидуальных и коллективных акторов, согласие которых необходимо для изменения законодательного статус-кво». 13 В свою очередь вето-игроки разделяются на институциональных (institutional) – установленных Конституцией и/или законами, и партийных (partisan) – определенных самой политической системой.14 Такое деление предопределяется в первую очередь формой правления – президентской или парламентской.

С учетом специфики российской формы правления уточнено определение партийных вето-игроков - это партии или коалиции партий, влияющие на Tsebelis G. Veto players: how political institution work. Princeton, NJ: Princeton univ. press, 2002. P. 36 Tsebelis G. Decision making in political systems: veto players in presidentialism, parliamentarism, multicameralism,

and multipartyism // British journal of political science. Cambridge, 1995. № 25. P. 289-326; Tsebelis G. Veto players:

how political institution work. P. 12-13 принятие законодательных решений.

В исследовании используются также следующие понятия:

Точка вето - специфический переломный момент, который необходимо преодолеть политическим акторам для изменения статус-кво.

Политический актор – лицо или общественная группа, воздействующие на процесс принятия и осуществления решений в конкретной политической системе. 15 Законодательный статус-кво - законодательство, изменение которого зависит от принятия единодушного решения всех вето-игроков. 16 Политический институт – комплекс формальных и неформальных принципов, норм, правил, регулирующих деятельность человека в политической области, и выступающих в форме политических организаций и учреждений. 17 Внутриинституциональные структуры – структурные подразделения, которые организовывают и обеспечивают деятельность вето-игроков в рамках определенного набора делегированных им полномочий.

Эмпирическая база исследования. Основным источником эмпирических данных послужили материалы из Автоматизированной системы обеспечения законодательной деятельности (АСОЗД)18, представляющие собой информацию об авторах, содержании, основных этапах и результатах прохождения законопроектов.

В качестве материалов для исследования были использованы:

- нормативно-правовые акты, регулирующие законодательный процесс и другие сферы жизни общества и государства (Конституция РФ, федеральные законы, постановления Госдумы, указы Президента);

- стенограммы и протоколы заседаний Госдумы и ее структур;

- материалы межведомственной и внутриведомственной переписки государственных органов власти;

- официальные выступления, интервью, комментарии, публикации государственных и политических деятелей России;

- материалы средств массовой информации, официальных сайтов государственных органов РФ и политических партий;

- личные наблюдения, накопленные за время работы в Государственной Думе;

Коваль Б.И., Ильин М.В. Власть versus политика // Полис: Политические исследования.М.,1991.№ 5. С.152 Tsebelis G. Veto players: how political institution work. P. 36 Патрушев С.В. Институционализм в политической науке // Институциональная политология: Современный институционализм и политическая трансформация России / Под редакцией С.В. Патрушева. М.: ИСП РАН,

2006. С. 10 URL: http://asozd2.duma.gov.ru

- данные, полученные в результате проведения экспертного опроса.

Научная новизна исследования.

Данная работа – это первая попытка изучения участников российского законодательного процесса с помощью концепции вето-игроков, в рамках которой:

- использован новый для российской политической науки подход к изучению российского законодательного процесса, основанный на положениях концепции вето-игроков;

- проведена теоретико-методологическая адаптация указанной концепции с учетом контекстуальных особенностей современной российской политики;

- выделены критерии и факторы, на основании которых оценивается роль вето-игроков в законодательном процессе;

- обозначено влияние неформальных институтов в процессе принятия законодательных решений;

- выявлены основные вето-игроки и проанализирована их роль в законодательном процессе в современной России;

- составлена схема законодательного процесса с учетом возможностей его участников блокировать решения.

Положения, выносимые на защиту:

Условия деятельности вето-игроков в России отличаются от тех, 1.

которые позволили сформулировать концепцию вето-игроков в ее изначальном виде, поэтому для изучения их роли в российском законодательном процессе требуется адаптация концепции.

Адаптированная концепция построена на выделении и 2.

рассмотрении новых групп факторов - законоустанавливающих, полномочных, позиционных. С их помощью раскрыты формальные законодательные функции вето-игроков и возможности политического влияния на действия конкурентов, а также определены их позиции по отношению друг к другу.

Неформальные институты и практики оказывают существенное 3.

влияние на законодательный процесс, особенно в точках вето – ключевых формальных этапах принятия решений. Таким образом, на законодательный результат могут влиять не только институциональные и партийные ветоигроки, но и другие акторы: различные внутриинституциональные структуры (управления администрации Президента, министерства, Совет Государственной Думы и др.), косвенные участники процесса (СМИ, коммерческие и некоммерческие структуры, др.), и даже отдельные персоны.

В российском законодательном процессе наблюдается иерархия его 4.

участников вопреки конституционно заявленному равенству. Максимально высокие позиции у главы государства (как следствие, Правительства РФ), на ступень ниже стоят палаты парламента, активно пользующиеся правом блокировать инициативы (особенно если они действуют совместно). Более слабыми участниками являются региональные парламенты, суды, а также отдельные депутаты и сенаторы, которые имеют либо номинальные возможности блокирования инициатив, либо совсем их лишены. Такая расстановка подтверждается результатами изучения практической законодательной деятельности указанных акторов.

Государственная Дума формально способна безвозвратно 5.

отклонить законодательную инициативу, что выделяет ее среди остальных вето-игроков. Однако она имеет сильные и независимые позиции в законодательном процессе при условии, что парламентское большинство не подконтрольно главе государства.

Конфигурация партийных вето-игроков в значительной степени 6.

определяет позиции Государственной Думы в законодательном процессе.

Исполнительной власти легче контролировать законодательную деятельность всей Думы и ее отдельных внутренних структур, когда снижаются идеологическое разнообразие и численный состав партий, а также повышается их внутреннее единство.

На законодательный процесс оказывают влияние 7.

внутриинституциональные структуры, которые организовывают и обеспечивают деятельность вето-игроков в рамках предоставленных им полномочий. У коллективных вето-игроков они способны выступать только как инструмент воздействия на техническую сторону прохождения законопроектов, в то время как у индивидуальных вето-игроков могут возникать структуры, непосредственно влияющие (в основном неформально) на законодательный результат.

Участники российского законодательного процесса стремятся 8.

формально закрепить применяемые ими неформальные механизмы принятия решений для расширения и укрепления своих реальных позиций. Основой для такого вывода послужило исследование структур, участвующих в указанном процессе, но не обладающих четко выделенными законодательными функциями. В частности, Совет Государственной Думы, являясь технической структурой, организующей деятельность палаты парламента, смог не только выступать с политическими заявлениями от ее лица, но и закрепить затем такие полномочия в Регламенте Думы.

Важным и часто применяемым механизмом влияния на принятие 9.

законодательных решений является затягивание процесса рассмотрения инициатив. Это позволяет исполнительной власти избежать «неудобных» тем и вопросов, а также избавиться от необходимости принимать непопулярные или спорные решения.

Теоретическая значимость работы определяется ее возможностями расширить аналитический потенциал неоинституциональной концепции ветоигроков. Адаптация данной концепции с учетом российской специфики позволяет применять ее для изучения законодательного процесса разных стран, а не только западных демократий.

Адаптированная аналитическая модель изучения вето-игроков отличается теоретической открытостью, что позволяет исследователям применять ее совместно с другими подходами, изучающими политических акторов в законодательном процессе.

Практическая значимость работы обусловлена выделением ключевых участников законодательного процесса и основных точек блокирования законодательных инициатив. Определение важных проблемных моментов в существующей системе принятия законодательных решений позволяет выявить пути совершенствования механизмов его функционирования в России, а также распределения полномочий между участниками указанного процесса с учетом их роли и места в нем.

Результаты работы могут быть применены государственными органами власти Российской Федерации в ходе осуществления своих законодательных полномочий. Выводы и материалы исследования могут использоваться при разработке учебных курсов: «Сравнительная политология», «Новейшие тенденции и направления современной политологии», «Конституционное право и политические институты», «Современная российская политика», «Государственная власть в Российской Федерации», «Законодательный процесс в Российской Федерации».

Апробация диссертационной работы. Диссертация обсуждалась на заседании Отдела политической науки ИНИОН РАН и была рекомендована к защите. Основные положения работы сформулированы в ряде научных публикаций (в том числе четыре статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК) общим объемом 3,0 п.л.

Отдельные положения и выводы исследования были представлены на:

Всероссийской научной конференции с международным участием «Российская политическая наука: истоки, традиции и перспективы» (Москва, 21-22 ноября 2014 г.); Седьмом всероссийском конгрессе политологов (Москва, 19-21 ноября 2015г.); III, IV Всероссийских Форумах молодых политологов (Москва, 24 ноября 2012 г.; Москва, 23 ноября 2015г.).

Структура работы обусловлена ее целями и задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются научная проблема и исследовательский вопрос, выделяются объект, предмет, цель и задачи исследования. Также анализируется степень научной разработанности темы, определяются методологические основания исследования, отмечаются теоретическая и практическая значимость работы, формулируются понятийный аппарат и основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретико-методологические основания изучения вето-игроков» посвящена обзору теоретических и методологических подходов к изучению политических акторов, блокирующих принятие решений. В главе уточняются и адаптируются отдельные положения концепции вето-игроков с учетом российской специфики.

Параграф 1 «Теоретические подходы к изучению вето-игроков»

посвящен обзору теоретических наработок, предшествующих концепции ветоигроков, рассматривается логика ее появления, раскрываются основные положения концепции.

В XX веке серьезное развитие получили вопросы определения влияния политических акторов, а также границ их возможностей. В работе обозначены три направления подобных исследований: в рамках первого роль властных групп определялась институциональными и ролевыми ограничениями (структурные функционалисты), в другом отмечалось большее значение самих групп, ограниченных, однако, институционализированными правилами (Ф.

Шарпф), в третьем принимались за основу количество и структура самих элитных групп (Р. Миллс, Д. Рисмен, Р. Даль, Дж. Гелбрейт).

В параграфе раскрывается содержание дискуссии о реальном распределении власти в государстве: часть исследователей предполагала, что такая власть принадлежит одной «верхушке» (Р. Миллс), другие - автономным вето-группам, блокирующим невыгодные для них решения (Дж. Рисмен). Р.

Даль в свою очередь оценивал влияние подобных групп по количеству заблокированных инициатив. В результате споров появилась идея о существовании в группах интересов своих наиболее активных лидеров и групп (Т. Дж. Лоуи).

Автор рассматривает перспективы применения в работе теоретических положений популярного в настоящее время сетевого подхода. В нем исследователи исходят из того, что в процессе принятия решений существует множество властных центров, вступающих во взаимодействие между собой для достижения общего согласия по конкретному политическому вопросу, используя формальные и неформальные механизмы. Диссертант отмечает перспективность использования такого подхода для изучения неформальной стороны принятия решений, однако признает наличие некоторых ограничений.

В частности, в нем не учитывается неравномерность распределения влияния участников процесса, выражающегося, в том числе, в формальных возможностях акторов заблокировать принятие решений.

Диссертант показывает, какие направления исследований взаимоотношений ветвей власти на рубеже XX-XXI веков оказали существенное влияние на появление и развитие теории вето-игроков. Здесь автор обращает внимание на идею Р. Элджи, выделившего три волны в изучении форм правления.19 В рамках первой президент-парламентские отношения изучались на основании одной переменной – типа политического режима (Х. Линц). Вторая «волна» (М. Шугарт, Дж. Керри, С. Майнверинг и др.) отличается большим количеством параметров: добавилась партийная система и сила исполнительной власти.

Появление третьей «волны» автор связывает с развитием неоинституционализма. Это адаптация теории прав собственности Г. Коуза, которая оценивала эффективность президентской и парламентской формы правления с помощью рассмотрения затрат при осуществлении сделки (К.

Стром). Концепцией третьей «волны» можно считать и теорию вето-игроков Дж. Цебелиса. В ней автор вместо поиска различий между ветвями власти выделил общие универсальные критерии для изучения форм правления – наличие вето-игроков, их конфигурация и результаты взаимодействия.

Диссертант выделяет основополагающие тезисы концепции вето-игроков, используемые в указанной работе, в частности:

ключевыми участниками процесса принятия законодательных 1) решений являются вето-игроки – акторы, которые обладают возможностью блокировать инициативы других участников в целях минимизации убытков или максимизации собственной выгоды;

наличие вето-игроков определяется институциональными и 2) политическими особенностями функционирования государства;

конфигурация вето-игроков оказывает существенное влияние на 3) конечный результат процесса принятия решений – изменение или сохранение законодательного статус-кво;

вето-игроков следует рассматривать в двух аспектах – статическом 4) и динамическом: сначала определять точки вето и основные правила игры и участников, а затем непосредственно анализировать взаимодействие Elgie R. From Linz to Tsebelis: Three Waves of Presidential/Parliamentary Studies? – Democratization. 2005. № 12 (1). P. 106-122 последних.

В следующих двух параграфах автор корректирует и адаптирует положения концепции к российским условиям.

В параграфе 2 «Факторы, определяющие роль вето-игроков в законодательном процессе» уточняется понятие «законодательный процесс» с учетом политической составляющей этого термина.

Автор выделяет законоустанавливающие факторы, которые помогут определить роль вето-игроков и их позиции на ключевых этапах законодательного процесса. Предложены три параметра: 1) установка повестки дня; 2) влияние на изменение законодательных инициатив; 3) возможность блокирования законодательных решений (вето).

Первый представляет собой инициацию изменения законодательного статус-кво с позитивной стороны, последний основан на изучении негативной составляющей – отклонение инициатив. Возможность внести поправки в процессе обсуждения позволяет акторам максимизировать свои выгоды с помощью поиска баланса интересов.

В работе предлагаются факторы, позволяющие определить роль потенциальных вето-игроков:

1) ограниченность сфер, регулируемых законопроектами;

2) сложность принятия решения в зависимости от структуры вето-игрока;

3) институциональная состоятельность инициатор является

– самостоятельным органом или частью оного.

Следующая группа факторов, выделенных в работе, объединена названием «полномочные», среди которых:

1) участие в формировании вето-игроков (назначение, избрание, др.);

2) влияние на смену «вето-игрока» (вотум недоверия, импичмент, роспуск, др.);

3) контроль за исполнением принятых законодательных решений.

Отмечается, что изменение полномочий акторов может отражать их силу в политической борьбе.

В диссертации выделяются также позиционные факторы, которые изначально рассматривались в концепции вето-игроков как показатели влияния политических (в первую очередь партийных) акторов:

Количество вето-игроков;

1) Идеологическое расстояние между ними;

2) Внутреннее единство вето-игроков, которое понимается как 3) дисциплина в коллективном органе, выраженная в постоянной поддержке деятельности и решений лидера или управляющего органа.

В третьем параграфе «Особенности применения концепции ветоигроков в российском контексте» рассматриваются отдельные черты российской политической системы, способные повлиять на понимание роли вето-игроков, а именно:

особенности формирования и трансформации современного 1) политического режима;

система разделения властей;

2) характер федеративного устройства государства;

3) соотношение формальных и неформальных институтов.

4) В работе учитывается, что существующий институциональный порядок возник в 1993г. в ситуации двоевластия - борьбы Президента и Верховного Совета. Диссертант исходит из того, что принятая Конституция – это навязанный правящей элитой порядок победителя. Получившаяся конструкция установила существенный дисбаланс в пользу Президента.

Автор выделяет условно 3 периода развития политической системы современной России:

автономизация политических структур от доминирующего актора – 1) Президента РФ (90-е гг.);

монополизация политической власти – общая тенденция к 2) устранению политической конкуренции, в том числе за счет институциональных изменений (первые два срока Президента В.В. Путина и частично Д.А. Медведева);

стремление сохранить политический статус-кво и не допустить 3) появления реальной политической конкуренции (примерно с 2012г.).

Анализируя формальные аспекты системы разделения властей, автор отмечает ряд ее особенностей. Так, доминирование президента выражается в практически полном подчинении себе исполнительной власти. Широкие полномочия по воздействию на законодательный процесс имеются у Федерального Собрания. Однако существующие правила препятствуют консолидации позиций его палат.

Отмечено, что снижение политического веса палат парламента связывается с комплексом мер, предпринятых Президентом В.В. Путиным. В частности, с его подачи был изменен способ формирования Совета Федерации, а в Госдуме поменялся порядок избрания депутатов, сформировано пропрезидентское большинство, модифицированы структура, полномочия и принципы формирования внутреннего устройства палаты, процедурные механизмы законодательного процесса.

Характеризуя федеративное устройство страны, автор обозначает общую тенденцию к сокращению независимости регионов от федерального центра, стремлению последнего построить крепкую вертикаль власти. Для выполнения этой цели использовались как формальные, так и неформальные рычаги давления – это сказалось на перераспределении влияния вето-игроков в политической жизни страны.

В работе отмечается важность анализа соотношения формальных институтов и неформальных практик, без которого результаты исследования роли вето-игроков могут стать как минимум неполными. Институциональная стабильность в настоящее время все чаще достигается неформальными способами – за счет функционирования различных неформальных связей, клиентелизма, патримониализма, клановости. «Игра по правилам» фактически заменяется на «игру с правилами», при этом замещение формальных институтов неформальными вызвано стремлением элит сократить транзакционные издержки в вопросах сохранения своей власти.

Глава II «Вето-игроки в российском законодательном процессе»

посвящена поиску точек вето, выявлению вето-игроков, а также определению результатов взаимодействия участников законодательного процесса.

В параграфе 1 «Формальные основы влияния институциональных вето-игроков на федеральный законодательный процесс в России»

рассматриваются нормы и правила процесса принятия законодательных решений, а также исследуется роль институциональных вето-игроков с помощью параметров, выделенных в первой главе.

Автором выявлены точки вето. Ими являются три чтения рассмотрения законопроектов в Госдуме, принятие законов в Совете Федерации и главой государства, а также рассмотрение опубликованных законов Конституционным судом.

Анализ формальных полномочий позволяет выявить иерархию позиций субъектов права законодательной инициативы (СПЗИ). На начальном этапе вес вето-игроков распределяется следующим образом: явным лидером является Президент РФ, наиболее слабые позиции у судов, остальные имеют средние показатели влияния.

Анализ других закононоустанавливающих факторов показывает, что Госдума формально имеет большие блокирующие полномочия, поскольку может безапелляционно отклонить инициативу. Также автор отмечает, что именно она не только вносит поправки, но и решает вопрос об их принятии или отклонении. Автор отмечает здесь и особую роль Конституционного суда. Он обладает правом проверить конституционность уже опубликованных законов и заблокировать принятое решение, однако деятельность его носит специфический характер: суд находится в стороне от политической борьбы, не вправе самостоятельно инициировать рассмотрение дел, и должен руководствоваться в работе только положениями основного закона страны.

Анализ полномочных факторов показывает отчасти иные результаты.

Бесспорным лидером является Президент РФ – он не только назначает ряд органов власти, но и серьезно защищен формально, в частности, потому, что процедура импичмента очень сложна. У нижней палаты парламента в этом плане роль более скромная.

Рассматривая контрольные полномочия, диссертант также отмечает сильный контроль Президента за исполнением решений, в то время как наиболее влиятельный оппонент – Дума – слабо контролирует исполнительную власть.

В целом, анализ формальных полномочий говорит об институциональной силе главы государства, а единственным достойным конкурентом гипотетически способна стать только Госдума, особенно в кооперации с Советом Федерации.

В параграфе втором «Позиции партийных вето-игроков в российском законодательном процессе» автор фокусирует внимание на партийных акторах, осуществляющих свою деятельность в рамках Государственной Думы.

Диссертант рассматривает позиционные факторы, влияющие на конфигурацию партий в парламенте. В частности, отмечена специфика их идеологической составляющей в контексте поддержки действий главы государства. В работе представлены сводные таблицы позиционных параметров изучения партийных вето-игроков, полученные в результате опроса экспертов, некоторые из которых непосредственно вовлечены в законодательную деятельность.

В параграфе рассмотрены вопросы влияния расстановки политических сил на законодательный процесс и деятельность Государственной Думы. Для этого проанализированы объединительные возможности партийных акторов и их взаимоотношения в ходе прохождения законодательных инициатив.

Рассмотрена эволюция политического состава Государственной Думы на протяжении шести созывов.

В параграфе анализируется гипотетическая модель, когда глава исполнительной власти – премьер-министр, может становиться реальным ветоигроком, приобретая относительно существенную автономию от главы государства. Такое возможно, если конституционное большинство в Думе напрямую контролируется главой Правительства. Это позволяет ему в перспективе оказывать давление на Президента за счет возможности заблокировать инициативы и преодолеть его вето.

Автор констатирует, что конфигурация партийных вето-игроков в значительной степени определяет позиции Государственной Думы в законодательном процессе. Как следствие исполнительная (точнее, президентская) власть стремится контролировать законодательную деятельность Думы посредством влияния на партийных акторов, причем делать это тем легче, чем ниже идеологическое разнообразие и численный состав парламентских партий, и выше уровень их внутреннего единства.

В параграфе третьем «Влияние внутриинституциональных структур вето-игроков на российский законодательный процесс» диссертант выделяет также другие структуры, как правило, непубличные, которые в значительной степени влияют на деятельность вето-игроков. Подобные образования условно называются автором внутриинституциональными, поскольку они обеспечивают и организовывают деятельность вето-игроков в рамках определенного набора делегированных им полномочий. Такими структурами могут выступать аппараты и комитеты палат парламента, министерства в Правительстве, администрация Президента в целом и его управления в частности, и др.

В параграфе проанализированы особенности устройства и организации работы наиболее влиятельных институциональных вето-игроков и определены тенденции изменения полномочий их отдельных органов.

Делается вывод о рамках влияния институциональных вето-игроков. Так, у коллективных акторов такие подразделения выступают только как инструмент влияния на техническую сторону прохождения законопроектов. У индивидуальных могут существовать структуры, способные непосредственно влиять (в большей степени неформально) на законодательные решения.

В четвертом параграфе «Результаты законодательной деятельности вето-игроков» рассматриваются итоги реального взаимодействия различных участников законодательного процесса: сравниваются количественные показатели их работы над законопроектами, а также разбираются конкретные случаи прохождения и продвижения законопроектов.

На основе анализа данных о рассмотрении законодательных инициатив автор показывает слабость региональных парламентов и судов. Более существенное влияние по сравнению с ними наблюдается у палат парламента, обладающих реальными возможностями блокирования решений, а также у отдельных сенаторов и депутатов. Ожидаемо наиболее эффективными и влиятельными оказались Президент РФ и зависимое от него Правительство.

Диссертант делает вывод, что укрепление доминирующего положения главы государства сказалось на изменениях его позиций в самом законодательном процессе – в первых созывах он был сильным участником, однако начиная с момента формирования пропрезидентского большинства занял роль арбитра. Президент практически перестал участвовать в публичнополитических стадиях рассмотрения инициативы, в частности, отклонять принятые парламентом законы. Фактически глава государства определяет даже не сам результат решения, а возможность его политического обсуждения, контролируя таким образом повестку дня.

Для анализа роли партийных вето-игроков автор рассмотрел конкретные случаи, когда инициатором выступала партия КПРФ. Такое решение аргументируется тем, что партия была во всех созывах Думы, а ее влияние в плате все время менялось – она была как стержнем коалиционного большинства, так и самой многочисленной оппозиционной партией.

Автор рассмотрел три инициативы КПРФ, которые соответствовали ряду критериев: были внесены руководством партии, не изменяют уже действующие законы, а также регулируют сферу образования, где у партии всегда были сильные позиции.

В результате анализа прохождения выделенных законопроектов обнаружен ряд тенденций:

Будучи ядром парламентского большинства КПРФ • придерживалась стратегии компромиссов с исполнительной властью и другими партиями. «Единая Россия», тесно связанная с исполнительной властью, не идет на переговоры и на правах сильного навязывает необходимые решения в Думе остальным участникам процесса;

Наличие пропрезидентского парламентского большинства • сказывается на количестве этапов прохождения законопроектов – неудобные инициативы отклоняются на первых стадиях;

В случае опасности принятия непопулярных решений • пропрезидентское большинство в парламенте предпочитает затягивать процесс рассмотрения инициатив, исходящих от оппозиции.

В параграфе отмечается, что сложности при прохождении альтернативных законопроектов, выражающиеся в их блокировании «партией власти», ставят под сомнение саму возможность поиска компромисса в рамках парламентских процедур.

В заключении автор представляет общие выводы по теме исследования, останавливаясь подробно на результатах адаптации концепции вето-игроков и выделении контекстуальных особенностей. Также подводятся итоги изучения формальных правил и условий, в которых действуют вето-игроки, результатов их реального взаимодействия. Автор констатирует, что явное доминирование одного актора не исключает возможности других вето-игроков влиять на законодательный результат, а различных интересантов на самих вето-игроков.

Другое дело, что реальное решение вопросов перетекает в неформальную плоскость, которая требует отдельного изучения.

Опубликованные научные работы, отражающие основные научные результаты диссертации

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

Помигуев И.А. Концепция вето-игроков: новый подход в изучении форм 1.

правления // Политическая наука. - М., 2014. - №1. - С. 199-210. (0,6 п.л.) Помигуев И.А. Возможности влияния региональных парламентов на 2.

федеральный законодательный процесс в современной России // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История.

Политология. Социология. - Воронеж, 2015. - № 4. – С. 97-99. (0,3 п.л.) Помигуев И.А. Законодательный процесс в России: отсутствие решения 3.

тоже решение? // Россия и современный мир. - М., 2016. - № 1. (0,75 п.л.) Помигуев И.А. Совет Государственной Думы: реальный вето-игрок или 4.

технический исполнитель? // Полис: Политические исследования. - М., 2016. - №2. - С. 171-183. – (1,1 п.л.)

Другие научные публикации:

Помигуев И.А. Проблемы и перспективы изучения акторов российской 5.

политики с помощью концепции вето-игроков. Российская политическая наука: истоки, традиции и перспективы // Материалы Всероссийской научной конференции (с международным участием). Москва, 21–22 ноября 2014 г. [Электронное издание]. М.: РИЦ МГГУ им. М.А. Шолохова, 2014.

С. 393-395. – 0,15 п.л.

Помигуев И.А. Особенности применения теории вето-игроков при 6.

изучении законодательного процесса в России // Политическая наука перед вызовами современной политики. Материалы VII Всероссийского конгресса политологов, Москва, 19–21 ноября 2015 г. / Под общ. ред. О.В.

Гаман-Голутвиной, Л.В. Сморгунова, Л.Н. Тимофеевой. Издательство «Аспект Пресс», 2015. — С. 471-472 – 0,1 п.л.





Похожие работы:

«ЯЗВЕНКО Полина Александровна ОПАСНЫЕ ЭКЗОГЕННЫЕ ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ СЕВЕРНОГО СИХОТЭ-АЛИНЯ И ПРОГНОЗ ИХ ИНТЕНСИВНОСТИ ПРИ ТРАНСПОРТНОМ ОСВОЕНИИ ТЕРРИТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ ЖД ЛИНИИ КОМСОМОЛЬСК–СОВЕТСКАЯ ГАВАНЬ) Специальность 25.00.08 – Инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации...»

«Шевченко Юлия Сергеевна КОНВЕРГЕНЦИЯ НАУКИ, ТЕХНОЛОГИЙ И ЧЕЛОВЕКА: ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 09.00.08 – философия науки и техники АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону Работа выполнена на кафедре "Естественнонаучные...»

«Грохольский Никита Сергеевич Научно-методические основы оценки интегрального риска экзогенных геологических процессов Специальность 25.00.08 Инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на...»

«Анисимов Никита Сергеевич Нелинейное развитие: онтологический анализ 09.00.01 Онтология и теория познания по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов — 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского" Научн...»

«ИШМУХАМЕТОВА Венера Тальгатовна ПРОГНОЗИРОВАНИЕ КОРЕННЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ АЛМАЗОВ НА СЕВЕРЕ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ НА ОСНОВЕ ДЕШИФРИРОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ КОСМИЧЕСКОЙ СЪЕМКИ Специальность – 25.00.11. Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических...»

«Малиновский Сергей Сергеевич ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ В РУНЕТЕ КАК ФАКТОР РОССИЙСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание уч...»

«Царва Елена Юрьевна Особенности миграционной политики Италии на современном этапе Специальность: 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва – 2015 Работа выполнена на кафедре мировых политиче...»

«РОМАНОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2014 Работа выполнена на кафедре социологии Негосу...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.