WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


«УДК 304.2 В. А. Лось д-р филос. наук, проф.; каф. мировой культуры МГЛУ; e-mail: los ДИНАМИКА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ ЗАПАДНОГО ...»

Раздел 1

ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИОННЫХ

ПРОЦЕССОВ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

УДК 304.2

В. А. Лось

д-р филос. наук, проф.; каф. мировой культуры МГЛУ;

e-mail: los@sumail.ru

ДИНАМИКА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ

ЗАПАДНОГО СОЗНАНИЯ НА РУБЕЖЕ ХХ–XXI ВЕКОВ

В статье показывается, что вызовы современной цивилизации способствуют реальной трансформации сознания человека западного типа. Обосновывается тенденция преодоления доминирования экономического мышления, когда стереотипы экспансии роста сочетаются с экологическими воззрениями, обеспечивающими высокие индексы показателей качества жизни.

Ключевые слова: христианский антропоцентризм; модернизация;

протестантская этика; кризис западного типа развития; технический оптимизм; экологическое развитие; устойчивое развитие.

В основе мировоззренческих установок человека западного типа лежит христианский антропоцентризм. Его базисные характеристики следующие: доминирующий статус субъекта (человека) по отношению к объекту (природе); стремление к повышению «степени дифференциальности» картины мира; ориентация на деятельностную направленность человека в системе (совокупности) природных связей и отношений.

Именно христианский антропоцентризм обеспечил исторический динамизм и эффективность цивилизации западного типа. Выделим основные направления его реализации. А именно:

– абсолютизация индивидуализма, в рамках которого утверждается приоритет прав личности, подкрепленных незыблемостью частнособственнических интересов;

– подчиненность природы и ее элементов стереотипам производственно-хозяйственной деятельности социума;

В. А. Лось целенаправленная активность труда, с которым связан «обмен веществ» между человеком и природой, обеспечивающий экономический прогресс социальных систем;

– динамизм потребительства как форма выражения личного и цивилизационного успеха.

Эффективность и динамизм западной цивилизации обусловлены формированием специфического типа личности – экономического человека (Homo economicus). В основе его мировоззренческих установок лежит протестантская этика [1], ассоциируемая с реализацией религиозных стереотипов; рациональность принятия решений, балансирующая между эмпирическими и теоретическими представлениями; индивидуальный эгоизм, когда взаимосвязь локальных тенденций образует эффективную целостность.

Генезис европейской модернизации связывается с английской промышленной революцией ХVII–XVIII вв. [6]. В результате Англия становится лидирующей промышленной страной Европы.

Парадокс заключается в том, что еще к середине ХVI в. Британские острова с технико-экономической точки зрения отставали от других европейских стран.

Тайну «английского чуда» открыл А. Смит [11–12], доказавший, что именно «экономический человек» на основе свободных рыночных отношений, стремясь к личной выгоде, выходит на уровень «естественного порядка», в рамках которого обеспечивается процветание как отдельного человека, так и социума в целом. «Невидимая рука рынка», опирающаяся на частную собственность, балансируя интересами отдельных производителей, объективно приводит, по его мнению, через систему спроса и предложения к позитивному экономическому результату.

Духовно-религиозное обоснование этого феномена предложил М. Вебер, который связал «дух капитализма» с «протестантской этикой», исходящей из принципов хозяйственности, бережливости, рациональности и т. п. И если в рамках «традиционного» типа мышления человек «работает, чтобы жить», то в стереотипах протестантизма, человек «живет, чтобы работать» честно и производительно, преимущественно не в торговой, а производственной сфере. При этом капитализму, по Веберу, присущ рационализм как в хозяйственной, так и социально-политической сферах.

Вестник МГЛУ. Выпуск 11 (644) / 2012 Еще раньше Т. Гоббс [3] обосновал теорию, объясняющую функции государства, пытающуюся связать рациональные законы геометрии и политические процессы. И если человек является, по его мнению, определяющим элементом общественной жизни, то государство – «механическое чудовище» – стремится преодолеть хаос общественных процессов («война всех против всех»), защищая интересы как отдельного человека, так и социальных групп, отстаивая справедливость как «естественный закон», соответствующий принципу самосохранения человеческой личности.

«Протестантская этика» в опоре на «невидимую руку рынка»

под управляющим воздействием государства (Левиафана) придали импульс и последующий динамизм рыночной системе, которая с ХVIIв. демонстрирует образец эффективности исторического субъекта – экономического человека. Постепенно становилось заметно, что не все благополучно в «Датском королевстве», т. е. выявлялись негативные тенденции в динамике цивилизации западного типа, обусловленные стереотипами экономического мышления.

Конструктивный критический анализ рыночных отношений был дан в рамках теории марксизма, которая на протяжении ХIХ в.

и большей части ХХ в. довольно убедительно, как казалось, обосновывала несостоятельность капиталистической модели развития, акцентируя внимание на отчуждении человека как от своей собственной сущности, так и от естественного природного окружения. Марксизм удачно вскрыл негативные базисные характеристики частнособственнической модели, и в частности, экспансию потребительства, ведущие к обострению внутренних социокультурных антагонизмов.

В первой декаде ХХ в. О. Шпенглер («Закат Европы») придал противоречиям западной модели развития цивилизационный уровень, прогнозируя «закат» западноевропейской цивилизации, которая интерпретируется им как «огромное засохшее дерево» в «увядающей культуре». Тезис о «завершении» («закате») цивилизации западноевропейского типа, особенно на фоне трагического окончания Первой и ощущения надвигающейся катастрофы Второй мировой войны, отнюдь не казался утопией.

В послевоенный период (1950–1970-е) в условиях развитых стран укрепилось мировоззрение «технического оптимизма» (позднее – «постиндустриализма»). В его рамках доказывалось [7; 13], В. А. Лось что «феномен НТР» («информационной революции»), реализуемый в рамках современной цивилизации, становится тем «ключиком», которым открывается дверь в общество «всеобщего изобилия», или «потребительское общество».

Вместе с тем «раскручивание» потребительства неуклонно выводило западное научное сознание к пониманию «тупиковости»

этого процесса. В сущности, возникала проблема фатальности обострения социально-экологических противоречий, когда исторически сложившаяся потребительская модель рыночных отношений не «вписывалась» в реалии традиционных природных систем, усиливая их антропогенную деградацию, угрожающую не только благосостоянию, но и выживанию человека (и человечества).

В социокультурном контексте противоречие подобного уровня рельефно обозначил Э. Фромм, сформулировав дилемму: «иметь или быть?» [14]. Иначе говоря, или сознание человек западного типа выходит на уровень « радикального гедонизма», рассматривая счастье бытия как целевую жизненную установку, или сохраняются традиционные стереотипы (эгоизм, себялюбие, алчность), экстраполяция которых не оставляет западной социокультурной системе позитивных перспектив.

В 70-х гг. ХХв. западное сознание испытало шок от фатального вывода первого доклада Римскому клубу [8], подтвержденного и в начале ХХI в. [9]. С помощью методов компьютерного моделирования было показано, что сохранение сложившегося типа развития западной цивилизации (демографические показатели, стратегия экономического роста и др.) ведет к неизбежной социально-экологической катастрофе глобальной системы человек – социум – биосфера [ 2].

И этот вывод, наряду с другими факторами, фиксирующими кризисные тенденции мировой цивилизации, оказал существенное влияние на динамику западного сознания. Западная модель развития, для которой характерна генетическая экофобность, стала стремиться к повышению степени своей экофильности.

Во-первых, рыночные отношения развивались в направлениях, пытающихся учитывать биосферные факторы; реализуется система экономических механизмов (принцип «загрязнитель платит», «предотвращения загрязнений» и др.), позволяющая сочетать дальнейший экономический рост и определенные биосферные Вестник МГЛУ. Выпуск 11 (644) / 2012 ограничения. Традиционный для рынка «экономизм» имманентно включает в себя «экологизм», т. е. учет возможных негативных последствий технико-антропогенной деятельности для экосистемы, расходы на их преодоление и предотвращение.

Во-вторых, биосферная направленность рыночных отношений подкрепляется правовой системой. Разрабатываются и реализуются механизмы права, обеспечивающие юридические основания рационализации взаимоотношений человека, социума и биосферы. В практическом отношении это выражается в том, что предпринимателю оказывается экономически выгоднее и юридически целесообразнее, следуя экологическому законодательству, вести свою деятельность в соответствии с экологическими нормами, чем оказаться под прессом административных санкций.

В-третьих, экологизация индивидуального и общественного сознания. Человек западного типа активно и заинтересованно воспринимает биосферную проблему. На первичном уровне это происходит в рамках экологического образования и воспитания.

Широко действуют представители «зеленого» движения. Оно стало достаточно мощной политической силой, оказывая воздействие на принятие соответствующих (экологически ориентированных) государственных решений. Западный человек не только воспринимает важность экологической проблемы, но и «индивидуально»

и «социально» способствует ее практическому разрешению.

Вряд можно фиксировать появление экологического человека (Homo ecoloqicus) в условиях цивилизации западного типа. Однако очевидно стремление к повышению степени ее экофильности.

Иначе говоря, в тактическом отношении западная цивилизация демонстрирует немалые позитивные возможности в преодолении обострившихся биосферных противоречий. «Богатство»

развитых стран стало материальной основой, на базе которой преодолевается острота социально-экологических противоречий.

Мировая статистика свидетельствует о том, что экологическая ситуация в большинстве развитых стран имеет активную тенденцию к улучшению (восстановление экосистемы Рейна, Великих американских озер и т. п.).

Следовательно, на рубеже ХX–XXI вв. намечается тенденция смены одной из определяющих парадигм западной цивилизации.

Под воздействием опасно обострившихся во второй половине В. А. Лось ХХ в. социально-экологических противоречий западные страны стремятся преодолеть имманентную для рыночных отношений экофобность, пытаясь, сохранив высокие показатели экономического роста, «вписаться» в естественные экосистемы. Развитые страны повышают свою «степень экофильности», т. е. в большей мере, чем прежде, учитывают специфику естественных экосистемы в процессе принятия социально-экономических решений.

При этом надо иметь в виду, что за многовековой период экофобного развития западным странам удалось создать достаточно эффективную экономическую модель, в значительной мере и за счет остального мира. Именно на этой основе были созданы условия для повышения «степени экофильности» традиционных рыночных отношений.

В чем заключается уникальность западной экономической модели? Во-первых, в формировании человека как носителя динамических и конструктивных интересов, ориентированного на успех и материальное благополучие. Во-вторых, в действенности форм научно-технического развития, на базе которых возникла эффективная производственно-хозяйственная деятельность. В-третьих, в создании существенной базы материально-технических и экономических ресурсов, позволяющей все большую их часть тратить на адаптацию традиционного рынка к «вызовам» (в том числе и экологическим) современной западной цивилизации.

Подчеркнем еще раз: в процессе генезиса, становления и развития цивилизация западного типа носила имманентно экофобный характер, т. е. в ее рамках доминировало хищнически потребительное отношение к природе и ее ресурсам. Однако, стремясь выжить, отвечая конструктивно на «экологические вызовы» эпохи, современная западная цивилизация активно разрабатывает и включает в действие механизмы, обеспечивающие имманентную адаптивность к исторически сложившимся биосферным процессам. Тем самым западный (экономический) человек повышает степень природосовместимости, ориентируюсь на модель поведения человека экологического типа.

Конечно, и современные рыночные отношения не могут окончательно преодолеть генетическую экофобность западного человека. Однако в их силах оптимизировать процессы взаимоотношений элементов системы человек – социум – биосфера.

Вестник МГЛУ. Выпуск 11 (644) / 2012 Следовательно, в тактическом отношении западная цивилизация демонстрирует немалые позитивные возможности в преодолении обострившихся биосферных противоречий. Вместе с тем в стратегическом отношении западная модель развития довольно уязвима.

Дело в том, что экстраполяция западных стереотипов потребления на мир в целом ведет к опасному возрастанию давления на биосферу, а в перспективе – к экологическому коллапсу. Конечно, масштабы потребления «среднего» американца или африканца принципиально различаютя: представитель развитого мира потребляет в несколько десятков раз больше природных ресурсов, оказывая решающее негативное воздействие на естественные экосистемы. Трудно представить себе ситуацию, при которой средний американец откажется от «лишних» атрибутов цивилизации (нескольких автомобилей на семью, частного дома, наполненного техникой и др.). Впрочем, в этом и нет необходимости.

Современный уровень технологического развития (микроэлектроника, биотехнология и др.) позволяет выйти на такие экономические решения, когда увеличение объемов производства сочетается с сокращением масштабов используемых ресурсов (энергетических, сырьевых и т. п.). Тенденции подобного рода все более активно поддерживаются индивидуальным западным сознанием: население стремится пользоваться экологически чистой продукцией, повышается престиж здорового образа жизни, становится немодным носить меха и др. Опросы общественного мнения показывают, что экологические проблемы постоянно занимают приоритетные места в иерархии проблем, стоящих перед цивилизацией западного типа.

В стратегическом плане западная модель утрачивает свою историческую эффективность. Дело в том, что 20 % мирового населения, проживающего в развитых странах, потребляет 80 % мирового природно-ресурсного потенциала – лишь его малая оставшаяся часть приходится на долю стран «третьего мира», составляющих большую часть населения планеты. Более того, если даже будут созданы условия (экономические, политические и др.), при которых развивающиеся страны смогут достичь уровня потребления развитого мира, то мировая экосистема окончательно деградирует под воздействием фатально расширяющейся техникоВ. А. Лось антропогенной деятельности. Именно эти обстоятельства стали одной из причин усиления конфликта по линии «Север – Юг».

Для смягчения конфронтационных тенденций между развитыми и развивающимися странами необходимо найти механизмы, позволяющие выйти на уровень более справедливого распределения мирового природно-ресурсного потенциала. И, в частности, речь идет о введении определенных квот потребления естественных ресурсов в соответствии с количеством населения, а потребление дополнительных ресурсов западной цивилизацией за счет других стран предполагается компенсировать. Страны «третьего мира» активно требуют перераспределения природно-ресурсного потенциала в свою пользу. И это, видимо, справедливо, учитывая национальные демографические тенденции, стремление к экономическому росту.

При этом возникает, казалось бы, неразрешимая проблема.

С одной стороны, вряд ли можно остановить ростовые тенденции в развивающихся странах, учитывая их сравнительно низкий социально-экономический уровень. С другой стороны, сложно будет реализовывать процесс рационализации потребления в развитых странах.

Преодоление этой исторической дилеммы видится, во-первых, в том, что развитый мир, не желая в целом жесткой конфронтации, активно проходит свою часть пути, т. е. реализует принцип рациональности во взаимоотношения человека и биосферы в рамках функционирования западной цивилизации. И, во-вторых, большая часть населения «третьего мира», проживая в сельских районах, сохраняет бытовые традиции, не связанные с потреблением западного типа.

Более того, модель западного типа и его «экологизирующийся»

человек готовы ответить на дальнейшие вызовы современной цивилизации. Стратегия устойчивого развития (sustainable development), реализуемая в мире на рубеже ХХ–ХХI вв., и прежде всего, в рамках западной цивилизации – это поиск новых стереотипов мышления (и деятельности), обеспечивающих баланс экономических, экологических и социокультурных процессов [5; 15; 17; 18].

Стратегия устойчивого развития – процесс, обозначающий выход цивилизации на уровень нового типа ее функционирования, основанного на радикальных изменениях исторически Вестник МГЛУ. Выпуск 11 (644) / 2012 сложившихся ориентиров во всех, в сущности, параметрах бытия (экономических, социальных, экологических, культурологических и др.). В рамках такого подхода ставится задача оптимального управления не только природно-ресурсным потенциалом, но и социокультурной сферой, которой располагает цивилизация на конкретном этапе всемирно-исторического развития и с учетом прогностических ориентиров.

Решение задачи такого масштаба предполагает, с одной стороны, высокий социально-экономический и научно-технический уровень цивилизации, а с другой – новый тип культурологических ценностей и стереотипов. Их формирование все больше связывается с выходом на уровень новых образовательных систем. Десятилетие по образованию в интересах устойчивого развития (2005– 2014), объявленное ООН, – один из элементов этого процесса.

В документах ООН зафиксирована система предложений в сфере образования для реализации УР – стратегии [4]. Отметим их.

Во-первых, образование в интересах устойчивого развития продолжает и развивает принципы, изложенные в документах в сфере экологического образования, которое реализуется в мире с начала 1970-х гг. Во-вторых, просвещение, информированность населения и подготовка кадров в большей степени предполагают переориентацию на проблемы устойчивого развития. В-третьих, необходимость расширения информированности населения по всем аспектам проблем отношения «человек – социум – биосфера». В-четвертых, содействие профессиональной подготовке специалистов по комплексу проблем, связанных с реализацией УРстратегии.

Подчеркивается, что переориентация образования для устойчивого развития предполагает формирование системы духовных и профессиональных установок человечества, обеспечивающих гармонию взаимоотношений человека, социума и окружающей среды. Отмечается необходимость формирования многостороннего подхода для содействия развитию человеческого потенциала.

В чем заключается специфика образования для устойчивого развития? Попытаемся ответить на этот вопрос, исходя из сущности УР-концепции.

Концепция устойчивого развития – ответ мирового научного сообщества на обострение социально-экологических противоречий В. А. Лось на рубеже 1980–1990-х гг. [5]. С середины 1970-х гг. в мире активно реализовывались представления о новых тенденциях в образовании (экологизация образования и экологическое образование), которые рассматривались как важное условие преодоления напряженности в системе «человек – социум – биосфера». В течение двадцати лет расширение образования в области экологии создало условия для конструктивного анализа мировой экологической проблемы, выявления возможных путей ее решения, а также способов их реализации.

Однако уже к концу «экологического десятилетия» (1972–1982) стало ясно, что реализация программы экологического развития (экоразвития) явно недостаточна для того, чтобы обеспечить рационализацию (и гармонизацию) отношения «человек – социум – биосфера». Необходим, как оказалось, более широкий подход, учитывающий взаимосвязь экологических, экономических и социокультурных механизмов динамики социоприродных систем различного уровня.

Сформулированная Рио-92 концепция устойчивого развития оказалась шире представлений об экоразвитии. Иными словами, экологическое развитие – составная (органическая) часть стратегии устойчивого развития. Следовательно, образование в области экологии – один из основных элементов образования для устойчивого развития.

Отметим некоторые моменты, их объединяющие. А именно:

совокупность общих принципов (гуманизации, интегральности, непрерывности и др.); структура процесса – формальное и неформальное образование; уровни – от дошкольного и школьного к вузовскому и поствузовскому образованию. И тем не менее между ними выявляются существенные различия. Прежде всего – специфика базисной основы и особенности интегративности.

Особенности оснований Общая (биологическая) экология входит в систему биологического знания. В основе экологизации образования и экологического образования лежат представления, преимущественно вырабатываемые в рамках наук о природе (естествознании), а именно: биологии, теоретической экологии, географии, экологической химии, Вестник МГЛУ. Выпуск 11 (644) / 2012 математической экологии и т. п. С формированием социальной экологии к анализу системы «человек – социум – биосфера» все более активно подключаются науки технического и социальногуманитарного цикла – техническая экология, экономика природопользования, экологическое право и др.

Вместе с тем в основе теории устойчивого развития положены не столько представления естествознания (хотя их значение трудно переоценить для УР-стратегии), сколько закономерности, вырабатываемые в рамках социально-гуманитарного знания. Очевидно, что выявление, изучение и реализация эффективных путей, обеспечивающих выход социума на уровень устойчивого развития, связан с адекватной переориентацией системы знаний в сфере экономики, социологии, политологии, культурологии и т. п.

Специфика интеграции Одной из определяющих особенностей экологического знания и теории устойчивого развития является их интегративная направленность. Однако для них характерна различная «степень интегральности». Если система экологического знания ориентирует свои интегративные усилия преимущественно в направлении преодоления биосферных противоречий, то анализ устойчивого развития социоприродных систем предполагает разрешение не только биосферных, но и социокультурных противоречий. И это обусловливает имманентно высокую «степень интегральности»

знания для устойчивого развития.

Эта специфика экологических знаний и теории устойчивого развития оказывает существенное влияние на особенности содержания образовательного процесса.

Наметим возможную структуру предметного поля образования для устойчивого развития:

• Сущность теории устойчивого развития. Изучение базовых представлений, положенных в основу нового типа взаимоотношений элементов системы «человек – социум – биосфера».

• Экономические предпосылки УР-стратегии. Анализ переориентации экономических стереотипов, обеспечивающих динамизм развития социоприродных систем вне деградационных изменений биосферы.

В. А. Лось

• Юридическое обеспечение модели устойчивого развития.

Базисная система законодательства: от идеала к реальной стратегии.

• Социокультурные условия УР-модели. Выявление социальных и культурологических особенностей общества, ориентированного на реализацию стратегии устойчивого развития.

• Механизмы и условия реализации УР-стратегии. Специфика концепции устойчивого развития в развитых странах, в государствах «третьего» мира, а также в странах «промежуточной экономики».

• Перспективы устойчивого развития цивилизации. Футурология и мировая УР-стратегия.

С начала 1990-х гг. разрабатываются критерии измерения степени устойчивого развития государств (индексы, индикаторы и др.).

Наиболее репрезентативны в этом отношении доклады о человеческом развитии, выходящие под эгидой ООН, где публикуются индексы развития человеческого потенциала отдельных стран.

В последнем из них «Устойчивое развитие и равенство возможностей: лучшее будущее для всех» (2011) соответствующие показатели увязываются с реализацией стратегии устойчивого развития, учитывая не только экономические, но и социокультурные и социально-экологические критерии. В первую десятку стран с наиболее высокими показателями устойчивого развития включены развитые страны (Норвегия, Австралия, Нидерланды, США, Новая Зеландия, Канада и др.).

Человек западного типа, отнюдь не утрачивая генетической экофобности, реально неуклонно повышает степень экофильности. Тем самым создаются предпосылки для формирования личности (Homo sustainable), преодолевающей архаизм традиционного экономического сознания, дополняющей современные экологические представления и показателями качества жизни.

Христианский антропоцентризм, обеспечивающий динамическую эффективность цивилизации западного типа, пытаясь ответить на современные вызовы, получает отчетливую тенденцию к трансформации.

А именно:

– сохранение индивидуализма при незыблемости частнособственнических интересов в сочетании с учетом Вестник МГЛУ. Выпуск 11 (644) / 2012 интегрального комплекса стереотипов (экономических, экологических и социокультурных);

– реализация тенденции экологизации деятельности в ее различных ипостасях;

– активизация трудовых функций человека как в материальноэнегетических, так и в информационных процессах;

– стремление к повышению «степени рациональности» потребительских установок индивидуума.

Проблема позитивного будущего цивилизации заключается не в абсолютизации западной модели развития (даже в ее «гуманизированном» виде), а в разработке национальных стратегий, учитывающих как собственную специфику, так и опыт развитых стран.

Человек ХХI в. – индивидуум, балансирующий в своих целевых установках в системе синергетических представлений, интегрирующих экономические, экологические и социокультурные процессы цивилизации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избранные произведения : пер. с нем. / сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова ;

предисл. П. П. Гайденко. – М. : Прогресс, 1990. – 808 с.

2. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. – М. : Наука, 1988. – 520 с.

3. Гоббс Т. Левиафан. – М. : Мысль, 2001. – 478 с.

4. Декада ООН по образованию для устойчивого развития (2005–2014). – Париж : ЮНЕСКО, 2005. – 12 с.

5. Лось В. А. В поисках национальной стратегии устойчивого развития // Государственная служба, 2011. – №2. – С. 61–66.

6. Лось В. А. Основания глобализации. – М. : РАГС, 2010. – 204 с.

7. Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / пер., под ред. и со вступ. В. Л. Иноземцева. – М. : Academia, 1999. – 631 с.

8. Пределы роста : доклад по проекту Римского клуба «Сложные положения человечества» / Д. Медоуз и др. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 1991. – 207 с.

9. Пределы роста. 30 лет спустя / Д. Медоуз и др. – М. : Академкнига, 2007. – 342 с.

10. Садовничий В. А., Касимов Н. С. Становление образования для устойчивого развития в России // Экологическое образование: до школы, в школе, вне школы. – № 4 (29). – 2006. – С. 3–9.

В. А. Лось

11. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. – М. :

Эксмо, 2007. – 960 с. – (Серия: Антология экономической мысли).

12. Смит А. Теория нравственных чувств. – М. : Республика, 1997. – 352 с. – (Серия: Библиотека этической мысли).

13. Тоффлер Э. Третья волна. – М. : АСТ, 2004. – 783 с.

14. Фромм Э. Иметь или быть? – М. : АСТ, Астрель, 2010. – 307 с.

15. Экономика. Толковый словарь / Дж. Блэк ; общ. ред. д-р экон. наук И. М. Осадчая. – М. : ИНФРА-М : Весь Мир, 2000. – 830 с.

16. Яницкий О. Н. Экологическая культура. – М. : Наука, 2007. – 272 с.

17. Building Our Common Future. – UN, 2011.

18. Human Development Report. – UN, 2011.



Похожие работы:

«ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ Г. ТОБОЛЬСКА SPECIALLY PROTECTED NATURAL TERRITORIES OF TOBOLSK Капустина Татьяна Андреевна, Тобольский педагогический институт им. Д.И. Менделеева (филиал) ТюмГУ в г. Тобольск Kapustina Tatiana Andreevna, Tobolsk Pedagogica...»

«Средняя общеобразовательная школа при Посольства России в Польше Рассмотрено на заседании Одобрено на заседании Утверждаю Директор МО предметов естественнометодического совета школы Посольства математического цикла России в Польше "_27_" августа 2014г. "_28_" августа 2014г "_29_" августа 2014г. Руководитель МО Зам. директора...»

«РАЗРАБОТАНА УТВЕРЖДЕНА Кафедрой ботаники, почвоведения и Ученым советом биологического биологии экосистем факультета 6.03.2014, протокол № 9 13.03.2014, протокол № 5 ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ для поступающих на обучение по программам подготовки научнопедагогических кадров в аспирантуре в 2014 г...»

«Биокарта Cynops orientalis КАРЛИКОВЫЙ ТРИТОН Cynops orientalis Chinese fire-bellied newt, Chinese dwarf newt, Oriental fire-bellied newt Составили: Нуникян Е.Ф. Дата последнего обновления: 29.10.11 1. Биология и полевые данные 1.1 Таксономия Отряд Хвостатые Caudata Семейство Саламандры Salamandridae Подсемейство Тритоны Pleurodelinae Русское...»

«ХАМАЕВ АЙРАТ АХКЫЯМОВИЧ ВОДНЫЙ РЕЖИМ, ЗАСУХОУСТОЙЧИВОСТЬ И ПРОДУКТИВНОСТЬ РАЗЛИЧНЫХ ЭКОТИПОВ ЯРОВОЙ ПШЕНИЦЫ В УСЛОВИЯХ СЕВЕРНОЙ ЛЕСОСТЕПИ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ, 06.01.09 растениеводство 03.01.09 физиология и биохимия растений Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Казань 2003 Диссерта...»

«Дуплицкая Елена Анатольевна ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ РАЗМЕЩЕНИЯ И УСТРОЙСТВА ТЕРРИТОРИИ ЯГОДНИКОВ (НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (землеустройство) Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата экономических наук М...»

«Учреждение Российской академии наук Институт природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН Министерство образования, науки и молодежной политики Забайкальского края Забайкальский государственный гуманитарно...»

«СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА И АНОМИЯ РОБЕРТ МЕРТОН В социологической теории существует заметная и настойчивая тенденция относить неудовлетворительное функционирование социальной структуры в первую очередь на счет присущих человеку повелительных биол...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.