WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«~.`. xан2алина РЕЧЕВАЯ ОБЪЕКТИВАЦИЯ КОНЦЕПТА «ПРОСТРАНСТВО» В ПОЭЗИИ Н.С. ГУМИЛЕВА В статье рассматривается содержательная структура концепта «пространство» в поэзии Н.С. Гумилева, ее ...»

~.`. xан2алина

РЕЧЕВАЯ ОБЪЕКТИВАЦИЯ КОНЦЕПТА «ПРОСТРАНСТВО»

В ПОЭЗИИ Н.С. ГУМИЛЕВА

В статье рассматривается содержательная структура

концепта «пространство» в поэзии Н.С. Гумилева, ее вербализация средствами лексического уровня языка, роль данного концепта в воплощении мотива движения, его взаимосвязь с концептом «движение».

Для изучения идиостиля Н.С. Гумилева важно пронаблюдать, какие языковые средства используются им для речевого воплощения разных компонентов хронотопа, поскольку пространственно-временные характеристики органично включаются в содержательную структуру мотива движения – ведущего в поэзии Гумилева. В настоящей статье в лингвокогнитивном аспекте рассматривается концепт «пространство» и способы его вербализации в поэтических текстах Гумилева.

Пространство – одно из основных проявлений реальности, с которым сталкивается человек, как только он начинает осознавать себя и познавать окружающий мир. Пространственный опыт составляет основу всякого феноменологического знания – знания, порождаемого на уровне индивидуального взаимодействия человека с окружающим миром. Ю.М. Лотман писал: «Семиотика пространства имеет исключительно важное, если не доминирующее, значение в создании картины мира той или иной культуры. Природа этого явления связана с самой спецификой пространства. Неизбежным фундаментом освоения жизни культурой является создание образа мира, пространственной модели универсума» [3. С. 205]. Пространственная картина мира многослойна: она включает в себя архаические, мифологические, научные, «бытовые» представления о пространстве, которые смешиваются в сознании человека и образуют сложный, всеобъемлющий концепт.



© Шанталина Ю.А., 2006 Шанталина Юлия Александровна – кафедра русского языка, культуры речи и методики их преподавания Самарского государственного педагогического университета.

Речевая объективация концепта «пространство» в поэзии Н.С. Гумилева 253 В художественном тексте отражаются все существенные свойства пространства как объективной бытийной категории, при этом, как отмечает Л.Г. Бабенко, «репрезентация пространства в каждом отдельном художественном тексте уникальна, так как в нем воссоздаются творческим мышлением, фантазией автора воображаемые миры» [2. С. 96]. Исследование роли категории «пространство» в художественном тексте позволяет раскрыть особенности индивидуальной картины мира автора, выявить своеобразие художественного воплощения пространства в тексте.

Слово пространство используется в поэзии не часто. Очевидно, это связано с абстрактным характером его семантики и тяготением к книжным стилям.

Неоднократное использование Н. Гумилевым лексемы пространство в поэтических текстах является особенностью его идиостиля. Поэту свойственно философское осмысление пространства, обращение к абстрактному смыслу этого слова.

У Н. Гумилева пространство осмысляется 1) как форма бытия, некое первоначало мира (в этом случае лексема пространство используется в паре со словом время): «Иду в пространстве и во времени, / И вслед за мной мой сын идет…»; «И понял, что я заблудился навеки / В слепых переходах пространств и времен…»; 2) как иная (духовная) реальность, инобытие (при этом лексема пространство, как правило, употребляется во множественном числе, что рождает мысль о многомирии): «Аромат сжигаемых растений / Открывал пространства без границ…»; «Он вбрасывал в пространства безымянных / Мечтаний – слабого меня»; в этом случае пространство может пониматься и как сфера бытия Бога, божества: «Солнце свирепое, солнце грозящее,/ Бога, в пространствах идущего, / Лицо сумасшедшее…»; 3) как земной мир (физический, зрительно воспринимаемый человеком): «Кони фыркали, били копытом, маня / Понестись на широком пространстве земном…»; «Целый день на мостике готов, / Как влюбленный, грезить о пространстве…».





Такие употребления лексемы пространство соответствуют стилистическим тенденциям акмеизма в поэзии «серебряного века».

В качестве семантических инвариантов слова пространство Гумилев активно использует лексемы мир, простор, даль, ширь, также обладающие абстрактным семантическим потенциалом. Для Гумилева мир – это, в первую очередь, пространство, окружающее человека, мир реальный, земной, родной человеку («И зачем мне сделался несносен / Мир родной и знакомый давно…»;

«Я вольный, снова верящий удачам, / Весь мир мне дом»). Слова простор, даль, ширь имеют общую семантическую составляющую, подчеркивают широту, размах и бескрайность окружающего пространства и способствуют при определенных синтагматических условиях их употребления формированию наглядно-чувственного образа мира в поэтических текстах Гумилева («Так ли с сердца бремя снимет / Голубой простор, / Как она, когда поднимет / На тебя свой взор?»; «Туда б уйти, покинув мир лукавый, / Смотреть на ширь воды Вестник СамГУ. 2006. №10/2 (50) и неба ширь…/ В тот золотой и белый монастырь!»; «В розовой пене встретим даль мы, / Нас испугает медный лев. / Что нам пригрезится в ночь у пальмы, / Как опьянят нас соки дерев?»).

Особенностью концепта «пространство» в поэзии Н. Гумилева является его тесная взаимосвязь с концептом «движение». Чаще всего движение трактуется Гумилевым как путешествие, странствие, а пространственная характеристика является важнейшим параметром движения.

Внутри поэтического мира Гумилева можно выделить следующие типы пространства (моделируемые концептом «движение»): земное пространство, небесное, космическое, точечное, психологическое, сказочно-фантастическое (мифологическое) и культурно-историческое пространство. Названные типы пространства в поэтических текстах Н. Гумилева не отрицают друг друга и, чаще всего, взаимодействуют, дополняют друг друга, при этом доминирующим оказывается земное пространство, на характеристике которого и будет далее сосредоточено внимание.

Земное пространство – пространство непосредственного восприятия, включающее область реального физического и область чувственного (зрительного, слухового) опыта. В поэзии Гумилева это преимущественно открытое пространство. Сюда может быть отнесено близкое к реальному географическое пространство, а также любая обжитая среда: городская, деревенская, природная.

Конкретная лексика, репрезентирующая данный тип пространства в лирике Н. Гумилева, характеризуется своеобразной «деконкретизацией» семантики, чему в ряде случаев способствует использование лексем во множественном числе. Например, лексическая единица леса у Гумилева не столько обозначает конкретный денотат, сколько указывает на мир в целом, окружающий лирического героя.

Земное пространство в поэзии Н. Гумилева репрезентируется словами, обозначающими объекты и явления физического мира: земля, ивы, дорога, город, селенья, травы, поле, крыши, площади, горы, лес, луг, равнины, чащи и др.; к ним примыкают слова, включающие сему «водное пространство» – река, море, болота, озеро, океан, воды.

Названные лексемы являются основным средством репрезентации концепта «пространство» у Гумилева, с их помощью поэт создает в своих текстах образ земного пространства, окружающего мира:

–  –  –

Слова этой группы чаще всего используются Гумилевым во множественном числе, что позволяет создать образ безграничного, бескрайнего пространства. При этом происходит, как уже говорилось, деконкретизация указанных лексем: для поэта важен не столько выбор предметов и явлений земного пространства, сколько возможность выразить с их помощью более общее понятие – целый мир, мир вообще.

Типичны для Гумилева при речевой реализации рассматриваемого концепта слова, номинирующие в тексте экзотическое пространство, воссоздающие местный, национальный колорит. Это яркая особенность идиолекта Н. Гумилева. В этой группе слов выделяются топонимы, зоонимы, слова с общей семой «растение».

В поэтических текстах Н. Гумилева топонимы встречаются весьма часто.

Как правило, они используются для изображения конкретного географического пространства: Мадрид, Генуя, Неаполь, Красное море, Египет, Сахара, Суэцкий канал, Судан, Либерия и др. Географические названия места действия и описание этих мест, точная пространственная адресация облегчают восприятие художественного текста, настраивают читателя на реалистическое восприятие информации. Используя топонимы, поэт осуществляет географическую конкретизацию описываемого события, приближает его к действительности. Даже вне текста топонимы содержат информацию об определенном пространстве, поэтому у Н. Гумилева они очень часто выполняют функцию заглавия: «Абиссиния», «Галла», «Сомалийский полуостров», «Либерия», «Мадагаскар» и др.

Топонимы, обозначающие конкретное географическое пространство, в лирике Гумилева входят в состав ярких, наглядных метафорических выражений, отражающих неординарное восприятие поэтом реального пространства. Ассоциации поэта необычны, сугубо индивидуальны, он выделяет основной для описываемой местности образ, признак и переосмысливает его, эстетически трансформирует: «Здравствуй, Красное море, акулья уха, / Негритянская ванна, песчаный котел!». В приведенном примере топоним Красное море определяется метафорическим рядом обособленных приложений: уха, ванна, котел.

В свою очередь, определения при этих словах связывают метафору с реалиями Красного моря.

Воссоздать в тексте пространство экзотических стран Гумилеву помогают слова, называющие животных и растения. Поэтическая фауна в произведениях Гумилева весьма богата и разнообразна (конь и лошадь, лев, слон, волк и волчиВестник СамГУ. 2006. №10/2 (50) ца, гиена, верблюд, обезьяна, тигр, носорог, жираф, крокодил, орел, попугай и какаду, ястреб и др.). Наиболее многочисленными являются названия экзотических, чаще хищных животных и птиц, что, безусловно, определяется семантикой дальних странствий. Гумилев активно использует и слова с общей семой «растение»: цветы, баобабы, смоковница, травы, барбарис, сикомора, эвкалипт, кипарисы, пальмы, лианы, плющ и др. Такое разнообразие подчеркивает необычайную протяженность и бесконечность географического пространства в поэтических текстах Н. Гумилева.

Слова с пространственным значением в лирике Н. Гумилева используются для обозначения не только физического, но и ментального, абстрактного пространства, что придает содержанию стихотворных текстов характер надличностный, экзистенциальный. Это, в первую очередь, слова страна, остров, место, сад, поля и др., а также небольшая группа топонимов: Китай (наиболее часто используется поэтом), Индия (Индия Духа), Мекка, Медина, Эльдорадо, Иерусалим.

В тексте они становятся знаками инобытия и репрезентируют внутреннее, духовное пространство – некий Идеал, к которому неизменно стремится герой Гумилева:

–  –  –

Пространство, обозначаемое этими словами, характеризуется рядом признаков: 1) отдаленностью («далекий Китай»); 2) неизведанностью («неведомая страна», «неизвестная земля»); 3) неопределенностью местоположения «в слепых переходах пространств и времен» («Где я? Так томно и так тревожно / Сердце мое стучит в ответ: «Видишь вокзал, на котором можно / В Индию Духа купить билет»?); 4) своей концептуальной связанностью со смертью (зачастую такое пространство представляется как достижимое лишь после смерти): «Только в Китае мы якорь бросим, / Хоть на пути и встретим смерть!»; 5) своим уподоблением раю («острова совершенного счастья», «за полями обетованными»).

Исходя из всего сказанного, можно утверждать, что основными признаками земного пространства в лирике Н. Гумилева являются бескрайность, отдаленность и неизведанность. Земное пространство оказывается доминирующим в поэзии Гумилева, что, во-первых, вполне объяснимо с позиций акмеизма, утверждавшего самоценность каждого явления на земле, красоту и священность окружающего мира, а во-вторых, напрямую соотносится с мотивом движения и концепцией лирического героя Н. Гумилева – героя «пути», героя открытого пространства, для которого движение является нормой жизни.

Речевая объективация концепта «пространство» в поэзии Н.С. Гумилева 257

Библиографический список

1. Гумилев, Н.С. Избранное / Н.С. Гумилев; предисл., сост., примеч.

Н. Богомолова. – 2-е изд., доп. – М.: Панорама, 2000. – 544 с. – (Библиотека «Русская литература. ХХ век»).

2. Бабенко, Л.Г. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и практика: учебник; практикум / Л.Г. Бабенко, Ю.В. Казарин. – 2-е изд. – М.: Флинта:

Наука, 2004. – 496 с.

3. Лотман, Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история / Ю.М. Лотман. – М., 1996.

–  –  –



Похожие работы:

«Босый Петр Николаевич Современная радиоречь в аспекте успешности / неуспешности речевого взаимодействия специальность 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Томск – 2006 Работа выполнена на кафедре русского языка ГОУ ВПО Томский государственный университет. Научный р...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В. И. Вернадского Серия "Филология. Социальные коммуникации". Том 26 (65). № 1, ч. 1. 2013 г. С. 80–84. УДК 811. 161. 1+811. 512. 145]. -115 СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ КАТЕГОРИИ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ В КРЫМ...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филологический факультет Кафедра теоретического и славянского языкознания ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ Учебно-методическое пособие для студентов 1 курса специальности Д 21.05.02 Русская филология Минск 2010 ПЛАН ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ Занятие 1. Язык и обществ...»

«ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 27 ш шш Каламбуры в "Бесах" Ф.М. Достоевского О Е.А. ДУБЕНИК Данная статья посвящена исследованию каламбура в романе Ф.М. Достоевского "Бесы". Представлены свидетельства самого писателя о "любви к каламбурам" и мысли...»

«Ф.М. Литвинко, профессор кафедры риторики и методики преподавания языка и литературы БГУ Грамматика текста в школьном курсе русского языка В курсе 10 класса сведения о тексте, с которыми учащиеся знакомились рассредоточено с 5-го по 9-ый классы, не столько обобщаются и систематизируются, сколько приобретают новое качество. Старшек...»

«Парадигмы программирования Парадигма программирования исходная концептуальная схема постановки задач и их решения; вместе с языком, ее формализующим. Парадигма формирует стиль программирования. Парадигма (, "пример, модель, образец") — совокупность фундаментальных научных ус...»

«ЯЗЫКОЗНАНИЕ Н.Д. Сувандии Тывинский государственный университет Тувинские личные имена монгольско-тибетского происхождения Аннотация: В статье рассматривается употребление в тувинском языке антропонимов монгольско-тибетского происхождения. Личные имена, заимствованные из монгольского языка и через него из тибетского и сан...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия "Филология. Социальные коммуникации" Том 25 (64) № 1. Часть 1.С.144-148. УДК 861.111 Роль единицы перевода при переводе юмористического текста Панченко Е.И. Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гон...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.