WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«БИБЛЕЙСКО-ПОЭТОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ В ЦИКЛЕ ДЖОНА ДОННА «БОЖЕСТВЕННЫЕ ПОЭМЫ» ...»

На правах рукописи

ШЕВЧЕНКО Сергей Александрович

БИБЛЕЙСКО-ПОЭТОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ

В ЦИКЛЕ ДЖОНА ДОННА «БОЖЕСТВЕННЫЕ ПОЭМЫ»

10.01.03 – литература народов стран зарубежья

(западноевропейская и американская)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Калининград

Работа выполнена в Федеральном государственном автономном

образовательном учреждении высшего профессионального образования «Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта»

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Гильманов Владимир Хамитович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Шаулов Сергей Михайлович (ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы», профессор кафедры романо-германского языкознания и зарубежной литературы) доктор филологических наук, профессор Попова Мария Константиновна (ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет», профессор кафедры издательского дела)

Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита состоится 17 декабря 2015 г. в 15 час. на заседании диссертационного совета Д 212.084.06 при Балтийском федеральном университете им.



И. Канта по адресу: 236022, г. Калининград, ул. Чернышевского, д. 56-а, ауд. 27.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте http://www.kantiana.ru/postgraduate/dis-list/161340/ Балтийского федерального университета им. И. Канта.

Автореферат разослан ________________ 2015 г.

Ученый секретарь диссертационного совета М.С. Потемина Реферируемая диссертационная работа посвящена исследованию системы библейско-поэтологических принципов в цикле Джона Донна «Божественные поэмы». Выбор данной темы обусловлен следующей причиной, определяющей актуальность диссертационного исследования: поэтический цикл Донна «Божественные поэмы» является уникальным феноменом поэтического творчества эпохи барокко, наполненным не только эстетико-философской, но и догматико-экзегетической составляющей.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые осуществляется комплексный анализ и сопоставление поэтических текстов цикла Джона Донна «Божественные поэмы» и текста Священного Писания с соответствующими сюжетами и мотивами, символами и образами в контексте эгзегетико-теологической парадигмы католической и протестантской направленности.

Целью данного диссертационного исследования является изучение библейско-поэтологической системы принципов «Божественных поэм» Дж.

Донна в контексте догматической специфики католической и англиканской церквей.

Достижение цели предполагает решение нескольких конкретных задач:

- выявить наличие в «Божественных поэмах» Дж. Донна вероучительных принципов католицизма и протестантизма;

- исследовать специфику семиосферы «Божественных поэм» Дж. Донна путем составления частотного словаря цикла;

- проанализировать «Божественные поэмы» Дж. Донна в контексте протестантского принципа sola Scriptura;

- выявить наличие и специфику молитвенных структур в «Божественных поэмах» Донна;



- исследовать тексты Донна на предмет наличия в них идеи Церкви как богочеловеческого организма;

- установить влияние языка Священного Писания на образносемантическую и формально-поэтическую организацию художественной системы Донна.

Вышеизложенными целью и задачами определяются методы исследования: стиховедческий [Гаспаров 1984, Гаспаров 1989, Гаспаров 1995, Гаспаров 1997, Лотман: интернет-ресурс, Федотов 2002] и дедуктивный методы, техника медленного чтения (close riding of the text), теологоэгзегетический [Гадамер 1988, Обозрение пророческих книг Ветхого Завета 1998, Флоренский 2003, Флоренский 2004, Фома Кемпийский 1999, Франциск Ассизский 1995, Франциск Сальский 2002, Христианство и русская литература 2002, Святой Розарий 2005, Святой Франциск и Россия 2008, Исследуйте Писания... 2004, Истоки францисканства. 1996, Карминьяк 2005, Григорий Нисский 1999, Григорий Нисский 1998, Иоанн Дамаскин 1997, О’Коллинз 2014, Райт 2010а-л, Райт 2011, Ролофф 2011, Руло 1991, Скуполи 2009, Соколов 2001, Солиньяк 2006, Сорокин 2003, Стюарт 1997, Храпченко 1982, Чекалов 2004, Чекалов 2001, Чистяков 2002,Щедровицкий 2001, Юнгеров 2006, Ютен 2005, Бломберг 2005, Вайнгрин 2002, Вайс 2001, Верещагин 2000, Гальперин 2007, Десницкий 2007, Джемелли 2004, Керов 2007, Киприан (Керн) 1997, Кольвенбах 2002, Коваль 2004, Пинский 2002, Новоселов 2003] и др., сравнительноисторический и культурологический метод [Эко 2004], опирающийся на опыт школы «биографии идей» [Панофски 1999, Lovejoy 1936], статистический метод.

Теоретическая значимость работы обусловлена тем, что ее результаты позволяют дополнить сведения об истории английской метафизической поэзии, демонстрируют догматико-богословские доминанты творчества Дж. Донна в контексте его жизненного пути. Данное исследование может помочь уточнить вопрос о связи поэтического слова и догматических принципов церквей западно-христианской парадигмы.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его материалов и результатов в разработке специальных курсов по истории западноевропейской литературы XVI–XVII вв., а также спецкурсов, посвященных поэтическим переложениям и специфике перевода староанглийских текстов.

Материалом для исследования послужил корпус стихотворений Донна «Божественные поэмы».

Объектом исследования стал поэтический цикл «Божественные поэмы»

Дж. Донна, а предметом – система библейско-поэтологических принципов в данном цикле.

Апробация работы. Основные положения исследования обсуждались на заседании кафедры исторического языкознания, зарубежной филологии и документоведения Балтийского федерального университета им. И. Канта, были изложены в виде докладов на научной конференции посвященной памяти В.И. Грешных (г. Калининград, 2013), «XXVI пуришевских чтениях» (г. Москва, 2014), «Международных филологических чтениях» (г.

Смоленск, 2014), «Коллоквиуме молодых языковедов» (г. Прага, 2015), а также в лекциях в рамках курса «Религиоведение». По материалам диссертационного исследования опубликовано шесть статей, четыре из которых входят в список рецензируемых изданий ВАК.

Положения, выносимые на защиту:

1. «Божественные поэмы» Дж. Донна в содержательном и формальном аспектах содержат вероучительные принципы протестантизма и католичества (традиция розариев, мариелогические молитвы, литания), при этом догматико-религиозной доминантой становится новообразующаяся догматика англиканства. Стремясь ее легализовать, Дж.

Донн создает «Божественные поэмы» как попытку вероучительной книги («Книга общих молитв») в поэтической форме.

2. Язык Священного Писания и его строй влияют на образносемантическую иформально-поэтическую организацию религиознохудожественной системы Донна. Поэт, стремясь к максимальной близости к библейскому тексту, манифестирует тем самым себя как англиканина.

3. В циклах «Священные сонеты» и «Литания» сборника Дж. Донна «Божественные поэмы» наблюдается предельная литургичность, которая, с одной стороны, восходит к идее о парусии, а, с другой стороны, к идее о Церкви как богочеловеческом организме.

4. Формально-догматическая акцентуация текстов Священного Писания в «Божественных поэмах» Донна свидетельствует об идейной близости его религиозно-художественной системы с основными принципами как католической, так и протестантсткой герменевтики.

Структура работы определена поставленными целью и задачами: диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии, списка литературных источников, а также приложений, содержащих частотный словарь поэтического цикла Джона Донна «Божественные поэмы» и полные тексты проанализированных доминантных сонетов цикла «Священные сонеты».

Содержание работы Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект, предмет, цель и задачи работы, дается характеристика фактическому материалу исследования и методике его анализа, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, содержатся данные о ее апробации, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Религиозно-богословская парадигма метафизической поэзии Джона Донна», состоящей из пяти параграфов, исследуется идейно-поэтологическая эволюция Дж. Донна, анализируется впервые созданный частотный словарь поэтического цикла «Божественные поэмы», библейский контекст некоторых стихотворений поэта, рассматривается специфика действия протестантского принципа sola Scriptura в означенном корпусе текстов.

В первом параграфе «Идейно-поэтологическая эволюция Джона Донна» рассматривается ряд проблем, связанных с истоками и сущностными характеристиками как школы метафизической поэзии вообще, так и ее конкретного представителя (основателя) Джона Донна. Основное внимание в параграфе уделяется поэтической эволюции Донна.

На сегодняшний день донноведы в эволюции поэтического мировоззрении Донна условно выделяют четыре этапа. Первый этап характеризуется преобладанием идей эпохи Ренессанса: культом античности, некоторой куртуазностью слога (стихотворения «Женская верность», «Блоха», «Пища Амура» и др.). Второй этап отмечен обожествлением пространства земного мира («Образ любимой», «Лекция о тени», «Осенняя элегия» и др.). Третий этап можно назвать собственно метафизическим, поскольку происходит принятие поэтом идеи божественного мироустройства («Прощание, запрещающее печаль», «Экстаз» и др.). Четвертый этап отличает доминанта теологической, религиозно-богословской проблематики («Священные сонеты», «Гимны» и др.) с преобладанием экклесиологической догматики. Однако подобное деление условно, и многие произведения Дж. Донна синтезируют в себе одновременно черты нескольких этапов. Религиозность, к которой пришел поэт в весьма зрелом возрасте, стала результатом его мучительных исканий. Преобразованием свободного метафизического познания в искреннюю и твердую веру определился духовный и поэтический путь Донна. Он одним из первых в своем творчестве синтезировал интеллектуальное и чувственное, религиозное и философское. Одной из важнейших доминант лирики Донна является его религиозно-молитвенная и библейско-богословская ориентация (цикл «Божественные поэмы»).

Во втором параграфе «Религиозные стихотворения Джона Донна в библейском контексте» осуществляется анализ семантического ядра частотного словаря «Божественных поэм» Донна и исследуется ряд самостоятельных произведений поэта в библейском контексте.

В семантическом ядре религиозно-догматического словаря «Божественных поэм» Донна прослеживаются онтологические и эсхатологические оппозиции спасение / смерть, горнее / дольнее, вечное / временное, понимаемые в контексте тринитарного богословия. Эта религиозная семантика, интегрированная в поэтологическую систему Донна, является важнейшим средством художественно-поэтического мимезиса онтологического разлома человеческой природы, представляющего собой одну из главных тем в поэтическом дискурсе «метафизической школы».

Третий параграф «Библейские аллюзии в триптихе Джона Донна как результат действия принципа sola Scriptura» посвящен развертыванию и обоснованию тезиса о спецификации функционирования библейского текста, которая, прежде всего, связана с протестантским принципом sola Scriptura, в поэтических циклах Донна «Венок сонетов», «Священные сонеты» и «Литания».

Проведенное статистический анализ показал, что для поэзии Донна позднего периода особенно актуальна тема грехопадения (Книга Бытия) и покаяния (Иов, Псалтирь); особое внимание поэт обращает на пророчества о будущей жертве Христа (Исайя, Иезекииль, Иеремия) и на основные евангельские мотивы, в которых реализуются магистральные темы паулинистического богословия (вопросы соотношения веры и дел, греха и закона и т.д.).

Порядок обращения к текстам Священного Писания в поэзии Донна нелинеен. Аллюзии на новозаветные книги и на книги Ветхого Завета сосуществуют в одном текстовом пространстве и группируются по тематическому принципу.

Основополагающий принцип работы Донна с книгами Священного Писания – протестантский принцип sola Scriptura, который реализуется не только в общем количестве библейских аллюзий, но и в реальной молитвенности поэтических текстов, а также в использовании библейских аллюзий в качестве инструмента связи между поэтом и Богом.

В четвертом параграфе ««Божественная грамматика» в «Божественных поэмах» Джона Донна» дается подробное описание молитвословия как жанра, его композиционные и формально-структурные особенности, языковые, стилистические и семантические средства, также затрагиваются вопросы переосмысления этого жанра в циклах Донна «Литания» и «Священные сонеты».

Специфической чертой стихотворной молитвы можно назвать ее синтетичность, потому что в «чистом» виде она практически не существует. Так или иначе текст стихотворной молитвы соединяется с покаянной исповедью, которая в лирике Донна коррелирует с чертами элегического жанра. Элегия есть «песня грустного содержания», поэтому темой стихотворения часто становится печаль о совершенных лирическим героем грехах.

Особое место в «Божественных поэмах» Донна занимает постижение тайны Святой Троицы. В циклах «Литания» и «Священные сонеты» Донн обращается к всем трем Лицам Троицы, однако при этом идет дальше.

Практически в каждом неозаглавленном стихотворении цикла «Литания»

присутствует местоимение thou, применяемое Донном (и заимствованное поэтом из Библии короля Иакова) в качестве обращения к Богу. В «Божественных поэмах» оно призвано приблизить к постижению догмата о Троице. Посредством употребления местоимений в своих произведениях Донн не только передает знания о свойствах Бога и узнаваемых событиях Священной Истории, но и обращается с молитвой и славословием к Царю Небесному.

Догмат о Троице был сформулирован на Первом и Втором Вселенских Соборах [Христианское вероучение 2002: 15] и принят впоследствии всеми церквями протестантской парадигмы. При этом необходимо ответить на вопрос: лирический герой Донна обращается к всем ипостасям Троичного Бога, или же к одной из них? В первой строфе различие между ними не проводится, но во втором четверостишии, вместе с появлением притяжательного местоимения thy, начинает отчётливо проступать лик Иисуса: «But what thy thorny crown... A crown of glory, which doth flower always. / The ends crown our works, but thou crown'st our ends».

Местоимение thou приобретает теологически многосмысленный» статус.

Все три Ипостаси гармонично синтезируются лексемами thou и hee, поскольку на уровне грамматики один и тот же субъект последовательно репрезентирует то первое, то второе, то третье лицо, не изменяясь в своей сущности.

Пятый параграф «Специфика поэтического переложения ветхозаветной книги Джона Донна «Плач Иеремии»» посвящен анализу одного из самых малоизученных произведений поэта «Плач Иеремии».

Проводится составление, изучение и сопоставление семантических ядер частотных словарей поэмы Донна и ее аналога в Библии короля Иакова (БКИ).

В своем поэтическом переложении «Плача…» Донн максимально близок к тексту БКИ. Поэт соблюдает деление на пять глав и точно воспроизводит количество стихов в каждой из глав – по 22 в первой, второй, четвертой и пятой главах и 66 в третьей главе соответственно. Единственное условие, которого Донн не стал придерживаться в своем переложении, – это алфавитный акростих, присутствующий в оригинале.

Общее количество лексем в тексте БКИ – 3386, в поэме Донна – 3188.

Таким образом, можно говорить о том, что лексический состав двух текстов в количественном отношении практически тождественен.

Статистическое исследование лексических совпадений в поэме Донна и БКИ показывает, что поэт-метафизик в некоторых местах дословно воспроизводит текст переводчика, а в других – делает выбор в пользу поэтической вольности.

В некоторых случаях поэт заменяет часть устаревших, на его взгляд, слов на современные его языковой среде синонимы. Так, например, в конце поэмы Донн предпочитает вместо староанглийского wrath (гнев) более эмоциональное enraged (разъяренный) и тем самым добивается необходимого эффекта. Более того, в этом же двадцать втором стихе заключительной главы Донн использует аллитерационно-ассонансные ряды o – ou – ghtest – thou – o – or – ise – us – thus – o –e – u – rly – us для создания эмотивно-психологического атмосферы песчаной бури, дующего в пустыне, на месте некогда славного города: «For oughtest Thou, O Lord, despise us thus, / And to be utterly enraged at us [Donne 2002: 285]?» (Неужто впал Ты в бесконечный гнев, / Нас до конца отринув и презрев?!..).

Донн в своей поэме несколько меняет онтологическую плоскость существования Бога. Если в БКИ использован предикатив Lremainest (пребывать), то Донн во главу угла ставит творческую сущность божества, применяя существительное art (искусство или действие).

Донн последовательно прибегает к предикативу art, когда хочет подчеркнуть недостаточность человеческого желания / воли для изменения фундаментальных основ бытия, и к предикативу creation, желая показать, что только Бог обладает такой силой, которая может изменить человека.

Кроме того, словосечетание thou art является распространенным библеизмом и переводится как «говорю тебе». Он проявляет библейское положение о производности человека от перформативной силы говорящего Бога: «Говорю тебе: ты есмь». В нем синтезируется два значения: Бога-Слова и действия Божественной благодати. Лексема art является синонимом старославянского инфинитива глаголить, который обозначает не только процесс воспроизведения речи, но и подтверждение слова делом.

Вторая глава «Эсхатологические и сотериологические основы поэтики Джона Донна (на материале циклов «Венок сонетов» и «Священные сонеты»)», состоящая из двух параграфов, посвящена рассмотрению поэтики Джона Донна с позиций учений католической и протестантской герменевтик о последних временах и спасении человеческого рода, а также исследуется библейский контекст указанных произведений.

В первом параграфе «Библейско-богословский парадокс как структуро- и смыслообразующий элемент цикла Джона Донна «Венок сонетов» определяется общая жанровая специфика поэтического цикла Донна, его исторические, структурные и формальные аспекты.

Излагая на английском языке центральные евангельские сюжеты, начиная с Благовещения и Рождества и заканчивая Воскресением и Вознесением, Донн апеллирует к доктрине католической Церкви, согласно которой латынь является единственно достойным языком изложения событий Священного Писания.

Если в Ветхом Завете Господь говорит на языке Им Самим избранного народа, то в Новом Завете в Пятидесятницу Он ниспосылает Духа Святого на апостолов, чтобы они могли вести проповедь на разных языках.

Подобно им Донн в цикле «Венок сонетов» соединяет языки двух основных европейских конфессий – католицизма и англиканства.

Объединение сонетов именно под итальянским заголовком дает надежду на воссоединение Церквей в сердечной простоте и вере. Основной богослужебной книгой англиканской церкви была «Книга общих молитв», окончательно принятая в обиход в 1662 году. Главной целью, с которой создавалась эта книга, было единообразие совершения служб в Англии.

Однако спецификой данной «Книги» стало объединение литургических текстов с догматическими принципами, на основе которых возникала англиканская церковь. И Донн в своем неофициальном триптихе «Венок сонетов», «Священные сонеты» и «Литания» воплощает идею общей молитвенной книги и некоего догматического «кредо» в поэтической форме.

Здесь важно отметить, что Донн не претендует на полное тематическое сходство. Поэт воплощает в поэтической форме (в строгом стихотворном жанре) идею общей литургической практики для всех англичан XVI–XVII веков. И в этом смысле ему нет равных – он воплощает в своем неофициальном триптихе стержневые части «Книги общих молитв»: 1) места из Священного Писания для обдумывания на каждый день (цикл «Венок сонетов»); 2) собственно тексты молитв – просительных, славословных и покаянных («Священные сонеты»); 3) Литанию – важнейшую часть богослужения западного образца (то немногое, что было оставлено от католической традиции совершения богослужения).

Важнейшим структурно- и смыслообразующим элементом цикла «Венок сонетов» становится парадокс, который находит оригинальную реализацию в сонетах цикла. Так, например, главным отличием и спецификой первого сонета цикла Донна является то, что при наличии имплицитной библейской образности эксплицитно в нем не присутствует ни один ветхо- и новозаветный сюжет. Во втором и третьем стихотворениях основой является бинарная оппозиция конечное / бесконечное. Точкой отсчета в размышлениях поэта является Евангелие, однако, при этом сами новозаветные формулировки и образы сосуществуют согласно принципу сопоставления несопоставимого, когда «разнородные представления и характеристики не противоречат друг другу, но соединяются в антиномии»

[Волкова 2010: 31]. При этом роль цементирующего элемента выполняет магистрал, соединяющий сюжеты Благовещения и Рождества.

Во втором параграфе «Эсхатолого-сотериологический контекст цикла «Священные сонеты»» анализируется вторая часть диптиха, состоящего из циклов «Венок сонетов» и «Священные сонеты». Акцент в изучении данного произведения делается на решении проблемы личного человеческого спасения и парусии.

Последовательный анализ цикла «Священные сонеты» показал, что его спецификой также является ярко выраженное мультихристианство Донна, который, с одной стороны, принадлежал к католической духовной традиции, а, с другой стороны, был последователем протестантской парадигмы мировоззрения. Поэтому текст Священного Писания переосмысливается поэтом через призму этих традиций и в известном смысле является вторичным. Кроме того, совершенно отчетливо прослеживается связь поэтического цикла Донна с «Духовными упражнениями» И. Лойолы.

Молитвенно-созерцательная традиция, а также традиция особого религиозного размышления определяют специфику библейского контекста цикла «Священные сонеты». Произведения цикла зачастую не имеют непосредственно библейских образов, но обильно снабжены намеками и аллюзиями, для понимания которых необходимо уметь их увидеть и считывать.

Три указанные М. Л. Гаспаровым магистральные темы цикла (грех, наказание, покаяние) работают на решение главной проблемы, поставленной в «Священных сонетах», которая заявляется в начальном стихе первого сонета – спасение человеческой души, духовное и телесное воскресенье человека, связанное с христианским пониманием человека как храмом Божиим: «Thou hast made me and shall thy work decay?!» [Donne 2002: 247] (Ты сотворил меня и дашь своему творенью разложиться?!).

Финальный стих этого сонета констатирует факт, что только Господь может дать человеку свободу от греха, при условии человеческого согласия на запечатление в сердце: «And thou like adamant draw mine iron heart» [Donne 2002: 247] (И Ты, подобно алмазу, проводишь черту в моем железном сердце.) В корпусе текстов посланий святых апостолов образ храма является характерным для посланий апостола Павла, для которого он отождествляется с человеческими телом и душой: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» [1 Кор. 3:16–17]; «Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живого, как сказал Бог: «Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом» [2 Кор. 6:16];

«Бывши утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает и святой храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом» [Ефес. 2:20–22]. Следовательно, метафора-конструкт «человек есть храм» является магистральной для книг Нового Завета, где сокровенное пространство человеческой души часто отождествляется с сакральным храмовым пространством.

В «Священных сонетах» Донна четко прослеживается историческая вертикаль, выстраиваемая поэтом: Иерусалимский Храм – поэтсвященник / человек-храм – Храм Небесного Иерусалима. При этом Храм Небесного Иерусалима воспринимается поэтом как цель всего жизненного пути каждого христианина: «I am thy son, made with thyself to shine, / Thy servant whose pains thou hast still repaid, / Thy sheep, thine image, and, till I betrayed / Myself, a temple of thy Spirit divine…» [Donne 2002: 248] (Я Твой сын, участием Твоим сотворенный для сияния, / Твой слуга, чьи раны Ты до сих пор залечиваешь, / Твоя овца, Твой образ, и, пока я не предал / Себя, – храм Твоего Святого Духа).

В четвертом сонете возникает аллюзия на книгу «Откровение» Иоанна Богослова: «О my black soul... / Or wash thee in Christ's blood... / it dyes red souls to white» [Donne 2002: 248] (О, моя черная душа... / Или омойся в Крови Христа... / она перекрашивает красные души в белые). В тексте данного произведения это парадоксальное изменение цветовой характеристики души переосмысливается в контексте искупительной жертвы Иисуса Христа: «Это те, которые вышли из великого страдания.

Они омыли одежды свои и убелили одежды свои кровью Агнца»

[Откр.7:14]. В данном конкретном отрывке в цикл «Священные сонеты»

вводится образ Храма Небесного Иерусалима, где апостол «пребывает в небесной тронной зале, которая есть также небесный Храм, небесный прообраз иерусалимского Храма» [Райт 2013: 59]. Он не наблюдает за событиями издалека, а находится прямо там, с четырьмя живыми существамии двадцатью четырьмя старцами. В отрывке из данного произведения встречается еще одна нотка, предвещающая Новый Иерусалим: Бог «отрет всякую слезу с очей их», что говорит о теснейших взаимоотношениях между человеком и Богом.

Вопрос о воскрешении тела человека Донн в седьмом сонете решает в контексте библейских пророческих видений пророка Иезекииля, к котороым восходит, в свою очередь, книга «Откровение»: «At the round earth's imagined corners, blow / Your trumpets, angels, and arise, arise / From death, you numberless infinities / Of souls, and to your scattered bodies go...»[Donne 2002: 250] (На воображаемых углах круглой земли дуйте / В свои трубы, ангелы, и вставайте, вставайте / От смерти вы, неисчислимая бесконечность / Душ, и к своим распавшимся телам идите…). Пророческое прозревание носит натуралистичный характер, и поэзия Донна вполне соответсует данной черте ветхозаветного автора: «... и стали сближаться кости, кость с костью своею. И видел я: и вот, жилы были на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху, а духа не было в них... так говорит Господь Бог: от четырех ветров приди дух, и дохни на этих убитых, и они оживут» [Иез. 37:7–9]. Образная структура начальных стихов сонета перекликается с образами из книги «Откровение»: «И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево» [Откр. 7:1]. Согласно С. Н. Булгакову, «мифологическое впечатление» [Булгаков 1991: 61-62], оставляемое этим апокалиптическим описанием, Донн намеренно обмирщает, заземляет его: земля называется «круглой», а четыре угла вовсе становятся «воображаемыми».

Особенностью книги «Откровение Иоанна Богослова» является не только ее сходная с пророчествами Иезекииля композиция, но и, согласно современным исследованиям в области новозаветной библеистики П.

Покорны и У. Геккеля, «постоянная параллелизация земной истории страданий и небесной литургии» [Покорны, Геккель 2012: 593, Райт 2010м]. Небесная реальность и земные события последовательно пересекаются благодаря постоянной смене взглядов вверх и вниз.

При этом пространственные категории связываются с временной перспективой:

картины небесного мира рассматриваются в качестве предвосхищения последних времен [Schimanowski 2002].

Сонет завершается воспоминанием об искупительной жертве Христа, с которой в книге «Откровение» коррелирует образ «закланного агнца» метафорой жертвенной смерти Христа, так как Его Кровь имеет спасительную силу [Ср. Frey. 2001]: «Here on this lowly ground, / Teach me how to repent; for that's as good / As if thou hadst sealed my pardon, with thy blood» [Donne 2002: 250] (здесь, на этой земле, / Научи меня покаянию, ведь это – такое же благо, / Как и то, что Ты скрепил мои извинения Своей Кровью).

Десятый сонет, находящийся в центре цикла, повествует о пасхальной вести: «death, thou shall die» (смерть, ты умрешь). Парадосальное тавтологическое и одновременно оппозиционное словосочетание «умершая (убитая Христовой смертью) смерть» восходит к стихам из книги пророка Осии: «Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа?» [Ос.

13:14]. Сходным образом выражается и апостол Павел в первом послании к Коринфянам: «Последний же враг истребится – смерть...» [1Кор. 15:26] ([Cм. Райт 2010к]); «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола...» [Евр. 2:14]. Из текста Нового Завета Донн, подобно пчеле, отбирает только те сюжетные линии и образы, которые переосмысливаются поэтом в духе христианской парадигмы мировоззрения: сочетание парадокса, соединение несоединимого – вот донновское христианство, принимающее доводы и веры и разума абсолютно одинаково.

Поэтика цикла «Священные сонеты» имеет легко распознаваемые маркеры библеичности, проявляющиеся в большей степени, чем признаки литургичности. В ней совершенно по-особому соединены тексты из Ветхого и Нового Заветов: ветхозаветная образность и синтаксис работают в новозаветном контексте, осмысливаются в контексте основных событий истории спасения человечества от грехи и смерти (Рождество, Голгофа и Воскресение).

Сущностной основой цикла «Священные сонеты» является проблемная дихотомия смерть / жизнь. Христос – совершенный Бог и совершенный человек, Он пострадал и умер в человеческом теле. Христос воскресением победил смерть, значит, и человек может воскреснуть, а смерть является побежденной. Следовательно, дихотомия преобразуется в трихотомию путем ввода в нее третьей составляющей – Христа умершего на Голгофе и воскресшего в третий день. При этом достигнуть духовного восресения представляется сложным, так как необходимо пройти через личностную Голгофу покаяния, именно поэтому в «Священных сонетах» частотны образы Судного Дня, апокалиптические образы и мотивы слез покаяния в совершенных грехах.

Однако поэтическое мышление Донна в контексте событий искупительных действий Христа являются сопряженными с более важным мотивом – восстановлением внутреннего храма души человека, который вместе с воскресением Христа получил на этот шанс.

«Я» лирического героя Донна по-барочному амбивалентно: человек осознает себя и как венец творения Божьего, и понимает свою слабость и бессилие перед нелицеприятным Судией. Путь духовного воскресения души и тела – это тот вопрос, решение которого занимает Донна в «Священных сонетах»и проповедях прежде всего. Этот путь получает свое начало в земной жизни, и поэтому для человека магистральным является «соработничество» с Божественным Промыслом о мире.

Третья глава «Литургико-богословская телеология поэмы Джона Донна «Литания»», состоящая из трех параграфов, посвящена изучению идеи церкви как богочеловеческого организма, а также исследованию литургической специфики поэмы «Литания» и ее образного строя.

В первом параграфе «Литургическая специфика поэмы Джона Донна «Литания»» излагаются особенности литургического жанра литания. Спецификой этой молитвы является повторяющиеся на протяжени всей литании прошения, произносимые после каждого обращения к Богу, Деве Марии или святым. Для Донна подобная форма была способом выразить себя. Известный британский донновед Грант писал, что «до своего рукоположения он написал “Литанию”, но даже в этой поэме видна его независимость... Он защищал свое право “Мирянина с его частной жизнью” использовать “такие священные и в то же время известные названия”, как литания и размышление (meditation), для описания “своих собственных маленьких мыслей” (his own little thoughts)»

[Grant 1979: 130]. Начало поэмы (первые тринадцать стихотворений) точнейшим образом воспроизводят чинопоследование церковной литании:

порядок прошений. Епископы и учителя соотносятся в произведении Донна с исповедниками (confessors), монашествующие с девственницами (virgins), священники с богословами (doctors). Каждое молитвенное обращение к ним Донн формулирует согласно собственному видению.

Специфику литургико-богословского контекста «Литании» определяет концепция via mediа, характерная для миропонимания англиканской Церкви. «Золотой путь» интерпретируется и понимается как золотая середина между двумя географическими церковными центрами – католическим Римом и континентальным протестантизмом.

Во втором параграфе «Образы церкви торжествующей в поэме Джона Донна «Литания»» рассматривается мир церкви торжествующей, репрезентирующийся посредством введения в текст поэмы библейских образов и богословских формулировок, которые базируются на Священном Писании.

Доминантным в поэме является образ огня или света, характеризующий Бога и все небесное: Святой Дух, Божественную благодать, месть и т.д. В тексте поэмы фигурирует оппозиция «пламя человеческих пороков / Божественный исцеляющий огонь»: «Half wasted with youth's fires, of pride and lust, /... Double in my heart thy flame [Donne 2002: 261] (Наполовину потерян в пламени юности – гордыни и блуда,... / Удвой в моем сердце Свой огонь). Человеческое тело, освящаемое Духом Святым, именуются стеклянным фонарем, плавящимся на огне.

Сущность этой метафоры состоит в том, что стихия огня / свет понимается Донном проводником действий Святого Духа на грешной земле: «Half wasted with youth's fires... / Double in my heart thy flame... /... and let / (Though this glass lanthorn, flesh, do suffer / maim) Fire, sacrifice, priest, altar be the same» [Donne 2002: 246] (Наполовину утративший Твой свет... / Удвой же в сердце Свой огонь...... и соделай / (Хотя плоть, этот стеклянный фонарь, попаляется Твоим огнем) / Пламя, безкровную жертву, священника и престол едиными). Высшей степенью доверия и преданности Богу является жизнь, символизирующая непрерывное богослужение, которое совершается в нерукотворной душе человеческой и в храме человеческого тела, а не в обыкновенном каменном храме.

Данная метафора вечной посвященности Господу реализуется за счет ряда слов: пламя, жертва, иерей (священник) и алтарь.

В двадцать второй главе поэмы впервые появляется косвенное упоминание о Страшном Суде. Все образы данной части поэмы постепенно подводят к мысли о последнем дне. Парадоксально, но этим образам Донн не сообщает апокалиптической и негативной окраски: чума

– это «ангел Божий» («plague... which is thine angel...» [Donne 2002: 266]), ересь названа вторым потопом: «heresy, thy second deluge...» [Donne 2002:

266], смывающим всю скверну сердца и оставляющим живой только лишь одну добродетель. В четвертой главе поэмы возникает нетрадиционный символ Св. Троицы, которую поэт называет «мудрыми змиями» («...as wise serpents»). Змий (змея, змей) как бисемантичная эмблема присутствует только в cредневековых бестиариях. Основное значение эмблемы связано с прообразом Сатаны, искусителя, обманщика (сюжет о грехопадении Адама и Евы, обманутых дьяволом в облике змея). Необходимо обратить внимание на тот факт, что в книге Бытия делается акцент не на мудрости змия, а на его хитрости (any): «Змий же был хитрее всех зверей на земле...»

[Быт. 3:1]. Во втором значении данная эмблема змия приобретает прямо противоположное значение: змей является символом Божественной премудрости. Подобная символика Священного Писания, где змей является образцом хитрости, благоразумия и мудрости (в самых позитивных смыслах данных лексем), оказала свое прямое влияние на представления людей времен средневековья и отразилось в трактатах и сборниках символов и эмблем. Донн преобразует главу о Троице в теологический трактат, где раскрывается одно сравнение («as wise serpents»), имеющее библейские корни. Для Донна в определении Троицы важнейшим является не только лексема «мудрые», но и личные свойства каждого Лица Пресвятой Троицы. Поэт использует большое количесвто прилагательных и наречий, каждое из которых репрезентирует какое-то одно определенное свойство Троичного Бога, причем эти свойства соотносятся, с одной стороны, с определением Троицы из «39 статей англиканского вероисповедания», с другой стороны, с литургическим текстом Литании.

Однако обращение Донна к евангельским сюжетам, связанным с темами Рождества и Распятия Иисуса Христа, согласуется с текстом и вектором церковной литании как литургическим жанром: литания есть молитва, в которой не может отсутствовать предмет просьб (например, простить совершенные грехи или избавить / отложить заслуженное наказание). Следовательно, горнее в поэме Донна концентрируется вокруг дольнего.

В третьем параграфе «Образы церкви воинствующей в поэме Джона Донна «Литания» изучаются образы тварного мира в поэме «Литания».

Метафора «человек есть храм Бога» в третьей главке выполняет роль структурообразующего каркаса, так как ей соподчиняется движение главной мысли: человек есть оскверненный Божий храм, но пламя Божественной Благодати Третьего Лица Троицы способно очистить его, подготавливая тем самым к наивысшей степени близости к Богу-Отцу, что видно в финальном стихе: «And let... / Fire, sacrifice, priest, altar be the same» [Donne 2002: 260] (И позволь... / Огню, жертве, священнику и алтарю быть единым целым).

Также для Донна немаловажны образы греха, свойственного человечеству, и покаянной молитвы за совершенную ошибку. Чтобы раскрыть их, поэт прибегает к известным библейским цитатам и образам, а также к церковной истории: Каин и Авель, мученичество, учительство и т.д.

Семантическое соотношение поэзии и молитвы в поэме придает ей целостность: если до конца следовать литургическому подходу, возводящему «Литанию»-поэму только к традиции литании церковной, то объединяющим фактором произведения Донна окажется не только оппозиция грех / покаяние, но и проблема взаимоотношений земного и небесного. Специфика церковной литании заключается не только в достижении покаянного чувства, но и в прошении: церковная община просит Господа о своих вполне бытовых нуждах. При этом «Литания» – это произведение поиска особого англиканского пути, это поэма via media, в ней уже заявлена оппозиция горнее / дольнее, которая наиболее ярко репрезентируется в «Священных сонетах». Донн выстраивает композицию поэмы, ориентируясь на церковную литанию, с целью универсализации догматических вопросов в сфере поэзии.

Магистральной темой данной поэмы является возможность объединения посредством поэтического молитвенного языка и католиков, и протестантов, и англикан.

Данное произведение является ярким примером экклесиологичности Донна, так как именно в «Литании» нашло отражение стремление поэта говорить от лица всеобщего wee (мы). Традиционно Церковь разделяют на две части: торжествующую и воинствующую, общность их моления, как пишет Х. Гарднер, определило выбор Донном подобного молитвенного жанра: «Это молитвословие в стихах интегрировано в форму ектении,...

которая является безличной, но при этом очень личной» [Gardner 1967:

23].

В заключении обобщаются основные итоги проделанной работы. Библейско-поэтологическая система принципов «Божественных поэм» Джона Донна базируется, прежде всего, на герменевтике католической и протестантской церквей. К интерпретации цикла «Божественные поэмы»

необходимо подходить в контексте Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, которые во многом сформировали язык проанализированных произведений. Библейский контекст – это, прежде всего, библейская стилистика, включающая в себя вопросительно-восклицательные синтаксические конструкции (например, книга Иова, оказавшая влияние на «Священные сонеты» Донна). Транспонирование библейского текста в поэтический формирует особую поэтику балансирования между горним и дольним.

Образность стихотворений Донна во многих стихотворениях дихотомична: она основывается на парадоксе – совмещении несовместимого, что находит свое выражание в применении рядов антонимов или синонимов, внутри которых синонимы имеют антонимичные коннотации.

Поэтика оппозиций и поэтика парадокса – это одна из форм функционирования Священного Писания в поэтическом тексте Донна. На принципах поэтики оппозиции и парадокса основан цикл «Венок сонетов».

В «Священных сонетах» Донн обращается к проблематике противопоставленности краткой земной человеческой жизни вечному божественному бытию, греховности человечества – всесвятости триединого Бога.

Магистральные для всего христианства в целом категории греха (ошибка – amartol), святости, метанойи (покаяния), вечности и смертности являются краеугольными составляющими религиозной картины мира поэта, и вместе с этим данные категории интегрированы в сознание каждого верующего человека.

Религиозный контекст поэзии Донна представляет собой сложнейший синтез католичества и протестантизма (в разных его эволюционных формах: лютеранство – кальвинизм – англиканство).

В поэзии Донна специфика этого контекста, может быть, до конца и не осознанная самим поэтом, выступает как культурный код, необходимый для понимания текста («Книга общих молитв»).

Для религиозно-философских произведений Донна в роли подобного кода выступает, например, церковно-литургическая практика. Знание данного кода позволяет понять основной метод работы с библейскими образами и сюжетами в поэмах «Венок сонетов» и «Литания», ориентированных на молитву. Данная ориентация читается и на уровне композиции поэм, и на уровне системы образов. Например, в цикле «Литания» в качестве кода выступают образы церковной литании, в «Священных сонетах» – богословие протестантской парадигмы мировоззрения, а также католическая молитвенная практика И. Лойолы.

«Божественные поэмы» Донна являютсяе вершиной культурного опыта предыдущих эпох, переосмысляя его и интериоризируя. Связь с поэтическим искусством эпох Античности, Средневековья и Возрождения репрезентируется с двух сторон. Во-первых, это спор с литературными традициями предшествующих эпох, например, эпохи Возрождения: Донн, возводя любовно-эротический жанр сонета до статуса сакрального, входит в полемику с Петраркой и его последователями. Во-вторых, поэзия XVII века воспринимается как одобрение, усвоение и переосмысление традиционных поэтических тем: «Традиция выступает... как своеобразный условный язык, код, которым должен овладеть каждый автор, желающий быть понятым...» [Кузьмина 2007: 99].

Донн окончательно сакрализует сонетную форму, делая ее прежде всего жанром религиозной лирики. Для Донна сложнейшая метафоризация языка, являющаяся традиционной для английской поэзии XVII века, – это форма выражения парадоксальности человеческого бытия, в которое оказываются включены тексты Священного Писания и гимнографические молитвословия. Библейские и молитвенные тексты в поэзии Донна становится фундаментом и основным компонентом сложной поэтической системы, призванной «сшить» разорванный политико-религиозными катаклизмами мир.

Дальнейшими шагами в изучении данной тематики может стать исследование системы библейско-поэтологическых принципов творчества как старших современников Донна (Ф. Сидни, У. Шекспир), так и его младших последователей (Дж. Мильтон, Р. Крэшо, Дж. Герберт и т.д.).

Весьма важным в этом плане представляется анализ поэтических переложений текстов Священного Писания, например, «Потерянный рай»

Мильтона или псалмов царя Давида Ф. Сидни. Изучение этой проблематики позволит дать ответ на вопрос о том, как связан жанр поэтического переложения с вопросами вероучительного плана.

Основное содержание диссертации отражено в шести публикациях общим объемом 2,2 п.л.

Статьи в рецензируемых научных журналах, включенных в перечень ВАК:

1. Шевченко С. А. Специфика поэтического переложения ветхозаветной книги «Плач пророка Иеремии» Дж. Донном // European social science journal (Европейский журнал социальных наук). 2014. № 2 (41).

Том 1. С. 171-177 (0,68 п.л.).

2. Шевченко С. А. Специфика употреблений молитвенных обращений в «Divine poems» Дж. Донна // Казанская наука. 2014. № 4. Казань: ООО «Казанский Издательский Дом». С. 186–189 (0,38 п.л.).

3. Шевченко С.А. Религиозно-догматическая семиосфера «Благочестивой лирики» Джона Донна // Известия Южного Федерального Университета. Филологические науки. 2014. №1. С. 53-59 (0, 68 п.л.).

4. Шевченко С.А. Стихотворение Дж. Донна «Good Friday, 1613. Riding Westward» в контексте барочных эстетико-религиозных принципов // Филология и культура. Philology and Culture. 2014. № 1 (35). С. 229п.л.).

Статьи в других изданиях:

5. Шевченко С.А. Реализация «Divine grammar» в лирике Дж. Донна //

Наука, образование, общество: проблемы и перспективы развития:

Сб. науч. тр. по материалам межд. научно-практ. конф. 28 февраля

2014. В 12 ч. Ч. 6. Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество»,

2014. С. 159-160 (0,1 п.л.).

6. Шевченко С.А. Семиосфера сонетного корпуса У. Шекспира и «Священных сонетов» Дж. Донна // Материалы межд. науч. конф. XXVI Пуришевские чтения «Шекспир в контексте мировой художественной культуры». М.: «Самполиграфист», МПГУ, 2014. С. 82 (0,1 п.л.).

–  –  –

Отпечатано полиграфическим отделом Издательства Балтийского федерального университета им. И. Канта 236022, г. Калининград, ул. Гайдара, 6.






Похожие работы:

«ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 8/2015 УДК 811.512,374 doi: 10.18097/1994–0866–2015–0–8–30–34 Личные имена монголов и бурят © Васильева Дугвэма Натар-Доржиевна кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии Центральной Азии Бурятского государственного у...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО "ВГУ") УТВЕРЖДА...»

«Кожанов Александр Александрович, Россихина Галина Николаевна ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ ТЕКСТА В статье авторы рассматривают многогранность и сложность понятия текст, лингвистический анализ его свойств, как языкового единства с целью выявления определения его терминологического характера. Углубление познаний о тексте, подход к тексту...»

«Список основных работ М. Я. Гловинской Диссертации: Гловинская М.Я. Фонологическая подсистема редких слов в современном русском литературном языке. Канд. дис.– М: Институт русского яз...»

«отзыв официального оппонента о диссертации Петкау Александры Юрьевны "Концепт здоровье', модификация когнитивных признаков (поданным газетных и рекламных текстов советского и постсоветского периодов)", представленной на соискание уч...»

«Самохвалова Екатерина Владимировна Катафорическая референция как средство реализации когезии в тексте Специальность 10.02.04 германские языки Диссертация на соискание учной степени кандидата филологических наук Научный руководительдоктор филологических наук, доцент Сергеева Юлия Михайло...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПО ОБЩЕМУ И СРАВНИТЕЛЬНОМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД СЕНТЯБРЬ — ОКТЯБРЬ "НАУКА" МО...»

«DISSERTATIONES PHILOLOGIAE SLAVICAE UNIVERSITATIS TARTUENSIS ЕЛИЗАВЕТА ФОМИНА Национальная характерология в прозе И. С. Тургенева DISSERTATIONES PHILOLOGIAE SLAVICAE UNIVERSITATIS TARTUENSIS DISSERTATIONES PHILOLOGIAE SLAVICAE UNIVERSITATIS TA...»

«ЖУКОВА Мария Николаевна ТРОПЕИЧЕСКАЯ ЭКСПЛИКАЦИЯ СРАВНЕНИЯ В ЯЗЫКЕ И РЕЧИ (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ РУССКОГО ЯЗЫКА) Статья посвящена рассмотрению элокутивного потенциала фразеологизмов, в основе структуры которых лежит сравнение. В пе...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПО ОБЩЕМУ II СРАВНИТЕЛЬНОМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД СЕНТЯБРЬ ОКТЯБРЬ "НАУКА" МОСКВА — 1990 Главный редактор: Т. В. ГАМКРЕЛИДЗЕ Заместители главного редактора: Ю. С. СТЕПА...»

«ДИАГНОСТИКА СОЦИУМА УДК 81-139 Концепт "кооперация" и его языковое выражение в американском политическом дискурсе Данноеисследованиенаправленонаизучениеконцепта "кооперация" и его языкового выражения с точки зрения языковых средств возд...»

«обучение сну, обучение во сне: секреты оптимизации нейросетей крис касперски, а.к.а. мыщъх, no-email треть своей жизни человек проводит во сне, что в среднем за жизнь составляет 26 лет – обидно тра...»

«ISSN 2307—4558. МОВА. 2013. № 20 ПИТАННЯ ОНОМАСТИКИ УДК 811.161.1’373.21Пушкин ГУКОВА Лина Николаевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Одесского национального университета им. И. И. Мечникова; Одесса, Украина; e-mail: gukowa@inbox.ru; тел.: +88(048)776-84-07; моб.: +88-098-28-77-116 ФОМИНА Люд...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ №6, 2009 И. В. Кузовкова Термин — единица языкового и специального знания Аннотация: В статье выявляются общие черты, свойственные терминам различных областей науки, как единицам специальной лексики. Эти общие черты позволяют противопоставить термин другим типам специальной лексики, а всю специальную лексику — об...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.