WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«ББК 81 О. Н. Дубровская Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского Кафедра английской филологии ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ...»

ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

ББК 81

О. Н. Дубровская

Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского

Кафедра английской филологии

ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОНЯТИЙ «СОБЫТИЕ»

И «РЕЧЕВОЕ СОБЫТИЕ» В ЛИНГВИСТИКЕ

В современных гуманитарных исследованиях широко используется понятие «событие». Это понятие либо становится объектом исследования, либо используется как термин метаязыка описания других явлений. Важность и сложность сущности события для человека, в том числе и в процессе коммуникации, приводят к полисемантизации термина. Анализ работ, связанных с понятием «событие», позволяет очертить сферу применения этого термина.

В разных науках или разных разделах одной и той же научной дисциплины под событием понимаются часто нетождественные по объему сущности. Работы антропоцентрического характера позволяют выделить основные аспекты интерпретации события в связи с понятиями «коммуникация» и «структура коммуникации». В этом случае событие воспринимается как единица коммуникативного взаимодействия членов определенного коллектива. Общими оказываются типологические характеристики событий, но событие вне ситуации общения не рассматривается.

Термин «событие» используется, в частности, в психологии, причем выделяются события рутинные, повторяющиеся каждый день, и необычные, значительные, влияющие на жизнь человека. Для философии характерна трактовка данного понятия исходя из внутренней формы слова «событие» – «со-бытиё», особое внимание уделяется онтологическому статусу события, а также вопросу взаимосвязи мира и человека [1].



Столь значительный интерес к данному вопросу демонстрирует как важность самого объекта исследования, так и необходимость синтеза методов разных наук для комплексного рассмотрения проблемы сущности событий.

Остановимся подробнее на особенностях интерпретации понятия «событие» в современной лингвистике. Актуальность рассмотрения особенностей использования события в терминологическом аспекте не вызывает сомнений. Событию уделяется значительное место в разного рода лингвистических исследованиях, что позволяет некоторым специалистам говорить о существовании эвентологии, или грамматики событий, что лишь частично отражает сферу действия термина «событие».

Можно выделить несколько подходов к описанию события в лингвистике. Во-первых, событие описывается с позиций лингвофилософии.

Определяется сущность события, его статус по отношению к другим явлениям. В основе таких положений – философские представления о сущности события как изменения положения дел в мире. Событие рассматривается в связи с понятием «факт». По Н. Д. Арутюновой, событие принадлежит к числу онтологических объектов, таких как ситуация, проВЕСТНИК АГТУ. 2005. № 5 (28) цесс, происшествие, случай [2], в то время как факт принадлежит к числу объектов эпистемического плана, наряду с пропозицией, суждением, утверждением, мнением, предположением. Такие объекты выражают отношение к мнению и знанию. События составляют «среду погружения человека в мир», а факты – «то, что есть результат погружения мира в сознание человека». «Жизнь человека складывается из событий, но ее анкетное представление превращает события в факты» [2, с. 103]. Логикосемантические категории «событие» и «факт» различаются по ряду признаков. В частности, факт представляет собой логическую абстракцию, имеющую материальное воплощение в языке. Факты определяются, прежде всего, планом смысла, в них больше «ментального», чем «реального»

[3]. Но при этом и события, и факты являются таковыми только с точки зрения человека, смысл терминов «событие» и «факт» «конвенциализован», а мир следует рассматривать «в модальности субъекта» [3, с. 26–27].

Существует набор параметров, по которым различаются событийные категории, и особый набор параметров для категорий фактообразующего семантического типа. Для фактов возможны различия по признакам реальности/гипотетичности, верифицируемости/неверифицируемости, истинности/ложности, утвердительности/отрицательности (логическому качеству).

Для событий это такие параметры, как статичность/динамичность, градуированность/неградуированность, кульминативность/некульминативность, результативность/нерезультативность, гомогенность/негомогенность, счетность/несчетность [2].

Соотношение события и факта определяется не только на понятийном уровне. События и факты вербализуются в виде номинаций. В номинациях проявляются признаки событийности и фактуальности. По Н. Д. Арутюновой, событийный семантический тип отражен в обобщающем значении слов событие, состояние, свойство, действие, поступок, изменение, процесс и в конкретном значении таких имен, как адвербативы прощание, встреча, отъезд, краснота, работа, хождение. Фактообразующий семантический тип отражен в обобщающем значении таких слов, как суждение, мнение, утверждение, сообщение, факт, и в конкретном значении соотносительного с ними придаточного изъяснительного [2].

Если рассматриваемое выше соотношение событие – факт является достаточно изученным, хотя и дискуссионным аспектом проблемы сущности события, то соотношение понятия «событие» и понятия «ситуация»

является более сложным. В исследованиях не всегда различаются эти два понятия, но обычно границы ситуации шире, чем границы события. Термин «ситуация» обычно выступает как родовой по отношению к термину «событие» и позволяет охватывать более широкий круг явлений [2, 4, 5].

Кроме того, в каждой конкретной области лингвистики складывается своя терминосистема и внимание авторов исследований обычно сосредоточено вокруг интересующей их узкой проблемы.

Как отмечает К. А. Переверзев, «термин "ситуация"… покрывает несколько частных категорий, сформировавшихся на пересечении мира «сырой» действительности и ментального мира человека, – «возможный мир»,

ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

«ситуация (в узком смысле как часть возможного мира)», «событие», «факт».

Последние возникли в разное время и в разных системах в результате осмысления способов существования и устройства мира сквозь призму обращенных к миру языковых выражений с непредметными значениями» [3, с. 51].

Понятие «событие» оказывается актуальным для разработки теоретических представлений о свойствах и взаимодействии когнитивных и коммуникативных единиц, которая осуществляется как с позиций когнитивной психологии, когнитивной прагматики [6], искусственного интеллекта [7], так и экспериментальной психолингвистики [8].

Н. А. Самойленко [9] исследует референтное событие, фиксирующее изменение в той или иной сфере действительности, включая инициальное и завершающее состояние. «Под событием мы понимаем результат какого-то действия, поступок, явление, факт, обладающие личной или общественной значимостью, нечто новое, изменение ситуации, положения дел» [9, с. 8].

Другой сферой использования понятия «событие» является лексическая семантика, грамматика, коммуникативный синтаксис. В зарубежной лингвистике активно обсуждается вопрос об онтологическом статусе события, а также возможности описания языковых единиц с использованием этого понятия (см. об этом, в частности, [10]). Под событиями в подобных исследованиях понимают изменения положения человека в пространстве, а также любые действия (и деятельность) [4]. Основной акцент делается на предикате в синтаксической структуре. Событие трактуется как «полное описание некоторого явления во всей совокупности актуализирующих его темпоральных и спациональных локализаторов» [4, с. 199]. На первом плане в исследовании оказывается глагол. В структуре предложения выделяются событийные компоненты. Таким образом, в коммуникативной семантике и грамматике события изучаются через анализ номинаций событий, структуры событий, взаимосвязи их компонентов. Но с точки зрения коммуникативной теории это лишь односторонний взгляд на событие, который сосредоточен именно на языковой структуре, реализуемой в определенной ситуации.

Темпоральная характеристика оказывается очень важным свойством события и отмечается многими исследователями. «События могут характеризоваться некоторой протяженностью и происходить мгновенно, включать другие события и быть причиной последующих. Событие может быть спонтанным и интенсиональным, облигативным и необязательным» [9, с. 8].

Философская интерпретация понятия «событие» также включает соотношение события и времени: «Центральной категорией, отмечающей сопряжение прошлого, настоящего и будущего у Бахтина, выступает категория перехода.





Он-то и совершается «на самом острие моей активности», обнаруживающей в каждый момент ее осуществления действенность моего смыслового будущего в настоящем. В категории перехода пересекаются у Бахтина вопрос о внутренней динамике события и его темпоральная интерпретация… Проблема события – это проблема бытия и времени. … Фиксируемый Бахтиным переход лишен какой-либо длительности, но именно моментален» [1, с. 66–67]. Следовательно, и на уровне языковом, и на уровне поня

<

ВЕСТНИК АГТУ. 2005. № 5 (28)

тийном событие обладает определенными характеристиками, которые реализуются в соответствующих структурах – языковых или когнитивных.

В. З. Демьянков [11] отметил односторонний подход к использованию термина «событие» в семантике и прагматике и предложил анализ признаков, которые приписываются событиям в интерпретации текста.

В. З. Демьянков выделяет референтное событие, событие-идею и текстовое событие. В классификации В. З. Демьянкова событие-идея включает в себя пропозициональную установку, а текстовое событие понимается как интерпретация отрезка текста в событийном контексте [11, с. 322].

В качестве точки отсчета для описания свойств событий и их отражения в языке В. З. Демьянков использует не словарь, а текст, и в результате возникает список свойств событий, выделяемых, в частности, Д. Хаймсом в этнографии коммуникации (однако у Д. Хаймса речь идет только о речевых событиях – speech events) [12–14]. Событие у В. З. Демьянкова – это нечто, лежащее в ряду других эпизодов дискурса. «Связный дискурс может быть посвящен одному целому событию, подразделяемому на фазы (тоже события, но рассматриваемые как составляющие более крупную единицу), и может не содержать никаких событий» [11, с. 322].

Разнообразные подходы к интерпретации событий показывают их гетерогенный характер и обнаруживают необходимость в создании типологии событий и с точки зрения их внутренней структуры. Очевидно, наличие простых и сложных по структуре событий обусловлено самой сущностью события. Здесь событие предстает как единица более высокого уровня – структурная единица коммуникации.

Если разделить события на те, в которых принимает участие человек, и те, которые совершаются независимо от его воли (например, буря, гроза и др.), то окажется, что человек принимает активное участие в огромном числе событий, а его пассивная роль в других событиях также может быть рассмотрена как роль участника определенного события. События, в которых реализуется процесс коммуникации, подразумевают более одного участника (тем самым структура события осложняется взаимодействием участников коммуникации).

Разграничивая простые и сложные события, В. Е. Гольдин так определяет их особенности: «Функционально-структурная и темпоральная целостность ситуаций, отличающая одни события от других, создает внутреннюю форму событий, которая у сложных событий складывается из взаимосвязанных частных событий, а у простых – из первичных событийных элементов, прежде всего – действий и сопутствующих им компонентов деятельности»

[15, с. 25–26]. (Ср. выделение простых и сложных речевых событий по аналогии с простыми и сложными речевыми жанрами у Д. Хаймса [13]).

Таким образом, еще одна интерпретация события разработана в этнографии коммуникации, а теперь она используется в разных сферах современной теории коммуникации. Разнообразие подходов к описанию событий (на уровне синтаксиса, когнитивном или коммуникативном уровне) подчеркивают разные аспекты сходных по своей событийной сущности явлений.

ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

Среди общего континуума событий, из которых состоит человеческая коммуникация, довольно значительное число событий принято называть речевыми событиями. По сравнению с неречевыми событиями, в речевых событиях вербальная интеракция не просто «сопровождающий», дополнительный элемент. Она формирует, конституирует социальные события.

В этнографии коммуникации социокультурное знание рассматривается как реализация речевых событий. Такие события состоят из актов, связанных в реальном времени и пространстве и характеризующихся культурноспецифичными ценностями и нормами, ограничивающими форму и содержание сказанного [16]. Следовательно, речевое событие есть компонент коммуникации, при этом более крупный, чем коммуникативный (речевой) акт. События как общественные мероприятия являются социально значимыми.

Вслед за Д. Хаймсом [12–14], В. Е. Гольдиным [15] и др. мы считаем необходимым выделять речевые события как особый тип событий. Но наше понимание речевого события несколько отличается от понимания речевого события в этнографии коммуникации [14, 16, 17]. Мы придерживаемся точки зрения В. Е. Гольдина [15], который видит необходимость разграничения простых и сложных речевых событий при анализе процесса коммуникации, но также предлагаем рассматривать речевой компонент события как его градуальную характеристику. Важность такого разграничения подтверждается недостаточностью лишь одного понятия «речевое событие» (speech event) для изучения групповой коммуникации.

События могут отличаться не только по тому, входят ли в состав одного события другие, простые или сложные события (ср., например, конференцию и доклад, которые относятся к числу сложных речевых событий). Возможно, сам термин «речевое событие» представляется не вполне удачным, поскольку компонент «речевое» может означать и использование глагола речи, и то, что общение протекает в устной форме, а кроме того, объем речевого компонента в событии варьируется (ср. брифинг и демонстрацию протеста), но мы придерживаемся данного термина по двум причинам: 1) это традиционно принятая терминология; 2) понятие «коммуникативное событие» шире, чем понятие «речевое событие». События допускают и иную интерпретацию (подробнее см. об этом в [18]).

И в семантическом синтаксисе, и в лексической семантике при анализе событий принимают во внимание участников события, границы события, внутренние отношения между компонентами одного события, отношения между событиями.

В [17] дается подробный анализ структурных компонентов событий, которые связаны единой общей целью коммуникации, общей темой, участниками, языком общения, тоном общения, правилами взаимодействия, а также местом и условиями коммуникации. Событие заканчивается, когда происходит смена главных участников общения, их ролевых отношений, фокуса их внимания. Если нет смены участников и обстановки общения, границей события служит период молчания или изменение положения коммуникантов в пространстве. Контекстом общения является коммуникативная ситуация. В качестве дискретных единиц анализа процесса комВЕСТНИК АГТУ. 2005. № 5 (28) муникации выделяются коммуникативная ситуация, коммуникативное событие и коммуникативный акт [12–14, 17].

Поскольку понятия «коммуникативное событие» и «коммуникативная ситуация» тесно взаимосвязаны, в литературе встречается термин «ситуация-событие»: «За темой как параметром КА [коммуникативного акта – О. Д.] всегда стоит ситуация (со своим набором участников, их действий, мотивов и целей), то есть коммуникативная тема – это своего рода «имя»

ситуации-события. Например, «Пробуждение», «Обед», «Приход врача», «Семейный праздник», «Отход ко сну» и мн. др. Любой тип ситуации развивается по собственному сценарию, то есть речевое взаимодействие ПК [партнеров коммуникации – О. Д.] «отливается» в соответствующие данной ситуации жанры» [19, с. 32].

В [14, 17, 20] описываются параметры, определяющие характер речевого общения в коммуникативной ситуации. Влияние на коммуникацию могут оказывать несколько факторов одновременно или только один из них. К таким факторам относятся: обстановка (место и время или культурно обусловленная ситуация – сцена (scene)), характеристики участников общения, последовательность форм и тем дискурса (последовательность речевых актов), тон или настроение (тональность), средства передачи сообщения (устные, письменные, пение и т. д.), нормы общения, интеракции, существующие для участников общения и ситуаций (является ли выбор типа речи наиболее характерного для данного собеседника обязательным, проявлением вежливости или оскорбительным (в случае, если он не знает более престижной разновидности)), нормы интерпретации (верования и ценности, народная логика, например, интерпретация детской вокализации как отдельного кода), жанр. Эти параметры определяют и характеристику речевых событий.

Кроме основных участников события и элементов события, существует некое предсобытие – то, что происходило до него. Обычно любому событию предшествует предсобытие, а само событие вызывает некоторые изменения в мире – постсобытие (ср. предусловие, преситуация – ситуация – постситуация [21], «линейная триада во времени»: пресобытие – эндособытие – постсобытие [8]). В то же время событие может иметь место и «без удовлетворения его предусловия», но с непредсказуемыми результатами [21, p. 122]. Следовательно, даже назначаемые и организуемые речевые события могут привести к непредсказуемым результатам (например, митинг).

Событие рассматривается в лингвистике и как концепт, и как объект реальной действительности. Возможно, следует исходить из двоякого понимания события в силу сложности этого явления. При когнитивном подходе «событие представляет собой регулируемый языковым сознанием концепт, организующий наши знания о мире непредметных объектов. Базовая языковая репрезентация этого концепта – пропозиция (предложение) – обладает прототипическими свойствами по отношению к номинализациям, событийным именам и инфинитиву. Вместе с тем номинализации и собственно событийные имена по сравнению с инфинитивом более специализированы в передаче событийного значения» [22, с. 151].

ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

Когнитивная составляющая в речевом событии играет ведущую роль, как и в любом коммуникативном событии. Описывая трансакционную модель дискурса, О. Б. Йокояма [24] отмечает, что для успешной коммуникации необходимо обладание определенными видами знания. В частности, наряду с пропозициональным знанием некоторого события и экзистенциальным знанием, в ряде случаев достаточно минимального знания о событии, которое О. Б. Йокояма называет предикационным. Выражается оно именно предикатами (см. выше о событии в грамматике). Таким образом, интерпретация процесса коммуникации требует интерпретации события на всех уровнях, то есть необходим комплексный подход к исследованию событий.

Описанные выше компоненты событийной структуры и распространение термина «событие» в современной лингвистике позволяют определить речевое событие как один из наиболее важных для коллективной коммуникации видов события.

Использование понятия «речевое событие» необходимо для описания особенностей речевого поведения представителей различных культур при этнографическом описании, а также для анализа языковых и речевых особенностей в социокультурном контексте. Речевым событиям присущи все свойства события, которое, по определению О. К. Ирисхановой, «представляет собой целостный фрагмент картины мира, отражающий локализованное во времени и пространстве изменение, важность и уникальность которого отмечены социумом и индивидом» [25, с. 6]. Насколько значимы эти изменения, определяет конкретная коммуникативная ситуация. Именно она определяет коммуникативные стратегии индивида, формируемые в сознании и реализующиеся в речевых событиях.

Исследование сфер сознания человека открывает новые пути и перспективы для комплексного изучения моделирования структуры коммуникации и ее значимых единиц – событий. Исследование коммуникативных стратегий в сферах сознания, предлагаемое Е. С. Никитиной [26], может быть рассмотрено и в связи с понятиями «событие» и «речевое событие»: «В каждой из сфер складываются собственные законы пространственно-временной организованности сознания. Внутри них же получают смысл и развитие характерные для этих сфер коммуникативные стратегии, а затем и стили коммуникативного поведения» [26, с. 372].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Щитцова Т. В. Событие в философии Бахтина. – Минск: И. П. Логвинов, 2002.

1.

Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. Оценка, событие, факт. – М.:

2.

Наука, 1988.

3. Переверзев К. А. Высказывание и ситуация: об онтологическом аспекте философии языка // Вопросы языкознания. – 1998. – № 5. – С. 24–52.

Николаева Т. М. «Событие» как категория текста и его грамматические характеристики // Структура текста. – М., 1980. – С. 198–210.

Чернейко Л. О. Лингво-философский анализ абстрактного имени. – М., 1997.

5.

Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация. – М., 1989.

6.

Barwise J., Perry J. Situations and Attitudes. – Massachusetts, 1984.

7.

ВЕСТНИК АГТУ. 2005. № 5 (28)

Шабес В. Я. Соотношение когнитивного и коммуникативного компонентов 8.

в речемыслительной деятельности. Событие и текст: Автореф. … д-ра филол.

наук. – Л., 1990.

Самойленко Н. А. Семантика событийности и способы ее выражения: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Алма-Ата, 1991.

Татевосов С. Г. Рецензия. Events as grammatical objects. The converging perspectives of lexical semantics and syntax // Вопросы языкознания. – № 3. МайИюнь. – М.: Наука, 2005. – С. 125–133.

Демьянков В. З. «Событие» в семантике, прагматике и в координатах интерпретации текста // Изв. Академии наук СССР. Сер. литературы и языка. – 1983. – Т. 42, № 4/6. – С. 320–329.

Хаймс Д. Х. Этнография речи // Новое в лингвистике. – Вып. 7. – М., 1975. С. 42–95.

12.

Hymes D. Models of the interaction of language and social life // John J. Gumperz 13.

& D. Hymes, eds. Directions in Sociolinguistics: Ethnography of Communication.

New York: Holt, Rinehart & Winston, 1972. – P. 35–71.

Hymes D. Sociolinguistics and the Ethnography of Speaking // Social Anthropology and Language. – 1971. – P. 47–93.

Гольдин В. Е. Имена речевых событий, поступков и жанры русской речи // 15.

Жанры речи. – Саратов, 1997. – С. 23–34.

Гамперц Д. Д. Об этнографическом аспекте языковых изменений // Новое 16.

в лингвистике. – Вып. 7. – М., 1975. – С. 299–319.

Saville-Troike M. The Ethnography of Communication. An Introduction. Blackwell, Oxford UK & Cambridge USA, 1994.

Дубровская О. Н. Имена сложных речевых событий в русском и английском 18.

языках: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005.

Китайгородская М. В., Розанова Н. Н. Речь москвичей. Коммуникативнокультурологический аспект. – М., 1999.

Coulthard M. An Introduction to Discourse Analysis. Ch.3: The Ethnography of 20.

Speaking, 1985. – P. 33–58.

Georgeff M., Morley D., Rao A. Events and Processes in Situation Semantics // 21.

Situation Theory and Its Applications. Vol. 3. Stanford, Stanford University, 1993. – P. 119–140.

Ли В. С. О событийных именах и их семантической структуре // Семантика 22.

языковых единиц: Докл. 4-й междунар. конф. Ч. 1. Памяти А. Ф. Лосева.

Лексическая семантика. – М., 1994. – С. 87–90.

Ли В. С. О категориальном статусе инфинитива и событийных имен // Фортунатовский сборник: Материалы науч. конф., посвященной 100-летию Московской лингвистической школы 1897–1997 гг. – М.: Эдиториал УРСС, 2000. – С. 146–151.

Йокояма О. Б. Когнитивная модель дискурса и русский порядок слов. – М.:

24.

Языки славянской культуры, 2005.

Ирисханова О. К. Семантика событийных имен существительных в языке 25.

и речи: Автореф. дис. …канд. филол. наук. – М., 1997.

Никитина Е. С. О типологии коммуникативных стратегий в сферах сознания // 26.

Scriptae linguisticae applicatae. Проблемы прикладной лингвистики. Вып. 2.

Сб. статей / Отв. ред. Н. В. Васильева. – М.: Азбуковник, 2004. – С. 363–372.

–  –  –

ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

ON INTERPRETTING THE NOTIONS “EVENT”

AND “SPEECH EVENT” IN LINGUISTICS

–  –  –

Different aspects of the usage and the interpretation of the notions “event” and “speech event” in modern language theory are studied. Special attention is paid to the usage of the term “event” in the theory of communication, linguistic philosophy, communicative grammar and semantic syntax, cognitive linguistics. In spite of different contents of the term “event”, anthropocentric nature of the research and importance of this notion justifies speaking about several levels of complexity of the event’s structure, which is reflected in the polysemy of this term in linguistics. The analysis of the usage of the term “event” proves the necessity for structural division of the events into simple and complicated ones, and also allows defining essential features of the event, which are revealed in the events of different types. Traditional view on the event is studied in connection with the terms “situation” and “fact”, and the necessity for interpretation of the events in terms of the ethnography of communication is explained. In spite of heterogeneity of event, the clearness of their structural organization and peculiarities of localization in space and time stipulate the resemblance of different interpretations of the term “event”. Such interpretation provided for studying the notion “event” at the cognitive and language levels, and investigating speech events as the main component of the structure of communication. The analysis of eventful communication in connection with the study of communicative strategies and models of communication is considered to be perspective both for the study of peculiarities of speech communication and for systematization of the notions of communicative theory.



Похожие работы:

«УДК 81’37:32 И. М. Лукавченко канд. филол. наук, доц. каф. лексикологии английского языка фак-та ГПН МГЛУ; e-mail: lukavchenko.katerina@yandex.ru ОЦЕНОЧНОСТЬ КАК СВОЙСТВО СЕМАНТИКИ МНОГОСЛОВНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СЛЕНГИЗМО...»

«МАРКОВА Татьяна Николаевна ФОРМОТВОРЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В ПРОЗЕ КОНЦА ХХ века (В. Маканин, Л. Петрушевская, В. Пелевин) Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Екатеринбург Работа выполнена на кафедре русской литератур...»

«Самохвалова Екатерина Владимировна Катафорическая референция как средство реализации когезии в тексте Специальность 10.02.04 германские языки Диссертация на соискание учной степени кандидата филологических наук Научный руководительдоктор филологических наук, доцент Сергеева Юлия Михайловна Москва, 2015 Оглавление ВВЕДЕНИЕ..4 11 ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ..12 -175 Глава 1....»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПО ОБЩЕМУ И СРАВНИТЕЛЬНОМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В 1952 ГОДУ ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ "НАУКА" МОСКВА —1989 Главиый редактор. Т. В. ГЛМКТКЛЛДЛК Заместители главного редактора: Ю. С. СТ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПО ОБЩЕМУ И СРАВНИТЕЛЬНОМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД МАРТ—АПРЕЛЬ "НАУКА" МОСКВА — 1993 Главный редактор: Т.В. ГАМКРЕЛИДЗЕ Заместители главного редактора: ЮС, СТЕПАНОВ, Н.И. ТОЛСТОЙ РЕДАКЦИОННЫЙ СО...»

«Мурнаева Л.И. (доцент кафедры русской филологии Пятигорского лингвистического университета, ПГЛУ. Лермонтовские экзистенциальные реминисценции в книге А.Макоева "В ожидании смысла" Все произведения Амира Макоева, современного кабардинского русскоязычнокого писателя, проникнуты глубоким философским содержанием....»

«Е.В. Трифонова ТЕСТИРОВАНИЕ КАК ФОРМА КОНТРОЛЯ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ УРОВНЯ ВЛАДЕНИЯ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКОМ СТУДЕНТАМИ НЕЯЗЫКОВЫХ ФАКУЛЬТЕТОВ Иностранный язык в настоящее время стал более востребованным в реальной...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.