WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


«ЗАКОНОМЕРНОСТИ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ДЕРИВАЦИИ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ ОСЯЗАТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, БЕЛОРУССКОГО, АНГЛИЙСКОГО И НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКОВ) ...»

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

УДК 81’37 (043.3)

АСТАПКИНА

Екатерина Сергеевна

ЗАКОНОМЕРНОСТИ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ДЕРИВАЦИИ

ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ ОСЯЗАТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ

(НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, БЕЛОРУССКОГО,

АНГЛИЙСКОГО И НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКОВ)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.19 – теория языка Минск, 2012 Работа выполнена в Белорусском государственном университете Научный руководитель Руденко Елена Николаевна, доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры теоретического и славянского языкознания Белорусского государственного университета Поплавская Татьяна Викторовна, Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой речеведения и теории коммуникации УО «Минский государственный лингвистический университет»

Гутовская Марина Степановна, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры английского языкознания Белорусского государственного университета УО «Гродненский государственный Оппонирующая университет имени Янки Купалы»

организация Защита состоится 1 октября 2012 г. в 14.00 часов на заседании совета по защите диссертаций Д 02.01.24 при Белорусском государственном университете по адресу: 220030, г. Минск, ул. К. Маркса, 31, ауд. 62. Телефон ученого секретаря 209-55-58.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Белорусского государственного университета.

Автореферат разослан ____27 августа_____ 2012 г.

Ученый секретарь совета по защите диссертаций С.А. Важник

ВВЕДЕНИЕ

Лексико-семантическим полям и группам слов, которые служат для номинации чувственно воспринимаемых качеств и свойств, посвящено немало исследований. При рассмотрении семантической организации перцептивной признаковой лексики особую важность приобретает изучение регулярной полисемии. К исследованию многозначности часто прибегают в когнитивной лингвистике. Устойчивые модели семантической деривации указывают на связь отдельных подсистем в семантической системе языка, и, следовательно, на связь тех или иных фреймов в когнитивной системе человека; такие модели дают возможность воссоздать процедуру проецирования области-источника на область-цель.

Прилагательные с семантикой ‘осязание’ изучены в значительно меньшей степени, чем лексемы зрительного или слухового восприятия: не выработан комплексный подход к анализу механизмов семантической деривации, характерных для данной группы лексики; отсутствуют сопоставительные семантические исследования в этой области на материале трех и более языков.

Данная работа посвящена детальному изучению семантической деривации прилагательных осязательного восприятия в русском, белорусском, английском и немецком языках и анализу механизмов и сфер семантического переноса с выявлением наиболее регулярных моделей деривации.

Актуальность настоящего исследования определяется теоретическими и практическими задачами современной лингвистики, в центре внимания которой находятся языковая картина мира, вопросы взаимодействия языка и мышления, особенности представления результатов чувственного, эмоционального и интеллектуального познания в языковой семантике. Проведенная работа важна не только для контрастивной лингвистики в целом. Она актуальна для углубленного изучения белорусского языка в условиях двуязычия и активного использования русского как второго государственного языка Беларуси. Не менее важно для этого и привлечение данных распространенных в мире английского и немецкого языков.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Связь работы с крупными программами (проектами) и темами Настоящее исследование выполнено на кафедре теоретического и славянского языкознания филологического факультета Белорусского государственного университета в рамках госбюджетной темы НИР кафедры «Структурносемантические и коммуникативные исследования белорусского и других языков в аспекте диахронии и синхронии» (государственный регистрационный номер 20113923).

Цель и задачи исследования Целью работы является определение закономерностей семантической деривации прилагательных осязания в русском, белорусском, английском и немецком языках, выделение целевых семантических областей переноса осязательного признака, механизмов семантической деривации и моделей, общих и специфических для названных языков.

Осуществление поставленной цели требует решения ряда задач:

Выделение общих для лексем всех рассматриваемых языков целевых семантических областей переноса осязательного признака; выявление наиболее распространенных моделей семантической деривации.

Определение основных механизмов семантической деривации, выявление отношения между механизмом развития значения и целевой областью семантического переноса.

Построение схем (цепочек) развития производных значений, выделение промежуточных ступеней семантической деривации.

Определение корреляции между градацией осязательного признака и регулярностью переноса осязательного признака в семантическую область ‘интенсивность’.

Выделение специфических для каждого из рассматриваемых языков целевых сфер переноса осязательного признака; выявление моделей семантической деривации, употребительных в отдельных анализируемых языках.

Объект исследования – прилагательные с семантикой осязания в русском, белорусском, английском и немецком языках. Предмет исследования – закономерности и особенности семантической деривации указанных лексических единиц. Материал исследования извлечен путем сплошной выборки из современных толковых словарей русского, белорусского, английского и немецкого языков на основании формального критерия – наличия в дефиниции прилагательного идентификаторов, указывающих на осязательно воспринимаемый признак. За единицу исследования в работе принимается лексикосемантический вариант (ЛСВ) имени прилагательного. Общий объем изучаемых лексем – 429 единиц русского, белорусского, английского и немецкого языков, представленных в 370 ЛСВ русского, 419 ЛСВ белорусского, 448 ЛСВ английского и 361 ЛСВ немецкого языков. В процессе исследования было проанализировано порядка 600 контекстов в каждом из языков.

Положения, выносимые на защиту

1. Наличие общей семы при регулярной семантической деривации на базе семантики осязания обусловлено сходным восприятием признака в ситуации осязания и в иной ситуации. Для прилагательных всех рассматриваемых языков характерен перенос признака из семантической области-источника ‘осязание’ в следующие целевые области: ‘погода, климат’, ‘интенсивность’, ‘оценка’, ‘характер, поведение, эмоции’, ‘физиологическое состояние’, ‘свойства материалов, предметов, помещений’, ‘устойчивость’, ‘незавершенность’, ‘опасность’, ‘восприятие’.

Общими для всех анализируемых языков и наиболее распространенными являются модели: ‘горячий’/‘холодный’ ‘погода в определенный промежуток времени’ (рус. жаркое лето); ‘сухой’/‘мокрый’ ‘погода в определенный промежуток времени’ (нем. ein trockener Sommer ‘сухое лето’); ‘осязательный признак’ ‘световой признак’ (нем. kaltes Licht ‘холодный свет’); ‘осязательный признак’ ‘цветовой признак’ (рус. теплые краски); ‘осязательный признак’ ‘звуковой признак’ (англ. rough voice ‘грубый голос’); ‘осязательный признак’ ‘человек с определенным характером’ (рус. жесткий человек);

‘осязательный признак’ ‘выражающий/свидетельствующий о тех или иных эмоциях’ (бел. чэрствы позірк).

2. Семантическая деривация осязательных прилагательных осуществляется путем метафорических и метонимических переносов.

Большинство моделей развития прямого значения – метафорические. При метафоризации в качестве семантической области-цели выступают: ‘восприятие’ (синестетический перенос – нем. weiches Licht ‘мягкий свет’), ‘интенсивность’ (англ. white-hot passion досл. ‘раскаленная добела [сильная] страсть’), ‘опасность’ (рус. раскаленная обстановка), ‘оценка’ (нем. eine glatte Lge досл.

‘гладкая [явная] ложь’), ‘характер, эмоциональное состояние’ (нем. ein sprdes Wesen ‘жесткий характер’), ‘незавершенность’ (англ. a rough translation досл.

‘шершавый [приблизительный] перевод’), ‘трудность’/‘легкость’ (англ. a soft job досл. ‘мягкая [легкая] работа’), ‘устойчивость’ (бел. цвёрды намер).

Метонимизация осуществляется только при переносе адъективного семантического признака ‘воспринимаемый на ощупь – при прикосновении, давлении’ в следующие целевые области: ‘погода, климат’ (рус. сухой ветер), ‘физиологическое состояние’ (англ. I'm dry досл. ‘я сухой [испытываю жажду]’), ‘свойства материалов, предметов, помещений’ (бел. цёплае адзенне), а также при интрамодальных переносах в рамках одной модальности – осязания (рус. сухой [и твердый] хлеб).

3. Модели семантической деривации могут быть одно-, двух- и трехступенчатыми. Результатом одноступенчатого семантического переноса может быть как метафорическое, так и метонимическое значение. При многоступенчатых переносах связь между начальным и конечным значениями будет метонимической при наличии только метонимических промежуточных значений и метафорической при наличии обоих механизмов в семантической цепи.

При многоступенчатой семантической деривации областью-целью выступают: ‘погода, климат’, ‘характер, поведение, эмоции’. Регулярные многоступенчатые модели, характерные для всех исследуемых языков, таковы:

1) ‘горячий’/‘холодный’ ‘погода в определенный промежуток времени’ (бел. гарачы дзень) ‘климат’ (бел. гарачы клімат) ‘страна с определенным типом климата’ (бел. гарачыя краіны); 2) ‘сухой’/‘мокрый’ ‘погода в определенный промежуток времени’ (рус. сухая зима) ‘климат’ (рус. сухой климат); 3) ‘осязательный признак’ ‘характер’ (рус. мягкий характер) ‘человек с определенным характером’ (рус. мягкий человек); 4) ‘осязательный признак’ ‘эмоциональное состояние’ (англ. opera left him cold ‘опера оставила его холодным’) ‘выражающий те или иные эмоции’ (англ. a cold stare ‘холодный взгляд’); 5) ‘осязательный признак’ ‘эмоциональное состояние’ (рус. холодное сердце) ‘свидетельствующий о тех или иных эмоциях’ (рус. холодный приём).

4. Степень шкалирования признака в прямом значении осязательного прилагательного обусловливает продуктивность модели семантической деривации ‘осязательный признак’ ‘интенсивность’. Признак ‘твердый’/‘мягкий’, имеющий 9 степеней градации, реализуется в 14 моделях семантической деривации; ‘горячий’/‘холодный’ (6 степеней градации) – в 9 моделях; ‘сухой’/‘мокрый’ (6 степеней градации) – в 9 моделях; неградуальный признак качества поверхности – в 4 моделях. При переносе в семантическую сферу ‘интенсивность’ осязательный признак в четырех языках используется для характеристики интенсивности эмоций; силы проявления природных и погодных явлений; напряженности периода, процесса; скорости движения; степени воздействия слов, обращения на духовную и эмоциональную сферы человека. Для передачи высокой степени проявления отвлеченного свойства во всех исследуемых языках используются осязательные признаки ‘горячий’ (нем. ein heier Kampf ‘горячий бой’), ‘твердый’ (бел. пругкі вецер). Для передачи низкой степени проявления отвлеченного качества во всех рассматриваемых языках употребляется осязательный признак ‘мягкий’ (рус. мягкое наказание).

Возможность градации осязательного признака является основой для синестетического обозначения световых, цветовых, звуковых, вкусовых признаков (бел. сухі бляск; нем. harte Farben досл. ‘твердые [яркие] цвета’; рус. упругий звук рояля; англ. hot mustard досл. ‘горячая [острая] горчица’). При синестетическом переносе осязательных прилагательных интенсивность проявления признака может сопровождаться его оценкой, что актуализируется в производном значении ‘приятный, потому что не резкий, слабый’/‘неприятный, потому что резкий, сильный’ (рус. мягкий свет; нем. ein weichen Tenor ‘мягкий тенор’).

5. Для прилагательных с семантикой осязательного восприятия в каждом из рассматриваемых языков характерны специфические модели семантической деривации. Схемы, по которым формируются переносные значения такого типа, отражают специфику конкретного языка.

Типы переносов, употребительные только в английском и немецком языках, таковы: 1) ‘температурный признак’ ‘оценка’ (нем. ein heies Buch досл.

‘горячая [интересная] книга’); 2) ‘осязательный признак’ ‘интенсивность’:

а) ‘теплый’ ‘слабый’ (англ. a mild painkiller досл. ‘теплое [легкое] болеутоляющее’); б) ‘твердый’ ‘сильный’ (нем. ein harter Ruck досл. ‘твердый [сильный] удар’); в) ‘мягкий’ ‘слабый’ (нем. weiche Drogen досл. ‘мягкие [слабые] наркотики’); г) ‘шершавый’ ‘сильный’ (англ. rough seas досл.

‘шершавые [бурные] моря’); 3) ‘сухой’ ‘чувство юмора’ (нем. einen trockenen Humor haben досл. ‘иметь сухое чувство юмора’); 4) ‘твердый’ ‘трудность’ (англ. hard exam досл. ‘твердый [тяжелый] экзамен’).

В русском и белорусском языках специфическими являются интрамодальные переносы: а) ‘сухой’/‘мокрый’ ‘тот или иной осязательный признак’ (рус. сухой хлеб); б) ‘качество поверхности’ ‘тот или иной осязательный признак’ (бел. слізкая скура); в) ‘твердый’/‘мягкий’ ‘тот или иной осязательный признак’ (рус. жесткая щетка).

Личный вклад соискателя Диссертация соискателя представляет собой самостоятельное исследование. В работе содержится анализ значительного по объему материала, собранного лично автором. Большинство представленных фактов впервые явилось предметом рассмотрения, полученные результаты полностью самостоятельны.

Апробация результатов диссертации Основные результаты диссертации представлены в форме докладов и сообщений на конференциях: II Міжнароднай навуковай канферэнцыі «Надзённыя праблемы лексікалогіі і анамастыкі славянскіх моў» (Мозырь, 22-23 апреля 2010 г.), XIV Республиканской научно-практической конференции «Актуальные вопросы германской филологии и методики обучения иностранным языкам» (Брест, 12 марта 2010 г.), XII Международных научных чтениях «Е.Ф. Карский и современное языкознание» (Гродно, 20-21 мая 2010 г.), VI Міжнароднай навуковай канферэнцыі «Мова – Літаратура – Культура» (Минск, 28 октября 2010 г.), Международной научной конференции «Язык – когниция – коммуникация» (Минск, 3-6 ноября 2010 г.), XV Республиканской научно-практической конференции «Актуальные вопросы германской филологии и методики обучения иностранным языкам» (Брест, 25 февраля 2011 г.), Карповских научных чтениях (Минск, 18-19 марта 2011 г.), Международной научной конференции «Славянская фразеология в синхронии и диахронии» (Гомель, 28-29 ноября 2011 г.), XVI Республиканской научно-практической конференции «Актуальные вопросы германской филологии и методики обучения иностранным языкам» (Брест, 24 февраля 2012 г.), Шестых Карповских чтениях (Минск, 17 марта 2012 г.), VIII Международной научнопрактической конференции «Содружество наук. Барановичи – 2012» (Барановичи, 23 мая 2012 г.).

Опубликованность результатов диссертации Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в 14 публикациях: 3 статьях в рецензируемых журналах (1,6 авт. л.), 3 статьях в сборниках научных статей (0,9 авт. л.) и 8 публикациях в виде материалов научных конференций (2,2 авт. л.).

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, общей характеристики работы, пяти глав, заключения, библиографического списка и одиннадцати приложений (в виде отдельного тома). Объем основного текста составляет 120 страниц; таблицы и рисунок (приводятся в тексте диссертации) занимают 27 страниц. Библиографический список включает список лексикографических источников (36 позиций), список использованных источников (288 позиций), список публикаций соискателя (14 позиций) и занимает 25 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1 «Аспекты изучения семантики перцептивной признаковой лексики» посвящена рассмотрению теоретических предпосылок исследования.

Первоочередное внимание уделяется проблеме семантической классификации прилагательных чувственного, в частности осязательного, восприятия. Лингвистическая классификация в определенной степени отражает описанное психологами разнообразие осязательных ощущений, а также взаимосвязь органов чувств в процессе восприятия (С.Л. Рубинштейн, А.Р. Лурия, Х. Шиффман), однако в работах лингвистов (Т.С. Борейко, Л.А. Нестерская, Е.С. Федотова) тактильность, температура, качество поверхности объединены по-разному. В реферируемой диссертации за основу была принята семантическая классификация А.Н. Шрамма с более дробным членением осязательных признаков: осязание включает в себя температурные и тактильные ощущения. К температурным признакам относятся признаки ‘горячий’/‘холодный’, к тактильным – признаки ‘сухой’/‘мокрый’, ‘твердый’/‘мягкий’, а также признаки, описывающие качество поверхности.

При рассмотрении производящей семантики осязательных прилагательных важными являются представления о норме, шкале и градуируемой природе признака, а также оценке ощущений (приятных или неприятных), полученных в процессе осязательного восприятия признака. Эти компоненты находят место в семантике анализируемых адъективов и становятся базой для переходов осязательных прилагательных в другие лексико-семантические поля («интенсивность», «оценка» и др.). Адъективная полисемия носит регулярный характер, о чем свидетельствуют попытки инвентаризации моделей семантической деривации признаковой лексики (Анна А. Зализняк, Е.В. Рахилина, Л.М. Лещева). В реферируемой диссертации различаются понятия «семантический перенос» и «модель семантической деривации». Под семантическим переносом понимается двухкомпонентная схема, которая связывает две семантические области: область-источник (‘осязание’) и новую понятийную областьцель (например, ‘характер, поведение, эмоции’). Под моделью семантической деривации понимается повторяющаяся схема развития вторичного значения, организующая последовательные цепочки связанных между собой двух и более значений. Семантический перенос может быть представлен различным числом моделей семантической деривации.

В последних разделах первой главы «Материал, предмет, объект исследования» и «Методика исследования» охарактеризованы материал, методы и алгоритм диссертационного исследования. Отбор языкового материала был подчинен жестким формальным критериям: особое внимание уделялось ключевым словам-идентификаторам, которые были выделены для каждого осязательного признака. Материал исследования (совокупный объем четырех картотек лексем) составили 429 прилагательных, обозначающих различные осязательные признаки в четырех языках. Прилагательные с семантикой ‘осязание’ были отобраны из толковых словарей – «Большого толкового словаря русского языка» (1998)1, «Тлумачальнага слоўніка беларускай мовы» (1977–1984)2, «Longman Dictionary of Contemporary English for Advanced Learners» (5-е издание, 2009)3, «Duden Deutsches Universalwrterbuch» (2007)4. В результате дефиниционного анализа анализируемые лексемы были распределены по ЛСГ в зависимости от обозначаемого ими осязательного признака (‘горячий’/‘холодный’, ‘сухой’/‘мокрый’, ‘качество поверхности’, ‘твердый’/‘мягкий’) и рассмотрены в отдельных главах.

В главе 2 «Семантическая деривация прилагательных, передающих температурный признак ‘горячий’/‘холодный’» проводится анализ ЛСГ температурных прилагательных, а именно систем их производных значений. Согласно полученным данным, система вторичных номинаций представлена следующими областями переноса: ‘погода, климат’, ‘свойства материалов, предметов, помещений’, ‘оценка’, ‘интенсивность’, ‘характер, поведение, эмоции’, ‘физиологическое состояние’, ‘восприятие’ (синестетический перенос), ‘опасность’.

Возможность опосредованного восприятия температуры – через воздух – обусловливает регулярность семантического переноса ‘горячий’/‘холодный’ ‘погода, климат’, в рамках которого прилагательные четырех языков используются для обозначения погодных условий различных по продолжительности периодов времени, климата определенной местности (рус. нежаркая погода).

Достаточно регулярным является использование прилагательных температурного восприятия в производных метонимических значениях а) при описании свойств предметов, материалов, помещений, которые характеризуются как не/способные сохранять, удерживать тепло (нем. eine warme Decke ‘теплое одеяло’); б) при характеристике предметов как источников тепла (бел. цёплая печ); в) при указании на пространственный или временной параметр (нем. eine kalte Fhrte ‘холодный след’).

Большой толковый словарь русского языка / под ред. С.А. Кузнецова. – СПб. : Норинт, 1998. – 1536 с.

Тлумачальны слоўнік беларускай мовы: у 5 т. / Акад. навук БССР, Ін-т мовазнаўства ; пад агул. рэд.

К.К. Атраховіча (К. Крапівы). – Мінск : БелСЭ, 1977–1984. – 5 т.

Longman Dictionary of Contemporary English for Advanced Learners / 5th ed. – Harlow : Pearson Education Ltd., 2009. – 2081 p.

Duden Deutsches Universalwrterbuch / Red. bearb. von R. Osterwinter. – 6. Auflage. – Mannheim ; Leipzig ; Wien ;

Zrich, 2007. – 2016 s.

Возможность градации температурного признака объясняет регулярность семантического переноса ‘горячий’/‘холодный’ ‘интенсивность’, в рамках которого выделяется ряд моделей семантической деривации для описания:

а) интенсивности температурного признака (англ. red-hot plates ‘очень горячие пластины’); б) скорости движения (англ. a nippy little car досл. ‘маленькая прохладная [быстрая] машина’); в) напряженности, активности процесса, периода (бел. гарачыя спрэчкі); г) силы проявления эмоций (англ. red-hot anger досл.

‘накаленный докрасна [сильный] гнев’); д) степени выраженности ситуации, явления (нем. die Nachfrage ist lau досл. ‘спрос теплый [умеренный, невысокий]’). Отмечено, что прилагательные малой степени проявления температурного признака описывают умеренную интенсивность признака, состояния, а прилагательные высокой степени проявления признака ‘горячий’/‘холодный’ употребляются для характеристики высокой степени интенсивности признаков, качеств.

Для температурных прилагательных английского и немецкого языков достаточно регулярным является перенос в семантическую область-цель ‘оценка’. В производных значениях лексемы передают сенсорную (англ. a mild shampoo досл. ‘теплый [нежный] шампунь’), эстетическую (нем. eine heie Bluse досл. ‘горячая [красивая] блузка’), интеллектуальную (нем. ein heies Buch досл. ‘горячая [интересная] книга’) оценку, а также используются для выражения одобрения и согласия (англ. ‘Do you want to come over and watch a video tonight?’ – ‘I’m cool with that.’ ‘Не хочешь прийти ко мне сегодня вечером и посмотреть фильм?’ – ‘Я не против.’).

Семы оценки и интенсивности делают возможным синестетический перенос, при котором температурные прилагательные используются для описания световых, цветовых и звуковых признаков; английское hot ‘горячий’ употребляется для передачи вкусовых качеств (англ. a hot curry досл. ‘горячий [острый, пряный] карри’).

Для английского и немецкого языков достаточно регулярным является перенос ‘температурный признак’ ‘физиологическое состояние’, при котором прилагательные используются для выражения субъективных термических ощущений, состояния сексуального возбуждения, алкогольного опьянения, ощущения боли, а также ощущения холода, вызванного эмоциональным состоянием.

Шкала температурного признака воспроизводится в семантической целевой области ‘характер, поведение, эмоции’. Прилагательные «горячего» блока описывают характер или поведение вспыльчивого, пылкого, страстного человека, соответствующие эмоциональные состояния и их проявления (нем. warme Dankesworte ‘теплые слова благодарности’). Лексемы «холодного» блока используются для номинации «полюсного» дружелюбности и душевности понятия равнодушия, враждебности (рус. холодный прием).

Очень высокая температура связана с представлением об опасности, на основе чего становится возможным употребление температурных прилагательных для описания ситуации, явления, периода как неспокойного, сопровождаемого конфликтами (нем. ein heies Thema ‘горячая [опасная] тема’). Данный перенос не носит регулярного характера.

В главе 3 рассматриваются закономерности и особенности семантических переносов на базе исходной семантики ‘сухой’/‘мокрый’. Группа анализируемых прилагательных занимает срединное положение в семантическом поле прилагательных тактильного восприятия: в ЛСГ входят лексемы, обозначающие наличие влаги (‘мокрый’) или отсутствие влаги (‘сухой’) как на поверхности, так и внутри предмета, при этом при продвижении к полюсу «влажности»

или «сухости» эти прилагательные начинают описывать признаки внутреннего строения предмета – ‘твердый’/‘мягкий’. Это объясняет регулярность интрамодального семантического переноса, характерного в большей степени для русского и белорусского языков. Прилагательные вступают в «комбинаторные»

отношения: если в прямом значении констатируется определенный тип влаги, например, вода, то производное значение указывает на другой тип влаги (пот, моча: рус. потная рубашка). Лексемы обнаруживают семантическую связь с прилагательными, передающими тактильный признак ‘твердый’ (бел. сухая скарынка).

В ситуации опосредованного восприятия тактильного признака – через воздух – воспринимается влажность или сухость воздушной среды, на основе чего становится возможным описание погоды определенных промежутков времени (влажности воздуха, количества осадков: англ. wet weather ‘мокрая погода’), а также климатических условий (бел. сухі клімат).

Особенностью семантического переноса в область-цель ‘интенсивность’ является то, что при интенсификации признака ‘сухой’/‘мокрый’ прилагательные указывают на большее или меньшее количество этого же тактильного признака, что может далее приводить к потере жизненно важных качеств и свойств или гибели (бел. засохлае лісце, вымаклыя пасевы). Единичные лексемы участвуют в номинации бльшего количества отвлеченного признака (англ. a city soaked in history ‘город, насквозь пропитанный историей’), а также силы физического контакта (нем. ein trockener Schuss aus 17 Metern досл. ‘сухой [сильный и точный] бросок с 17 метров’).

Прилагательные «сухого» блока более активно используются при совмещении ощущений разных модальностей: наличие характерных признаков, которыми обладает сухой объект, определяет особое метафорическое употребление лексем, когда в качестве определяемого выступают наименования звука, вкуса, световых явлений, формы предмета (рус. сухой треск; нем. der Junge ist sehr drr досл. ‘парень очень сухой [тощий]’).

При семантической деривации прилагательных со значением ‘сухой’ понятие сухости, черствости на основе сходных ощущений связано с эмоциональной сферой: лексемы используются для характеристики поведения равнодушного, хладнокровного человека, неспособного переживать, проявлять эмоции, для описания эмоциональных состояний и их проявлений (бел. чэрствы чалавек; англ. dry voice ‘сухой [неэмоциональный] голос’).

Менее представлены в ЛСГ прилагательных со значениями ‘сухой’/‘мокрый’ переносы в область-цель ‘физиологическое состояние’, ‘оценка’, ‘незавершенность’, ‘трудность’, ‘свойства предметов, процессов’.

В главе 4 «Семантическая деривация прилагательных, передающих тактильный признак ‘качество поверхности’» анализируется система вторичных номинаций в лексико-семантической группе прилагательных с семантикой ‘гладкий’, ‘шершавый’, ‘липкий’. Особенностью данной ЛСГ является то, что лексемы не вступают в градуальные отношения, изменение количества тактильного признака отражено в паре прилагательных ‘гладкий’ – ‘скользкий’.

Проведенное исследование позволило утверждать, что семантический перенос осуществляется при экстраполяции ситуации восприятия тактильного признака на отвлеченные ситуации, явления. Ощущения, которые субъект испытывает при прикосновении к поверхности, могут быть различными: гладкость определяется по беспрепятственному передвижению, а шероховатость – по вибрации, возникающей при преодолении мелких или крупных препятствий.

На основе этих ощущений признак ‘качество поверхности’ ассоциируется с признаками, воспринимаемыми другими органами чувств (зрением, слухом, вкусом (нем. raue Laute досл. ‘шершавые [резкие] звуки’)), используется для передачи оценки (сенсорной, нормативной, этической, эстетической, интеллектуальной (англ. a sticky website досл. ‘липкий [интересный] сайт’)). Наиболее представленным для адъективов «качества поверхности» является семантический перенос в область-цель ‘характер, поведение, эмоции’, основанный на сходстве ощущений, которые возникают при прикосновении к поверхности определенного типа, и ощущений при социальном контакте, общении (бел. слізкі чалавек). Специфичным для лексем со значением ‘скользкий’ (а в английском – также со значением ‘шершавый’, ‘липкий’) является их употребление для описания ситуации опасности (рус. скользкий путь).

В ходе анализа производных значений лексем были отмечены нерегулярные семантические переносы. Слабая возможность градуирования признака ‘качество поверхности’ объясняет нерегулярность семантического переноса тактильного признака в область-цель ‘интенсивность’, представленного отдельными моделями (бел. агрубелы [слабы] нюх). Прилагательные со значением ‘шероховатый’ в четырех языках используются для номинации признака ‘незавершенный’ и передают степень соответствия предмета целям использования (англ. a rough translation досл. ‘шероховатый [приблизительный] перевод’).

Единичные прилагательные используются для описания погодных условий, физиологических состояний, трудности/легкости протекания процесса, действия, а также для номинации признака ‘устойчивость’.

В главе 5 выявляются закономерности и специфика семантических переносов на базе производящей семантики ‘твердый’/‘мягкий’. Тактильный признак представлен в работе как триада ‘твердый’ – ‘упругий’ – ‘мягкий’; градация проходит по девяти степеням изменения признака.

Анализ закономерностей семантической деривации рассматриваемых лексем показал, что прилагательные «твердости»/«мягкости» активно используются для вторичной номинации признаков явлений окружающей действительности. Общими для всех языков являются переносы в следующие семантические целевые области: ‘осязание’ (интрамодальный перенос: бел. акамянелы хлеб), ‘интенсивность’ (рус. жесткий мороз), ‘оценка’ (англ. a solid reputation досл.

‘твердая [хорошая] репутация’), ‘восприятие’ (синестетический перенос:

нем. samtige Stimme ‘бархатный голос’), ‘характер, поведение, эмоции’ (бел. цвёрды характар), ‘физиологическое состояние’ (нем. er hat einen steifen Nacken досл. ‘у него твердая шея [онемела]’).

Одним из наиболее распространенных в данной ЛСГ и гораздо менее характерных для других групп осязательных прилагательных является употребление анализируемых лексем в значении ‘устойчивый’ при описании явлений разной природы (‘состояние’, ‘цены’, ‘график’, ‘власть’ и др., например, бел. цвёрдая ўлада), а также в значении ‘трудный, тяжелый’/‘легкий’ (‘работа’, ‘период’, ‘ментальное действие’ и др., например, нем. harte Arbeit досл. ‘твердая [тяжелая] работа’). Сдвиг в значении происходит в результате метафорического переосмысления ситуации восприятия: субъект воздействует на объект (явление, ситуацию), применяя при этом силу, а предмет оказывает сопротивление и не меняет своей формы или же наоборот поддается внешнему воздействию и без труда деформируется.

Сочетание сем ‘твердый’, ‘мягкий’ с семами ‘сухой’, ‘гибкий’, ‘шершавый’ и др. может иметь место как в прямых, так и в производных значениях – при интрамодальном переносе, который более представлен в семантике прилагательных русского и белорусского языков (рус. твердая [шершавая] мозоль).

К нерегулярным семантическим переносам прилагательных с семантикой ‘твердый’/‘мягкий’ относятся переносы в область-цель ‘свойства предметов, материалов, помещений’, ‘погода, климат’, которые представлены отдельными моделями и иллюстрируются единичными лексемами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные научные результаты диссертации

1. По результатам проведенного исследования для прилагательных осязательного восприятия русского, белорусского, английского и немецкого языков были выделены семантические целевые области переноса температурных и тактильных признаков: ‘погода, климат’, ‘интенсивность’, ‘оценка’, ‘восприятие’, ‘характер, поведение, эмоции’, ‘физиологическое состояние’, ‘свойства материалов, предметов, помещений’, ‘устойчивость’, ‘незавершенность’, ‘опасность’, ‘трудность’/‘легкость’, ‘осязательное восприятие’ (переносы в рамках одной модальности – осязания). В приложении Л представлено членение семантических целевых областей на конкретные сферы, а также приведены лексемы осязательного восприятия, переносные значения которых соотносятся с определенной семантической целевой областью.

Варьирование семантики осязательных прилагательных базируется на типичных представлениях, которые можно применить как в ситуации осязательного восприятия, так и при характеристике абстрактных объектов. Регулярность семантических переносов зависит от сложившихся в том или ином языке стереотипов и от семантики конкретного осязательного признака.

Прилагательные температурного восприятия активно используются для обозначения погодных условий и климата; свойств материалов, помещений, связанных с их температурными характеристиками; оценки; интенсивности деятельности, процесса, силы проявления эмоций. Наибольшее количество температурных прилагательных обслуживает семантическую область-цель ‘погода, климат’ (19 ЛСВ русского, 19 ЛСВ белорусского, 41 ЛСВ английского и 19 ЛСВ немецкого языков).

Прилагательные со значением ‘твердый’/‘мягкий’ чаще используются для передачи интенсивности проявления какого-либо признака, устойчивости какого-либо явления, состояния, а также для номинации другого осязательного признака. Наиболее представленной лексическими единицами является семантическая область-цель ‘характер, поведение, эмоции’ (31 ЛСВ русского, 20 ЛСВ белорусского, 16 ЛСВ английского и 16 ЛСВ немецкого языков).

Признак ‘сухой’/‘мокрый’ употребляется для передачи интенсивности проявления тактильного признака и связанным с этим изменением состояния, потерей жизненно важных качеств, свойств. Благодаря возможности его опосредованного восприятия активно участвует в номинации погодных и климатических явлений (12 ЛСВ русского, 8 ЛСВ белорусского, 14 ЛСВ английского и 9 ЛСВ немецкого языков).

Признак ‘качество поверхности’, а именно признак ‘скользкий’, ассоциативно связан с ситуацией опасности; признаки ‘гладкий’, ‘скользкий’, ‘липкий’ передают оценку. Наибольшее количество лексических единиц в каждом рассматриваемом языке употребляется для описания характера, поведения и эмоциональных состояний (9 ЛСВ русского, 4 ЛСВ белорусского, 5 ЛСВ английского и 7 ЛСВ немецкого языка).

Количество моделей в рамках определенного переноса может не совпадать для рассматриваемых языков.

Проведенное исследование позволило выявить доминантные деривационные модели для лексем всех рассматриваемых языков:

• ‘горячий’/‘холодный’, ‘сухой’/‘мокрый’ ‘погода в определенный промежуток времени’ (бел. сырая пара; нем. ein trockenes Jahr ‘сухой год’);

• ‘осязательный признак’ ‘световой/цветовой признак’ (рус. теплые краски; англ. warm colours ‘теплые цвета’);

• ‘осязательный признак’ ‘звуковой признак’ (англ. soft music ‘мягкая музыка’; нем. raue Laute ‘резкие звуки’);

• ‘осязательный признак’ ‘человек с характером’ (рус. жесткий характер; англ. a hot temper ‘горячий нрав’);

• ‘осязательный признак’ ‘выражающий/свидетельствующий об эмоциональном состоянии’ (рус. холодный взгляд; бел. чэрствыя словы).

Таким образом, осязательные прилагательные используют свой семантический потенциал для номинации широкого круга признаков и свойств. Семантическое развитие происходит на основе общего для прямых и производных значений ассоциативного компонента, а также типичной ситуации и способа восприятия осязательного признака. Регулярность переносов свидетельствует о моделируемом характере семантических процессов [1–А; 2–А; 3–А; 9–А;

14–А].

2. Результатом семантической деривации осязательных прилагательных может являться метафорическое или метонимическое производное значение.

Большинство моделей развития прямого значения – метафорические.

Исследование системы производных значений осязательных прилагательных русского, белорусского, английского и немецкого языков позволяет сделать вывод о том, что при метафорическом переносе ситуация или способ восприятия осязательного признака применяется к ситуации отвлеченного характера, а в качестве области-цели выступают:

• признаки, воспринимаемые другими органами чувств (рус. упругий звук рояля; бел. сухое чахканне матора);

• интенсивность неосязательных признаков (бел. гарачае жаданне;

нем. ein glasharter Schuss досл. ‘твердый как стекло [сильный] бросок’);

• опасность (бел. коўзкая сцежка; англ. a slippery customer досл. ‘скользкий [опасный] клиент’);

• оценка (англ. sticky website досл. ‘липкий [интересный] вебсайт’;

нем. eine glatte Lge досл. ‘гладкая [чистая] ложь’);

• характер и эмоциональные состояния человека (рус. твердый нрав;

нем. ein sprdes Wesen ‘жесткий [неприступный] характер’);

• незавершенность (рус. сырой доклад; англ. a rough estimate of the cost ‘приблизительные оценки затрат’);

• трудность/легкость выполнения действия, протекания процесса (рус. в жизни все у них гладко; нем. harte Arbeit ‘тяжелая работа’);

• устойчивость (бел. цвёрдыя цэны; англ. firm control ‘жесткий контроль’).

Метонимия в ЛСГ рассматриваемых прилагательных основана на смежности осязательных признаков, находящихся в той или иной связи (временной, пространственной, причинно-следственной и т.д.).

При метонимической деривации адъективы используются для описания:

• погодных и климатических условий (рус. теплый месяц; англ. hot countries ‘жаркие страны’);

• физиологических ощущений (бел. халодны пот; нем. einen rauen Hals haben досл. ‘воспаленное [пересохшее] горло’);

• свойств материалов, предметов, помещений (рус. теплые носки;

нем. warme Kleidung ‘теплая одежда’);

• осязательных признаков (рус. жесткое полотенце; бел. цвёрдая скура) [1–А; 4–А; 6–А].

3. Модели семантической деривации могут быть одно-, двух- и трехступенчатыми. При одноступенчатой семантической деривации механизмом развития значения может быть как метафоризация, так и метонимизация. При многоступенчатых переносах картина иная: если на промежуточном этапе значения были образованы только путем метонимии, то связь между начальным и конечным значениями будет метонимическая; в случае, когда начальное и конечное значения опосредованы промежуточным метафорическим или метонимическим значениями, связь между ними будет метафорическая. Многоступенчатые модели семантической деривации были отмечены в рамках семантических переносов в целевые области ‘погода, климат’, ‘характер, поведение, эмоции’.

Регулярность использования лексем с семантикой ‘горячий’/‘холодный’, ‘сухой’/‘мокрый’ для характеристики погодных и климатических условий объясняется тем, что упомянутые признаки могут восприниматься непосредственно (при контакте с предметом) или опосредованно (через воздух). Логика развития «погодных» значений такова: ‘горячий’/‘холодный’, ‘сухой’/‘мокрый’ ‘погода в определенный период времени (температура/влажность, количество осадков)’ ‘климат’ ‘страна с определенным типом климата’. Эта многоступенчатая деривация представляет собой системную метонимию и является устойчивой моделью семантической деривации анализируемых адъективов (рус. сырой климат, жаркие страны; бел. вільготны клімат, халодныя краiны;

англ. humid climate ‘влажный климат’; hot countries ‘жаркие страны’;

нем. trockenes Klima ‘сухой климат’; die heien Lnder ‘жаркие страны’).

Не менее регулярная двухступенчатая модель семантической деривации была отмечена при употреблении прилагательных с семантикой ‘осязание’ для описания характера, а также таких проявлений эмоционального состояния, как, например, тон, голос, взгляд. Развитие переносных значений идет следующим образом: ‘осязательный признак’ ‘характер’ ‘человек с характером’; ‘осязательный признак’ ‘эмоциональное состояние’ ‘выражающий/свидетельствующий об эмоциональном состоянии’ (рус. черствый приём;

бел. мяккія словы; англ. dry voice ‘сухой голос’; нем. kalte Miene ‘холодное выражение лица’). Для прилагательных русского, белорусского и немецкого языков со значением ‘холодный’ была отмечена следующая двухступенчатая модель семантической деривации: ‘холодный’ ‘лишенный эмоций’ ‘контролируемый разумом’ (рус. холодное решение; бел. халодная разважлівасць;

нем. eine khle Vernunft ‘холодный разум’).

Полный список многоступенчатых переносов и диагностических контекстов, которые использовались для верификации производного значения, приведен в приложении М к диссертации [1–А; 3–А; 14–А].

4. Степень шкалирования осязательного признака в прямых значениях прилагательных обусловливает продуктивность семантического переноса осязательного признака в семантическую область-цель ‘интенсивность’. Признак ‘качество поверхности’ представлен градуальной парой ‘гладкий’ – ‘скользкий’, что объясняет выделение в рамках переноса ‘качество поверхности’ ‘интенсивность’ четырех моделей семантической деривации. Шкала, представленная шестью ступенями изменения количества признаков ‘горячий’/‘холодный’ и ‘сухой’/‘мокрый’, дает девять моделей семантического варьирования.

Градация признака ‘твердый’/‘мягкий’, который в работе представлен как триада ‘твердый’ – ‘упругий’ – ‘мягкий’, проходит по девяти степеням изменения признака. Это находит отражение в четырнадцати деривационных моделях.

Осязательные прилагательные при переносе в семантическую областьцель ‘интенсивность’:

• описывают различную степень проявления этого же осязательного признака (англ. a soft pencil ‘мягкий карандаш (мягче, чем обычно)’);

• передают интенсивность проявления физического или эмоционального состояния в значениях ‘сильный’/‘слабый’ (рус. горячее желание);

• дают количественную характеристику природным явлениям (ветер, пора года, климат) в значениях ‘мощный, резкий, сильный’/‘слабый, умеренный’ (нем. ein harter Winter досл. ‘твердая [суровая] зима’);

• обозначают скорость движения в значениях ‘быстрый’/‘медленный’, ‘резкий’/‘плавный’ (рус. пружинистая походка);

• актуализируют значение ‘интенсивный, напряжённый, требующий сосредоточения всех сил’ для обозначения степени напряженности процесса (нем. heie Liebe досл. ‘горячая [сильная] любовь’);

• описывают силу воздействия на человека слов, поведения, поступков другого человека (рус. мягкий упрёк);

• указывают на прилагаемую физическую силу и определяют существительные с семантикой ‘бросок’, ‘удар’, ‘рукопожатие’ в значении ‘сильный/слабый’ (англ. a firm handshake ‘крепкое рукопожатие’);

• используются для обозначения сильного или слабого эффекта воздействия определенного вещества на организм человека (нем. weiche Drogen ‘слабые наркотики’).

Для передачи высокой степени проявления признака могут использоваться прилагательные ‘горячий’ (рус. жгучий интерес), ‘холодный’ (англ. a nippy car досл. ‘прохладная [быстрая] машинка’), ‘твердый’ (англ. hard push досл.

‘твердый [сильный] толчок’), ‘сухой’ (нем. ein trockener Schuss aus 17 Metern досл. ‘сухой [сильный] бросок с 17 метров’), ‘шершавый’ (англ. a rough shake досл. ‘шершавое [сильное] рукопожатие’). Для обозначения низкой степени проявления признака употребляются прилагательные со значением ‘мягкий’ (рус. мягкое дуновение ветра), ‘теплый’ (англ. a mild case of food poisoning досл.

‘теплый [легкий] случай пищевого отравления’), ‘шершавый’ (бел. агрубелы нюх).

Шкалирование признака делает возможными синестетические переносы.

На основе семы ‘интенсивность’ развиваются производные значения для передачи скорости музыки, яркости цвета/света, насыщенности вкуса, которые характерны для прилагательных со значениями: ‘сухой’/‘мокрый’ (бел. сухі бляск); ‘горячий’ (англ. a hot curry досл. ‘горячий [острый] карри’); ‘твердый’ (нем. harte Farben досл. ‘твердые [яркие] цвета’); ‘шершавый’ (нем. raue Laute досл. ‘шершавые [резкие] звуки’).

При синестетическом употреблении осязательных прилагательных интенсивность проявления признака может сопровождаться его оценкой, что находит отражение в производных значениях ‘приятный, потому что не резкий, слабый’ или ‘неприятный, потому что резкий, сильный’. В таких значениях адъективы используются для характеристики: цвета/света (англ. hard brilliance of the moonlight ‘яркий свет луны’); музыки, звуков, голоса (бел. цёплая музыка); вкуса (нем. der Cognac ist wunderbar weich ‘коньяк удивительно мягкий’).

Таким образом, при использовании осязательных прилагательных для характеристики световых, цветовых, звуковых и вкусовых признаков перенос осуществляется на основе семы интенсивности. В некоторых случаях имеет место сочетание, а именно зависимость оценки воспринимаемого признака от интенсивности его проявления, что отражено в производных значениях ‘приятный, потому что не резкий’/‘неприятный, потому что резкий’ [1–А; 7–А; 8–А;

9–А].

5. Анализ производящей и производной семантики осязательных прилагательных показал, что в подавляющем большинстве случаев семантический перенос базируется на ассоциациях универсального характера и может быть воспроизведен в производных значениях лексем всех рассматриваемых языков.

Однако наряду с регулярными моделями семантической деривации выделяются специфичные для определенного языка деривационные модели. Схемы, по которым формируются подобные переносные значения, не имеют регулярного характера, а отражают национально-языковую специфику.

Для прилагательных анализируемых германских языков – английского и немецкого – характерен семантический перенос ‘температурный признак’ ‘оценка’, который находит выражение в четырех моделях в немецком языке (нем. ein heies Buch досл. ‘интересная книга’; eine heie Bluse досл. ‘красивая блузка’). В английском языке за счет использования прилагательных «холодного» блока англ. cool ‘прохладный’ и perishing ‘очень холодный’ количество моделей увеличивается до девяти (англ. hot/red-hot favourite досл.

‘горячий/очень горячий [вероятный] победитель’; perishing job досл. ‘очень холодная [противная] работа’; cool bike досл. ‘прохладный [отличный] велосипед’).

Особенностью семантической деривации осязательных адъективов английского и немецкого языков является ряд специфичных моделей в рамках семантического переноса ‘осязательный признак’ ‘интенсивность’, в частности использование признаков ‘теплый’ и ‘мягкий’ в значении ‘слабый’ (англ. a feeling of mild irritation досл. ‘чувство теплого [легкого] раздражения’; a limp handshake досл. ‘мягкое [слабое] рукопожатие’) и употребление признаков ‘твердый’ и ‘шершавый’ в значении ‘сильный’ (нем. ein fester Hndedruck досл.

‘твердое [крепкое] рукопожатие’; нем. die raue See досл. ‘шершавые [бурные] моря’).

Отличительной чертой анализируемых лексем английского и немецкого языков является использование признака ‘сухой’ для характеристики чувства юмора (нем. einen trockenen Humor haben досл. ‘иметь сухое чувство юмора’).

Заметным отличием производной семантики осязательных прилагательных русского и белорусского языков являются интрамодальные переносы, т.е.

использование анализируемых прилагательных для номинации признаков, воспринимаемых осязательно. В рамках лексико-семантической группы лексем, обозначающих признаки ‘сухой’/‘мокрый’, отмечены следующие модели семантической деривации:

• ‘сухой’/‘мокрый’ (‘не/покрытый/пропитанный жидкостью’) ‘сухой’/‘мокрый’ (‘не/покрытый/пропитанный птом, паром, мочой, дождем’) (рус. запотелые лица рабочих; бел. запацелы твар);

• ‘мокрый’ (‘покрытый/пропитанный птом, паром, мочой, дождем’) ‘мокрый’ (‘покрытый/пропитанный влагой’) (рус. потное окно; бел. спацелыя шыбы);

• ‘сухой’ ‘твердый’ (рус. сухой хлеб; бел. сухая скарынка).

Признак ‘качество поверхности’ используется при номинации:

• ‘скользкий’, ‘липкий’ ‘покрытый слизью’ (рус. липкие почки тополя;

бел. слізкая скура);

• ‘шершавый’ ‘шершавый и твердый’ (бел. шорсткая рука, шурпатыя пальцы).

Семы ‘твердый’, ‘мягкий’ в прямом значении осязательных прилагательных активно сочетаются с семами, обозначающими признаки ‘холодный’, ‘сухой’, ‘гибкий’, ‘шершавый’ и т.д., что может также находить выражение и в производных значениях:

• ‘твердый и гибкий’ ‘твердый’ (калошы былі мокрыя і пруткія);

• ‘мягкий’ ‘мягкий и гибкий’ (бел. мяккая воўна, мяккі лён);

• ‘твердый’ ‘шершавый’ (рус. жесткая щетка; бел. цвёрдыя рукі);

• ‘твердый и холодный’ ‘покрытый льдом’ (рус. мерзлые лужи, застывший пруд; бел. замёрзлыя вокны, застылая лужына);

• ‘твердый и холодный’ ‘холодный’ (рус. мерзлый ветер);

• ‘твердый ’ ‘твердый и сухой’ (бел. акамянелы хлеб);

• ‘твердый и холодный’, ‘твердый и сухой’, ‘мягкий и мокрый’ ‘испорченный от холода, недостатка/избытка влаги’ (рус. мерзлый картофель;

бел. адмоклыя расліны).

Специфичны не только модели семантической деривации в разных языках. Семантика каждого осязательного признака обусловливает специфические переносы. Конкретный признак – в силу свойственных только в ситуации его восприятия ассоциаций – используется для описания явлений определенных целевых областей. Ярче всего это проявляется в лексико-семантической группе лексем со значением ‘твердый’/‘мягкий’, которые активно употребляются для передачи признака ‘устойчивость’, присущего явлениям разной природы (рус. твердые цены; нем. feste berzeugung ‘твердое убеждение’). Прилагательные, передающие признак ‘мокрый’ и признак ‘качество поверхности’, участвуют в номинации признака ‘незавершенность’ (бел. сырая паэмка; англ. a rough translation ‘приблизительный перевод’). Адъективы, обозначающие признак ‘гладкий’, в производных значениях указывают на легкость выполнения определенных действий (нем. die Sache, die Arbeit geht glatt vonstatten ‘дело, работа продвигается гладко’) [7–А; 10–А; 11–А; 12–А].

Рекомендации по практическому использованию результатов Практическое значение работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы:

• в теории и практике перевода;

• в теории и практике преподавания современных русского, белорусского, английского и немецкого языков, в частности при преподавании белорусского и русского языков как иностранных;

• в лексикографической практике при разработке структуры словарных определений, а также дефиниции и структурировании семантики многозначных прилагательных.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОИСКАТЕЛЯ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

–  –  –

1. Астапкина, Е.С. Семантическое варьирование прилагательных, передающих температурный признак (на материале русского, белорусского, английского и немецкого языков) / Е.С. Астапкина // Вестник МГЛУ. Серия 1.

Филология. – 2011. – № 2 (51). – C. 6–15.

2. Астапкіна, К. Семантычная дэрывацыя прыметникаў са значэннем ‘цвёрды’, ‘мяккі’ (на матэрыяле беларускай мовы) / К. Астапкіна // Роднае слова. – № 3. – 2011. – С. 38–40.

3. Астапкина, Е.С. Прилагательные тактильного восприятия: система производных значений (на материале английского, белорусского, немецкого и русского языков) / Е.С. Астапкина // Вестник МГЛУ. Серия 1. Филология. – 2012. – № 2 (57). – С. 6–15.

Статьи в сборниках научных статей

4. Астапкина, Е.С. Семантическая деривация прилагательных, обозначающих тепловое восприятие: модели метафорических переносов / Е.С. Астапкина // Беларуская філалогія : зб. навук. прац маладых вучоных філ.

фак., прысвеч. 90-годдзю БДУ / Беларус. дзярж. ун-т ; рэдкал. : П.І. Навойчык (адк. рэд.) [і інш.]. – Мінск : Выд. цэнтр БДУ, 2011. – С. 15–20.

5. Астапкина, Е.С. Особенности синестетического употребления осязательных прилагательных (на материале русского, белорусского, английского и немецкого языков) / Е.С. Астапкина // Карповские научные чтения : сборник научных статей, Минск, 19 марта 2010 г. : в 2 ч. / Белорус.

госуд. ун-т; редкол. : А.И. Головня (отв. ред.) [и др.]. – Минск : Белорусский Дом печати, 2011. – Вып. 5. – Ч. 2. – С. 125–128.

6. Астапкина, Е.С. Семантическое развитие осязательных прилагательных: образование несвободных значений (на материале русского и белорусского языков) / Е.С. Астапкина // Славянская фразеология в синхронии и диахронии : сб. науч. статей, Гомель, 28-29 ноября 2011 г. / Гомельский гос.

ун-т им. Ф. Скорины; редкол. : В.И. Коваль (отв. ред.) [и др.]. – Гомель : ГГУ им. Ф. Скорины, 2011. – Вып. 1. – С. 245–248.

Материалы и тезисы докладов конференций

7. Астапкина, Е.С. Модели семантического и синестетического развития прилагательных, обозначающих тепловое восприятие (hot/hei, cold/kalt, cool/khl, warm/warm) / Е.С. Астапкина // Актуальные вопросы германской филологии и методики обучения иностранным языкам : материалы XIV респ.

науч.-практ. конф., Брест, 12 марта 2010 г. : в 2 т. / Брест. гос. ун-т им.

А.С. Пушкина ; редкол. : Н.А. Тарасевич [и др.]. – Брест : Альтернатива, 2010. – Т. 1. – С. 89–91.

8. Астапкина, Е.С. Структурная организация лексико-семантической группы прилагательных тактильного восприятия (на материале белорусского языка) / Е.С. Астапкина // Надзённыя праблемы лексікалогіі і анамастыкі славянскіх моў : матэрыялы II Міжнар. навук. канф., Мазыр, 22–23 крас.

2010 г. / рэдкал. : В.В. Шур (адк. рэд.) [і інш.]. – Мазыр : УА “МДПУ імя І.П. Шамякіна”, 2010. – С. 256–258.

9. Астапкина, Е.С. Интенсивность как компонент метафорического значения прилагательных тактильного восприятия (на материале белорусского и русского языков)/ Е.С. Астапкина // Е.Ф. Карский и современное языкознание : материалы XII Междунар. научн. чтений, Гродно, 20–21 мая 2010 г. / ГрГУ им. Я. Купалы ; редкол. : М.И. Конюшкевич (гл. ред.), А.В. Никитевич. – Гродно : ГрГУ, 2011. – С. 187–195.

10. Астапкина, Е.С. Перцептивная категория тактильности в семантическом поле «Восприятие» (на материале английского языка) / Е.С. Астапкина // Язык – когниция – коммуникация : тезисы докладов Междунар. науч. конф., Минск, 3-6 нояб. 2010 г. / Минск. гос. лингв. ун-т ;

редкол. : З.А. Харитончик (отв. ред.) [и др.]. – Минск : МГЛУ, 2010. – С. 95–97.

11. Астапкина, Е.С. Категория градуальности и ее проявление в семантике прилагательных чувственного восприятия (на материале русского, белорусского, английского и немецкого языков) / Е.С. Астапкина // Актуальные вопросы германской филологии и методики преподавания иностранных языков : материалы XV Респ. науч.-практ. конф. в 2 ч., Брест, 25 февраля 2011 г. / Брест. гос. ун-т им. А.С. Пушкина ; редкол. : Н.А. Тарасевич [и др.]. – Брест : Альтернатива, 2010. – Ч. 1. – С. 63–65.

12. Астапкина, Е.С. Узаемадзеянне тактыльных прыкмет у семантыцы прыметнікаў тактыльнага ўспрымання (на матэрыяле рускай і беларускай моў) / Е.С. Астапкина // Мова – Літаратура – Культура : матэрыялы VI Міжнар. навук.

канф., Мінск, 28 кастр. 2010 г. : в 2 ч. / Беларус. дзярж. ун-т. – Мiнск : Выд.

цэнтр БДУ, 2011. – Ч. 1. – С. 182–188.

13. Астапкина, Е.С. Адъективы чувственного восприятия: семантика и сочетаемость (на материале русского, белорусского, английского и немецкого языков) / Е.С. Астапкина // Актуальные вопросы германской филологии и методики обучения иностранным языкам : материалы XVI респ. науч.-практ.

конф., Брест, 24 февраля 2012 г. : в 2 ч. / Брест. гос. ун-т им. А.С. Пушкина ;

редкол. : В.Ф. Сатинова [и др.]. – Брест : Альтернатива, 2012. – Ч. 1. – С. 79–81.

14. Астапкина, Е.С. Разнонаправленность и многоступенчатость процесса семантической деривации (на материале осязательных прилагательных русского, белорусского, английского и немецкого языков) / Е.С. Астапкина // Содружество наук. Барановичи-2012 : материалы VIII Междунар. науч.-практ.

конф. молод. исследов., Барановичи, 23-24 мая 2012 г. : в 3 ч. / Баранович. гос.

ун-т ; редкол. : А.В. Никишова (гл. ред.), И.Я. Тучина (отв. ред.) [и др.]. – Барановичи : РИО БарГУ, 2012. – Ч. 1. – С. 206–209.

РЕЗЮМЕ

–  –  –

Закономерности семантической деривации прилагательных осязательного восприятия (на материале русского, белорусского, английского и немецкого языков) Ключевые слова: осязательный признак, осязательное прилагательное, лексико-семантический вариант, метафора, метонимия, семантический перенос, модель семантической деривации, область-источник, область-цель, регулярность.

Цель исследования – определение закономерностей семантической деривации прилагательных осязания в русском, белорусском, английском и немецком языках, выделение целевых семантических областей переноса осязательного признака, механизмов семантической деривации и моделей, общих и специфических для названных языков.

Методы исследования: метод компонентного анализа, метод диагностических подстановок (синонимических замен), контекстуальный анализ.

Полученные результаты и их новизна. В проведенном исследовании выявлены семантические области-цели переноса осязательного признака, наиболее распространенные модели семантической деривации, механизмы семантического варьирования, специфика семантических переносов в зависимости от языка. В работе приведены одно- и многоступенчатые модели семантической деривации, т.е. полисемия слова представлена в виде сети, в которой каждое последующее значение образовано от предыдущего посредством деривации определенного типа. На основании анализа количества степеней градации осязательного признака и количества моделей семантической деривации в рамках семантического переноса ‘осязательный признак’ ‘интенсивность’ установлена корреляция между структурой шкалирования осязательного признака и продуктивностью семантического переноса в область-цель ‘интенсивность’.

Новизна проведенного исследования в выявлении закономерностей семантической деривации прилагательных осязательного восприятия: механизмов их семантической деривации, областей переноса осязательного признака в четырех языках одновременно.

Практическая значимость исследования и область применения. Результаты исследования могут найти применение в теории и практике перевода, в теории и практике преподавания современных русского, белорусского, английского и немецкого языков, в частности при преподавании белорусского и русского языков как иностранных; в лексикографической практике при разработке структуры словарных определений, а также структурировании семантики многозначных прилагательных.

РЭЗЮМЭ

–  –  –

Заканамернасцi семантычнай дэрывацыi прыметнiкаў дотыку (на матэрыяле рускай, беларускай, англiйскай i нямецкай моў) Ключавыя словы: дотыкавая прыкмета, прыметнік дотыку, лексiкасемантычны варыянт, метафара, метанімія, семантычны перанос, мадэль семантычнай дэрывацыі, вобласць-крыніца, вобласць-мэта, рэгулярнасць.

Мэта даследавання – вызначэнне заканамернасцей семантычнай дэрывацыі прыметнікаў дотыку ў рускай, беларускай, англiйскай і нямецкай мовах, вылучэнне мэтавых семантычных сфер пераносу дотыкавай прыкметы, механізмаў семантычнай дэрывацыі і мадэлей, агульных і спецыфічных для названых моў.

Метады даследавання: метад кампанентнага аналізу, метад дыягнастычных падстановак (сінанімічных замен), кантэкстуальны аналіз.

Атрыманыя вынiкi i iх навiзна. У праведзеным даследаваннi выяўлены семантычныя вобласцi-мэты пераносу дотыкавай прыкметы, найбольш распаўсюджаныя мадэлі семантычнай дэрывацыi, механiзмы семантычнага вар'iравання, спецыфiка семантычных пераносаў у залежнасцi ад мовы. У працы прыведзены адна- і шматступенныя мадэлi семантычнай дэрывацыi, г.зн.

полiсемiя слова падаецца ў выглядзе сеткi, у якой кожнае наступнае значэнне ўтворана ад папярэдняга шляхам дэрывацыi пэўнага тыпу. На падставе аналізу колькасцi ступеней градацыi дотыкавай прыкметы i колькасцi мадэлей семантычнай дэрывацыi ў рамках семантычнага пераносу ‘дотыкавая прыкмета’ ‘iнтэнсiўнасць’ вызначана карэляцыя памiж структурай шкалiравання дотыкавай прыкметы i прадуктыўнасцю семантычнага пераносу ў вобласцьмэту ‘iнтэнсiўнасць’.

Навізна праведзенага даследавання ў выяўленні заканамернасцей семантычнай дэрывацыi дотыкавых прыметнiкаў: механізмаў іх семантычнай дэрывацыі і абласцей пераносу дотыкавай прыкметы ў чатырох мовах адначасова.

Практычная значнасць даследавання i галiна выкарыстання. Вынікі даследавання могуць быць выкарыстаны у тэорыі і практыцы перакладу, у тэорыі і практыцы выкладання сучасных рускай, беларускай, англійскай і нямецкай моў, у прыватнасці пры выкладанні беларускай і рускай моў як замежных; у лексікаграфічнай практыцы пры распрацоўцы структуры слоўнікавых дэфініцый, а таксама структураванні семантыкі шматзначных прыметнікаў.

–  –  –

The regularities in semantic derivation of the adjectives of tactile perception (on the material of the Russian, Belarusian, English and German languages) Key words: tactile property, tactile adjective, lexico-semantic variant, metaphor, metonymy, semantic change, pattern of semantic derivation, source-domain, target-domain, regularity.

The aim of the research is to reveal regularities in semantic derivation of the adjectives of tactile perception in Russian, Belarusian, English and German, to define the target-domains of semantic change of tactile property, the mechanisms of semantic derivation and patterns, common and specific for the above mentioned languages.

The methods used are as follows: componential analysis, the method of diagnostic substitution (synonymous replacement), contextual analysis.

The results obtained and their novelty. The target-domains for the semantics of tactile perception are defined. The most widely spread patterns of semantic derivation are identified, the mechanisms of semantic change in the adjectival meaning are revealed; the specific features of semantic variation in the languages involved are highlighted. The models of one- and multistage semantic derivation are exposed: the polysemy is represented as a network in which the secondary meaning derives from the previous one by means of a certain type of derivation. On the ground of the analysis of the number of stages of tactile property change and the number of the models of semantic derivation in the framework of semantic transfer ‘tactile property’ ‘intenstity’ the correlation between the gradability of the tactile property and the productivity of the corresponding semantic change is exposed.

The novelty of the research lies in the description of regularities in the process of semantic derivation of tactile adjectives: mechanisms of their semantic derivation and target-domains of tactile property transfer within the Russian, Belarusian, English and German languages simultaneously.

The practical value of the research and spheres of application. The findings of the research can be applied in theory and practice of translation; in theory and practice of teaching Russian, Belarusian, English and German, in particular in teaching Belarusian and Russian as foreign languages; in lexicographical working out of dictionary definitions, as well as in structuring of the semantics of polysemous adjectives.



Похожие работы:

«Дубова М. А., Логинова Н. А. Система упражнений по теме "Сравнительные конструкции" на материале прозы писателей-неореалистов А. И. Куприна и А. И. Бунина // Научно-методический электронный журнал "Концепт". – 2016. – № 11 (ноябрь). – 0,5 п. л. – URL: http://e-kon...»

«ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ №4 2005 © 200S г. А.Б. ЛЕТУЧИЙ НЕПРОТОТИПИЧЕСКАЯ ПЕРЕХОДНОСТЬ И ЛАБИЛЬНОСТЬ: ФАЗОВЫЕ ЛАБИЛЬНЫЕ ГЛАГОЛЫ* В настоящей статье исследуется способность глагола выступать в двух разных диатезах, разли­ чающихся тем, какой из участник...»

«Издательство "Златоуст"сертификационный уровень. Общее владение III www.zlat.spb.ru СОДЕРЖАНИЕ Об этой книге Требования к III уровню общего владения русским языком как иностранным Вариант I Субтест...»

«В.В. ТУЛУПОВ РЕКЛАМА В КОММУНИКАЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ Курс лекций Воронеж Кварта ББК 76.006.57 Т 82 УДК 659 (075) Рецензенты: доктор филологических наук, проф. Стернин И.А., канд. филол. наук, доцент Гордеев Ю.А. Научный редактор доктор филологических наук, проф. Акопов А.И. ТУЛУПОВ В.В...»

«Структура уСтного диСкурСа: взгляд Со Стороны мультимодальной лингвиСтики1 Николаева Ю. В. (julianikk@gmail.com), Кибрик А. А. (aakibrik@gmail.com), Федорова О. В. (olga.fedorova@msu.ru) Институт языкознания РАН и МГУ имени М. В. Ломоносова, Москва, Россия Данный доклад представляет собой шаг в на...»

«Дисциплина: Иностранный язык В результате изучения учебной дисциплины "Иностранный язык" обучающиеся должны:знать: не менее 4000 лексических единиц, из них не менее 2700 активно, грамматический материал в объеме необходи...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В. И. Вернадского Серия "Филология. Социальные коммуникации". Том 26 (65). № 1, ч. 1. 2013 г. С. 120–129. УДК 821. 111 САД ИНФАНТЫ И ЛЕС КАРЛИКА (ОПЫТ ИТЕРПРЕТАЦИИ СИМВОЛОВ В СКАЗКЕ ОСКАРА УАЙЛЬДА...»

«Иомдин Борис Леонидович ЛЕКСИКА ИРРАЦИОНАЛЬНОГО ПОНИМАНИЯ Специальности: 10.02.01 – русский язык 10.02.19 – теория языка Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2002 Работа выполнена в секторе теоретической...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ – X Материалы чтений, посвященных памяти профессора Иосифа Моисеевича Тронского 19–21 июня 2006 г. Санкт-Петербург Наука...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ МАЙ — И Ю Н Ь \ :-'А \ БИБЛ с ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА • 1952 ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ДВА ГОДА ДВИЖЕНИЯ СОВЕТСКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ ПО НОВОМУ ПУТИ 20 июня 195...»

«Хаминова Анастасия Алексеевна ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ В. Ф. ОДОЕВСКОГО В АСПЕКТЕ ИНТЕРМЕДИАЛЬНОГО АНАЛИЗА Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Томск – 2011 Работа выполнена на кафедре об...»

«УДК 37.0:81 Г. А. Дубинина ТЕХНОЛОГИЯ ПРИМЕНЕНИЯ КЕЙС-АНАЛИЗА В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ В статье конкретизируется понятие "работа с кейсом" и рассматриваются дидактические возможности использования кейс-анализа в учебном процессе по иностранному языку в неязыковых вузах, который рекомендуетс...»

«1. Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине, соотнесенных с планируемыми результатами освоения образовательной программы Коды Планируемые результаты Планируемые результаты обучения по компетенций освоения образовательной дисциплине программы Готовностью к Знать: основные направл...»

«Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. — М.: МАКС Пресс, 2001. — Вып. 20. — 140 с. ISBN 5-317-00377-6 Языковое сознание русского народа (на материале фразеологизмов, возглавляемых именами ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ) © кандидат филологичес...»

«Лобанова Юлия Александровна РОЛЬ ЖЕНСКИХ АРХЕТИПОВ В МЕТАСЮЖЕТЕ ИНИЦИАЦИИ ГЕРОЕВ Ю. ОЛЕШИ Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Барнаул 2007 Работа выполнена на кафед...»

«152 ФИЛОЛОГИЯ. Языкознание ший глаз" из цикла "Записки юного врача" [Электрон, ресурс]. Режим доступа: http:// bw.keytown.com/s-el.phtml Ван Дейк Т.-Э. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989. Золотова Г. А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 2003. Новиков А. И. Семантика текста и ее ф...»

«Е.А. Зуева Белгородский государственный университет СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ САКРАЛЬНОЙ ЛЕКСИКИ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ Религиозную лексику русского и немецкого языков можно условно разделить на три группы. Первую принято называть об­ щерелигиозной. Она включает слова, обозначающие понятия, свойственные всем монотеистически...»

«42.03.01 РЕКЛАМА И СВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ очная форма обучения (2013 г. набора) Аннотации учебных дисциплин учебного плана БАЗОВАЯ ЧАСТЬ: Иностранный язык 1. Место дисциплины в структуре основной профессиональной образовательной программы. Дисциплина "Иностранный язык" входит в вариативную часть блока...»

«Белгородский государственный национальный исследовательский университет М.Ю. Казак Морфемика и словообразование современного русского языка. Теория Учебное пособие Белгород УДК 808.2-54 ББК 81.2 Р К 14 Печатается по решению кафедры журналистики и...»

«Широколобова Анастасия Георгиевна, Ларионова Юлия Сергеевна ОБУЧЕНИЕ ДИАЛОГИЧЕСКОЙ РЕЧИ НА ИНОСТРАННОМ ЯЗЫКЕ В НЕЯЗЫКОВОМ ВУЗЕ (ИЗ ОПЫТА ПРЕПОДАВАНИЯ) Статья посвящена проблеме обучения речевому общению на иностранном языке студентов неязыкового в...»

«БОРИСОВА Светлана Сергеевна ПЕРСУАЗИВНЫЕ СТРАТЕГИИ В АНАЛИТИЧЕСКИХ ЖАНРАХ МЕДИАТЕКСТА (на материале немецкого языка) Специальность 10.02.04 – германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание уч...»

«ГОЛУБЕВА Алина Юрьевна КОНВЕРСИЯ В СЛОВООБРАЗОВАНИИ: УЗУС И ОККАЗИОНАЛЬНОСТЬ Специальность 10.02.19 – теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Воронеж – 2014 Диссертация выполнена в ФГАОУ ВПО "Южный федеральный универси...»

«УДК 811.161.1-81’36 Е.В. Бувалец ДВОЙНЫЕ СУБСТАНТИВНЫЕ СОЧЕТАНИЯ КАК ФОРМУЛЬНЫЕ ЕДИНИЦЫ ПОЭТИЧЕСКОЙ РЕЧИ Стаття присвячена розгляду подвійних субстантивних сполучень як стійких, формульних одиниць поетичного тексту. Стверджується, що граматична модель "іменник – іменник" із...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.