WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Зачем политику риторический вопрос? Особенности парламентской дискуссии начала XX века © с.А. ГРОМЫКО, кандидат филологических наук Автор ...»

РУССКАЯ РЕЧЬ 4/2010

Зачем политику

риторический вопрос?

Особенности парламентской дискуссии

начала XX века

© с.А. ГРОМЫКО,

кандидат филологических наук

Автор проанализировал большой материал, относящийся к парламентской речи начала XX века. Особенности функционирования риторического вопроса в думской речи того периода позволяет рассмотреть

риторический вопрос как ключевую фигуру в развитии русской парламентской дискуссии.

Ключевые слова: эмоционально-оценочный; сопоставительные конструкции; модальность отрицания; каскад риторических вопросов;

когнитивные функции.

В выступлении одного из депутатов дореволюционной Государственной думы стенограмма зафиксировала двенадцать идущих подряд риторических вопросов. Современному человеку трудно представить себе такой устный монолог. Конечно, если задаться целью, то можно выступить с политической речью, содержащей и большее количество риторических вопросов, вот только воспринята она будет неоднозначно.

В общественно-политической речи начала XXI века на первый план выходит информативность сообщения, независимо от его жанра, поэтому устное публичное выступление с таким количеством «вопрошаний»

(так по-другому называют риторический вопрос) в любом случае воспринимается не как норма.

Этот факт можно было бы признать курьезным (хотя бы в сравнении с современной Думой, где риторический вопрос используется гораздо реже, так как выступление вместе с некоторой архаикой получает и патетику, которая при неумелом использовании легко разрушается и

ИЗ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ И ПИСЬМЕННОСТИ 77

переходит в ложный пафос), если бы не другие наблюдения, к которым можно прийти при вдумчивом чтении стенограмм российских дореволюционных парламентов.

В политической речи начала XX века риторический вопрос был не одним из стилистических приемов, но главным. В среднем на одно выступление депутата первой Государственной думы 1906 года приходится от трех до пяти риторических вопросов. По крайне мере, трудно встретить более или менее развернутое высказывание, в котором риторических вопросов не было бы вообще. Сто лет назад «вопрошание»

в публичной политической речи было «сверхфигурой», неотъемлемой частью не только выступления, но и мышления публичного человека.

На распространенность риторического вопроса в общественно-политической публичной речи обращали внимание многие языковеды [1,2,3].

Риторический вопрос давно известен как средство выражения экспрессии в высказывании, которая достигается за счет асимметрии вопросительной формы и утвердительного содержания, что позволяет с точки зрения грамматики рассматривать подобные конструкции как вопросительные предложения во вторичной функции [4] или даже как «псевдовопросы» [5].

В устном публичном выступлении риторический вопрос представляет собой в первую очередь эффективное средство диалогизации монолога. А.К.

Михальская с позиций риторики выделила следующие функции этой фигуры речи:

1) эмоциональное выделение смысловых центров выступления;

2) формирование эмоционально-оценочного отношения адресата к предмету речи;

3) представление адресату особенно важных в смысловом отношении этапов рассуждения (доказательства) [3. С. 240-241].

Таким образом, риторический вопрос можно рассматривать как эмоционально-оценочное обрамление самых основных аргументов или тезисов выступления. Он чаще всего представляет собой повышение пафоса, эмоций высказывания, что, безусловно, отражается на восприятии аудиторией как текста выступления, так и самого оратора.

Но этим функции «вопрошания» в публичной речи не ограничиваются. Современные исследователи указывают на то, что «использование риторического вопроса заставляет задуматься над, казалось бы, очевидными истинами, представить их в новом свете» [6. С. 206]. Это замечание отчасти может объяснить присутствие в определенных выступлениях большого количества риторических вопросов или значимое их отсутствие.

В выступлениях депутатов Первой государственной думы 1906 года наблюдается тенденция к замене прямого выражения модальности отрицания, невозможности, нецелесообразности одним риторическим вопроРУССКАЯ РЕЧЬ 4/2010 сом, например: «В самом деле, разве можно оставить неприкосновенным землевладение немецких колонистов?» [7. С. 125] вместо возможного «В самом деле, нельзя оставить неприкосновенным землевладение немецких колонистов». Частотны и случаи включения риторических вопросов в сопоставительные конструкции: «Говорят, что Ульянов должен быть предан суду, а предан ли суду тот градоначальник, который печатал в своей типографии черносотенный призыв к убийствам?» [8. Т. II.

С. 894] вместо возможного «Говорят, что Ульянов должен быть предан суду, в то время как не предан суду тот градоначальник, который печатал в своей типографии черносотенный призыв к убийствам».

Эти вопросительно-отрицательные по цели высказывания предложения [2] в отличие от своих повествовательных вариантов являются не только более эмоциональными и экспрессивными. Они побуждают аудиторию обратить внимание на некие очевидные, общеизвестные факты, которые уже стали частью пресуппозитивных знаний, однако в свете новых событий получили новое значение. В этой функции особенно распространены вопросительные конструкции с частицей разве (разве не).

«Разве князь Петр Дмитриевич Долгоруков не говорил, как указывается здесь, что там, где работают крестьянские союзы, не было погромов?»

[8. Т.П. С. 1347]. Это новое, порой парадоксальное значение, а также демонстрация эмоционально-оценочного отношения к факту реальной действительности, о котором идет речь, оформляются в виде риторического вопроса.

Интересно, что в ряде случаев риторический вопрос со скрытой модальностью отрицания или невозможности использовался с целью смягчения категоричности суждения в тот момент, когда думская дискуссия накалялась. «Как вы определите трудовую норму? Ведь, господа, если я посажу десятину хмеля, то на нее нужно употребить более тысячи рабочих дней, а если я посею десятину клевера, то для этого нужно не более двадцати рабочих дней» [8. Т. II. С. 982]. Оратор, по-видимому, сознательно ушел от более жестких и категоричных формулировок типа «Вам не определить трудовую норму» для снижения остроты полемики.

Однако здесь важно отметить, что такую функцию риторический вопрос реализует при помощи контекста высказывания. В приведенном примере снизить категоричность модальности отрицания помогает выдвигаемый следом за вопросом рациональный аргумент и обращение к аудитории.

Кроме того, в этом вопросе есть следы первичной функции вопросительного предложения: оратор оставляет возможность своим коллегам в последующих выступлениях более подробно и детально объяснить, как будет определяться трудовая норма. Тем самым выступление формирует некоторое пространство для дискуссии.

Каскад риторических вопросов в рамках одной депутатской речи представляет собой один из самых распространенных приемов речеИЗ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ И ПИСЬМЕННОСТИ 79 вого воздействия на оппонентов и аудиторию в целом на пике развертывания дискуссионной речи. В условиях, когда эмоциональность и спонтанность прений достигали своего апогея, ораторы с целью эмоционального речевого воздействия употребляли в своих выступлениях более двух подряд построенных на единоначатии риторических вопросов. При этом скопления вопрошаний в зависимости от хода полемики могли выражать широкий диапазон эмоциональных и интенциональных оттенков, например, эмоциональное доказательство правоты своей точки зрения - «Да разве ход событий за последнее время не служит доказательством правильности такого взгляда? Разве рескрипт 18 февраля 1905 года, разве положение о Государственной Думе 6 августа и Высочайший манифест 17 октября не были результатом неконституционной работы? Разве все это не будет доказательством того, что для завоевания себе государственного порядка нужна именно такая неконституционная работа со стороны народа?» [8. Т. II. С. 1463]; возмущение, недоумениеДа что же это такое, господа? Да это ли не насмешка? Да разве мало платили крестьяне разных земельных налогов? Мало ли они были обременены налогами всякого рода?» [Там же. С. 985]; негодование, открытая речевая агрессия по отношению к оппонентам - «А что, спрошу я, в Риге те же самые условия? Что, Рига тоже сейчас отрезана от сообщения со всем миром? Что, из Риги нельзя переслать в Петербург кассационную жалобу?» [Там же. С. 902] и т.п.

Каскад риторических вопросов - экспрессивно-эмоциональное ядро речи. Этот прием в парламентских прениях служит катализатором дискуссии, ее самоорганизующим началом. Единичные риторические вопросы и каскады риторических вопросов стимулируют ответную реакцию как оппонентов, так и сторонников выступления. Действие этих приемов основывается в первую очередь на механизмах эмоционального заражения: демонстрируя свои чувства на вербальном уровне, оратор таким образом провоцирует аудиторию на принятие или отторжение этих чувств [9]. В то же время риторический вопрос в Думе начала XX века был не только средством выражения эмоций, он выполнял еще и когнитивную функцию: депутаты, использовавшие «вопрошания», как бы включали механизм напоминания о некоторых важных событиях и фактах, а также встраивали эти события и факты в новый контекст.

Это позволяло Думе расширять тематическое и проблемное дискуссионное поле. Увеличению дискуссионного пространства речи способствовало и использование риторического вопроса в функции смягчения категоричности суждений.

Намеченные особенности функционирования риторического вопроса в думской речи начала XX века позволяют рассматривать данную фигуру как ключевую в развитии русской парламентской дискуссии.

Интересно, что активное ее использование парламентариями не привело 80 РУССКАЯ РЕЧЬ 4/2010 к выхолащиванию риторического вопроса как приема. Все российские дореволюционные парламенты основывали свою дискуссию на риторическом вопросе. Наоборот, как только устная общественно-политическая полемика в советские годы превратилась в ритуал, риторический вопрос - как признак реального диалога и наличия открытой дискуссии в обществе - практически полностью ушел из дискуссионной речи.

Литература

1. Сковородников А.П. Риторический вопрос // Энциклопедический словарь-справочник. Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочеты. М., 2005.

2. Грановская JI.M. Риторика. М., 2004.

3. Михальская А.К. Основы риторики: Мысль и слово. М., 1996.

4. Русская грамматика. В 2 т. М., 1980.

5. Санников В.З. Русский синтаксис в семантико-прагматическом пространстве. М., 2008.

6. Панов М.И. Риторический вопрос // Педагогическое речеведение.

Словарь-справочник. М., 1998.

7. Государственная Дума. 1906-1917. Стенографические отчеты. М., 1995.

8. Государственная Дума. Стенографический отчет. 1906 г. Заседания 1-18. Т. I; Заседания 19-38. Т. И. СПб., 1906.

9. Степанов В.Н. Провокативный дискурс социально-культурной коммуникации. СПб., 2003.

–  –  –



Похожие работы:

«УДК 81’373.46 Л. А. Ким Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гончара К ВОПРОСУ О ТИПАХ ЕДИНИЦ СПЕЦИАЛЬНОЙ НОМИНАЦИИ Рассмотрены различные подходы к решению вопроса о стратификации специальной лексики. Для разграничения единиц специальной...»

«Ю. В. Доманский Русская рок поэзия: текст и контекст Intrada — Издательство Кулагиной. Москва Доманский Юрий Викторович. Русская рок-поэзия: текст и контекст. — М.: Intrada — Издательство Кулагиной, 2010. — 230 с. Научная редактура А.Н. Ярко В монографии русская рок-поэзия рассматривается в нескольких филологическ...»

«М АТ Е Р И А Л Ы ВОПРОСЫ ОНОМАСТИКИ 2004. № 1 И. В. Ро ди о н о в а ДЕРИВАТЫ БИБЛЕЙСКИХ АНТРОПОНИМОВ В НАРОДНОЙ ЯЗЫКОВОЙ ТРАДИЦИИ (Словарные материалы)1 Данная публикация представляет собой часть материалов к словарю вторичных отантропонимических номинаций, а именно лексические и фразе...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО "ВГУ") УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой филологических дисциплин и м...»

«Николаичева Светлана Сергеевна "Дневниковый фрагмент" в структуре художественного произведения (на материале русской литературы 30 – 70 гг. XIX века) 10.01.01 – русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«1971 Ученые записки УрГУ № 114 Серия филологическая Вып. 18 Л. Г. ГУСЕВА ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ КАРГОПОЛЬСКОГО КРАЯ И ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ В ТОПОНИМИКЕ I. Гидрографическая терминология В географической терминологии КаргопоАского района Архангель­ ской области1 большую группу составляют гидрографические термины. Цель этого раздела статьи...»

«Атавова Раисат Алиевна ИНВЕКТИВНАЯ ЛЕКСИКА КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ АГРЕССИИ (НА МАТЕРИАЛЕ ДАГЕСТАНСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ) Данная статья раскрывает способы создания инвективной лексики на страницах дагестанских пери...»

«Панченко Надежда Николаевна ЗАНУДА КАК КОММУНИКАТИВНАЯ ЛИЧНОСТЬ Статья посвящена анализу коммуникативного типажа зануда. Рассматриваются дифференциальные признаки понятия зануда; содержательный минимум понятия уточ...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.