WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ КОНТАМИНАЦИЯ ...»

На правах рукописи

КОЛОБОВА ЕКАТЕРИНА АНДРЕЕВНА

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ КОНТАМИНАЦИЯ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Костромской государственный

университет им. Н.А. Некрасова»

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Третьякова Ирина Юрьевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Хуснутдинов Арсен Александрович ГОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

кандидат филологических наук, доцент Сметанина Зоя Викторовна ГОУ ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет»

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»

Защита диссертации состоится 5 апреля 2011 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.062.06 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, 39, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.

Автореферат разослан “____ ” _____________ 2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Ф. И. Карташкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В последние десятилетия идет активный процесс изучения русской фразеологии в различных аспектах: структурно-семантическом, функционально-прагматическом, лингвокультурологическом, когнитивном. Научный интерес вызывают вопросы происхождения фразеологизмов, проблемы связанных значений слов-компонентов фразеологических единиц, семантическая структура и внутренняя форма устойчивых словосочетаний и предложений (см. работы Н.Ф.

Алефиренко, Д.О. Добровольского, А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко, В.Н. Телия и др.). Не ослабевает научный интерес и к проблемам фразообразования: рассматриваются вопросы преобразования структуры и семантики языковых фразеологизмов в процессах индивидуальноавторского фразеотворчества. Исследуются авторские интенции, лингвистические и экстралингвистические факторы окказионального фразообразования, изучаются механизмы трансформационных процессов ФЕ (Н.Л. Шадрин, А.В. Кунин, А.М. Мелерович, И.Ю.

Третьякова). Ряд научных трудов посвящен изучению отдельных приемов окказионального преобразования ФЕ: замене компонентного состава, двойной актуализации, фразеологическому эллипсису, расширению компонентного состава, инверсии и др. (Т.В. Ренская, Е.М.

Дубинский, С.П. Волосевич, М.В. Пименова, Н.А. Крюкова).

Тем не менее, несмотря на проведенные исследования, остаются недостаточно изученными механизмы окказионального преобразования фразеологизмов в тексте, обусловленность окказиональных трансформаций различными лингвистическими и экстралингвистическими факторами, закономерности образования окказиональных вариантов ФЕ и окказиональных фразеологизмов в устной и письменной речи, отдельные приемы окказионального преобразования ФЕ.

Диссертация посвящена исследованию одного из приемов окказионального преобразования фразеологических единиц – фразеологической контаминации.

Актуальность научного исследования определяется необходимостью системного изучения трансформационных процессов во фразеологии, обусловливающих динамическое состояние и развитие фразеологической системы и языка в целом.

Описание особенностей (условий, механизмов, результатов) одного из приемов окказионального преобразования ФЕ позволяет выявить, с одной стороны, прагматические возможности окказиональных фразеологизмов как экспрессивных знаков, являющихся ярким выразительным средством, а с другой – креативные речепорождающие способности носителей языка как пользователей языка, стремящихся к максимально точному выражению мыслей и предельно полному проявлению оценочности и экспрессии по отношению к явлениям окружающего мира.

Объектом исследования являются языковые фразеологические единицы, вступающие в процесс контаминации, и контаминанты – окказиональные дериваты, образующиеся в результате контаминации языковых ФЕ. Предметом исследования – грамматические и семантические свойства фразеологических единиц, активизирующие процесс их контаминации, модели фразеологический контаминации, а также особенности семантической структуры и грамматического состава контаминантов.

Материалами исследования послужили фразеологизмы, представленные в словаре А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко «Фразеологизмы в русской речи», а также контаминированные ФЕ, функционирующие в произведениях писателей XIX–XX веков, в современной публицистике. Анализу подверглись 207 узуальных ФЕ (в 256 употреблениях) и 124 окказиональные контаминированные единицы.

Целью диссертационной работы является исследование процессов фразеологической контаминации, выявление свойств узуальных ФЕ, обусловливающих и активизирующих контаминационный процесс, а также описание особенностей семантической, грамматической структуры, образности и функционирования окказиональных фразеологических контаминантов.

Достижение поставленной цели определило необходимость решения ряда конкретных задач:

изучить и обобщить теоретические сведения о процессе 1) контаминации единиц различных уровней языковой системы;

предложить и обосновать типологию контаминации ФЕ;

2) рассмотреть структурно-семантические особенности 3) языковых ФЕ, обусловливающие общие принципы и конкретные способы контаминации фразеологизмов;

выявить факторы, активизирующие контаминационный 4) процесс;

исследовать особенности образования значения, 5) грамматической структуры, образности и внутренней формы фразеологических контаминантов.

Поставленные в работе задачи обусловили использование следующих методов исследования: метод семантического анализа ФЕ, методы структурно-семантического моделирования ФЕ и этимологического анализа, метод анализа по окружению, контекстологический метод, метод фразеологической идентификации ФЕ метод компонентного анализа ФЕ и метод семного анализа.

Степень разработанности проблемы. В современной фразеологии выявлены особенности контаминационного процесса (В.А.

Ицкович, Б.С. Шварцкопф, А.М. Бабкин, Г.И. Алиомарова), сделаны попытки типологизации фразеологической контаминации (А.М. Бабкин, Л.И. Ройзензон, И.В, Абрамец, Т.С. Гусейнова); однако внимание ученых сосредоточено в основном на анализе стилистических функций контаминированных фразеологизмов в произведениях разных стилей (Н.И. Астафьева, М.А. Бакина, Л.Ф. Баранник, Л.М. Болдырева, В.П.

Ковалев, Н.Н. Ничик, О.Г. Сальникова, И.Ю. Третьякова), тогда как глубинные процессы контаминации изучены недостаточно, неполно рассмотрены проблемы взаимозависимости структуры и семантики базовых и контаминированных ФЕ.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые в лингвистической науке на базе современного русского языка подвергается комплексному анализу процесс контаминации фразеологизмов, представлена структурная типология окказиональных контаминированных фразеологизмов, определяются семантикограмматические особенности языковых ФЕ, активизирующие контаминационные процессы, выявляется специфика семантической и грамматической структуры контаминантов.

Теоретическая значимость определяется тем, что исследование вносит вклад в разработку проблем фразеологической дериватологии, фразеологической семантики, а также стилистики текста. Результаты работы расширяют представление о процессах формирования значения и компонентного состава окказиональных ФЕ, об оценочных, экспрессивных возможностях фразеологизмов, могут быть использованы при разработке теоретических основ фразообразования, выявлении и описании своеобразия контаминации как комплексного приема окказионального преобразования фразеологизмов.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученных результатов во фразеографической практике при составлении словарей индивидуальноавторских преобразований фразеологизмов; при чтении курсов фразеологии, стилистики текста, спецкурсов по проблемам фразеографии, по стилистике художественной речи, а также при изучении идиостилей писателей; в школе при углубленном изучении фразеологии современного русского литературного языка.

Соответствие паспорту специальности. Диссертация соответствует специальностям 10.02.01 Русский язык.

– Диссертационное исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами Паспорта специальности 10.02.01 –Русский язык:

п.4. Грамматические классы лексем; грамматические категории;

употребление грамматических категорий. п.5. Семантическая структура простого предложения; порядок слов в атрибутивных глагольных, субстантивных и прочих словосочетаниях; п.6. семантика языковых средств, выражающих коммуникативно-прагматическую информацию в предложении; исследования в области русской языковой картины мира.

Апробация работы осуществлялась в форме докладов и сообщений на международных, всероссийских, региональных, меж- и внутривузовских научных конференциях: Х международной конференции «Текст. Семантика и структура» (Москва 2005);

международных конференциях «Информационный потенциал слова и фразеологизма» (Орел 2005); «Проблемы семантики языковых единиц в контексте культуры (лингвистический и лингвометодический аспекты)»

(Кострома 2006); «Межкультурное взаимодействие: проблемы и перспективы» (Кострома 2006); «Семантика. Функционирование. Текст»

(Киров 2006); «Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингвометодический аспекты)» (Кострома 2008); «Семантика языковых единиц в разных типах речи» (Ярославль 2010).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Контаминация – прием окказионального преобразования фразеологизмов, базирующийся на комплексной трансформации всех уровней структурной организации языковых ФЕ.

2. Контаминация фразеологизмов осуществляется по четырем моделям: контаминации-перекрещивании, контаминациираспространении, контаминации-наложении и контаминацииприсоединении, выделение которых основано на структурных принципах объединения компонентов в составе фразеологического контаминанта.

3. Специфические семантические и грамматические признаки языковых ФЕ являются факторами, обусловливающими контаминационный процесс. К факторам, активизирующим контаминационный процесс, относятся: противоречие между целостностью значения и раздельнооформленностью ФЕ, структурнограмматическая модель фразеологизма, изоморфизм формы и содержания, семантическая близость контаминирующихся фразеологизмов, грамматическая, лексическая и семная сочетаемость фразеологизмов, вступающих в контаминационный процесс.

4. Факторы, активизирующие контаминационный процесс, обусловливают выбор контаминационной модели, по которой образуется окказиональный фразеологизм.

5. В результате контаминационного процесса образуются окказиональные единицы – фразеологические контаминанты, которые характеризуются новым смыслом, новой образностью, новой внутренней формой, экспрессивной и оценочной маркированностью.

Грамматическая и семантическая структура контаминанта формируется как совокупность структурно-семантических и грамматических значений базовых языковых ФЕ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, двух исследовательских глав, Заключения, Списка используемой литературы (включающего 189 наименований), Приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, ее научная новизна, определяются цели, задачи, исследовательские методы, используемые в работе; сформулированы основные теоретические положения диссертации, выносимые на защиту; раскрыта теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе основы изучения «Теоретические фразеологической контаминации» явление контаминации описывается в синхроническом и диахроническом аспектах, анализируются основные особенности контаминационного процесса, дается структурносемантическая типология контаминации ФЕ. Исследуется специфика структуры фразеологического значения с целью выявления факторов, обусловливающих контаминационный процесс.

В диссертационной работе контаминация фразеологизмов, в соответствии с современными тенденциями во фразеологической науке, рассматривается как один из видов окказиональных трансформаций фразеологических единиц;

как создание на основе совмещения двух и более языковых фразеологизмов новой, самостоятельной единицы, функционирующей только в каком-либо авторском тексте. Фразеологизмы, созданные посредством контаминации, получают статус окказиональных единиц, так как изменения, происходящие в базовых языковых единицах в процессе контаминации, охватывают их семантический, образный и структурно-грамматический план.

Под фразеологической контаминацией понимается прием окказионального преобразования ФЕ, при котором происходит совмещение двух и более языковых фразеологических единиц и в результате которого образуется окказиональный фразеологизм.

С учетом структурно-семантических особенностей фразеологических единиц и характера преобразовательных процессов фразеологизмов выделены четыре типа контаминации, различающихся способами объединения языковых фразеологических единиц:

контаминация-перекрещивание, контаминация-распространение, контаминация-наложение, контаминация-присоединение.

1. Контаминация-перекрещивание. В контаминационный процесс вступают две ФЕ, имеющие какое-либо сходство в значениях и грамматических структурах; происходит объединение (грамматическое и смысловое) узуальных единиц и обязательная редукция одного из компонентов в составе каждой единицы. Данный процесс схематично можно представить формулой АВ + СД = АД, где А,В,С,Д – компоненты фразеологических единиц. По рассматриваемой схеме происходит образование окказионального фразеологизма заваривать волынку в результате контаминации языковых ФЕ заваривать кашу, тянуть волынку: «Из крайнего кабинета раздавался истошный завывающий голос грабителя Васьки Колодяги. Я был еще в дежурной части, когда привезли Колодягу, и он начал заваривать волынку»

(П.Проскурин. Камень сердолик).

2. Контаминация-распространение. Контаминируют две ФЕ: один базовый фразеологизм распространяется компонентами другого базового фразеологизма или один из компонентов исходной ФЕ распространяется целым фразеологизмом (формулы АВ+СД=АСД или АВ+СД=АВД). В зависимости от того, какой из компонентов одного из базовых фразеологизмов входит в состав окказиональной ФЕ, выделяются две схемы образования контаминанта.

1) АВ+СД=АВД, где Д – грамматически зависимый компонент одного из базовых фразеологизмов – распространяет другой базовый фразеологизм. По представленной схеме на основе узуальных единиц протягивать ноги и встречать по одежке образован контаминант по одежке протягивай ножки: «Только ведь девяносто верст, а там благополучно прокатимся по одежке протягивай ножки в третьем классе, верст тысячу. И благоразумно: да вы-то, господин Лужин, чего же? Ведь это ваша невеста…» (Ф.Достоевский. Преступление и наказание). В рассматриваемом примере ФЕ протягивать ножки распространяется субстантивным компонентом по одежке, вычлененном из состава второго базового фразеологизма встречать по одежке.

2) АВ+СД=АСД, когда слово-компонент одного фразеологизма распространяется целым фразеологизмом. В контексте сказки «Недреманное око» М. Салтыкова-Щедрина функционирует окказиональный фразеологизм стрелять недреманным оком, образованный по данной схеме на основе языковых ФЕ стрелять глазами + недреманное око: «Покуда он недреманным оком в одну точку стрелял, Агриппина на минуточку отлучилась, да и вышла замуж за офицера».

3. Контаминация-наложение. Контаминируют две ФЕ, имеющие в своем составе одинаковый компонент. Схематически данный вид контаминации может быть представлен несколькими формулами:

1) АВ+АС=АВС, где А – грамматически опорный глагольный компонент. По этой модели на основе двух узуальных единиц набивать рот и набивать карманы, имеющих одинаковый глагольный компонент набивать, образован контаминант набивать рты и карманы: «Ему вечно грезится, что его служебный персонал без него набивает рты и карманы себе самым бессовестным образом». (А.

Чехов. Из детских лет А.П. Чехова.)

2) АВ+ВС=АВС, где В – грамматически опорный субстантивный компонент. Контаминант с открытой душой нараспашку образован на основе узуальных единиц с открытой душой, душа нараспашку, в которых одинаковый компонент душа является грамматически опорным:

«Алеша живет бесхитростно, с открытой душой нараспашку. Если чем недоволен – скажет, не держа в рукаве; начальству смотрит в глаза прямо и не замедлит показать любому высокому лицу свое возражение, если к нему есть причины» (Г.Троепольский. В камышах).

3) АС+ВС=АВС, где С – одинаковый субстантивный компонент, выступающий как в роли грамматически зависимого, так и в роли грамматически опорного. Авторский фразеологизм взять честное слово образован в результате наложения ФЕ взять слово и честное слово, имеющих одинаковый субстантивный компонент слово, который в первом фразеологизме выступает в роли грамматически зависимого, а во втором – грамматически опорного: «Самойленко взял с них честное слово, что они будут являться обедать аккуратно к двум часам»

(А.Чехов. Дуэль).

4. Контаминация-присоединение. В рамках этого вида контаминации объединяются две ФЕ, в состав контаминанта входят все структурные элементы исходных фразеологизмов (формула АВ+СД=АВСД). По представленной модели путем присоединения к узуальному фразеологизму валяться в ногах исходного фразеологизма мелкая сошка образован окказиональный фразеологизм валяться в ногах у мелкой сошки: «Чтобы добиться малюсенькой подписи на документах, приходилось валяться в ногах у мелкой сошки, ждать, когда чиновник «придет с совещания», искать того, кто «только что ушел» и «скоро вернется»» (из газет).

Языковые единицы, вступающие в процесс контаминирования, претерпевают значительные изменения внешнего и внутреннего плана.

При контаминации изменения затрагивают:

1) грамматическую структуру базовых ФЕ – окказиональный фразеологизм может сохранить синтаксическую модель языковых прототипов (при условии их структурной тождественности), но при этом изменить формальный состав компонентов; компонентный состав ингредиентов контаминации – языковых ФЕ – может остаться в контаминанте без изменения (представлен полностью), но образуется фразеологизм иной синтаксической модели;

2) семантическую структуру базовых ФЕ – объединяться могут и близкие по значению ФЕ, и фразеологизмы, существенно различающиеся в значениях, имеющие только глубинные, ассоциативные связи, которые проявляются в большей степени благодаря контексту; однако и в том, и в другом случае, независимо от степени семантической близости контаминанта и образующих его ФЕ, осуществляется фразообразовательный процесс, происходит переосмысление языковых ФЕ;

3) образный план ФЕ – создается сложная образная картина, которая включает в себя фрагменты образных оснований исходных единиц или совмещает в себе целые образы узуальных фразеологизмов;

4) коннотативный план ФЕ – следствием контаминации является, как правило, преобразование (частичное или полное) элементов коннотации базовых ФЕ: экспрессивности, оценочности, стилистической отнесенности; окказиональный фразеологизм может значительно отличаться в этом плане от образующих его языковых единиц, что дает сильный стилистический эффект;

5) внутреннюю форму базовых ФЕ – формируется новая внутренняя форма контаминанта, которая, являясь формальным элементом семантики, соотносит новый фразеологизм с его языковыми прототипами.

Во второй главе «Контаминационные процессы: принципы, способы и результаты моделирования фразеологизмов»

анализируется семантика и структура контаминационных моделей, исследуются факторы, активизирующие контаминационный процесс в соответствии с моделью образования окказионального фразеологизма;

описаны особенности формирования семантики, образности, коннотации окказиональных единиц.

При контаминации в объединительный процесс вступают две и более языковых ФЕ. Для успешного осуществления контаминации необходимы специальные условия, наличие факторов, активизирующих объединительные процессы.

Одним из главных условий, актуализирующих процессы трансформации ФЕ, является семантическая целостность фразеологического значения при раздельнооформленности ФЕ. При изменении компонентного состава ФЕ отдельные компоненты языковых фразеологизмов, ставшие компонентами фразеологического трансформа, способны актуализировать значения языковых ФЕ.

Важным фактором, активизирующих контаминационные процессы, является изоморфизм значения и формы ФЕ, при котором отдельные компоненты языковых ФЕ способны репрезентировать элементы значения исходных фразеологизмов в значении контаминанта и таким образом формировать структуру семантики контаминанта.

При контаминации большую роль играет грамматическая модель языковой ФЕ. В некоторых видах контаминации именно особенности грамматической модели языкового фразеологизма обусловливают способность языковых ФЕ вступать в контаминационный процесс.

Значимым для контаминации ФЕ становится семантическая валентность ФЕ, синтаксические связи ФЕ, лексическая валентность компонентов каждого фразеологизма, вступающего в контаминационный процесс. От того, какими компонентами-лексемами заполнена грамматическая модель (схема), какое значение имеет языковой фразеологизм и как это значение соотносится со значением другой контаминирующейся ФЕ (и соотносится ли), зависит успешность контаминации и стилистический эффект, производимый контаминированным фразеологизмом.

В зависимости от особенностей семантической структуры и грамматической модели узуальных ФЕ осуществляются контаминационные процессы различных типов.

В контаминацию-перекрещивание вступают ФЕ, образованные по одинаковой грамматической модели. Подобная грамматическая однотипность активизирует трансформационный процесс, так как происходит взаимозамена компонентов: грамматически зависимый компонент из первого фразеологизма заменяется грамматически зависимым компонентом из состава второй базовой ФЕ. Полученный контаминант по своей грамматической структуре совпадает с исходными языковыми фразеологизмами.

Анализ языковых ФЕ – базовых контаминирующихся фразеологизмов – позволил выявить 4 основных грамматических модели языковых фразеологизмов, вступающих в перекрестную контаминацию.

1. Глагольные ФЕ: «глагол + существительное в косвенном падеже»; Внутри этой модели выделяются подгруппы в соответствии с падежной формой управляемого слова:

«переходный глагол + существительное в винительном падеже»:

плести вздор + возводить напраслину плести напраслину: «– А кругом, куда ни погляди, – все народишко бегает. Неровен час, увидят и пойдут напраслину плести. Долго ли девку ославить и осрамотить?»

(А.Куприн. Юнкера);

«переходный глагол + существительное в родительном падеже»:

хлебнуть горя + понюхать пороха хлебнуть порохового дыма:

«Штабист по характеру и образованию, закончил академию накануне финской и успел хлебнуть порохового дыма под Выборгом. Вообще немногословен, как и надлежит быть офицеру генштаба» (С.Дангулов.

Кузнецкий мост);

«глагол + существительное в родительном падеже»: не выходить из головы + не упускать из вида не упускать из головы: «Он никогда не упускал из головы то обстоятельство, что завтра, впрочем как и всегда в последнее время, ему придется заниматься нелюбимым делом, опять идти в этот клуб, слушать надоевшую музыку»

(Е.Пискунова. Одиночество);

«глагол + существительное в дательном падеже»: раскладывать по полочкам + разбирать по косточкам раскладывать по косточкам: «Наши лучшие преподаватели, как говорится, по косточкам раскладывают всю структуру затрат. Раскладывают, из чего складывается себестоимость мяса и яиц» (Сельская жизнь, 1975, 17 октября);

«глагол + существительное в винительном падеже»: садиться в лужу и попадать впросак сядешь в просак: «С Машей плохо живет, да и вообще, в такую сферу жизни лучше не соваться постороннему – всегда сядешь в просак» (П.Проскурин. Вечерняя заря);

«глагол + существительное в творительном падеже»: вертеться под ногами + быть под рукой вертеться под руками: «Вместе с его сыновьями – моими братенниками – я в эту пору вертелся у него под руками» (Н.Рыленков. Сказка моего детства);

«глагол + существительное в предложном падеже»: блуждать в потемках + валяться в ногах блуждать в ногах: «Оказалось далеко не легким делом девушке из провинции учиться в Москве и работать в модельном агентстве. Приходилось до всего доходить своим умом, блуждать в ногах, не зная к кому обратиться, у кого просить поддержки и помощи» (М.Розова. Новая жизнь.).

2. Субстантивные ФЕ: «прилагательное + существительное в именительном падеже»: тертый калач и травленый волк тертый волк: «Вам не о чем будет писать, Костя, в вашем отчете, шеф опять будет недоволен вами.… За меня не беспокойтесь, напишу, я тертый волк» (П.Проскурин. Камень сердолик)

3. Субстантивные ФЕ: «существительное + существительное в косвенном падеже»: мальчик на побегушках + мастер на все руки мальчик на все руки: «И потом: готовы ли вы выполнять любую случайно текущую работу – быть мальчиком на все руки?» (В.Шефнер.

Лачуга должника).

4. Пропозициональные ФЕ: «существительное в именительном падеже + глагол»: рука не поднимается + язык не поворачивается язык не поднялся: «Какой садист украсил пароход сиротинушкой?» – спросил я у Елпидифора про "Аленушку". Спрашивать его про служебные успехи язык не поднялся» (В.Конецкий. Петр Иванович Ниточкин по вопросу о квазидураках).

Исходные ФЕ обладают структурно-семантическим изоморфизмом, что позволяет разложить фразеологизм на составные части, включить эти части в объединительный процесс при контаминации ФЕ, «закрепить» за каждым компонентом базового фразеологизма определенные семы значения языковых ФЕ с последующей репрезентацией данных сем в значение контаминанта. При образовании ОФ заваривать волынку в процесс контаминации вступили два языковых фразеологизма: заваривать кашу и тянуть волынку, характеризующиеся структурно-семантическим изоморфизмом: «Из крайнего кабинета раздавался истошный завывающий голос грабителя Васьки Колодяги, симулирующего эпилептический припадок. Я был еще в дежурной части, когда привезли Колодягу, и он начал заваривать волынку» (П.Проскурин. Камень сердолик). Компоненты ФЕ заваривать кашу (‘начинать делать сложное хлопотное дело’) репрезентируют элементы фразеологического значения: заваривать – ‘начать делать’ и кашу – ‘сложное хлопотное дело’. Значение ФЕ тянуть волынку можно представить как совокупность сем ‘медленно делать’ + ‘канительное дело’, которые репрезентируются соответственно компонентами тянуть и волынку. Значение окказионального фразеологизма включает в себя сумму значений компонентов базовых фразеологизмов, составивших компонентный набор ОФ: заваривать волынку – ‘затевать, начинать хлопотное, канительное дело’.

Фразеологизмы, вступающие в объединительный процесс, имеют семантическое сходство. Наличие интегральной семы в значении обеих единиц, нахождение в пределах одного фразеосемантического поля обусловливают формирование значения контаминанта.

Фразеологические единицы выкинуть фокус и нести чепуху образуют контаминированный фразеологизм выкинуть чепуху в контексте: «Что это за чепуху выкинул Фет с акростихом в «Заре»? Как можно себе позволять такие мальчишества?» (И.Тургенев. Письмо к Я.П.

Полонскому). Сравнение языковых фразеологизмов выкинуть фокус и нести чепуху в плане семантики выявило смысловую схожесть данных единиц. В значении ФЕ выкинуть фокус (‘неожиданно совершить чтонибудь странное, необычное, несуразное’) и в значении ФЕ нести чепуху (‘говорить, писать и т.п. глупости’) присутствуют семы, имеющие явное сходство: ‘несуразное’, ‘глупость’. Семантически ключевой компонент первого фразеологизма фокус в имплицитном виде содержит представление о действиях, связанных с обманом Ключевой компонент второго фразеологизма чепуха содержит сему ‘глупости’, соположенную с семой ‘обман’. Сходство семантики обусловливает возможность контаминации этих фразеологизмов.

контаминацию-распространение В вступают узуальные фразеологизмы глагольного и именного типа, преимущественно построенные по схемам «глагол + существительное в косвенном падеже» и «прилагательное (причастие) + существительное».

Окказиональный фразеологизм отличается по своей синтаксической схеме от узуальных единиц, так как в его компонентный состав входит большее количество компонентов в сравнении с количеством компонентов каждой базовой ФЕ. На основе узуальных единиц взлететь на воздух (глагол + существительное), пойти прахом (глагол + наречие) образован контаминированный фразеологизма взлететь на воздух прахом (глагол + существительное + наречие): «Какое-то искание не переставало тревожить людей, и вот какая-нибудь пустая случайность,– и все взволновано, и идеал беспрерывной тишины взлетел прахом на воздух» ( Н.Добролюбов. Забитые люди).

Для процесса контаминации, протекающего по этой модели, немаловажными факторами, обусловливающими трансформационный процесс, являются:

– грамматическая сочетаемость распространяемых словкомпонентов фразеологизмов: компоненты одного из базовых фразеологизмов имеют нереализованные синтаксические валентности, которые могут занять компоненты второго базового фразеологизма.

Фразеологизмы выйти из тупика и заколдованный круг создают контаминант выйти из заколдованного тупика: «Итак, все вернулось на круги своя… Районная прокуратура признает, что водителям недоплачена зарплата. Это устанавливает и городской народный суд.

Не оспаривает и кассационная инстанция, суд областной. А дело никак не может выйти из заколдованного тупика. Почему? Да потому, что в профкоме нет одной необходимой бумаги – акта проверки»

(Литературная газета, 1985, 16 октября). Субстантивный компонент из тупика (ФЕ выйти из тупика), сохраняя грамматические свойства существительного, способен сочетаться с различными частями речи, выступающими в роли определения, и прежде всего с именем прилагательным и причастием; фразеологизм заколдованный круг имеет в своем составе компонент заколдованный, который, будучи причастием, способен по типу согласования сочетаться с существительным.

– изоморфизм формы и содержания контаминантов: один из базовых фразеологизмов представлен в окказиональной единице лишь частью компонентного состава и, соответственно, частью сем общего фразеологического значения. ФЕ заколдованный круг характеризуется структурно-семантическим изоморфизмом: грамматически опорный субстантивный компонент круг репрезентирует в значении ФЕ семы ‘положение, не имеющее выхода’, грамматически зависимый компонент заколдованный – сему ‘безвыходное’. В контаминанте выйти из заколдованного тупика (‘найти выход из безвыходного положения’) заколдованный компонент репрезентирует элемент значения ‘безвыходный’.

– семная сочетаемость базовых фразеологизмов и реализация семантических валентностей компонентов ФЕ при проявлении этими компонентами лексемных значений. Значения исходных ФЕ чаще всего находятся в отношениях пересечения; значение одного узуального фразеологизма конкретизируется, поясняется определенными семами – элементами значения другого базового фразеологизма. На основе объединения ФЕ старый волк, стреляный воробей создан окказиональный фразеологизм старый стреляный волк: «Он, старый стреляный волк, видевший смерть и врагов, и друзей, и просто людей, которых его хлопцы убивали» (Л.Константинов. Схватка с ненавистью).

Субстантивный компонент волк из ФЕ старый волк, сохраняет способность сочетаться со словами, характеризующими внутренние и внешние качества волка. Компонент стреляный из состава ФЕ стреляный воробей, репрезентирующий семы ‘много претерпевший в жизни’, относится к группе лексем, называющих внутренние качества кого-либо, в том числе и волка.

В контаминацию-наложение вступают фразеологические единицы, имеющие в своем составе одинаковый компонент. В результате процесса объединения образуется окказиональный фразеологизм, в компонентный состав которого включаются все структурные элементы базовых ФЕ.

Образование контаминанта во многом обусловлено грамматическими особенностями базовых ФЕ.

Для фразеологизмов, построенных по схеме АВ+АС=АВС, где А – грамматически опорный глагольный компонент, основными единицами служат глагольные фразеологизмы со структурной схемой «глагол + существительное»:

бить в набат + бить челом бить в набат, а не челом: «Александр Сергеевич Пушкин…/ Не лукавил он пером./ Дерзок был и непослушен,/ Бил в набат, а не челом (Г.Абрамов. Мерило всех мерил).

Фразеологические единицы, образованные по типу АВ+ВС=АВС, где В – грамматически опорный субстантивный компонент, в своей основе имеют субстантивные фразеологизмы разного типа («прилагательное (причастие) + существительное», «существительное + существительное», «существительное + глагол»): адмиральский час +час пробил адмиральский час пробил: «Адмиральский час пробил!

Я б охотно закусил» (П.Вяземский. Два адмирала).

Фразеологический контаминант, соответствующий модели, в которой общий компонент в одном базовом фразеологизме является грамматически опорным, в другом – грамматически зависимым, образуется на основе глагольных фразеологизмов («глагол + существительное») и именных фразеологизмов («прилагательное (причастие) + существительное»): подсластить пилюлю + горькая пилюля подсластить горькую пилюлю: «Желая несколько подсластить горькую пилюлю, критик в финале рецензии выдавил сквозь зубы…» (Ф.Гладков.

Воспоминания современников:

В.Красильников: наставник и друг).

Для контаминационного процесса в этом случае важную роль играет синтаксическая сочетаемость общего компонента.

Немаловажным фактором для контаминации фразеологизмов является смысловая сочетаемость узуальных ФЕ. Базовые единицы находятся в отношениях пересечения, могут соотноситься как синонимы, антонимы, иметь схожие семантические элементы. Однако преобладают отношения дополнительности, когда значение базового языкового фразеологизма поясняется, конкретизируется, дополняется элементами значения второй базовой ФЕ, репрезентированными компонентами, вошедшими в состав контаминированной ФЕ. Значение контаминанта образуется на основе соединения значений исходных ФЕ, так как все компоненты узуальных фразеологизмов и соответственно реперезентированные ими семы входят в окказиональный фразеологизм.

Фразеологизмы уйти в свою скорлупу и уйти с головой послужили деривационной базой для образования контаминанта ушел с головой в свою скорлупу в афоризме: «Он ушел с головой в свою скорлупу».

Языковые ФЕ входят в одно фразеосемантическое поле «Состояние человека»: уйти с головой (‘отдаваться полностью, безраздельно, целиком чему-либо’) и уйти в свою скорлупу (‘замкнуться в кругу своих интересов, в своем мире’). При совмещении двух фразеологизмов семы ‘целиком’, ‘безраздельно’ вносят дополнительный оттенок в значение ФЕ уйти с головой, увеличивая степень проявления состояния, охарактеризованного фразеологизмом уйти в свою скорлупу.

В контаминационный процесс по модели контаминацииприсоединения вступают в основном глагольные, субстантивные и адвербиальные ФЕ. Это объясняется грамматическими особенностями фразеологизмов данных лексико-грамматических разрядов: ФЕ, обозначающие действие, получают дополнительную характеристику образа, способа, места, объекта действия и др. Окказиональный фразеологизм имеет структурную схему, отличающуюся от структурных схем базовых единиц, так как в его состав включаются все компоненты исходных единиц. В этом случае одна исходная ФЕ грамматически подчиняется другой базовой единице.

Определяющим фактором для объединительного процесса является грамматическая сочетаемость базовых фразеологизмов, при которой посредством присоединения одного языкового фразеологизма реализуется обязательная грамматическая валентность другого узуального фразеологизма; также могут контаминировать две ФЕ, одна из которых становится окказиональным расширителем другой, актуализируя грамматические связи. Авторский фразеологизм рубить сплеча гордиев узел образован на основе ФЕ рубить сплеча + гордиев узел: «…Отчаявшись после первого тома «Мертвых душ», Гоголь во втором томе во имя «нравственного впечатления картины» взялся рубить сплеча завязанный им же самим гордиев узел вопросов и ничего кроме благих намерений этим не сумел доказать» 1 (Т.

Абрам. В тени Гоголя). Глагольный компонент рубить, сохраняя грамматические особенности глагола, характеризуется переходностью. Субстантивный компонент узел частично сохраняет грамматические свойства существительного, способен функционировать в качестве зависимого компонента при сильном глагольном управлении.

Немаловажным для контаминационного процесса становятся лексическая сочетаемость компонентов узуальных ФЕ, сочетаемость элементов значений исходных ФЕ (значения исходных единиц несинонимичны, но значение одного фразеологизма дополняется, конкретизируется значением второго базового фразеологизма). Анализ семантического уровня приведенных выше ФЕ рубить сплеча и гордиев узел обнаруживает взаимодополняемость значений базовых фразеологизмов: значение ФЕ рубить сплеча представляет собой совокупность сем ‘решать’ + ‘сгоряча, прямолинейно’, при этом осуществляется конкретизация объекта действия, который определяется ФЕ гордиев узел – ‘сложный, запутанный вопрос’.

При контаминации языковых фразеологизмов изменения направлены прежде всего на семантику языковых ФЕ, окказиональный фразеологизм создается с целью выразить новый смысл. Формирование семантики контаминированного фразеологизма – процесс сложный, так как при контаминации происходит совмещение значений двух узуальных ФЕ. Особенности образования значения контаминанта обусловлены моделью контаминации, а именно – количеством компонентов языковых ФЕ, вошедших в компонентный состав контаминанта. Каждый компонент языкового фразеологизма репрезентирует, эксплицитно или имплицитно, элементы значения языковых ФЕ; значение контаминированного фразеологизма складывается из значений, репрезентированных компонентами, составляющими окказиональный фразеологизм. Во фразеологических контаминантах, образованных по разным контаминационным моделям, различается соотношение эксплицитных и имплицитных сем, степень выраженности ассоциативных сем. Элементы контекста способствуют идентификации значения окказионального фразеологизма, актуализации элементов смысла контаминанта.

В приведенном контексте функционирует окказиональный фразеологизм рубить

сплеча завязанный им же самим гордиев узел вопросов, который является результатом сложных окказиональных преобразований посредством расширения компонентного состава, буквализации, контаминации. В данном примере нами выделен и анализируется только один прием – контаминация.

Контаминация фразеологизмов приводит и к трансформации фразеологических образов. Особенности формирования образной основы контаминанта связаны с моделью, по которой протекает контаминационный процесс. Во фразеологизмах, образованных по моделям контаминации-перекрещивания и контаминациираспространения, создается новый образ, в который включаются фрагменты образной основы базового фразеологизма. Возможность членения фразеологизмов на части связана с возможностью членения образных основ узуальных фразеологизмов на фрагменты, которые совмещаются в окказиональном фразеологизме, создавая окказиональный образ.

В зависимости от того, какие образы лежат в основе узуальных фразеологизмов, участвующих в контаминации, наблюдаются следующие виды образных основ окказиональных фразеологизмов.

1. Совмещение двух реальных образов исходных фразеологизмов приводит к созданию реального образа фразеологического контаминанта.

См. контаминант припертый в угол, функционирующий в контексте:

«На бюро Цветаева основательно потрепали. Сначала он, было, запетушился, но, припертый в угол выступлением Лопахина, сдался и наполовину свою вину признал» (Н.Островский. Как закалялась сталь).

Базовые ФЕ припереть к стенке и загнать в угол характеризуются прозрачной образностью. Окказиональный образ фразеологизма припертый в угол представляется носителю языка как вполне реальный, создается в результате сложения фрагментов образных оснований языковых ФЕ.

2. Совмещение двух реальных образов исходных фразеологизмов приводит к созданию ирреального образа фразеологического контаминанта. Контаминированная ФЕ корчить маску функционирует в поэтическом контексте: «Ни за что я не стала бы боль эту жгучую / Заставлять улыбаться по всякому случаю,/ Корчить маску счастливее всех,/ Делать вид, впечатленье такое чудесное,/ Будто сыплется сверху, как манна небесная,/ На избранницу божью успех» (Ю.Мориц. По этому поводу). Исходные фразеологизмы корчить рожу и надевать маску характеризуются прозрачной образностью. Окказиональный образ ФЕ корчить маску представляется носителю языка абсурдным, ирреальным, так как маска – это некий твердый предмет, который не может корчиться, искажаться, менять свое очертание. Этот контаминированный образ отвечает авторской идее о том, что героине приходится преодолевать мучительные трудности, стараясь скрыть свое незавидное положение.

3. Совмещение реального и ирреального образов исходных фразеологизмов приводит к созданию реального образа фразеологического контаминанта. На базе двух узуальных ФЕ подкладывать свинью и бросать камнем создан контаминированный фразеологизм подложив камень в контексте публицистической статьи:

«Подложив камень Константину Эрнсту, Березовский, видимо, не собирается на этом останавливаться» (И.Рябов. Купите наезд).

Образная основа узуального фразеологизма бросать камнем представляется вполне реальной. Образное основание ФЕ подкладывать свинью характеризуется абсурдностью. Образ контаминанта подложив камень может быть представлен как реальный.

4. Совмещение реального и ирреального образов исходных фразеологизмов приводит к созданию ирреального образа фразеологического контаминанта. В результате контаминации двух фразеологизмов вкушать плоды (реальная образность) и пожинать лавры (ирреальная образность) образовался контаминант вкушать лавры, характеризующийся непрозрачным образным основанием: «Он вкусил бы сочных лавров./ Насладился б доньей Ламброй / В апельсиновом Саласе,/ Натирал бы донью ламброй / Он в паласе на матрасе» (Ю.Мориц. Третий глаз).

При контаминации-наложении и контаминации-присоединении окказиональная образность создается путем совмещения образных оснований посредством двух способов: разворачивания образов и взаимопроникновения образов.

1. Разворачивание образных основ. Контаминированный фразеологизм держать камни за пазухой и бросать в огород функционирует в произведении А. Аверченко: «Очень жаль, что современные ораторы не похожи на Демосфена: у них не камни, а каша во рту. Камни же они обыкновенно держат за пазухой и бросают без толку в чужой огород» (Исторические нравоучительные рассказы. Где у человека должны быть камни). Исходные фразеологизмы держать камень за пазухой и бросать камень в огород характеризуются реально представляемыми прозрачными образными основаниями.

Окказиональный образ фразеологизма держать камни за пазухой и бросать в огород складывается из последовательно сменяющих друг друга картин образных оснований узуальных ФЕ.

2. Образная основа контаминанта создается как сплав, взаимопроникновение образов базовых фразеологизмов. На основе ФЕ дышать на ладан и дышать полной грудью образуется контаминант дышать полной грудью на ладан, функционирующий в стихотворении А. Башлачева «На жизнь поэта»: «Эх, еще раз!/ Как вольно им петь / И дышать полной грудью на ладан». Образное основание фразеологического контаминанта дышать полной грудью на ладан состоит из образных оснований базовых единиц: возникает реально представляемый образ человека, находящегося на смертном одре, но при этом дышащего свободно и легко.

Контаминационный процесс затрагивает и коннотативный план узуальных фразеологизмов: изменениям могут подвергаться оценочность, экспрессивность, стилистическая маркированность.

В процесс контаминации могут вступать фразеологические единицы, содержащие семы с противоположной оценкой. Оценочный план контаминированного фразеологизма в этом случае будет зависеть от общего эмоционального фона контекста, от целевой задачи автора.

ФЕ мальчик на побегушках, характеризующаяся отрицательной оценочностью, и ФЕ мастер на все руки, имеющая положительную оценку, образуют окказиональный фразеологизм мальчик на все руки:

«Вам придется освоить некоторые новые для вас специальности.

Согласны? И потом: готовы ли вы выполнять любую случайную, текущую работу — быть мальчиком на все руки?» (В.Шефнер. Лачуга должника). Фразеологический контаминант мальчик на все руки приобретает отрицательную оценочность. Слова контекстного окружения – придется, любую, случайную – поддерживают отрицательную оценочность окказиональной ФЕ, создавая общую негативную оценку высказывания. Столкновение в двух различных оценок воспринимается как прием, направленный на создание иронии, что служит более глубокому пониманию авторского отношения к предмету высказывания.

Изменения экспрессивного компонента направлены на степень проявления признака в сторону как увеличения, так и уменьшения.

Интенсификация признака присутствует в том случае, когда узуальные ФЕ в своих значениях имеют семы, выражающие какой-либо признак, способный проявляться в большей или меньшей степени;

интенсификация действий или признаков чаще наблюдается при объединении семантически сходных, в основном синонимичных языковых ФЕ. Модель контаминации не влияет на процесс интенсификации признаков, однако в большинстве случаев такое явление наблюдается при контаминации-наложении и контаминацииприсоединении. В контаминированном фразеологизме стоит овчинка выделки и игра свеч («Вы хотите посвятить себя всецело сцене – это хорошо и стоит тут овчинка выделки и игра свеч… Хватит ли у вас сил?» (А.Чехов. Письмо к И.Л. Леонтьеву)) в большей степени, нежели в каждой узуальной единице, проявляется признак ‘не впустую’.

При контаминации двух стилистически полярных фразеологических единиц корчить рожу (разговорно-просторечная окраска) и надевать маску (книжная окраска) возникает окказиональный фразеологизм корчить маску, характеризующийся принадлежностью к книжному стилю. Нейтрализация просторечной окраски обусловлена творческими задачами автора: лирическая героиня стихотворения трагически воспринимает сложившуюся жизненную ситуацию, условия жизни, в которой нет места смеху: «Ни за что я не стала бы боль эту жгучую / Заставлять улыбаться по всякому случаю, / Корчить маску счастливее всех» (Ю.Мориц. По этому поводу).

Однако изменение коннотативного плана языковых ФЕ не является обязательным следствием контаминационного процесса.

В Заключении содержатся основные результаты проведенного исследования, а также определяются перспективы дальнейшей работы.

Изучение фразеологической контаминации обусловило создание структурной типологии контаминированных образований. Проведенный структурно-семантический анализ языковых ФЕ позволил назвать ряд факторов, активизирующих контаминационный процесс, подтвердил мнение о том, что данные факторы влияют на выбор контаминационной модели. Комплексное рассмотрение грамматических и семантических особенностей фразеологических контаминантов выявило специфику внутреннего и внешнего плана окказиональных фразеологизмов.

Описание особенностей контаминационного процесса ФЕ позволило определить не только экспрессивные изобразительно-выразительные возможности контаминированных фразеологизмов, но и лингвокреативные способности носителей языка, стремящихся к максимально точному, емкому, образному выражению мыслей, проявлению экспрессии и оценочности по отношению к явлениям окружающего мира.

Содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Колобова Е.А. Контаминация фразеологизмов с общим именным компонентом Вестник Костромского государственного / университета им. Н.А.Некрасова. – 2007.–– № 4. – С. 111-113 (0,25 п.л.).

2. Колобова Е.А. К вопросу об образности контаминированных фразеологизмов / Вестник Костромского государственного университета им. Н.А.Некрасова. – 2008.–– № 3. – С. 165-167(0,25 п.л.).

3. Колобова Е.А. К вопросу о характеристике контаминированных фразеологизмов / Вестник Костромского государственного университета им. Н.А.Некрасова. – 2008.–– № 4. – С. 174-177(0.3 п.л.).

4. Колобова Е.А. Текстообразующая и концептообразующая роль фразеологизмов в произведениях И. Губермана / Текст. Структура и семантика: Доклады Х Юбилейной международной конференции. Т.2.

М., 2005. – 411 с. – С. 66-69(0,3 п.л.).

5. Колобова Е.А. Функции фразеологизмов в политическом дискурсе (на материале публикаций журнала «Новое время») / Информационный потенциал слова и фразеологизма: Сб. научных статей. – Орел, 2005. – 428 с. – С 336-339 (0,3 п.л.).

6. Колобова Е.А. Контаминация глагольных фразеологизмов / Семантика. Функционирование. Текст: межвузовский сборник научных трудов. – Киров: Изд-во ВятГУ, 2006. – 312 с. – С. 162-165(0,2 п.л.).

7. Колобова Е.А. Фразеологическая контаминация в аспекте культуры речи / Межкультурное взаимодействие: проблемы и перспективы:

Материалы международной научно-практической конференции. –

Кострома, 5-6 сентября 2006 г. / Отв. ред. Л.Н. Ваулина. – Кострома:

КГУ им. Н.А. Некрасова, 2006. – 382 с. – С. 113-116(0,3 п.л.).

8. Колобова Е.А. Контаминация фразеологизмов с общим глагольным компонентом (модель «непереходный глагол + имя существительное») / Проблемы семантики языковых единиц в контексте культуры (лингвистический и лингвометодический аспекты): Международная научно-практическая конференция 17-19 марта 2006 г. – М.: ООО «Издательство “Элпис”, 2006. – 800 с. – С. 83-86(0,3 п.л.).

9. Колобова Е.А. К вопросу о контаминации фразеологизмов / Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингвометодический аспекты): Международная научно-практическая конференция, посвященная юбилею д.ф.н., проф.

А.М. Мелерович (Кострома, 20-22 марта 2008 г). – М.: ООО «Издательство “Элпис”, 2008. – 615 с. – С. 228-231(о,3 п.л.).

КОЛОБОВА ЕКАТЕРИНА АНДРЕЕВНА

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ КОНТАМИНАЦИЯ

–  –  –



Похожие работы:

«Ф.М. Литвинко, профессор кафедры риторики и методики преподавания языка и литературы БГУ Грамматика текста в школьном курсе русского языка В курсе 10 класса сведения о тексте, с которыми учащиеся знакомились рассредоточено с 5-го по 9-ый классы, не столько обобщаются и систематизируются, сколько приобретают нов...»

«Синельникова Ирина Ивановна, Андросова Светлана Александровна СЕМАНТИКА ЭМОТИВНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА В ПАРАДИГМЕ КАТЕГОРИИ СОСТОЯНИЯ В статье анализируется лингвистическая категория эмоциональные состояния. Особое внимание уделяется рассмотрению при...»

«Вестник Чувашского университета. 2012. № 2 Литература 1. A National Action Plan for a Bilingual Wales / Llywodraeth Cynulliad Cymru = Welsh Assembly Government [Электронный ресурс]. URL: http://wales.gov.uk/depc/publications/welshlanguage/ iait...»

«Егорова Ольга Николаевна ОСОБЕННОСТИ ИДЕНТИФИКАЦИИ ИДИОМАТИЧНОЙ ЛЕКСИКИ ИНОЯЗЫЧНЫМИ НОСИТЕЛЯМИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО, РУССКОГО ЯЗЫКОВ) Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2009/12-2/61.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения авт...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ИУДАИКИ" Филологический факультет А.И. Бурмакина Образ еврея в современном русскоязычном анекдоте Выпускная к...»

«АННОТАЦИИ ЗАВЕРШЕННЫХ В 2010 ГОДУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ ПО ФИЛОЛОГИИ И ИСКУССТВОВЕДЕНИЮ Аннотации публикуются в соответствии с решением Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям от 20 декабря 2010 года (Протокол №7). Аннотации представлены в авторской редакции на основании элект...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2014. №3 (29) УДК 821.161.1 – 82. 3 DOI 10.17223/19986645/29/9 Г.А. Жиличева ТЕМА ВРЕМЕНИ И ВРЕМЯ ПОВЕСТВОВАНИЯ В РУССКОМ РОМАНЕ 1920–1950-х гг. Статья посвящена описанию ф...»

«Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Ред. В.В. Красных, А.И. Изотов. – М.: Диалог-МГУ, 1999. – Вып. 8. – 120 с. ISBN 5-89209-389-1 К вопросу о прагмалингвистике филологического вертикального контекста (на материале сти...»

«ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ 37 Понятие текста и критерии текстуальности О В. П. МОСКВИН, доктор филологических наук Статья содержит анализ научной л и т е р а т у р ы о т е о р и и текста. Выделяются его признаки, к р и т е р и и текстуальности, речевая к о м м у н и к а ц и я, м...»

«Макарова Елена Владимировна ЖАНРОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ КНИГИ РАССКАЗОВ В ТВОРЧЕСТВЕ И.С. ТУРГЕНЕВА И Ш. АНДЕРСОНА (на материале книг рассказов "Записки охотника" и "Уайнсбург, Огайо") Специальности 10.01.01 – Русская литература; 10.01.03 – Литература стран народов за...»

«Список основных работ М. Я. Гловинской Диссертации: Гловинская М.Я. Фонологическая подсистема редких слов в современном русском литературном языке. Канд. дис.– М: Институт русского...»

«Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. — М.: МАКС Пресс, 2006. — Вып. 32. — 108 с. ISBN 5-317-01586-3 "Образ мира, в слове явленный", или рождение подтекста в новом контексте © кандидат филологических наук И.И. Богатырёва, А. В. Антонов, А. Р. Богат...»

«А.А.Чувакин Язык как объект современной филологии Конец ХХ – начало ХХ1 вв. – это время, когда вновь актуализировалась проблема статуса филологии, ее структуры и места в гуманитарном знании. И этому есть целый ряд объяснений. Рубеж веков "совпал" с тран...»

«Ружицкий Игорь Васильевич ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО: ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ Специальность: 10.02.19 – Теория языка Диссертация на соискание учёной степени доктора филологических наук Научный консультант: член-корр. РАН, доктор филологических наук, профессор Ю.Н. Караулов Москва – 2015 Сод...»

«КЫРТЕПЕ Акбике Мураталиевна МАКРОЕДИНИЦЫ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ КАК ФОРМЫ ЯЗЫКОВОЙ ОБЪЕКТИВАЦИИ КОНЦЕПТА (на материале словообразовательных гнезд и словообразовательной категории со...»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.