WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА АДРЕСАЦИЯ ДИСКУРСА Ответственный редактор ...»

-- [ Страница 8 ] --

В нашем случае употребление в буквальном смысле слова апеллирует не к значению, а к внутренней форме слов умолять (вместо мольбы как интенсивной просьбы задействуется идея молить) и шокировать (апелляция к прямому значению производящего слова шок 'тяжелое расстройство функций организма вследствие физического повреждения или психического потрясения', отсутствующему у производного глагола).

Разновидностью установки на деидиоматизацию посредством оператора в буквальном смысле слова является использование квазисинонимичного оператора в собственном смысле слова.

И в этом случае, несмотря на наличие эксплицированной установки на «возвращение» словам их мифического «собственного смысла», реально речь идет не о собственном смысле слов, а о трактовке комментируемого высказывания в свете интересов говорящего:

(3) В ответ на это жители городских районов, студенты, рабочие предприятий, члены радикальных партий стали создавать вооруженные отряды самообороны, то есть милицию в собственном смысле слова.

Нетрудно видеть, что это - милиция как раз не в собственном сегодняшнем смысле слова, а в смысле диахроническом, историческом, первоначальном, но отсутствующем в современном узусе.

414 Т. Б. Радбиль

Также данный метаязыковой оператор употребляется при вполне однозначно интерпретируемых номинациях, в норме не нуждающихся в уточнении смысла:

(4) Здесь есть еще одна тонкость: продавать следует не то, что людям в собственном смысле этого слова нужно, а то, чего они хотят, желают.



Трудно предположить, что в узусе имеется какой-то особый «собственный» смысл для предикатива нужно. Здесь, скорее, имплицируются специфическая установка говорящего на то, что ему ведом некий истинный смысл данной номинации, неизвестный остальным, и его нужно донести до слушающего, сделав вид, что адресату этот смысл в пресуппозиции тоже известен. Перед нами, по сути, нарушение принципа кооперации под видом его соблюдения.

Таким образом, получается, что именно говорящий сам закладывает возможность неузуального прочтения своих собственных слов, а отнюдь не страхует адресата от подобной возможности. Иными словами, говорящий в этих случаях вовсе не помогает адресату, в соответствии с принципом кооперации, найти путь верной интерпретации предлагаемого выражения, но, напротив, скорее, даже в чем-то его запутывает, нарушает его ожидания посредством деидиоматизации сообщения.

Точно так же ведет себя в дискурсе схожее выражение в прямом смысле слова, которое на самом деле тоже не означает «прямого»

смысла, во всяком случае, применительно к стандартной естественноязыковой семантике слов, комментируемых посредством данных рефлексивов:

(5) Ученые американской Академии наук (NAS) утверждают, что конец света наступит 22 сентября 2012 года. Причем это будет «конец света» в прямом смысле слова... Без электричества останутся сотни миллионов жителей планеты.

Здесь нетрудно видеть, что для выражения конец света прямое значение - как раз библейское 'конец мира', а в данном употреблении каламбурно обыгрывается как раз не прямое, узуальное, а привнесенное автором значение 'конец электричества'. Это, по сути, дефразеологизация как разрушение образной основы идиомы. Отклонение от узуального, идиоматичного смысла маркируется в этом случае и добавочными средствами - а именно кавычками.

Аналогично - для прилагательного пламенный в примере:

Метаязыковой комментарий как средство манипуляции адресатом 415 (6) Привлекать в случае необходимости к тушению пожаров армейские вертолеты и транспортники ВВС решили после пламенного, в прямом смысле слова, лета прошлого года.





Данное прилагательное в узусе понимается не как относительное от пламя, а - идиоматично - как 'ярко сверкающий, пылающий, как огонь'.

Очень часто употребление такого оператора вообще представляется неоправданным:

(7) В школе в прямом смысле слова трещат стены [речь идет о поврежденных стенах в здании школы].

Здесь употребление выражения в прямом смысле слова представляется вообще тавтологически-избыточным, потому что выражение трещат стены в узусе не предполагает какой-либо иной, непрямой интерпретации в режиме косвенного речевого акта (т. е. стены, в отличие, например, от головы или ушей, не могут в узусе трещать в каком-то ином, метафизическом плане).

В целом можно заключить, что посредством экспликации подобных установок говорящим порождается определенный манипулятивный эффект - это своего рода навязывание адресату импликаций и пресуппозитивных смыслов, требуемых говорящему, но не входящих по умолчанию в ассертивную зону узуального выражения в речевой практике.

В весьма репрезентативной монографии И.Т. Вепревой утверждается, что подобные комментарии служат именно кооперативным целям: снятию многозначности, уточнению семантики слова, т. е.

устранению возможного сбоя при понимании многозначного слова в случаях, если контекст создает условия равноправного доступа к пониманию обоих значений [Вепрева 2005: 171-172 и далее]. Возможно, это для многих случаев так и есть. Это даже должно было бы быть так в условиях идеального дискурсивного пространства.

Но реально мы сталкиваемся с многочисленными употреблениями метаязыкового оператора в прямом смысле слова, которые ничего не уточняют, а только все запутывают (случайно или намеренно это уже другой вопрос).

–  –  –

Но разве здесь слово убивать употреблено в прямом значении 'лишать жизни; умерщвлять'? Здесь ведь речь идет о естественной смерти, пусть и наступающей чрезмерно рано, с точки зрения говорящего. Какое же тогда «прямое значение» он «уточняет»? А никакого.

Более того, под «маской» метаязыкового комментария, апеллирующего к прямому значению, говорящий порождает в контексте как раз переносное, метафорическое - 'как бы убивает, способствует ускорению наступления естественной смерти' (ср. курение убивает).

Будем исходить из того, что говорящий, в рамках собственной языковой компетенции, безусловно, знает весь семантический комплекс полисеманта и уверен, что адресату вполне по силам дифференцировать прямые и переносные значения слов самостоятельно, без, так сказать, «посторонней помощи» (более того, эта «помощь», кстати, может выглядеть, в свою очередь, и прагматически неадекватной - обидной для слушателя, потому что выражает сомнения говорящего в достаточности языковых знаний адресата). Тогда зачем же говорящий употребляет семантически и прагматически избыточное метаязыковое выражение?

Резонно предположить в этой ситуации некую специфическую интенцию говорящего, связанную с целенаправленным воздействием на когнитивную, оценочную и мотивационную сферу адресата, а именно - намерение навязать свое понимание, свою оценку и свою мотивацию по отношению к денотативной зоне порождаемого высказывания. Формулируя это несколько по-другому, говорящий влияет на картину мира адресата - особенно это видно из употребления им таких операторов, как в известном смысле слова (см. ниже).

Лингвистический механизм здесь состоит в подмене узуальной, ожидаемой адресатом по умолчанию в рамках принципа кооперации интерпретации интерпретацией уже другого типа - неузуальной, неидиоматичной, т. е.

личностной, своей собственной - см., например:

(9) Отвечая на вопрос, почему Михаил Ходорковский отказался эмигрировать в свое время, Москаленко сказала: «Он патриот своей родной страны — в прямом смысле слова...»

Обратим внимание на то, что реально, т. е. узуально, слово патриот не предполагает никакого иного смысла, кроме прямого (не говоря уже о сомнительности тавтологического уточнения своей родной страны). Следовательно, в данном употреблении заложена неузуальная импликация 'истинный, подлинный патриот', т. е. соответствующий некоему идеальному представлению о патриоте в сфере ценностей говорящего. Также подобная экспликация предполагает еще одну Метаязыковой комментарий как средство манипуляции адресатом 417 возможную инференцию в зоне адресата, что противники Ходорковского - патриоты «не в прямом смысле слова», т. е. не истинные.

Кстати, воздейственный, а не дескриптивный (не интерпретационный) характер подобных высказываний подчеркивается возможностью аномального, с точки зрения системно-языковых закономерностей, добавления интенсификатора - в самом буквальном {прямом) смысле слова (будто признак 'прямой', 'буквальный' может быть параметризован).

(10)...автор этих строк просто... провалился однажды под землю на сибирской дороге в самом прямом и буквальном смысле этого слова.

Возможно даже употребление в качестве интенсификатора формы окказионального суперлатива для прилагательного - в наипрямейшем смысле:

(11) И я не имею в виду отсутствие общего языка в наипрямейшем смысле этого слова.

Обратим внимание, что интенсификатор тем сильнее, чем проблематичнее наличие действительного «прямого смысла» у данного выражения: так, идиома иметь {находить) общий язык неидиоматичного, «прямого» смысла не имеет вообще. Тем самым в зоне говорящего создается соблазнительная возможность вложить в это высказывание любой нужный ему неузуальный смысл, скорректировав в необходимую сторону стратегию интерпретации высказывания адресатом.

Рассмотренные метаязыковые комментарии оперируют разными сторонами узуальной семантики исходного высказывания. Так, проанализированные выше метаязычного комментария в прямом {переносном) смысле слова, в буквальном смысле слова ориентированы на интенсионал.

Аналогичным образом метаязыковые комментарии в полном смысле слова, в широком смысле слова, во всех смыслах слова эксплицируют определенные манипуляции адресата с экстенсионалом, объемом семантики исходного выражения.

Это, на мой взгляд, позволяет говорящему немотивированно включать в объем семантики выражения смыслы, изначально не присутствующие в ассертивной области значения:

(12) Высказывая свое понимание этого тезиса, губернатор сказал так:

речь идет о безопасности в широком смысле слова.

418 Т.Б.Радбилъ Становится немного страшно от возможности расширенно толковать «безопасность» в устах столь авторитетного представителя власти.

Особенно «удобным» средством манипулятивной субституции в сфере экстенсионала является выражение в полном смысле слова.

Еще в словаре Д.Н. Ушакова указывалось идиоматическое значение оборота в полном смысле слова (с пометой разг.) - 'перен. Совершенно, совсем, окончательно' (ср. пример из словаря - жуир в полном смысле слова). Очевидно, что в этом, идиоматическом, употреблении у выражения снимается метаязыковая интерпретация.

Однако, согласно моим наблюдениям, это выражение часто употребляется все же именно как реакция на определенное словоупотребление, без снятия метаязыковой функции:

(13) Ищу мужчину в полном смысле этого слова.

Здесь нет идеи 'совершенно, совсем', здесь, скорее, подчеркивается весь семантический комплекс, объединяющий и прямую 'мужчина как представитель мужского пола', и метафорическую 'мужчина прототипический как носитель неких идеальных стереотипных свойств' семантику.

Возможная манипулятивность подобного языкового комментария связана с его прагматическим потенциалом: его употребление, по сути, имплицирует ложное предположение о том, что говорящему ведом некий полный смысл какого-либо выражения, неведомый другим простым смертным, говорящим на данном языке.

Особенно часто это свойство используется, например, в рекламном дискурсе:

(14) Это в полном смысле слова уникальный продукт, аналогов которому нет в мировом эскалаторостроении [речь идет о новом типе тоннельного эскалатора].

Узуально значение слова уникальный 'единственный в своем роде, неповторимый' не имеет еще какого-то скрытого, более полного смысла. Данный смысл привносится, имплицируется говорящим в направлении «еще большей уникальности», т. е. 'идеальный, совершенный', что вызывает соответствующую инференцию- ауру положительной оценочности в зоне адресата.

Максимально манипулятивен метаязыковой комментарий во всех смыслах слова - он как бы заранее перечеркивает саму возможность привнесения нового смысла, какой-либо иной интерпретации сказанного «в таком исчерпывающем ключе».

Особенно это заметно, Метаязыковой комментарий как средство манипуляции адресатом 419 когда говорящий сам перечисляет эти смыслы, по собственному произволению:

(15) Девушка Вера - маленькая во всех смыслах слова. Молодая совсем, школу только окончила, зеленая, неопытная, ума маловато, образованности не хватает. Жизнь у нее какая-то мизерабельная.

Также интересно употребление во всех смыслах слова в качестве метаязыкового комментария к выражению, имеющему узуально однозначную интерпретацию и никаких других смыслов не предполагающему:

(16) Бангкок - столица Таиланда во всех смыслах этого слова.

Подобные употребления порождают в зоне адресата инференции, узуально отсутствующие в высказывании, но нужные говорящему (в нашем случае - это мысль о столице как о центре всякого рода «теневых» развлечений и удовольствий), т. е. окказиональное расширение объема семантики в плане неузуальной метафоризации («столица греха»). Отметим, что апелляция в высказывании к неопределенно широкому кругу референтов является одним из явных средств языкового манипулирования.

Еще одна разновидность метаязыковых комментариев манипулятивного т и п а - это рефлексивы, эксплуатирующие референциальные статусы [Падучева 1985] языковых выражений. Речь идет о таком приеме манипулятивной адресованности, как «игра на референциальной неоднозначности» [Булыгина, Шмелев 1997], который связан с эпистемической оценкой говорящим известности / неизвестности референта для адресата. Это метаязыковые комментарии типа в известном смысле слова или в каком-то смысле слова.

Так, рефлексив в известном смысле слова эксплицитно выражает мысль об общеизвестности того, о чем говорится, однако реально под марку в известном смысле слова закладывается смысл, известный только для говорящего:

(17) Ученые говорят, что каждый человек в известном смысле слова по природе своей гений.

В данной фигуре речи намеренно не эксплицируется, в чем именно состоит «известный смысл» и кому именно он известен (предполагается- всем). Здесь манипулятивность состоит в апелляции к неопределенному кругу референтов. В этих случаях очень 420 Т. Б.

Радбиль часто (намеренно или ненамеренно) комментируемое выражение как бы дезавуируется, потому что данный оператор способствует восприятию его референта как «ненастоящего», «второсортного» - не на самом деле, а только «в известном смысле»:

(18)...ребенок сам делает то, что от него хотят, в этих случаях он в известном смысле слова воспитывается и обучается сам.

Особенно этот эффект усиливается, когда комментарий в известном смысле слова употребляется применительно к выражению, не подлежащему вероятностной или эпистемической оценке:

(19)...американское правительство стремилось скрыть правду так же, как оно не начинало уголовного расследования в известном смысле слова.

Здравый смысл предполагает, что уголовное расследование может однозначно оцениваться как начатое или как не начатое, но никак не «в известном смысле» начатое. Здесь возникает импликация, дезавуирующая само проводимое расследование в зоне адресата в ценностном плане, т. е. перед нами снова не дескрипция или номинация события, а скрытое воздействие.

К разряду эпистемических комментариев, оперирующих референциальными статусами, следует отнести и комментарий, задающий референциальную неопределенность, - в каком-то смысле слова.

Здесь предлагается обратная предыдущей коммуникативная ситуация - «какой-то» смысл слова неизвестен ни говорящему, ни адресату, но при этом имеется некий «необходимый референциальный или смысловой минимум», достаточный для того, чтобы говорящий имел право применить в данной ситуации данную номинативную единицу:

(20) Как вы считаете, смогут партии создать эффективные пиарструктуры, которые будут эффективно проводить избирательные кампании? — В каком-то смысле слова смогут.

Понятно, что бремя определения этого «достаточного минимума» целиком и полностью лежит на плечах говорящего. Кроме того, в силу достаточно естественной инференции, согласно которой без этой экспликации явление или событие, скорее всего, не имеют места («в каком-то смысле слова смогут, а вообще, в прямом смысле, при более вероятном развитии событий, - нет»), говорящий легко Метаязыков ой комментарий как средство манипуляции адресатом 421 может отказаться в дальнейшем от ответственности за содержание высказывания, упирая на то, что он имел в виду это лишь «в какомто неопределенном смысле».

Особенно это важно в случаях, когда содержание высказывания в норме должно трактоваться совершенно однозначно и, значит, не должно иметь никаких таких особых условий для своей интерпретации, т. е.

добавочных «каких-то» смыслов:

(21) Благодаря этому установка в каком-то смысле слова безопасна [речь идет о холодильных установках].

Очевидно, что адресату желательно, чтобы установка была безопасна не «в каком-то смысле», а в единственно возможном и однозначном смысле.

Наконец, не менее интересны с точки зрения выражения в дискурсе определенной системы ценностей, зафиксированной в узусе и входящей в противоречие с навязываемыми извне аксиологическими «трендами», и так называемые оценочные метаязыковые комментарии - в хорошем смысле слова:

(22) Мой приятель амбициозен в хорошем смысле слова.

Здесь экспликация говорящим позитивной оценочности в ассертивной части выражения свидетельствует о том, что «по умолчанию», в пресуппозиции, т. е. узуально, позитивная оценочность в этом случае далеко не очевидна, и, напротив, в узусе возможна импликация оценочности отрицательной.

(23) Да и в жизни он весьма рассудительный, прагматичный и расчетливый человек, в хорошем смысле этого слова.

Очевидно, что в узусе слова рассудительный, прагматичный, расчетливый без «добавки» в виде в хорошем смысле этого слова, т. е.

идиоматично и конвенционально, «по умолчанию», выражают неассертивный отрицательно-оценочный компонент:

(24) Баста [рэпер]... стал еще большим индивидуалистом в хорошем смысле этого слова.

Нетрудно видеть, что эта «добавка» разрушает идиоматичность, делает употребление неконвенциональным. Метаязыковой комментарий в хорошем смысле слова выступает здесь как своего рода 422 Т. Б. Радбилъ оператор семантического преобразования лексемы, которая меняет свое значение посредством контекстуальной элиминации негативнооценочных сем. Но это доказывает, что без такового преобразования данные негативно-оценочные семы в указанных словах и выражениях наличествовали.

С точки зрения адресованности, в подобных случаях можно, видимо, говорить об определенном воздействии говорящего на оценочную сферу адресата, которая в зоне адресата (не ассертивно, мировоззренчески, разумеется, а подсознательно, импликативно) по умолчанию соотнесена с той, что представлена в узусе.

Таким образом, оценочный метаязыковой комментарий служит надежным средством выявления языковой отрицательной коннотации особого типа. Это можно именовать ложная ценность, или псевдо-ценность. Дело в том, что подлинные ценности (как, впрочем, и их антиподы - анти-ценности) безусловны и аксиоматичны [Арутюнова 1999]. Лишь псевдо-ценности могут быть «хорошими»

только при определенных условиях, с какими-то ограничениями или оговорками: содержащаяся в импликационале этих слов ложная претензия как бы дезавуируется, разоблачается экспликацией таким, на первый взгляд, невинным оценочным метаязыковым комментарием, как в хорошем смысле {этого) слова.

Манипулятивный потенциал метаязыковых комментариев наиболее ярко проявляется в неузуальных реализациях регулярных моделей построения рефлексива, когда, например, в речи появляются довольно «экзотичные» метаязыковые операторы - в постельном смысле слова, в законном смысле слова, в бандитском смысле слова, даже в быдловато-дворовом смысле слова:

(25) Необязательно он [мужчина] должен уделить то самое внимание, в постельном смысле слова. Обычный разговор - уже повод;

(26) Усиливая таможенный контроль в законном, а не бандитском смысле слова, необходимо, скорее всего, одновременно снижать размеры таможенных пошлин;

(27) Вот оно, правильное слово для этого фильма - «пацанский»; конечно, не в быдловато-дворовом смысле слова, а в плане грамотного микса нахальности, развязности и уверенности в собственных силах.

Нетрудно заметить, что подобные неузуальные комментарии еще более усиливают субъективизм говорящего в выборе пути интерпретации семантики комментируемого выражения, они полностью снимают конвенциональную идиоматичность и, тем самым, с еще большей облигаторностью навязывают адресату нужный Метаязыковой комментарий как средство манипуляции адресатом 423 для говорящего неузуальный смысл, так как конвенционально воспринять подобные высказывания в принципе невозможно, в силу отсутствия в узусе общепринятого способа понимать такие выражения.

Подводя итоги, отмечу, что с помощью рассмотренных метаязыковых комментариев говорящий существенно корректирует смысл исходного комментируемого выражения, которое без этого комментария могло бы быть воспринято адресатом иначе, а именно в рамках общепринятых установок и трактовок, что явным образом не устраивает говорящего. Перед нами - явления семантического преобразования особого типа, которое можно в целом определить как операция манипулятивной субституции узуального смысла в языковом высказывании.

ЛИТЕРАТУРА

Арутюнова 1999 - Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М, 1999.

Булыгина, Шмелев 1997 - Булыгина Т.В., Шмелев АД. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М., 1997.

Вежбицка 1978 - Вежбицка А. Метатекст в тексте // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1978. Вып. VIII. Лингвистика текста.

Вепрева 2005 - Вепрева И.Т. Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху.

М., 2005.

Падучева 1985 - Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью (референциальные аспекты семантики местоимений).

М., 1985.

Серль 1978 - Серль Дж.Р. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. М, 1978. Вып. VIII. Лингвистика текста.

Язык о языке 2000 - Язык о языке / Под общим руководством и редакцией Н.Д. Арутюновой. М., 2000.

Якобсон 1996 -Якобсон P.O. Язык и бессознательное. М., 1996.

H. К. Рябцева

ДИСКУРС И СОЗНАНИЕ АДРЕСАТА: МАНИПУЛИРОВАНИЕ VS. ЭМПАТИЯ

Дискурс является важнейшим средством воздействия на сознание адресата. Это воздействие может быть положительным или отрицательным, явным или скрытым, намеренным или ненамеренным, ср. убедить -разубедить, уговорить - отговорить, заставлять, вынуждать, давить на психику- противиться, отказываться и т. п. Самый большой урон сознанию адресата наносит намеренное манипулирование им, а самое положительное дискурсивное воздействие на адресата оказывает выражение эмпатии. Манипулирование сознанием и эмпатия - не вполне противоположные понятия и явления, но их смысл строго противопоставлен с точки зрения воздействия на адресата: манипулирование сознанием влечет и подразумевает его сужение и ограничение, а выражение эмпатии - его расширение и стимулирование.

Манипулирование корыстно, подразумевает скрытые цели и реальную или виртуальную выгоду, оно подчиняет адресата: намеренно фокусирует его внимание на объекте, в котором заинтересован говорящий. Жанры, средства и приемы манипулятивного воздействия на адресата многообразны, изощренны и предельно циничны, все они основаны на лжи и обмане, введении в заблуждение, утаивании информации, ее деформации и т. п. [Рябцева 2005: 261Они делают сознание ограниченным и ригидным. Более всего они эксплуатируются в идеологии, политике, рекламе и обучении (особенно в среднем образовании).

Эмпатия выражает доброжелательность, открытость, искренность и желание сделать добро, побуждает к положительному настрою, стимулирует выход сознания адресата за рамки данной исходной ситуации и делает его свободным, сильным и оптимистичным.

Человеческая культура породила бесконечное множество самых разнообразных средств и инструментов позитивного настроя, включая и дискурсивные, причем обращенных не только к Дискурс и сознание адресата: манипулирование vs. эмпатия 425 другому лицу, но и к самому себе (ср. самонастрой, самовнушение и т. п.). Соответственно, в языке можно выделить особые «жанры позитивного настроя»: они передают и создают «позитивную энергию», положительный «посыл», оптимистический стимул, хорошее настроение, рождают установку на благоприятный ход развития событий, отношений и др.: приветствие, поздравление, благодарность, пожелание, напутствие, благословение, одобрение, похвала, поощрение, тост, шутка, здравица, анекдот, утешение, извинение, раскаяние, совет,рекомендация и др., ср. приободрить, подбодрить, поддержать, ср. англ. encourage.

Аналогичную функцию выполняют и ласковые обращения. Так, самым ярким символом радости, счастья и хорошего настроения является солнечный свет, поэтому «солнышко мое», как и другие подобные обращения, передают хорошее настроение, теплое отношение и эмпатию, ср. зайчик мой, сыночек, Сашенька, Машенька и т. п. Сладкий вкус - самый приятный и безопасный для человека, поэтому сладости доставляют радость. В англ. языке распространены соответствующие интимные обращения Honey, honey, sugar, sugar (как в песне), ср. sweetheart, и по-русски говорят мой сладкий.

(В тибетской медицине, между прочим, для поддержания ровного и позитивного состояния души женщинам рекомендуется есть меньше соленой, острой и горькой пищи, и больше - сладкой (не много, а больше) [Ванпо 2008: 17].) Примеры можно множить.

В чем проблема? Человечество накопило огромный опыт не только в области манипулирования сознанием адресата, но и в передаче позитивного настроя, настроения и отношения, эмпатии. Тем не менее, первая стратегия настолько стремительно развивается, что вторая за ней не поспевает. В результате человечество медленно и верно погружается в стресс. (Так, психологи утверждают, что 70% москвичей нуждаются в психологической помощи (Интерфакс, июнь 2011).) В связи с этим в настоящее время самой актуальной задачей не только гуманитарной науки, но и всего общества в целом выступает осознание и формирование принципиально нового предмета - «позитивная саморегуляция личности». В этом направлении уже очень много сделано, в первую очередь, в практической психологии, но нужно не только обобщить имеющийся опыт, но и наметить перспективы. Важную роль в этом может сыграть лингвистика.

Человек обладает почти неисчерпаемыми скрытыми резервами и возможностями в саморегуляции - в управлении собой, своими мыслями, настроением и даже здоровьем. В первую очередь благодаря речи, обращенной к самому себе, - позитивной автокоммуникации.

426 H. К. Рябцева Она основана на позитивных ценностях, позитивном мышлении и позитивных установках, и, главное, на энергии слова. Исходный тезис позитивной саморегуляции личности - психику можно и нужно развивать. Но это не так просто. Развитие психики значительно затруднено тем, что с детства и всю последующую жизнь общество нас программирует при помощи общепринятых стереотипов и установок, которые носят, в основном, негативно-запрещающий характер: Это нельзя, неправильно, плохо и т. д. Они сковывают сознание, мышление и поведение, порабощают и зомбируют нас. Поэтому «апгрейд мозгов» заключается не только в их перепрограммировании, но и в переоценке ценностей: в замене подсознательно усвоенных ценностей, стереотипов и установок на новые [Павленко www]. Причем сознательно - дискурсивно, словами. Что здесь главное?

Позитивная саморегуляция личности: Позитивные ценности и установки. Самая большая ценность человеческой жизни это счастье. Все люди стремятся к счастью, и ученые самых разных специальностей уже многие столетия спорят о том, что это такое, и пытаются дать ему точные и полные дефиниции, нередко превращая его при этом в нечто эфемерное, далекое и почти недостижимое.

Это и «субъективное благополучие личности», и «пиковые переживания (в любви, в соприкосновении с прекрасным и т. п.), когда человек забывает о себе и своих проблемах» (Маслоу), и «чувственноэмоциональная форма идеала», «результат исполнения желаний», «процветание» и мн. др.

В нашей прошлой советской жизни нас приучали жить будущим, которое будет светлым, радостным и счастливым и ради которого нужно и можно терпеть неудобства, лишения, страдания и т. п.

Религиозный православный мотив страдания проник в наши души:

«путь к коммунизму», как и «путь к победе», должен был быть героическим и самоотверженным. В настоящее время гораздо более важно другое - помочь человеку практически - быть счастливым и здоровым сейчас, а не в будущем, не гоняться за счастьем и не ждать его долго и терпеливо или нетерпеливо, а творить его «своими руками»: тот, кто гонится за счастьем, убегает от него.

Что человеку нужно для счастья? Здоровье? Богатство? Любовь?

Ответ предельно простой: «Для счастья ничего не надо, кроме осознания того, что я здесь и сейчас. „Радоваться жизни самой" - тому, что происходит здесь и сейчас, тому, чем обладает человек в настоящий момент, тому, что он делает и что может делать в настоящем, и есть счастье жизни» [Павленко www]. Счастье не в окружающем мире - счастье внутри нас, в нас самих: это позитивное, оптимистиДискурс и сознание адресата: манипулирование vs. эмпатия 427 ческое, праздничное отношение к жизни, ко всему, что окружает: «I feel fine, I feel good! Don't worry, be happy NOW!». Сама жизнь, жизнь сейчас - это праздник. В мире есть все для счастья: солнечный свет, цветы, дети, друзья, любовь, возможности, перспективы, средства и способы их достижения и т. д. Радость нельзя откладывать: «Вот сварю обед / допишу статью / получу премию / выращу детей, вот тогда и порадуюсь»: сам процесс приносит радость, если его выполнять, понимая, что это и есть жизнь.

Осознание и освоение позитивного мышления и оптимистического настроя означает научиться пребывать в исходном, природном, самом важном для человека состоянии сознания - «интерактивном», когда сознание погружено в восприятие происходящего в режиме реального времени: «Я - здесь - сейчас» (подробнее см.

[Рябцева 2010а; 20106; 2011; Riabtseva 2011]). Мы постоянно о чем-то вспоминаем, мечтаем, что-то планируем, о чем-то жалеем и т. д., т. е.

отвлекаемся от происходящего и переносимся в другой, виртуальный мир, и переживаем его и в нем. Это важно и нужно, но главное отводить этому занятию лишь часть своего времени, не отрываться от действительности, а активно в ней «функционировать»: не мечтать о природе на работе, а работать, а на природе не думать о работе, а наслаждаться окружающим миром: воспринимать его, вдыхать, всматриваться, слушать, нюхать, ощущать.

Огромную радость дарит людям любовь. Чем большее количество людей мы любим, тем больше у нас радости и счастья. Если любить всех людей, то радость будет бесконечна. А если видишь самых любимых людей, то радость - через край. Надо самому у себя заряжаться радостью - копить, накапливать, поддерживать, культивировать, взращивать, заботиться о том, чтобы она не иссякала, и передавать ее другим людям. В целом энергия радости создается осознанием важнейшей ценности - свободы воли, выбора, действия и жизни.

Самое большое счастье для человека - делать то, что нравится и что хочется делать. И ни с чем не сравнимое счастье, когда человек не только занят любимым делом, но и понимает, что оно приносит пользу другим людям, вносит гармонию и красоту в окружающий мир. Для того чтобы человек постоянно испытывал такое счастье, он должен осознать свое призвание - понять, что ему нравится делать, какая деятельность приносит радость. (Вопрос «Как дела?» означает «Вы делаете то, что приносит радость вам и другим, или просто стараетесь избежать проблем и неприятностей?», «Вы что-то создаете (и активно живете в мире живых) или только потребляете (и идете в мир мертвых)?» [Павленко www].) 428 К К. Рябцева Чаще всего и больше всего мы желаем себе и другим счастья и здоровья, или здоровья и счастья. (О том, что восприятие и позитивное настроение напрямую связаны со здоровьем, говорит такой факт, установленный экспериментально: любой дурной запах не только портит настроение, но и снижает иммунитет: в крови уменьшается количество ответственных за него компонентов). Счастье и здоровье тесно между собой связаны и имеют непосредственное отношение к языку и речи и далее, через него, - к воображению. Благодаря, в частности, тому, что слово вообще способно нести энергию.

Энергия слова и современная магия. Магия слова заключается, в первую очередь, в его энергии. Причем последние эксперименты показывают, что слово несет энергию не в переносном смысле, а в прямом и воздействует не только на сознание, но и на подсознание, и потому обладает суггестивным потенциалом. Это свойство намеренно используется не только в профессиональной деятельности (в политике, пропаганде, образовании, рекламе, гипнозе и т. п.), но и в повседневной жизни: «нейролингвистическим программированием»

сознания, причем не только чужого, но и своего, и не столько сознательно, сколько подсознательно, человек занимался задолго до изобретения этого термина, ср. самовнушение, заговор, молитва, мантры (ср. оберег Чур меня!, квалификация вбить себе в голову, пословицы: Родительское благословение в воде не тонет, в огне не горит', Материнская молитва со дна моря вынимает) и мн. др.

Хотя и считается, что слово приобретает великую силу, когда является людям особым образом (в виде сакральных, поэтических, эзотерических, профетических текстов), последние исследования показывают, что язык в принципе обладает нетривиальной и пока еще до конца не изученной «гипнотической» силой и, кроме того, креативной / материальной энергией. Причем не только по отношению к тому, на кого слово направлено или кому адресовано, но и по отношению к его «отправителю»: имеет свой, аналогичный по знаку «откат», возвращающий отправителю отрицательную или положительную энергию высказанного им слова. Так, изучение биополя человека при помощи специальных приборов показывает, что плохое настроение, неприятности и дурные вести сокращают и деформируют биополе, а дружеская беседа, хорошие новости, добрые слова, молитва и т. п. расширяют и восстанавливают его; другие экспериментальные исследования показали, что настроение поднимается не только у того человека, в чей адрес был высказан комплимент или благодарность, но и у его «отправителя». Так что когда мы говорим приятные вещи другому человеку, мы делаем приятное себе.

Дискурс и сознание адресата: манипулирование vs. эмпатия 429 Присловье о том, что «сколько ни говори „халва", во рту слаще не станет», устарело. Эксперименты показывают, что если человек сознательно представит, как он ест лимон, то у него возникнет реальная, ощутимая, настоящая оскомина. Во многих дыхательных практиках предлагается представить, что ты дышишь не как обычно, а вдыхаешь и выдыхаешь воздух в том месте, где ощущается боль, и попеременно вдыхать то теплый, то холодный воздух, или чувствовать, что вдыхаешь холодный воздух, а выдыхаешь теплый. В результате боль может стихнуть.

Огромное воздействие дискурса на состояние сознания, души, духа и даже здоровья проявляется в том, что целительная / магическая сила слова стала инструментом саморегулирования не только в религии и в древних восточных духовных и оздоровительных практиках, но и в новых, основанных на позитивном мышлении. Позитивное мышление особое внимание уделяет не только позитивному содержанию коммуникации и автокоммуникации, но и форме его выражения.

Смертный грех пока никто не отменял. «Не унывать!» - замечательная заповедь, но не совсем удачно сформулированная. Отрицательные слова и конструкции несут отрицательную энергию, поэтому их следует избегать: не произносить и не писать, и вообще не думать о плохом. Позитивное мышление рекомендует вместо «Я хочу перестать болеть» или «Не хочу болеть» говорить себе «Я хочу быть здоровым», а еще лучше - «Я здоров», и представлять себя молодым, здоровым и счастливым. Ум и подсознание не воспринимают негативно заявленные намерения, цели и мечты, в отличие от жизни, которая, реагируя на мысли о проблемах, откликается и их создает [Павленко www]. Поэтому все старинные заговоры и заклинания современная практическая психология переписывает «на новый лад», а современная парапсихология придумывает принципиально новые позитивные, «добрые заговоры» на злобу дня - на удачу, на любовь, «на дорогу (чтобы ГИБДД хорошо относилось)» и т. д.

Позитивный самонастрой важен в любой деятельности и в любой ситуации, но особенно - в медицине. Врачи знают, как много зависит от того, верит ли пациент в выздоровление. У М. Норбекова в одной из книг описывается случай, как в одном из детдомовских санаториев на Черном море резко возросло количество детей, вылеченных от сахарного диабета. Им сказали, что как только они поправятся, их найдут родители. Дети так хотели выздороветь, что, находясь в воде, в море, представляли себе, что в их теле растворяется сахар - и его количество действительно уменьшалось.

Главным инструментом современной практической позитивной психологии являются позитивные аффирмации и «аттракции», 430 К К. Рябцева берущие свое содержание, форму и особенности использования у гипноза (ср. погружение, внушение, пробуждение [Козина 2010: 93]).

Дискурсивные принципы аффирмативного воздействия на подсознание. Аффирмации- это позитивные утверждения о том, что для вас пока не является правдой. Каждая аффирмация заряжает позитивными мыслями и решает какую-то личную проблему. Она настраивает на творческое отношение к собственным мыслям и поведению и способствует самопрограммированию на позитив, культивирует навыки создания позитивного отношения к себе, окружающему миру и т. д.

Но здесь не все так просто: обычного повторения недостаточно:

чтобы перепрограммировать подсознание, нужны дополнительные сознательные усилия по замене старой негативной установки на новую, позитивную. Для этого нужно себя сознательно, дискурсивно, переубедить: активно размышлять и чувственно переживать происходящее. Например, чтобы убедить себя в том, что «Я себя люблю», «Я смогу это сделать» и т. д., нужно ответить на вопросы типа «Что значит любить себя?», «Почему это безопасно?», Что в этом хорошего?», «Что это мне дает?» и т. д. Это самопереубеждение, объяснение самому себе, почему новый позитивный подход или установка лучше, а также активное формирование и переживание нового позитивного образа самого себя. В процессе такого рассуждения создается, усиливается и закрепляется в бессознательном новая установка мышления - новый позитивный чувственный образ, который заменит устаревший образ с негативным наполнением, и неуверенность в себе сменится уверенностью [Павленко www].

Формирование и поддержание позитивного отношения к себе, любимому, - трудный момент аутогенной тренировки. Здесь важную роль играют разного рода дополнительные «аттракторы» и персональные «природные молитвы», «заповеди (победителя)»

(М. Норбеков) и т. п., помогающие человеку поддерживать положительный настрой и уверенность в своих силах, ср. главную психологическую установку - «Энергия в тебе, включайся!». Человеку можно и нужно хвалить себя за хорошо сделанную работу, за совершенный положительный поступок: поощрять себя, поднимать самооценку, убеждать себя, что можно ставить трудные цели и стимулировать себя их достигать. Причем для того, чтобы научиться думать позитивно, надо научиться... не думать. Это трудно, но не невозможно. Для этого сначала нужно тренироваться сознательно направлять свое внимание и сознание в исходное, интерактивное состояние «Я, здесь, сейчас», а затем «отрешиться» от него.

Дискурс и сознание адресата: манипулирование vs. эмпатия 431 «Самоочищению сознания» способствует также психологическая процедура «прощение» (всех обид) и мн. др.

Целенаправленное нейролингвистическое программирование собственного сознания -«позитивное самообучение», «аутотренинг»

и т. д. - так же важно и полезно, как, например, освоение специальных дыхательных техник для поддержания или восстановления здоровья. И здесь главную роль играет новая мотивация жизни: «Человек счастлив, если занят ценным для других людей и интересным для него самого делом (которое оплачивается достойным образом)», которая наделяет человека энергией жизни.

С лингвистической точки зрения все соответствующие модели высказываний и словесных формул далеки от совершенства и пока еще находятся в стадии становления. В отличие от старинных заговоров, заклинаний или молитв или несущих нравоучительные истины пословиц, поговорок и афоризмов, они не обладают стилистически отточенной формой, звуковой гармонией, синтаксически безупречной структурой и в целом - эстетической функцией. В результате их суггестивный потенциал не так велик, как хотелось бы, ср. выразительные: С гуся вода, с тебя худоба, по щучьему веленью, по моему хотенью. Тем не менее, новые проблемы требуют новых форм воздействия на себя, свое сознание и подсознание.

В задачи лингвистики не входит создание новых стилей и жанров, только их идентификация и характеризация. Но здесь важно еще и осознавать, какие новые стили и жанры вообще возникают в языке, какие из них наиболее эффективны, эффектны, выразительны и «фасцинативны», какие новые тенденции и средства формируются в коммуникации и т. д. Причем новые стили и жанры возникают не только в интернете, но и в обычной коммуникации, например, «перерождение анекдотов и их сворачивание в прецедентные высказывания» [Шмелева, Шмелев 2002] или появление нового яркого игрового жанра - «шутливые объявления в маршрутках». В этих новых «фольклорных», ироничных, часто «интеллектуальных» и «иносказательных» мини-текстах регулятивная функция прикрывается фатической и эстетической, формируется диалогическая составляющая, проявляется их творческий потенциал, влияние игровой стилистики

Интернета и ориентация на прецедентный текст: «Это не „Билайн":

все входящие платят!», «Землю - крестьянам, фабрики - рабочим, деньги - водителю!», «Тише скажешь - позже выйдешь!», «Эту дверь откроет и Мальвина, не хлопай ей, как Буратино!». Эти признаки нового жанра точно отражают вкусы и предпочтения современного общества, которое благодарно реагирует на креативные, позитивные, легкие и «эмпатичные» обращения.

432 Я К. Рябцева Еще один важный новый и при этом достаточно позитивный жанр - социальная (т. е. некоммерческая) реклама, главная цель которой - выработать новые социальные ценности, ср. Курение - на это нет времени!', Вы точно ничего не забыли? Налоговая полиция, ср., однако, косвенную угрозу в продолжении: У нас все ходы записаны [Мещерякова 2010: 102-105].

Самым изобретательным местом, где создаются новые экспериментальные средства и виды передачи хорошего настроения, был и остается Интернет. Значительная доля общения здесь носит полуигровой или игровой характер. В интернете как письменной форме передачи экспрессивной устной речи переосмысляются старые формы, создаются новые, забавно совмещаются разные типы и виды знаков, стилей и жанров и мн. др. Большинство из них направлено на создание радостного мироощущения, передачу хорошего настроения, установление позитивного общения и т. д. Например, одно из последних новшеств там- активное производство парадоксальных номинаций среднего рода типа книжко, собачко, задачо и мн. др.: отличный пластинко, летающий лягушко, новогоднее корпоративное вечеринко, Кофто очень подошло мне и т. д. Здесь удивительно то, что в памяти языка часто содержатся аналогичные формы, ср.: чадо - внучко, колено - коленко, мочало - мочалко (причем последние две формы теоретически могли бы быть и вполне литературными, просто победили другие, поддерживающие «аканье»).

Здесь же можно привести аналогичную модель имен собирательных типа сниженного кидалово, ласкательное обращение ср. рода солнышко и мн. др. Ср. также интернетовское звательное Девушко, вы танцуете? и фамилию Павленко и т. д. Таким образом, игровой язык сетевого общения, начавшийся с антиорфографических забав, стал уже затрагивать грамматику и фразеологию, причем элементы этого забавного языка выходят за рамки Интернета и попадают в живую устную и художественную речь. В подобных языковых забавах осуществляется потребность человека снизить пафос высказывания, интимизировать речь, выразить самоиронию и т. п. и в целом придать речи неявный психотерапевтический и эмпатический характер и смысл [Зубова 2010: 16-23].

В целом представляется целесообразным высказать предположение, что новые коммуникативные потребности в современном обществе заключаются, возможно, в сознательном создании нового жанра «позитивная саморегуляция личности». Тут еще важно отметить, что проблема «позитивная саморегуляция личности» лучше всего решается в юном возрасте, когда еще устаревшие стереотипы и установки не успели внедриться в сознание и поведение подрастающего поколения.

Дискурс и сознание адресата: манипулирование vs. эмпатия 433 Позитивная саморегуляция личности: Исходные принципы.

Почему именно сейчас предмет «позитивная саморегуляция личности» становится особенно жизненно важным? На это есть две наиболее серьезные причины. Во-первых, современный мир стремительно меняется. Технический прогресс достиг таких успехов, что индустриальный этап развития цивилизации постепенно и угрожающе незаметно заканчивается и сменяется новым, превращающим нас в общество потребления. Желания и стремления разного типа и вида порабощают нас и сужают сознание: мы становимся рабами своих личных материальных капризов. Это путь самоуничтожения.

Поэтому человек должен именно сейчас осознать свою миссию - не потреблять (все что можно и нельзя), а сохранить жизнь на Земле (и выйти за ее пределы). Во-вторых, выработанные обществом моральные стереотипы, установки, нормы, формулы, модели и принципы социального взаимодействия сковывают сознание, мышление и поведение, не поспевают за усложнением жизни, психологическими нагрузками и возрастающей ответственностью за себя и других. Они мешают жить в счастье. В основе этих установок лежат ценности, затрудняющие переход на высшие уровни сознания: человек-творец, человек-маг, вносящие в мир красоту и гармонию, дарящие любовь, счастье и радость.

В целом получается, что нам нужно освободиться от старых и устаревших установок и научиться расширять свое сознание, настраивать свою жизнь и деятельность на новые происходящие в обществе и в целом на земле изменения и научить этому детей. Хотя здесь, что удивительно, более всего есть чему поучиться именно у детей.

«Завтра будет лучше, чем вчера», если сегодня начать жить и думать по-новому, позитивно. Для этого, как отмечает Г. Павленко, не так много надо:

1. Изменить отношение к жизни. Перестать «думать и жить по привычке», избавиться от иллюзий, груза прошлого, перестать суетиться и «решать проблемы»; суета - это иллюзия жизни; жизнь, основанная на развлечениях, не приносит радости. Чтобы изменить жизнь, надо измениться самому: не откладывать жизнь «на потом», а жить здесь и сейчас - приятно, просто и хорошо.

2. Стать «ребенком» - в восприятии, в отношениях с другими людьми и в отношении к жизни: жизнь - это легкая и веселая игра, ее надо любить, любить в нее играть, любить себя и других, научиться любоваться природой, наслаждаться искусством и всем, что есть в жизни. Начать жить в радость: развивать «мир жизни» в себе и вокруг себя: жизнь - это рай, в ней есть все, что надо для счастья. Не надо гоняться за счастьем, оно само уже нашло тебя. Радость можно 434 К К. Рябцева и нужно передавать другим, например, в виде шуток: «Счастьеэто когда у тебя все дома», «Жизнь прекрасна, если правильно подобраны антидепрессанты».

3. Сформировать мечту и высокую цель, верить в свои силы и удачу. Страх потерпеть неудачу создает неудачу: не только слова обладают энергией и творят мир, но и мысли тоже. Осознавать свои желания и мысли, научиться мыслить и говорить позитивно, вербализовать свои намерения - «сообщать небесам, в чем и как нам нужно помогать». Создавать будущее без проблем - легко и счастливо.

Вместо бесплодных поисков ответа на вопрос «В чем смысл жизни?»

заняться увлекательной и интересной игрой «Как внести позитивный смысл в жизнь?».

4. Стать хозяином своей жизни. Секрет счастья всей жизни найти свое призвание и заниматься любимым делом, тем, что по душе, что дает возможность творить, создавать и решать проблемы других людей. Это преобразует жизнь в праздник, ведь удовлетворение личных, обыденных потребностей особой радости не приносит.

В социальном плане состояния сознания зависят от того, какие проблемы человек решает: обыденные, свои, или общезначимые, социальные, культурные. Разбудить в обывателе дремлющие в нем системы ценностей общечеловеческого уровня, поднять его самооценку и самонастрой можно с помощью специальных «аттракторов»: положительных дискурсивных установок, специальных персональных «природных молитв» и т. п. жанров, позволяющих настроить себя, например, на творческую работу. Творческое отношение к любимому делу способствует развитию личности и ее самореализации. Если творчество приносит пользу, то человек чувствует себя творцом, если он создает красоту, то он чувствует себя магом.

5. Расширять свое сознание: взаимодействовать с другими людьми в деле позитивного преобразования мира и общества: объединяться и сотрудничать в решении проблем, касающихся многих, и почувствовать радость от участия в важном деле, понять, что чем выше уровень проблем, которые ты решаешь, тем сильнее ощущение счастья. Высшее счастье - решать общечеловеческие проблемы. Во все времена и во всех религиях соответствующие высшие состояния сознания - сверхсознание - назывались «просветление».

Заключение: «Лингвистические гаджеты». Дискурс как процесс и продукт речевой деятельности связан с состояниями сознания не только автора, но и адресата. Далеко не все соответствующие зависимости пока изучены, хотя ясно, что многие свойства Дискурс и сознание адресата: манипулирование vs. эмпатия 435 и характеристики дискурса позволяют выявлять особенности воздействия на адресата, способные расширить традиционные представления не только о состояниях сознания, но и о типах, видах и жанрах дискурса. Соответствующие представления имеют прикладное культурологическое значение, особенно в современном стремительно изменяющемся мире, к которому мы должны научиться не только спокойно приспосабливаться, но и активно с ним взаимодействовать.

Слова- основа мироздания. Они несут энергию: направляют мышление и поступки, формируют отношения, организуют сознание и деятельность, задают устройство мира и его эволюцию. В наше время стало ясно, что человек может направить силу слова на самого себя и изменить тем самым не только свой мир, но и окружающий, чтобы сохранить его для последующих поколений. Пока не поздно, необходимо озаботиться сознательным культивированием человека нового времени, человека завтрашнего дня.

Слово позволяет контролировать не только свое сознание, но и подсознание, и, тем самым, свою жизнь, «бытие». Язык показывает, что не бытие определяет сознание, а состояния сознания (точнее, души) - бытие. Но если не управлять сознанием, то подсознание будет управлять нами.

Одним из самых актуальных и востребованных жанров новой социально-психологической реальности становится позитивное общение с самим собой, которое должно быть содержательным и эффективным: стимулирующим, креативным, по-современному легким, игровым, жизнерадостным и эстетически импрессивным.

Оно должно не копировать прямолинейные, шаблонные, незамысловатые и плоские установки, которые используются в гипнозе, но иметь веселый характер и заряжать не только своим воодушевляющим смыслом, но и поэтической формой.

Нужен, выражаясь современным языком, новый полезный, удобный и умный лингвистический «гаджет» (или «виджет»), дающий позитивный настрой и формирующий психологическую самодостаточность личности:

небольшой, качественный, складный, оптимистический и «эмпатический» текст принципиально нового типа.

ЛИТЕРАТУРА

Ванпо 2008 - Тибетская медицина: Советы доктора Ванпо. М., 2008.

Зубова 2010 - Зубова Л.В. Ироническая грамматика: средний род в игровой неологии // Вопросы языкознания. 2010. № 6.

436 H. К Рябцева Козина 2010 - Козина Т. А. Синтаксис как средство реализации манипулятивной функции рекламы // Язык и мышление: Психологические и лингвистические аспекты. Материалы X Международной конференции. Москва; Ульяновск, 2010.

Мещерякова 2010 - Мещерякова Н.В. Социальная реклама в аспекте лингвистического исследования // Язык и мышление: Психологические и лингвистические аспекты. Материалы X Международной конференции.

Москва; Ульяновск, 2010.

Павленко www - Павленко Г. www.gennadij.pavlenko.name/best-you/ Пузырев 1997 - Пузырев A.B. Идеальность и материальность мысли в свете системного подхода к языку // XII Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации: «Языковое сознание и образ мира». М., 1997.

Рябцева 2005 -РябцеваН.К. Язык и естественный интеллект. М., 2005.

Рябцева 2010а - Рябцева Н.К. Состояния сознания в языке и речи // Материалы научной конференции «III Таковские чтения». М., 2010.

Рябцева 20106 - Рябцева Н.К. Терминологические проблемы в изучении состояний сознания // Терминология и знание. Материалы II Международного симпозиума. М., 2010.

Рябцева 2011 - Рябцева Н.К. Измененные состояния сознания по данным языка // Сублогический анализ языка. М., 2011.

Шмелева, Шмелев 2002 - Шмелева Е.Я., Шмелев А.Д. Русский анекдот:

Текст и речевой жанр. М., 2002.

Riabtseva 2011 - Riabtseva N. States of Consciousness According to Linguistic Data: A Cognitive Perspective // The -th International Conference "Cognitive Modeling in Linguistics". Proceedings. Croatia, Dubrovnik, 2010.

И. А. Шаронов «БОГ С ТОБОЙ!»

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ТОЛКОВАНИЯ

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ КОММУНИКАТИВОВ

В статье на конкретных примерах рассматриваются вопросы толкования и лексикографического описания кратких стереотипных речевых реплик, ответных реплик диалога, которые мы называем коммуникативами: Да уж, Ничего себе, Боже мой, Подумаешь, Вряд ли и т. д. [см.: Шаронов 1996; 2009]. Такие единицы чаще всего денотативно опустошены, они служат для иллокутивного взаимодействия реплик в диалоге или полилоге, реализуя последовательности типа: просьба - согласие, предположение - подтверждение, утверждение - возражение, сообщение - изумление и т. д. Среди особенностей коммуникативов можно выделить их репликовую функцию: коммуникативы всегда составляют отдельное высказывание, реплику в диалоге, что сближает их, в частности, с поговорками. Однако, в отличие от последних, коммуникативы лишены пропозиционального содержания. Такие единицы выполняют по классификации Бюлера преимущественно экспрессивную и апеллятивную языковые функции, то есть выражают отношение говорящего к предмету речи и служат для воздействия на собеседника. Возьмем в качестве примера фразеологический коммуникатив Ни боже мой! В семантике единицы нет ничего, кроме изумления говорящего по поводу мнения собеседника о предмете речи и категорического несогласия с таким мнением.

Особенности употребления коммуникативов необходимо отражать при их лексикографическом описании.

Основным инструментом толкования коммуникативов в толковых, фразеологических и специальных словарях являются наименования речевых актов:

просьба, мольба, пожелание, предупреждение, запрещение, клятва, упрек и т. п., а также имена эмоций: радость, восторг, удивление т. д.

(см. толкования в словарях [Лубенская 1995; Молотков 1976; Морковкин 1998] и др.). В словаре-тезаурусе русской идиоматики [Баранов, Добровольский 2007] речевые формулы - единицы, близкие 438 К А. Шаронов коммуникативам и частично с ними совпадающие - собраны в особые зоны, также озаглавленные именами речевых актов: пожелание, напутствие, благословение, согласие, разрешение, несогласие, возражение, указание на неуместность реплики и т. д.

Для современной лексикографической практики такого рода толкования вряд ли достаточны. В целях преодоления недостатков описания предпринимаются разные попытки. Например, авторы Фразеологического объяснительного словаря русского языка [Баранов, Добровольский 2009] предлагают в качестве уточнения описания речевых формул использовать «реконструкцию» заложенного в таких единицах метафорического образа. Приведем в качестве примера толкование авторами словаря речевой формулы Бог дал,

Бог взял:

1. Выражение смирения человека перед произошедшей смертью кого-л., осмысляемой как событие, случившееся по воле сверхъестественного существа, от которого зависит (согласно религиозным представлениям) благополучие человека.1

2. Выражение смирения человека перед потерей какого-л. ресурса, осмысляемой как событие, случившееся по воле сверхъестественного существа, от которого зависит (согласно религиозным представлениям) срок жизни человека.

С нашей точки зрения, метафорический образ в речевых формулах и в коммуникативах играет определенную роль, однако преувеличивать ее не стоит. Коммуникативы в силу большой степени десемантизированности достаточно близки к вторичным междометиям и во многих классификациях междометий включаются в этот класс единиц; см. [Виноградов 1947; РГ 1980, т. 1].

Поэтому такие единицы имеет смысл толковать с позиций прагматики, через указание условий употребления и ситуаций, в которых их использование будет уместным.

Для толкования коммуникативов оказывается полезной информация, собранная на основе следующих критериев:

(а) тип интенции, или иллокутивного ответного речевого акта, (б) характер эмоционального состояния говорящего, (в) границы предметной области употребления коммуникатива, (г) тип стимульной реплики или ситуации, (д) тип обязательной сопутствующей реплики (если есть), (е) внутренняя форма или метафорический образ, (ж) характерная мимика, жесты.

Курсивом дается информация, основанная на осмыслении метафорического образа.

Теория и практика толкования фразеологических коммуникативов 439 Предложим свое толкование коммуникатива Бог дал, Бог взял, отмечая связь компонентов толкования с типами информации, перечисленными выше.

БОГ ДАЛ, БОГ ВЗЯЛ - (а) успокоительная реплика диалога, которая выражает (б) смирение перед судьбой при утрате (в) чеголибо ценного из того, что человек (е) когда-то приобрел или получил в собственность. Субъект может (б) грустно (ж) покачивать головой, разводить руки и пожимать плечами.

Выделять два значения для единицы, как это сделано в [Баранов, Добровольский 2009], с нашей точки зрения, не обязательно, поскольку контексты, связанные со смертью человека, касаются в основном смерти малолетних детей2, то есть, в широком смысле, объекта собственности и ответственности родителей и вообще взрослых членов социума.

Как видно из предлагаемого толкования, в нем представлена информация об интенции {цель - успокоить), эмоциональном состоянии {смирение, грустно), границах предметной области (что-либо ценное), сопутствующих реплике жестах {покачивать головой, разводить руки и пожимать плечами).

Внутренняя форма единицы также играет в толковании определенную роль {приобрел или получил в собственность). Субъект утратил то, что он имел в качестве подарка или товара, но не то, что создал сам (ср. компоненты реплики: ДАЛ - ВЗЯЛ). Вряд ли возможно употребление данной реплики относительно утраченной вещи, которую человек создал своими руками, например, дома, рукописи, картины и т. д.

Предлагаемый способ лексикографического описания единицы характерен скорее для словарей активного типа. Данные словари, прежде всего учебные, предназначены для того, чтобы пользователь не только знал семантику единицы, но и мог адекватно использовать ее в речи.

Продолжим рассмотрение проблем лексикографического описания коммуникативов, акцентируя внимание на различиях между традиционными (пассивными, рассчитанными только на понимание) описаниями и активными, рассчитанными на употребление единицы.

Для этого рассмотрим словарную статью Фразеологического словаря русского языка [Молотков 1986]:

Бог {Христос) с тобой {ним, ней, с вами, с ними).

«Аллах дал, аллах взял», «бог дал, бог взял» — говорится в пословицах о смерти ребенка (Лев Дурнов. Жизнь врача. Записки обыкновенного человека (2001)).

440 И. А. Шаронов

1. пусть будет так, ну да ладно. Выражение согласия, примирения, прощения, уступки.

2. как можно? зачем? Выражение удивления, упрека, несогласия и т. п.

3. пусть все будет хорошо, удачно и т. п.

В словарной статье мы находим:

- заголовочную часть статьи с набором вариативных компонентов;

- три значения, состоящие из перечисления синонимичных речений и интенций;

- иллюстрирующие примеры, которые мы из экономии пространства статьи не привели.

Отдавая дань уважения принципам лексикографирования такого рода единиц в классическом словаре, все же отметим, что перед нами пример «пассивного» описания коммуникативафразеологизма. Составители исходили из того, что читатель владеет языковой интуицией и хорошо знает, как и когда употреблять реплику. Но для учебных словарей, имеющих в качестве адресата, например, иностранную аудиторию, а также и новое поколение носителей русского языка, мало читающее и потому слабо владеющее фразеологическим пластом лексики, такое описание вряд ли можно назвать полноценным.

Отдельно рассмотрим 1) оформление словарной статьи и 2) ее содержательные аспекты.

1) Оформление словарной статьи.

В оформление заглавной единицы требуется внести ряд существенных уточнений и добавок. Как можно видеть, фразеологический коммуникатив состоит из двух компонентов, каждый из которых имеет заключенные в скобки варианты:

1) Бог {Христос)

2) с тобой (ним, ней, с вами, с ними).

Можно сделать неверный вывод, что во всех перечисленных значениях мена вариантов допустима в равной степени.

Между тем для первого выделяемого значения «согласие, примирение, прощение, уступка» вариант Христос к компоненту Бог в современном узусе практически не встречается (либо же он ограничивается церковно-монастырским дискурсом)3. Зато есть другие, грубовато-сниженные варианты, которые не попали в список, - шут, В словаре фразеологизмов СИ. Лубенской [Лубенская 1995] словарная статья Христос с тобой отсылает к статье Бог с тобой в значении удивления и пожелания, но не согласия.

Теория и практика толкования фразеологических коммуникативов 441 черт, фиг, хрен, несмотря на то, что коммуникатив с этими вариантами активно используется в бытовой речи при снисходительном согласии и примирении с чем-л.

–  –  –

Другой (местоименный) компонент единицы включает наряду с формами второго также формы третьего лица: с тобой, с вами - с ним, с ней, с ними. Данная вариативность правомерна для первого выделяемого в словаре значения, но не для выражения «удивления, упрека, несогласия» (значение 2), направленного исключительно на адресата, а не на третьих лиц.

Ср.: Бог с тобой (с Вами)! - удивился Иван.

*Бог с ним (с ней / с ними)! - удивился Иван.

Еще одно уточнение формального характера связано с тем, что в учебных словарях, в отличие от большинства словарей пассивного типа, принято ставить ударение на описываемом слове. В случаях, когда дается лексикографическое описание реплики, неоднословного коммуникатива, необходимо указывать также фразовое ударение. В нашем случае фразовое ударение для всех значений падает на первый компонент единицы: БОГ (Христос). Однако если в первом выделенном значении (согласие, примирение) фразовое ударение нейтрально (/), то во втором (удивление) оно имеет экспрессивный характер, что необходимо отразить в словаре двойным акцентом: (II).

После введения всех уточнений в оформлении заглавной единицы возникает чисто техническая проблема: оказывается, что для двух рассматриваемых значений заглавная единица должна иметь разный состав вариативных компонентов.

Поэтому оказывается легче дать в словаре два разных ввода коммуникатива:

442 И. А. Шаронов

1. БОГ (I) (Господь) С ТОБОЙ (с вами, с ним, с ней, с ними)!

ФИГ (I) (черт; хрен; шут; бес) С ТОБОЙ (с вами; с ним; с ней; с ними)!

груб-разг.4.

2. БОГ (II) (Господь, Христос уст) С ТОБОЙ (с вами)!

2) Содержательные аспекты словарной статьи.

Источник возникновения коммуникатива следует искать, видимо, в тексте Священного Евангелия. Архангел Гавриил приносит Марии великую весть, говоря: «Радуйся, Мария, Господь с тобою!»

Это высказывание в Евангелии - утверждение, констатация факта.

Из Евангелия данная фраза попадает в бытовую речь, где ее модальность меняется, обращаясь уже в пожелание, чтобы Господь пребывал с адресатом речи, то есть в пожелание благополучия. Кроме того, компонент Господь получает в качестве варианта компонент Бог, возможно, под воздействием синонимичной реплики «С Богом!».

Такие пожелания регулярно встречаются в художественной литературе XIX - первой половины XX века, в основном в сценах прощания, а затем постепенно уходят из употребления.

Ниже приводится один из наиболее поздних примеров использования прощального пожелания Бог с тобой, найденный в Национальном корпусе:

- Я, пожалуй, пойду, Катерина Петровна.

- Иди, Тиша, - шептала Катерина Петровна. - Иди, бог с тобой!

(К. Паустовский. Телеграмма) Во фразеологическом словаре под редакцией Молоткова значение пожелания стоит в конце словарной статьи, что указывает на периферийность, постепенное его устаревание. Возможно, в связи с ростом интереса к православной культуре это значение снова войдет в повседневный обиход. Но пока этого не произошло, мы позволим себе оставить данное значение вне рассмотрения и сконцентрироваться на первых двух значениях коммуникатива, при этом поменяв их местами.

1. БОГ (II) (Господь, Христос уст) С ТОБОЙ (с вами)! Реплика несогласия в диалоге, которая выражает испуг и недоумение по поводу позиции, мнения собеседника относительно чего-л. Часто сопровождается доводами с целью устранить причину разногласий.

В русско-английском словаре фразеологизмов СИ. Лубенской в словарной статье Бог [господь] с тобой! второе значение описывается как выражение согласия и не связывается с синонимичными единицами. В статье Бес (черт, леший) с тобой! это же значение передается как вынужденное согласие. В Хрен с тобой! - как выражение уступки и согласия.

Теория и практика толкования фразеологических коммуникативов 443 Итак, репликой Бог с тобой! выражают испуг и недоумение, вызванные странными, с точки зрения говорящего, представлениями собеседника о предмете речи. Одновременно с эмотивной функцией можно отметить и апеллятивную: говорящий своей фразой пытается, так сказать, «вернуть заблудшего в свет истины». Коммуникатив здесь синонимичен репликам: Опомнись; Окстись; Приди в себя; Да ты рехнулся I сума сошел и т. д. Из всей перечисленной группы рассматриваемая нами реплика, пожалуй, наименее агрессивна и резка, а также слегка архаична.

Можно говорить о двух типах воздействия на собеседника, которые мы условно назовем «магическим» и «рациональным».

«Магическое» воздействие на адресата происходит главным образом через демонстрацию испуга за его ментальное состояние. Собеседник произносит абсурдное, с точки зрения говорящего, высказывание, и реплика «Бог с тобой!» используется как желание вывести собеседника из гипноза далеких от реальности представлений или вредоносного воздействия на его разум. Такого рода эмоциональная реакция безразлична к типу речевого акта собеседника, главное это указание, что в речи адресата содержится абсурдный компонент.

Особенностью «магической» тактики является также возможность отсутствия мотивировки, объясняющей позицию говорящего. Предполагается, что «магическая формула», произнесенная с изумлением или ужасом, самодостаточна.

–  –  –

Характерно, что в приведенном примере магическая речевая формула сопровождается крестным знамением. По христианским представлениям, крестное знамение устрашает бесов, утишает греховные страсти и привлекает Божественную благодать.

Еще один пример:

–  –  –

«Рациональное» воздействие используется в ситуациях не столь очевидных, как рассмотренные выше. Говорящий, употребляя 444 К А. Шаронов фразеологический коммуникатив, апеллирует к разуму собеседника, его способности к логическому анализу, с тем чтобы убедить его в неверности высказанных предположений. Коммуникатив в таких ситуациях реагирует на тип инициирующей реплики, реализуя диалогические функции возражения, отказа или противодействия. Возражаем мы на предположения и строящиеся на них утверждения, оценки.

Отказываемся в ответ на просьбы, предложения, противодействуем каким-либо планам или действиям. Коммуникатив Бог с тобой!

направлен не на ассерцию инициирующего акта, а на его исходную установку. Фраза говорящего состоит как минимум из двух реплик:

коммуникатива и аргумента, опровергающего или ставящего под сомнение представления собеседника о предмете речи. Приведем примеры, подчеркивая в ответной реплике ее аргументативную часть:

–  –  –

Большее количество речевых актов возражения связано с областью личных взаимоотношений. Бог с тобой в таких ситуациях - гармонизирующая реакция на «неаккуратное» высказывание собеседника о говорящем или о себе самом.

Можно выделить три таких контекста:

–  –  –

Контекст б) - до некоторой степени обратный вариант рассмотренного. Собеседник приписывает говорящему какие-либо высокие качества или заслуги, превозносит говорящего за что-л. Говорящий, опасаясь нарушения социальной иерархии в отношениях с собеседником, максимально принижает свои возможности или оценку своей деятельности.

- Ваши стихи, Герман Алексеевич?..

- Господь с тобой, я так не умею! Это Павел Васильев.

(В. Морозов. Адмирал ФСБ) Простое отрицание факта не сняло бы комплиментарности утверждения, а это может быть чревато ослаблением доверительного контакта, уличением в гордыне и тщеславии.

–  –  –

Контекст в). Собеседник представляет свою судьбу в трагических тонах (по христианским представлениям грех уныния - один из семи смертных грехов). Говорящий пытается его образумить, убедить в чреватости образа мыслей, приводящих к таким идеям.

–  –  –

Перейдем к описанию второго значения коммуникатива.

2. БОГ (/) (Господь) С ТОБОЙ (с вами, с ним, с ней, с ними)!

ФИГ (/) (черт; хрен; шут; бес) С ТОБОЙ (с вами; с ним; с ней; с ними)!

груб.-разг. Реплика вынужденного или снисходительного согласия, уступки в ответ на настойчивость собеседника, а ткж. выражение смирения или безразличия перед чём-л., что невозможно изменить. Говорящий может вздохнуть или поморщиться, махнуть рукой, как бы отодвигая от себя, преуменьшая значимость предмета речи.

Контексты употребления коммуникатива в данном значении раскладываются на несколько групп: а) неохотное согласие, разрешение; б) примирение с потерей или неудачей через преуменьшение значимости события; в) выражение безразличия к чему-л., часто в пользу чего-то другого. Проиллюстрируем их, подчеркивая авторские описания симптоматических проявлений говорящего.

Контекст а). Вынужденное или снисходительное согласие, разрешение в ответ на настойчивость собеседника. Реплика синонимизируется и часто дублирует формы согласия: ладно, (ну) хорошо, так и быть, будь по-твоему и др. Неохотность или вынужденность согласия проявляется, во-первых, в том, что говорящий не спешит соглашаться, а во-вторых, в симптоматике (реплика может сопровождаться вздохом). Снисходительность проявляется в использовании грубопросторечных вариантов компонента Бог (фиг, черт, хрен и т. д.).

–  –  –

Контекст б). Примирение с потерей или неудачей через преуменьшение значимости события. Употребление коммуникатива встречается как в диалогах, так и в монологах-рассуждениях. Коммуникатив синонимичен репликам что поделать, делать нечего, ничего не поделаешь, ладно, чегоуэю тут и т. п. Говорящий смиряется с потерей, делая вид, что предмет речи его больше не интересует.

–  –  –

Итак, значение коммуникативов, десемантизированных реплик диалога предлагается описывать в статье через типизированные контексты употребления этих единиц с указанием целого ряда их 448 И. А. Шаронов прагматических характеристик, включающих интенцию, эмоциональное состояние говорящего, границы предметной области объекта речи, тип смежных реплик и жестовое сопровождение, а также в ряде случаев элементы внутренней формы (метафорического образа) не до конца десемантизированной единицы. Такое описание позволит не только понимать значение коммуникатива, но и адекватно использовать эту единицу в речи теми, кто имеет слабую языковую интуицию или не обладает ею совсем.

ЛИТЕРАТУРА

Баранов, Добровольский 2007 - Словарь-тезаурус современной русской идиоматики / Под ред. А.Н. Баранова, Д.О. Добровольского. М, 2007.

Баранов, Добровольский 2009- Фразеологический объяснительный словарь русского языка / Под ред. А.Н. Баранова, Д.О. Добровольского.

М, 2009.

Виноградов 1947 - Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М.; Л. 1947.

РГ 1980 - Русская грамматика. В 2 т. М., 1980.

Лубенская 1995 - Lubensky S. Russian-English Dictionary of Idioms. Random house. NY, 1995.

Молотков 1986- Фразеологический словарь русского языка/ Под ред.

А.И. Молоткова. 4-е изд. М., 1986.

Шаронов 1996 -Шаронов H.A. Коммуникативы как функциональный класс и как объект лексикографического описания// Русистика сегодня.

1996. №2. С. 89-112.

Шаронов 2009 - Шаронов И. А. Комму никативы и методы их описания // Материалы международной конференции Диалог 2009. Вып. 8 (15). М.,

2009. С. 543-549.

. Я. Шмелева, А. Д. Шмелев

СПОСОБЫ АДРЕСАЦИИ ГЕРОЕВ

РУССКИХ АНЕКДОТОВ

–  –  –

Адресация при рассказывании анекдота может изучаться с двух разных точек зрения. С одной стороны, рассказывание анекдота как таковое представляет собою речевой жанр, непосредственно рассчитанный на реакцию адресатов (смех); в этом отношении адресация играет ключевую роль для данного речевого жанра. С другой стороны, персонажи анекдотов тем или иным образом обращаются друг к другу, и способы адресации: обращение на вы/ты, по имени или имени-отчеству, обращения официальные или интимные -являются одним из ключевых элементов создания речевой и поведенческой маски персонажей русских анекдотов. При этом внешне похожие способы адресации в зависимости от других речевых и поведенческих характеристик персонажа могут свидетельствовать о совсем разных речевых стратегиях и тем самым создавать различные речевые и поведенческие маски.

Указанные две перспективы изучения адресации при рассказывании анекдота соответствуют двум разным языковым слоям анекдота, выделенным нами в предшествующих публикациях (в частности [Шмелева, Шмелев 2002]). С одной стороны, это речь рассказчика анекдота, обращенная к адресатам и предваряемая обязательным метатекстовым вводом; с другой стороны, это речь персонажей, адресованная другим персонажам.

Метатекстовый ввод обычно включает непосредственные показатели адресации: говорящий хочет выяснить, известен ли анекдот слушателям (коммуникативные нормы предписывают рассказывать только анекдоты, которые хотя бы части слушателей неизвестны), уместно ли будет его рассказывание. К метатекстовым вводам примыкают проверочные вопросы, позволяющие выяснить, обладают ли слушатели фоновыми знаниями, необходимыми для понимания 450. Я. Шмелева, А. Д. Шмелев анекдота (в противном случае анекдот иногда предваряется неназойливыми пояснениями, сообщающими эти сведения).

Все такие метатекстовые вводы и «предваряющие» вопросы предполагают непосредственную апелляцию к адресатам и их фонду знаний и потому обычно включают эксплицитное или имплицитное второе лицо:

Слыхали анекдот?', Знаете анекдот?; Хотите, расскажу анекдот?;

Знаете, что такое бармицва?

Иногда метатекстовый ввод или «предваряющий» вопрос становятся частью анекдота, который в таком случае рассказывается в интерактивном режиме. В норме, однако, такие вводы являются посторонними по отношению к тексту анекдота, хотя и остаются необходимой составляющей речевого жанра. В самом тексте анекдота апелляция к адресатам обычно не осуществляется1. Поэтому в данной статье мы сосредоточимся на втором аспекте изучения адресации при рассказывании анекдота - способам адресации, которые используют персонажи анекдота, обращаясь к другим персонажам.

Основное внимание будет уделено формам обращения, отчасти регулируемым правилами речевого этикета. К ним относятся обращения как таковые (по имени, по имени-отчеству, «ласковые» обращения), а также выбор для обозначения собеседника местоимения ты или более формального местоимения вы и соответствующих согласуемых форм (в частности, глагольных).

Ты/вы

Большинство героев русских анекдотов используют обращения на вы/ты в целом в соответствии с нормами современного русского речевого этикета. При помощи обращения ты общаются хорошо знакомые люди и родственники, на вы обращаются к малознакомым людям, это обращение используется в официальной обстановке. Поэтому в анекдотах о Штирлице все персонажи обращаются друг к другу на вы, а в анекдотах о семейной жизни (о муже и жене) используется обращение ты. В анекдотах о мальчике Вовочке и учительнице Марье Ивановне в соответствии с принятыми в начальной школе правилами Вовочка обращается к учительнице на вы, а Марья Ивановна говорит ему ты.

Наличие в русском речевом этикете двух противопоставленных способов обращения к единичному адресату (ты/вы), один из котоНемногочисленные анекдоты, в которых метатекстовый ввод или «предваряющий» вопрос являются неотъемлемой частью анекдота и которые рассказываются в интерактивном режиме, кратко рассматриваются в книге: [Шмелев, Шмелева 2002].

Способы адресации героев русских анекдотов 451 рых внешне совпадает с обращением к множественному адресату, само по себе может быть источником комического эффекта в анекдоте.

Напр.:

Приходит мужик на работу, а под глазом фингалище. Друзья спрашивают, где это его так угораздило? «Жена врезала...» - «А за что?» А я её на ты назвал...» - «Да ты что, за это морду не бьют. А как делото было?» - «Лежим мы с женой в постели. Она говорит: «Что-то давно мы сексом не занимались». А я отвечаю: «Не мы, а ты».

- Товарищ прапорщик! К тебе жена пришла!

- Не «к тебе», а «к вам».

- Не-е-ет, к нам она вчера приходила, а сегодня к тебе.

Впрочем, внимательное наблюдение за способами именования собеседника персонажами анекдотов показывает, что некоторые из них не знают правил русского речевого этикета или не желают им следовать. Часто такое речевое поведение коррелирует с поведенческими характеристиками соответствующего персонажа.

Так, чукчи в русских анекдотах обращаются к незнакомым людям на ты, и это воспринимается в контексте общего представления о данном персонаже как о человеке, не вполне владеющем нормами русского речевого этикета, это похоже на речь ребенка или человека, почти не затронутого цивилизацией и условностями этикета. Кстати, этой же цели служит и свойственное чукче в анекдотах обозначение себя в третьем лице: он как бы глядит на себя со стороны, удивляясь своему месту в приоткрывающемся ему мире (похожим образом могут называть себя в третьем лице маленькие дети) 2.

Грузины в анекдотах также всегда используют обращение ты даже в разговоре с незнакомым человеком. Обращение на вы является слишком формальным и разрушало бы стереотипный образ грузина. По-видимому, с этим связано и то, что грузинам в анекдотах свойственно употребление побудительных предложений (разумеется, в форме императива единственного числа) и риторических вопросов; обычные сообщения в форме повествовательных предложений встречаются относительно редко, поскольку простая передача информации не столь существенна для грузина, как установление и поддержание контакта с собеседником. Обратиться с просьбой, дать Постоянное употребление слова однако также соответствует общему внутреннему состоянию чукчи в анекдотах- пассивному изумлению перед окружающим миром и недоумению человека, столкнувшегося с непривычной для него цивилизацией.

452. Я. Шмелева, А. Д. Шмелев совет, пригласить вместе подумать над каким-либо вопросом для грузина в анекдотах значительно важнее, нежели что-то сообщить.

При помощи местоимения ты и соответствующих глагольных форм в анекдотах обращаются к незнакомым людям также новые русские - персонажи, которые живут в особом мире со своими нормами поведения и речевого этикета.

Способы адресации, используемые указанными персонажами, резко контрастируют с речевым поведением евреев как персонажей русских анекдотов; последние всегда обращаются к незнакомым людям на вы, и это соответствует характерной для них установке на некоторое недоверие, нежелание фамильярности. Евреям в анекдотах не свойственна ни панибратская манера грузин, ни первобытная нетронутость цивилизацией, свойственная чукчам. Однако, как и грузинам, евреям в анекдотах свойственна установка на контакт с собеседником, что подчеркивается постоянной апелляцией к слушателю (...вы думаете, что..), однако ценен для еврея не контакт сам по себе, а возникающая при этом «задушевность»: контакт ценится, поскольку дает возможность выразить сочувствие и самому оказаться объектом сочувствия. Поэтому еврей в анекдоте может не только осуществлять референцию к самому себе при помощи местоимения первого лица, но и, как чукча, называть себя в третьем лице - бедный еврей. Однако понятно, что функция такого самообозначения совсем иная, нежели в случае с чукчами. Если чукча сам удивленно глядит на себя со стороны, то еврей приглашает собеседника или домысливаемого наблюдателя посмотреть на него и «посочувствовать».

Обращения

Выбор персонажами русских анекдотов формы обращения в общем соответствует представлениям среднего носителя языка о правилах речевого этикета. Так, учительница младших классов называет своих учеников по имени, нередко в уменьшительно-ласкательной форме {Вовочка, а также Петенька, Машенька и т. п.), а они ее - по имени-отчеству (Марья Ивановна). В анекдотах о Чапаеве главный персонаж называет своего ординарца по имени (Петька), а тот его по имени-отчеству (Василий Иванович). В анекдотах про Штирлица персонажи в основном называют друг друга по фамилиям, как это делали персонажи фильма «Семнадцать мгновений весны» (Штирлиц, Мюллер и т. д.); в анекдотах о поручике Ржевском и Наташе Ростовой она называет его поручик, а он ее просто Наташа.

В анекдотах о зяте и теще (которые, кстати, чаще всего рассказываются в просторечной языковой среде) обычно используются Способы адресации героев русских анекдотов 453 просторечные нормы речевого этикета: зять обращается к тещелшлш и при этом на вы (значительно реже используется общелитературное обращение по имени-отчеству).

Напр.:

Звонок в дверь. Мужик открывает, а там тёща.

- Здравствуйте, мама, вы к нам надолго?

- Пока не надоем.

- А что, далее чаю не попьёте?

Вообще следует заметить, что в анекдотах широко используются сниженные и просторечные обращения {Слушай, мужик...; девушка и т. п.), и это, конечно, бывает связано с представлениями о речевом этикете носителей языка, принадлежащих той среде, в которой соответствующие анекдоты рассказываются. Можно упомянуть также специфические обращения новых русских друг к другу {братан, брателло и т. п.).

К советским вождям как героям анекдотов персонажи, как правило, обращаются по имени-отчеству: Владимир Ильич, Никита Сергеевич, Леонид Ильич3. Некоторым исключением является обращение к Сталину, которого чаще всего называют товарищ Сталин. Но в анекдотах, где с вождем разговаривает жена, любовница или близкие друзья, используется гипористическое имя. Так, Ленин в анекдотах обычно называет Крупскую Надя, Наденька, Надюша, а она его - Володя или Володенька.

Приведем пример:

Ленин и Крупская в ссылке. Ночь. «Володь, а Володь, ну давай, а!»Нет, ты что, соседи услышат».- «Ну Володенька, ну пожалуйста».Ну как можно, Наденька, да и ночь уже, спать пора».- «Ну я тебя очень прошу, один разок».- «Ну ладно уж!» Дружно: «Вставай, проклятьем заклейменный...»

Приведем также пример анекдота, в котором любовница Брежнева называет его Ленечка'.

Лежит Брежнев с любовницей в постели, она ему говорит: «А почему бы тебе не открыть границы и не разрешить всем, кто хочет, уехать».

Иногда способ обращения выбирают сами вожди, как в анекдоте, в котором к Брежневу обращаются товарищ Брежнев, а он говорит: Зачем лее так официально? Называйте меня просто: Ильич (анекдот активно рассказывался в 1970, когда в связи с «всенародным» празднованием столетия со дня рождения Ленина в официозе постоянно воспроизводились истории, в которых Ленин фамильярно именовался Ильич).

454. Я. Шмелева, А. Д. Шмелев Он (кокетливо): «Ах, шалунья, ты хочешь, чтобы мы с тобой вдвоем остались?» - «Нет, Ленечка, ты один останешься».

Любопытно, что Сталин в данном отношении представляет собою своего рода исключение, к нему в анекдотах никто не обращается по имени, есть лишь немногочисленные анекдоты, в которых его товарищи по большевицкой партии обращаются к нему при помощи партийной клички Коба, напр.:

Умерший Ленин обращается к Сталину: «Ну что, Коба, народ пойдет за тобой?» - «Кто не пойдет за мной, пойдет за тобой!»

Таким образом, обращения, используемые в анекдотах в коммуникации с участием вождей, могут быть разными и зависят от коммуникативной ситуации.

Иногда это разнообразие само становится источником анекдота, напр.:

Владимир Ильич заработался за полночь, оторвался от бумаг... «Наденька? Надю-ю-ша? Надя? Надежда! Надежда Константиновна! Крупская! Крупа!! Спит, сволочь».

Обращения к политическим и государственным деятелям постсоветского времени несколько более разнообразны. Так, к Путину обращаются Владимир Владимирович или господин президент, напр.:

«Господин президент, почему у пенсионеров такие маленькие пенсии?» - «Потому что кризис». - «Тогда почему в нашей стране количество миллиардеров выросло вдвое?» - «Неужели непонятно?

Инфляция».

В неформальном общении используются гипористические имена, как в следующем анекдоте, появившемся уже во время президентства Дмитрия Медведева:

Приходит как-то Путин к Медведеву: «Дим, а давай высшую меру обратно введем, а?» - «Вова, это же жестоко». - «Дим, ну пожалуйста!

Хотя бы на один день!» - «Но зачем?» - «Ты понимаешь, тут один мужик сказал, что моя книга по дзюдо - полное фуфло...»

Однако гипористические имена по отношению к политическим и государственным деятелям постсоветского времени в некоторых анекдотах используются и «простыми людьми» - напр., Способы адресации героев русских анекдотов 455 в «анонимной» коммуникации через Интернет, как в следующем анекдоте, появившемся в 2001, когда тогдашний президент Путин проводил свою первую пресс-конференцию online:

Путин на пресс-конференции online: «Только что через Интернет пришел хороший вопрос: „А не западло тебе, Вова, отвечать на анонимные вопросы по Интернету?" Отвечаю задавшему этот вопрос обладателю IP (такой-то), хост (такой-то), провайдер (такой-то) Иванову Сергею Васильевичу, проживающему на Ивановской улице, дом 13/2. Не западло!»

Ласковые обращения и обращения-«обзывания»

Среди обращений важное место занимают обращения, основная функция которых - выразить отношение к адресату речи. Такие обращения {дорогой, дорогая, милый и т.

п.) обычны в анекдотах о семейной жизни, напр.:

«Дорогой, я забыла хлеба купить. Сходишь?» Возвращается через 15 минут с батоном и бутылкой водки. «Дорогая, ты не поверишь! У них снова не было сдачи».

«Милый, я так устала, мы идем уже два часа!» — «Потерпи, милая, скоро привал». - «Не могу! Мне рюкзак плечи натер, кеды жмут, солнце печёт!» - «Ну что же я могу сделать, любимая?» - «Может, ты вылезешь из рюкзака?»

Можно видеть, что в большинстве анекдотов ласковые обращения не вполне гармонируют с содержанием диалога. Иногда это специально обыгрывается в анекдоте, напр.:

Муж - жене: «Дорогая, милая моя, единственная, нежная, сладкая, добрая, знойная, стройная, хорошая, желанная, любимая, родная, неповторимая, непревзойденная! Деточка, веточка, ласточка, рыбонька, воробушек, кисонька, лапушка, птенчик мой, горлица, голубушка, лебедушка, сударушка! Зоренька, звездочка, козочка, солнышко, золотце, цветочек, звоночек, ручеечек, тростиночка, росинка, пушинка, кровинка, прелесть, отрада, зазноба, услада, идеал, краса моя, умница, куколка, малышка, картинка, сокровище, мечта моя, песня, судьба, радость, надежда, госпожа, царевна, богиня!..

Алмаз души, свет очей!.. Жемчужина сердца! Ну будь ты человеком, ну дай на пиво!»

456. Я. Шмелева, А. Д. Шмелев Сходную цель преследует выбор «ласкового» обращения и в следующем анекдоте, уже не связанном с семейной жизнью:

Крокодил Гена наутро с бодуна: «Чебурашечка, милый, сбегай за бутылочкой...» Чебурашка: «Ну вот, как сбегать- так „милый", а как пить - так „пошел вон, прорва ушастая"».

Комический эффект, возникающий в анекдоте, как правило, бывает обусловлен обманутыми ожиданиями слушателей.

Приведем пример анекдота, построенного на обманутых ожиданиях, связанных с обращением (обращение зайка поначалу воспринимается как ласковое обращение к жене):

Сидят два мужика, у одного звонит телефон. «Да, зайка! Задержался, зайка. Скоро буду, зайка, Куплю, зайка. Не забуду, зайка. Не скучай, зайка. Ну, не сердись, зайка! Ну, пока, заинька!» Выключает трубку.

Второй спрашивает: «Жена?» - «Нет. Ну на хрена я зайца разговаривать научил?!»

Другой тип обращений, предназначенных для выражения отношения к адресату речи, - это обращения-«обзывания» {баран, козел и т. д.).

Приведем пример такого анекдота из серии анекдотов, посвященных семейной жизни:

Идет бракоразводный процесс. Судья спрашивает мужа о причине развода. «Моя жена назвала меня бараном», - объясняет тот. «Ну и что же, неужели это настолько обидно, что из-за этого стоит разводиться?» - «Дело в том, что контекст был обидный». - «А что за контекст?» - «Прихожу я домой и вижу жену в постели в объятиях любовника. Я, как человек воспитанный, тихонечко прошел на кухню, чтобы разогреть ужин. А жена кричит мне вслед: „Эй, баран, посмотри хоть, как это делается!"»

Приведем также пример анекдота, построенного на обманутых ожиданиях, связанных с обращением (возглас козел! поначалу воспринимается как обращение-«обзывание»):

Встречаются две машины. За рулем одной сидит женщина, за рулем второй - мужчина. Женщина открывает окно и кричит: «Козел!» Мужик открывает окно и кричит ей вдогонку: «Стерва!» Заезжает за поворот и... врезается в стоящего посреди дороги козла.

Способы адресации героев русских анекдотов 457

–  –  –

Разумеется, все сказанное дает лишь самое общее и схематическое представление о способах адресации, используемых героями анекдотов. Однако представляется, что сказанного довольно, чтобы утверждать, что коммуникативное взаимодействие персонажей анекдотов не менее важно для данного речевого жанра, нежели коммуникативное взаимодействие рассказчика и слушателей. Особенно показательны случаи, когда адресация в анекдоте попадает в центр внимания и составляет то, что называется «солью» анекдота.

ЛИТЕРАТУРА

Шмелев, Шмелева 2002 - Шмелева Е.Я., Шмелев АД. Русский анекдот:

текст и речевой жанр. М., 2002.

V. АДРЕСАЦИЯ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ

ИНФОРМАЦИИ И ИНТЕРНЕТЕ

Ю. П. Князев

АДРЕСАТ В ЗАГОЛОВКАХ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

Как писал М.М. Бахтин, наша речь «полна чужих слов, разной степени чужести или разной степени освоенности, разной степени осознанности и выделенное™» [Бахтин 1986: 283-284]. К сходным выводам приходит и Б.М. Гаспаров: «Вся наша языковая деятельность- и создаваемая, и воспринимаемая нами речь- пронизана блоками-цитатами из предшествующего языкового опыта» [Гаспаров 1996: 118-119]. Одним из объективных источников сведений о составе такого рода «блоков-цитат», называемых сейчас также «прецедентными текстами», могут служить, на мой взгляд, заголовки современных печатных средств массовой информации. С одной стороны, именно в этой позиции они используются особенно широко, что уже давно обращает на себя внимание исследователей [Губенко 1969: 174-84; Костомаров 1971: 161-173; Земская 1996: 157-168 и др.].

С другой стороны, в заголовках устойчивые выражения практически выступают в преобразованном виде, хотя автор использует их в расчете на то, что они будут поняты. При этом перед читателем стоит двоякого рода задача. С одной стороны, он должен распознать в видоизмененном тексте подразумеваемый первоисточник, а с другой стороны, соотнести его с содержанием статьи или заметки.

Таким образом, подобные заголовки дают основания говорить о существовании своего рода «коллективной памяти» пишущих и читающих. Не случайно именно знание прецедентных текстов послужило одним из основных критериев для шуточных (и в то же время вполне серьезных) «тестов на русскость», описанных в двух номерах журнала «Власть» (25.09.2006 и 30.10.2006). Наиболее устойчивые из подобного рода «блоков-цитат» традиционно фиксируются в словарях пословиц и поговорок, фразеологических словарях, а также в словарях крылатых слов и выражений. Однако фактически круг устойчивых выражений, которые помнят носители языка, гораздо шире, о чем свидетельствует словарь [Князев 2010], содержащий более 4000 разного 462 Ю. П. Князев рода устойчивых выражений, которые лежали в основе заголовков газетных и журнальных статей, опубликованных в 1994-2005 годах.

Судя по данным этого словаря, в качестве «прецедентного» текста для заголовка могут выступать также:

- детские скороговорки и считалки: А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало. Кто остался на трубе? А и Г сыграют на трубе (Изв., 08.10.1998)1 - перспективы транспортировки каспийской нефти через Азербайджан и Грузию в Турцию; А и В играют на тру б е (Изв., 11.02.2000) -рост заболеваемости вирусными гепатитами А и В; Б и Г играли на трубе (Изв., 16.10.2001) — концерт Бориса Гребенщикова в Санкт-Петербурге; Кто остался на «трубе» (Итоги, 3.06.2003) - укрупнение российского нефтяного рынка; Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла кларнет Карл украл кораллы (Изв., 22.02.2003)- обмен игроков между клубами НБА; Карл украл (Изв., 8.05.2003) - американский легкоатлет Карл Льюис обвиняется в использовании допинга; Пара украла (Изв., 5.08.2003)- выход на экраны кинофильма «Лара Крофт - расхитительница гробниц»;

- формулировки правил из школьной программы: Два пишем, один в уме Ливан Сирия в уме (Итоги, пишем, 21.03.2000)- предполагаемый уход израильских войск из Южного Ливана; Плюс на минус дает минус л ю с на минус дает (Изв., 5.09.2001)- российская команда на чемнеизвестность пионате Европы по баскетболу; Угол падения равен углу отражения Угол падения (Изв., не равен углу подъема 6.12.2001) — снижение прибылей японских компаний; От перемены мест слагаемых сумма не изменяется От перемены букв в (ПЧП, 2001. № 20)-предназвании результат меняется намеренная имитация известных товарных знаков; Перемена (Власть, 16-22.09.2002)- работа над заместных слагаемых коном об общих принципах местного самоуправления; Перемена мест (МК., 26.11.-3.12.2003)-формирование команды нового губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко; Перемена (Изв., 11.10.2004)-отношение Владимира Пумест слагаемых тина к выборам на Украине;

- фразы из рекламы: В компании с «Толстяком» время летит незаметно Время летит заметно (Изв., 30.09.2000)- поВ примерах используются следующие сокращения цитируемых газет и журналов: АиФ - Аргументы и факты; ЕЖ - Еженедельный журнал;

Изв. - Известия; МК - Московский комсомолец; Незав. Г. - Независимая газета; ПЧП - Петербургский час пик; РГ - Российская газета; СЗ - СевероЗапад; Э. - Эксперт.

Адресат в заголовках периодической печати 463

–  –  –

(Власть, 4.06.2002) - подготовка к парламентским выборам в России;

(Власть, 10—16.03.2003) — «Да, Да. Да», или проиграешь!

подготовка к референдуму в Чечне; Патентуй или опоздаешь! (Итоги, 27.01.2004) - лидеры в получении патентов за 2003 год;

- названия теле- и радиопередач: В гостях у сказки В когтях у сказки (Изв., 3.03.2000) - о фильме Тима Бартона «Сонная лощина»; Глядя из Лондона Гл я дя из к о см о с а (Изв., 17.05.2003) — изучение состояния океанов и морей с помощью искусственных спутниках Земли; Гл я дя из Г р о з н о г о (Власть, 6.12.2004)-воспоминания о начале чеченской войны; Камера смотрит в мир миф (Власть, 28.07-3.08.2003)- выставКамера смотрит ка фотографий Кшиштофа Гералтовского; Камера смотрит класс (Власть, 1.11.2004)- введение системы видеонаблюдения в английской школе; Что? Где? Когда? Что, где, когда и с кем? (АиФ., 14.12.2002)-светская хроника;

- названия спортивных состязаний: Бег с препятствиями ПоВласть, 9.11.1999)-побеги через Берлинбег с препятствиями скую стеиу,Жизнъ с препятствиями (Власть, 8.08.2000) - о спортсменке Людмиле Энквист;зл е m с препятствиями (СЗ, 29.10.2001)- проблемы архангельской авиакомпании; Служба с (Власть, 26.12.2000)- чеченский УБОП; Бегпрепятствиями ство с препя тс те иями (Власть, 10.10.2005) -эвакуация Москвы в октябре 1941 года; Гонка за лидером Гон к и без лидера (Итоги, 23.11.2004) - прогнозы на присуждение премии «Оскар»; Кубок кубков Ку б о к кубиков (Изв., 26.11.2001)-международные соревнования по фигурному катанию «Кубок России» под эгидой производителя бульонных кубиков Gallina Bianca; Прыжки с шестом Пр ыж к и на шестом (Власть, 22.05.2001) -ситуация на телеканале ТВ-6;

- названия исторических событий: Великое переселение народов Великое (Итоги, переселение бюрократов 13.07.1999)- переезд германского парламента и правительства из Бонна в Берлин; Великое (Э., перемещение народов 15.05.2000) - современный туристический бизнес; Великое переВласть, 9.05.2000)- планы переноса Федеселение народных рального собрания в Санкт-Петербург; Великое переселение народа (СЗ, 17.09.2001) - дома для переселенцев с острова Валаам;

(Итоги, 29.06.2001) - правиВеликое районное переселение ла расселения жильцов домов, предназначенных под снос в Москве;

Война за испанское наследство В о й н а за смирновское наЭ., 13.11.2000)- смена собственников торгового дома следство «Смирновъ»; Война (Итоги, за британское наследство Адресат в заголовках периодической печати 465 11.02.2002)- территориальный спор между Индией и Пакистаном;

н а с л е д с т в о (Изв., 18.09.2003)-предВойна за путинское стоящие выборы в Государственную Думу как прогноз президентских выборов 2008 года; Война за иракское наследство (Власть, 14-20.04.2003)- послевоенное урегулирование в Ираке;

(Итоги, 15.07.2003)Война за марксистское наследство библиотека бывшего Института марксизма-ленинизма; Дело врачейвредителей Дело статистиков (Изв., 10.06.1998)-впервые в России арестован чиновник в ранге министра - руководитель Госкомстата; Д е л о «экологов» (Изв., 14.7.1999)-ученый-ядерщик под колпаком у контрразведки; Дело французских врачей (Власть 18.07.2000)- скандалы во французской медицине; Дело (Изв., 11.08.2000)-увольнениеруководителей клиник главврачей в Саратове; Новое дело писателей (Власть, 9-15.09.2002)иск против Кирилла Воробьева, публикующегося под псевдонимом Баян Ширянов; Процесс врачей (Изв., 23.01.2003)- судебный процесс по делу председателя комитета по здравоохранению СанктПетербурга; Дело фармацевтов (Изв., 4.06.2003) - расследование деятельности американских фармацевтических компаний; Дел о (Итоги, 1.07.2003)-арест группы высокопоставленполковников ных силовиков; Дело врача (Изв., 28.10.2003)- дело о подпольном аборте; Дело библиотекарей (Итоги, 5.10.2004)- иск к владельцам интернет-библиотеки;

- имена и прозвища исторических деятелей: Всеволод - Большое Гнездо Бор и с Большое Гнездо (ПЧП, 8.04.1998)-нижегородцы, пришедшие вслед за Борисом Немцовым в правительство России; Иван Грозный Дою он Иванович Грозный (Итоги, 24.08.2004) - кандидат в президенты США Джон Керри оказался одним из потомков царя Ивана Грозного; Рамзан Грозный (Э., 19-25.12.2005) - негативное отношение Рамзана Кадырова к предложению переименовать город Грозный в честь покойного Ахмата Кадырова; Лебедев-Кумач Лебедев кум а ч (ЕЖ, 27.08.2002) досрочные выборы губернатора Красноярского края, назначенные после гибели генерала Лебедя; Лоуренс Аравийский Лоуренс (Итоги, 23.03.1999)- о заместителе министра Вашингтонский финансов США Лоуренсе Саммерсе; Юрий Долгорукий Юр и й (Итоги, 25.05.1999)- политические перспективы Дальнозоркий мэра Москвы Юрия Лужкова;

- географические названия: Дикий запад Дикий, дикий ист (Итоги, 12.12.2000)- японские и корейские фильмы в России;

дикого Юга (Власть, 14.12.1999)- южане в ГражданЛегенды ской войне в США; Не так дик Запад, как его малюют 466 Ю. /7. Князев (Власть, 4-10.08.2003) - выставка американского искусства эпохи покорения Дикого Запада; Долина смерти Ле дник смерти (Изв., 24.09.2002) - сход ледника Кармадон в Кабардино-Балкарии, повлекший многочисленные человеческие жертвы; Зона рискованного земледелия В зоне рискованных (Изв., земледельцев 7.10.1997)-обсуждение Земельного кодекса; Зона рискованноМН, 1998, № 50)- о президенте Ирака Саддаго президента ме Хусейне; Крайний Север Сев ер опять крайний... (Изв., 11.07.1997) -экономическая ситуация на севере России; Марианская впадина Map и и некая впадина (Итоги, 24.06.2003) - международный конкурс на лучший проект реконструкции Мариинского театра в Санкт-Петербурге; Пик Коммунизма Тупик коммунизма (Итоги, 10.08.2004) - ситуация в КПРФ;

- понятия и термины из различных областей знания: Глобальное потепление Глобальное (Власть, 21.11.2000)потупление различные оценки климатических изменений на Земле; ГлобальИтоги, 22.06.2004)- угроза опустынивания;

ное запустение Закон всемирного тяготения Закон всемирного предоВласть, 16.05.2000)- история средств предотвращехранения ния беременности; Закон всемирного (Власть, подогрева 21.11.2000)- глобальное потепление; Закон партийного тяготения (Изв., 30.11.2000)-деятельность политических партий в России; Коллективное бессознательное Коллективное соИзв., 6.12.2002)- фотовыставка в Музее сновидезнательное ний; Музыкальное (Итоги, 20.01.2004)бессознательное интервью с композитором Владимиром Дашкевичем; Коэффициент полезного действия Коэффициент бесполезного действия (Итоги, 27.07.1999)- попытки регулирования цен на бензин; Коэффициент самомнения (Власть, 13полезного 19.10.2003) - самооценка гражданами России производительности их труда; Круговорот воды в природе Круговорот жилья в народе (Итоги, 30.11.1999)-рынок недвижимости в России; Круговорот «ксив» в природе (ПЧП,2001,№24)-продажаподдельных документов; Круго вор о m вагонов в природе (Изв., 29.09.2001) - нехватка вагонов у МПС;

- названия приборов, механизмов и других предметов материальной культуры: Двигатель внутреннего сгорания Двигасгорания (Э., 15.11.2004)-роль продютель творческого сера в шоу-бизнесе; Реквием по внутреннему сгоранию (Итоги, 31.10.2005) - перспективы электромобилей; Детектор лжи Де те кто правды (Итоги, 23.10.2001) - государственным служащим предстоит проверка на детекторе лжи; Малиновый пиджак Адресат в заголовках периодической печати 467

–  –  –

Этот перечень, конечно же, не является исчерпывающим. К нему можно было бы добавить названия картин, скульптур, музыкальных произведений, праздников, формулы приветствий и т. д.

Корпус прецедентных текстов по определению предполагает высокую степень устойчивости, и вместе с тем он очень подвижен. Так, обнаружение так называемой «атипичной пневмонии» - вирусного заболевания, впервые зарегистрированного в начале 2003 года, сразу же повлекло за собой появление множества отсылающих к этому выражению заголовков:Атипичный Сотрutex (Изв.,30.04.2003)предполагаемая отмена компьютерной выставки на Тайване из-за эпидемии атипичной пневмонии; Типичная халатность (Изв., 29.04.2003)- в России госпитализирован первый больной с диагнозом «атипичная пневмония»; Атипичный разгром (Изв., 13.05.2003) - поражение футбольной команды «Зенит» со счетом 1:7;

m иум (Итоги, 3.06.2003) - атипичная пневмония Атипичный признана практически побежденной; Атипичная лихорадка (Изв., 19.07.2003)- новые вирусы, представляющие глобальную угрозу для человечества; Атипичная физика (Изв., 23.08.2003) влияние эпидемии атипичной пневмонии на международную школьную олимпиаду по физике; Вирус атипичного расизма (Изв., 7.05.2003) - ограничения на въезд китайцев в Россию. Между тем уже в следующих, 2004-м и 2005-м, годах не было зафиксировано ни одного подобного примера.

Меняется и относительная значимость источников прецедентных текстов. Так, в статье [Сидоренко 1979: 64-69] среди 22-х приведенных в ней «крылатых слов - американизмов» 16 относятся к цитатам из письменных текстов, тогда как в выборке, использованной для «Словаря живых крылатых выражений русского языка», из примерно полутора сотен американизмов почти половину составляют названия кинофильмов: Апокалипсис вчера, сегодня, завтра (Изв., 21.7.2000) Апокалипсис сегодня; Банды ЛосВласть, 6.04.03) Банды Нью-Йорка; В Анджелеса партии только девочки (Изв., 19.10.1994) В джазе только девушки;

(Власть, 12.12.2000) Великий диктаВеликий депортатор тор; Великолепная девятка (Власть, 27.07.2003) Великолепная семерка; Весь этот дзен (Э., 7.12.2003) Весь этот джаз;

468 Ю. П. Князев (Итоги, 11.07.2000) Газонокосилыцик;

Газпромокосильщик (Власть, 29.11.04) Крестный отец; Че К естное отечество ловек в о жд я (Итоги, 10.06.03) Человек дождя; Шир о к о открытые рты (Изв., 13.03.03) С широко закрытыми глазами и мн. др. Что же касается заглавий литературных произведений в качестве источников заголовков, то они хотя и довольно многочисленны, но составляют теперь лишь вторую по значимости группу [Князев 2007а: 89-94].

Таким образом, буквально в течение жизни одного-двух поколений основной источник прецедентных текстов сместился от слова к изображению: сначала от литературы к музыке - выражениям из песен, романсов, опер и оперетт, - а затем к кино и телевидению, что интерпретируется как отражение «смены литературоцентричного типа культуры зрелищецентричным» [Шулежкова 1996: 4].

Вместе с тем ответ на вопрос об источнике того или иного устойчивого выражения далеко не всегда очевиден, причем даже в тех случаях, когда его история известна. Так, фраза из анекдота Мухи отдельно, котлеты отдельно стала широко использоваться в заголовках после того, как она была произнесена В.В. Путиным 13 апреля 2002 года в связи с обсуждением перспектив объединения России и Белоруссии: Не должно быть юридической шелухи и каши... Котлеты отдельно, мухи отдельно должны быть: Мухи и котлеты (Изв., 29.08.2002) - отношения между Россией и Белоруссией; Ко m леты и мухи по -к иев с к и (Э., 23.09.2002) -антипрезидентские выступления в Киеве; Мухи из котлет (Изв., 4.03.2003)- выступление сборной России по лыжным гонкам на чемпионате мира;

Картинка отдельно, звук отдельно (Изв., 22.03.2003)российские журналисты в Багдаде; Белоруссия отдельно, Лукашенко отдельно (Э., 30.08.2004)-ситуация в Белоруссии;

Бренды - отдельно, отели - отдельно (Э., 30.08.2004)новые тенденции в работе гостиничных компаний.

Такого рода неоднозначность носит систематический характер.

Типичными являются комбинации типа «литературное произведение - его экранизация», «стихи - ария, романс, песня на эти слова», «песня- кинофильм, в котором она исполняется», «стихотворная строка - название литературного произведения» и др.

Встречаются и уникальные комбинации. Так, заключительная фраза эпилога романа В.А. Каверина «Два капитана» (1938-1944) Бороться и искать, найти и не сдаваться, высеченная на могиле героя романа - капитана Татаринова, восходит к заключительной строке поэмы А. Теннисона «Улисс» (1842, англ. То strive, to seek, to find, and not to yield). Она вырезана на кресте, поставленном в Антарктиде Адресат в заголовках периодической печати 469 в память американского исследователя Р. Скотта, погибшего на обратном пути после достижения Южного полюса в 1912 году. Другой пример - широко цитируемое в заголовках выражение Полковнику никто не пишет, которое непосредственно восходит к заглавию романа Г. Гарсия Маркеса (1961, исп. «El coronel по quien le escriba»), но в то же время оно использовано в качестве названия и рефрена песни группы «Би-2», которая звучит в кинофильме «Брат-2» (2000, реж. и сцен. А.О. Балабанов).

В целом можно сказать, что круг знаний, ожидаемый у читателя современных средств массовой информации, должен быть очень широким. При этом он может быть довольно поверхностен и ограничиваться названиями литературных произведений и кинофильмов, но при этом почти не включать цитат из них, в отличие от того, что было относительно недавно, судя по словарю [Ашукин, Ашукина 1955]. Впрочем, из этого правила есть и исключения. К ним относится, в частности, выражение Ничего личного, которое, скорее всего, восходит к фразе Ничего личного, Сонни. Это просто бизнес (англ.

It's not personal, Sonny. It's strictly business) из кинофильма «Крестный отец», США (1972, англ. «The Godfather», реж.. Коппола) по одноименному роману М. Пьюзо (1969): Ничего наличного (Изв., 4.12.2001)- отношения между Россией и Международным валютным фондом; Ям чего личного (Итоги, 3.08.2004) - замена льгот денежными выплатами; Ничего лишнего (Итоги, 17.10.2005) — одежда военнослужащих. Еще один пример - фраза Асталависта, бэби (исп. и англ. Hasta la vista, baby), которую произносит А. Шварценеггер в кинофильме «Терминатор 2: Судный день», США (1991, англ. «Terminator 2: Judgement Day»): Асталависта, Дэви с!

(Власть, 13-19.10.2003)- досрочное прекращение полномочий Грея Дэвиса и победа Арнольда Шварценеггера на выборах губернатора Калифорнии.

Нужно сказать, впрочем, что в круг произведений, к названиям которых могут отсылать заголовки, входят и не самые читаемые книги, такие, в частности, как «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» Г.В. Плеханова (1895): К вопросу о монистическом взгляде на экономическую свободу (Э., 17.04.2000) - об экономическом либерализме, или «Логикофилософский трактат» Л. Витгенштейна (1921, нем. «LogischPhilosophische Abhandlung», лат.

«Tractatus Logico-Philosophicus»):

(Власть, 14.03.2005)- проЛогико-философский возврат блемы преподавания философии в российских вузах.

Кроме того, после долгого перерыва в качестве цитируемых выражений начинают использоваться новые иноязычные выражения.

470 Ю. П. Князев Примером может служить строка Show must go on 'Представление должно продолжаться' из одноименной песни группы Queen (1971, слова и музыка Ф. Меркури): Що must go on? (Власть, 6.12.2004)- политический кризис на Украине; Snоw must go on (Итоги, 10.02.2004) - литературный проект «Снежные истории».

ЛИТЕРАТУРА

Ашукин, Ашукина 1955 —Ашукин Н.С., Ашукина MT Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения. М, 1955.

Бахтин 1986- Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. Изд. 2-е. М., 1986.

Гаспаров 1996 - Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М, 1976.

Губенко 1969 - Губенко И.С. «Крылатые заголовки» как явление публицистического стиля // Язык и литература. Материалы II республиканской научно-теоретической конференции молодых ученых и аспирантов.

Самарканд, 1969.

Земская 1996 - Земская Е.А. Цитация и виды ее трансформации в заголовках современных газет // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. М., 1996.

Князев 2007а - Князев Ю.П. Скрытое и явное присутствие литературного текста в газетных заголовках // Материалы XXXVI Международной научной конференции. Вып. 8. История зарубежных литератур. Филологический факультет СПбГУ. СПб., 2007.

Князев 20076 - Князев Ю.П. Устойчивые выражения в газетных заголовках с лингвокультурной точки зрения // Активные процессы в современной лексике и фразеологии. М.; Ярославль, 2007.

Князев 2010 - Князев Ю.П. Словарь живых крылатых выражений русского языка. М., 2010.

Костомаров 1971 - Костомаров ВТ. Русский язык на газетной полосе. М, 1971.

Сидоренко 1991 - Сидоренко К.П. Крылатые слова- американизмы // Русский язык в школе. 1991. № 3.

Шулежкова 1996- Шулежкова СТ. Словарь крылатых выражений из области искусства. М., 1996.

.. Лазуткина

НАРУШЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ДИАЛОГИЗМА

В СОВРЕМЕННЫХ СМИ

(«ДИСКРИМИНАЦИЯ АДРЕСАТА»)

1. Специфика способа выражения адресации в публицистике Развитие языка всегда связано с общественной жизнью, развитие такого стиля, как публицистика, находится в прямой зависимости от социальных событий и перемен, борьбы интересов разных общественных групп. Задачи этого стиля - информация, агитация, пропаганда, социальная ориентация - решаются в условиях сложных прагматических установок, взаимно пересекающихся разных систем координат. Именно этот стиль заявляет о себе как о субъекте социального развития.

Язык как интерпретативная и коммуникативная система систем в различных функциональных стилях литературного языка по-разному являет главную свою сущность - диалогическую природу. Если в основной, базовой разновидности языка - разговорной речи - диалогизм очевиден, он подкрепляется различными способами активизации внимания собеседника, обращениями, то в письменных и устных жанрах публицистики второй участник диалога (или участники полилога) представляет собой имплицитный, скрытый фон речи и в неявном виде указывает на адресата. Специфика диалогизма публицистического текста - в постоянном присутствии социокультурной среды, в особом концептуальном мире, который пронизывает пространственно-временные отношения и представляет читателя как современника автора. Иногда только по целому тексту, по дискурсу, имеющему большой спектр прагматических параметров, можно обнаружить конструируемую автором модель адресата и распознать коммуникативное намерение автора. Поэтому именно дискурс СМИ может служить благодатным материалом для исследования языка в русле главного, по мнению Ю.С. Степанова, направления в современной лингвистике - изучения языка в модальности субъекта речи. Д.Н. Шмелев так писал об особенности 472.. Лазуткина публицистики: «Публицистическая речь предполагает вовлечение в обсуждение 2-го лица, предполагает его реакцию на сообщаемое»

[Шмелев 1977: 64]. Таким образом, диалоговое взаимодействие с адресатом - главная, стилеобразующая черта публицистики.

Материальным носителем адресации в публицистике является вся структура дискурса, организация таких аспектов, как эпистемическая основа, этическая направленность, эстетическая канва, авторская оценка предмета речи. При этом реализуются в тексте разные аспекты личности субъекта речи: Я-интеллектуальное, Я-эмоциональное, Я-эстетическое и т. д. [Арутюнова 1992: 55].

2. Адресация в публицистике и категории прагматики

Все прагматические параметры (прежде всего, иллокуция и запланированный перлокутивный эффект), являясь, на первый взгляд, экстралингвистическими факторами, обладают объяснительной силой собственно языковых закономерностей организации публицистического дискурса. Ср. выражение Дж. Сёрля, одного из авторов теории речевых актов: «Иллокуция - это часть языка вообще (а не конкретного языка)» [Сёрль 1986: 172]. Р.И. Павилёнис пишет, что Сёрль пришел к заключению, аналогичному положениям теории речевой деятельности: «Не интенциональность является производной от языка, а, наоборот, язык является производным от интенциональности.... Следовательно, речь должна идти о проблеме объяснения не интенциональности в терминах языка, а наоборот, языка в терминах интенциональности» [Павилёнис 1986: 382].

Главный этический принцип диалога в СМИ - кооперативная стратегия автора и адресата. Конструкт «диалогические отношения»

предполагает активность адресата (читателя), готовность его следовать предложенному автором прогнозу интерпретации текста, т. е.

основой диалога в публицистике являются паритетные отношения автора и адресата.

Нарушение прав адресата и этических норм общения в социуме ведет к дискриминации адресата и коммуникативной неудаче того или иного публицистического произведения, будь то короткий репортаж, интервью или аналитическая статья.

Сигналы кооперативной стратегии автора - обращение к общим ценностным ориентирам с адресатом, обращение к аудитории в телевизионной передаче.

Наиболее очевидный способ активизации внимания читателя или зрителя - это обращение или подчеркивание обращенности публицистического дискурса к потенциальному адресату; например, Дорогие Нарушение принципов диалогизма в современных СМИ 473 читатели, зрители; Мы с вами сейчас последуем в комнату третейского судьи; Читатель нас поймет; Мы с вами знаем, что за этим последует. В телевизионных публицистических передачах этот способ дополняется видеорядом, где ведущий, участник дискуссии обращается к воображаемому адресату как к своему собеседнику.

Авторские установки - замысел в определенном стилистическом ключе - угадываются читателями и слушателями в первую очередь.

В связи с этим интересен вывод, к которому пришел Д.Г. Хейс [Hays 1986: 26]: «Первое представление принадлежит наиболее глубинному уровню, заключительное - поверхностному». С этим согласуется схема уровневой структуры языковой личности Ю.Н. Караулова, который считает, что прагматический уровень представляет собой высший уровень в модели языка, а прагматикой - завершающий уровень языковой личности: соответственно, лексикон и тезаурус автора являются средством выражения и одновременно более низкими уровнями языковой личности [Караулов 1987: 89].

Публицистический дискурс в большей степени, чем разговорная речь, принадлежит и континууму вневременной по своей сущности культуры и миру знаний. Тот факт, что дискурсные процессы протекают вместе с психологическими процессами и социокультурными, заставляет нас основное внимание обращать на личность автора и прогнозируемое восприятие читателей и слушателей. Есть тривиальные и нетривиальные приемы осуществления стратегии в публицистическом дискурсе; например, использование авторами оценочных шкал, онтологически присущих языковой системе («свой - чужой», «плохой - хороший», «определенность - неопределенность» и др.); «эксплуатация»

системных синтаксических образцов, имеющих устойчивую семантическую и стилистическую характеристику; использование намеков, цитации, когнитивных метафор и текстовых тропов.

Коммуникативный замысел автора формирует стилистический модус, который реализуется в интонационной конструкции и в узуальных линейных блоках. Стилистический модус принадлежит культуре в широком смысле слова: он связан с культурой эпохи, с культурой социума и отношений в социуме, с культурой личности. Ср.: «Человеческое существо порождает многослойность культуры, а культура демонстрирует различные аспекты „восприятия мира и человеческой жизни"» [Бахтин, 1990: 96]. Модус участвует в репрезентации содержания высказывания, иначе говоря, он и есть главная часть содержания. Он руководит отбором синтаксических структур и лексического состава. Н.Д. Арутюнова считает, что нет четких границ, разделяющих ментальную и эмоциональную сферы [Арутюнова 1989: 7].

474.. Лазуткина Диалогические отношения с воображаемым адресатом начинаются уже с выбора темы и ее осмысления автором. Это скрытый, невербальный, субъективный процесс, который тем не менее проходит структурацию языковой системой. Тема диктует и способ ее отражения, тема диктует выбор жанра. Таким образом, жанр - это основополагающая категория диалогизма.

Норма публицистического стиля- культура речи, в широком смысле этого слова, - предполагает выбор, а следовательно, строгий отбор общественно значимых тем. Замалчивание определенных тем, событий, проблем, которые могут иметь широкий резонанс, нарушает права определенных групп социума и обнаруживает идеологическую установку той или иной редакции, дирекции канала ТВ, их стремление создать определенное информационное поле как средство манипулирования настроениями в обществе [Болинджер 1987;

Вайнрих 1987; DeFleur, Ball-Rokeach 1989].

В связи с этой проблемой «Литературная газета» (12.06.2007) приводит такие слова из теледиспута: «Если говорить о цензуре в СМИ вообще, она была всегда и только ужесточается! В очень демократическую и свободную газету „Известия" несколько лет назад, помню, читатель прислал вопрос: „Вот вы все публикуете материалы в поддержку рынка, а неужели вам не пишут читатели в защиту социализма?" Ответ был обескураживающим: „Конечно, пишут, но эти идеи настолько устарели, что нет смысла их публиковать". Это не цензура?»

3. Этика и эстетика как норма СМИ

Большую роль в организации диалога с воображаемым адресатом играют принятые в обществе этические каноны и эстетические нормы. Эти нормы социума нарушаются, если автор проводит конфликтную стратегию, намеренно оскорбляет вкусы читателей или зрителей, стремится к эпатажу.

Одним из этических средств в осуществлении кооперативной неконфликтной стратегии автора является комическое. Концепт «смеховая культура», введенный Бахтиным, раскрывает двойную природу смеха, комического начала. С одной стороны, смех сопряжен с освобождением от условностей и выражает презумпцию доверия к адресату и открытость к общим ориентирам в мире этики и эстетики, раскрытие автором своей индивидуальности, творческого начала и тонкого вкуса. С другой стороны, смех может быть проявлением агрессивного начала со стороны автора, освобождения от культурных ценностей, от стыда, от жалости. Это деструктивный Нарушение принципов диалогизма в современных СМИ 475 акт в общении с читателем или со зрителем: при этом уничтожается гармония согласия автора и адресата.

Поиск разрушающего комического показывает намеренное снижение говорящим культурного уровня общения, его стремление занизить оценку не только своего социального статуса, но и статуса адресата (М.М. Бахтин говорит о «снижающей» тенденции).

Наиболее ярко выражает авторскую позицию лексика. Лексическое значение в культурно-речевом аспекте представляет собой набор таких составляющих, как денотативное и референциальное содержание, языковое коннотативное значение, эмотивное, ассоциативное и оценочное. Эти компоненты выявляют текстовую функцию лексемы, обнаруживают ориентацию автора на определенный тип аудитории.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
Похожие работы:

«Английское языкознание Оглавление Аксенова А В. W.B.Yeats as a symbolist Амелина Е. К. О редукции английских гласных в языке и речи Вильчикова Е. В. Фонологические средства иконического кодирования (на примере английского язы...»

«Матвеева Елена Владимировна, Ма Татьяна Юрьевна АНТИТЕЗА КАК СПОСОБ ЯЗЫКОВОЙ ОБЪЕКТИВАЦИИ ОБРАЗОВ ПЕРСОНАЖЕЙ В РОМАНЕ И. ШОУ БОГАЧ, БЕДНЯК Статья посвящена рассмотрению антитезы как способа объективации когнитивного потенциала образов главных героев в романе...»

«Филология ФИЛОЛОГИЯ УДК 811.161.1'23 С. В. Чернова1 Художественный образ: к определению понятия Статья посвящена специфике художественного образа, рассматриваемого с лингвистических позиций. Автор предлагает разграничивать понятия "образность" и...»

«Валгина Н.С.ТЕОРИЯ ТЕКСТА Учебное пособие Рецензенты: доктор филологических паук, профессор А.А. Беловицкая доктор филологических наук, профессор Н.Д. Бурвикова Москва, Логос. 2003 г.-280 c. Учебные издания серии "Учеб...»

«Коняева Юлия Михайловна, кандидат филологических наук Кафедра речевой коммуникации Журналистика, очная форма, 4 курс 7 семестр 2016-2017 уч. г.ЖУРНАЛИСТИКА СФЕРЫ ДОСУГА: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ АВТОРА И АДРЕСАТА Спецкурс Спецкурс "Журналистика сферы досуга: взаимодейст...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ГОД ИЗДАНИЯ X МАРТ-АЛ РЕЛЬ ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА — 1961 РЕДКОЛЛЕГИЯ О, С. Ахмпнова, II. А. Баскаков, Е, А. Бокарев, В. В. Виноградов (главный редактор) В. М. Жи...»

«АХМАТОВСКИЕ ЧТЕНИЯ ВЫПУСК II ТАЙНЫ РЕМЕСЛА РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ л и т е р а т у р ы ИМ. А.М. ГОРЬКОГО АХМАТОВСКИЕ ЧТЕНИЯ ВЫПУСК 2 МОСКВА "НАСЛЕДИЕ" ББК 83.3(0)5 Ц 19 Редакторы-составители: кандидат филологических наук Н.В. Королева, доктор филологических наук С.А Коваленко. Рецензенты: С. С.Лесневский, кандидат...»

«А.Ф. Артемова, Е.О. Леонович Эмоционально-оценочная функция обращения Как известно, прагматический компонент значения слова в основном проявляется в речи. Однако обращения – та часть языковой системы, в...»

«УДК 811.124(075.8)  ББК 81.2Латин-923    Н48 Рекомендовано  ученым советом факультета международных отношений  27 января 2009 г., протокол № 6 Р е ц е н з е н т ы:  профессор кафедры классической филологии  Вильнюсского университета  доктор филологических наук, профессор Э. Ульчинайте; зав....»

«Обработка текстов на естественном языке Александр Уланов Лекция 6. Разбор текстов по частям речи. Поиск именных сущностей © Copyright 2013 Hewlett-Packard Development Company, L...»

«20 4. Верещагин, Е.М. Библейская стихия русского языка: сборник научных статей / Е.М. Верещагин. – 1993. – №1. – С. 90-98.5. Виноградов, В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке / В.В. Виноградов // Лексикология и лексиког...»

«УДК 811.111 СПЕЦИФИКА ПРОЯВЛЕНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ (ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ) Челышева А.А. научный руководитель доктор филол. наук Магировская О.В. Сибирский федеральный университет Гендерные исследования стали привлекать ученых относительно недавно. Впервые проблему различия мужской и женской языковых личностей стали разра...»

«193 Лингвистика УДК 811.512.111’373.611”XIX/XX” ББК Ш12=635*20 О.Р. СТУДЕНЦОВ ЧУВАШСКИЕ ИМЕНА ДЕЙСТВИЯ, / ОБРАЗОВАННЫЕ С ПОМОЩЬЮ АФФИКСА -У (-/ ) НА РУБЕЖЕ XIX–XX ВЕКОВ Ключевые...»

«Филология ФИЛОЛОГИЯ УДК 811.161.1’271.12 А. С. Бочкарёва1 Языковая норма и печать В статье рассматриваются нарушения языковых норм в печати. Объектом исследования являются региональные газеты: анализируются...»

«Московская филологическая олимпиада – 2013 Очный тур. 10 класс I.Прочтите текст и выполните задание. Борис Шергин. Любовь сильнее смерти У Студеного моря, в богатой Двинской земле, жили два друга юных, два брата названых, Кирик да Олеша. И была у них дружба милая и любовь заединая. Столь крепко братья...»

«              КОНУРБАЕВА АЗАЛИЯ МАРКЛЕНОВНА НОРМАЛИЗАЦИЯ И КОДИФИКАЦИЯ ИСПАНСКОЙ ОРФОГРАФИИ В XVI–XVII ВВ. Специальность: 10.02.05 – романские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва – 2013 Работа выполнена на кафедре иберо-романского языкознания филологического факультета Моск...»

«УДК 81’373.612.2 Л. В. Порохницкая доц. каф. лексикологии английского языка МГЛУ; докторант каф. общего и сравнительного языкознания МГЛУ; e-mail: lidie@list.ru КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ФОРМИРОВАНИЯ НОВЫХ ЭВФЕМИЗМОВ (на материале номинативной сферы "наркомания") В статье на примере эвфемизмов номинативно...»

«ГАОУ ВПО "Дагестанский государственный институт народного хозяйства" Османова А.А. Учебное пособие (курс лекций) по дисциплине "Теория обучения иностранным языкам" Махачкала 2012 ББК 81 Составитель: Османова Асият Айсякаевна, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры иностра...»

«УДК 80/81.808.2:070.4 Языковая игра на газетной полосе В.Г. Стрельчук Московский государственный университет печати имени Ивана Федорова 127550, Москва, ул. Прянишникова 2А e mail: vika strelchuk@mail.ru В статье рассматривается феномен языковой игры в текстах современных газет. Проанализированы заголовки таких из даний как "Аргументы и ф...»

«Н.С. Аветян К вопросу о трактовке социолекта в зарубежной лингвистике и отечественном языкознании Уже в 1860-е гг. в германистике отмечалось бытование классовых диалектов (Class Dialects) в тогдашнем английском языке, правда, только на уровне лексических особ...»

«ИЗУЧЕНИЕ ТОПОНИМОВ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ КАК ИНОСТРАННОМУ (на материале учебного пособия С.А. Хаврониной и А.И. Широченской "Русский язык в упражнениях") Т.Г. Рощектаева Кафедра русского языка для иностранных учащихся Филологический факультет МГУ им. М.В. Ло...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.