WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА АДРЕСАЦИЯ ДИСКУРСА Ответственный редактор ...»

-- [ Страница 9 ] --

Некоторые журналисты понимают свободу как вседозволенность, стремятся к эпатажу и шокируют читателей и зрителей худшими примерами бескультурья. В иных случаях усредненный адресат в представлении некоторых журналистов - это та среда, в которой они вращаются. Отсюда в СМИ проникает социально маркированная лексика с расплывчатой семантикой и нечеткими синтаксическими функциями; например: типа, конкретно, чисто, реально, критично.

Словоупотребление в публицистике последнего десятилетия испытывает резкое давление со стороны просторечия и вульгарного просторечия. Так, например, просторечное словосочетание держать кого-л. за кого-л. авторы часто употребляют вместо литературного выражения; например: За кого они нас держат? Вместо: За кого они нас принимают?

Ср. интервью с журналисткой Ксенией Стриж «Я никогда не рвалась на ТВ», записанное А. Мельманом («Московский комсомолец». 4.05.2007): Малахова прет от того, что он делает в телевизоре... Диброву всегда было неуютно от того, чем он занимался на ТВ.

Кроме «Антропологии», но она никому на фиг не нужна... при всей своей популярности я прос.лалет пять своей жизни.

Такая же картина в шоу «Ты суперстар» (НТВ), где речевое поведение членов жюри и участников программы свидетельствовало об их неуважении к зрителю: шутки преимущественно в стиле «ниже пояса», скабрезные и вульгарные выражения. При этом выработанные столетиями стереотипы и нормы культурного поведения, вкусы многомиллионной аудитории игнорируются, а потенциальный зритель уподобляется подглядывающему в замочную скважину грешнику (ведущий как бы говорит: «Это шоу не для каких-то зрителей, это для нашего круга, мы так себя ведем, а следовательно, хотим так говорить, мы так можем говорить, нам так позволено говорить»).



476.. Лазуткина Эпатаж, как правило, свидетельствует о пиар-кампании дурного вкуса. В газете «Аргументы и факты» (№ 8, 2002. С. 9. Рубрика «Личность») помещено записанное журналистом Андреем Ванденко интервью с артистом Юрием Стояновым под заголовком «Какая я скотина!», полное натуралистических подробностей: «Плохо сыграл - партнер подвел, роль не дали - режиссер интригует... К счастью, я научился дистанцироваться от актерского г...зма»; «На гастролях ведь что главное? Не обос.ться. Не в смысле облажаться перед зрителями, а натурально не наделать в штаны».

В культуре каждого народа запрещены в СМИ слова, акцентирующие внимание аудитории на нижней части тела человека и на ситуациях, с ней связанных. И тема, на которую интервьюируемый пространно разглагольствует и которую нельзя назвать общественно значимой, и употребление вульгарных слов свидетельствуют о сугубо прагматической цели журналиста - шокировать читателя. Это приглашение читателя освободиться от социальных канонов, отказаться от культурных стереотипов, от самого себя. Такое «приглашение» является покушением на «неприкосновенность личности» всех читателей газеты.

4. Нарушение прав адресата в СМИ при организации эпистемической основы текста Коммуникативная стратегия автора ведет к коммуникативному успеху, если она базируется на правильно построенной модели внутреннего мира адресата, уровня его понимания, его фоновых знаний и текущих интересов. Сам факт, что автор является «обладателем»

полной информации, а адресат ожидает получения этой информации, показывает уже неравенство коммуникантов в этом аспекте (изучение текста должно обогатить адресата таким же знанием).

1) Семантико-синтаксическая организация каждого высказывания и в целом текст в оптимальном варианте должны обладать большим диапазоном эпистемического развертывания. И весь текст должен показывать высокую степень эпистемической перспективы.





Неинформативность текста ведет к получению адресатом неполного знания и нарушает его права получения достоверной информации.

Приемы замалчивания всего объема информации известны.

Прежде всего, понижение роли агенса реального (отображаемого в тексте) действия в предложениях полной или неполной номинализации (Ю.С.

Степанов считает, что такие конструкции делают повествование прагматически ущербным [Степанов 1995]); например:

Принятие решения сопровождалось бурным обсуждением вопроса;

Тот факт, что проект одобрили, воодушевил наш отдел.

Нарушение принципов диалогизма в современных СМИ 477

2) Кроме эксплицитных синтаксических средств, существуют имплицитные, скрытые способы выражения мнения говорящего, которые опираются на известные оценки или бытующее мнение.

Специальное введение в дискурс якобы бытующего мнения способ манипуляции сознанием массового читателя или слушателя.

Широко распространено употребление в высказывании вводного предложения, несущего основную оценочную информацию, с применением приема генерализации, или мультипликации, или гиперболы, выражающую мнение автора. Ср. фразу Татьяны Толстой (6 июня 2011 г.) в передаче «Школа злословия», свидетельствующую о негативном отношении к большинству социума, о неуважении к массовому зрителю: Те работники магазина, которые не вызвали «скорую помощь» избитому раввину, не иудеи и не христиане, а животные, как это часто у нас бывает.

По информации, которую получают читатели и зрители, определяются важнейшие проявления концепта «знание». Балансирование между «знанием» и «мнением», нечеткое разграничение «истины»

и «молвы», представление авторской точки зрения как реального положения дел - отличительная черта некоторых тенденциозных текстов газетной публицистики. Авторская оценка часто прячется за нейтральными лексическими средствами, но она с очевидностью обнаруживается семантико-синтаксической организацией предложений («эксплуатируется» семантика синтаксической модели).

Незаметное включение в сознание адресата мнения автора часто происходит при помещении эпитетов с непрозрачной семантикой в ассертивную часть высказывания, т. е. в пресуппозицию, где может быть помещена информация с маркером «истина», «определенность», «известность»: Эта громкая и изящная афера... войдет, без всякого сомнения, в отечественные учебники криминалистики (КП, 15.03.2001).

3) Публицистический дискурс, как двуликий Янус, обращен к миру осмысления общественных проблем и к миру общения. Важнейшим проявлением концепта «знания» в публицистике является информация, которая представляет нам действительность в том или ином ключе. Информация материальна по своей природе и может оцениваться не только с точки зрения соответствия/несоответствия реальному положению дел. Продуманная автором семантикосинтаксическая организация линейного развертывания информации может придать ей статус безусловной истины. Тогда информация для адресата может замещать реальный мир и приобретать, по терминологии М.Л. Макарова, «вещественность» [Макаров 1998].

478.. Лазуткина

5. Намеренное нарушение языковых норм и снижение культурного уровня диалога в СМИ Известный журналист и писатель Генрих Боровик в своей статье «ТВЦ и СКР» пишет о языковых приметах неуважения ТВ к воображаемому адресату: «Всем нам приходилось слышать лукавое оправдание для формулы СКР („секс - кровь - развлекуха"), правящей бал на ТВ: „Мы не виноваты- пипл хавает!"... Содержательная фраза!

В ней помимо воли автора даны ответы как минимум на два вопроса. Первый: откуда наше нынешнее ТВ набирается идей для своих программ под рубрикой СКР. Ответ кроется в заграничном слове „people". И второй: кем или чем считают пиарщики от ТВ свою российскую аудиторию? Ответ: свою аудиторию они считают „кодлом".

Ибо только применительно к черной, необразованной толпе можно употребить слово „хавает"...» (ЛГ, 6.06.207).

Еще одна причина появления пошлости в СМИ- заданность прагматических черт публикации, теле- или радиопередачи. Автор намеренно создает модель потенциального адресата как асоциального субъекта, человека с низкой культурой, для которого просторечный сленг или жаргон криминальной среды - единственно понятный язык.

Таким образом, журналист разрушает социальные нормы:

в мир знаний потенциальных (и всех возможных) читателей или зрителей агрессивно внедряется «другой мир», чтобы он стал для них обычным. Происходит искусственное создание стилистически сниженных «вариантов» для общелитературных выражений путем включения в речевое сознание носителей литературного языка жаргонных оборотов, неграмотного просторечия, тюремной лексики, образцов речи социальных низов, что, в целом, формирует «снижающую» тенденцию в речи (термин М.М. Бахтина). Внедрение в сознание адресата отрицательных социальных черт или психологических установок происходит часто в переводных рекламных текстах: в них много выражений, показывающих неуважение к адресату. Прежде всего, дискриминация адресата проявляется в нарушении социокультурных стереотипов, принятых в нашей стране. Так, например, в рекламе косметического средства есть фраза «Я этого достойна».

Слово «достойна» призвано быть мотивом, который должен заставить женщину купить этот крем или шампунь. Но это слово открывает не свойственную для нашего менталитета тему социальнопсихологической зависимости женщины и потенциально допускает существование другого утверждения - «Я этого не достойна».

В русле ложно понятой либерализации некоторые журналисты отрицают необходимость соблюдения языковых норм в устной и Нарушение принципов диалогизма в современных СМИ 479 письменной речи и пропагандируют антинормализаторство. «Либералы» не отдают себе отчета, насколько деструктивна и преступна такая позиция. Язык имеет диалогическую природу, и все речевые произведения должны оцениваться с учетом прав адресата - многомиллионной аудитории. «Право» (произвол) автора говорить неправильно, грубо, неуважительно кончается там, где начинается право читателя (зрителя) слышать правильную, культурную речь, т. е. в каждом высказывании. Асоциальное речевое поведение, отрицание необходимости следования нормам речи уничтожает диалоговую основу языка, увеличивает разрыв между носителями элитарной речевой культуры и малограмотными людьми, сужает пространство речевого общения. Ср. слова E.H. Ширяева: «...чем более высока культура владения языком, тем совершеннее сам язык, и наоборот.

Если богатства языка остаются невостребованными его носителями, если носители языка будут глухи к лучшим творениям на этом языке, то и богатства языка просто уйдут в небытие» [Ширяев 2003]. Ср.

также: «Язык служит нам... как среда интеллектуального обитания» [Гаспаров 1996: 111].

6. Стёб как агрессивный жанр СМИ

Каждый текст СМИ - это приглашение читателя или зрителя в мир знаний и культурных ценностей автора. Но иногда содержание публикации или передачи на ТВ показывает, что потенциальному зрителю отказано в получении информации, основанной на общем мире знаний. Часто происходит намеренное нарушение основных принципов общения авторов, ведущих теле- и радиопередач со зрителями и слушателями: уменьшение или элиминация текстовых показателей фонового диалога (отказ в диалоговом взаимодействии), отрицание общих спектров знаний или интересов с аудиторией; например, разговор ведущего с гостем программы на частные темы при полном игнорировании интересов потенциального адресата. Ведущий таким образом дает понять аудитории: «Это разговор не для всех, а для „избранных"». Как правило, в подобных случаях теле- и радиоэфир служит средством привлечения внимания к известному лицу, СМИ перестают выполнять свои функции и используются ограниченным кругом лиц в своих интересах.

Нередко в текстах СМИ содержатся признаки разговора людей наедине (только фатического общения), который можно назвать пустой болтовней, стёбом. Эти «разговоры» нарушают этические и стилевые нормы, ведут к социальному разобщению и к разрушению канонов публицистического дискурса.

480.. Лазуткина Таким образом, главным принципом речевого поведения авторов СМИ, при большом диапазоне типов коммуникативного взаимодействия с аудиторией, должно быть соблюдение этических и языковых норм. Общественная значимость литературного языка в СМИ имеет в своей основе национальную культуру и государственность.

Ср.: «Общество проявляет высокую чувствительность к языковой норме как к показателю своей культуры и своего коллективного интеллекта. Поэтому одновременно с тем, что норма существует объективно, общество предписывает ее своим носителям как категорию обязательную» [Русская грамматика 1980: 10].

Философская категория «этика» тесно связана с такой категорией, как «право». Ср. высказывание философа Вл. Соловьева:

«Правовые принципы представляют собой «низший предел или некоторый минимум нравственности, одинаково для всех обязательный» (Соловьев; цит. по: [Прибыткова 2011]). Этика предполагает введение в обиход понятий «свобода», «желательность», «допустимость», а в рамках этого поля - введение категории «принуждение» как принуждение следовать языковым нормам.

Принуждение как противление злу, как защита прав всего языкового сообщества.

ЛИТЕРАТУРА

Арутюнова 1992 - Арутюнова Н.Д. Диалогическая модальность и явление цитации // Человеческий фактор в языке. Коммуникация. Модальность. Дейксис. М., 1992.

Арутюнова 1989 -Арутюнова Н.Д. «Полагать» и «видеть» (к проблеме смешанных пропозициональных установок) // Логический анализ языка.

Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. М., 1989.

Бахтин 1990 -Бахтин ММ. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1990.

Болинджер 1987- Болинджер Д. Истина- проблема лингвистическая// Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987.

Вайнрих 1987 - Вайнрих X. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987.

Гаспаров 1996 - Гаспаров Б.М. Память. Образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996.

Караулов 1987 - Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

Макаров 1988 - Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе. Тверь, 1998.

Нарушение принципов диалогизма в современных СМИ 481 Павилёнис 1986 - Павилёнис P.M. Понимание речи и философия языка (вместо послесловия) // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. 17.

Теория речевых актов.

Прибыткова 2011- Прибыткова Е.А. Владимир Сергеевич Соловьев о нравственном призвании права// Вопросы философии. М, 2011. № 8.

С. 98-110.

Русская грамматика. Т. I. M, 1980.

Сёрль 1986- Сёрлъ Дж.Р. Классификация иллокутивных актов// Новое в зарубежной лингвистике. М, 1986. Вып. 17. Теория речевых актов.

Степанов 1995 - Степанов Ю.С. Альтернативный мир, дискурс, факт и принципы причинности // Язык и наука конца XX века. М., 1995.

Ширяев 2003 - Ширяев E.H. Словарь и современная концепция культуры речи // Культура русской речи. Энциклопедический словарьсправочник. М., 2003. С. 9-12.

Шмелев 1977- Шмелев Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. М., 1977.

DeFleur, Ball-Rokeach 1989 - DeFleur M.L., Ball-Rokeach S.J. Theorie of Mass Communication. 5th ed. N.-Y.; L., 1989. XY.

Hays 1986 -Hays D.G. How many levels should a grammar recognize? Language and discourse: test and protest. Amsterdam; Philadelphia, 1986.

Бранко Тошович

ИНТЕРНЕТ-СТИЛИСТИКА

В истории стилистики можно выделить три периода: а) период античной стилистики, б) период риторически направленной стилистики (вплоть до конца XIX столетия), в) период стилистики XX столетия, пронизанной и окрашенной структурализмом, теорией информации и кибернетикой. Научные открытия XX века, зарождение кибернетики и теории информации, наряду с возросшими возможностями коммуникационных связей и контактов, а также разнородность человеческой деятельности пошли на пользу стилистике, особенно ее методологическому разнообразию. Это привело во второй половине XX века к ее существенной переориентации - стилистика сближается с математикой, теорией информации, семиотикой, теорией коммуникации, а также с рядом лингвистических направлений и методов (социолингвистикой, психолингвистикой, текстуальной лингвистикой, контрастивной лингвистикой, трансформационно-генеративной лингвистикой, и в последние десятилетия дискурсивной лингвистикой), в результате чего возникли новые направления и методы, в основном междисциплинарного характера. В начале столетия, в котором мы живем, происходят радикальные изменения, существенным образом отражающиеся на межъязыковой коммуникации и, разумеется, самой стилистике.

Первое десятилетие XXI-го века отличается настоящей революцией, вызванной распространением Интернета. Ни одно другое событие или процесс не повлияли так сильно и широкомасштабно на характер современной коммуникации, как «мировая паутина». Если вплоть до конца XX века все то, что в стилистике изучалось, передавалось на бумаге, по телефону, радио и телевидению, то теперь все это объединяется в одном медиа - Интернете, используемом не миллионами, а миллиардами людей. Сам факт о том, что интернетпользователей в России более 38 млн. (27% населения), в Германии 55 млн. (67%), США 228 млн. (74%), Китае 338 млн. (25%) [Лукина Интернет-стилистика 483 2010: 16], говорит о колоссальных масштабах и возможностях, а также о мировом значении нового интегрального коммуникационного пространства. Появление Интернета, так же как и появление структурализма, теории информации, положительно повлияло на стилистику и дало сильный толчок ее развитию. Поэтому в наши годы начался новый период, в котором сосуществуют направления, возникшие или развивающиеся в XX столетии, и тенденции, вызванные Интернетом, начался период интернет-стилистики1.

Эта новая дисциплина является важнейшей частью интернетлингвистики,которая состоит из двух разделов: а) анализа языка интернет-коммуникации, б) анализа новых языков, существующих только в этом пространстве. Первый раздел занимается языковым материалом, который изучается и в традиционном языкознании, в то время как второй направлен на изучение вымышленных языков, которые еще называются авторскими, персональными, вспомогательными, фантастическими (Artlangs), конструированными (конлангами - conlangs) и отличаются от языков программирования и так наз.

вспомогательных (Auxlangs), международных языков (интерлингв)эсперанто, идо и т. п. Вымышленные языки не совпадают и с другими типами языков, скажем, логическим, числовым, символическим языком, языком жестов (пазимологией). Таким образом, данная часть занимается индивидуальным лингвоконструированием и созданием языков не в коммуникативных целях, а для представления вымышленных народов, населяющих вымышленные миры. Фантастические языки - это языки научной фантастики, художественных фильмов и компьютерных игр 2. Для них Интернет - вторичная среда бытования.

Их отличия от естественных языков: 1. имеют конкретного автора,

2. их коммуникативная функция является не основной, 3. функционируют в ограниченной сфере бытования: в основном в виртуальном пространстве Интернета [Сидорова/Шувалова 2006:21]. Такой творческий процесс является сугубо индивидуальным и из-за неординарной ориентации и результатов воспринимается по-разному. Его можно считать формой языкового новаторства, интеллектуальной гимнастикой, интеллектуально-игровой деятельностью, хобби, но для некоторых это филологический снобизм, акт безумия, а авторы таких проектов - лингвистические лунатики (изобретение языка воспринимается как акт безумия). Вымышленные языки постоянно появляются, и их в настоящее время насчитывается около 1.500.

Ее можно назвать и онлайновой стилистикой, стилистикой Интернета.

Сюда относится, например, язык Arendron (язык семьи Uschoeran планеты Atragam).

484 Бранко Тошович Под понятием интернет-стилистики мы подразумеваем раздел стилистики, занимающийся экспрессивными, выразительными и функционально-стилевыми особенностями письменных и устных текстов, исконно относящихся к Интернету, т. е. являющихся его первичными текстами (устные и письменные тексты, первый раз публикуемые в Интернете). Под вторичными текстами мы подразумеваем речевой материал, уже появившийся в других каналах - например, в печатных публикациях, прессе, по радио или телевидению. Существуют два типа коммуникационной первичности - событийная и медийная. Первая относится к любой речевой реализации, вторая - к реализации этого материала в других пространствах. Например, лекция является первичным событийным текстом. Ее аудио- и/или видеозапись представляет собой фиксированный первичный событийный и нулевой медийный документ. Первая презентация по радио или телевидению делает из нее первичную единицу. В Интернете она становится вторичной, если она появилась до этого в другом коммуникативном пространстве. Таким образом, Интернет является средством передачи двух типов речевых высказываний - первичных и вторичных.

Предметом интернет-стилистики являются первичные тексты.

Если в Интернет попадает уже опубликованный материал, например, роман, газетная статья, научная работа, указ и т. п., то он является вторичным текстом и входит в поле зрения не интернетстилистики, а традиционной, классической. С другой стороны, вторичный текст становится первичным, когда он качественно модифицируется, причем такую трансформацию могут сопровождать и количественные изменения, которые сами по себе, без качественной переработки, не могут превратить вторичный материал в первичный. К интернет-стилистике не относится то, что полностью, без изменений переносится из других каналов передачи информации (книг, прессы, радио и телевидения). Это лишь другая физическая реализация. Она занимается не зеркальными стилями (полностью отражающими стиль документа из другого пространства), клонированными стилями, стилями-копиями, а изучает автохтонные и частично модифицированные. Весь языковой материал, которого нет за рамками Интернета, является предметом интернет-стилистики. Лишь при довольно узком толковании и жестком определении предмета исследования можно четко очертить, осознать рамки этой дисциплины. Интернет-стилистика в остальных аспектах не сильно отличается от существующих стилистических направлений - в ней тоже проводится анализ стилистического потенциала языковых уровней (стилистика ресурсов), Интернет-стилистика 485 экспрессивности и выразительности (экспрессивная стилистика), стилей (функциональная стилистика).

В самом начале подготовки данного текста мы при помощи поисковых систем проверили наличие термина интернет-стилистика и не нашли ни одного примера, что указывает на то, что он является не занятым и что его можно использовать для номинации этого нового раздела стилистики. Но нас здесь больше интересует и волнует вопрос, как по-новому осмыслить данную область и как в ней найти достойное место для колоссальной речевой продукции, которую создает Интернет (например, в 2003 году было уже 4 миллиарда вебстраниц [Грозданов 2007-www]).

Среди авторов сетевых текстов встречаются и те, которые лишь на первый взгляд не владеют нормами литературного языка, которые как будто безграмотны, необразованны и некультурны.

Они создают свой особый способ общения. В качестве названий их языка используются наименования типа язык слабоадекватных, язык дебилов, язык падонкафф и т. п. Здесь встречается и то, что называется рунглишем (употребление латиницы для передачи русского текста), в такой речи сознательно или бессознательно создаются эрративы (ошибки). Существует еще одна особая сетевая форма языка: лытдыбр (дыбр) - жаргон портала Live Journal (название возникло на основе написания слова дневник по-русски при латинской раскладке клавиатуры): lytdybr3. В интернете возникают и другие виды своеобразной коммуникации, например, полилог разговор многих участников, в котором меняются роли участников коммуникации.

Неофициальный Интернет отличает высокая степень спонтанности и непредсказуемости. В нем очень часто стирается грань между устной и письменной речью, и получается своеобразный гибрид. Общение в режиме реального времени характеризует блиц-стиль (молниеносный стиль). У неофициального Интернета есть и свой особый этикет, в то время как общепринятые нормы поведения игнорируются, отклоняются или нарушаются. Все это создает благоприятную почву для проявления вседозволенности, хаоса, анархии. Законы, относящиеся к публичной сфере, особенно об авторских правах, очень часто бессильны и являются лишь словом на бумаге. Своеобразие создает и тот факт, что большую часть участников коммуникации составляют члены малых социальных групп, и практически Лытдыбр - это запись в блоге, которая имеет дневниковый характер, запись о событиях дня [Лебедева 2008: 160]. Автор названия - Р.Г Лейбов (2001).

486 Бранко Тошович (особенно юридически) невозможно следить за миллионами таких пользователей, тем более их привлекать к ответственности, вплоть до уголовной.

Неофициальный Интернет, как правило, не отличается жестким контролем, содержание страниц с трудом поддается регистрации, тем более лицензированию. В нем легко нарушаются не только общественные и правовые нормы поведения, но и языковые и стилистические. В данной сфере ограничена или отсутствует авторская правка или же она невозможна (в первую очередь из-за спонтанности, максимально проявляющейся в таких интернет-жанрах, как чаты и форумы, и сужающей возможность создания взвешенного и корректного языкового выражения). Часто неофициальную коммуникацию сопровождает анонимность автора и участников коммуникации (например, в блогах и чатах вместо имен и фамилий нередко используются прозвища и вымышленные патронимы), т. е. применяется псевдонимизация.

Лингвисты как будто находятся в замешательстве и недоумении, что делать и как справиться с такой колоссальной и разнообразной сетевой языковой продукцией. Этот общий ужас связан с взрывом информации, наличием огромного материала, который ежесекундно пополняется, бифуркацией разнообразия (информационного, тематического, формального и содержательного), вызывающего вопрос: что делать с таким материалом и как его изучать? Интернет настолько развился, расширился и вошел во все сферы жизни и деятельности, что порой выглядит как чудовище, с которым трудно справиться. Поэтому неслучайно, что появляются и мнения о том, что он - настоящая катастрофа [Хайтин 1998]. В связи с этим возникает вопрос, как изучать эту катастрофу, это чудовище, этот информационный «мусор», эту коммуникативную «свалку», этот «киберфашизм»... И вообще, как можно охарактеризовать такое радикальное изменение в общении между людьми?

Несомненно одно: Интернет- это настоящая революция в коммуникации, в жизни и деятельности людей. В связи с этим ставится вопрос, вызывает ли эта революция языковую и стилистическую революцию. Можно сразу ответить: нет. На наш взгляд, Интернет - это революция, а интернет-стилистика - лишь эволюция, с элементами революции в некоторых аспектах, например, в усилении коммуникативной, социальной, автопрезентационной (самоутверждающей) и развлекательной функций. Значит, речь идет о революции в коммуникации и эволюции в стилистике. Иными словами: Интернет - это экстралингвистическая революция и Интернет-стилистика 487 интралингвистическая эволюция, отличающаяся радикализмом лишь в неформальной части Интернета. С точки зрения лингвистики - это языковая и стилистическая эволюция в коммуникационной, информационной и социальной революции. Наши предварительные наблюдения склоняют нас к мысли о том, что революция, которую называют интернетом, является намного больше технической, социологической, психологической, чем стилистической и языковой (нет открытия или создания новых языковых уровней и грамматических форм, нет больших изменений в области экспрессии, нет новых функциональных стилей и т. п.). В интернетовских первичных и вторичных литературно-художественных, публицистических, научных, официально-деловых и разговорных текстах радикальные изменения и нововведения отсутствуют для того, чтобы говорить о стилистической революции: 1. не выделяются новые языковые плоскости, обладающие особым стилистическим потенциалом, 2. существенно не меняются приемы создания экспрессивности и выразительности, 3. радикально не увеличивается набор тропов и фигур, 4. не пополняются стилистические ресурсы более значительными функционально-стилистическими пластами и свойствами, 5. используется набор стилистических средств, существенно не отличающий неинтернетовскую стилистику от интернетовской. Мы подчеркиваем: эти выводы являются результатом лишь предварительных наблюдений.

Но Интернет для стилистики является интересным и важным тем, что в нем сосуществует, переплетается и объединяется объективное и субъективное, узуальное (окказиональное) и облигаторное, норма, ненорма и антинорма, сдержанность и бесконтрольность, порядок и хаос, гармония и дисгармония.

Если все же мы стремимся найти что-нибудь «пахнущее» языковой и стилистической революцией, то надо в первую очередь заглянуть в новые жанры неформального общения и передачи информации (личные порталы, сайты, форумы, чаты, блоги, флеймы4, электронные доски) и их новые жанры, стирающие грань между личным (интимным) и публичным и объединяющие самые различные «Флейм (от англ. flame - огонь, пламя) - «спор ради спора», обмен сообщениями в местах многопользовательского сетевого общения (напр, интернет-форумы, чаты и др.), представляющий собой словесную войну, нередко уже не имеющую отношения к первоначальной причине спора. Сообщения флейма могут содержать личные оскорбления и зачастую направлены на дальнейшее разжигание ссоры. Флейм иногда применяется в контексте троллинга, но чаще он вспыхивает просто из-за обиды на виртуального собеседника» [Flame-www].

488 Бранко Тошович языковые и неязыковые средства: слово, звук, голос, изображение, знак, сигнал, графику, иллюстрацию.

Радикальные языковые и стилистические изменения можно ожидать только во второй части Интернета - неофициальной. Здесь меньше серьезного, логически до конца продуманного, взвешенного материала. Данную часть отличает сильная индивидуализация и ориентация на межличностное общение. В ней сочетаются в определенной степени взаимоисключающие свойства- с одной стороны, личностность, интимность, а с другой - публичность.

Помимо корреляционной5 и коммуникативной функций, являющихся основными в общении, здесь на первый план выступает то, что не доминантно, несвойственно или почти не свойственно официальной сфере - автопрезентация (самовыражение и самоутверждение), развлечение, становящиеся иногда чуть ли не единственной ориентацией.

Здесь появляется и психотеравпетическая функция, суть которой состоит в снятии стресса, эмоционального напряжения, страха различного происхождения, комплексов, особенно неполноценности.

Своеобразием Интернета, вызывающим своеобразие интернетстилистики, является (1) многоканальность, мультимедийность, нелинейность (благодаря в первую очередь гипертекстуальности), виртуальность, (2) медиальная конвергенция и гибридизация, (3) разнообразие жанров: электронная почта, порталы, сайты, домашние страницы (home page), форумы (синхронные и асихнонные), чаты (синхронные и асихнонные), интернет-конференции (телеконференции, виртуальные конференции) и блоги (личного сайта, сетевого журнала, дневника он-лайн), айсикью (ICQ - обмен мгновенными сообщениями, напр. Miranda, QiP), электронные доски объявлений (BBS), гостевые книги и комнаты, флеймы, электронные корпуса, библиотеки, журналы, игры, рекламные баннеры, каталоги, коммерческие объявления, развлекательные проекты, (4) интерактивность (текст начинает один автор, а продолжает другой), (5) объединение нескольких кодов - текстуального, звукового, визуального, (6) сильная индивидуализация, (7) выдвижение на первый план автопрезентации (самовыражения, самопрезентации и самоутверждения) и психотерапевтизации, (8) рассредоточенность аудитории, (9) общение в режиме реального времени.

Интернет-пространство состоит из двух глобальных частей официальной и неофициальной. Первую (официальную) составляет огромное количество порталов и сайтов макро- и микросоциэтой функции см. [Tosovic 2001.] Интернет-стилистика 489 альных институтов и организаций (органов власти и управления, производственных, общественно-политических, культурных, научных, образовательных, здравоохранительных и спортивных организаций и учреждений), в которых отсутствуют революционные изменения в языке и стиле, изменения, которые бы их сильно отличали от тех, которые мы находим в классических, традиционных неинтернетовских формах существования языка. Эту сферу характеризует, в частности, жесткий, более или менее, внутренний контроль, даже и цензура, ограничивающие поле действия для больших нововведений и радикального экспериментирования на языковом и стилистическом уровнях. Здесь важную роль играет и соблюдение норм литературного языка и норм данного стиля изложения.

Официальный Интернет отличается выраженной персональной и коллективной ответственностью (нравственной и правовой) за публичное слово. Такой вид коммуникации и обмена информацией сужает возможность проявления радикализма на языковом и стилистическом уровнях. Авторы текстов в этой части Интернета из-за наличия четко регламентированных правил поведения легче могут юридически попадать под ответственность, чем авторы в неофициальной сфере Интернета, хотя в официальном Интернете меньше случаев диффамации (нарушения чести и достоинства личности).

Благодаря всем указанным элементам его язык и стиль является в очень высокой степени предсказуемым.

Одним из центральных предметов интернет-стилистики является стилевое разнообразние киберпространства. Сетевые стили можно разделить на две основные группы: структурные и жанровые. Структурные стили отражают общие черты интернеткоммуникации. Помимо функциональных стилей, характерных для классических форм общения, существуют и уникальные стили, не встречающиеся в других коммуникативных пространствах, - интернетовские и жанровые стили: портальный, сайтовый, форумный, чатовый, блоговый и т. п. Особая установка на отдых создает развлекательный стиль. Для сетевых стилей является типичным более широкое и глубокое переплетение письменной и устной речи.

Стилевое разнообразие всемирной паутины изучается в рамках двух разделов интернет-стилистики: экспрессивной и функционально-стилистической. Сетевая экспрессивная стилистика базируется на дихотомии окрашенное - неокрашенное, экспрессивное - нейтральное6.

В дальнейшем исследовании нам хотелось бы проверить, как и сколько можно здесь применить разработанную нами систему экспрессивности 490 Бранко Тошович Перед тем как перейти ко второму разделу интернет-стилистики (функциональной стилистике), необходимо рассмотреть вопрос, что такое язык Интернета на типологическом уровне. Нам кажется, что ответ должен быть не дизъюнктивным (или -или), а конъюнктивным (и - и), так как Интернет - это все понемногу. Одной из проблем является вопрос, можно ли язык и стиль интернет-пространства (глобальной сети) считать функциональной разновидностью, функциональным стилем, особым подъязыком, жаргоном или чем-нибудь подобным. Наши предварительные наблюдения, требующие проверки на широком материале, указывают на то, что это не новая функциональная разновидность, а новая реализация существующих разновидностей литературного языка в новых каналах связи и в новых жанрах. Интернет-коммуникация является особой конвергенцией различных кодов с явно выраженным сочетанием личного и публичного. Язык Интернета нельзя также отождествлять с жаргоном и сленгом, так как Интернет лишь одной своей частью неофициальной - сближается с указанными социолектами. Кроме того, жаргон / сленг - это только одна форма расслоения языка, в то время как интернет-пространство охватывает все типы общей дифференциации языка. Язык глобальной сети не является и надстилевым образованием, как это утверждают некоторые [Иванов 2000-www].

Мы считаем, что язык глобальной сети - это не новый вид глобальной дифференциации языка, а комплексный вид общения, в котором переплетается несколько форм расслоения языка, в первую очередь функционально-стилистическое, социальное, территориальное, возрастное и тендерное.

Одним из самых широких и разнообразных типов общей дифференциации языка является функционально-стилистическая.

Она также проявляется в Интернете и изучается в рамках сетевой функциональной стилистики. Важным вопросом является то, чем отличается сетевая дифференциация языка от несетевой. В дальнейшем исследовании нам хотелось бы проверить, насколько отличаются функциональные стили двух различных пространств сетевого и несетевого. В интернет-стилистике комплексным является функционально-стилистическое разнообразие. В анализируемом коммуникативном пространстве господствуют пять основных деятельностей: 1. искусство, 2. публицистика, 3. наука,

4. политика, право, делопроизводство, 5. повседневное общение в несетевых стилях, представленную в книге «Экспрессивный синтаксис глагола русского и сербского / хорватского языков» [Тошович 2006b].

Интернет-стилистика 491 и развлечение, за которыми стоят соответствующие стили:

литературно-художественный, публицистический, научный, официально-деловой и разговорный. Но так как Интернет большей своей частью направлен к рекламе, на роль шестого ФС претендует рекламный стиль, который мы в классификации текстов, входящих в состав традиционных функциональных стилей, относим к категории межстилей, куда еще входят мемуарный, ораторский и эпистолярный [Tosovic 2004a; 2004b; 2006b].

Сетевой литературно-художественный стиль возникает в случаях, не типичных для традиционного ЛФС. К таким, например, относятся коллективные произведения, возникающие интерактивным путем. Литературно-художественный интернет-стиль особенно сильно проявляется в пьесах, создаваемых читателями / слушателями / зрителями и задаваемых тем или иным автором. Его особенностью является образование фантастических (вымышленных) языков.

Сложную систему создает сетевой публицистический / медийный стиль. Он особенно ярко выступает в жанрах, какими являются блоги и форумы. Этот стиль широко используется в интернет-радио и на интернет-телевидении.

Сетевой научный стиль появляется в онлайн-энциклопедиях, словарях, справочниках. Главная его черта - гипертекстуальность.

Наглядным примером является ВИКИПЕДИЯ. ЭТОТ СТИЛЬ имеет и устные формы типа онлайн-лекции, доклада и интернет-конференции.

Своеобразным является стиль онлайн-рецензирования.

В качестве типичного представителя сетевого официальноделового стиля выступают блоги политиков и общественных деятелей. Особый интерес представляют шаблонизированные жанры в форме онлайн-заявок, бланков, заказов и т. п. К устным формам этого стиля относятся, скажем, выступления политиков в форме прямого обращения в интернете.

Сетевой разговорный стиль появляется преимущественно в чатах, социальных сетях и интернет-телефонных системах, особенно в Skype. Этот стиль используется в текстовых сообщениях (SMS), а также при проведении видеоконференций. Для устных форм интернет-стилей существуют особые коммуникационные каналы интернет-радио, интернет-телевидение, интернет-телефония.

Некоторые интернет-жанры нельзя отнести только к одному функциональному стилю, а к трем и даже ко всем пяти. Так, блог может быть литературным, публицистическим, научным, официальным и разговорным. В нем наблюдается интеграция и конвергенция функциональных стилей, межстилей и комплексов.

492 Бранко Тошович За блогом стоит как минимум один тип деятельности, но очень часто смешиваются два или три. В нем часто стирается грань между жанрами, стилями, подстилями, межстилями и комплексами. Блоги отличаются гибридизацией (объединением двух или более стилистических форм выражения) и нейтрализацией четкой типологической принадлежности.

Что касается лингвистических и стилистических исследований, преобладает анализ неофициальной части Интернета. Об этом свидетельствует и тот факт, что среди 70 анализированных нами библиографических единиц на русском языке, посвященных лингвистическим аспектам интернет-общения, большую часть составляет анализ интернет-блогов (-дневников, -журналов; 20). На втором месте находятся форумы (8), интернет-коммуникация (7),

-дискурс (6), следуют -сайты (4) и -реклама (3). В двух статьях рассматриваются интернет-конференции, -ресурсы, -общение, -сообщения, -сленг, -эпоха, -лингвистика, -пространство. Одной работой представлены такие темы: интернет-деятельность, -жаргон, -портал,

-издание, -СМИ, -газета, -исследование, -выборки, -новояз, -объявление, -программа, -чат, -культура.

Интернет настолько поляризован и расщеплен на две части, что очень трудно осознать и описать его общий характер. Некоторые авторы не учитывают, к сожалению, двойственную природу этого коммуникативного пространства, односторонне подходят к нему и в анализе имеют в виду лишь неофициальную часть, забывая при этом официальную верхушку айсберга. Такая позиция бывает сознательной и бессознательной, случайной и тенденциозной, но это является грубейшим игнорированием объективного восприятия и толкования действительности.

Надо отметить, что обе части не сосуществуют в чистом виде:

они взаимодействуют и проникают друг в друга, создавая промежуточную зону, в которой переплетается официальное и неофициальное (неформальное).

В Интернете существует одна часть, структурно отличающаяся от подобных в других коммуникативных пространствах, - это электронные корпуса с их многоуровневой структурой. Интернетстилистика отличается большими возможностями для объединения двух важных исследовательских направлений - корпусного и стилистического. Сам Интернет является чуть ли не единой платформой для создания и функционирования разнообразных, одноязычных и многоязычных (параллельных), корпусов7. Так как интернет-стилистика Один из них создан нами- это паралелльный «Гралис-корпус», Интернет-стилистика 493 является сугубо текстуальной дисциплиной, такой огромный набор текстов предоставляет богатый материал для исследований.

Общее представление о языке и стиле Интернета дополняют и самые различные «проекты» (напр., «блог-проекты»), появляющиеся в неофициальной сфере.

По отношению к нестандартной языковой коммуникации в Интернете иногда бессильными являются те, которые борются за культуру речи. Но стоит ли вообще сопротивляться пользователям Интернета, занимающим неординарную позицию по отношению к кодифицированному языку? Если, скажем, в политике официально разрешены самые радикальные тенденции, движения и настроения (конечно, с оговорками, касающимися общественного экстремизма и насилия, нарушения прав человека, геноцида, воинственного шовинизма, расизма и т. п.), то почему же противостоять (тем более во что бы то ни стало) радикальным языковым тенденциям и экспериментированию (если, разумеется, речь идет не об элементарной безграмотности). Сознательное нарушение нормы в целях создания экспрессии и эффекта, оригинального способа общения ведет и к поиску новых и неординарных форм выражения, которые способствуют освежению, обновлению и совершенствованию языка. Эта теневая зона Интернета, со всевозможными нарушениями и отступлениями от норм, предоставляет необыкновенно богатый, широкий и разнообразный материал языкового словотворчества, оригинальных способов выражения, проявления творческого духа, без которого Интернет был бы довольно скучным пространством. Вот здесь интернет-стилистика и находит для себя самый интересный материал. Здесь как раз и надо искать формы проявления языковой и стилистической радикализации.

Новые коммуникативные пространства могут даже повернуть развитие языка в другую сторону. Приведем один пример, о котором мы написали отдельную статью [Tosovic 2006a]. В середине прошлого столетия языковеды утверждали, что из сербохорватского языка вскоре исчезнет аорист и имперфект, как это уже давно случилось в русском языке. И действительно, эти формы находились почти на грани гибели. Но вдруг несколько лет назад мы очень удивились, когда начали получать SMS с аористом. Мы заинтересовались этой новизной и начали собирать такой материал.

Оказалось, что молодые совсем спонтанно оживили уже умирающую форму, прежде всего из-за ее краткости по отношению к перфекту и предназначенный для сопоставительного изучения славянских языков (более подробно см. [Tosovic 2008]).

494 Бранко Тошович выразительности. Из SMS формы аориста и имперфекта перешли в ряд интернет-жанров.

ЛИТЕРАТУРА

Грозданов 2007-www - Грозданов Ф.Т Язык молодежных Интернет-газет.

Москва, http://www.dissercat.com/content/yazyk-molodezhnykh-internetgazet. Состояние: 3. 2. 2011.

Иванов 2000-WWW- Иванов Л.Ю. Язык интернета: заметки лингвиста// httpV/www.truenet.info/chistyy-yazyk/yazyk-interneta-zametki-lingvista.

html. Состояние: 3. 2. 2011.

Коньков, Неупокоева 2011 - Коньков В.И., Неупокоева О.В. Функциональные типы речи. М.

Лейбов 2001 - Лейбов Р. Лытдыбр // http://www.netlore.ru/lytdybr. Состояние: 2. 6. 2011.

Лебедева 2008 - Лебедева Л.А. Тенденции развития жанра интернетдневника (блога) в русскоязычной блогосфере // Российский лингвистический ежегодник. Красноярск, 2008. Вып. 3 (10). С. 158— 162.

Лукина 2010 - Лукина МЛ. (ред.). Интернет-СМИ: Теория и практика. М, 2010.

Сидорова, Шувалова 2006- Сидорова М.Ю., Шувалова O.E. Интернетлингвистика: вымышленные языки. М., 2006.

Тошович 2006b - Тошович Б. Экспрессивный синтаксис глагола русского и сербского/хорватского языков. М, 2006.

Хайтин 1998 - Хайтпин А. Интернет как катастрофа// Мир Internet. 1998.

№ 5. С. 87. Web: http://www.countries.ru/library/era/haitin.htm. Состояние: 10.6.2011.

Flame-www http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%BB%D0%B5%D0%B 9%D0%BC. Состояние: 7. 6. 2011.

Tosovic 2001 - Tosovic В. Korelaciona sintaksa. Projektional. Graz: Institut fr Slawistik der Karl-Franzens-Universitt, 2001.

Tosovic 2002 - Tosovic Branko. Funkcionalni stilovi / Die funktionale Stile.

Beograd, 2002.

Tosovic 2004a - Tosovic B. Globalna diferencijacija jezika // Rijecki flloloski dani. Rijeka, 2004. S. 533-546.

Tosovic 2004b - Tosovic B. Tipovi globalne diferencijacije jezika // Aktualizacija jezikovrstne teorije na Slovenskem: Clenitev jezikovne resnicnosti.

Ljubljana, 2004. S. 59-72.

Tosovic 2006a- Tosovic B. Aoristno emajliranje i catiranje// Jezik & mediji.

Zagreb; Split, 2006. S. 703-710.

Интернет-стилистика 495 Tosovic 2006 - Tosovic В. Die globale Differenzierung der Sprache // Zeit - Ort Erinnerung. Festschrift fr Ingeborg Ohnheiser und Christine Engel zum

60. Geburtstag. - Innsbruck, 2006. S. 615-628.

Tosovic 2008- Tosovic B. Das Gralis-Korpus// Die Unterschiede zwischen dem Bosnischen/Bosniakischen, Kroatischen und Serbischen. Graz, 2008.

S. 724-827.

.. Филиппова

СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ АДРЕСАЦИИ

ПУБЛИЧНОГО ДИСКУРСА

(НА МАТЕРИАЛЕ СОВРЕМЕННЫХ БРИТАНСКИХ

И АМЕРИКАНСКИХ ТЕКСТОВ)

Обращение к комплексному описанию лексико-семантических особенностей обращения в современном англоязычном публичном дискурсе1 обусловлено необходимостью решения прагматической задачи оптимизации процессов речевого воздействия через обращение.

Выделение фактора воздействия в качестве самостоятельного аспекта процесса дискурсивного взаимодействия коммуникантов позволяет выявить коммуникативно-функциональные особенности обращения в качестве одного из средств речевого воздействия в британских и американских текстах определенной жанрово-стилевой принадлежности. При ведущей роли высказывания в общей структуре коммуникативного процесса обращение оптимизирует воздействие на адресата, побуждая адресата к вниманию, т. е. включая адресата в акт речи и определенным образом направляя, регулируя его поведение в этом акте речи (см. [Останин 1998: 65]).

В публичном дискурсе обращения несут значительные коммуникативные нагрузки, регулируя различные аспекты процесса социального и межличностного взаимодействия между коммуникантами, располагающими установками, целями, правилами и тактиками коммуникации, равно как и пресуппозициями. Таким образом, обращение превращается в один из конституентов дискурса как сложного социально-коммуникативного события, а расширение и углубление понятия об обращении как операторе адресации, посредством которого происходит управление дискурсивной интеракцией, позволяет Термин «публичный дискурс» был введен нами для обозначения совокупности текстов разных коммуникативных сфер (политической, судебной, религиозной), объединенных установкой на персуазивное (риторическое) воздействие, с целью добиться от адресата принятия самостоятельного решения о необходимости, желательности либо возможности совершения / отказа от совершения определенного посткоммуникативного действия в интересах говорящего (см. [Голоднов 2011: 178]).

Средства выражения адресации публичного дискурса 497 определить те качества обращения, которые обеспечивают эффективность речевого воздействия.

В настоящей работе анализ содержательной стороны обращения как элемента англоязычного публичного дискурса проводится на социопрагматических основаниях (см. [Leech 1983: 10]) в аспекте дискурсивных стратегий говорящего и адресата.

Тесная связь обращения с социопрагматическими аспектами языка позволяет рассматривать его в качестве индикатора характера отношений между коммуникантами. «То или иное название, которое говорящий выбирает для идентификации получателя речи с учетом внешнего контекста, является способом реализации культурно-релевантных образцов социальных отношений, отражающих традиции, обычаи и культурные ценности членов национальнокультурной и языковой общности» [Филиппова 2002: 81].

В такой ситуации оказывается важным, что любое обращение, выделяющее адресата речи, не только характеризует того, к кому обращена речь, отношение к нему говорящего, но и выполняет характеризующую функцию по отношению к самому говорящему, поскольку выбор средств адресации для достижения запланированного эффекта воздействия осуществляет сам говорящий.

Таким образом, очевидно, что обращение является одним из самых действенных средств реализации субъективного компонента в дискурсивном взаимодействии коммуникантов, который отражается в структуре лексической семантики обращения. В этой связи есть основание полагать, что, с одной стороны, «слово, употребленное в качестве обращения, обязательно приобретает адресный семантический компонент, постепенно закрепляющийся в структуре его лексического значения» [Наумова 2000: 18], с другой стороны - являясь элементом акта речи / дискурса и конкретизируя его адресатность, обращение определяет прагматическую направленность текста публичного выступления.

При описании лексико-семантического состава обращений в современном англоязычном публичном дискурсе мы исходим из актуального для целей нашего исследования положения о том, что обращения обладают высокой степенью системности и достаточно четко различаются в плане содержания.

Системный подход к исследованию форм обращения позволяет выявить внутриструктурный принцип их организации. С его помощью определяется взаимное расположение составляющих элементов подсистем обращений различной степени сложности, которые выступают в неразрывном единстве и допускают деление по типам лишь условно, в целях анализа (см. [Гак 1972]).

498.. Филиппова Системное изучение обращений, по нашему мнению, следует проводить с учетом действия экстралингвистических факторов социальной направленности, а именно, определенной системы общественных отношений, оказывающей непосредственное влияние на систему понятий и связей, которые занимают то или иное место в «языковом мышлении» данного народа [Григорьева 1967: 61].

Однако, как указывает Н.И. Формановская, при обращении к адресату говорящий не только называет его и обозначает в избранном названии его социальный статус, роль, но и свое отношение к нему, как ролевое, так и личностное [Формановская 1989: 83]. Следовательно, обращение отражает обусловленные субъективными факторами взаимные отношения, а именно, восприятие говорящим адресата речи и выражение своего отношения к нему.

Таким образом, можно утверждать, что в самом широком смысле использование обращений направлено на реализацию эмоционального запаса вежливости. «Вежливость несет в себе заряд доброжелательного отношения к собеседнику, заинтересованности в стабильности положительно окрашенного морального климата общения коммуникантов» [Соколова 2003: 102]. К набору вышеприведенных элементов значения обращения предлагаем добавить семы эмоционального воздействия на адресата.

Лексикологическое исследование фактического материала свидетельствует о том, что репертуар обращений в англоязычных текстах публичных выступлений (политической речи, судебной речи, религиозной проповеди) не отличается большим разнообразием и представляет собой в основном нормативные устоявшиеся этикетные формы обращения, которые характеризуются строгой заданностью и обусловлены обстоятельствами, традициями и нормами, принятыми в обществе для данной сферы общения (ср.

[Агеева 1998:

15]). В силу данного обстоятельства важно отметить, что выражение положительных эмоций по отношению к адресату здесь проявляется не столько в личном отношении к нему через элемент характеризации, а в большей степени в определении выступающим позиции самого адресата, его статусно-ролевых характеристик, требующих использования по отношению к нему тех или иных конвенциональных форм вежливости.

Наблюдение за лексическими компонентами обращений в англоязычном публичном дискурсе дает основание утверждать, что семы вежливости, доброжелательности, заинтересованности реализуются как в лексически нейтральных обращениях, совмещающих в себе функции номинации и адресации (например, Paula, Eric Jonson, Mr.

Jones, Mr. Leader, My Lords, My Lord Mayor, Ambassadors, believers, Средства выражения адресации публичного дискурса 499 brothers and sisters, friend, ladies and gentlemen, old and young, democrats, colleagues, folks, Houston, friends, all, everybody), так и в эмоциональных обращениях-характеристиках, совмещающих в себе функции адресации и характеризации со значением положительной оценки, но не выходящих за рамки официального (формального) общения. Элемент характеризации обращения может найти выражение в оценочном аффиксе, в сокращенных формах, в окказиональных формах, в определенных морфологических моделях, в распространенных вокативных конструкциях, типичных для сферы публичного общения (например, Condi, Tom, Blunt, my colleagues, my fellow Americans, my very dear friends, distinguished members of the clergy, honoured guests, boys, guys, you guys, you believer, dear Arthur, dear Christian, perfect Christian, unsaved person, beloved, beloved in the Lord Jesus Christ и др.). При этом интенсивность передаваемой формулами обращения положительных эмоций может отличаться в разных жанрах публичного дискурса.

По наиболее общим лексико-номинативным признакам обращения в публичном дискурсе могут быть подразделены на две большие группы: индивидуально-адресованные обращения и коллективноадресованные обращения. Индивидуально-адресованные обращения представляют собой индивидуализирующие (однореферентные) средства наименования адресата. Коллективно-адресованные обращения включают в себя единицы, обозначающие определенное количество, класс лиц (многореферентные обращения) (см. [Погорелко 2001: 17]).

Подсистема индивидуально-адресованных обращений, в свою очередь, образована антропонимическими обращениями (Mark, Bill, Charlie, John Doer, Les Gelb, Aspro, Caleb и др.), апеллятивноантропонимическими обращениями (Mr. Brown, Sir Peter, dear Archbishop Joseph, Justice Kennedy и др.) и апеллятивными обращениями (Sir, Madam, Mr. Speaker, Mr. Leader, Chair, Your Honor, My Lord, My Lord Chief Justice, friend, Church и др.).

Выделение вышеуказанных групп в корпусе исследуемых обращений носит, как нам представляется, до определенной степени условный характер. Можно предположить, что «описание семантики слов, фиксирование свойственных им значений неизбежно связано с известным огрублением, схематизацией действительного положения вещей» [Баракова 2005: 50].

В данной статье предпринимается попытка системного рассмотрения содержательной стороны обращения как элемента дискурса на основе лексико-семантической классификации обращенийантропонимов в современном англоязычном публичном дискурсе.

В целях выявления коммуникативно-функциональных характеристик антропонимических индивидуально-адресованных обФилиппова ращений нами было проанализировано 2000 форм обращенийантропонимов (включая фразовые лексические единицы), извлеченных путем сплошной выборки из современных британских и американских текстов политических выступлений и религиозных проповедей2. Тексты публичных выступлений взяты из официальных интернет-сайтов англоязычных политиков и проповедников.

Частотность употребления антропонимических индивидуальноадресованных обращений в англоязычном публичном дискурсе в числовом и процентном исчислении представлена в табл. 1.

–  –  –

Следует подчеркнуть, что каждому указанному виду публичного дискурса свойственен «свой особый именник (комплекс имен, находящихся в активном употреблении)» [Суперанская 1973:

310]. Представляя разнообразие в лексико-семантическом плане, обращения-антропонимы в данных видах публичного дискурса различаются частотностью употребления. Наибольшую частотность демонстрируют имена собственные в политических выступлениях (86%), наименьшую распространенность они имеют в религиозных проповедях (14%).

Рассмотрим в первую очередь функционально-семантические свойства обращений-антропонимов, выделенных в англоязычном политическом дискурсе. В зависимости от социально-речевой ситуации в качестве антропонимов-обращений здесь могут выступать полные {исходные) имена, включающие личные имена (first names), фамилии либо сочетания личного имени и фамилии. Полные, или исходные, личные имена имеют производные формы, или дериваты [Леонович 2002: 12]. В качестве моделей образования дериватов используются сокращения и аффиксальное словопроизводство.

Доминантной группой антропологических средств адресации в политическом дискурсе становятся обращения по индивидуальному личному имени (57%).

Здесь можно выделить ряд подгрупп:

1. Обращения - полные формы личных имен (29%): Angela, Arthur, Paula, Peter и др. Полные формы личных имен являются нормативными этикетными обращениями. Они обладают двойственной природой: с одной стороны, они реализуют оттенок формально уважительного отношения к адресату, с другой стороны, демонстрируют близкое, доверительное отношение между коммуникантами, хотя и не имеющее для этого достаточных оснований. Например: «Angela, you and the German people have always shown me such warmth during my visits to Germany. I think of your gracious hospitality in Dresden»3 (обращение президента США Барака Обамы к канцлеру Германии Ангеле Меркель во время государственного ужина в честь канцлера ОЬата В. President Obama State Dinner with German Chancellor Merkel, June 7, 2011 [электронный ресурс]. URL: http://www.whitehouse.gov/ (дата обращения: 15.08.2011).

502.. Филиппова Германии); «Well done, Peter. You couldn't get voluntary coaliton with the SDLP, but you're getting it with Sinn Fein»4 (обращение лидера Социалдемократической и лейбористской партии Северной Ирландии Марка Дуркана к соратнику по партии на XXXV съезде СДЛП).

2. Обращения - сокращенные формы личных имен (22%): Bill William, Dick Richard, Jim James, Ted Theodore и др. В силу своих особенностей сокращенные имена обязательно выражают различные оттенки эмоциональности: дружеские чувства, открытость, доверие. В этом случае они характеризуют не столько адресата, сколько отношение к нему самого говорящего, который нарочито демонстрирует простоту и демократизм отношений: «And, Bill, if I can say to you a few personal words right at the outset. In your time as President, we've taken many steps down the road to peace»5 - BrE;

«Thank you, Ted, for that kind introduction, and for your sacrifices for our country»6 - AmE.

3. Обращения- гипокористические формы личных имен с уменьшительно-ласкательными суффиксами /, ie« у (6%): Charlie Charles, Condi Condoleezza, Kenny Kenneth и др. Гипокористики по сравнению с сокращенными формами личных имен дают возможность выразить значительно более широкий диапазон оттенков личного отношения говорящего к адресату. На первый план здесь выдвигается искреннее, приязненное отношение к адресату, желание подчеркнуть отсутствие дистанции, разделяющей участников процесса дискурсивного взаимодействия.

Наглядным примером использования в политическом дискурсе уменьшительно-ласкательных форм личных имен может служить обращение президента США Дж. Буша (мл.) к советнику по вопросам национальной безопасности США К. Райе в зачине выступления в Пекинском университете 22 февраля 2002 года: «...And I see my National Security Advisor, Ms Condoleezza Rice, who at one time was the provost at Stanford University. So she's comfortable on university campuses such as this. Thank you for being here, Condi»7.

Durkan M. SDLP 35th Annual Conference, Belfast, November 12, 2005 [электронный ресурс]. URL: http://cain.ulst.ac.uk./issues/politics/docs/sdlp/ mdl21105.html (дата обращения: 15.12.2006).

Blair Т. Remarks by British Prime Minister Tony Blair to the People of Nothern Ireland.Belfast, December 13,2003 [электронный ресурс]. URL: http:// keeptonyblairforpm.wordpress.com/blair-speesh-transcripts-from-1997-2007 (дата обращения: 10.11.2007).

McCain J. Federal Society Dinner, November 16, 2006 [электронный ресурс]. URL: http://mccain.senate.gov (дата обращения: 10.03.2009).

Bush G.W. Jr. President Bush Speaks at Tsinghua University. Beijing, Средства выражения адресации публичного дискурса 503 Приведенный пример свидетельствует о том, что коммуникативно-прагматическое значение сокращенных / гипокористических форм обращения в политическом дискурсе заключается в том, что они демонстрируют доверительную разговорную непосредственность, которая приближает речь политических деятелей к уровню неформального общения. Выбор подобной тональности общения опирается на неравный социальный статус коммуникантов (оба политические деятели, но занимающие разные посты в структуре власти) и на их личностные отношения (они хорошо знакомы).

Меньшую распространенность в политическом дискурсе имеют обращения по личному имени и фамилии (25%).

Среди них можно выделить две подгруппы:

1. Обращения по полному личному имени и полной фамилии (13%): John Doer, James Clyburn, John Larson и др. При выборе подобных форм обращения выступающий демонстрирует формально уважительное, но весьма дистанцированное отношение к адресату.

В этом случае реализуется правило коммуникации с учетом условий и ролей: «Чем менее знакомы друг с другом коммуниканты и чем более официальной является обстановка, тем более ритуализированный характер приобретает общение» [Богданов 1990: 12]. Например: «James Clyburn and Rahm Emanuel and John Larson and all the leadership, I am looking forward to working with you»8 - AmE.

2. Обращения по сокращенному или уменьшительному личному имени и полной фамилии (12%): Les ( Lesley, Leslie) Gelb, Matt ( Matthew, Matthias) Blunt, Charlie ( Charles) Norwood и др. Учитывая тот факт, что сокращенная или уменьшительная форма личного имени часто рассматривается как манифестация дружеских чувств, доверия, логично предположить, что в сочетании с полной формой фамилии она смягчает формально уважительное отношение выступающего к адресату и таким образом маркирует отношения между коммуникантами как достаточно дружеские, близкие. Обратимся к следующему примеру: «I'm really pleased that Congressman Charlie Norwood has come over from his United States congressional district to help his friend, Max Burns, run. Welcome, Charlie Norwood» - AmE.

PRChina, February 22, 2002 [электронный ресурс]. URL: http://www.

georgewbush-whitehouse.archives.gov/ (дата обращения: 10.03.2009).

Bush G.W. Jr. President Bush Meets with House Democratic Members in Williamsburg. February 3, 2007 [электронный ресурс]. URL: http://www.

georgewbush-whitehouse.archives.gov/ (дата обращения: 10.03.2009).

Bush G.W. Jr. Remarks by the President at Georgia Victory 2006 Rally, 30 October [электронный ресурс]. URL: http://www.georgewbush-whitehouse.

archives.gov/ (дата обращения: 10.03.2009).

504. В. Филиппова

Довольно редко в политическом дискурсе используются обращения по фамилии (4%). Среди них выделяются две подгруппы:

1) обращения по полной фамилии (2%): Blunt и др.; например: «Гт proud to be here with the Governor. Where is the Governor? Blunt - how are you doing, Blunt?»10 - AmE; 2) обращения по сокращенной фамилии (2%): Aspro Aspromonte и др.; например: «You know, the list of Italian Americans that have made a significant contribution to our country is long. I mean, Tommy Lasorda. Yogi Berra. And for you Colt 45 fans thaf s the old Houston baseball team - "Hollywood" Kenny Aspromonte.

Where are you, Aspro?»11 - AmE.

Коммуникативно-прагматическое значение обращений по фамилии в англоязычном политическом дискурсе заключается в том, что они создают определенную степень психологической близости, тональность их употребления указывает на менее официальный характер общения, большую степень доверия. Заметим, что приоритет в использовании обращений по фамилии принадлежит адресантам, занимающим высокие государственные посты, как правило, первым лицам государств.

Проведенный лексико-семантический анализ функционирования обращений-антропонимов в англоязычном публичном дискурсе позволяет сделать вывод о том, что наиболее частотными в американских и британских текстах политических выступлений являются формулы обращения по индивидуальному личному имени (полному/ сокращенному) - AmE: полное имя - 14%, сокращенное имя - 12%;

ВгЕ: полное имя - 15%, сокращенное имя - 10%. Обращения по полному / сокращенному личному имени придают публичной политической коммуникации формально уважительный характер. Одновременно они подчеркивают открытость, демократизм отношений между коммуникантами.

Кроме того, в американском политическом дискурсе наблюдается тенденция к использованию гипокористических форм личного имени с уменьшительно-ласкательными суффиксами (6%). Их коммуникативно-прагматическая направленность состоит в выражении доверительной разговорной непосредственности, которая максимально приближает речь политического оратора к уровню неформального общения. Данные формы обращения характеризуют Bush G.W. Jr. Remarks at Missouri Victory 2006 Rally, 3 November [электронный ресурс]. URL: http://www.georgewbush-whitehouse.archives.

gov/ (дата обращения: 10.03.2009).

Bush G.W. Jr. President Attends National Italian American Foundation Dinner, October 20,2006 [электронный ресурс]. URL: http://www.georgewbushwhitehouse.archives.gov/ (дата обращения: 04.09.2010).

Средства выражения адресации публичного дискурса 505 желание оратора подчеркнуть положительное, дружеское отношение к адресату, что позволяет в условиях публичного общения освободиться от традиционных формализованных моделей поведения и тем самым продемонстрировать развитие демократических ценностей в американском обществе.

По сравнению с американским, британский политический дискурс демонстрирует отсутствие гипокористических форм обращения.

Не менее употребительными этикетными знаками в американском политическом дискурсе являются обращения по полному личному имени и полной фамилии (10%). Они определяют социальноролевые отношения между коммуникантами как официальные, не допускающие фамильярности. Однако их число значительно ниже в английском политическим дискурсе (3%), что является явным свидетельством предпочтения английскими политиками обращений по полному / сокращенному личному имени.

В составе обращений по полному личному имени и полной фамилии также могут использоваться дериваты личного имени (сокращения и суффиксальные формы). Данному типу обращений придается гораздо больший акцент в американском политическом дискурсе (9%), чем в британском (3%).

Употребление фамилий (полных / сокращенных) в качестве формул обращения свидетельствует о переключении тональности общения: она становится непринужденной, дружеской, что позволяет политическому оратору идентифицировать адресата как довольно близкого себе собеседника и устанавливать с ним доверительные отношения. Несмотря на демократические традиции англоговорящего общества, тенденция использования полных и сокращенных форм фамилий в политическом дискурсе только намечается и проявляется пока исключительно в американских политических выступлениях (полные фамилии - 2%, сокращенные фамилии - 2%).

В целом можно утверждать, что факт употребления дериватов в современном политическом дискурсе становится явным показателем социально-ролевой позиции коммуникантов в служебной иерархииприоритет в использовании производных форм антропонимов принадлежит коммуникантам, занимающим высокие государственные посты (например, первым лицам государств) при обязательном условии сохранения доверительных, достаточно близких отношений между ними.

В сфере англоязычной религиозной проповеди отмечены немногочисленные случаи употребления обращений-антропонимов (14%). Среди них в первую очередь можно выделить формы обращения к священнослужителям по полному I сокращенному личному имени, принятые в некоторых религиозных общинах при общении 506.. Филиппова с духовенством (часто с положительно-характеризующим прилагательным dear): Gary, Ken Kenneth, dear Arthur, dear George. Их прагматическая направленность заключается в передаче общности религиозных верований общающихся, подчеркивании отсутствия дистанции между ними как членами религиозной общины, их равного положения.

Примечательны в этой связи следующие примеры:

«Thank you, Gary and Ken, very much, for your capable shoulders have borne the weight of matters great and small, and not just this evening but week by week»12 - BrE; «Dear Arthur, dear George, Bishops-elect, we must strive together to be an example to the flock that has been committed to our care»13 - BrE.

С лингвистической точки зрения представляют определенный интерес риторические формы обращения по полному личному имени, встречающиеся в текстах религиозных проповедей. Данные формы обращения используются здесь не столько для называния адресата, сколько для привлечения внимания к адресату со стороны других лиц (слушателей, читателей). Одновременно такие обращения выделяют ключевые идеи, понятия, представления религиозной проповеди [Сковородников 2003: 606]. При этом ситуация непосредственного обращения здесь только изображается.

Адресатом обращения в таких ситуациях общения может выступать: а) воображаемое лицо (заведомо отсутствующее на проповеди); например: «This is Christianity:

to love their neighbours as themselves. Why did you read those stories out,

David?» - AmE; б) библейский персонаж, например, судья Гедеон:

«Old Gideon, when things were bad, and every man was doing that which was right in his own eyes, and there was no king in Israel, there was no leadership, there was no godliness - it says in Judges chapter 6 and verse 13: "Gideon said unto God"...» - AmE.

Данные выборки позволяют сделать вывод о несущественном количественном различии полных и сокращенных форм личных имен в американских и британских религиозных проповедях (AmE: полное имя - 6%, сокращенное имя - 1%; BrE: полное имя - 5%, сокращенное имя - 2%).

Berret P. The Right Reverend. Enthronement service in St Laserian's Cathedral. Leighlin, February 19, 2003 [электронный ресурс]. URL: http:// www.ireland.anglican.org/archives (дата обращения: 07.12.2007).

Murphy-О'Connor С. Sermon from the ordinations of Bishops Arthur Roche and George Stack, May 10,2001 [электронный ресурс]. URL: http://www.

rcdow.org.uk/cardinal/default.asp?library_ref=l (дата обращения: 02.08.2008).

Legge D. You Could Be Wrong, 1998 [электронный ресурс]. URL: http:// www.preachtheword.com (дата обращения: 01.08. 2008).

Legge D. A Refreshing Prayer, 2001 [электронный ресурс]. URL: http:// www.preachtheword.com (дата обращения: 01.08. 2008).

Средства выражения адресации публичного дискурса 507 Как показали результаты исследования, обращения-антропонимы являются одним из действенных средств реализации субъективного компонента в публичной дискурсивной деятельности.

Различные оттенки положительных эмоций (открытость, доверительное отношение говорящего к адресату) привносит в семантику обращений-антропонимов эмоционально-характеризующий элемент, который отражает прагматическое намерение выступающего воздействовать на слушателя, вызвать у него солидарность, расположить к себе. Данное положение подтверждается употреблением в анализируемых текстах публичных выступлений сокращенных форм личных имен, гипокористических форм личных имен, полных / сокращенных фамилий, сочетаний сокращенных / уменьшительных личных имен с полными фамилиями (47% от общего числа выборки).

Проведенный системный анализ содержательной стороны обращения как элемента дискурса на основе лексико-семантической классификации обращений-антропонимов в современном англоязычном публичном дискурсе позволил сделать следующие выводы. Выявление лексико-семантических особенностей функционирования обращения определяет качества обращения, которые характерны для него как для оператора адресации, реализующего прагматическую направленность текста публичного выступления.

При ведущей роли высказывания в общей структуре коммуникативного процесса обращение выступает в качестве одного из средств, оптимизирующих речевое воздействие на адресата. При этом обращение определенным образом направляет, регулирует поведение адресата в акте речи / дискурсе, поскольку любой речевой акт / дискурс рассчитан на определенную модель адресата. Тем самым расширяется спектр собственно лингвистических исследований обращения в плане реализации субъектно-адресатных отношений.

ЛИТЕРАТУРА

Агеева 1998 - Агеева Г.А. Религиозная проповедь как специфический вид языковой коммуникации (на материале соврем, немецкоязычных проповедей): автореф. дис.... канд. филол. наук. Иркутск, 1998.

Баракова 2005 - Баракова MT. Лингвистическая природа и прагмакогнитивные функции обращения (на материале современной англоязычной художественной прозы): дис.... канд. филол. наук. М., 2005.

Богданов 1990 -БогдановВ.В. Речевое общение: прагматические и семантические аспекты. Л., 1990.

508. В. Филиппова Гак 1972 - Гак ВТ. К проблеме семантики // Проблемы структурной лингвистики. М, 1972.

Голодное 2011 - Голодное A.B. Коммуникативно-прагматическая характеристика риторического метадискурса// Вестник Ленинградского государственного университета им. A.C. Пушкина. Научный журнал.

Серия Филология. 2011. № 3.

Григорьева 1967 -Григорьева С. А. Социолингвистический аспект и системность лексики // Вестник Московского университета. 1967. № 3.

Леонович 2002 -Леонович O.A. В мире английских имен. М., 2002.

Наумова 2000 - Наумова ИМ. Статус обращения в поэтической речи XIX в. (на материале текстов A.C. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, A.A. Фета, Ф.И. Тютчева, Е.А. Баратынского): автореф. дис.... канд.

филол. наук. Белгород, 2000.

Останин 1998 - Останин А.И. Целевая соотносительность обращения и высказывания (на материале русской разговорной речи) // Филологические науки. 1998. № 1.

Погорелко 2001 - Погорелко A.M. Система средств адресации русского и английского языков как разновидность лингвокультурологического поля: автореф. дис.... канд. филол. наук. Уфа, 2001.

Сковородников 2003 - Сковородников АЛ. Риторическое обращение // Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник. М, 2003.

Соколова 2003 - Соколова Н.Л. О компонентах значения единиц речевого этикета // Филологические науки. 2003. № 5.

Суперанская 1973 - Суперанская A.B. Общая теория имени собственного.

М, 1973.

Филиппова 2002 - Филиппова Е.В. Обращения и их социолингвистическая интерпретация в современном английском языке: материалы международной научно-практической конференции «VI Царскосельские чтения». СПб., 2002.

Формановская 1989 - Формановская H.H. Речевой этикет и культура обращения. М., 1989.

Leech 1983 -Leech G. Principles of Pragmatics. London, 1983.

СОДЕРЖАНИЕ

Арутюнова H.Д. Из наблюдений над адресацией дискурса 5

I. ПРОБЛЕМА АДРЕСАЦИИ ДИСКУРСА

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||
Похожие работы:

«Меркантини Симона СЕМАНТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ АППРОКСИМАЦИИ И СРЕДСТВА ЕЕ ВЫРАЖЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ИТАЛЬЯНСКОМ ЯЗЫКЕ Специальность 10.02.05. – романские языки ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: кандидат...»

«Список лиц находящихся в розыске за отделом МВД России по Лаишевскому району ПРОПАВШИЕ БЕЗ ВСТИ 1. Отделом МВД России по Лаишевскому району разыскивается пропавший без вести Артемьев Иван Михайлович,25.04.1919 г.р., житель. д.Астраханка, Лаишевского района РТ, ко...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПО ОБЩЕМУ И СРАВНИТЕЛЬНОМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД СЕНТЯБРЬ — ОКТЯБРЬ "НАУКА" МОСКВА —...»

«Аннотации учебных дисциплин направление 35.03.05 Садоводство, профиль подготовки "Декоративное садоводство и ландшафтный дизайн" Б1.Б.1 Иностранный язык Цели и задачи освоения дисциплины: 1. Цель осв...»

«Дисциплина: Иностранный язык В результате изучения учебной дисциплины "Иностранный язык" обучающиеся должны:знать: не менее 4000 лексических единиц, из них не менее 2700 активно, грамматический материал в объеме не...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Предлагаемая программа разработана и составлена в соответствии с учебным планом по внеурочной деятельности в ГБОУ СОШ №2033 и требованиями Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования (ФГОС) и с учтом современных тенденций языкового образования. Курс об...»

«Э.Н. Осипова ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова Э.Н. Осипова ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ Программа и руководство к самостоятельной работе студентов Архангельс...»

«РУССКОЕ ПОЛЕ РОССИЙСКИЙ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ Орёл РУССКОЕ ПОЛЕ РОССИЙСКИЙ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ №5 выходит два раза в год ГОД ЮБИЛЕЯ ОРЛА РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ Главный редактор Леонард Золотарёв, Владимир Коротеев, Валерий Анишкин, Игорь Золотарёв, Зоя Тарабр...»

«СТИЛИСТИКА ТЕКСТА ПОВТОР КАК ОСНОВА СЛОВЕСНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В РАССКАЗАХ Н.Н. БЕРБЕРОВОЙ Н.Н. Лещева Кафедра русского языка и стилистики ФГБОУ ВПО "Литературный институт им. А.М. Горького" Тверской бульвар, 25, Москва, Россия, 123104 Статья посвящена описанию особенностей использования повторов...»

«С. С. Скорвид. Чешский язык 1 С. С. Скорвид ЧЕШСКИЙ ЯЗЫК 1.1.0. Общие сведения. 1.1.1. Чешский язык (Ч.я.) именуется носителями esk jazyk (официальное название), или etina (общераспространенное название). Носителями Ч.я. являются чехи (самоназвание ei, ед. ч. ech). 1.1.2. Ч.я. относится к западнославянской подгрупп...»

«ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОСТАНОВКЕ НА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УЧЁТ В ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РЕЕСТР ОБЪЕКТОВ, ОКАЗЫВАЮЩИХ НЕГАТИВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ И ПОЛУЧЕНИЮ КАТЕГОРИИ НЕГАТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ (на основании требований Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ...»

«УДК 376.1-058.264 Н.В.Микушина, г. Каменск-Уральский Развитие лексико-семантической стороны речи у детей с общим недоразвитием речи дошкольного возраста В статье рассматриваются теоретические основания лексико-семантической стороны речи у детей дошкольного возраста, причины недоразвития речи, а такж...»

«Кошкина Елена Геннадьевна ОБ ОСОБОЙ РОЛИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В СОЗДАНИИ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА В настоящей статье представлена характеристика пространственного и этического параметров картины мира, отраженная в семантике фразеологических единиц среднеи нововерхненемецкого. Производится анализ фразеологизмо...»

«Ernst-Moritz-Arndt-Universitt Greifswald Philosophische Fakultt Устойчивые сравнения в системе фразеологии Устойчивые сравнения Institut fr Slawistik Domstrae 9/10 в системе фразеологии 17489 Greifswald Telefon +49 3834 86-3210 Te...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПО ОБЩЕМУ И СРАВНИТЕЛЬНОМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В 1952 ГОДУ ВЫХОДИТ 6...»

«Танасейчук Е. Ю.ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА В ПОСЛОВИЦАХ РУССКОГО, АНГЛИЙСКОГО И КИТАЙСКОГО ЯЗЫКОВ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2008/2-2/88.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Источник Альманах современной науки и образования Тамбов: Грамота, 2008....»

«ДОБРЫЧЕВА АННА АЛЕКСАНДРОВНА Парцелляция в прозе С. Довлатова: от предложения к тексту Специальность 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Е. А. Стародумова Владивосток – 2012 Содержание Введение..4 Глава 1. Парцеллированные конструкции как объект изучения экспресси...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД ИЮЛЬ-АВГУСТ НАУКА МОСКВА 2003 СОДЕРЖАНИЕ А.А. З а л и з н я к. В Л. Я н и н (Москва). Берестяные грамоты из новгородских раскопок 2002 г 3 М.Н. Б о г о л ю б о в (Санкт-Петербург) Авестийскоеx^af...»

«Крыжановский Роман Валерьевич Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Факультет иностранных языков и регионоведения roman_kryzh@mail.ru Roman Kryzhanovsky Lomonosov Moscow State University Faculty of Foreign Languages and Area Studies roman_kryzh@mai...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФИЛОЛОГИЯ В XXI ВЕКЕ: МЕ...»

«36 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ I Серия Гуманитарные науки. 2015. № 6 (203). Выпуск 25 УДК 83.373.6 ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ФРАГМЕНТА ЯЗЫКОВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ "РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР" В "СЛОВАРЕ РУССКОГО ЯЗЫКА XI-XVII ВВ.": ОСОБЕННОСТИ ЛЕКСИКОГРАФИРОВАНИЯ Статья посвящ ена вопросу представления фрагмента языковой действительности "Растительный ми...»

«Козлов Илья Владимирович Книга стихов Ф. Н. Глинки "Опыты священной поэзии": проблемы архитектоники и жанрового контекста Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени...»

«РОССИЙСКИЙ ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ ПОРТФОЛИО ВЫСТАВОК РОССИЙСКИЙ ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ Коллекционное собрание Российского этнографического музея – одно из крупнейших этнографических собраний в мире. Оно насчитывает около 600 тысяч музейных...»

«Section 8. Philology Maharramova Sevinj Abbasgulu, professor of the chair of Russian linguistics of Baku State University E-mail: samumtornado@gmail.com Cosmonyms in term formation (on the material of the Russian language) Abstract: n the article on the basis of the material from the diffe...»

«УДК 81'374.3 И.В. Ружицкий АТОПОНЫ ДОСТОЕВСКОГО: К ПРОЕКТУ СЛОВАРЯ1 В статье рассматривается возможность создания словаря трудных для восприятия и понимания современным читателем единиц (атопоно...»

«ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 19 "Ухожу я в мир природы." Фитонимическая лексика в прозе Евгения Носова ©М.А. БОБУНОВА, доктор филологических наук, ©Ю.А.ДЬЯЧЕНКО Статья посвящена названиям растений и растительных организмов в художественной прозе Евгения Носова. Рассматривается богатство его фитонимического словаря, функционирование данной л...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.