WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ АЛТАйскОгО гОсУДАРсТвЕННОгО УНивЕРсиТЕТА МАтеРиАлы XXXIX НАучНой коНФеРеНции студеНтов, МАгистРАНтов, АспиРАНтов и учАщихся лицейских клАссов Выпуск 9 Барнаул ...»

-- [ Страница 2 ] --
Непосредственно в процессе рисунка нужно учитывать размеры предметов, которые помогут установить их пропорции относительно различных частей человеческого тела и животного. Важно также выполнение эскизов с натуры для более точной передачи движения и ракурса.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Клейн Л. С. Методологическая природа археологии // Советская археология (СА). 1992. № 4.

2. Горелик М. В. Оружие древнего Востока (IV тысячелетие — IV в. до н.э.). СПб., 2003.

3. Минжулин А. И. Защитное вооружение воина-лучника V–IV вв. до н.э. из кургана у сел.

Гладковщина (реставрация и научная реконструкция // СА. 1971. № 3.

4. Соловьев А. И. Оружие и доспехи. Сибирское вооружение от каменного века до Средневековья. Новосибирск, 2003.

5. Красовский В. П. Реконструкция // Большая советская энциклопедия. 1975. Т. 21.

6. Горбунов В. В. Методика реконструкции древнего вооружения // Снаряжение кочевников Евразии. Барнаул, 2005.

7. Горелик М. В. Опыт реконструкции скифских доспехов по памятнику скифского изобразительного искусства — золотой пластинке из Гермесова кургана // Советская археология (СА). 1971. № 3.

8. Горелик М. В. Реконструкция доспехов скифского воина из кургана у г. Орджиникидзе // Скифы и сарматы. Киев, 1977.

9. Матвеева Н. П., Потемкина Т. М., Соловьев А. И. Некоторые проблемы реконструкции защитного вооружения носителей саргатской культуры (по материалам могильника Язево-3) // Археология, этнография и антропология Евразии. № 4 (20). Новосибирск, 2004.

10. Полосьмак Н. В. Всадники Укока. Новосибирск, 2001.

11. Горбунов В. В. Панцири раннего железного века на Алтае // Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. Барнаул, 1999.

12. Завитухина М. П. Могильник времени ранних кочевников близ г. Бийска // АСГЭ. Л., 1961.

Вып. 3.

13. Кунгуров А. Л. Ножны староалейской культуры // Снаряжение кочевников Евразии. Барнаул, 2005.

Я.Е.Лукерина,историческийфакультет,аспирант Научный руководитель — А. А. Тишкин, доктор ист. наук, профессор

БаЗа даннЫХ По ЛоШадЯМ ПаЗЫрЫКСКоЙ КУЛЬТУрЫ:

СТрУКТУра, наУЧнЫЙ ПоТенЦиаЛ и ВоЗМожноСТи иСПоЛЬЗоВаниЯ В настоящее время хранение и обработка полученных массивов информации, быстрый поиск сведений о наличии и результатах исследования археологических памятников становятся невозможными без обращения к новейшим информационным технологиям. Стали актуальными вопросы создания баз данных и знаний, информационных систем и компьютерной каталогизации археологических памятников. Исходя из современных тенденций на кафедре археологии, этнографии и музеологии Алтайского государственного университета идет работа по созданию базы данных о лошадях из памятников пазырыкской культуры.

Данная тематика выбрана не случайно, поскольку главную системообразующую роль в экономической стратегии жизнеобеспечения пазырыкского общества играло кочевое скотоводство.

Именно оно определило не только характер развития других хозяйственных занятий, но динамику и ритм социальной истории, образ жизни, материальную и духовную культуру.

Историяимеждународныеотношения 37 Самым ярким признаком погребального обряда пазырыкской культуры были сопроводительные захоронения коней в одной могильной яме с умершим человеком. Процесс накопления информации о памятниках Алтая скифо-сакского времени насчитывает уже почти 150 лет.

За этот период собран огромный фактический материал, отражающий специфику разведения и использования лошадей [1].

Создание базы данных (БД) по лошадям из памятников пазырыкской культуры позволит:

1) систематизировать сведения по археологическим памятникам Алтая с включением в них необходимой информации по каждому объекту;

2) обобщить и упорядочить массив остеологических находок из курганов Алтая выбранного периода;

3) предоставить возможность оперативного доступа ко всем археологическим материалам, хранящимся в базе данных;

4) получить информацию в печатном варианте в виде отчетов.

БД «Лошади из памятников пазырыкской культуры» создается на основе системы управления базами данных Microsoft Access 2007. Ядром любой БД является модель данных — это совокупность структур данных и операций их обработки [2]. По способу установления связей между данными выделяют иерархическую, сетевую и реляционную модели.

Иерархическая модель дает возможность строить базы данных с древовидной структурой, где каждый узел содержит свой тип данных [3].

Сетевая модель данных позволяет отображать разнообразные взаимосвязи элементов данных в виде произвольного графа, обобщая тем самым иерархическую [4].

Реляционная модель, используемая нами, относятся к теоретико-множественным моделям.

Появление их в системах баз данных было предопределено настоятельной потребностью пользователей в переходе от работы с элементами данных, как это делается в графовых моделях, к работе с некоторыми макрообъектами [4]. Развитие формального аппарата представления и манипулирования данными в рамках реляционной модели сделали ее наиболее перспективной для использования в системах представления знаний.

Разработанная структура БД включает две группы файлов — «Памятники» и «Лошади», объединяя два крупных тематических блока — археологический и палеозоологический. К основным источникам создания и пополнения БД относятся: отчеты, архивные источники, опубликованные материалы (монографии, статьи, тезисы, газетные и журнальные публикации).

В таблицу «Памятники» вошли следующие признаки: название памятника и номер раскопанного объекта, местонахождение комплекса (с географическими привязками: долгота, широта, высота над уровнем моря), данные об его исследователях (автор, год раскопок, экспедиция, учреждение), культурная принадлежность и датировка, размеры курганной насыпи, параметры могильной ямы (форма, длина, ширина, глубина), погребальная камера для человека (длина, ширина, высота), пол и возраст погребенного человека (людей), положение и ориентация погребенного, архивные и литературные данные.

Таблица «Лошади» содержит следующую информацию: количество лошадей, пол каждого животного, ориентировка и поза лошади, снаряжение, состав скелета, способ забоя, сезон забоя [6], высота в холке [7], возраст, тип лошади [8], индекс широколобости, индекс тонконогости, паталогии.

Для всех полей таблицы (кроме первого) использовался тип данных МЕМО. Все отношения в БД должны быть связаны между собой. Различают связи нескольких типов: один к одному, один ко многим, многие к одному (перевернутая связь «один ко многим») и многие ко многим [5]. Было установлено отношение «один ко многим». Оно связывает одну запись первой таблицы со многими записями второй таблицы [3]. В качестве родительской таблицы была выбрана таблица «памятники с первичным ключом» — код. Таблица «лошади» была сделана дочерней с вторичным ключом код памятника. Значение этого поля совпадает с первичным ключом первой таблицы [2].

В БД основными объектами, кроме таблиц, являются также запросы, формы, отчеты, макросы и модули. Используя формы, можно выводить данные на экран или изменять их [9]. С помощью макросов и модулей меняется ход выполнения приложения: открывать, фильтровать, измеТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ нять данные и т. д. Для поиска необходимой информации используются: фильтрация, сортировка, поиск и запросы [5].

По анализу материала из базы данных можно проводить различные реконструкции. Например, знание точного возраста и сезона забоя копытных обеспечивает воссоздание элементов годового жизненного цикла кочевников. Патологические изменения на костях выявляют способы эксплуатации. Полученные данные необходимы для уяснения принципов отбора лошадей для ритуала. Анализ следов от орудий на костях дает возможность реконструировать отдельные элементы погребального обряда. Комплексное исследование будет направлено на объективную оценку роли лошади в хозяйстве, военном деле, погребальной практике [1].

Таким образом, база данных, изначально созданная как практически новый, интегрированный источник, имеющий структуру, сконцентрированную исходя из целей и характера исследования, предоставляет исследователю значительные возможности для работы.

Большое значение имеет также возможность применения БД в качестве информационно-поисковой системы. Организация БД позволяет постоянно пополнять ее новыми сведениями, расширять хронологически и географически.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Тишкин А. А., Косинцев П. А. Древние и средневековые лошади Алтая: результаты и перспективы исследований // Культуры и народы Северной Евразии и сопредельных территорий в контексте междисциплинарного исследования. Томск, 2008.

2. Базы данных: учебное пособие / под общ. ред. И. А. Ахмадеева. Набережные Челны, 2004.

3. Шаров Ю. П. Введение в базы данных. М., 1995.

4. Горьев А. Н., Ахаян Р. В. Эффективная работа с СУБД. СПб., 1997.

5. Гарскова И. М. Технология баз данных в археологических исследованиях // Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сарматии. Вып. II: Раннесарматская культура (IV–I вв. до н.э.). М., 1997.

6. Бачура О. П. Результаты определения возраста и сезона забоя лошадей по регистрирующим структурам из памятников поздней древности Алтая // Древние и средневековые кочевники центральной Азии. Барнаул, 2008.

7. Витт В. О. Лошади Пазырыкских курганов // Советская археология. 1952. Вып. XVI.

8. Цалкин В. И. К изучению лошадей из курганов Алтая // Материалы и исследования по археологии. 1952. № 24.

9. Конноли Т., Бегг К. Базы данных. Проектирование, реализация и сопровождение. Теория и практика. М., 2003.

А.А.Маркина,историческийфакультет,3к.

Научный руководитель — Ю. А. Лысенко, канд. ист. наук, доцент оТражение КиТаЙСКоГо наЦионаЛЬноГо ХараКТера В народнЫХ ПоСЛоВиЦаХ и ПоГоВорКаХ Фразеологизмы китайского языка, являющиеся частью фольклора данного народа, имеют свою особенную специфику, несущую в себе уникальные черты, характерные для изучаемого этноса.

Исследование китайских пословиц и поговорок позволит нам сделать выводы о национальном характере этого народа, а также проникнуть вглубь языка, исследовать его в «живой» среде и определить особенности языка, культуры и этнопсихологии, сохранившиеся с древних времен.

Для решения поставленных задач был использован сравнительно типологический метод.

Этот метод позволил классифицировать китайские пословицы по чертам характера, присущим китайскому этносу. Для получения достаточно точных результатов нами было проанализировано 602 пословицы и поговорки (см.: Лучшие китайские пословицы и поговорки. М., Историяимеждународныеотношения 39 2007). При их рассмотрении нам удалось выявить такие черты этнического характера китайцев, как хитрость, упрямство, упорство, коллективизм, опытность, трудолюбие, стратегемность, стремление к наживе, жадность, предостережение от напрасного труда, доведение дел до конца, непритязательность, прагматизм, бережливость, ограниченность возможностей, осторожность, эмоциональный мир (данная очередность расположения черт соответствует убыванию количества их упоминаний в рассмотренных пословицах).

Таким образом, чаще всего встречается такая черта, как хитрость, однако она не всегда рассматривается как достоинство, нередко в пословицах можно заметить осуждение этой черты.

Например: «Прибегать к ухищрениям, пускаться на уловки» не носит никакой эмоциональной окраски, напротив: «Речи Будды, мысли змеи» имеет ярко выраженный негативный смысл. Значительная часть пословиц имеет отношение к труду, среди них встречаются поговорки об упорстве в достижении цели: «Одним махом до неба не доберешься», опытности: «Кто не видел, тот не знает, кто не делал, тот не сможет», трудолюбии: «Кто постоянно говорит, у того речь ладная, кто постоянно занят делом, у того руки ловкие». Однако нередко встречаются пословицы, предостерегающие от напрасного труда, например, такая поговорка: «Напрасный труд — отсутствие успеха», что свидетельствует о том, что китайскому этносу присущ не трудоголизм, а рациональный труд, направленный на достижение конкретной цели. К этой тематике можно отнести и другую группу пословиц, тоже имеющую отношение к труду — поговорки с призывом доводить начатые дела до конца. В частности, такая пословица: «Спасаешь человека — спасай до конца, провожаешь — провожай до дома» может быть отнесена к данной группе черт. Несмотря на это китайцы признают ограниченность своих возможностей: «Хоть и глубоко море, да есть у него дно, хоть и высока гора, да есть у нее вершина», поэтому можно сделать вывод, что труд в китайской культуре играет особую роль.

Другая черта китайского этноса, отраженная в пословицах, — прагматизм. Ярким примером может служить такая поговорка: «Башня, стоящая ближе к воде», схожие с ней характеристики — стремление к наживе — отражены в пословице: «Получил жилье, хочет еще и печку». Близкая по сути черта — жадность упоминается в пословице: «Хочет, чтобы лошадь и бегала, и сена не ела».

Непритязательность: «Лучше быть клювом курицы, чем задом коровы», бережливость:

«Из малого накопится большое» и осторожность: «Мудрый себя бережет». Все эти три характеристики напрямую связаны с прагматизмом, так как китайцы непросто стремятся к получению прибыли, но и боятся ее потерять. В связи с указанными чертами китайского этнического характера, наивность: «Наивное сердце, сумбурные желания» и неуверенность: «Подняв шахматную фигуру, не знать, куда ее поставить» считаются недостатками в китайской традиции.

Коллективизм как одна из самых ярко выраженных характеристик китайского менталитета нередко встречается в ченьюй, например: «Коллективный разум, большая польза». Однако интересно отметить тот факт, что коллективизм не всегда расценивается китайцами как благо: «Когда плотников много, то и дом кривой». Более того, нередко встречаются пословицы, связанные с одиночеством: «Один конь, одно ружье» или даже с единоличностью: «Каждый расчищает снег перед своей дверью, не заботясь об инее на крыше соседа», что не осуждается, хотя традиционно это не считают характерным для китайской культуры.

При анализе пословиц реже всего встречаются фразеологизмы, отражающие эмоциональный мир китайцев, например: «Печальные брови, страдальческое лицо». Это свидетельствует о скрытности китайцев, о традиции не проявлять свои чувства, скрывать их под маской равнодушия и спокойствия.

Итак, в ходе нашего исследования мы убедились, что национальный характер китайцев действительно находит свое отражение в пословицах и поговорках данного этноса. Проанализировав 602 пословицы, вы выяснили, что к национальным чертам китайцев относятся: хитрость, упрямство, коллективизм, почитание опыта, трудолюбие, стратегемность, жадность, непритязательность, прагматизм, бережливость осторожность. Наличие большого числа пословиц о трудолюбии, предостережении от напрасного труда и доведении дел до конца свидетельствует об особом месте труда в жизни и культуре китайцев. Скудное же число упоминаний о переживаемых чувствах, напротив, свидетельствует о традиционной китайской сдержанности и скрытности.

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Ю.А.Митяева,историческийфакультет,аспирант Научный руководитель — Ю. Г. Чернышов, доктор ист. наук, профессор ВоПроСЫ ФорМироВаниЯ иМиджа орГаноВ иСПоЛниТеЛЬноЙ ВЛаСТи СУБЪеКТоВ роССиЙСКоЙ ФедераЦии на оФиЦиаЛЬнЫХ СаЙТаХ (на примере регионов Юго-Западной Сибири) В настоящее время перед государством и его отдельными структурами стоит задача формирования имиджа открытого государства, открытых органов власти. Растущий уровень информационной культуры общества, современные тенденции политических коммуникаций на Западе, увеличение аудитории интернет-пользователей в России и регионах подталкивают органы власти к развитию новых институтов и инструментов взаимодействия с обществом.

Среди инструментов формирования имиджа власти в сети Интернет официальный сайт, безусловно, занимает лидирующие позиции. Официальные сайты являются источником наиболее полной, актуальной и достоверной информации о структуре и деятельности органов власти.

Официальные сайты имеют большие возможности для формирования имиджа открытой, прозрачной, подконтрольной обществу власти. При этом возникают вопросы об основах формирования имиджа на официальных сайтах; оценки эффективности официальных сайтов в качестве инструмента для формирования имиджа; реализуемых технологиях формирования имиджа на официальных сайтах.

Проблема формирования имиджа с помощью новых информационных технологий особенно остро стоит в регионах России. На федеральном уровне происходит сопоставление регионов по уровню развития ИКТ-инфраструктуры, готовности «электронного правительства», различным медиарейтингам. Большое внимание уделяется проблеме эффективной обратной связи, обеспечению доступа граждан и организаций к информации.

В соответствии с законодательством РФ, каждый орган власти теперь обязан иметь официальную страницу в сети Интернет [1]. Нормативно-правовая база, регулирующая вопросы размещения официальной информации на сайтах органов власти, пока только формируется. Помимо N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», можно отметить важную роль Приказа Минэкономразвития РФ № 470. Эти нормативно-правовые акты регламентируют перечень обязательной для размещения информации и технологические параметры доступа к официальным сайтам [1;

2]. Как считают эксперты, особенность российской ситуации заключается в том, что отсутствует единая государственная политика обеспечения открытости государства в целом. Законодательство, обеспечивающее доступ граждан к информации, разбросано по множеству нормативных документов [3].

Основой формирования имиджа открытой власти выступает доступность информации о деятельности органов власти, возможность практического использования информации, понимание и приятие гражданами ключевых решений власти. При этом главная задача официального сайта субъекта РФ заключается в информировании граждан и организаций о деятельности органов власти. Для формирования имиджа власти на официальных сайтах органы государственной власти должны обеспечивать максимальное раскрытие данных о собственной деятельности, иметь эффективные механизмы для обратной связи, инструменты для вовлечения граждан и организаций в деятельность власти и процесс принятия решений. Ключевыми параметрами имиджа власти являются ее открытость, подотчетность для граждан и общественных институтов, а также доступность информации для разных социальных групп и категорий пользователей.

Одним из наиболее важных вопросов является вопрос об эффективности и потенциале официальных сайтов в качестве инструмента формирования имиджа. Для оценки эффективности использования официальных интернет-сайтов будет полезно проанализировать и сопоставить Историяимеждународныеотношения 41 их аудиторию и посещаемость. Аудитория официальных интернет-сайтов органов региональной исполнительной власти сравнительно невелика по сравнению с аудиторией других наиболее популярных региональных ресурсов. Например, по данным статистики LiveInternet, количество посетителей регионального новостного сайта ИД Алтапресс за 31 день составило 105614 посетителей, в то же время для официального сайта администрации Алтайского края это число составило 47441 посетитель [4]. Самая небольшая аудитория — у официального сайта Республики Алтай, за 31 день всего 1538 посетителей [5]. По данным статистики Rambler Top 100, за период с 1 по 31 марта 2012 г. первое место по количеству посетителей занимает официальный сайт Алтайского края (107421), второе — портал администрации Омской области (79 250), третье — сайт администрации Кемеровской области (29129) [6]. Потенциал использования официальных сайтов в процессе формирования имиджа власти, на наш взгляд, может оцениваться высоко. Растет аудитория интернет-пользователей, скорость доступа в Интернет, активно развиваются интернет-технологии и сайты органов власти. И самое главное — запрос на технологические решения для обеспечения коммуникации в сети Интернет формируется со стороны не только власти, но и общества.

В настоящее время обществом и властью востребованы краудсорсинговые проекты (от англ.

crowdsourcing, crowd — «толпа» и sourcing — «использование ресурсов»), которые вовлекают пользователей в процесс принятия решений и деятельность органов власти. Тема краудсорсинга появилась в выступлениях В. Путина и Г. Грефа [4; 7], можно предположить, что краудсорсинговые проекты станут очередным «пунктом» в оценке губернаторских достижений. Однако для формирования имиджа открытой власти важно применение не какой-то конкретной технологии, а комплексная работа по обеспечению доступности информации на официальных сайтах как на федеральном, так и на региональном уровнях: улучшение юзабилити (удобства), интеграция с социальными сетями и блогами, адаптация для отдельных категорий граждан, открытое законотворчество и т. п.

Таким образом, с развитием официальных сайтов, ростом интернет-аудитории и аудитории региональных сайтов исполнительных органов власти, совершенствованием нормативно-правовой базы возрастает значение официальных сайтов в качестве инструмента для формирования имиджа власти. Роль органов власти в формировании имиджа заключается в создании технологических инструментов в сети Интернет и на официальных сайтах, которые обеспечивали бы раскрытие информации о деятельности органов власти, вовлекали граждан в процесс принятия решений и поддерживали эффективную обратную связь.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления : Федеральный закон Российской Федерации от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ // КонсуультантПлюс.

2. О требованиях к технологическим, программным и лингвистическим средствам обеспечения пользования официальными сайтами федеральных органов исполнительной власти :

Приказ Министерства экономического развития РФ № 470 от 16.11.2009 // КонсультантПлюс.

3. Аксенова Е. С., Бегтин И. В. Мечты о прозрачной стране. Как сделать государство открытым, а его граждан — доверяющими власти // Независимая газета. 2012. 27 марта [Электронный ресурс]. URL: http://www.ng.ru / scenario / 2012-03-27 / 13_dreams.html.

4. Греф Г. Эффективность российской власти и модернизация // Ведомости. 2012. 13 апр. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vedomosti.ru / opinion / news / 1631600 / effektivnost_vlasti.

5. Рейтинг сайтов LiveInternet. URL: http://www.liveinternet.ru / rating /.

6. Рамблер ТОП100 / Власть — Сибирь [Электронный ресурс]. URL: http://top100.rambler.

ru / navi / ?range=01.03.2012+-+31.03.2012&theme=115 %2F116&rgn=81.

7. Наумов И., Шварц И. Владимир Путин сделал ставку на краудсорсинг // Независимая газета. 2012. 19 апр. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ng.ru / economics / 2012-04-19 / 2_ kraudsorsing.html.

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Е.Д.Мошев,историческийфакультет,2к.

Научный руководитель — П. В. Рубцов, канд. ист. наук, доцент оБраЗ СеТа В реЛиГиоЗноЙ СиСТеМе дреВнеГо еГиПТа Изучая такой аспект человеческого бытия, как религия, мы четко представляем себе, что у каждого народа есть свои представления об окружающем мире. Вместе с тем пытливый ум рано или поздно обнаружит схожесть религиозных представлений разных народов, разных эпох. Можно до бесконечности перечислять параллели, такие как греческий Зевс — римский Юпитер — семитский Баал и так далее, что показывает, с одной стороны, схожесть различных культур, с другой — фиксацию и статичность конкретных образов. Однако было бы ошибочно думать, что все религии абсолютно одинаковы, и что, появившись в человеческом сознании однажды, конкретный персонаж останется таким до тех пор, пока о нем помнят. Тема моего доклада сосредоточена как раз на одном из таких персонажей, который, будучи простым и понятным на первый взгляд, оказывается намного сложней и интереснее при более детальном изучении.

Речь идет о египетском боге Сете, который прославился в первую очередь как братоубийца и злодей, использующий хитрые и коварные методы для достижения своих целей. Однако нельзя судить о нем однозначно. Начнем с того, что есть две точки зрения на проблему образа Сета. По одной из них Сет — безусловное зло, Дьявол в древнеегипетском варианте. Вторая позиция основана на более ранних представлениях египтян об этом боге и сводится к тому, что Сет стал воплощением зла с течением времени, а до этого, наоборот, был в почете у жителей долины Нила [1; 2]. На чем же основаны данные позиции? Прежде чем выяснить это, необходимо озвучить список тех источников, в которых мы можем найти упоминание о нашем герое. В первую очередь мы, конечно, обращаемся к древнеегипетским источникам. Наиболее важное значение имеют папирус «Честер-Битти» (XX династия), в котором подробно изложена тяжба Хора (Гора) и Сета; стела Шабаки, описывающая мирный исход борьбы Хора и Сета; наконец, папирус «Жумильяк» (конец I в. до н. э.), содержащий в себе противостояние Сета и Анубиса. Что же касается древнегреческих источников, то здесь объем информации значительно меньше. Так, Геродот в своих трудах упоминает Сета под именем Тифона всего лишь три раза, и то мимоходом: дважды в книге «Евтерпа» и еще один раз в книге «Талия». Гораздо больше информации можно получить, изучая трактат Плутарха «Об Исиде и Осирисе», в котором автор весьма подробно излагает различные аспекты, касающиеся Сета, будь то его внешний облик, отношения с другими богами или ритуалы, связанные с его именем.

До сих пор точно неизвестно, с каким животным ассоциировался Сет у египтян. Самая распространенная версия гласит о том, что Сета изображали с головой осла или шакала. При этом первый вариант мог объясняться исключительно личными качествами Сета: упрямостью и непокорностью. Это можно отследить по мифу «Тяжба Хора и Сета», где последний раз за разом отказывается принять решение других богов и ищет новые пути для того, чтобы добиться поставленных целей.

Образ осла присутствует и в трактате Плутарха «Об Исиде и Осирисе»:

…в определенное время, в праздники, египтяне, глумясь, унижают и оскорбляют рыжих людей, а жители Копта, например, валят с ног осла, потому что Тифон был рыжий и это — ослиный цвет. Бусириты же и ликополиты совсем не пользуются трубой, потому что она ревет как осел.

И вообще считается, что изза сходства с Тифоном осел — животное нечистое и колдовское, и египтяне, приготовляя в месяцы Пауни и Фаофи к празднику жертвенные лепешки, вылепляют на них изображение связанного осла. А при совершении обрядов в честь солнца они предписывают священнодействующим не носить на теле золотых вещей и не давать корма ослу… [3].

Также возможны соотнесения Сета с гиппопотамом, крокодилом, змеей, свиньей, а также с неким собирательным образом, получившим в литературе название «зверь Сета». Так или иначе, мы примем за основу ту версию, в которой Сет изображен в обличии человека с ослиной головой. Как правило, в изображениях Сета преобладает красный цвет — цвет смерти, войны и пустыни. В то же время мы не можем однозначно утверждать, что Сет — это исключительно злое и подлое божество. Посмотрим еще раз на нашего героя. В правой руке он держит скиИсторияимеждународныеотношения 43 петр Уас — символ власти, благополучия, здоровья и счастья. В левой же руке Сет держит символ «анх» — символ бессмертия, долгой жизни, здоровья и т. д. Получается, что Сет не так уж однозначен, как может показаться на первый взгляд.

В мифе «Тяжба Хора и Сета» Сет перед другими богами перечисляет свои заслуги как доказательство того, что он имеет право на власть:

…Великая Девятка вновь собралась на суд. Боги приказали Сету и Хору:

— Говорите о себе.

И тогда Сет, великий силой, сын Нут, сказал:

— Я могуч и непобедим. Я стою впереди Ладьи Вечности и ежедневно поражаю врагов Ра.

Я уничтожаю Апопа. Ни один из богов не может со мной сравниться! Поэтому сан Осириса дол жен достаться мне.

И Сет пригрозил, что если сан всетаки достанется Хору, он, Сет, перестанет сражаться с Апопом и сам ополчится против Ладьи Вечности… [1].

Таким образом, перед нами два совершенно противоположных представления о боге Сете, существующих параллельно: с одной стороны, Сет близок солнечному богу Ра, он защитник Ра и враг Апопа, благое начало, с другой — жестокое и даже подлое существо, воплощение зла.

Ни одно из этих представлений не было полностью вытеснено другим. Необходимо подчеркнуть, однако, что в поздние времена концепция Сета как воплощения всяческого зла, физического и нравственного, получила огромную популярность. Это было тесно связано с широким распространением культа и мифологии Осириса уже в конце эпохи Древнего царства.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Рак И. В. Египетская мифология. 2-е изд. перераб. и доп. СПб., 2000.

2. Коростовцев М. А. Религия Древнего Египта. М., 1976.

3. Плутарх Об Исиде и Осирисе. М., 1977.

А.Е.Николаев,историческийфакультет,3к.

Научный руководитель — А. Л. Кунгуров, канд. ист. наук, профессор ПредВариТеЛЬнЫе иТоГи иЗУЧениЯ КаМеноЛоМни-МаСТерСКоЙ даВЫдоВКа 1 (по материалам первого горизонта) Памятник эпохи палеолита Давыдовка 1 находится в Змеиногорском районе Алтайского края.

Расположен на правом борту долины Машинки в 2 км северо-северо-западнее стоянки Усть-Машинки-3 и в 450 м северо-западнее кладбища с. Давыдовки [1].

В 2001 г. А. Л. Кунгуровым на юго-западном участке роговикового чехла был заложен рекогносцировочный раскоп размерами 44 м, показавший наличие различных технических горизонтов мустьерского времени и начала верхнего палеолита. С 16 м2, вскрытых на глубину до 0,55 м, получена коллекция свыше 15000 артефактов (6 технических горизонтов).

В процессе обработки и анализа материала мы можем четко выделить присутствие на памятнике как первичной, так и вторичной утилизации сырья, которым являлся роговик.

На памятнике преобладает техника расщепления с использованием твердого отбойника. Скалывание велось посредством прямого удара отбойником по нуклеусу. Вся анализируемая коллекция с первого технического горизонта насчитывает 5721 экз., не учитывая чешуек.

Преформами нуклеусов являлись плитки роговика, от которых, скорее всего, откалывались куски породы, о чем свидетельствует достаточно большое количество обломков и осколков с четко выраженными «плиточными признаками», а также присутствие на памятнике расколотых и оббитых плиток. Первичное расщепление демонстрирует нам большой объем отходов производства. Количество обломков и осколков — 959 экз. (16,7 % от общего количества аналиТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ зируемой коллекции). Количество первичных отщепов со следами желвачной корки составляет 945 экз. — 16,5 %. Основа для производства сколов — нуклеусы, число которых составляет 88 экз.

(1,5 %), из них 11 левалуазских. К этой категории изделий мы можем причислить и нуклевидные изделия, количество которых 583 экз. (10,1 %).

Количество нуклевидных сколов и технических сколов (341 экз., 5,9 %) свидетельствует о том, что подправка нуклеусов проводилась, но недостаточно активно, так как сырье для изготовления новых ядрищ присутствовало в избытке.

Далее, из уже упомянутых заготовок путем модификации краев, снятия мелких сколов изготовлялись необходимые орудия.

Из отходов вторичной обработки мы можем классифицировать достаточно большую группу вторичных отщепов — 2112 экз., это 36,9 % от общей массы. Большой объем чешуек указывает на достаточно активную подправку и обработку сколов с нуклеусов.

Общая техника расщепления может интерпритироваться как мустьерская, так как преобладают массивные нуклеусы, встречено большое количество левалуазских пластинчатых сколов и отщепов (296 экз., 5,2 %). Характерной чертой этой техники является первичная обработка, которая была достаточно активной, что позволяло древним людям получать практически готовые заготовки, которые нуждались в основном только в подправке путем ретуши, чешуйчатой подтески и оббивки [2].

Далее следует упомянуть об орудийном комплексе с данного технического горизонта. Проанализированные орудия можно разделить на 3 условных группы:

1) комплекс каменных орудий, изготовляемых для охоты;

2) комплекс орудий для изготовления орудий труда;

3) комплекс орудий быта.

Комплекс каменных орудий для охоты предстает перед нами как совокупность бифасов, бифасиальных обломков и бифасиальных орудий, в основном получившихся в результате брака (в основном трещины) заготовки в процессе обработки. Количество бифасов — 28 экз., бифасиальных орудий — 11 экз.

Вторая категория демонстрирует наличие таких типов орудий, как тесла, применяющиеся для обработки дерева, а также различные зубчато-выемчатые орудия, основной рабочий элемент которых образован анкошем или серией анкошей. Скорее всего, они предназначались для вытесывания и подправки древков копий и рукояти орудий или же для обработки кости. Также был найден ретушер, предположительно из галечной отдельности.

Третья группа орудий — орудия быта. Как предполагается, добывание и производство орудий проводила группа палеантропов в определенный отрезок времени, и все это время они находились вблизи мастерской. О бытовых нуждах свидетельствуют такие категории инвентаря, как отщепы с ретушью (257 экз., 4,5 %), предназначение которых может быть весьма разнообразным, проколки, которые использовались для прокалывания шкур животных, различные скребки и несколько скребел, которые вполне могли использоваться для разделывания туш и обработки шкур убитых животных.

По итогам анализа материала можно говорить о мастерской как о месте, где протекал важнейший для первобытного человека процесс, связанный с основой его жизни: здесь добывалось каменное сырье, выделывались заготовки. Также в данной работе проанализированы количественные показатели каменного инвентаря с первого технического горизонта Давыдовки 1. Проведена попытка типологизации инвентаря относительно назначения орудий. Также прослежен процесс добычи, первичного расщепления и вторичной утилизации артефактов, приведена статистика обработанного материала.

–  –  –

С.И.Парфенова,историческийфакультет,маг.2к.

Научный руководитель — Ю. Г. Чернышов, доктор ист. наук, профессор иМидж реГиона и иноСТраннЫе инВеСТиЦии (на материалах алтайского края) Когда говорят о притоке зарубежных инвестиций, всегда подразумевают наличие крупного, серьезного проекта, инвестиционная привлекательность которого не вызывает никаких сомнений.

Поэтому, чтобы привлечь крупного иностранного инвестора, проекту необходимо обладать целым арсеналом преимуществ, бенефиций и гарантий, удовлетворяющих запросам клиента. Таким проектом может быть как предприятие, так и регион, город или государство в целом. Ведь для деловых кругов гораздо комфортнее приезжать в страну, которая располагает хорошим инвестиционным климатом, где вкладывать капитал намного легче и прибыльнее. Соответственно, чем привлекательнее имидж территории, тем выше заинтересованность со стороны потенциальных инвесторов, финансовые вливания которых напрямую воздействуют на развитие ее экономики.

Вопросы инвестиционной привлекательности территории становятся все более популярными для изучения в научных кругах. Необходимо отметить серьезные исследования, посвященные вопросам территориального имиджа в целом. К ним относятся работы Э. А. Галумова, А. П. Панкрухина, Д. И. Замятина, Т. Э. Гринберг, И. В. Арженовского, А. О. Блинова, Т. А. Калюжновой и других. Данные работы представляют различные структурные модели целостного имиджа государства, согласно предлагаемым критериям можно сделать комплексную оценку целенаправленно сформированному образу территории.

Ставя перед собой задачу определить, насколько эффективна работа по формированию имиджа территории для привлечения иностранных инвестиций, необходимо подчеркнуть некоторые важные моменты. Поскольку в рамках подхода, используемого в данной работе, под имиджем территории понимается общее представление о территории в целом, следует отличать инвестиционную привлекательность от объективного показателя конкурентоспособности региона.

Имидж не является суммированными экономическими показателями, они оказывают влияние на процессы формирования имиджа, т. е. на субъективные представления аудиторий, но не заменяют его. Безусловно, при оценке имиджа территории необходимо учитывать законодательно-нормативные, организационно-экономические и социально-политические факторы; именно они создают тот инвестиционный климат, оценивая который, зарубежный инвестор принимает решение о сотрудничестве [1].

В контексте данных факторов целенаправленная систематизированная политика по формированию и продвижению имиджа Алтайского края, в том числе и инвестиционного, появляется только с приходом Александра Карлина.

В 2011 г. международное рейтинговое агентство Fitch Ratings повысило оценку со «Стабильного» на «Позитивный» по долгосрочным рейтингам Алтайского края в национальной и иностранной валюте [2]. Несомненно, данное изменение должно было оказать исключительно положительное влияние на инвестиционную привлекательность региона и на принятие решений инвесторами о сотрудничестве. Привлечь могло многое, согласно последним данным Главного управления экономики и инвестиций показатели роста основных секторов экономики Алтайского края опережают общероссийские, наибольший рост — 156,7% в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий, на втором месте деревообработка — 131,5%, текстильное и швейное производство — 130,1%, химическое производство — 129,2%. Как результат экономического развития отмечается повышение уровня жизни населения: доходы увеличились на 5,7%. В сельском хозяйстве аналогичное улучшение [3], по мнению Михаила Щетинина, сельское хозяйство региона имеет огромный потенциал. Продовольственную продукцию знают не только в России, но и за рубежом, поэтому у нас есть все возможности вернуть алтайским товарам былую славу [4]. По словам Александра Чеботаева, «в последние годы сельское хозяйство региона, безусловно, стало рассматриваться как сфера для выгодных вложений. Инвестиционную привлекательность аграрного сектора Алтайского края обесТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ печивают многообразие почвенно-климатических зон и богатые земельные активы, позволяющие заниматься производством всех видов сельскохозяйственной продукции…» [5], что определяет конкурентное преимущество края и создает предпосылки для успешного партнерства.

Также можно выделить и наиболее перспективные отрасли для ведения бизнеса, такие как медицинская и фармацевтическая промышленность, мукомольно-крупяная, комбикормовая и пищевая промышленность, промышленность строительных материалов, химическая и нефтехимическая промышленность, строительство, туризм [2]. Как правило, сотрудничество в перспективных отраслях выражается в участии в проектах, а инвестору, реализующему стратегически важный для территории края проект, с бюджетом не менее 500 млн руб., предоставляется нефинансовая поддержка. Это может выражаться как в распространении позитивной информации об инвесторе и реализуемом проекте, так и во включении проекта в экспозицию Алтайского края на выставках-ярмарках, в федеральные целевые программы, в перечень проектов, претендующих на государственную поддержку за счет Инвестиционного фонда РФ. Из общих иностранных инвестиций в 2011 г. на Алтайский край пришлось лишь 9,7 %, что составило 18679,0 тыс. долл. США, что в 2,1 раза меньше уровня 2010 г. Лидирующим видом экономической деятельности по зарубежным вкладам стали не вышеобозначенные отрасли, а операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг [6]. Отмечалось, что сдерживающим фактором является отсутствие финансирования на строительство объектов транспортной и инженерной инфраструктур. В сельскохозяйственном секторе фактором, препятствующим для иностранных инвестиций, является отсутствие урегулированных земельных отношений.

Так, цифры указывают на отсутствие какой-либо положительной тенденции сохранения уровня иностранных инвестиций. Поэтому ярко выражена необходимость в хорошо проработанной, детальной и целенаправленной политике улучшения имиджа региона в целом, который позволит увеличить инвестиционную привлекательность субъекта, активизировать туристический приток, создать престижность работы и ведения бизнеса.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Задорский  В.  Инвестиционный имидж как  инструмент привлечения инвестиций [Электронный ресурс]. URL: user / vzadorskiy / article / 7469.aspx.

2. Инвестиционный климат Алтайского края [Электронный ресурс]. URL: http://www.spbvenchur.ru / regions / 19 / climateak.htm.

3. В Алтайском крае увеличилось производство готовых металлоизделий [Электронный ресурс]. URL: http://newsaltay.ru / index.php?dn=news&to=art&id=5382.

4. Алтайский край наращивает инвестиционную привлекательность региона [Электронный ресурс]. URL: http://www.doc22.ru / information / investiciiiinnovacii / 2425.

5. Агрокомплекс Алтая и Сибири: инвестиционная привлекательность растет [Электронный ресурс]. URL: http://www.inform22.ru / leftmenu / other / federal / federal_61.html.

6. Иностранные инвестиции [Электронный ресурс]. URL: http://ak.gks.ru / bgd / r1101nd / isswww.exe / stg / r1112 / ii / 4 / 4.4.htm.

Т.С.Паршикова,историческийфакультет,маг.2к.

Научный руководитель А. А. Тишкин, доктор ист. наук, профессор арХеоЛоГиЧеСКие иССЛедоВаниЯ В ГорноМ аЛТае в 1960-е гг.

После открытий и итоговых публикаций С. И. Руденко, М. П. Грязнова, С. В. Киселева археологические исследования на Алтае, посвященные изучению «царских» курганов, были прекращены на определенное время. Памятники Пазырыка, Башадара и Туэкты дали исключительные для науки данные. Работы исследователей были посвящены интерпретации накопленных матеИсторияимеждународныеотношения 47 риалов [1–3]. Однако, несмотря на значительные выводы, создание культурно-хронологических схем для данной территории требовало изучения погребений рядовых кочевников.

В 1960-е гг. на Алтае работала Южно-Алтайская экспедиция Государственного Эрмитажа, организованная в 1959 г., которую возглавлял С. С. Сорокин [4]. Основной задачей являлась раскопка курганов рядовых кочевников, которые должны были дать материальное отражение идеологии основной массы населения [5]. С 1960 по 1967 г. проводились разведки и исследования на целом ряде могильников ранних кочевников, таких как Курту II, Коксу I, Катонский могильник, могильник Копай 2 и др. [5–7].

В работах, проводившихся указанной экспедицией в 1964–1966 гг., принимали участие ГорноАлтайский областной и Бийский краеведческие музеи. Впервые была раскопана большая серия неграбленых курганов рядовых кочевников на реках Аргут и Коксу, составлявших единый комплекс. Фактически это были первые серьезные и систематические исследования в труднодоступном и малоизученном Кош-Агачском районе Горно-Алтайской автономной области.

Специалисты отмечали, что среди памятников, изученных С. С. Сорокиным на Алтае, наибольшее значение имеет могильник Курту II. Исследователь сравнил погребения из этого некрополя с материалами большереченского и майэмирского этапов (по М. П. Грязнову [8]) и отметил различия между ними. Археолог пришел к выводу, что погребение человека в скорченном положении и с конем из могильника Курту II относится к более раннему времени, чем начало майэмирского этапа — к IX–VIII вв. до н.э. С. С. Сорокин в 1966 г. впервые (по найденным псалиям) удревнил дату памятников Алтая «раннескифского» времени до IX в. до н.э. [9].

В целом работы Южно-Алтайской экспедиции хотя и продолжили изучение скифской эпохи Горного Алтая по направлениям, заложенным С. И. Руденко, М. П. Грязновым, С. В. Киселевым, однако большей своей частью были направлены на изучение погребений рядовых кочевников. Многие работы С. С. Сорокина содержат методические рекомендации не только по полевой и камеральной обработке материалов, но и по проведению реконструкций и реализации методологических подходов [9].

Из крупных экспедиций, работавших в 1960-е гг. в Горном Алтае, стоит назвать работы Горно-Алтайского отряда Института истории, филологии и философии СО РАН под руководством Е. М. Берс, которая в 1964–1965 гг. возобновила исследования на Усть-Куюмском могильном поле, где она же в 1963 г. исследовала стоянку каменного века. Отряд изучал афанасьевские погребения [10].

Большие по объему работы проводились в 1968–1969 гг. Акташским отрядом Алтайской экспедиции Института истории, филологии и философии СО РАН и Кемеровским педагогическим институтом в зоне предполагаемого затопления Чуйской ГЭС [11]. За два года в урочищах Боротал, Алагаил и Тербедок было раскопано 62 разновременных кургана от «раннескифского»

до тюркского времени (47 в Алагаиле, 12 в Боротале и 3 в Тербедоке) из 292 зафиксированных [12]. Общая характеристика исследованных в это время курганов была приведена в статье 1985 г.

[9]. Помимо этого, некоторые неопубликованные в 1985 г. материалы приводятся в монографии В. Д. Кубарева и П. И. Шульги 2007 г. [13].

В конце 1960-х гг. на Алтае масштабные исследования проводил А. П. Окладников. Начало работ было связано с открытием палеолитического местонахождения на р. Улалинка, в черте Горно-Алтайска, которое он впоследствии назвал одним из своих звездных часов наряду с исследованным палеолитическим поселением Буреть на Ангаре и погребением неандертальского человека в гроте Тешик-Таш в Узбекистане [14].

В 1969 г. на Улалинке проводились раскопки, которые дали материал, сходный, по мнению А. П. Окладникова, с галечными культурами Индии и Африки. Находки были отнесены к раннему палеолиту. До 1977 г. исследователь датировал находки ашельским временем, хотя указывал, что они, возможно, древнее [15]. Раскопки ежегодно давали все новые и новые открытия, по-разному вставал вопрос о геологическом возрасте стоянки. Некоторые исследователи (московские и новосибирские специалисты С. М. Цейтлин, С. А. Архипов и С. А. Троицкий, В. Н. Сакс) считали Улалинку сравнительно молодой (не древнее 50–70 тысяч лет назад); другие же (Л. А. Рагозин) чрезмерно удревняли тот же разрез (от 700 тысяч до миллиона лет назад).

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Археологические находки с Улалинки и до настоящего дня не получили однозначной археологической оценки. Вопрос о возрасте этого уникального памятника до сих пор остается открытым, хотя признается древний возраст этих находок, однако точный возраст памятника не определен [16]. Однако, несомненно, это не только самая древняя стоянка Алтая и Сибири, но и всей Северной Азии. Говоря о датах, А. П. Окладников был доволен датировками Г. А. Поспеловой и З. Н. Гнибиденко, с которыми сотрудничал на протяжении многих лет, их исследования дали дату 200–250 тыс. лет назад.

Работы обозначенного периода не только существенно пополнили источниковую базу истории Алтая, но и серьезным образом повлияли на расширение хронологических границ различных эпох. Вокруг материалов, полученных в ходе исследований, разворачивались важнейшие научные дискуссии, поставившие вопросы, актуальность которых сохранялась на протяжении длительного времени. Публикация и обобщение полученных сведений сыграли большую роль в систематизации знаний, что в итоге нашло выражение в создании качественных культурнохронологических схем по истории региона, а также подтолкнуло местные научные и краеведческие силы к выявлению и фиксации новых археологических объектов на территории Алтая.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Грязнов М. П. Первый Пазырыкский курган. Л., 1950.

2. Руденко С. И. Горноалтайские находки и скифы. М. ; Л., 1952.

3. Руденко С. И. Культура населения Центрального Алтая в скифское время. М. ; Л., 1960.

4. Тишкин А. А., Дашковский П. К. Основные аспекты изучения скифской эпохи Алтая : учебное пособие. Барнаул, 2004.

5. Сорокин С. С. Девять лет работы Южно-Алтайской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа // Тезисы докладов научной сессии Государственного Эрмитажа.

Л., 1967.

6. Марсадолов Л. С. История и итоги изучения археологических памятников Алтая VIII– IV вв. до н.э. (от истоков до начала 80-х гг. XX века). СПб., 1996.

7. Сорокин  С. С.  Отчет Южно-Алтайской экспедиции Государственного Эрмитажа в 1966 году // Тезисы докладов научной сессии Государственного Эрмитажа. Л., 1967.

8. Грязнов М. П. История древних племен Верхней Оби. М. ; Л., 1956.

9. Тишкин А. А. Создание периодизационных и культурно-хронологических схем: исторический опыт и современная концепция изучения древних и средневековых народов Алтая.

Барнаул, 2007.

10. Берс Е. М. Из раскопок в Горном Алтае у устья р. Куюм // Бронзовый и железный век Сибири. Новосибирск, 1974.

11. Кулемзин А. М. Работы Акташского отряда Алтайской экспедиции // Археологические открытия 1969 г. М., 1970.

12. Мартынов А. И., Кулемзин А. М., Мартынова Г. С. Раскопки могильника у поселка Акташ в Горном Алтае // Алтай в эпоху камня и раннего металла. Барнаул, 1985.

13. Кубарев В. Д., Шульга П. И. Пазырыкская культура (курганы Чуи и Урсула). Барнаул, 2007.

14. Конопацкий А. К. Прошлого великий следопыт (академик А. П. Окладников: страницы биографии). Новосибирск, 2001.

15. Окладников А. П. Улалинка — древнейшее палеолитическое местонахождение Сибири // Археологические открытия 1969 г. М., 1970.

16. Кунгуров А. Л., Цыро А. Г. История открытия и изучения палеолита Алтая. Барнаул, 2006.

Историяимеждународныеотношения 49 М.В.Рыгалова,историческийфакультет,5к.

Научный руководитель — М. Е. Чибисов, канд. ист. наук, доцент иСТориЯ наСеЛеннЫХ ПУнКТоВ ВоЛЧиХинСКоГо раЙона (пространственно-географический анализ) Интерес к вопросам заселения территории Сибири и Алтая проявляется на протяжении нескольких столетий. С течением времени характер исследований заметно изменяется: рассматриваются вопросы, наиболее актуальные для того или иного времени, привлекаются доступные в период исследования источники и методы.

Методы работы с данными постоянно совершенствуются, в том числе и благодаря использованию компьютерных технологий, с помощью которых мы создаем и изменяем, извлекаем и анализируем сведения. Одной из возможностей, которая появилась у исследователей в связи с массовым распространением компьютеров, стало использование компьютерных карт, позволяющих визуализировать результаты исследований. Процесс создания и использования карт выходит на качественно новый уровень в связи с распространением и применением в исследованиях географических информационных систем (ГИС).

ГИС — автоматизированные информационные системы, предназначенные для обработки пространственных и атрибутивных данных, основой интеграции которых служит географическая информация [1, с. 8]. Использование ГИС позволяет анализировать тематическую информацию об объекте, его пространственном размещении, временную информацию [2, с. 65].

ГИС дает возможность выявлять скрытые взаимосвязи и тенденции, которые трудно или невозможно заметить, привлекая традиционные методы. Геоинформационные системы являются инструментом, позволяющим визуализировать полученные в ходе исследования выводы, оперативно получать систематизированную информацию с точной пространственной привязкой, хранить и обрабатывать огромные массивы данных.

В исторической науке на современном этапе ее развития наблюдается переход к междисциплинарным исследованиям, что уже привело к созданию такой научной дисциплины, как историческая геоинформатика, сформировавшаяся на стыке истории, географии и информатики [2, с. 4]. Основным инструментом исследования в рамках геоинформатики являются геоинформационные системы.

Одним из направлений исследования с применением ГИС является выявление потенциала геоинформационных систем в изучении истории населенных пунктов. С помощью ГИС имеется возможность проводить пространственный анализ, позволяющий выявить территории, наиболее предпочтительные для поселения людей, определить влияющие на это факторы [3, с. 25].

Поскольку процессы заселения, освоения и развития территорий охватывают временные и пространственные показатели, в этом случае эффективно применение геоинформационных систем, которые позволяют проводить пространственный анализ, обнаруживая при этом не заметные на первый взгляд закономерности и особенности.

На основе базы данных, составленной по материалам различных источников и оцифрованной карты Волчихинского района Алтайского края, с использованием программы MapInfo Professional 7.8, была создана геоинформационная система по населенным пунктам Волчихинского района, охватывающая период с 1812 по 1914 г. Нижняя граница обусловлена наличием информации о рассматриваемых населенных пунктах в различных источниках, верхняя определена с учетом особенностей развития населенных пунктов до 1917 г.

ГИС состоит из 40 слоев, включающих сведения о численности населения (полученные в ходе обработки и анализа данных клировых ведомостей), количестве родившихся, умерших, сочетавшихся браком (по данным метрических книг), а также слои, содержащие информацию о развитии инфраструктуры (по сведениям Списков населенных мест Томской губернии, Справочным книгам Томской епархии).

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Созданная ГИС по населенным пунктам Волчихинского района позволяет проводить комплексный анализ территории, которую она охватывает: анализировать численность и состав населения, изменения основных демографических показателей; дает возможность проследить процесс развития инфраструктуры, выявив при этом основные тенденции развития территории.

Использование в исторических исследованиях ГИС позволяет привлекать новые методы исследования, расширять как источниковую базу, так и круг вопросов и направлений для изучения, демонстрируя тем самым возможности междисциплинарных исследований. Созданная ГИС может быть расширена за счет привлечения дополнительных источников, а также при увеличении хронологических или территориальных рамок.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Цветков В. Я. Геоинформационные системы и технологии. М., 1998.

2. Владимиров В. Н. Историческая геоинформатика: геоинформационные системы в исторических исследованиях. Барнаул, 2005.

3. Владимиров В. Н., Колдаков Д. В. Образование населенных пунктов Алтайского края во времени и пространстве // История. Карта. Компьютер. Барнаул, 1998.

Ю.С.Сивоконева,историческийфакультет,5к.

Научный руководитель — О. Ю. Курныкин, канд. ист. наук, доцент МироТВорЧеСКаЯ МиССиЯ наТо В аФГаниСТане В оЦенКаХ неМеЦКиХ ЭКСПерТоВ Война в Афганистане долгое время была для Германии табуированной темой. На протяжении сорока лет Конституция страны запрещала немцам воевать за рубежом. В середине 1990-х гг. солдатам бундесвера разрешили участвовать в миротворческих операциях НАТО.

Сейчас немецкая армия занимает третье место по количеству военных, участвующих в афганской операции «Несокрушимая свобода». Присутствие германских вооруженных сил в Исламской Республике Афганистан связано с так называемой новой германской политикой, цель которой состоит не просто в участии в вооруженных операциях по поддержке своего основного союзника США, но и в укреплении своего политического и экономического продвижения в другие регионы мира.

Бундесвер принимает участие в Международных силах содействия безопасности (МССБ) в Афганистане с самого начала действия этой миссии. 2 января 2002 г. в Кабул прибыл передовой отряд будущих МССБ, в составе которого были германские офицеры. В настоящее время немецкий контингент насчитывает около 5350 военнослужащих ФРГ, число которых будет последовательно снижаться. Уменьшение численности контингента связано с намеченным на 2014 г. выводом войск многонациональных стабилизационных сил из Афганистана. В связи с выводом войск среди немецких экспертов возникли противоречивые мнения по поводу самой этой миссии.

«Ура, мы капитулируем» — в аналитическом обзоре под таким названием обозреватель Рихард Херцингер указывает, что, судя по ситуации, страны Запада спешат поскорее отмежеваться от Афганистана. Еще совсем недавно они твердили, что не бросят афганский народ на растерзание талибов, а сейчас стараются вывести контингент, опережая запланированные сроки. Хотя коррупция как была, так и есть, наркотики как производили, так и производят [1].

Как указывают немецкие эксперты, при ближайшем рассмотрении идея о том, что афганское правительство сможет в течение одного — максимум двух лет обеспечить безопасность страны, оказывается надуманной, «маскируя фактическую капитуляцию перед коррупцией, преступностью, насилием и террором». Афганская армия, на укрепление которой Германия ежегодно траИсторияимеждународныеотношения 51 тит 40 млн евро, не готова к выводу войск НАТО, что придает талибам гораздо больше уверенности, чем прежде, говорит Томас Раттиг, содиректор и старший аналитик независимого центра Берлина в Кабуле.

Завершение миссии, связанное с обещаниями реконструкции, стабилизации и демократизации и требующее многих миллиардов и, не исключено, жертв, может быть сорвано новой войной внутри афганского общества и террора, угрожая вернуть страну к состоянию начала 2002 г.

Как только НАТО покинет Гиндукуш, страна вернется — в этом немецкие эксперты почти единодушны — к гражданской и племенной войне, которая может закончиться по законам военнополитического баланса возвращением талибов к власти.

С предостережением о возможности развязывания в Афганистане гражданской войны после вывода стабилизационных сил в 2014 г. выступил и немецкий эксперт Томас Руттиг [2]. «Афганский вопрос» должен решаться прежде всего путем политических переговоров, и необходимо, чтобы в них участвовали талибы — в этом сегодня едины практически все немецкие эксперты. Однако это решение должно быть сопряжено с особыми условиями, считает спецпосланник федерального правительства по Пакистану и Афганистану Михаэль Штайнер. «Каждый, кто хочет стать частью этого решения, должен разорвать все отношения с международным терроризмом и объявить об отказе от насилия» [3].

йоханнес Пфлюг, депутат бундестага от социал-демократической партии, эксперт по международной политике, считал, что после убийства Усамы бен Ладена есть шанс, что в перспективе талибы «дистанцируются от террористических методов». Но, как показало время, этим предсказаниям не дано было сбыться [4].

Реальное положение дел в Афганистане остается крайне сложным. Никогда еще здесь не было столько акций террористов-смертников, сколько в первой половине 2011 г. Число погибших в Афганистане солдат бундесвера начиная с 2002 г. превысило 54 чел. Все больше граждан Германии задают вопрос: действительно ли цели, стоящие перед военнослужащими бундесвера в Афганистане, оправдывают такое количество смертей? Эксперты критически оценивают и успехи, достигнутые в процессе восстановления Афганистана.

В итоге возникает впечатление, что Афганистан подорвал западную консолидацию. Он показал, что реальность сильнее иллюзий, которые придуманы военной элитой НАТО. Немецкие эксперты все чаще рассматривают эту ситуацию как затянувшийся афганский кризис, основанный на отсутствии четкой стратегии Запада, уже потратившего на решение проблем миллиарды евро. Несмотря на разные аспекты восприятия десятилетнего пребывания Запада в Афганистане, ведущие эксперты ФРГ приходят к общим однозначным оценкам об основных стратегических просчетах. Это военная составляющая, заданная США; недостаток знаний об истории, традициях и других особенностях Афганистана; отсутствие учета интересов ряда этнических групп, населяющих Афганистан.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Henryk  M.  Broders. “Hurra, wir kapitulieren!”. Wolf Jobst Siedler Verlag, Berlin DER SPIEGEL 33 / 2006-14. August 2006 [Electronic resourse]. URL: http://www.spiegel.de / spiegel / 0,1518,431929,00.html (дата обращения: 11.04.2012).

2. Степовик М. С. Немецкий эксперт: В Афганистане после 2014 года может разразиться гражданская война [Электронный ресурс]. URL: http://www.dw.de / dw / article / 0,,15186959,00.

html (дата обращения: 11.04.2012).

3. Steiner M. Langes Rendezvous mit Afghanistans Realitt // Welt online [Electronic resourse]. URL:

http://www.welt.de / politik / ausland / article13893729 / Langes-Rendezvous-mit-Afghanistans-Realitaet.html (дата обращения: 10.04.2012).

4. Pflug Johannes “Afghanistan –der lange Weg des Wiederaufbaus” [Electronic resourse]. URL:

http://spdnet.sozi.info / nrw / pflug / dl / Afghanistan.pdf (дата обращения: 10.04.2012).

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

В.М.Сопко,историческийфакультет,1к.

Научный руководитель — Ю. Г. Чернышов, доктор ист. наук, профессор реГионаЛЬнаЯ иденТиЧноСТЬ и иМидж реГиона на ПриМере аЛТаЙСКоГо КраЯ и ШТаТа аЙоВа Актуальность данной темы обусловлена стремлением регионов России к самоопределению и построению собственного имиджа. В связи с развитием международных экономических отношений с другими регионами и странами остро встал вопрос о региональной идентичности и внутреннем имидже региона. За январь — апрель 2012 г. разница между оттоком и притоком населения составила около 2 тыс. чел. [1]. Задача состоит в том, чтобы выявить причину невысокой популярности Алтайского края методом сравнительного анализа и предложить пути решения данной задачи.

Выбор штата Айова для сравнения с Алтайским краем обусловлен, во-первых, специализацией регионов: ориентация на сельское хозяйство, проценты населения, проживающего в сельской местности, равны соответственно 49 и 46 %, общее число жителей региона 2,9 млн и 2,5 млн чел., проживающих в столице приблизительно равное количество. У автора данного исследования есть опыт длительного проживания в обоих регионах России и США, поэтому им был проведен сравнительный анализ ряда характеристик региональной идентичности и внутреннего имиджа.

Рассмотрим, что входит в понятие «имидж региона» и региональную идентичность. Имидж региона — очень разноплановый, эмоционально окрашенный, искусственно создаваемый образ, который складывается в сознании людей. В связи с заявленной темой нас прежде всего интересует внутренний имидж.

Все более актуальной становится проблема кризиса региональной идентичности. Ф. Ратцель [2] писал, что мерой развития культуры является уровень духовной связи человека с конкретной территорией. С. М. Соловьевым [3] и другими российскими исследователями была выдвинута идея культурной однородности России в пространстве и слабой выраженности ее территориальной укорененности. В то же время ряд авторов отрицает существование российской региональной идентичности, говоря об отсутствии символического смысла у российских регионов.

Рассмотрим каждый из факторов, выделенных Т. Ф. Ермоленко [4], и попробуем оценить Алтайский край и штат Айова по данным характеристикам.

Определяющие факторы внутреннего имиджа:

1. Облик региона (природные особенности, местоположение, инфраструктура, его внешний вид, архитектура, достопримечательности).

2. Чувство региональной идентичности.

3. Региональный фольклор.

4. Стереотипы представлений о регионе.

5. Эмоциональные связи с регионом (эмоции, чувства, ожидания, надежды, связанные с регионом, и отношение к нему).

6. Региональная символика (флаг, герб, эмблема, девиз, гимн).

Алтайский край.

1. Выделяем умеренно-континентальный климат, высокую амплитуду колебания температур, инфраструктура развита, местоположение — Юго-Западная Сибирь, значительная удаленность от европейской части России, последствия войны, индустриализация.

2. По данным опроса, особенно привлекательна общероссийская идентичность по сравнению с региональной. Большинство исследователей отрицают наличие ярко выраженной региональной идентичности в Алтайском крае [5].

3. Известны Шукшинские чтения, фестиваль памяти М. Евдокимова «Земляки», картины Рериха, развитие народного творчества и декоративно-прикладного искусства (например резьба по дереву).

Историяимеждународныеотношения 53

4. Стереотипы представлений о регионе следующие: бедный край, глубинка, упадок сельского образа жизни, при этом известны горы Алтая, туризм, мед, сельское хозяйство.

5. В СМИ и на многочисленных форумах заметно разочарование, упаднические настроения.

Информационно-политический сервер «ПолитСибРу» со ссылкой на правительственное издание «Российская газета» приводит данные опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» (ФОМ) в Алтайском крае. Вопрос звучал так: «Вы в целом довольны или не довольны жизнью в вашем регионе?» [6]. 72 % опрошенных ответили «нет».

6. Материалы опроса об узнаваемости геральдики Алтайского края выявили следующие результаты: 45 % респондентов ответили положительно, 42 % — отрицательно, 13 % — не обращали внимания. Отмечалось наличие только флага и герба.

Штат Айова.

1. Выделяем континентальный климат, среднюю амплитуду колебания температур, инфраструктура развита, центр США, проходят главные торговые пути, незначительная удаленность от Вашингтона, последние военные действия в 1865 г., соответственно на внешний вид региона влияние невыраженное.

2. Развита как региональная идентичность, так и общенациональная. Большинство исследователей подчеркивают ярко выраженную региональную идентичность в штате Айова по материалам форумов и официального сайта штата.

3. Из ярких представителей фольклора — Джон Уэйн. Тем не менее отсутствует фольклор в чистом виде — больше общенационального, чем регионального.

4. Стереотипы представлений о штате: богатый край, кукуруза, фермеры, музыка кантри, свиноводство.

5. О развитии региона после экономического кризиса на форумах штата наблюдаем отзывы положительные, о стране — более негативные [7].

6. Материалы опроса об узнаваемости геральдики штата показали следующие результаты:

69.2 % респондентов ответили положительно, 28.8 % — отрицательно, 2 % не обращали внимания. Отмечаем наличие девиза штата Айова («Мы ценим нашу свободу и будем отстаивать наши права»), который успешно продвигается на рекламных баннерах, в печатных изданиях, на флаге и гербе. Существуют также цветок, птица, дерево, рыба, минерал штата.

Итак, внутренний имидж штата Айова по ряду характеристик скорее положительный, чем отрицательный. Сравнивая внутренний имидж и региональную идентичность Алтайского края, наблюдаем скорее негативный оттенок, чем позитивный. Алтайскому краю не хватает четких, продуманных действий по повышению значимости региона, привлекательности и узнаваемости среди населения. Если прогнозировать развитие ситуации, то можно предположить, что направленные действия по улучшению внутреннего имиджа, по аналогии со штатом Айова, могут увеличить привлекательность края для населения и удовлетворение тем местом, где оно живет.

Пока наблюдаем лишь некоторые действия администрации, вроде популяризации творчества Шукшина, алтайского меда, создание узнаваемой геральдики на 75-летие Алтайского края, выделение особенностей края в целом.

Один из современных отечественных исследователей феномена региональной идентичности В. А. Ачкасов отмечает: «Для достижения глобальной цели — создания / воссоздания устойчивой региональной идентичности — элита вынуждена „сакрализировать“ региональный интерес, то есть превратить его в „символ веры“ местного населения» [8]. На данный момент мы наблюдаем отсутствие как такового символа веры, но небольшие шаги по улучшению имиджа и узнаваемости края.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Сибирские новости [Электронный ресурс]. URL: http://info.sibnet.ru / ?id=308599.

2. Дугин А. Г. Основы геополитики. М., 2007.

3. Ключевский В. О. Исторические портреты (О Болтине, Карамзине, Соловьеве). М., 1991.

4. Ермоленко Т. Ф. Региональная идентичность: методологические проблемы [Электронный ресурс]. URL: dbs.sfedu.ru / www / umr.umr_download?p_umr_id=7612.

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

5. Статья из  дайджеста [Электронный ресурс]. URL: http://infoculture.rsl.ru / donArch / home / news / dek / 2010 / 02 / 2010-02_r_dek-s7.htm.

6. Новостной ресурс. URL: http://www.reklama.alt.ru / news / 86622 /.

7. Новостной ресурс. URL: http://thegazette.com / tag / regional-identity /.

8. Ачкасов В. А. Региональная идентичность в российском политическом пространстве [Электронный ресурс]. URL: http://politex / info.

М.В.Стурова,историческийфакультет,аспирант Научный руководитель — А. В. Старцев, доктор ист. наук, профессор ЗаКонодаТеЛЬСТВо В оБЛаСТи оБраЗоВаниЯ В СТеПноМ ГенераЛ-ГУБернаТорСТВе (18811917 гг.)1 Неоспоримо, что одним из приоритетных направлений интеграции этнически и конфессионально разнородного региона является создание социокультурной скрепы, объединяющей Российскую империю. В этом ключе происходило и формирование образовательного пространства Степного генерал-губернаторства, отличавшегося одновременным сосуществованием представителей православной культуры и мусульманского вероисповедания. В силу этнической и конфессиональной разнородности региона образовательная политика представляла собой сложный комплекс мер по управлению образовательным пространством, составными частями которого были и сеть начальных учебных заведений для русскоязычного населения, и ранее существовавшая развитая система мусульманского образования, и учреждения для совместного обучения православных русских и казахов-мусульман — русско-туземные школы. Исследуя одно из направлений — учебные заведения для русских, необходимо обратиться к вопросам управления сетью начальных учебных заведений на территории Степного генерал-губернаторства, проблемам правовой регламентации деятельности начальных образовательных институтов, а также выяснению основы законодательного характера, создававшей условия для сохранения связи русских переселенцев с имперским центром именно в русле образовательной политики.

Следует отметить, что проводником образовательной политики в отношении собственно русскоязычного населения выступало Министерство народного просвещения (далее МНП).

В условиях ранее образованных на исследуемой территории учебных заведений МНП приступило с 1881 г. к интенсивной организации сети начальных школ на территории Акмолинской и Семипалатинской областей, о чем свидетельствуют отчеты губернатора Акмолинской области, демонстрирующие определенную динамику постепенного ежегодного роста школ вплоть до 1917 г.

Однако реализация замысла по включению региона в общеимперское пространство осложнялась неурегулированной проблемой ведомственной соподчиненности учебных заведений.

На уровне законодательного регулирования данная проблема проявилась в отсутствии в Своде законов Российской империи указания на одно учреждение, которое должно было инициировать процесс создания учебных заведений, а также координировать их деятельность. Так, в ведении МНП находились вопросы, связанные с регламентацией дисциплин и содержания учебных планов и т. д. [1, с. 194, ст. 448–449]; по роду деятельности МНП контролировало и промышленные училища [1, с. 194, ст. 445.1]. В свою очередь управление учебными заведениями мусульман сосредоточено было в ведении МВД, Департаменте духовных дел иностранных исповеданий (в составе которого — секретный Стол, ведающий духовными делами мусульман) [1, с. 186, ст. 365–366].

Обращая внимание исключительно на светские школы для русскоязычного населения, следует отметить, что процесс создания подобного рода учебных заведений возглавляло не только МНП, о чем свидетельствует подробное описание функциональных обязанностей министров Работа выполнена при поддержке РгНФ. грант № 120100281 «политика России в центральноазиатских на

–  –  –

различных ведомств, датированное 1906 г., в соответствии с которым формально глава любого министерства имел законное основание для учреждения учебных заведений необходимого профиля [1, с. 172, ст. 163; 2, с. 237, ст. 946]. Правом инициировать создание школ обладало и Министерство торговли и промышленности, в составе которого также был Совет по учебным делам (отметим, что в состав входил также и член от Министерства народного просвещения). Указанный Совет по учебным делам обладал полномочиями обсуждать: «1) способы большого распространения коммерческих знаний и развитие художественно-промышленного образования;

2) годовые отчеты учебных заведений Министерства торговли и промышленности и общие вопросы, касающиеся сих заведений; 3) основные требования, коим должны удовлетворять учебные заведения, учреждаемые в различных местностях, в видах развития в последних какой-либо отрасли торгово-промышленной деятельности» [1, с. 264, ст. 47].

Следовательно, на территорию Степного генерал-губернаторства экстраполировалась неупорядоченность в управлении учебными заведениями, которая проявилась на законодательном уровне в делегировании различным министерствам права образовывать школы. И поскольку в целом управление Степным краем осуществлялось соответственно Министерствами «Военного, Финансов, Главного Управления, Землеустройства и Земледелия и Народного Просвещения, а также Государственного контроля» [2, с. 458–459, ст. 10], то и право организовывать образовательные институты сообразно своему профилю получали все указанные министерства.

Меры по централизации образовательного пространства выразились в создании в 1885 г. Западно-Сибирского учебного округа, в состав которого вошли Акмолинская и Семипалатинская области. Об эффективности преобразования свидетельствуют данные отчета губернатора Акмолинской области: в 1915 г. все видовое многообразие учебных заведений указывается под ведомством Министерства народного просвещения [3, с. 45].

Касаясь вопроса о контингенте учащихся, необходимо отметить, что имперская администрация не ставила на законодательном уровне барьера для казахских детей, формально имевших право на обучения в подобных школах вместе с русскими детьми. Свидетельством тому является «Положение об управлении областей Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской» от 1892 г., согласно которому «инородцы областей, кочевые и оседлые, пользуются правами сельских обывателей», «права и преимущества, присвоенныя другим состояниям Империи, инородцы приобретают на основании общих законов» [2, с. 459, ст. 11–12].

Одним из препятствий могла быть «порочность» инородца, установив которую, генерал-губернатор совместно с министром внутренних дел принимал решение о его выдворении за пределы генерал-губернаторства сроком не более пяти лет [2, с. 459–460, ст. 17].

В последующем практика совместного обучения русских и казахов становится отдельным направлением в образовательной политике империи в Степном генерал-губернаторстве и находит воплощение в создании русско-туземных школ. По данным отчетов губернаторов Акмолинской области, на протяжении указанного периода на обозначенной законодательной основе широкого распространения практика совместного обучения не получила, несмотря на сведения составителя отчета о положительном отношении киргизов к подобного рода обучению. Неизменной на протяжении рассматриваемого периода осталась тенденция — медленное, постепенное вовлечение мусульман в образовательное пространство рассматриваемого региона (на 59636 православных учащихся приходилось 3273 мусульманина) [4, с. 70].

Обратившись к проблеме создания единой законодательной основы функционирования образовательных учреждений для русскоязычного населения на территории Степного генерал-губернаторства, мы выяснили, что к началу XX в. удалось унифицировать образовательное пространство. Данная мера отразилась во включении в ведомство МНП разнопрофильных начальных школ, ранее подчинявшихся различным министерствам и ведомствам. Политикой по сохранению связи центра с «окраиной» стало включение Акмолинской и Семипалатинской областей в состав Западно-Сибирского учебного округа. Преследуя цель — централизовать процесс обучения русскоязычного населения, находившегося в окружении численного превосходства казахов-мусульман, имперская администрация создала на законодательном уровне в сфере образования основу, которая позволяла не утратить культурную идентичность русскоязычным пеТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ реселенцам в условиях окружения этнически и религиозно иной общности. Однако остается открытым вопрос о практической реализации данной политики, побуждая в последующем к выяснению степени эффективности предпринятых мер по управлению образовательным пространством Степного генерал-губернаторства.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Свод законов Российской империи. СПб., 1912. Т. 1. Ч. 2.

2. Свод законов Российской империи. СПб., 1912. Т. 2.

3. Обзор Акмолинской области. Приложение к Всеподданнейшему отчету Акмолинского губернатора за 1882 год. Омск, 1883.

4. Обзор Акмолинской области. Приложение к всеподданнейшему отчету Акмолинского губернатора за 1915 год. Омск, 1917.

А.С.Тарасова,историческийфакультет,5к.

Научный руководитель — А. А. Тишкин, доктор ист. наук, профессор СоВреМеннЫе ВоЗМожноСТи СоЗданиЯ БаЗЫ даннЫХ По аППЛиКаЦиЯМ ПаЗЫрЫКСКоЙ КУЛЬТУрЫ аЛТаЯ В настоящее время на территории Алтая найден колоссальный объем археологического материала в виде изобразительных памятников пазырыкской культуры. Но до сих пор отсутствует информационный ресурс, который бы объединил в себе весь имеющийся массив таких сведений.

Поэтому существует необходимость их систематизации. На основе собранных материалов обозначена возможность формирования базы данных (БД) по аппликациям «пазырыкцев». Для этого необходимо обобщить, упорядочить накопленную информацию и осуществить оперативный перенос ее в электронный ресурс.

В основу упорядочивания аппликационных памятников пазырыкской культуры предполагается заложить реляционную структуру отобранных показателей. В рамках этой модели база данных представляет собой набор таблиц, связанных друг с другом отношениями. При достаточной простоте такая реализация обладает гибкостью, позволяющей описывать сложноструктурированные сведения [1].

Процесс накопления, обобщения и структуризации аппликационных материалов осуществлялся путем изучения и анализа результатов археологических раскопок курганов пазырыкской культуры Алтая, которые опубликованы в монографиях таких исследователей, как С. И. Руденко [2–5], М. П. Грязнов [6], С. В. Киселев [7], В. Д. Кубарев [8–10], Н. В. Полосьмак [11] и Л. Л. Баркова [12].

Имеющийся к настоящему времени массив данных (около 100 археологических объектов и более 300 аппликаций) может быть систематизирован следующим образом:

1. Код (индивидуальный код памятника в БД, первичный ключ).

2. Название памятника, номер кургана, иллюстрация.

3. Место расположения объекта.

4. Автор исследований, год раскопок.

5. Название экспедиции и учреждение.

6. Культурная принадлежность, датировка.

7. Размеры археологического объекта.

8. Особенности внутримогильной конструкции.

9. Наличие и количество лошадей.

10. Пол погребенного (-ых) человека (людей).

11. Возраст погребенного(-ых) человека (людей).

12. Архивные и библиографические сведения.

Историяимеждународныеотношения 57 Далее характеристика каждой аппликации осуществляется на основе ее изучения и описания по следующим пунктам:

1. Код (индивидуальный код аппликации в БД).

2. Код памятника (столбец для установления связи между таблицами).

3. Наименование аппликации.

4. Место расположения аппликации в погребальном объекте.

5. Категория предмета, связанная с аппликацией.

6. Материал.

7. Размеры.

8. Цвет.

9. Художественный образ.

10. Трактовка образа.

11. Место хранения находки, коллекционный номер.

12. Иллюстрация / рисунок.

Для организации совокупности представленных характеристик будет реализована система управления в виде двух реляционных баз данных (СУБД) в программе Microsoft Access 2007.

Суть процесса состоит в том, что сначала создается структура информационной системы (формирование таблиц, их содержание и установление между ними связи). В созданные макеты таблиц вносятся основные характеристики критериев по археологическим памятникам и аппликациям. Данные параметры заносятся в поля столбцов, а в области строк располагается вся систематизированная информация в виде описания признаков. Первый столбец под названием «КОД» является единственным идентификационным номером, обеспечивающим уникальность каждой записи в строке. Для установления связи между таблицами «ПАМЯТНИКИ» и «АППЛИКАЦИИ» их вносят во вкладку программы с именем «СХЕМА ДАННЫХ», расположенной на ленте «РАБОТА С БАЗАМИ ДАННЫХ». В данной области размещаются два окна созданных таблиц с названием критериев. Список «ПАМЯТНИКИ» имеет строку с именем «КОД», являющийся первичным ключом. Второе окно с таблицей «АППЛИКАЦИИ» имеет строку под названием «КОД ПАМЯТНИКА», который будет вторичным ключом. Это необходимо при установлении между ними связи типа «один ко многим». В результате одной записи в первой таблице соответствует много записей во второй, так как в одном археологическом объекте найдено несколько аппликационных изображений. В этой же программе были созданы ее компоненты — формы табличных показателей для ввода данных в базу и внесения графических материалов и отчеты для вывода из базы данных необходимой информации в удобном виде на экран, в печать или файл. Подобная база данных также дает возможность выполнять быстрый поиск по заданным критериям путем запросов, а также использовать полученные результаты в соответствии со своими целями.

Таким образом, в созданной базе данных будет размещаться структурированная единым образом информация по выявленным памятникам и аппликациям пазырыкской культуры, которая позволит накопить, систематизировать и классифицировать данные сведения. Электронная база информационных ресурсов будет предназначена для сохранения, организации доступа и внедрения в широкий научный и культурно-образовательный оборот материалов об одном из видов изобразительного искусства древних кочевников Алтая.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Бойко В. В., Савинков В. М. Проектирование баз данных информационных систем. М., 1989.

2. Руденко С. И. Второй Пазырыкский курган. Л., 1948.

3. Руденко С. И. Культура населения Горного Алтая скифского времени. М. ; Л., 1953.

4. Руденко С. И. Культура населения Центрального Алтая скифского времени. — М. ; Л., 1960.

5. Руденко С. И. Древнейшие в мире художественные ковры и ткани из оледенелых курганов Горного Алтая. М., 1968.

6. Грязнов М. П. Первый Пазырыкский курган. Л., 1950.

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

7. Киселев С. В. Древняя история Южной Сибири. М., 1951.

8. Кубарев В. Д. Курганы Уландрыка. Новосибирск, 1987.

9. Кубарев В. Д. Курганы Юстыда. Новосибирск, 1991.

10. Кубарев В. Д. Курганы Сайлюгема. Новосибирск, 1991.

11. Полосьмак Н. В. Всадники Укока. Новосибирск, 2001.

12. Полосьмак Н. В., Баркова Л. Л. Костюм и текстиль пазырыкцев Алтая (IV–III вв. до н.э.).

Новосибирск, 2005.

А.А.Упоров,историческийфакультет,аспирант Научный руководитель — О. Ю. Курныкин, канд. ист. наук, доцент СоТрУдниЧеСТВо иЗраиЛЯ и СШа В наУЧно-инноВаЦионноЙ СФере На современном этапе развития человечества важнейшим составным элементом внешней политики государств становится международное сотрудничество в области науки, технологии и инноваций. Комплекс глобальных проблем экологии, ядерной и финансовой безопасности, формирование общемирового информационного пространства, диверсификация международных экономических связей, научно-технический прогресс приводят к тому, что развитые и развивающиеся страны становятся взаимозависимыми. В данных условиях сферы науки, высоких технологий, информатизации и телекоммуникаций становятся одним из приоритетных направлений международной политики.

Среди стран-пионеров в области развития научно-дипломатических контактов особое место принадлежит Израилю, правительство которого с первых дней существования еврейского государства проводит активную политику по поиску партнеров в сфере инноваций и высоких технологий. Принципиальным и долговременным партнером для Израиля стали Соединенные Штаты Америки, проявившие особый интерес к израильским достижениям в области прикладной науки. В 1951 г. между двумя странами было заключено соглашение о научно-техническом сотрудничестве, положившее начало процессу включения еврейского государства в мировую систему обмена знаниями, достижениями и практическими разработками. Необходимо отметить, что Израиль был крайне заинтересован в подписании данного документа, поскольку, обладая научными кадрами и внушительными наработками, не имел возможности по их коммерциализации и выводу на мировые рынки. Кроме того, вопрос партнерства с США был напрямую связан с вопросом элементарного выживания молодого еврейского государства среди откровенно враждебных арабских соседей. Кооперация с американцами открывала для Тель-Авива широкие возможности в плане укрепления обороноспособности страны путем технического переоснащения вооруженных сил и достижения качественного военно-технологического превосходства над исламскими государствами региона.

«Особые научные отношения» США и Израиля оформлялись по мере укрепления союзнических отношений между двумя странами. Начиная с конца 1960-х гг., когда в Вашингтоне осознали, что Израиль может стать прочным заслоном на пути расширения сферы влияния СССР на Ближнем Востоке, Соединенные Штаты активизировали помощь израильской стороне в вопросах финансирования прикладной науки и высокотехнологичных отраслей промышленности.

В 1972 г. «в целях развития и поощрения гражданских исследований, представляющих обоюдный интерес» [1], был основан Американо-израильский научный фонд (BSF), ставший первой структурой по предоставлению финансовой помощи и стимулированию научной кооперации между учеными США и Израиля. Фонд субсидирует программы исследований в различных областях науки, от антропологии и биомедицинской инженерии до физики и проблем охраны окружающей среды. С момента своего основания BSF выделил более двух тысяч грантов на общую сумму порядка 90 млн долл.

Историяимеждународныеотношения 59 Несколько позднее, в 1977 г., был основан Американо-израильский фонд исследований и разработок в сельском хозяйстве (BARD). Его основной целью стало осуществление и поддержка исследований, а также внедрение инноваций, имеющих принципиальное значение для рационализации и повышения эффективности сельскохозяйственного сектора экономики обеих стран. За 35 лет работы BARD профинансировал более одной тысячи проектов на общую сумму порядка 250 млн долл. По подсчетам экономистов, совокупные доходы от десяти проектов BARD в 2010 г. только для США составили 440 млн долл., прибыль Израиля оценивается в сумму порядка 300 млн долл.

В том же 1977 г. был учрежден Американо-израильский межгосударственный фонд исследований и разработок в промышленности (BIRD-F). Фонд предоставляет поддержку проектам в таких областях, как средства связи, биотехнологии, электроника, электрооптика, программное обеспечение, национальная безопасность, возобновляемая и альтернативная энергия и ряде других. Ежегодно BIRD поддерживает около 20 проектов, а общая прибыль за период с 1977 по 2011 г. превышает сумму в 8 млрд долл. [2].

С началом форсированного развития высоких технологий в 1980-е гг. американо-израильские контакты в области науки и инноваций вышли на принципиально новый уровень. В Израиле начали создаваться научно-исследовательские центры и производства ведущих транснациональных корпораций того времени, таких как Infineon, Texas Instruments, Tower Semiconductors, Applied Materials и др. В период президентства Рональда Рейгана отношения Израиля и США окончательно приобрели характер стратегического партнерства, а в 1985 г. страны заключили принципиальное соглашение о режиме свободной торговли.

Прямым следствием научного сотрудничества Израиля и США стало то, что в 1980–1990-х гг.

высокотехнологичные отрасли промышленности модернизировали и качественно видоизменили израильскую экономику. Тесные связи двух государств привели также к тому, что молодые израильские компании ориентируются в бизнес-пространстве прежде всего на американских инвесторов, американские биржи и маркетинг.

Из штатов США первое место по объемам и глубине сотрудничества с Государством Израиль занимает Калифорния, где функционирует множество крупных и известных во всем мире совместных инновационных корпораций, среди них 4th Dimension Software, Advanced Recognition Systems, CI Systems и ряд других. В свою очередь, имеют дочерние компании на территории Израиля такие столпы американского «хай-тек»-сектора, как Intel, Monster Cable, Applied Materials, Cisco, Hewlett Packard и прочие. Помимо Калифорнии, особенно успешно развивается сотрудничество еврейского государства со штатами Нью-йорк, Вирджиния и Мериленд.

Ориентация израильской бизнес-элиты на Соединенные Штаты Америки оказала влияние на то, что Израиль перенимает опыт преимущественно американских предпринимателей и инвесторов и американскую стратегию инновационного развития. Во многом благодаря данному подходу Израиль на сегодняшний день занимает одну из лидирующих позиций в сфере высокотехнологичного производства, располагая на своей территории второй по размерам Силиконовой долиной в мире, расположенной к северу от Тель-Авива. Там расположены как филиалы крупнейших мировых брендов, таких как Intel, Motorola, 3Com, Digital Equipment, так и малоизвестные за пределами Израиля молодые «старт-ап» — компании, специализирующиеся в основном на разработках в области компьютерных и интернет-технологий, а также робототехники. В 2007 г. журнал «Economist» признал Израиль вторым по важности центром сосредоточения «хай-тек»-технологий после Калифорнии.

Приведенные факты позволяют констатировать, что на современном этапе Израиль достиг впечатляющих успехов в развитии национальной научно-исследовательской базы и высокотехнологичного сектора экономики. Продуманная политика израильского правительства в области инноваций и инвестиций, вкупе с дипломатическими усилиями по поиску внешних партнеров по научным разработкам дали возможность менее чем за полвека построить в Израиле отлаженную систему кооперации науки, бизнеса и производства, приносящую ощутимую прибыль всем участвующим сторонам. Безусловно, подобные успехи были бы не достижимы без помощи извне, которую оказали еврейскому государству США, заинтересованные как в развитии научно-технического потенциала Израиля, так и в приобретении надежного союзника в Ближневосточном регионе. ВзаТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ имная заинтересованность определила эффективный и долгосрочный характер американо-израильского сотрудничества, которое продолжает динамично развиваться и сегодня.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Agreement between the Government of Israel and the Government of the United States of America on the United States — Israel binational science foundation [Electronic recourse]. URL: http:// www.mfa.gov.il / mfa / usercontrols / TreatFile.aspx?SAFA=2&AMANA=754.

2. BIRD Foundation, business matchmaker // Март 2011 [Electronic recourse]. URL: http://www.

mfa.gov.il / MFA / InnovativeIsrael / BIRD_Foundation_business_matchmaker-March_2011.

htm?DisplayMode=print.

Д.М.Филиппова,историческийфакультет,4к.

Научный руководитель — И. Б. Бочкарева, канд. ист. наук, доцент ТерриТориаЛЬнЫе СПорЫ В Южно-КиТаЙСКоМ Море и ПоЗиЦиЯ КиТаЯ Доминантой, определяющей характер процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе и особенно в Юго-Восточной Азии, является ориентированность большинства государств региона на широкомасштабные экономические реформы, что, безусловно, предполагает наличие здесь достаточно эффективной системы безопасности, построением которой и занимаются в данное время государства региона. С середины 1990-х гг. взаимодействие по данному вопросу осуществляются в рамках Регионального форума АСЕАН (АРФ) по безопасности, Саммита Восточноазиатского сообщества (ВАС) и встреч в формате АСЕАН+1.

К основным проблемам внутрирегиональной безопасности относится и проблема островов Спратли, которая является уникальной как по глубине противоречий, так и по охвату стран, участвующих в этом территориальном споре. Его подоплекой являются экономические интересы. В этом районе предполагаются большие залежи нефти и природного газа. Здесь проходят также морские пути, по которым реализуется до 50 % грузооборота мировых морских перевозок [1]. Официальные претензии на установление государственного суверенитета над всем архипелагом Спратли предъявляют Китай и Вьетнам. Одновременно на ряд южных островов и рифов претендуют Филиппины, Малайзия, Бруней и Тайвань. Все указанные государства разместили воинские подразделения на подконтрольных островах, активно развивают их инфраструктуру и осваивают находящиеся в этом районе природные ресурсы. Территориальные противоречия влияют не только на региональную политическую ситуацию в целом, но и на внутреннюю политику втянутых в противостояние стран. Но особое место в этом споре принадлежит Китайской Народной Республике (КНР) — новому «центру силы» Восточной Азии, способному в перспективе оказать серьезное воздействие на изменение «баланса сил» в регионе. Поэтому анализ военно-политической позиции КНР в отношении островов Южно-Китайского моря имеет особое значение для понимания перспектив развития ситуации в регионе.

Для Китая территориальные претензии всегда являлись важной частью внешнеполитических доктрин. В ретроспективе отчетливо прослеживается достаточно жесткая политика в отношении любых притязаний на территории, имеющие для Китая экономическое и военно-стратегическое значение [2]. Острова Спратли не являются исключением. Конечно, Китай претендует на весь архипелаг, но он понимает, что сегодня эти требования невыполнимы. Более того, в конце 2002 г., следуя принципам «новой концепции безопасности», принятой в ноябре 2002 г. и предполагающей «путь мирных переговоров в решении территориальных и пограничных споров» [3], Китай и АСЕАН подписали «заявление о деятельности сторон в Южно-Китайском море», в конце 2003 г. Китай также присоединился к «Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии» и заключил с АСЕАН юридические гарантии решения споров мирными средствами [4].

Историяимеждународныеотношения 61 Однако произошла активизация неформальной антикитайской коалиции. В июне 2011 г.

Ханой обвинил китайскую сторону в умышленной порче кабеля вьетнамского научного судна, что вызвало волну протеста во Вьетнаме, после чего Китай объявил о нарушении Вьетнамом его границы в районе Южно-Китайского моря, когда китайское судно получило повреждения из-за действий вьетнамских геологоразведочных судов. Дальнейшие события доказывают, что для Китая такое положение дел является серьезным вызовом, поскольку он всячески пытается показать свою мощь. Так, в июле 2011 г. в территориальные воды был введен китайский военный корабль большого водоизмещения. Фактором, способным обострить противоречия по данному спору, является возросший интерес к региону со стороны США. В конце 2011 г. была озвучена новая внешнеполитическая доктрина США, получившая название «Разворот к Азии». Ее смысл состоит в переносе внимания США с Европы и Ближнего Востока на Азиатско-Тихоокеанский регион. Пекин сейчас всячески демонстрирует, что будет этому препятствовать. В конце апреля Китай и Россия провели крупномасштабные учения в Желтом море «Морское взаимодействие-2012». Вашингтон в свою очередь также активно поддерживает любые попытки противостоять укреплению позиций КНР в Южно-Китайском море: в ближайшем будущем здесь будут организованы не менее масштабные боевые учения флотов США и Филиппин. Подобное развитие событий можно рассматривать как вызов региональной безопасности.

Таким образом, главная цель Китая — уменьшить напряженность вокруг островов Спратли, выбить из игры основного игрока — Вьетнам и в то же время не допустить попытки американского вмешательства. Он заявляет, что страны Юго-Восточной Азии должны улаживать разногласия напрямую, не прибегая к помощи посредников. Позиция Китая по проблеме островов Спратли является примером типичного для него подхода к решению спорных вопросов. Суть позиции характеризуется самим Китаем как «примирительная и гибкая», сводится к «откладыванию споров и работе по совместному развитию». Следовательно, проявляя готовность обсуждать вопросы, связанные с континентальным шельфом, китайская сторона не снимает с повестки дня свои притязания на владение всеми «островами Наньша» и самой акваторией ЮжноКитайского моря и явно стремится оставить этот спорный вопрос открытым на будущее.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Степанов Е. Д. Южно-Китайское море: острова на материковой отмели // Проблемы Дальнего Востока. 2006. № 2.

2. Портяков В. О некоторых особенностях внешней политики Китая в 2009–2011 гг. // Проблемы Дальнего Востока. 2012. № 2.

3. Бергер Я. М. Китай и Россия в глобальном мире // Свободная мысль — XXI. 2004. № 10.

4. Лексютина Я. Обострение напряженности в Южно-Китайском море: взгляд из ЮВА, КНР и США // Проблемы Дальнего Востока. 2011. № 5.

С.А.Хаустов,историческийфакультет,3к.

Научный руководитель — Д. Е. Сарафанов, канд. ист. наук, доцент оСоБенноСТи реаЛиЗаЦии ПодПроГраММЫ «арХиВЫ роССии» ФЦП «КУЛЬТУра роССии (2001–2005 гг.)»

на ТерриТории аЛТаЙСКоГо КраЯ Первое пятилетие XXI в. в истории развития архивного дела Алтайского края было отмечено участием Управления архивного дела Алтайского края в реализации федеральной целевой программы «Культура России (2001–2005 гг.)». По мнению исследователей, эта программа явилась удачной попыткой сформулировать принципы государственной политики в области культуры [1]. В качестве приоритетных сфер отечественной культуры были определены те, которые

ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

без государственной поддержки не смогут существовать — сохранение культурного наследия, архивы и кинематограф.

Реализация программы осуществлялась на основе государственных контрактов, заключаемых Министерством культуры РФ и Федеральной архивной службой России с исполнителями программных мероприятий. Особенности финансирования, в том числе и реализации программы на территории Алтайского края, были рассмотрены нами по 3 основным показателям.

В качестве первого показателя нами была выбрана «покупка нового высокотехнологичного оборудования». Так, управление архивного дела администрации Алтайского края, учитывая изношенность оборудования для проведения работ по созданию страхового фонда и полное его отсутствие для проведения реставрационных работ, приняло решение о необходимости участия в конкурсе в рамках ФЦП «Культура России (2001–2005 гг.)» [2]. Направленная заявка была поддержана: 29 июля 2002 г. был подписан государственный контракт № 155. В результате его реализации управлением архивного дела Алтайского края были приобретены: компьютеры, лазерные принтеры, оборудование для сканирования, позолотный пресс «НевоПресс 150–02», предназначенный для качественной реставрации особо ценных документов, фотопленка для создания страхового фонда [2].

Следующим показателем была выбрана «оснащаемость архивов Алтайского края компью терной техникой». Так, в 2001 г. алтайским архивистам удалось подписать государственный контракт (№ 81) с Федеральной архивной службой России, по которому архивные отделы администраций городов Бийска, Камня-на-Оби, Рубцовска, комитет по делам архивов администрации Зонального района и отдел по делам архивов Топчихинского района оснащались компьютерной техникой с повышенным объемом памяти. С помощью этой техники была реализована задача введения автоматизированной системы централизованного государственного учета документов Архивного фонда Алтайского края [3].

Как отметила О. Н. Дударева, была закуплена вся планируемая техника, на компьютерах установлено программное оборудование. Управлением архивного дела переданы базы данных, разработанные специалистами управления, Учет источников комплектования, Решения и распоряжения органов государственной власти, ПК Архивный фонд с данными по районам. Было также проведено обучение заведующих архивными отделами тех районов, куда передана компьютерная техника [3].

И, наконец, в качестве третьего показателя нами было выбрано «улучшение материаль нотехнической базы архивов (ввод в эксплуатацию новых хранилищ, стеллажей и т. д.)», так как это одна из главных проблем, существующих в архивной отрасли.

В рамках этого направления в первое пятилетие были решены вопросы по приобретению дополнительных площадей архивохранилищ:

• в городах и районах удалось добиться выделения новых помещений под архивохранилища архивным отделам администраций 4-х муниципальных образований — Зонального, Родинского, Рубцовского районов, ЗАТО «Поселок Сибирский»;

• удалось добиться расширения архивохранилищ в Павловском районе, городах Заринске и Змеиногорске;

• смогли решить вопрос о выделении рабочего кабинета руководителям муниципальных архивов в 3-х районах — Зональном, Косихинском и Топчихинском.

В 8-ми районах, городах были приобретены металлические стеллажи для размещения документов, в 33-х районах и городах — архивные коробки или портфели для картонирования дел.

Средства пожаротушения были обновлены в 7 районах, городах [4].

Подводя итог, отметим, что участие в реализации ФЦП «Культура России (2001–2005 гг.)»

дало возможность в  определенной степени улучшить материально-техническую базу, решить отдельные проблемы обеспечения сохранности документов и их государственного учета. Управление архивного дела администрации Алтайского края смогло осуществить оснащение управления, ЦХАФ АК, ряда муниципальных архивов современным высокотехнологичным оборудованием.

Историяимеждународныеотношения 63

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. Бондарева Т. И. Архивы России в XXI веке: первое пятилетие. Подпрограмма «Архивы России» Федеральной целевой программы «Культура России (2001–2005 годы)» // Отечественные архивы. 2001. № 1.

2. Дударева О. Н. Информация об участии управления архивного дела администрации Алтайского края в реализации подпрограммы «Архивы России» федеральной целевой программы «Культура России (2001–2005 годы)» в 2001–2002 гг. // Алтайский архивист. 2003.

№ 1 (5).

3. Дударева О. Н. О компьютеризации архивных учреждений края в рамках выполнения федеральной и краевых программ: информация // Алтайский архивист. 2004. № 2 (4).

4. Разгон Н. И. Об итогах работы архивных учреждений края за 2001 год: Решение коллегии управления архивного дела администрации Алтайского края № 1 от 20.03.2002 // Алтайский архивист. 2002. № 2 (4).

ЭкономИка И менеджмент

Т.В.Баженова,МИЭМИС,3к.Научный руководитель — Е. В. Дьякова, канд. экон. наук, доцент

ПроБЛеМЫ аМорТиЗаЦионноЙ ПоЛиТиКи В СеЛЬСКоМ ХоЗЯЙСТВе роССиЙСКоЙ ФедераЦии Аграрный сектор занимает в экономике Российской Федерации особое место и в решающей мере определяет уровень продовольственной безопасности страны и социально-экономическую обстановку в обществе.

Основой сельскохозяйственного производства и важным условием развития отрасли является наличие необходимой материально-технической базы. В связи с этим изучение проблем обновления основных фондов сельского хозяйства является весьма актуальным и находится в центре внимания многих отечественных исследователей.

Анализ научных публикаций по данной тематике позволил выявить ряд проблем:

— нецелевое использование амортизационных отчислений;

— трудности в обеспечении государственного контроля за передвижением амортизационных отчислений;

— отсутствие прямой взаимосвязи между размером амортизационных отчислений и динамикой конъюнктуры рынка.

Совокупное влияние этих факторов приводит к разрушению материально-технической базы сельскохозяйственных предприятий.

Особо остро эта проблема стоит для сельского хозяйства Алтайского края как аграрного региона, основные фонды которого в последние годы отличаются высокой степенью износа и низким уровнем обновления.

В ходе исследования были выявлены следующие показатели, характеризующие динамику инвестиций в основные фонды сельского хозяйства Алтайского края:

— объем инвестиций снизился за 2009–2011 гг. на 276,6 млн руб.;

— удельный вес инвестиций в основные фонды сельского хозяйства находится на чрезвычайно низком уровне (в среднем 14,1 % от общего объема инвестиций за 2008–2011 гг.);

— в структуре инвестиций наибольший удельный вес занимают заемные средства, доля которых составляет порядка 60 %;

— в структуре собственных средств, инвестированных в основные фонды сельского хозяйства, наибольший удельный вес занимает прибыль, доля амортизационных отчислений за 2008–2011 г. составляет в среднем лишь 33,8 %.

Все это свидетельствует о том, что амортизация в сельскохозяйственных предприятиях Алтайского края не выполняет своей воспроизводственной роли. Это вызвано тем, что вложение амортизационных отчислений в основные фонды требует отвлечения из оборота денежных средств, которые в сельском хозяйстве являются особо дефицитным активом.

В наиболее затруднительном положении находятся фермерские хозяйства, испытывающие острую нехватку собственных средств на обновление основных фондов. Уровень их технической оснащенности полностью зависит от полученных кредитов, в результате чего за 2008–2011 гг.

278 фермерских хозяйств были признаны убыточными.

Экономикаименеджмент 65 Для решения обозначенных проблем необходимо проведение комплекса мер по активизации инвестиционного процесса в сельском хозяйстве, которые отмечаются органами государственной власти федерального и регионального уровня:

— создание условий для роста инвестиций в обновление основных фондов и технологическую модернизацию за счет совершенствования амортизационной политики, включая внедрение механизмов ускоренной амортизации;

— повышение финансовой устойчивости всех форм хозяйствования на селе;

— повышение доступности кредитных ресурсов, усиление конкурентных начал в сфере кредитования и на рынке лизинговых услуг;

— совершенствование форм, механизмов и увеличение объемов государственной поддержки в целях повышения доходности и инвестиционной привлекательности сельского хозяйства.

Реализация данных мероприятий позволит повысить финансовую устойчивость сельскохозяйственных предприятий и фермерских хозяйств, увеличить их собственную ресурсную базу и активизировать инвестиционный и инновационный процессы в сельском хозяйстве.

П.С.Драничников,МИЭМИС,5к.

Научный руководитель — В. И. Привало., канд. экон. наук, доцент ЭндаУМенТ-Фонд КаК иСТоЧниК ФинанСироВаниЯ аЛТаЙСКоГо ГоСУдарСТВенноГо УниВерСиТеТа В рамках заявленного высшим руководством России курса на модернизацию экономики страны особое место занимает реформирование системы высшего профессионального образования. В первую очередь это касается изменения организационно-правовой формы вузов, т. е.

по сути изменения их обязанностей и возможностей, принципиального характера взаимоотношения с государством. Однако очевидно, что подлинно инновационное развитие возможно лишь при наличии мощных устойчивых источников финансирования, носящих как бюджетный, так и внебюджетный характер. Именно такую функцию выполняют эндаумент-фонды, известные также как фонды целевого капитала.

Этот инструмент, как и многие другие, широко используется на Западе, беря свое начало в США: в 1638 г. Джон Гарвард завещал половину своего состояния университету в городе Ньюпорт, штат Массачусетс. Этот университет и сегодня носит имя своего первого дарителя. В настоящий момент фонд поддержки Гарварда является одним из крупнейших в мире, его объем превышает 31 млрд долл. [1]. Самым же знаменитым эндаумент-фондом в мире является, безусловно, Нобелевский фонд. В Российской империи существовали собственные традиции меценатства, которые, однако, были во многом утеряны после 1917 г.

Эндаумент-фонд представляет собой денежный фонд, наполняемый за счет добровольных пожертвований и инвестирующий данные средства для получения дохода, направляемого на поддержку создавшей его некоммерческой организации. Ключевыми отличиями эндаумент-фонда от других форм благотворительности является строго целевой характер расходования средств, а также ориентация на использование дохода от инвестирования пожертвований, а не самих пожертвований. Таким образом, эндаумент-фонд рассчитан на бессрочное существование. В РФ создание и деятельность эндаумент-фондов регулируется Федеральным законом «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»

№ 275 ФЗ от 30.12.2006, важнейшим отличием которого от западных аналогов является отсутствие каких-либо налоговых преференций для жертвователя.

Первый эндаумент-фонд, созданный и  зарегистрированный в  России,  — Фонд развития МГИМО, существующий с  28 марта 2007  г. К  маю 2011  г. капитал фонда составил 722 млн 323 тыс. руб. [2]. Также одни из первых в России эндаумент-фонды созданы для подТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ держки Московской школы управления «СКОЛКОВО» и Высшей школы менеджмента СанктПетербургского государственного университета.

В Сибирском федеральном округе первым сформировал целевой капитал Новосибирский государственный университет, когда в декабре 2007 г. по инициативе его выпускников и представителей бизнес-сообщества был создан фонд целевого капитала «Эндаумент НГУ». Всего в настоящий момент в России существует порядка 50 эндаумент-фондов.

Для создания стабильного независимого источника финансирования деятельности АлтГУ необходимо сформировать при университете эндаумент-фонд.

Этапы реализации проекта:

1) подготовительный;

2) организационный;

3) формирование целевого капитала;

4) запуск эндаумент-фонда;

5) финальный.

Основные инвестиционные параметры проекта представлены в следующей таблице:

Основные параметры проекта INV, р. N, лет i, % d, % PBP, лет NPV, р. PI, % IRR, % 500 000 10 10 % 6% 7 251 155 50,23 % 14 % Главной задачей проекта является сбор 3 млн руб. пожертвований в течение одного года, т. е.

выполнение третьего этапа проекта. Для этого необходимо привлечение профессионала в области фандрайзинга, активное использование рекламного и информационного потенциала университета, сотрудничество со СМИ и органами государственной власти, бизнес-сообществами.

Положительным эффектом реализации подобного проекта выступит обновление материально-технической базы университета (программное обеспечение, электронные доски), поощрительное и грантовое финансирование студентов и сотрудников университета, финансирование социальных и бизнес-проектов, разрабатываемых в университете, и т. д.

В заключение следует отметить, что массовое создание эндаумент-фондов в Российской Федерации в определенном смысле является естественным процессом обретения вузами финансовой самостоятельности, успешно завершившимся во многих развитых странах. Вместе с тем следует учитывать, что эффективность функционирования эндаумент-фондов прямо пропорциональна времени их существования, что создает необходимость форсировать этот процесс.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИй СПИСОК

1. 2011 NACUBO-Commonfund Study of Endowments Results. National Association of College and University Business Officers (NACUBO). 2012-01-17.

2. Фонд развития МГИМО [Электронный ресурс]. URL: http://fund.mgimo.ru / specific_capital.

phtml.

Н.А.Камышева,МИЭМИС,маг.1к.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«(). 77774 3 На правах py,.;onucu Искандаров Ахмет Гареевич МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА БАШКИРСКОГО ЯЗЫКА Специальность Я з ыки народов 10.02.02. Российской Федерации (башкирский язык) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Уфа-2009 Работа кафедре башкирского...»

«ГОЛУБЕВА Алина Юрьевна КОНВЕРСИЯ В СЛОВООБРАЗОВАНИИ: УЗУС И ОККАЗИОНАЛЬНОСТЬ Специальность 10.02.19 – теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Воронеж – 2014 Диссертация выполнена в ФГАОУ ВПО "Южный...»

«А.А.Чувакин Язык как объект современной филологии Конец ХХ – начало ХХ1 вв. – это время, когда вновь актуализировалась проблема статуса филологии, ее структуры и места в гуманитарном знании. И этому есть целый ряд объяснений. Рубеж веков "совпал" с трансформацией пара...»

«Токмакова Светлана Евгеньевна Эволюция языковых средств передачи оценки и эмоций (на материале литературной сказки XVIII-XXI веков) Специальность 10.02.01. – русский язык Автореферат диссертации на соискание уч...»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.