WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


«УДК 811 ББК 81.0 А 38 Акетина О.С. Старший лаборант кафедры иностранных языков Государственного морского университета им. Ф.Ф. Ушакова, аспирант кафедры общего ...»

УДК 811

ББК 81.0

А 38

Акетина О.С.

Старший лаборант кафедры иностранных языков Государственного морского

университета им. Ф.Ф. Ушакова, аспирант кафедры общего языкознания Адыгейского

государственного университета, e-mail: pacificarea@mail.ru

Антропоцентризм восприятия

пространственно-временных отношений

(Рецензирована)

Аннотация:

Рассматривается языковая картина мира как продукт познавательной деятельности

человека на основе его восприятий окружающего мира. Показано, что в процессе познания в сознании индивида формируются концептуальное пространство и время, которые отражают, соответственно, чувственную и рациональную ступени познания. Отмечается, что язык рождается при преобразовании чувственного опыта в представление, в качестве объектов восприятия способны выступать только материальные сущности, пространство и время предстают как некая абстрактная сущность. Установлено, что среди параметров восприятия мира особое значение приобретают ориентационные координаты, их репрезентация в языке осуществляется при помощи определенных единиц языка.

Ключевые слова:

Познание, языковое сознание, антропоцентризм, языковая картина мира, перцептуальное пространство, компетенция, скрытая категория, локативность.

Aketina O.S.

Senior laboratory assistant of Foreign Languages Department, F.F. Ushakov State Marine University, a post-graduate student of General Linguistics Department, Adyghe State University, email: pacificarea@mail.ru Anthropocentrism of perception of spatial-temoral relations

Abstract:

The paper deals with the language picture of the world as a product of cognitive activity of the person basing on his perceptions of the world around. In the course of cognition, the conceptual space and time are formed in consciousness of the individual. They reflect, respectively, sensual and rational steps of knowledge. Language is noted to be born when sensual experience is being transformed to representation. Only material entities are capable to act as objects of perception, while space and time appear as certain

Abstract

entities. It is established that among parameters of perception of the world orientation coordinates are of particular importance. Their representation in language is carried out by means of certain units of language.

Keywords:

Cognition, language consciousness, anthropocentrism, language picture of the world, perceptual space, competence, hidden category, location.

Языковая картина мира, являясь продуктом познавательной деятельности человека, формируется, в первую очередь, на основе восприятий окружающего мира. «Индивидуальное восприятие является основой всего нашего познания и не существует никакого метода, с помощью которого мы можем начинать с данных, общих для многих наблюдателей» [1: 168].

Более того, «...через систему восприятия человек получает всю ту информацию, которая направляется на обработку в сознание и на основании которой человек осмысляет действительность, получает знания» [2]. По мнению М.П. Ахиджаковой, «интерпретация фрагмента действительности в концептуальной системе – это, прежде всего, конструирование информации об определенном мире или «картине мира», иными словами – формирование смысла вербальных выражений о возможности построения…» [3: 148].

В процессе познания в сознании индивида формируются вначале перцептуальное пространство и время, связанные с его ощущениями, вызванными реальными объектами и явлениями, которые поддаются непосредственному чувственному восприятию, затем формируются концептуальное пространство и время, которые отражают соответственно чувственную и рациональную ступени познания. В соответствии с антропоцентрическим характером мышления языка, следствием формирования понятий перцептуального пространства и времени, а также концептуального пространства и времени, является субъективный характер этих понятий. Ю.Д. Апресян утверждает, что «в действительности важны не столько фактические пространства и времена, сколько способ их восприятия.

Скажем точнее: в наивной картине мира способ восприятия имеет приоритет действительного положения вещей» [2: 38].

В сознании индивида время и пространство рассматриваются как соотносимые явления. Данные психологии и физиологии достаточно убедительно показывают, что понятия пространства и времени настолько тесно связаны между собой в сознании человека, что в восприятии пространства мы констатируем элементы времени, в восприятии времени обнаруживаем элементы пространства. По мнению М.А. Парнюка, в понятии «пространство»

в скрытом виде содержится понятие «время» и наоборот [4]. Существующую связь пространства и времени в сознании человека доказывает и то, что характерной особенностью представления о времени у человека является его тесная связь с пространственным представлением.

Известно, что язык рождается при преобразовании чувственного опыта в представление: «...наша вербальная способность базируется на способности восприятия – идентификации и различения – объектов и состояний мира» [5]. Тем не менее, в качестве объектов восприятия способны выступать только материальные сущности, пространство и время, как любое явление психологического характера, предстает перед нами как некая абстрактная сущность. Пространство постигается эмпирически, в процессе непосредственного чувственного восприятия, время – умозрительно: переживать и осваивать пространство – в компетенции наших органов чувств; переживать и осваивать время – в компетенции нашего сознания. Механизм порождения представления абстрактных сущностей заключается в том, что абстрактные явления получают неявное метафорическое определение и структурирование в терминах конкретных, физических предметов, в результате идеальные сущности описываются языком физического мира. Именно поэтому сознание индивида, благодаря его способности ассоциативно связывать предметы и явления окружающего мира, осмысляет время в категориях пространства.

Пространственно-временное описание невозможно без наличия системы отсчета.

Ориентиром, относительно которого осуществляется концептуализация воспринимаемых явлений, служит сам человек. Как подчеркивает Ю.Д. Апресян, «для многих языковых значений представление о человеке выступает в качестве естественной точки отсчета» [2: 42].

Как отмечалось ранее, но мнению психологов, базовым в сист еме психического отражения действительности является уровень чувственного восприятия. Объекты внешнего мира не непосредственно воздействуют на субъект восприятия, а лишь будучи преобразованы в процессе деятельности. Знание, извлекаемое в результате непосредственного опыта, преломляется сознанием.

Как указывает А.В. Кравченко, в формировании языковой картины мира важнейшую роль играют два прагматических фактора – субъект восприятия (первичный фактор) и субъект речи (вторичный фактор). Поскольку категории пространства и времени усваиваются человеком с опорой на определенный чувственный образ, то пространственные и временные концепты и отношения оказываются ориентированными на человека как субъект восприятия [6].

Обобщая исследования различных авторов относительно характера воспринимаемого и описываемого человеком пространства, можно выделить следующие основные положения:

1. Пространство воспринимается человеком как трехмерное и может быть описано в метрическом и топологическом смысле. «Топологический тип материальных объектов («вместилище», «стержень», «пластина», «лента», «веревка» и т.п.)...выступает как скрытая категория, проявляющаяся в ограничениях на употребление и интерпретацию тех или иных пространственных предлогов или прилагательных размера с именами объектов данного типа.

Важность топологических и размерных свойств локализуемых предметов и ориентиров неоднократно подчеркивается различными авторами, различающими материальные объекты контейнерного или плоскостного типа, объекты, имеющие фасадную, тыльную и боковую стороны и т.д. Обыденное пространство прерывно, оно конституируется дискретными материальными объектами, имеющими свои размеры и границы. «Пространство не является простым вместилищем объектов, а скорее наоборот - конституируется ими, и в этом смысле оно вторично по отношению к объектам» [7: 21]. Пространство не обладает самостоятельным бытием, как таковое оно не может быть дано в ощущении - в ощущении даны объекты, имеющие пространственно-временные свойства, «оно зависит от структурных отношений и процессов развития в материальных системах» [8: 153].

2. Пространство, отражаемое языком, осязаемо, оно демонстрирует возможности чувственного восприятия человека, которое всегда предполагает выделение участка пространства в некоторых границах. Обычно пространство воспринимается человеком как конечное, имеющее границы. Воспринимать, осознавать и мысленно представить себе бесконечную, ничем не ограниченную величину, мы вообще не можем. Само понятие бесконечности является лишь умозрительным конструктом. Воспринимаемое человеком пространство растяжимо – «взор человека может останавливаться как на том, что его непосредственно окружает, так и не ограничиваться этим, т.е. быть устремленным вдаль, до естественного «края земли» – горизонта, а это объясняет возможность приписать пространству самые разные размеры и масштабы, отождествляя его то со Вселенной, то со всем миром, то, напротив, ограничивая его непосредственно видимым полем зрения и придавая ему смысл какого-либо очень небольшого вместилища/пространства комнаты» [9: 26].

Воспринимаемое человеком пространство всегда имеет антропоцентрическую ориентацию. Оно организуется вокруг человека, ставящего себя в центр микро- и макрокосмоса.

В языке пространственные отношения могут отсчитываться как с позиции субъекта/деятеля в ситуации, так и с позиции наблюдателя, причем оба пространства могут не совпадать [10: 212].

3. Пространство может восприниматься как реальное, а также как умозрительное за счет накопленных человеком знаний, а также вследствие активизации памяти и воображения. Во всех случаях существенную роль в языковом представлении пространственных отношений играет лексическое наполнение форм и конструкций, в частности, лексическое значение глаголов, которые могут быть объединены в категорию «локативность».

Категория локативности в ее языковом функционально-семантическом представлении выходит за рамки предиката, распространяясь на сферу обстоятельственных отношений.

Однако предикат играет определяющую роль в развертывании пространственной ориентации.

При анализе пространственных отношений используется понятие «локативной ситуации», под которой понимается выражаемая различными средствами типовая (выступающая в высказывании в том или ином варианте) содержательная структура, базирующаяся на функционально-семантической категории локативности и представляющая собой тот аспект обозначаемой «общей ситуации», который заключается в выражении пространственных отношений.

При языковом восприятии и отражении пространства решающую роль имеет структура локативной ситуации, которая складывается из нескольких элементов: локализуемый предмет, ориентир, тип пространственного отношения между ними, статика или динамика ситуации, субъект действия или состояния, наблюдатель, а также точка отсчета локативного отношения.

Для выражения собственно локативных отношений язык реализует специализированные средства, первичной функцией которых является выражение пространственных отношений. С другой стороны, эти средства выступают как первичные способы выражения данного значения.

Но в силу языковой асимметрии нередко обнаруживается нарушение взаимно однозначного соотношения между планом выражения и планом содержания.

Разные способы концептуализации предметов связаны с тем, что человек может воспринимать мир пространственных свойств и отношений двояко. В одном случае взгляд человека отражает его совокупный чувственный опыт (чувственно-наглядное восприятие и представление предмета), а в другом случае правомерно говорить о логической абстракции, связанной с выделением топологических признаков «мерных» предметов.

Важнейшим фактором в формировании пространственных концептов является характер восприятия человеком окружающей его действительности, где значимыми являются признаки размерной сопоставимости, подвижности и неподвижности, отношения к норме и т.д.

Для данного исследования интерес представляет работа Г.И. Берестнева «Мифология пространства сквозь призму языка». Исследователь приходит к выводу о том, что концепт пространства субъективен, ориентирован на мыслящего субъекта, который составляет один из структурных элементов его собственной ментальной модели пространства. Автор подчеркивает, что на самом поверхностном уровне пространство мыслится как «вместилище». Оно как бы отдалено от субъекта, он (субъект) находится вне этого «вместилища», т.е. вне мыслимого им пространства. Пространство – это то, что прямо располагается за пределами собственного «Я». По мнению ученого, основная форма организации пространства – круговая: пространство мыслится субъектом как круг или окружность, в центре которого находится он сам [11].

Среди параметров, которые оказываются наиболее существенными при восприятии мира, особое значение приобретают ориентационные координаты, которыми оперирует человек.

Репрезентация данных ориентационных координат в языке осуществляется при помощи определенных единиц языка. С одной стороны, эти координаты располагаются по осям «вертикаль»/ «горизонталь», а с другой стороны, языковые единицы, описывающие эти ориентационные координаты, включают в себя единицы знаменательных и структурных частей речи. Имя прилагательное и коррелирующие с ним имена существительные образуют единый номинативный ряд и вербально наполняют пространственные категории «длины», «ширины», «высоты»/ «глубины» экстралингвистической реальности.

Таким образом, трехмерность пространства как объективное свойство действительности есть отражение когнитивных механизмов, лежащих в основе восприятия и познания мира человеком. В существовании пространственно-предметных связей нет указания на большую или меньшую значимость одних измерений по отношению к другим.

Вопрос об иерархии измерений в пространстве возникает только тогда, когда речь идет о взгляде человека на мир пространственных отношений.

Примечания:

1. Рассел Б. Человеческое познание, его сфера и границы / пер. с англ. Н.В. Воробьева. М.:

ТЕРРА – Кн. клуб: Республика, 2000. 388 с.

2. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // ВЯ.

1995. № 1. С. 37-67.

3. Ахиджакова М.П. Семантическое поле отражения ментальности адыгов в языковом пространстве А. Евтыха // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер.

Филология и искусствоведение. Майкоп, 2012. Вып. 2. С. 147-153.

4. Парнюк М.А., Причепий Е.Н. Пространство и время. Киев: Наук. думка, 1984. 214 с.

5. Павиленис Р.И. Язык. Смысл. Понимание // Язык. Наука. Философия. Логикометодологический и семиотический анализ. Вильнюс, 1986. С. 240-263.

6. Кравченко А.В. Когнитивные структуры пространства и времени в естественном языке // Изв. РАН. Сер. лит. и языка. 1996. Т. 55, № 3. С. 3-24.

7. Кобозева И.М. Семантические проблемы анализа политической метафоры // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. 2001. № 6. С. 132-149.

8. Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). М.: Гнозис, 1994. 343с.

9. Кубрякова Е.С. Язык пространства и пространство языка (к постановке проблемы) // Изв. РАН. Сер. лит. и языка. 1997. Т. 56, № 3. С. 22-31.

10. Болдырев Н.Н. Отражение пространства деятеля и пространства наблюдателя в высказывании // Логический анализ языка. Языки пространств. М., 1997. С. 212-217.

11. Берестнев Г.И. Мифология пространства сквозь призму языка // Категоризация мира:

пространство и время: материалы науч. конф. М.: Диалог-МГУ, 1997. С. 76-78.

References:

1. Russell B. Human knowledge, its scope and limits / transl. from English by N.V. Vorobyov.

M.: TERRA – Kn. Klub: Respublika, 2000. 388 pp.

2. Apresyan Yu.D. Image of a person according to language data: an attempt of the system description // VYa. 1995. No. 1. P. 37-67.

3. Akhidzhakova M.P. Semantic field of reflection of the Adyghes’ mentality in A. Evtykh’s language space // The Bulletin of the Adyghe State University. Series «Philology and the Arts». Maikop, 2012. Iss. 2. P. 147-153.

4. Parnyuk M.A., Prichepy E.N. Space and time. Kiev: Nauk. dumka, 1984. 214 pp.

5. Pavilenis R.I. Language. Sense. Cognition // Language. Science. Philosophy. Logic, methodological and semiotic analysis. Vilnius, 1986. P. 240-263.

6. Kravchenko A.V. Cognitive structures of space and time in a natural language // The RAS news. Ser. of lit. and language. 1996. V. 55, No. 3. P. 3-24.

7. Kobozeva I.M. Semantic problems of the political metaphor analysis // The MSU Bulletin.

Ser. 9. Philology. 2001. No. 6. P. 132-149.

8. Yakovleva E.S. Fragments of the Russian language picture of the world (models of space, time and perception). M.: Gnozis, 1994. 343 pp.

9. Kubryakova E.S. The language of space and the space of the language (on the problem statement) // The RAS news. Ser. of lit. and language. 1997. V. 56, No. 3. P, 22-31.

10. Boldyrev N.N. The reflection of the doer’s space and the observer’s space in an utterance // The logical analysis of the language. Languages of spaces. M., 1997. P. 212-217.

11. Berestnev G.I. Mythology of space in the light of the language // Categorization of the world:

space and time: materials of the scient. conf. M.: Dialogue-MSU, 1997. P. 76-78.



Похожие работы:

«ВАСИЛЬЕВА Надежда Матвеевна СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЯКУТСКОЙ ОРФОГРАФИИ Специальность 10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (якутский язык) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Якутск – 2013 Работа выполнена в секторе лексикографии Федерального го...»

«Утверждено постановлением Правительства Кыргызской Республики от 22.04.2015 года № 234 (в редакции постановлений Правительства Кыргызской Республики № 56 от 10.02.2016 года и от 16.06.2016 года № 326) Порядок заполнения и представлен...»

«Вестник ПСТГУ Валова Евдокия Алексеевна, III: Филология аспирант НИУ ВШЭ 2014. Вып. 4 (39). С. 16–33 dunya_v@yahoo.com СИНТАКСИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА РУССКОЙ ЭНКЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИЦЫ ЖЕ Е. А. ВАЛОВА Цель данного исследования — описание синтаксических свойств русской энклитической части...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯНАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД МАЙ-ИЮНЬ БИБЛИОТЕКА •НАУКАСыктывкаоского I 2 00 1 Г О С У Н И В Е Р С И Т Е Т Д МОСКВА 50-лети* С С О СОДЕРЖАНИ...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО "ВГУ") УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой филологических дисциплин и методики их преподавания И.А. Морозова 03.02.2016...»

«ХАРИТОНОВА Екатерина Владимировна РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ РУССКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ В СКАЗАХ П. П. БАЖОВА Специальность 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Екатеринбург 2004 Работа выполнена на кафедре фольклора и древней литературы государственного...»

«13. ЧЕРВЯКИ И ЧЕЛНОКИ Облака плыли в голубом небе. Строй комков застыл у гастронома.Старуха покупала маленькие шоколадки, просила пять штук. (Примечание: комок — торговый киоск; в лексику вошло в девяностых годах.) Старушка следила, чтобы все шоколадки были в разной обертке. Молоденькая продавщица была настроена добр...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ФИЛОЛОГИИ М. А. Бологова Проза Асара Эппеля Опыт анализа поэтики и герменевтики Ответственный редактор д-р филол. наук И. В. Силантьев НОВОСИБИРСК УДК 821.161.1(091) “19” “20” Б...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.