WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


Pages:     | 1 | 2 ||

«КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОППОЗИЦИЯ «НОРМА – НЕ НОРМА» В ФОРМИРОВАНИИ СЕМАНТИКИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА С КОМПОНЕНТОМ-СОМАТИЗМОМ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Выражение отрицательной оценки интеллектуальных качеств личности актуализировано в ФКС to be all brawn and no brains (букв. состоящий целиком из мускулов и без мозгов) ‘to be physically strong but not very intelligent’ [FOD].

Отклонение от нормы в этом случае мы усматриваем в том, что, с одной стороны, физическое тело человека не может состоять полностью только из одного телесного элемента – мускулов. При этом наличие мозгов = ума – отрицается. С другой стороны, в семантике, рассматриваемой ФКС заложен концептуально воспринимаемый образ мужчины красивого, атлетического телосложения, но обделенного интеллектом: «большой и глупый». Факт ограниченности умственных способностей в системе общечеловеческих представлений о человеке умном как нормальном может являться основанием для отклонения от нормы. Данный пример в очередной раз подтверждает тот факт, что фразеологические единицы заключают в себе комплекс наивных представлений носителей языка о том или ином эталоне, стереотипе, концепте национальной культуры. В данном случае актуализируется отрицательный стереотип физически сильного, но глупого человека (ср. рус. «сила есть – ума не надо»).

Однако в английском языке для характеристики ‘глупого/интеллектуально ограниченного человека’ применимы фразеологические единицы и с другими соматизмами. В качестве примера укажем такие ФКС, как: to be dead from the neck up (humorous) (букв. быть мертвым выше от шеи) – намек на то, что «мертвая» здесь голова ‘if a person is dead from the neck up, they are very stupid’ [OxfDEI]; to have nothing between the/your ears (букв. ничего не иметь между ушей), т.е. не иметь головы как вместилища мозгов/ ума – (informal) ‘to be stupid’ [OxfDEI] – в данном случае можно говорить об имплицитном указании на «неработающий орган», т.е.

«голову».

Как показал анализ отобранного материала исследования, в ряде ФКС не наблюдается формальных элементов отрицания, к которым мы, прежде всего, относим отрицательные частицы «no/not» (напр., not to have an ear for smth), но при этом сами фразеологические единицы будут обладать отрицательной коннотацией.

Среди подобных фразеологизмов можно перечислить такие ФКС, как: to throw dust into one’s eyes ‘to mislead or confuse’ [FOD]; to draw/pull the wool over smb’s eyes ‘to deceive someone by telling untruth’ [OxfDEI]; to be dead from the neck up ‘if a person is dead from the neck up, he is very stupid’ [OxfDEI]; to foam at the mouth‘to display furious rage’ [CIDI]; to have rocks in one’s head ‘to be mentally unbalanced’ [OxfDEI] и проч.

В сознании человека заложена информация об определенном комфортном, нормальном состоянии его тела и организма, однако в случае нарушения этого состояния, человек негативно реагирует на «раздражитель», что естественно.

В структуре ряда проанализированных выше ФКС с отрицательной коннотацией присутствуют:

– отрицательные частицы (no; not);

– отрицательные местоимения (nothing);

– фразовые глаголы, где в лексическом значении предлогов актуализированы концепты «ОТСУТСТВИЕ/ИЗЪЯТИЕ/ЛИШЕНИЕ» и т.п. (напр., to be out of one’s head ‘to be crazy’ [CID]; to get out of hand ‘if a situation gets out of hand, it cannot be controlled any more’ [CID]; to bite nose (head) off ‘to speak sharply and with great anger to someone’ [McGHAI]; to cut off your nose to spite your face ‘to do something because you are angry, even if it will cause trouble for you’ [CID].

Более того отметим, что концепт «НЕ НОРМА (= ОТСУТСТВИЕ НАЛИЧИЯ/НАРУШЕНИЕ/ДЕФЕКТ)» зачастую актуализированы в ФКС за счет глаголов, лексические значения которых сопряжены с очевидными нарушениями заданной анатомической нормы, например: to break (to break one’s neck ‘make a great effort, work very hard’ [AHDEL]); to cut (to cut off one’s nose (to spite your face) ‘to do something because you are angry, even if it will cause trouble for you’ [CID]); to bite (to bite (one’s) head off ‘to speak sharply and with great anger to someone’ [McGHAI]); to lose (to lose one’s heart ‘to lose courage or confidence’ [McGHAI]; to lose one’s arm ‘to lose some highly-valued assistance’ [TO]); to give (to give one’s right arm ‘to be very keen to acquire something’ [McMlnED]); to beat (to beat one’s brains out ‘to severely criticize someone’ [CDAI]).

Еще одним примером отрицательной оценки, но уже поведенческих особенностей личности может стать ФКС to be limp-wristed. В указанной ФКС к соматизму «wrist/запястье» относится атрибутив «limp» ‘not firm, stiff or strong’ (мягкий; нежесткий; безвольный; слабый) [McMlnED]. Таким образом, семантическая категория «не норма» выражена в определенном нарушении «качества» и, как следствие, функционального состояния запястья. Можно предположить, что данная ФЕ проецирует образ мужчины через соотнесенность с образом женщины, так как эстетическая оценка женской руки, в частности, запястья традиционно наиболее типична (ср. рус. тонкое запястье; нежная кожа запястья). В семантике ФКС to be limp-wristed (букв. имеющий мягкое/слабое запястье) (informal) ‘a man who is limp-wristed seems weak and lacks the qualities that people usually admire in a man’ [CIDI] раскрывается стереотипное представление о слабом мужчине, которого к тому же отличает специфическое, женоподобное, жеманное поведение. Такое поведение мужчины является отклонением от нормы и получает неодобрительную, а порой и сильно негативную общественную оценку.

Так, анализ примеров реализации данной фразеологической единицы в тексте показал, что она весьма частотна при описании мужчин нетрадиционной ориентации: «the common heterosexual stereotype of gays as all limp-wristed queens»

[Connell R. W., 2005, p. 157].

В качестве примера фразеологической единицы с положительной коннотацией рассмотрим ФКС to be (one’s) right-hand man (букв. быть человеком правой руки) ‘the most helpful assistant’ [FOD]. Если мы обратимся к базовой концептуальной оппозиции «ПРАВО – ЛЕВО», которая является одной из ключевых пространственных оппозиций, мы увидим, что концепт «правый» всегда оценивается положительно. В наивной картине мира все, что в пространственном положении находится от человека справа, по его правую руку, находится от него в непосредственной близости, буквально «под рукой». Таким образом, концепт «правый» актуализирует образ человека, который всегда находится в статусе приближенного, незаменимого помощника, иными словами, является «правой рукой».

Сделав небольшое отступление, заметим, что второй компонент оппозиции – «левый» – соответственно обладает негативной окраской, например, сложное прилагательное с соматическим компонентом «left-handed» в одном из своих значений имеет указание на неуклюжего, неповоротливого человека ‘awkward or clumsy’ [CD], это же значение отражено в семантике ФКС to have two left feet (букв.

иметь две левые ступни) ‘to move in a very awkward way when dancing’ [CID].

В оценке значительную роль играет субъективный фактор. Познавая какойлибо объект или явление действительности, человек неизбежно оценивает его в диапазоне своей «нормативной» шкалы оценок, например, «приемлемо / неприемлемо», «допустимо / недопустимо», «традиционно / нетрадиционно» и проч. Поясним данное утверждение на следующем примере. В английском языке существует понятие «морганатический брак» – ‘morganatic marriage’ или ‘lefthanded marriage/marriage of the left hand’ (букв. леворукий брак/брак левой руки) ‘marriage between a man of royal or noble birth and a woman of lesser status, with the stipulation that wife and children have no claims to his titles or possessions or dignity.

Still common at the beginning of the 20th C., the practice is now rare. Syn. Morganatic marriage, marriage of the left hand’ [Rev.]. В семантике ФКС отражена эмотивнооценочная модальность, а именно неодобрение подобного «неравного брака».

История появления этого устойчивого выражения в английском языке говорит о том, что во время обряда заключения брака между мужчиной из знатного рода и женщиной более низкого социального происхождения, жених, как правило, в момент произнесения клятвы берет невесту за левую, а не за правую руку. Более того, после заключения брака, жена и даже общие дети пары не имеют права претендовать на титул и собственность главы семейства.

Возвращаясь к анализу вышеуказанной ФКС to be (one’s) right-hand man, отметим, что в этой фразеологической единице актуализируется и другой концепт

– концепт «ПОМОЩЬ/ПОДДЕРЖКА».

В системе общечеловеческих ценностей, безусловно, положительно оцениваются такие качества личности, как неравнодушное отношение к людям, готовность придти на помощь, помочь советом и оказать поддержку тому, кто в ней нуждается. В словарной статье в качестве синонимов данной ФКС приводятся слова «assistant», «helper», «help», «supporter» [FOD] – слова, в лексическом значении которых отражены одни из наиболее ценных качеств личности. Эмотивно-оценочную модальность семантики анализируемого ФКС в дефиниции дополняет наличие компонента интенсивности, выраженного грамматически в виде наречия-модификатора в превосходной степени «the most» – ‘the most helpful assistant’ [FOD].

В ФКС to offer one’s hand (букв. предложить руку) также присутствует положительная коннотация ‘to extend one’s hand to be shaken as a sign of friendship’ [OxfOD]. Концепт «ДРУЖБА», актуализируемый в этой ФЕ, реализуется в языковом выражении в соматизме «hand». Так, в европейской культуре вытянутая и открытая для рукопожатия правая рука традиционно считается символом уважения и взаимного расположения людей друг к другу, что в рамках социальных норм имеет положительную оценку.

Положительная оценка заключена и в семантике ФКС to rub one’s hands.

Образ, который лежит в основе значения данной единицы и служит ее мотивирующей базой – «потирание ладоней» как признак проявления человеком чувства удовлетворения и/или радости – to rub one’s hands (букв. тереть руки) ‘experience or exhibit pleased anticipation or self-satisfaction’ [FOD].

В основе следующих ФКС с положительной коннотацией to fall on one’s feet (букв. упасть на ступни) ‘to have good luck or success’ [OxfOD] и to land on one’s feet (букв. приземлиться на ступни) ‘to overcome difficulties, to be restored to a sound or stable condition’ [FOD] лежит зооморфная метафора. Когда-то в народе отметили способность кошек приземляться на лапы при падении. В связи с этим бытует поверье, что они обладают особым «шестым чувством», и что у них девять жизней, поскольку кошки умеют отлично группироваться при падении и зачастую, даже упав с большой высоты, получают незначительные повреждения. В результате метафорического переосмысления этого словосочетания (приземлиться на ноги, не упасть «плашмя») и проекции этой способности на человека формируется фразеологическое значение «справиться с трудностями», «преуспеть», что отражено в ряде дефиниций анализируемых ФКС ‘to overcome difficulties’ [FOD];

‘surprisingly succeed despite difficulties’ [McMlnED]; ‘to have good luck or success’ [OxfOD]. Из словарных дефиниций видно, что в этих ФЕ актуализированы сразу два концепта – концепт «БАЛАНС» и концепт «УДАЧА/УСПЕХ». Как мы уже говорили выше, в семантике ряда ФКС заложена прототипическая базовая оппозиция «низ (плохо) – верх (хорошо)». Однако пример ФКС to fall on one’s feet показывает, что подобную дифференциацию в рамках указанной оппозиции не всегда стоит принимать как закономерную: в приведенной ФЕ актуализирован базовый пространственный концепт «НИЗ», при этом в семантике ФКС заложена положительная коннотация, что видно из словарной дефиниции ФКС ‘to have good luck or success’ [OxfOD].

Концепт «УСПЕХ» актуализируется и в другом ФКС с положительной коннотацией – to follow your nose (букв. следовать носу) ‘to trust your own feelings’ [OxfOD‘to be guided by instinct’ e.g. Had no formal training but became a success by following his nose) [FOD]. Нос – орган обоняния, метонимически обозначает чувства как таковые: обоняние, «нюх» и в целом получение необходимой информации. В основе ФКС to follow one’s nose лежит зооморфная метафора. Так, в сознании человека лежат стереотипные представления о повадках, поведении и инстинктах животных. На основе метафорического переноса действия человека уподобляются инстинктивному поведению животных, согласно которому животное, стараясь уловить запах, поднимает нос в направлении ветра. Так, и человек, следуя своему внутреннему чутью, приноравливается к обстоятельствам и стремится добиться личной выгоды. Интересно, что в русском языке есть, на первый взгляд, формально похожий фразеологизм «держать нос по ветру», однако в отличие от английского фразеологизма он имеет отрицательную коннотацию, так как означает «беспринципно менять свои взгляды, оценки, поведение в зависимости от изменения обстоятельств» [ФСРЛЯ].

ФКС to carry/sweep off one’s feet (букв. уносить/сметать со ступней) ‘to fill with enthusiasm’ [FOD] также заключена положительная коннотация, что диссонирует со структурным планом ФКС, представленным фразовым глаголом carry/sweep off + соматизм». В данной ФЕ наблюдается нарушение «to вертикальной оси и, как следствие, потеря баланса. В основе ФКС лежит образ человека, отрывающегося от земли, буквально взлетающего в воздух, что в свою очередь актуализирует базовую концептуальную оппозицию «ВЕРХ – НИЗ».

Метафорический перенос «взлететь – загореться/увлечься чем-либо»

подразумевает, что человек преисполнен энтузиазма и его переполняет энергия.

В ФКС to lend an ear (букв. одолжить ухо) и в ФКС «Have my ear!», представляющим собой восклицание, также отмечается наличие положительной коннотации ‘to listen carefully and in a friendly way to someone, especially someone who is telling you about a problem’ [FOD]. Однако положительная оценка в данном случае диссонирует с очевидным отклонением от анатомической нормы, выраженном в нарушении комплектности тела – «одолжить ухо = остаться без уха»

(хоть и на время).

Далее представляется логичным продолжить наш анализ с точки зрения проявления признака интенсификации в семантике ФЕ с компонентом соматизмом, поскольку интенсифицирующий компонент имеет яркое проявление в семантике ФКС и часто используется в качестве дополнительного усиления определенный стороны признака.

3.2 Компонент «интенсивность» в семантике фразеологических единиц с компонентом-соматизмом, основанных на концептуальной оппозиции «норма – не норма»

Проведенный в п. 3.1 анализ примеров ФЕ с компонентом-соматизмом показал, что оценка охватывает всю сферу деятельности человека. В первую очередь оценка находит свое яркое отражение в семантике ФКС, в которой фиксируются разного рода отклонения от нормы проявления того или иного признака. Неординарный характер оценки проявляется в той или иной степени интенсивности. Иными словами, оценочность имеет свои градации. При восприятии объективного мира человек определяет для себя ценностные ориентиры. Все происходящие вокруг себя он оценивает не только на основании ряда концептуальных оппозиций, подобно таким, как «истинно – ложно», «добро – зло», «красиво – уродливо», «приемлемо – недопустимо», «норма – не норма», но и добавляет к своей оценке ряд квалитативных суждений, которые на языковом уровне объединены интенсифицирующей функцией. Наиболее распространенные «семантические варианты» интенсивности включают: меру признака действия, меру количества, меру и степень длительности, степень силы, меру качества и т.п.

Для фразеологической семантики категория интенсивности, как и категория оценки, является важным и специфическим фактором для характеристики фразеологических единиц. Наличие интенсификатора позволяет достичь желаемой эффективности языкового воздействия на реципиента, а фразеологическим единицам – обрести стилистическую окраску. Как мы уже отмечали ранее (см. п. 3.1), в семантике ФКС отражена эмотивно-оценочная модальность.

Объективный (дескриптивный, признаковый) компонент оценки выстраивается из собственных свойств/признаков объекта оценки, тогда как субъективный компонент, являющийся важнейшей особенностью оценки, всегда связан с положительным или отрицательным отношением субъекта оценки к ее объекту.

Если категория оценки в языковом плане является сущностной характеристикой языковой единицы и подразумевает ценностную ориентацию значения фразеологической единицы, то категория интенсивности связана не только с аксиологическим аспектом, но и включает эмоционально-оценочное суждение. От степени эмоционального отношения и меры экспрессивности меняется смысл высказывания, появляются новые оттенки коннотации. Мера экспрессивности находит отражение в степени интенсивности, которая в свою очередь может быть выше или ниже исходной точки положения знака оценки «+» или «–» в диапазоне крайних точек градационной шкалы.

Рассматривая норму (обычное, привычное состояние тела/организма) как точку отсчета, мы опираемся на суждение Н. А. Лукьяновой, предположившей, что интенсивность связана «не только с любой количественной квалификацией явления, а только с такой, которая демонстрирует отклонение от «нормальной»

меры» [Лукьянова, 1986, с. 56 выделено нами – М. А.]. Это положение позволяет определить интенсивность не только как количественное изменение признака объекта, но и как особый способ количественной характеризации признака, поскольку при интенсификации происходит взаимодействие количественных и качественных характеристик.

Закономерным представляется то, что качество объекта связано с его определенными количественными характеристиками. Любое изменение качества объекта влечет изменение меры признака, т.е. указывается предел, сигнализирующий отступление от нормы. Таким образом, интенсивность как семантическая категория основана на синтезе категорий качественности и количественности. По утверждению И. И. Туранского, категория интенсивности – это ««семантическая категория, в основе которой лежит понятие градации количества в широком смысле этого слова. Интенсивность есть количественная мера оценки качества, мера экспликативности, есть показатель содержания коммуникации. Интенсивность есть мера экспрессивности, эмоциональности, оценочности, сигнализирующая градуальность» [Туранский, 1990, с. 7].

Наименование признаков, свойств и качеств объектов и явлений внешнего мира соизмеряется в сознании человека как субъекта оценки относительно двух полярных полей на шкале интенсивности/градации – «меньше нормы» и «больше нормы». Объективация в языке усиления или ослабления признака объекта определяет субъективную значимость подобного изменения признака для участников коммуникации, что в свою очередь указывает на прагматический характер категории интенсивности. В нашем понимании присутствие компонента интенсивности в структуре и/или в толковании значения ФКС указывает не только на экспрессивный способ выражения человеком собственных эмоций, но, что особенно важно подчеркнуть, человек осознанно модифицирует определенные отклонения от «нормальной» меры проявленности признака, тем самым делая это качество релевантным (существенным) и значимым для него самого и для слушающего.

В языковом выражении интенсивность имеет ряд лексических маркеров.

Например, такой вид количественной характеристики, как точно измеренная величина, может быть представлен наличием имени числительного как части речи, обозначающей число, количество и порядок предметов.

В ФКС to have two left feet (букв. иметь две левые ступни) ‘to move in a very awkward way when dancing[CID] имя числительное «two» можно рассматривать как интенсификатор, указывающий на степень превышения количества левых ног у человека, а именно «больше нормы». Избыточное проявление меры количественного признака, с одной стороны, указывает на неумение человека танцевать/двигаться в ритме музыки, что видно из словарной дефиниции ‘to move in a very awkward way when dancing[CID]. С другой стороны, в семантике ФКС за счет указанного интенсификатора акцентируется, насколько это количественное «отклонение» существенно для человека: обладая двумя левыми ногами, человек неизбежно лишается устойчивости и теряет ощущение баланса, что приводит к нарушению нормы баланса тела.

В ФКС to keep/have one eye on somebody/something, напротив, имя числительное «one» может быть рассмотрено как ослабление качества признака объекта – «меньше нормы». Глаза – парный орган зрения. Соответственно, человек, смотрящий на предмет одним своим глазом, в наивном представлении будет иметь какие-то нарушения (физиологические – закрытый глаз, механические – травма, анатомические – отсутствие глаза) зрительной функции второго глаза, что говорит об отклонении от нормы, выраженное в нарушении комплектности органов зрения.

Однако это на первый взгляд. Обратившись к значению ФКС to have/keep one eye on smb/smth или ее варианта to have/keep half an eye on smb/smth, мы увидим, что в данном случае с помощью интенсификаторов «one», «half» расшифровывается значение ФКС ‘to be watching someone or something at the same time that you are doing something else’ [LID] – образ ситуации, когда человек занимается несколькими делами одновременно, в силу чего вынужден распределять свое внимание между ними. Соматизм «глаз» при метафорическом переносе соотносится с «вниманием/концентрацией», имеется в виду, что в заложенном в ФКС образе «один глаз/половина глаза» символизируется отсутствие возможности сосредоточения внимания на чем-то одном.

Усиленная или ослабленная степень проявления компонента интенсивности в ФКС может иметь два способа выражения в языке. В первом случае мы говорим об эксплицитной форме выражения, на что указывает наличие определенных лексических маркеров в структуре ФКС. Например, в ФКС one’s eyes are bigger than his belly/stomach ‘of one who has taken more than he can eat’ [FOD]. В структуре ФКС лексема «bigger» выступает в роли классификатора средней степени превышения «исходной» нормы. И в дефиниции ФКС также реализуется указание на аналогичную степень интенсивности проявления признака объекта («more (than)…»). Отметим, что анализ ФКС показал, что эксплицитное выражение компонента интенсивности в структуре ФКС встречается довольно редко. При этом английский фразеологический фонд довольно широко представлен ФЕ с компонентом-соматизмом, в структуре которых присутствуют экспериенцальные прилагательные, в которых, как представляется, компонент интенсивности также находит свою языковую реализацию.

На наш взгляд, экспериенцальный признак может быть рассмотрен как своего рода интенсификатор, который оказывает соответствующее положительное или отрицательное эмоциональное воздействие на человека через указание на нарушение исходных «нормальных» ощущений человека при его взаимодействии с объектом и/или при указании на несвойственную для этого объекта структуру/состояние. В этой связи интересен для анализа ФКС (to have) a heart of oak (букв. иметь сердце из дуба) ‘a brave person’ [Rev.]. В основе ФКС лежит базовая концептуальная метафора СЕРДЦЕ = КОНТЕЙНЕР (ВМЕСТИЛИЩЕ) «ЧУВСТВ/ВОЛИ» человека. При метафорическом переносе признак, указывающий на структуру дерева – дуба/oak – переносится на орган в человеческом теле: человек имеет настолько твердое и прочное сердце, что «материал» полости сердца можно сравнить с древесиной дуба, которая, как известно, является очень прочным и надежным строительным материалом. В английском наивном сознании образ человека с «сердцем из дуба» указывает на волевые качества человека, его сильный дух и характер, что, безусловно, оценивается положительно. Впрочем, интересно отметить, что характер оценки, и, как следствие, указание на положительный/отрицательный признак личностного качества человека, будет отличаться в английской и русской языковой культуре.

Так, для русского сознания человек с «черствым сердцем» (здесь экспериенцальный признак также указывает на то, что орган «сердце» имеет несвойственную для него структуру, а именно «твердость/жесткость») вызывает скорее негативные эмоции в силу отсутствия у человека отзывчивости и душевных качеств в целом. В ФКС (to get) cold feet экспериенцальное прилагательное «cold»

указывает на такой признак предмета, который способен вызвать определенное ощущение дискомфорта, заложенное в биологической памяти человека, и, как следствие, вызвать у него соответствующее отрицательное отношение – (to get) cold feet (букв. получить холодные ступни) ‘to suddenly become too frightened to do something you had planned to do’ [FOD] – (рус.) струсить, не решиться, потерять уверенность в себе (как правило, в последний момент).

В словарных дефинициях ФКС часто встречаются лексические маркеры, указывающие на отклонение от «нормы» в диапазоне полей «больше нормы» / «меньше нормы».

К подобным лексическим маркерам можно отнести любые слова, чаще всего имена прилагательные или наречия, в лексическом значении которых будет актуализирована:

1) сравнительная величина (more);

2) чрезмерная величина: 2a)«больше нормы» (too; greatly; bitterly); 2б) «меньше нормы» (little, lesser, fewer);

3) существенная величина (very; a lot of);

4) предельно возможная величина (incredibly, excessively, inconsolably;

completely, fully).

Например, в ФКС to open one's big mouth ‘to speak indiscreetly, loudly or excessively’ [CIDI] актуализируется образ человека, который не просто говорит много и, как правило, громко, а чья чрезмерная говорливость/болтливость, зачастую граничащая с бестактностью и опрометчивостью высказываний, для слушателей становится уже раздражающей (ср. рус. иметь длинный язык, трепать языком, быть треплом).

Как для английского, так и для русского сознания, человек, имеющий буквально «толстую кожу», воспринимается как крайне невосприимчивый, неподверженный эмоциям, неотзывчивый и в принципе лишенный каких-либо чувственных проявлений и переживаний, что делает его полной противоположностью людям с сенситивным характером, что находит отражение в словарной дефиниции ФКС to have a thick skin ‘to be remarkably insensitive’ [OxfDEI]. Интересно отметить, что в самой структуре ФКС и его дефиниции присутствуют лексические маркеры интенсификации: усилительное наречие «remarkably» (имплицитный маркер), а имя прилагательное «thick» (эксплицитный маркер), как представляется, можно рассматривать как экспериенцальный признак

– прямое указание на определенную степень «превышения нормы» плотности биологического покрова тела человека.

Итак, интенсивность как семантическая категория характеризуется не только наличием аксиологического аспекта, но, что более важно, включает эмоциональнооценочное суждение. Природа последнего определяется степенью эмоционального отношения к реалии, от чего в свою очередь варьируется мера экспрессивности, меняющая смысл и тональность высказывания за счет появления новых оттенков коннотации. Как представляется, наличие компонента «интенсивность»

непосредственно в структуре ФКС и/или в его толковании (словарной дефиниции) свидетельствует о том, что человек осознанно модифицирует определенные отклонения от «нормальной» меры проявленности признака (в диапазоне выше (больше) /ниже (меньше) исходной точки положения знака оценки на шкале градации), тем самым выделяя некоторое качество объекта как релевантное и значимое для него самого и для слушающего. Более того, в ходе анализа было выявлено, что наличие экспериенцального прилагательного в структуре ФКС также определяет присутствие компонента интенсивности в семантике ФКС.

Рассмотрев особенности коннотативного аспекта семантики ФКС, включая компонент «интенсивность» сквозь призму концептуальной оппозиции «норма – не норма», представляется необходимым остановиться на когнитивных механизмах, задействованных в процессе фразеологической номинации.

3.3 Метафтонимия как когнитивный механизм формирования семантики фразеологических единиц с компонентом-соматизмом В рамках когнитивной лингвистики уже стало аксиоматичным положение о том, что между когнитивными и языковыми структурами наблюдается корреляция, поскольку языковая форма являет собой отражение когнитивных структур.

Последние закреплены в речи и мотивируются ей. Фразеология – область языка, в которой наиболее глубоко раскрывается этнокультурная специфика. В этой связи на первый план выходит «межсемиотическая транспозиция» (термин Р. Якобсона).

Концептуальный характер этого процесса заключается в переводе (или транспозиции) знаков одной системы (концептосферы культуры) в систему языка, в частности, фразеологию. Р. Якобсон [Якобсон Р., 1978] отмечал, что в процессе транспозиции из одной системы в другую концептуальное содержание знаков претерпевает разного рода модификации, например, сужение, расширение, выделение или актуализация отдельных смысловых компонентов знака или его концептуальных составляющих. Специфика семантики фразеологизмов с компонентом-соматизмом определена тем, что в ФКС уникальность и аутентичность определенной языковой культуры «сконцентрирована» наиболее полно. Анализ семантики ФКС дает ключ к пониманию того, как ментальные сущности осмысляются и закрепляются в семантике фразеологических единиц сквозь призму такой «объективной и универсальной сферы, как тело человека»

[Иорданская, 2004, с. 397].

Специфика семантики ФКС обусловлена лексико-семантическим потенциалом образующего соматического компонента, который определяется физиологической функцией, которую выполняет номинируемая соматическим компонентом часть тела человека или орган. Таким образом, существующий в сознании человека конкретный «телесный» объект актуализируется в концептуальный образ, который в процессах мышления и взаимодействия человека с окружающим миром служит концептуальным способом трансформации уже знакомого и привычного для человека знания о своем телесном облике в более абстрактные информационные модели. При этом высвечивается особенность фразеологизмов как знаков «вторичной номинации», в раскрытии семантики которых ключевым становится «…процесс концептуализации в ходе формирования значения идиом, в результате которого образное представление служит источником ее значения» [Беляевская, 2002, с. 3].

Рассматриваемые в настоящей работе ФКС представляют собой мотивированные структуры, сформированные на базе когнитивных структур и обусловленные жизнедеятельностью человека и, в первую очередь, его телесным опытом.

Под когнитивными структурами в исследовании понимаются такие когнитивные модели, с помощью которых человек структурирует и упорядочивает свой эмпирический опыт (чувственное и физическое восприятие, движение, ощущение, функции частей тела и т.п.). В узком понимании термина когнитивная модель определяется как характеристика процесса категоризации в естественном языке [СЛТ]. Когнитивная модель, как нам представляется, может быть определена как некий образ знакомого знания в пространстве сознания человека. В процессе взаимодействия с окружающей действительностью человек использует когнитивную модель для осуществления фундаментальной когнитивной операции переноса структур знания из одной концептуальной области в другую. Наиболее распространенный способ концептуализации окружающего мира – процесс метафоризации. Являясь когнитивной операцией, метафоризация связана со способностью человека «соизмерять все новое для него по своему образу и подобию или же по пространственно воспринимаемым объектам, с которыми человек имеет дело в практической деятельности, в жизненном опыте»

[Телия, 1988, с. 182]. Иными словами, метафоризация – это когнитивный механизм, основанный на взаимодействии двух концептуальных областей: хорошо знакомый человеку компонент концептуальной области-источника структурирует менее понятную для него концептуальную область-цели. Первый домен когнитивной модели – область-источник (source) – более конкретное знание, получаемое человеком в процессе непосредственного опыта взаимодействия с действительностью. Можно сказать, что область-источник – это та основа, признаки и значимые характеристики которой переносятся (накладываются) на другую концептуальную область описания – область-цель/область-мишень (target). В результате метафорической проекции (= переноса) или когнитивного отображения базовые образы трансформируются в более абстрактные информационные модели, что приводит к образованию новых концептуальных образов, являющихся для человека источником новых ощущений и новых граней понимания окружающего мира.

Говоря о доминирующей роли метафоризации в формировании значения фразеологических единиц, нельзя не отметить, что очень часто основанием для продуцирования концептуальной метафоры является другой когнитивный механизм – метонимия. Если концептуальная метафора рассматривается как наложение двух разных концептуальных областей, то концептуальная метонимия предполагает наложение элементов внутри одной концептуальной области.

Основной функцией метонимии является референция, перенос, благодаря которому мы имеем доступ к одним ментальным единицам посредством других ментальных единиц. Как справедливо замечает Н. Д. Арутюнова, метонимию следует рассматривать, как «троп или механизм речи, состоящий в регулярном или окказиональном переносе имени с одного класса объектов или единичного объекта на другой класс или отдельный предмет, ассоциируемый с данным по смежности, сопредельности, вовлечённости в одну ситуацию»

[БЭС под ред. Н. Д. Арутюновой выделено нами – М. А.].

Несмотря на то, что исследования последних лет доказывают существование комплексного механизма, объединяющего в себе свойства как метонимии, так и метафоры (см. работы И. В. Томашевской (2011), О. С. Шармановой (2012), Н. В. Фурашовой (2011), С. Ю. Ховановой (2010), Н. Б. Милявской (2008), окончательно сложившейся системы взглядов на L. Goosens (2002)), взаимодействие двух когнитивных механизмов на сегодняшний день пока не выработано. Российские лингвисты вслед за западными коллегами [Goossens 2002;

Hyun Jung Ahn, Yeon Jin Kwon 2007] рассматривают метафтонимию как гибрид [Милявская, 2008] или метафоро-метонимический блендинг [Шарманова, 2012], образованный в результате метонимического переосмысления смежных элементов одного домена (= области) и метафорического взаимодействия с концептуальными признаками другого домена. Отметим, что по своей сути метафора и метонимия являются различными когнитивными процессами, однако, очень часто эти два явления дополняют друг друга. Проанализированный в работе материал показывает, что в процессе формирования семантики ФКС происходит взаимодействие одновременно нескольких когнитивных механизмов – концептуальной метонимии и метафоры. Это позволило нам выдвинуть предположение о том, что когнитивным механизмом формирования семантики ФЕ с компонентом-соматизмом может являться метафтонимия как объединение двух проекций.

На материале отобранных ФКС, представляется возможным выделить две доминирующие когнитивные модели взаимодействия двух структурных областей знания – области-источника и области-цели, а именно: (1) метонимическое расширение метафорического источника; (2) метонимическое сужение (одного из элементов) метафорической цели. Поскольку в фокусе нашего внимания анализ ФКС с точки зрения выявления глубинных культурных смыслов и установление специфики восприятия человеком собственного тела сквозь призму оппозиции «норма – не норма», представляется актуальным обратиться к анализу ряда ФКС, в основе семантики которых лежит метафтонимическая проекция (= перенос).

Когнитивная модель «Метонимическое расширение метафорического источника» может быть представлена такими ФКС, как, например: to bite one’s tongue ‘to struggle not to say something that you really want to say’ [FOD]; to bite one’s lips ‘to force oneself to remain silent and not to reveal one’s feelings’ [FOD]; (one’s) lips are sealed ‘said when you are promising to keep a secret’ [CID]; to beat one’s breast/chest ‘to show how sad or guilty you feel in an obvious or public way’ [CID]; to pour one’s heart out ‘to tell someone your secret feelings and worries, usually because you feel a strong need to talk about them’ [FOD]; to eat (one’s) heart out ‘to feel bitter anguish or grief’ [AHDEL]; to lose one’s arm ‘to lose some highly-valued assistance’ [TO] и некоторые другие.

Начнем анализ с рассмотрения ФКС to beat one’s breast (сhest) (букв. бить себя в грудь) ‘to show how sad or guilty you feel in an obvious or public way’ [CID] лежит образ человека, бьющего себя в грудь, что в наивном архетипическом представлении носителя языка интерпретируется как акт открытой демонстрации покаяния и раскаяния. В результате метафоризации значения прототипа ФКС актуализируется образ человека, который не просто не скрывает своей вины и сожаления о содеянном, но стремится сделать так, чтобы его раскаяние стало очевидным и убедительным для других (Схема 1).

С одной стороны, в ФКС to beat one’s breast заложен образ человека, находящегося в агонии и сверх экспрессивно выражающего свое чувство вины, что обуславливает его чрезмерную эмоциональную реакцию. С другой стороны, жест «бить (себя) кулаком в грудь» имеет символический характер. В наивном сознании носителей многих лингвокультур подобный жест ассоциируется с клятвой, которую человек дает прилюдно и для усиления эффекта бьет себя кулаком в грудь, чтобы ему поверили наверняка. К примеру, фразеологический словарь русского литературного языка дает такое толкование выражению «бить себя в грудь» – клятвенно, крикливо уверять кого-то в чём-либо [ФСРЛЯ] (ср. рус. (разг.) выражение «в лепешку расшибусь, но сделаю).

Схема 11. ФКС to beat one’s breast

–  –  –

Обратимся к анализу ФКС кусать to bite one’s tongue (букв.

язык/прикусить/закусить) ‘to struggle not to say something that you really want to say’ [FOD] и ФКС to bite one’s lips (букв. кусать губы) ‘to force oneself to remain silent and not to reveal one’s feelings’ [FOD]. В области-источнике когнитивной модели лежит прототип ситуации, когда человек, прикусивший язык или покусывающий губы, испытывает определенный физический или эмоциональный дискомфорт, или раздражение. В дефиниции ФКС глаголы «to force» и «to struggle» имеют

Здесь и далее:

S – Source (область источник) T – Target (область-цель) T1 – область – цель метонимической проекции T2 – область – цель метафорической проекции семантический признак «приложение физической/ментальной силы». Они помогают актуализировать образ человека, заставляющего себя сконцентрироваться на том, чтобы не издать стон, не раскрыть рот и не сказать чтолибо лишнее и неуместное в конкретной ситуации (Схема 2).

Схема 2. ФКС to bite one’s lips

–  –  –

В семантике ФКС раскрываются две стороны ответной реакции человека на сложившуюся ситуацию, так, с одной стороны, в семантике ФКС прослеживается образ-ситуация того, как на уровне психо-физиологической реакции человек подавляет свои первичные импульсы и истинные чувства/порывы. C другой стороны, подобное поведение человека, напротив, можно расценить как попытку совладать со своими эмоциями, когда он находится в обществе, что называется, предпринимает попытку «не выйти из себя», «не сорваться прилюдно».

В ФКС (one’s) lips are sealed (букв. губы запечатаны) ‘said when you are promising to keep a secret’ [CID] ярко актуализируется образ человека, у которого плотно закрыт рот, словно его запечатали: такой человек не сможет выдать тайну.

В основании семантики ФКС также лежит to lose one’s arm метафтонимическая проекция. Метонимический перенос в данном случае осуществляется по схеме «инструмент-функция». Отклонение от нормы, выраженное в отсутствии у человека важной функциональной части тела, является основой для метонимического переноса в концептуальной областиисточнике (Схема 3).

–  –  –

Человек, оставшийся «без руки», лишается возможности выполнять ряд обыденных, но вместе с тем необходимых для нормального и полноценного существования действий. Так, человеку становится нужна помощь. В процессе метафоризации значения ФЕ в области-цели возникает концептуальная метафора «рука-помощник». В результате процесса метафтонимии раскрывается образная ситуация, когда человек, лишаясь руки, остается без необходимой помощи, поддержки или совета, что отражено в словарной дефиниции ФКС to lose one’s arm (букв. потерять руку) ‘to lose some highly-valued assistance’ [TO] (ср. рус. выражение «лишиться правой руки» интерпретируется как потерять соратника).

Далее рассмотрим ряд примеров ФКС, семантика которых основа на метафтонимической проекции по модели «Метонимическое сужение метафорической цели». Среди ФКС, которые можно отнести к данной когнитивной модели, выделим, например: to pour one’s (your) heart out, to vent one’s spleen, to have a big heart, to have nothing between the (your) ears, to win one’s heart, to have a nose for something и др. Стоит отметить, что специфика семантики вышеуказанных ФКС также определяется наличием метафтонимии, но в отличии от первой модели, рассмотренной ранее, метонимический сдвиг будет возникать не в области-источнике, а в области-цели.

Мы полагаем, что при анализе семантики ФКС to pour one’s heart out и to vent one’s spleen за основу можно взять базовую образ-схему КОНТЕЙНЕР. Так, концепт базового уровня КОНТЕЙНЕР в нашем представлении можно рассматривать как некий объект, которым можно не только обладать, но который можно и открыть/вскрыть, в том числе проделать в нем отверстие (Схема 4).

Схема 4. ФКС to pour one’s heart out

–  –  –

Таким образом, в семантике ФКС to pour one’s heart out (букв. выплеснуть сердце) ‘to tell someone your secret feelings and worries, usually because you feel a strong need to talk about them’ [FOD] актуализируется образ человека, который открыто выражает (выплескивает) свои тайные чувства и внутреннее волнение (ср.

рус. «излить душу», «открыть сердце/душу» – поделиться сокровенным).

Аналогичная когнитивная модель лежит в основе ФКС to vent one’s spleen (букв. освободить селезенку) ‘to express anger, to get rid of one’s feelings of anger’ [FOD]. В представлении носителей английского языка ФКС ассоциируется с состоянием гнева (Схема 5). Как считалось в средневековой медицине, селезенка — место локализации эмоций. В результате метафтонимической проекции возникает образ человека, который избавился от чувства гнева, в буквальном смысле «выпустил гнев из себя». Отметим, что в русском языке фразеологизмы с соматическим компонентом «селезенка» не обнаружены.

Отметим, что в ФКС to pour one’s heart out и ФКС to vent one’s spleen, несмотря на эксплицитное указание на отклонение от нормы, выраженное в нарушении комплектности тела (остаться без сердца; остаться без селезенки), в семантике ФКС имеет выражение положительная коннотация: человек избавляется от «бремени» чувств, беспокойства, освобождает свое тело и вместе с ним самого себя от негативных эмоций.

Схема 5. ФКС to vent one’s spleen

–  –  –

Основу семантики ФКС to have (the) stomach (for smth) (букв. иметь живот (для чего-либо)) ‘to have the courage or resolution’ [FOD] определяет метонимический перенос живот (орган=ВМЕСТИЛИЩЕ) живот (храбрость=СОДЕРЖИМОЕ). В данной ФЕ «вплетено» фольклорное представление о животе как локусе мужества.

Соматизм «сердце» рассматривается как контейнер чувств и эмоций человека. В процессе метафоризации человек, завоевавший сердце другого человека, сравнивается с победителем, выигравшим приз (Схема 6). Взяв за основу базовый концепт КОНТЕЙНЕР, мы рассмотрели ФКС to win one’s heart следующим образом. Основа метафтонимической проекции – это метонимический перенос «сердце – любовь», тогда как соматизм «сердце» – это контейнер в системе базовых метафорических концептов. Так, в семантике ФКС заложен образ человека, который «получил содержимое контейнера», то есть овладел чувствами другого человека: to win one’s heart (букв. выиграть сердце) ‘to gain the affection of someone; to win the love of someone exclusively’ [FOD].

Схема 6. ФКС to win one’s heart

–  –  –

В качестве примера базового концепта «ИНСТРУМЕНТ-ФУНКЦИЯ» в рамках когнитивной модели метонимическое сужение метафорической цели могут быть рассмотрены и другие ФКС, например: to have a nose for something, to have an eye for something, to have an ear for something и др. В основе механизма фразеологизации подобных прототипических ситуаций лежит метафтонимическая проекция ОРГАН-ФУНКЦИЯ (например, «нос обоняние», «ухо слух» и проч.).

Из приведенных примеров видно, что основой метонимического переноса в области-цели стали прототипические ситуации, высвечивающие именно те функции, которые выполняют определенные части тела человека: «иметь нос» – обладать чутьем; «иметь ухо» – иметь способности к музыке или языкам и т.д.

Представленный в этом разделе исследования анализ подтверждает положение о том, что в процессе фразеологизации задействованы когнитивные механизмы метафоризации и метонимии, активизирующие аналогическое и ассоциативное мышление носителя языка. Именно на основе метафтонимии как ключевого когнитивного механизма формирования семантики целого ряда ФКС базовые концептуальные образы трансформируются в более абстрактные концептуальные конструкты, что приводит к образованию новых концептуальных образов, дающих человеку возможность постичь новые грани понимания явлений окружающей действительности.

Выводы по Главе 3

Одним из немаловажных аспектов исследования особенностей семантики ФКС является определение роли коннотации и компонента интенсивности. В ходе исследования было выявлено, что ФКС обладают способностью не только выражать определенную степень экспрессивности, но и включают степень ее концентрации, иными словами, степень проявления того или иного признака в диапазоне оценочно-градуальной шкалы больше/меньше «нормы».

Поскольку категория нормы имеет тесные коррелятивные связи с категорией оценки, можно утверждать, что обе эти когнитивные категории можно рассматривать как модусные. В ходе проведенного анализа было доказано, что в семантике ФКС, сформированных на базе концептуальной оппозиции «норма – не норма», ярко выражена эмотивно-оценочная модальность. Так, положительная или отрицательная оценка объекта человеком в сравнении с уже устоявшимися в его сознании обыденными представлениями о норме заложена в семантике ФКС.

Отличительной особенностью ФКС английского языка является наличие отрицательной коннотации в их семантике. Данное обстоятельство позволило выдвинуть предположение о том, что человек связывает с нормой любое проявление положительных эмоций и все, что является «нормой» в его понимании, оценивается a priori положительно.

Исследование показало, что семантическая категория интенсивность связана не просто с любой количественной квалификацией того или иного явления с точки зрения «телесной заданности», а только с такой, которая указывает на отклонение от нормы.

На основе анализа фактического материала было выявлено, что в формировании семантики ФКС задействован не один когнитивный механизм (метафоризации или метонимии), а «гибридный» когнитивный механизм – метафтонимия. Как было наглядно подтверждено, в результате метафтонимической проекции (переноса) соматизм/соматизмы в структуре ФКС становятся знаками вторичной номинации, смысловое содержание которых не выводится из их буквального значения. Процесс фразеологизации включает метафтонимию как фундаментальную когнитивную операцию, в процессе которой человек переносит свои базовые знания, основанные на телесном опыте, для создания более сложных концептуальных структур, формирующих семантику ФКС.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Постоянный и предметный интерес лингвистического сообщества к анализу языка как «антропоцентрического феномена», обусловленный изменением научной парадигмы в сторону антропоцентрического подхода, стал причиной принятия классической философской идеи, что человек есть «мера всех вещей».

Актуальность данного исследования определяется его включенностью в современную когнитивную и антропоцентрическую парадигму лингвистических исследований, в русле которых особое внимание уделяется тому, как человек объективирует в своем сознании и соизмеряет полученные знания о явлениях внешней действительности со своим собственным «телесным» образом.

В языке хранится культурный и познавательный опыт всех поколений его носителей и отражается все многообразие мировосприятия культурно-языковой общности. Будучи культурным феноменом, хотя и базирующимся на генетически обусловленных алгоритмах, язык соединяет объекты внешнего мира с нейрофизиологическими феноменами, используя конвенциональные семиотические механизмы. Последние актуализируют поиск новых научных методов изучения и анализа феноменологических и нефеноменологических проявлений языка, в том числе и таких его составляющих как фразеологические единицы (ФЕ).

Наличие обширного пласта соматической лексики в языках мира наделяет соматизмы практически безграничными возможностями для участия во фразообразовании, в частности, в формировании ФЕ. Данное обстоятельство свидетельствует о несомненной актуальности комплексного изучения области соматической фразеологии.

Многочисленность ФЕ с компонетом-соматизмом, с одной стороны, определена их ярко выраженной национально-культурной спецификой и их важной ролью в отражении национальной картины мира, с другой – характерная антропоцентричность подобных наименований наделяет их своеобразным средством языкового моделирования как внешнего образа, так и внутреннего мира человека.

На основе представленного в исследовании комплексного анализа фразеологизмов с компонетом-соматизмом (ФКС) установлено, что ФКС не только тесно связаны с культурой народа, но и тонко передают особенности его мышления и мировосприятия.

Человек постигал мир, основываясь на своем телесно-чувственном опыте, применяя принцип бинарных оппозиций. В этих универсальных антиномиях проявляется особое восприятие мира человеком: его видение мира и восприятие окружающего пространства и людей дифференцируется в диапазоне двух полярных областей «+» /хорошо («норма») и «–» /плохо («не норма»). С этой точки зрения в фокусе исследования оказываются способы вербализации концептуальной оппозиции «норма – не норма».

Установлено, что концептуальная оппозиция «норма – не норма» отражает наивные представления человека о самом себе путем универсальных антропометрических образов. Применение принципа бинарных оппозиций к анализу процесса фразеологизации на примере ФКС позволило установить, что концептуальная оппозиция «норма – не норма», во-первых, структурирует когнитивную деятельность человека, во-вторых, позволяет выявить глубинные основания фразеологических образов, обусловливающих создание значений ФКС.

Когнитивная категория нормы находит отражение в семантике ФКС и выступает как характеристика оцениваемого объекта в плане его соответствия архетипическим представлениям человека о строении и функциях собственного тела и его частей. Анализ ФКС дает возможность понять, как вербализуются оценочные характеристики, которые человек дает не только разнообразным объектам действительности, но и другому человеку, его личности и поведению.

В настоящем исследовании впервые предпринята попытка представить тело человека как «неделимое» пространство четырех уровней, которое можно взять за исходный образец, эталон в процессе установления степени проявления того или иного признака объекта относительно нормы как «анатомического» образца.

Сущность нормативных представлений, включающих оппозицию «норма – не норма», раскрывается с позиции градации. Антропоцентричность картины мира делает параметры человека практически абсолютной нормой, которая и формирует базовую шкалу градации, исходя из степени проявленности того или иного признака объекта относительно нормы.

Все множество оцененных и осмысленных человеком объектов входит в нормативный фрагмент обыденной картины мира языкового этноса, в котором представление о норме приравнивается к некой «отправной точке», определенному стандарту или стереотипу. Таким образом, норма является своего рода стартовым механизмом понимания, результат которого выражается в тех или иных языковых конструкциях.

В процессе анализа ФКС были выявлены наиболее типичные признаки отклонения от анатомически «заданной» нормы, заложенные в семантике ФКС. На их основе были выделено шесть фразеосемантических категорий классификации ФКС, включающих: нарушение анатомического расположения органов, нарушение пропорциональности и размера, наличие чужеродного объекта на/в теле человека, нарушение вертикальной оси/баланса, нарушение нормы комплектности тела, нарушение суверенитета телесных границ.

Представленная в исследовании классификация ФКС в рамках концептуальной оппозиции «норма – не норма» дает ключ к понимаю того, что тело человека в целом и его отдельные составляющие уже несут определенную символическую функцию, которая находит отражение в семантике ФКС. Так, например, соматизм «сердце» ассоциируется не только с реальным органом, но и с чувствами человека и его эмоциями. Аналогичные ассоциативные цепочки прослеживаются в отношении других соматизмов: «голова» /«мозг»

ассоциируются с умом, рассудком; «ноги» часто представляют скорость, опору, баланс; «руки» – физическую силу и работоспособность; «живот» – жизнь и плодовитость, а для английского языкового сознания это еще и локус мужества и отваги.

Проведенный анализ ФКС в рамках классификации позволил сделать вывод о том, что углубленное изучение соматической символики, несомненно, представляется актуальным и важным, так как это позволяет лучше понять, как мыслительные процессы, лежащие в основе познания и осмысления окружающего мира человеком, так и языковые механизмы отражения и вербализации полученных знаний в языке.

В проведенном исследовании доказывается факт взаимообусловленности «нормы» и «не нормы» (аномалии). Было установлено, что норма по своей сути первична, поэтому в рамках указанной оппозиции «норма» выступает неким фоном, на котором заметны любые отклонения от нее. Принцип дуальности в анализируемых ФКС выражается зачастую в имплицитном указании на наличие исходной нормы, признак которой проявляется только через соотнесенность с одним из элементов оппозиции «не нормой», т.е. аномалией. При этом в отличие от нормы «не норма» предстает как градуируемое понятие, предполагающее возможность степени отклонения от нормы в диапазоне «больше – меньше»

относительно шкалы градации.

В рамках изучения особенностей семантики ФКС в исследовании предпринята попытка показать, что метафтонимия может выступать весьма продуктивным когнитивным механизмом, лежащим в основе формирования семантики ФКС, базирующейся на образах, конструируемых оппозицией «норма – не норма». Наглядный анализ двух выделяемых в исследовании моделей метафтонимии показал, что этот «гибридный» когнитивный механизм концептуальной метафоры и метонимии выявляет способность человека соотносить новую для него информацию о внешней действительности со своими представлениями о себе самом, своем теле и его функциях. Таким образом, в процессе метафтонимии происходит смысловой сдвиг, приводящий к переосмыслению изначального значения соматического компонента (или компонентов) ФКС и к появлению нового значения, реализуемого лишь в данной ФЕ. В процессе фразеологизации значения ФКС метафтонимия выступает фундаментальной когнитивной операцией, в процессе которой человек переносит свои базовые знания, основанные на телесном опыте, для создания более сложных концептуальных структур, формирующих семантику ФКС.

Одним из немаловажных аспектов исследования особенностей семантики ФКС является определение роли коннотации и компонента интенсивности. В ходе исследования было выявлено, что ФКС обладают способностью не только выражать определенную степень экспрессивности, но и включают степень ее концентрации, иными словами, степень проявления того или иного признака в диапазоне оценочно-градуальной шкалы «больше/меньше нормы».

В ходе проведенного анализа было доказано, что в семантике ФКС, сформированных на базе концептуальной оппозиции «норма – не норма», ярко выражена эмотивно-оценочная модальность. Положительная или отрицательная оценка объекта человеком в сравнении с уже устоявшимися в его сознании обыденными представлениями о норме заложена в семантике ФКС.

Отличительной особенностью ФКС английского языка является наличие отрицательной коннотации в их семантике. В виду данного обстоятельства в исследовании выдвигается предположением о том, что человек связывает с нормой любое проявление положительных эмоций и все, что является «нормой» в его понимании a priori имеет положительную коннотацию.

Компонент «интенсивность» в семантике ФКС также определяет степень их эмотивности. Анализ ряда ФКС показал, что компонент-интенсификатор в семантике ФКС указывает на то, насколько выявленное отклонение от нормы существенно для человека. Также были выявлены случаи, когда экспериенцальный признак может быть рассмотрен в качестве типа интенсификации, который оказывает соответствующее положительное или отрицательное эмоциональное воздействие на человека, например, через указание на нарушение исходных «нормальных» ощущений человека при его взаимодействии с объектом и/или при указании на несвойственную для этого объекта структуру/состояние.

Затронутая в исследовании проблематика определяет вектор дальнейшего изучения особенностей фразеологической семантики, в частности, ФКС. Изучение механизма образования фразеологического значения, которое формируется под воздействием различных языковых и внеязыковых факторов, имеет актуальную теоретическую значимость и дает большие возможности для научных исследований. Перспективным представляется дальнейшее выделение и последующий анализ ФКС сквозь призму концептуальной оппозиции «норма – не норма» в рамках более частных категорий классификации ФКС, например, нарушение поведенческих норм, дисбаланс эмоционально-душевного состояния человека и подобных категорий. Более того, предлагаемая в диссертации методика исследования ФЕ с компонентом-соматизмом английского языка может быть применена для изучения этого пласта фразеологии и на материале других языков.

БИБЛИОГРАФИЯ

Абрамова, А. Г. Фразеологические единицы с компонентами-соматизмами в 1.

разноструктурных языках (на материале русского и чувашского языков): дис....

канд. филол. наук: 10.02.20 / Абрамова Анжелика Геннадьевна. – Чебоксары, 2005.

– 181 с.

Аванесов, Р. И., Сидоров, В. Н. Очерк грамматики русского литературного 2.

языка (Часть I: Фонетика и морфология) / Р. И. Аванесов. – М.: Учпедгиз, 1945. — 236 с. – С. 68 – 74.

Азаренко, С. А. Сущность и явление / С.А. Азаренко // Современный 3.

философский словарь. – М.; Бишкек; Екатеринбург: Одиссей, 1996. – С. 526 –529.

Азимова, М. Н. Сопоставительный анализ соматической лексики и 4.

фразеологии таджикского и английского языков: автореф. дис.... канд. филол. наук:

10.02.20 / Азимова Матлюба Нуритдиновна. – Душанбе, 2006. – 19 с.

Алдиева, М. Ш. Соматическая лексика чеченского языка в сопоставлении с 5.

английской: дис. … канд. филол. наук: 10.02.20 / Алдиева Марина Шахидовна. – Грозный, 2009. – 144 с.

Алефиренко, Н. Ф. Современные проблемы науки о языке: учеб. пособие / 6.

Н.Ф. Алефиренко. – М.: Флинта, 2005. – 416 с.

Алиева, Т. В. Оппозиция «свой — чужой» в англоязычной прессе:

7.

лексические средства выражения / Т.В. Алиева // Вестник МГИМО-Университета.

– 2012. – № 3. — С. 182 – 187.

Акиншина, А. А., Формановская, Н. И. Русский речевой этикет / А.А.

8.

Акиншина, Н.И. Формановская. – М.: Рус.язык, 1975. – 183 с.

Гольдин, В.Е. Этикет и речь /В.Е. Гольдин. – Саратов: Изд-во Саратов.ун-та, 9.

1978. – 112 с.

Алпатов, В. М. Об антропоцентричном и системоцентричном подходах к 10.

языку / В.М. Алпатов // Вопросы Языкознания. – М., 1993. – № 3. – С. 15 – 26.

Альбрехт, Э. Критика современной лингвистической философии / Э.

11.

Альбрехт; пер. с нем. А. Г. Шестакова. – М., 1977. – 160 с.

Амосова, Н. Н. Основы английской фразеологии / Н.Н. Амосова. – Л.: Изд-во 12.

Ленинградского университета, 1963. – 208 с.

Апресян, Ю. Д. Избранные труды: в 2 т. Т. 2: Интегральное описание языка и 13.

системная лексикография / Ю.Д. Апресян. – М.: Языки русской культуры, 1995. – 767 с.

Апресян, Ю. Д. Исследования по семантике и лексикографии. Т.1:

14.

Парадигматика / Ю.Д. Апресян. – М.: Языки славянских культур, 2009. – 568 с. – С.

524.

Арсентьева, Е. Ф. Сопоставительный анализ фразеологических единиц: на 15.

материале фразеологических единиц, семантически ориентированных на человека в английском и русском языках / Е.Ф. Арсентьева. – Казань: Изд-во Казан.

университета, 1989. – 130 с. – С. 23.

Арутюнова, Н. Д. Аксиология в механизмах жизни и языка / Н. Д. Арутюнова 16.

// Проблемы структурной лингвистики. - М.: Наука, 1984. – С. 5 – 23.

Арутюнова, Н. Д. К проблеме функциональных типов лексического значения 17.

/ Н.Д. Арутюнова // Аспекты семантических исследований. М., 1980. С. 156 – 249.

Арутюнова, Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт / Н.Д.

18.

Арутюнова. – М.: Наука, 1988. – 341 с.

Арутюнова, Н. Д. Язык и мир человека [Текст] / Н.Д. Арутюнова. – М.: Языки 19.

русской культуры, 1999. — 896 с.

Архипкина, Л. В. Немецкие фразеологические единицы с компонентамисоматизмами в лингвокогнитивном и культурном аспектах: дис. … канд. филол.

наук: 10.02.20 / Архипкина Любовь Валериевна. – Тула, 2007. – 223 с.

Багаутдинова, Г. А. Человек во фразеологии: антропоцентрический и 21.

аксиологический аспекты: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.20 / Багаутдинова Гузель Анваровна. – Казань, 2007. – 35 с.

Балли, Ш. Французская стилистика / Ш. Балии; пер. с фр. К. А. Долинина. – 22.

М., 1961. – 394 с. – С. 221.

Баранов, А. Н., Добровольский, Д.О. Аспекты теории фразеологии / А.Н.

23.

Баранов, Д.О. Добровольский. – М.: Знак, 2008. – 656 с.

Беловольская, Л. А. Категория недискретного количества и ее 24.

грамматический статус / Л.А. Беловольская. – Таганрог: ТРТУ, 1999. – 178 с. – С.

12 – 17.

Белогрудова, Ю. В. Именной опорный компонент идиомы как элемент 25.

формирования ее основных характеристик (на материале немецких идиоматических конструкций, включающих неварьируемые соматизмысинонимы): дис. … канд. филолог. наук: 10.02.04 / Белогрудова Юлия Васильевна.

– Пятигорск, 2005. – 156 с.

Беляевская, Е. Г. Проблема сложения смыслов при формировании семантики 26.

идиом (процесс фразеологизации в когнитивном аспекте): материалы III международной школы-семинара по когнитивной лингвистике 18-20 сентября 2002 г. [Текст] / Е. Г. Беляевская. – Тамбов: Тамбовский гос. ун-т, 2002. – Ч. II. – C. 3 – 5.

Беляевская, Е. Г. Воспроизводимы ли результаты концептуализации? (К 27.

вопросу о методике когнитивного анализа) [Текст] / Е. Г. Беляевская // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2005. – № 1. – С. 5 – 14.

Беляевская, Е. Г. Концептуальный анализ: модифицированная версия методов 28.

структурной лингвистики? / Е. Г. Беляевская// Когнитивные исследования языка.

Вып. 1. Концептуальный анализ языка. – М. – Тамбов, 2009. – С. 60 – 67.

Беляевская, Е. Г. Семантическая структура слова в номинативном и 29.

коммуникативном аспектах. (Когнитивные основы формирования и функционирования семантической структуры слова): дисс.... доктора филол. наук:

10.02.19 / Беляевская Елена Георгиевна. – М., 1991. – 401 с.

Бенвенист, Э. Общая лингвистика / Э. Бенвенист. – М.: УРСС, 2002. – 448 с.

30.

Бердникова, Т. А. Лексико-фразеологическое поле соматизмов: на материале 31.

архангельских говоров: дис... канд. филол. наук: 10.01.02 / Бердникова Татьяна Александровна. – М., 2000. – 376 с.

Бибилейшвили, Ц. В. Типологическое сопоставление французской и 32.

грузинской типологии (на материале соматической фразеологии): автореф. дис.

канд. … филол. наук: 10.02.20 / Бибилейшвили Цисана Васильевна. – Тбилиси, 1987. – 23 с.

Библия / - М.: Русское библейское общество, 2014. – 1376 с.

33.

Блюм, А. Семантические особенности соматической фразеологии [Текст] / А.

34.

Блюм. – М.: АСТ-пресс, 2000. – 20 с.

Боголепова, С. В. Психолингвистический анализ тематического поля 35.

соматизмов: дис. … канд. филол. наук: 10.02.19 / Боголепова Светлана Викторовна.

– М., 2012. – 216 с.

Болдырев, Н. Н. Языковые категории как формат знания / Н. Н. Болдырева // 36.

Вопросы когнитивной лингвистики. – М., 2006. – № 2. – С. 5 – 22.

Болдырев, Н. Н. Языковые категории как формат знания [Электронный 37.

ресурс] / Н.Н Болдырев. – 2006 – Режим доступа:

http://www.boldyrev.ralk.info/dir/material/176lang-cat.pdf Бондарко, А. В. Грамматическая категория и контекст / А. В. Бондарко. – 38.

Ленинград: Наука, 1971. – 112 с.

Букулова, М. Г. Соматическая фразеология тюркских языков: на материале 39.

турецкого языка: дис …. канд. филол. наук : 10.02.02 / Букулова Марина Георгиевна.

– М., 2006. – 335 с.

Бухаров, В. М. Концепт в лингвистическом аспекте / В. М. Бухарова // 40.

Межкультурная коммуникация: учеб. пособие. – Н. Новгород: Деком, 2001. – С. 74

– 84.

Вайнтрауб, Р. М. Опыт сопоставления соматической фразеологии славянских 41.

языках / Р. М. Вайнтрауб // Труды Самаркандского ун-та. Вопросы фразеологии. – 1975. – Вып.288. – №9. – С.162 – 170.

Вакк, Ф. О. О соматической фразеологии эстонского языка / Ф. О. Вакк // 42.

Вопросы фразеологии и составления фразеологических словарей: Материалы IX Всесоюзного координационного совещания. – Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1968. – С. 152 – 155.

Вахрушева, Н. А. Соматические фразеологизмы в островных немецких 43.

говорах: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Вахрушева Наталья Анатольевна. – Барнаул, 2009. – 217 с.

Вежбицкая, А. Сопоставление культур через посредство лексики и 44.

грамматики / А. Вежбицкая: пер. с польск. А. Шмелева. – М.: Языки славянской культуры, 2001. – 272 с. – С. 123 – 156.

Верещагин, Е. М., Костомаров, В. Г. Язык и культура. Три 45.

лингвострановедческие концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров; под редакцией и с послесловием академика Ю. С. Степанова. — М.: «Индрик», 2005. — 1040 с.

Виноградов, В. В. Основные понятия русской фразеологии как 46.

лингвистической дисциплины / В. В. Виноградов // Труды юбилейной научной сессии ЛГУ. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1946. – С. 1819 – 1844.

Власова, Н. А. Фразеологическое гнездо с вершиной «глаз» в общенародном 47.

языке и говорах: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Власова Наталья Анатольевна. – Орел, 1997. – 27 с.

Воркачёв, С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт:

48.

становление антропоцентрической парадигмы в языкознании / С. Г. Воркачев // Филологические науки. -М.: «Грамота», 2001. – №1. – С. 64 – 72.

Воркачев, С. Г. Постулаты лингвоконцептологии / С.Г. Воркачев // Антология 49.

концептов. – Волгоград: Парадигма, 2005. – Том 1. – С. 10 – 13.

Воробьева, Л. Б. Национально-культурная специфика репрезентации 50.

соматизмов в русских и литовских фразеологизмах / Л. Б. Воробьева // Вестник Псковского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. – Псков: Изд. Псковского Государственного университета, 2014. – № 5. – С. 214 – 217.

Воротников, Ю. Л. Функционально-грамматическая сфера градационности 51.

признака в современном русском языке: дис… канд. фи-лол. наук: 10.02.01 / Воротников Юрий Леонидович. – М., 1987. – 214 с.

Гаврин, С. Г. Фразеология современного русского языка / С. Г. Гаврин. – 52.

Пермь: изд-во Пермского ГПИ, 1974. – 269 с.

Гак, В. Г. Языковые преобразования / В. Г. Гак. – М.: Школа Языки русской 53.

культуры, 1998. – 768 с. – С. 702.

Гильфанова, Д. А. Прототипический подход и роль обрядовых 54.

фразеологических единиц в формировании языковой картины мира английского, русского и татарского народов / Д. А. Гильфанова // Филология и культура. – 2013.

– № 3(33). – С. 69 – 72.

Гольдберг, В. Б. Способы концептуализации в лексике / В. Б. Гольдберг // 55.

Когнитивные исследования языка. – 2009. – № 4. – С. 97 – 127.

Городецкая, И. Е. Фразеологизмы-соматизмы в русском и французском 56.

языках: дис. канд. … филол наук: 10.02.20 / Городецкая Ирина Евгеньевна. – Пятигорск, 2007. – 178 с.

Григорьева, Т. В. Метафорическая бинарная оппозиция как способ языковой 57.

интерпретации действительности / Т. В. Григорьева // Вестн. Челяб. гос. ун-та.

Филология. Искусствоведение. Выпуск 89. – Челябинск, 2014. – № 7 (336). – С. 155

– 158.

Гудков, Д. Б., Ковшова, М. Л. Телесный код русской культуры: материалы к 58.

словарю / Д. Б. Гудков, М. Л. Ковшова. – М.: «Гнозис», 2007. – 288 с.

Гумбольдт, В. фон, Избранные труды по языкознанию / В. Фон Гумбольт; пер.

59.

с нем. яз. под редакцией и с предисловием доктора филологических наук проф. Г.В.

Рамишвили. – М.: Прогресс, 1984. – 400 с.

Данилов, В. С., Куницкая, Н. В. Образование соматических фразеологизмов 60.

на основе семантических сдвигов составляющих компонентов / В. С. Данилов, Н.

В. Куницкая // Современные проблемы романистики: функциональная семантика.

– Калинин: Калининский Гос. Ун-т, 1986. – том 1. – С. 83 – 85.

Дементьев, В. В. Теория речевых жанров и представление речевой картины 61.

современности [Электронный ресурс] / В. В. Дементьева. – 2010. – Режим доступа:

https://c-linkage.com/iccees2015/uploads/1135.pdf Демьянков, В. З. Понятие и концепт в художественной литературе и в научном 62.

языке / В.З. Демьянков // Вопросы филологии. – М., 2001. – № 1. – С. 35 – 47.

Джанелидзе, Н. В. Соматическая фразеология в современном немецком языке 63.

в сопоставлении с грузинским: автореф. дис. … канд. филол наук: 10.02.01 / Джанелидзе Н.В. – Тбилиси, 1981. – 25 с.

Долгополов, Ю. А. Сопоставительный анализ соматической фразеологии (на 64.

материале русского, английского и немецкого языков): дисс. … канд. филол. наук:

10.02.19 / Долгополов Юрий Алексеевич. – Казань, 1973. – 263 с.

Дымарский, М. Я. Русский текст вчера и сегодня: норма текстообразования и 65.

текстовая компетенция / М. Я. Дымарский // Русский язык: современная языковая ситуация и речевая культура: М-лы междунар. науч.-практич. семинара 21– 28.03.2011. — СПб: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2011. — С. 33 – 49.

Ефанова, Л. Г. Категориальная семантика нормы в значениях лексических 66.

единиц / Л. Г. Ефанова // Вестник Томского государственного университета.

Филолология. – Томск, 2012. – №1 (17). – С. 5 – 13.

Ефанова, Л. Г. К вопросу о параметрических нормах / Л. Г. Ефанова // Вестник 67.

Томского государственного университета. Филология. – Томск, 2013а. – № 1 (21). – С. 22.

Ефанова, Л. Г. Категория нормы в русской языковой картине мира: автореф.

68.

дисс. … док.филолог. наук: 10.02.01 / Ефанова Лариса Георниевна. – Томск, 2013б.

– 41 с.

Жадейко, М. Н. Антрополингвистические аспекты полисемии соматизмов :

69.

дис. … канд. филолог. наук: 10.02.04 / Жадейко Марина Николаевна. – Нижний Новгород, 2008. – 185 с.

Захаренко, И. В. «Ноги» в соматическом коде культуры (на примере 70.

фразеологии) / И. В. Захаренко // Язык, сознание, коммуникация: сб. ст. – М.: Издво Моск. ун-та, 2003. – С. 86 – 97.

Зыкова, И. В. Роль концептосферы культуры в формировании фразеологизмов 71.

как культурно-языковых знаков: дис. … док. филол. наук: 10.02.19 / Зыкова Ирина Владимировна. – М., 2014. – 509 с.

Ибрагимова, И. И. Сравнительно-сопоставительное исследование 72.

соматических фразеологизмов (на материале английского и татарского языков) :

автореф. дисс. … канд. филол. наук: 10.02.19 / Ибрагимова Ильсия Ильинична. – Казань, 1993. – 22 с.

Иванов, В. В., Топоров, В. Н. Исследования в области славянский древностей/ 73.

В. В. Иванов, В. Н. Топаров; отв. Редактор И. И. Ревзин. – М.: Наука, 1974 – 342 с.

Иорданская, Л. Н. Лингвистика частей тела / Л. Н. Иорданская // Семиотика.

74.

Лингвистика. Поэтика: К столетию со дня рождения А. А. Реформатского. – М.:

Языки славянской культуры, 2004 – 764 с. – С. 397 – 406.

Исаев, А. А. Соматические фразеологизмы узбекского языка: автореф. дисс.

75.

… канд. филол. наук: 10.02.19 / Исаев А. А. – Ташкент, 1977. – 22 с.

Кант, И. Критика чистого разума / И. Кант. – М.: Мысль – Серия 76.

«Философское наследие», Т. 118 – 1994. – 591 с.

Карасик, В. И., Антология концептов / В. И. Карасик; под редакцией В. И.

77.

Карасика, И. А. Стернина // Антология концептов – М.: Гнозис, 2007. – №6. С. 5 – 6.

Карасик В. И., Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В.И. Карасик. – 78.

Волгоград: Перемена, 2002. – 477 с.

Карасик В. И., Прохвачева О.Г., Зубкова Я.В., Грабарова Э.В. Иная 79.

ментальность. М.: Гнозис, 2005. – 352 с.

Карасик, В. И. Этноспецифические концепты / В.И. Карасик // Иная 80.

ментальность: коллект. монография [сост. В.И. Карасик, О.Г. Прохвачева, Я. В.

Зубкова, Э.В. Грабарова]. – М.: Гнозис, 2005. – С. 8 – 101.

Караулов, Ю. Н. «Четыре кита» современной лингвистики, или о 81.

предпосылках включения «языковой личности» в объект науки о языке (от содержания науки к ее истории) / Ю. Н. Караулов // Соотношения частнонаучных методов и методологии в филологической науке. – М., 1986. – 156 с.

Карташкова, Ф. И. Номинативный аспект фразеологических имен / Ф. И.

82.

Карташкова // Теория языка и речи: История и современность. – Иваново: изд-во Ивановского гос. У-та, 1999. – С. 31 – 39.

Кассирер, Э. Философия символических форм. В 3 томах/ Э. Кассирер; пер. с 83.

нем. С.А. Ромашко. – Том 2: Мифологическое мышление. – М.–СПб:

Университетская книга, 2002. – 280 с.

Кирилина, А. В. МУЖЕСТВЕННОСТЬ и ЖЕНСТВЕННОСТЬ как 84.

культурные концепты / А.В. Кирилина // Методологические проблемы когнитивной лингвистики [под ред. И.А. Стернина]. – Воронеж: ВГУ, 2001. – С. 141 – 148.

Клевцова, О. Б. Концепт "человек телесный": когнитивное моделирование и 85.

переносы: на материале сопоставительного анализа древнерусского и древнеанглийского языков: дис. … канд. филол. наук: 10.02.20 / Клевцова Ольга Борисовна. – Москва, 2007. – 187 c.

Князев, Ю. П. Грамматическая семантика: Русский язык в типологической 86.

перспективе / Ю. П. Князев. — М.: Языки славянской культуры, 2007. – 705 с.

Ковшова, М. Л. Семантика и прагматика фразеологизмов 87.

(лингвокультурологический аспект): автореф. дис. … доктора филол. наук. 10.02.19 / Ковшова Мария Львовна. – Москва, 2009. — 48 с.

Колесникова, С. М. Категория градуальности в современном русском языке:

88.

диc. … канд. филол. наук 10.02.01 / Колесникова Светлана Михайловна. – М., 1999.

– 424 с.

Корнилов, О. А. Языковые картины мира как производные национальных 89.

менталитетов. 2-е изд., испр. и доп. / О. А. Корнилов. — М.: ЧеРо, 2003. — 112 с.

Кравченко, А. В. Знак, значение, знание: Очерк когнитивной философии 90.

языка. — Иркутск: Иркутская обл. типография № 1 – 2001. – 261 с.

Кравченко, О. Н. Словообразовательный потенциал соматизмов сердце и 91.

голова (на материале английского, немецкого и русского языков) : дис. … канд.

филол. наук: 10.02.19/ Кравченко. – Белгород 2009. – 191 с.

Красных, В. В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? / В.В. Красных.

92.

– М.: «Гнозис», 2003. – 375 с.

Красных, В. В. Грамматика лингвокультуры: система координат, система 93.

таксонов, система ментефактов [электорнный ресурс] /В. В. Красных. – 2008. – режим доступа: http://istina.msu.ru/media/publications/articles/72a/9eb/ 3230730/Krasnyih-Gramm._LK_-_sist.koord._taksonyi_MF.pdf Кубрякова Е. С., Концептуализация // Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., 94.

Панкрац Ю.Г., Лузина В.Г. Краткий словарь когнитивных терминов; под общей ред.

Е.С. Кубряковой. – М.: Филологический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, 1996.

– С. 93 – 94.

Кубрякова, Е. С. Об одном фрагменте концептуального анализа слова. Память 95.

/ Е. С. Кубрякова // Логический анализ языка Культурные концепты. – М.: 1991. – С.

85 – 91.

Кубрякова, Е. С. Парадигмы научного знания в лингвистике и ее современный 96.

статус / Е. С. Кубрякова // Изв. РАН. Серия литературы и языка. – М., 1994. – Т.53.

– № 2. – С. 3 – 15.

Кубрякова, Е. С. Семантика в когнитивной лингвистики (о концепте 97.

контейнера и формах его объективации в языке) / Е. С. Кубрякова // Известия РАН.

Сер. литературыыка и яз. – М.,1999. – Т. 58. – № 5 – 6. – С 3 – 12.

Кубрякова, Е. С. Эволюция лингвистических идей во второй половине XX 98.

века (опыт парадигмального анализа) / Е. С. Кубрякова // Язык и наука конца XX века; под ред. Ю. С. Степанова. – М.: Российский гос. ун-т, 1995. – С. 149 – 238.

Кунин, А. В. Курс фразеологии современного английского языка. Изд.3-е.

99.

Стереотипное /А. В. Кунин. – Дубна, «Феникс+», 2005. – 479 с.

100. Кунин, А. В. Курс фразеологии современного английского языка: Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз.– 2-е изд., перераб / А. В. Кунин. – М.: Высш. шк., 1996. – 381 с.

101. Кунин, А. В. Фразеология современного английского языка /А. В. Кунин. – М.: Международные отношения,1972. – 289 с.

102. Куницкая, Н. В. Соматические фразеологизмы в современном молдавском языке : дисс... канд. филол. наук : 02.01.02 / Куницкая Надежда Владимировна. – Кишинев, 1985. – 190 с.

103. Кустова, Г. И. Типы производных значений и механизмы языкового расширения / Г. И. Кустова. – М.: Языки славянской культуры, 2004, – 472 с. – С.

281 – 289.

104. Кустова, Г. И., Семантика тяжести / Г. И. Кустова // Семиотика и информатика:

сб. науч. ст. – М., 2002. – Вып. 37. – С. 116 – 147.

105. Кустова, Г. И. Ситуативная норма в значении прилагательных, наречий, предикативов: семантика и конструкции / Г. И. Кустова // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. Труды международной конференции «Диалог-2005». – М, 2005. – С. 316 – 320.

106. Лакофф, Дж., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живем [Текст] / Дж.

Лакофф, М. Джонсон; пер. с англ., под ред. и с предисловием А.Н.Борисова. – М.:

Едиториал УРСС, 2004. – 256 с.

107. Лакофф, Дж. Женщины, огонь и опасные вещи: что категория языка говорит нам о мышлении / Дж. Лакофф; пер. с англ. И. Б. Шатуновского. – М.: Языки славянской культуры. – 792 с.

108. Лотман, Ю. М. Феномен культуры: Избр. статьи в 3 т. / Ю. М. Лотман. – Таллин: «Александра», 1992. – Т. 3. – С. 36.

109. Лукьянова, Н. А. Экспрессивная лексика разговорного употребления:

Проблемы семантики / Н. А. Лукьянова. – Новосибирск: Наука, 1986. – 227с.

110. Ляпин, С. Х. Концептология: к становлению подхода / С.Х. Ляпин // Концепты. – Архангельск: Изд-во Помор. ун-та, 1997. – Вып. I. – С. 11 – 35.

111. Магировская, О. В. Концептуальное форматирование знаний: системный и функциональный аспекты / О.В. Магировская // Когнитивные исследования языка.

Вып. XIV: Когнитивная лингвистика: итоги, перспективы. – М.: Ин-т языкознания РАН; Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р.Державина, 2013. – С. 103 – 108.

112. Магомедова, Д. М. Соматическая лексика лакского языка в сопоставлении с английской: дис. канд. … филол наук: 10.02.20 / Магомедова Диана Магомедовна.

– Махачкала, 2007. – 175 с.

113. Магомедова, С. И. Соматизмы "глаз", "сердце", "голова" в объективации картины мира (на материале аварского и арабского языков): дис. … канд. филол.

наук: 10.02.20 / С. И. Магомедова. – Махачкала, 2009. – 176 с.

114. Манерко, Л. А. Когнитивная проекция» и «когнитивная карта» в исследованиях по семантике и функционализме / Л. А. Манерко // Актуальные проблемы английского языкознания. Сб. науч. статей. К юбилею проф.

О.В.Александровой; под ред. Т.А. Комовой, Д.С. Мухортова. – М.: МАКС Пресс, 2012. – С. 49 – 69.

115. Мамардашвили, М. К. Как я понимаю философию / М. К. Мамардашвили. – Москва: Прогресс, 1990 – 368 с.

116. Масалёва, Н. В. Соматизмы в русской языковой картине мира: автореф. дис.

… канд. филол. наук: 10.02.01 / Масалёва Надежда Вячеславовна. – Иваново, 2010.

– 14 с.

117. Маслов, В. А. Когнитивная лингвистика: учебное пособие / В. А. Маслова. – Минск: Тетросистеме, 2004. – 256 с.

118. Мечковская, Н. Б. Градуально-количественная семантика в грамматике, лексике и фрагматике: синтаксис, семантика и прагматика языка изолирующего строя (на примере китайского языка) / Н. Б. Мечковская. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 896 с. – С. 64 – 73.

119. Мещанинов, И. И. Члены предложения и части речи / И. И. Мещанинов. – М.;

Л.: АН СССР, 1945. – 319 с. – C. 14 – 15.

120. Милявская, Н. Б. Когнитивные основы формирования значения неологизмов, образованных в результате метафтонимического переноса: на материале современного английского языка: дис … канд. филол. наук: 10.02.03 / Милявская Наталья Борисовна. – Калининград, 2008. – 200 с.

121. Моисеева, С. А., Бубырева Ж. А. Функциональный анализ языковых единиц, репрезентирующих осязательное восприятие (на материале русского, английского и французского языков) / С. А. Моисеева, Ж. А. Бубырева // Вестн. Том. гос. ун-та, 2011. – № 342. – С. 20 – 24.

122. Моль, А. Социодинамика культуры [Электронный ресурс] / А. Моль; пер. с фр., предисл. Б. В. Бирюкова. – Режим доступа: http://yanko.lib.ru/books/cultur/ mol_sociodinamika_cult-a.htm

123. Мордкович, Э. М. Белорусская соматическая фразеология: автореф. … дисс.

канд. филол. наук: 10.02.02 / Мордкович Эвелина Михайловна. – Минск, 1977. – 24 с.

124. Мрикария, Дж. Структурные семантические особенности фразеологических единиц с соматическим компонентом в русском языке в сопоставлении с английским: автореф. дисс.... канд. филол. наук: 10.02.20 / Мрикария Джордж. – Москва, 1999. – 16 с.

125. Никитина, Е. С. Игры с телом / Е. С. Никитина // Вестник ВГУ, серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – М., 2005. - №1. – С. 24 – 28.

126. Николаева, Т. М. Речевые, коммуникативные и ментальные стереотипы:

социолингвистическая дистрибуция / Т. М. Николаева // Язык как средство трансляции культуры. – М.: Наука, 2000. – 312 с. – С. 112 – 131.

127. Николаева, Т. М. Функции частиц в высказывании (на материале славянских языков) / Т. М. Николаева. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – 168 с.

128. Новикова, Н. А. Фразеологические единицы с концептом «жизнь» в дискурсе культуры (этический аспект) / Н. А. Новикова // Культурные слои во фразеологизмах и в дискурсивных практиках. – Москва: Яз. славян. культуры, 2004.

– 340 с. – С. 234 – 232.

129. Нойманн, Э. Происхождение и развитие сознания / Э. Нойман; пер.с англ. А.

П. Хомик. – М.: Реба-бук, Ваклер. 1998. – 462 с. – С. 42.

130. Пеклер, М. А. Русско-немецкая идиоматичность (на материале глагольносубстантивных сочетаний, образуемых частотными переходными глаголами):

автореф. дисс. … канд. филолог. наук: 10.02.19 / Пеклер Марк Арнольдович. – Тбилиси, 1967.

131. Пеньковский, А. Б., Шварцкопф, Б. С. К вопросу о текстовых нормах / А. Б.

Пенковский, Б. С. Шварцкопф // Лингвистика текста: Материалы науч. конф. – М., 1974. – Ч. 1. – С. 214 – 218.

132. Петровский, А. В., Ярошевский М. Г. Основы теоретической психологии [Электронный ресурс] / Ф. В. Петровский, М. Г. Ярошевский. – 1998. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/petya01/txt16.htm

133. Пименова, М. В., Кондратьева, О. Н. Концептуальные исследования.

Введение: учеб. Пособие / М. В. Пименова, О. Н. Кондратьева – М.: ФЛИНТА Наука, 2011. – 176 с.

134. Пинкер, С. Язык как инстинкт / С. Пинкер; пер. с англ. Е. Кайдаловой, под ред. В. Мазо. – М.: Либроком, Едиториал УРСС, 2004. – 456 с.

135. Подсевалова, Н. О. Соматизм "Face" и его составляющие в английской языковой картине мира: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Подсевалова Наталья Олеговна. – Воронеж, 2010. – 167 с.

136. Попова, З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика / З.Д. Попова, И.А.

Стернин. – М.: АСТ: Восток–Запад, 2007. – 314 с.

137. Попова, З. Д., Стернин И. А. Очерки по когнитивной лингвистике / З. Д.

Попова, И. А. Стернин. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2002. – 192 с.

138. Постовалова, В. И. Картина мира в жизнедеятельности человека / В. И.

Постовалова // Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. - М.:

Наука, 1988. – С. 8 – 69.

139. Постовалова, В. И. Язык и духовный мир человека. Религиозные концепты в «антропологическом» представлении / В.И. Постовалова // Живодействующая связь языка и культуры: материалы Международной научной конференции. – М.Тула: Изд-во ТГУ им. Л.Н. Толстого, 2010. – Т. 1. – С. 13 – 27.

140. Проблемы функциональной грамматики: Семантическая инвариантность / вариативность / Под. ред. А. В. Бондаренко. – СПб: Наука, 2003. – 398 с. – С. 192 – 193.

141. Пятаева, Н. В. К вопросу о современных парадигмах исследования языка [Электронный ресурс] / Н. В, Пятаева. – 2012. – Режим доступа:

http://www.sworld.com.ua/konfer28/208.pdf

142. Райхштейн, А. Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии (Для ин-тов и фак. иностр. яз.) / А. Д. Райхштейн. – М.: Высшая школа, 1980. – 143 с.

143. Рахилина, Е. В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость / Е. В. Рахилина. – М., 2008. – 238 с. – С. 211 – 233.

144. Рыжкина, Е. В. Фразеологическая окказиональность в английском языке:

Когнитивно-коммуникативные аспекты: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Рыжкина Елена Викторовна. – Москва, 2003. – 236 с.

145. Рябцева, Н. К. Язык и естественный интеллект / Н.К. Рябцева. – М.: Academia, 2005. – 640 с.

146. Савченко, В. А. Концептосфера "человек телесный" в русской и немецкой паремиологической картине мира: дис… канд. филол. наук: 10.02.01, 10.02.19 / Савченко Вероника Альбертовна. – Курск, 2010. – 249 с.

147. Сайфи, Л. А. Концептуализация соматического образа человека в языке и дискурсивных практиках (на материале современного английского языка): дис. … канд. филол. наук: 10.02.04/ Сайфи Людмила Алексеевна. – Уфа, 2008. – 196 с.

148. Седов, К. Ф. Человек в жанровом пространстве повседневной коммуникации / К. Ф. Седов // Антология речевых жанров: повседневная коммуникация. – М., 2007. – С. 7 – 38.

149. Скнарёв, Д. С. Фразеологизмы русского языка с компонентами-соматизмами:

Проблемы семантики и прагматики: дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Скнарёв Дмитрий Сергеевич. – Челябинск, 2006. – 240 с.

150. Смирницкий, А.И. Лексикология английского языка / А. И. Смирницкий. – М., 1956. – 265 с.

151. Соловар, В. Н. Фразеологизмы с соматическим компонентом в хантыйском языке / В. Н. Соловар// Linguistica Uralica XXXV. – Teaduste Akadeemia Kirjastus/Estonian Academy Publishers, 1999. – № 4. – С 286 – 290.

152. Соколова, Г. Г. Фразообразование во французском языке: учебное пособие для ин-тов и фак. иностран. яз. / Г. Г. Соколова. – М.: Высш. шк. 1987. – 144 с.

153. Солодухо, Э. М. Теория фразеологического сближения / Э. М. Солодухо. – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1989. – 296 с.

154. Сологуб, О. П. Официально-деловой текст в системно-структурном аспекте / О. П. Сологуб // Стереотипность и творчество в тексте: межвуз. сб. науч. тр.; под ред. М. П. Котюровой. – Пермь: Перм. гос. ун-т., 2009. – Вып. 13. – С. 54 – 63.

155. Спортивная морфология [Электронный ресурс] / – Спортивная наука. – режим доступа: https://sites.google.com/site/sportimedicina/Home/sportivnaamorfologia

156. Степанов, Ю. С. Имена, предикаты, предложения (семиологическая грамматика). Изд. 2-е, стереотипное / Ю.С. Степанов. – М.: Едиториал УРСС, 2002.

– 360 с.

157. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. 3-е изд., испр. и доп./ Ю.С. Степанов. – М.: Академический Проект, 2004. – 992 с.

158. Степанов, Ю. С. Концепты. Тонкая пленка цивилизации / Ю.С. Степанов. – М.: Языки славянских культур, 2007. – 264 с.

159. Сэпир, Э. Градуирование / Э. Сэпир // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.

16. Лингвистическая прагматика. – М.: Прогресс, 1985. – С. 43 – 78.

160. Телия, В. Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. / В. Н.

Телия. – М., 1986. – 141 с. – С. 4 – 9.

161. Телия, В. Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира / В.

Н. Телия // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. – М.: Наука, 1988. – С. 173 – 203.

162. Телия, В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты [Текст]/ В. Н. Телия. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. — 288 с.

163. Теория функциональной грамматики. Качественность. Количественность / отв. ред. А.В. Бондарко. – СПб: Наука, 1996. – 264 с.

164. Тимченко, И. В. Структурно-семантический анализ фразеологических единиц с компонентами-соматизмами ГОЛОВА, ОКО, ВУХО, НІС, ЯЗИК: автореф.

дис.... канд. філ. наук: спец. 10.02.01 «Українська мова» / Тимченко Ирина Викторовна. – Харьков, 1990. – 16 с.

165. Тихомирова, Е. А. Английские фразеологические единицы с соматизмами:

валентностный и прагматические аспекты: дис. … канд. филол. наук 10.02.04 / Тихомирова Елена Александровна. – Иваново, 2011. – 155 с.

166. Токарев, Г. В. Лингвокультурология: Учебное пособие / Г.В. Токарев. – Тула:

ТГПУ им. Л.Н. Толстого, 2009. – 135 с.

167. Томашевская, И. В. Когнитивные аспекты формирования гендерномаркированных оценочных существительных в современном английском языке:

дис … канд. филол. наук: 10.02.04 / Томашевская Ирина Валерьевна. – Калининград, 2011. – 165 с.

168. Трипольская, Т. А. Эмотивно-оценочный дискурс: когнитивный и коммуникативный аспекты [Текст] / Т.А. Трипольская. – Новосибирск, 1999. – 166 с.

169. Трофимова, У. М. Опыт когнитивного экспериментально-теоретического анализа тематической группы "Части человеческого тела": на материале русского и китайского языков: дисс. … канд. филол. наук: 10.02.19. / Трофимова Ульяна Михайловна. – Москва, 1999. – 242 с.

170. Туарменская, А. В., Когнитивные аспекты восприятия и категоризации пространственного опыта (на материале английских фразеологизмов со словами, обозначающими части тела человека): дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Туарменская Анжела Валерьевна. – Москва, 2006. – 253 с.

171. Туранский, И. И. Семантическая категория интенсивности в английском языке / И. И. Туранский. – М.: Высшая школа, 1990. – 173 с.

172. Туровская, Н. С. Роль метафоры в формировании соматических фразеологизмов с компонентом "глаз”: дисс. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Туровская Наталья Сергеевна. – Москва, 1996. – 161 с.

173. Урысон, Е. В. Проблемы исследования языковой картины мира. Аналогия в семантике / Е. В. Урысон. – М.: Языки славянской культуры, 2003. – 224 с.

174. Фам Тхи Тхань Ха, Сопоставительный анализ соматических фразеологизмов английского и вьетнамского языков: дис. … канд. филол. наук: 10.02.20. / 169.

Фам Тхи Тхань Ха. – Казань, 2005. – 224 с.

175. Федоров, А. И. Сибирская диалектная фразеология / А. И. Федоров. – Новосибирск: Наука, 1980. – С. 15.

176. Федосюк, М. Ю. Нерешенные вопросы теории речевых жанров / М. Ю.

Федосюк // Вопросы языкознания. – М.,1997. – № 5. – С. 102 – 120.

177. Федуленкова, Т. Н. Проблема общего и специфического в соматической фразеологии некоторых германских языков (на материале английского, немецкого и шведского языков): дис. … канд. филол. наук: 10.02.00 / Федуленкова Татьяна Николаевна. – Москва, 1984. – 232 с.

178. Федяева Н. Д., Нормы в пространстве языка: монография / Н. Д. Федяева: 2е издание, стереотипное. – М.: Изд-во «Флинта», 2011. – 171 с.

179. Фрумкина, P. M. «Теории среднего уровня» в современной лингвистике Текст.

/ P.M. Фрумкина // Вопросы языкознания. – М.: Наука, 1996. – №2. – С. 55 – 68.

180. Фурашова, Н. В. Метафтонимия в процессах фразеологической номинации (на материале немецких глагольных сочетаний) [Текст] / Н. В. Фурашова // Вестник МГЛУ. Сер. Языкознание / Лексикология и фразеология: актуальные проблемы и решения. – М., ИПК МГЛУ «Рема» – 2011. – вып. 19 (625), часть 2. – С. 86 – 93.

181. Халилова, К. У. Соматизм «сердце» в языковой картине мира (на материалах азербайджанского и немецкого языков): афтореф. дис. … канд. филол. наук:

10.02.20 / Халилова Кадиша Ураковна. – Махачкала, 2012. – 25 с.

182. Хамизова, З. М. Фразеологические единицы с компонентами «СЕРДЦЕ», «ГОЛОВА», «ДУША» в кабардино-черкесском и английском языках (сопоставительный анализ): дис. … канд. филол. наук: 10.02.02, 10.02.20 / Хамизова Залина Мусаевна. – М., 2007. – 147 с.

183. Харитонова, И. В. Системное исследование языка: философскометодологический аспект: автореф. дис. … д-ра филос. наук: 09.00.08 / Харитонова Ирина Викторовна. - М., 2004. – 32 с.

184. Хованова, С. Ю. Метафтонимия среди механизмов формирования отглагольных имен типа PIN-UP в современном английском языке [Текст] / С. Ю.

Хованова // Вестник ВГУ. Сер. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2010. – № 1. – С. 85 – 87.

185. Хоссейн, М. А. Национально-культурные особенности соматических фразеологизмов русского языка: дисс. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Хоссейн Мохани Азар. – М., 1994. – 156 с.

186. Цивьян, Т. В. Лингвистическая основа балканской модели мира / Т. Цивьян.

– М.: Наука, 1990. – 207 с. – С. 5-6.

187. Цивьян, Т. В. Модель мира и ее лингвистические основы / Т. В. Цивьян. – М.:

УРСС, 2005. – 280 с. – С. 11.

188. Чейф, У. Л. Значение и структура языка / У. Л. Чейф. – М.: Прогресс, 1975. — 432 с.

189. Чернышева, И. И. Немецкая фразеология и принципы ее научной систематизации / И. И. Чернышева // Бинович Л.Э. Гришин Н.Н. Немецко-русский фразеологический словарь. Под ред. д-ра Малиге-Клаппенбах и К. Агрикола. Изд.

2-е, испр. и доп. – М.: Русский язык, 1975. – 656 с. – С. 651 – 656.

190. Чумичёва, Т. С. Фразеологизмы с компонентами-соматизмами в национальных вариантах английского языка (на материале британского и американского вариантов): автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02.04 / Чумичева Татьяна Сергеевна. – Нижний Новгород, 2010. – 24 с.

191. Шанский, Н. М. Лексикология современного русского языка: Учеб. пособие для пед. ин-тов по спец. «Рус. яз. и лит.» / Н. М. Шанский. – М.: Просвещение, 1964.

– 326 с.

192. Шарманова, О. С. Метафора, метонимия, метафтонимия. Способы концептуализации грузино-российского конфликта (на примере немецкоязычных СМИ): автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Шарманова Оксана Сергеевна.

– Иркутск, 2012. – 16 с.

193. Шекспир, В. Отелло [Электронный ресурс] / перевод с англ. М. Лозинский.

– 2000. – Режим доступа: http://lib.ru/SHAKESPEARE/othello2.txt

194. Ширманкина, Р. С. Сопоставительная характеристика фразеологических единиц с компонентами «сердце», «душа» в русском и мордовских языках / Р. С.

Ширманкина // Вопросы лексикологии финно-угорских языков: Межвуз. сб. науч.

трудов / Мордов. гос. ун-т. Саранск, - Саранск,1989. – С. 89 – 97.

195. Шмелев, А. Д. Русская языковая модель мира. Материалы к словарю / А. Д.

Шмелев. – М.: языки славянской культуры, 2002. – 224 с.

196. Щирова, В. С. Соматические фразеологизмы немецкого языка в когнитивнодискурсивном аспекте (на материале периодической печати): дис. … канд. филол.

наук: 10.02.04 / Щирова Виктория Сергеевна. – Тамбов, 2005. – 225 с.

197. Эмирова, А. М. Некоторые актуальные вопросы современной русской фразеологии (опыт семантического анализа фразеологических единиц): уч.

пособие / А. М. Эмирова. – Самарканд: СамГУ, 1972. – 97 с. – C. 22.

198. Якимова, Э. С. О соматической фразеологии марийского языка: Вопросы марийского языка / Э. С. Якимова // Сб. статей к 60-летию со дня рождения профессора Н. Т. Пенгитова. – Йошкар-Ола: Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, 1975. – С. 140 – 147.

199. Якобсон, Р. О лингвистических аспектах перевода / Р. Якобсон // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. – М.: Издательство «Международные отношения», 1978. – С. 16 – 24.

200. Bierwisch, M. Some Semantic Universals of German Adjectives / M. Bierwisch // Foundations of Language. – Dordrecht. – 1967. – Vol.3, №1. – P. 1-37

201. Brown, D. Human universals / D. Brown. – San Francisco: McGraw-Hill, 1991. – 160 p.

202. Carleton, P. MetaSelf [Электронный ресурс] / P. Carleton. – 1995. – Режим доступа: URL: http://www.metaself.org/what_need.html

203. Connell R. W., Masculinities: Second Edition / Raewyn W. Connell. – Cambridge:

Polity Press, 2005. – 349 p. – P. 157 – 169.

204. Fldes, Cs. Farbbezeichnung als phraseologische strukturkomponenten im Deautschen, Russischen und Ungarischen / Cs. Fldes; ed. by Palm, Ch. (Hrsg). – Europhras 90, 1991. – P. 77.

205. Gattnar, A. Nicken und Kopfschtteln. Eine Untersuchung russischer Kopfgesten / A. Gattnar. – Bjrn (Hgg.): Beitrge der Europischen Slavisti-schen Linguistik (POLYSLAV), 2000. – P. 86 – 96.

206. Goosens, L. Metaphtonomy: the interaction of metaphor and metonymy in expressions for linguistic action [Text] / L. Goosens // Metaphor and Metonymy in Comparison and Contrast ed. By Rene Dirven, Ralf Prings. – Berlin, N.Y.: Mouton de Gruyer, 2002. – 377 p. – P. 349.

207. Grciano, G. Forschungen zur Phraseologie / G. Grciano. – Zeitschift fur germanistische Linguistik, 11.2. – 1983. – P. 233 – 243.

208. Haser, V. Metaphor, metonymy and experientialist philosophy: challenging cognitive semantics. Topics in English linguistics / V. Haser. – Berlin: Walter de Gruyter GmbH & Co. KG. – 2005. – 256 p.

209. Hyun Jung Ahn, Yeon Jin Kwon. A Study on Metaphor and Metonymy of Hand / Hyun Jung Ahn, Yeon Jin Kwon // Journal of Language. – Pusan National University, Sciences 14-2. – 2007. – P. 195 – 215.

210. Jachnow, H., Norman, B., Suprun, A. E. Quantitt und Graduierung als kognitivsemantische Kategorien / H. Jachnow, B. Norman, A. E. Suprun. – Wiesbaden:

Harrassowitz, 2001. – 648 p.

211. Johnson, M. The body in the mind: The bodily basis of meaning, imagination, and reason / M. Johnson. – Chicago: University of Checago Press. – 1987. – 272 p.

212. Kvecses, Z., Radden, G. Metonymy: developing a cognitive linguistic view / Z.

Kvecses, G. Radden // Cognitive Linguistics. – 1998. – № 9 (1). – P. 37 – 77.

213. Krohn, K. Hand und Fu. Eine kontrastive Analyse von Phraseologismen im Deutschen und Schwedischen / K. Krohn. – Gteborg: Acta Universitatis Gothoburgensis.

– 1994. – P. 206 – 220.

214. Lakoff, G., Johnson, M. Metaphors we live by / G. Lakoff, M. Johnson. – London:

University of Chicago Press, 2003. – 276 p.

215. Lakoff G., Women, Fire, and Dangerous Things: What Categories Reveal about the Mind / G. Lakoff. – Chicago: University of Chicago Press, 1990. – 615 p.

216. Langacker, R. W. Concept, Image, and Symbol: The Cognitive Basis of grammar / R. W. Langacker. – Berlin and New York: Mounton de Guyter. Cpgnitive Linguistik Research 1, 1990. – 395 p.

217. Leisi, E. Der Wortinhalt: seine Struktur im Deutschen und Englischen [Текст] / E.

Leisi. – Heidelberg, 1953. – P. 99 – 107.

218. Piirainen, E. Phraseologie der westmnsterlndischen Mundart. Semantische, kulturelle und pragmatische Aspekte dialektaler Phraseologismen [Текст] / E. Piirainen.

– Baltmannsweiler: Schneider Verlag Hohengehren, 2000. – Til I. – 535 p.

219. Pinker, S., Levin, B., Lexical and Conceptual Semantics: A Cognition Special Issue / S. Pinker, B. Levin. – Cambridge, MA and Oxford: Blackwell, 1991. – 244 p.

220. Pinker, S. The Best American Science and Nature Writing. Best American series / S. Pinker. – Houghton Mifflin Co., 2004. – 209 p.

221. Rosch, E. H. On the Internal Structure of Perceptual and Semantic Categories / E.

H. Rosch; in T. Moore (ed.), Cognitive Development and the Acquisition of Language. – New York: Academic Press, 1973. – P. 111 – 144.

222. Sapir, E. Grading: A Study in Semantics Text. / E. Sapir // Philosophy of Science.

–1944. – vol. 12, №2. – P. 93 – 116.

223. SayWhyDoI.com [Электронный ресурс] / – 2015. – Режим доступа:

http://www.saywhydoi.com/eat-your-heart-out-meaning-and-phrase-origin

224. Siahaan, P. Metaphorische Konzepte im Deutschen und im Indonesischen. Herz, Leber, Kopf, Auge und Hand Текст. / P. Siahaan. – Frankfurrt am Main: Peter Lang GmbH Internationaler Verlag der Wissenschaften, 2008. — 199 p.

225. ileikait, D. Somatische Phraseologismen in den indoeuropischen Sprachen am Beispiel des Deutschen, Englischen, Russischen, Polnischen und Litauischen / D.

ileikait // – Kalbotyra, 1998. – № 47 (3). – P. 56 – 74.

226. Talmy, L. Toward a Cognitive semantics. Vol. 1 / L. Yalmy. –The MIT Press, 2000.

– 559 p.

227. Wildgen, W. Hand und Auge. Eine Studie zur Reprsentation und

Selbstreprsentation (kognitive und semantische Aspekte) / W. Wildgen. — Bremen:

Univ.-Buchh., 1999. – 96 p.

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Англо-русский словарь / под ред. В. К. Мюллера. – 24-е изд. - М.: Русский 1.

язык, 1995. – 2106 с.

Большой англо-русский фразеологический словарь / А. В. Кунин. – 5-е изд., 2.

перераб. – М.: Рус. яз. – Медиа, 2006. – 1210 с.

Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление.

3.

Культурологический комментарий / отв. ред. В. Н. Телия. – М.: Аст-Пресс Книга, 2006. – 784 с.

Большой энциклопедический словарь. Языкознание / Н. Д. Арутюнова; под 4.

ред. Н. Д. Арутюновой, В. А. Виноградова, В. Г. Гака, гл. ред. В. Н, Ярцева. – М., 2000. – 687 с.

Великобритания: Лингвострановедческий словарь / под ред. Р. У. Рум Адриан.

5.

– 2-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 2000. – 560 с.

Словарь американских идиом: Специальное издание / под ред. А. Ричард 6.

Спиерс. – М.: Русский язык, 1991. – 464 с.

Словарь лингвистических терминов [Электронный ресурс] / под ред. Т.В.

7.

Жеребилою – Изд. 5-е, испр-е и дополн. – 2010. – Режим доступа:

http://lingvistics_dictionary.academic.ru Словарь литературоведческих терминов [Электронный ресурс] / – Режим 8.

доступа: http://slovar.lib.ru/dict.htm Современный философский словарь / под ред. В. Е. Кемерова. — М.; Бишкек;

9.

Екатеринбург: Одиссей, 1996. — 608 с.

Фелицына, В. П., Мокиенко, В. М. Русские фразеологизмы:

10.

Лингвострановедческий словарь [Текст] / Под ред. Е. М. Верещагина и В. Г.

Костомарова. — М.: Русский язык, 1990. — 220 с.

Философский словарь [Электронный ресурс] / – Режим доступа:

11.

www.philosophydic.ru/antropocentrizm Философский энциклопедический словарь [Электронный ресурс] / – Режим 12.

доступа: http://terme.ru/dictionary/175/word/norma Фразеологический словарь русского литературного языка / под ред. А.

13.

Федорова. – 3 изд., испр. — М.: Астрель, АСТ, 2008. – 828 с.

Cambridge Dictionary of American Idioms / ed. by Paul Heacock – Cambridge:

14.

Cambridge University Press, 2003. – 512 p.

Cambridge Idioms Dictionary. Second edition / – Cambridge:

15.

Cambridge University Press, 2008. – 528 p.

Cambridge International Dictionary of Idioms / ed. by Michael McCarthy – 16.

Cambridge: Cambridge University Press, 2002. – 658 p.

Collins Online Dictionary [Электронный ресурс] / - Режим доступа:

17.

http://www.collinsdictionary.com/dictionary/english Longman Idioms Dictionary / ed. by W. Longmsn. – UK: Longman Publishing 18.

Group, 1998 – 398 p.

McGraw-Hill's Dictionary of American Idioms and Phrasal Verbs. 1st Edition / ed.

19.

by R. A. Spea. – New York: McGraw-Hill Education, 2006. – 1104 p.

MacMillan English Dictionary for Advanced Learners Text. / M. Rundell. – 20.

Oxford: Macmillan Publishers Limited, 2002. – 1692 p.

Merriam-Webster’s Online Learner’s Dictionary [Электронный ресурс] / – 21.

Режим доступа: http://www.merriam-webster.com/

Online Etymology Dictionary [Электронный ресурс] / – Режим доступа:

22.

http://www.etymonline.com/

Oxford Dictionary of English Idioms. 3ed edition / ed. by John Ayto. – Oxford:

23.

Oxford University Press, 2009. – 447 p.

Oxford Dictionary of Idioms. 2nd edition / ed. by Judith Siefring. – Oxford: Oxford 24.

University Press, 2004. – 345 p.

Oxford Online Dictionary [Электронный ресурс] / – Режим доступа:

25.

http://www.oxforddictionaries.com

Phrase Thesaurus Onlinе [Электронный ресурс] / – Режим доступа:

26.

http://www.thesaurus.com/browse/phrase

REVERSO Portal of Linguistic Tools [Электронный ресурс] / – Режим доступа:

27.

http://dictionary.reverso.net/English/definition Roget's Thesaurus of English Words and Phrases / C.O.S. Mawson. — 2nded. New 28.

York: BARTLEBY.COM, 2000. – 520 p.

The American Heritage Dictionary of the English Language. 5 th edition / ed. By 29.

J. P. Pickett. – Boston: Houghton Mifflin Harcourt Trade, 2011. – 2112 p.

The American Heritage Dictionary of Idioms. 2nd.ed / ed. by Christine Ammer. – 30.

US: Houghton Mifflin Harcourt, 2013. – 512 p.

The Concise Thesaurus of Traditional English Metaphors. 2 nd. ed / ed. by P. R.

31.

Wilkinson. – London: Taylor & Francis Ltd United Kingdom, 2008. – 338 p.

The Free Online Dictionary [Электронный ресурс] / – Режим доступа:

32.

http://www.thefreedictionary.com The Phrase Finder Online [Электронный ресурс] / Portal of English Phrases, 33.

Sayings, Idioms and Expressions. – режим доступа: http://www.phrases.org.uk

Thesaurus.com Online [Электронный ресурс] / – Режим доступа:

34.

http://www.dictionary.com/ The Wordsworth Dictionary of Idioms / ed. by K. M. Kirkpatrick, C. M. Schwarz.

35.

– UK, Kent: Chambers Harrap Pub, 1993. – 422 p.

Users Tiny Online Co. UK. Expressions and Sayings [Электронный ресурс] / – 36.

Режим доступа: http://users.tinyonline.co.uk/gswithenbank/ sayindex.htm Online English Idioms and Idiomatic Expressions [Электронный ресурс] / – 37.

Режим доступа: http://www.usingenglish.com/reference/idioms/

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ФЕ – фразеологическ – ая (– ие) единиц – а (– ы) 1.

ФКС – фразеологизм (– ы) с компонентом-соматизмом 2.

ФСРЛЯ - Фразеологический словарь русского литературного языка 3.

БФСРЯ - Большой фразеологический словарь русского языка 4.

БЭС - Большой энциклопедический словарь 5.

–  –  –

СЛингвТ – Словарь лингвистических терминов 7.

СЛТ - Словарь литературоведческих терминов 8.

СФС - Современный философский словарь 9.

10. ФС - Философский словарь

11. ФЭС - Философский энциклопедический словарь

12. AHDI - The American Heritage Dictionary of Idioms

13. AHDEL – The American Heritage Dictionary of the English Language

14. CDAI – Cambridge Dictionary of American Idioms

15. CID – Cambridge Idioms Dictionary

16. CIDI – Cambridge International Dictionary of Idioms

17. CDO - Collins Dictionary Online

18. LID - Longman Idioms Dictionary

19. McMlnED – MacMillan English Dictionary for Advanced Learners McHDAI – McGraw-Hill's Dictionary of American Idioms and Phrasal Verbs 20.

21. MWOLD – Merriam-Webster’s Online Learner’s Dictionary

22. OED – Online Etymology Dictionary

23. OxfDEI – Oxford Dictionary of English Idioms

24. OxfDI – Oxford Dictionary of Idioms

25. OxfOD – Oxford Online Dictionary

26. PhTO – Phrase Thesaurus Onlinе

27. Rev. – REVERSO Portal of Linguistic Tools

28. RTEWPh – Roget's Thesaurus of English Words and Phrases

29. CTTEM - The Concise Thesaurus of Traditional English Metaphors

30. FOD – The Free Online Dictionary

31. PhFO – The Phrase Finder Online

32. WDI – The Wordsworth Dictionary of Idioms

33. TO - Thesaurus.com Online

34. UTOES – Users Tiny Online Co. UK. Expressions and Sayings

35. UEOEIIE – Using English. Com. Online English Idioms and Idiomatic Expressions

–  –  –

КЛАССИФИКАЦИЯ ФКС

ПО ПРИЗНАКУ НАРУШЕНИЯ (ОТКЛОНЕНИЯ ОТ)

АНАТОМИЧЕСКОЙ (ТЕЛЕСНОЙ) НОРМЫ

ФКС ДЕФИНИЦИЯ ПЕРЕВОД

–  –  –



Pages:     | 1 | 2 ||
Похожие работы:

«Методы активного обучения в начальной школе Ирина Перевалова Нарвская Кесклиннаская гимназия "Учение – это радость, а не только долг. Учением можно заниматься с увлечением, а не по обязанности". Государственная программа • Учащимся с особыми образовательными потребностями считается учащийся, чьи...»

«Г. А. Лукина, В. О. Портнягина. Освещение в СМИ ситуации с беженцами в ФРГ 69 Г. А. Лукина УДК 070(430):325.254.4 + 323.1(430) + 314.7 В. О. Портнягина ОСВЕЩЕНИЕ В ПЕЧАТНЫХ ИЗДАНИЯХ СИТУ АЦИИ С БЕЖЕНЦАМИ В...»

«ВЕЛИЧКО АЛЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРЕДЛОЖЕНИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗИРОВАННОЙ СТРУКТУРЫ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ Специальность 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультант – доктор филологических наук, профессор Киров Евгений Флорентович Москва – 2016 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 6 ГЛАВА...»

«Коняева Юлия Михайловна, кандидат филологических наук Кафедра речевой коммуникации Журналистика, очная форма, 4 курс 7 семестр 2016-2017 уч. г.ЖУРНАЛИСТИКА СФЕРЫ ДОСУГА: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ АВТОРА И АДРЕСАТА Спецкурс Спецкурс "Журналистика сферы досуга: взаимодействие автора и адресата" предполагает освещение основных вопросов функци...»

«ВАЙСМАН Маргарита Игоревна МЕЛОДРАМАТИЧЕСКАЯ МОДАЛЬНОСТЬ В РОМАНЕ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО "ЧТО ДЕЛАТЬ?" 10.01.01 Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Пермь 2011 Работа выполнена на кафедре русской литературы федерального государс...»

«Общество с ограниченной ответственностью "Архитектурное бюро" 305001 г.Курск, ул.Дзержинского, д. 86; кв/офис 12, тел./факс 8(4712) 54-76-85, E-mail chernova62@mail.ru УТВЕРЖДЕНО: Собранием депутатов Большеанненковского сельсовета Фатежского района Курской области...»

«Печерских Талия Фаязовна, Кутбаева Бахытгуль Жанатовна ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КОМПОНЕНТОВ ОБРАЩЕНИЯ Статья раскрывает содержание понятия обращение в русском языке. Основное внимание уделяе...»

«Е.А. Зуева Белгородский государственный университет СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ САКРАЛЬНОЙ ЛЕКСИКИ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ Религиозную лексику русского и немецкого языков можно условно разделить на три группы. Первую принято называть об­ щерелигиозной. Она включает слова, обозначающие понятия, свойственные всем монотеистическим ре...»

«В.Я. Карлов ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВИДЕОЗАПИСИ В ЦЕЛЯХ ФИКСАЦИИ ЛИЧНОСТНОЙ ИНФОРМАЦИИ Под личностной (вербальной) информацией понимается информация, полученная на основе речевого общения, при этом дополняемая письменными текстами...»

«Н. В. Брагинская ГРЕЧЕСКИЙ КАК ИНОСТРАННЫЙ: ОСМЫСЛЕНИЕ ЭЛЛИНСКИХ ФИЛОСОФСКИХ ТЕРМИНОВ ИУДЕЙСКИМ БЛАГОЧЕСТИЕМ Рассматриваются особенности языка Четвертой Маккавейской книги, иудео-эллинистического произведения, которое сыграло большую роль в становлении христианского богосло...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ – X Материалы чтений, посвященных памяти профессора Иосифа Моисеевича Тронск...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ПО ОБЩЕМУ И СРАВНИТЕЛЬНОМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1952 ГОДА ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД ЯНВАРЬ—ФЕВРАЛЬ "НАУКА" МОС...»

«Санкт-Петербургский государственный университет Факультет филологии и исскуств Кафедра общего языкознания АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ ФОРМУЛ И ФОРМУЛЬНЫХ ТЕМ ЛИТОВСКИХ ОБРЯДОВЫХ КУПАЛЬСКИХ П...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2015. №2 (40) РЕЦЕНЗИИ, КРИТИКА, БИБЛИОГРАФИИ DOI: 10.17223/19986645/40/13 Рецензия на монографию: Ничипорчик Е.В. Отражение ценностных ориентаций в паремиях. Гомель: Гомел. гос. ун-та им. Ф. Скорины, 2...»

«Министерство образования и науки РФ Алтайский государственный университет Научное студенческое общество ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ АЛТАйскОгО гОсУДАРсТвЕННОгО УНивЕРсиТЕТА МАтеРиАлы XXXIX НАучНой коНФеРеНции студеНтов, МАгистРАНтов, АспиРАНтов и учАщих...»

«БОРИСОВА Светлана Сергеевна ПЕРСУАЗИВНЫЕ СТРАТЕГИИ В АНАЛИТИЧЕСКИХ ЖАНРАХ МЕДИАТЕКСТА (на материале немецкого языка) Специальность 10.02.04 – германские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук ВОРОНЕЖ – 2016 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном об...»

«CЕРЕГИН Андрей Владимирович ГИПОТЕЗА МНОЖЕСТВЕННОСТИ МИРОВ В ТРАКТАТЕ ОРИГЕНА "О НАЧАЛАХ": ПРОБЛЕМЫ ГЕРМЕНЕВТИКИ, КРИТИКА ТЕКСТА, КОСМОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ Специальность 10.02.14 — Классическая филология, византийская и новогреческая филология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филоло...»

«Ernst-Moritz-Arndt-Universitt Greifswald Philosophische Fakultt Устойчивые сравнения в системе фразеологии Устойчивые сравнения Institut fr Slawistik Domstrae 9/10 в системе фразеологии 17489 Greifswald Telefon +49 3834 86-3210 Telefax +49 3834 86-3227 walter@uni-greifswald.de www.phil.uni-g...»

«Е.В. Трифонова ТЕСТИРОВАНИЕ КАК ФОРМА КОНТРОЛЯ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ УРОВНЯ ВЛАДЕНИЯ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКОМ СТУДЕНТАМИ НЕЯЗЫКОВЫХ ФАКУЛЬТЕТОВ Иностранный язык в настоящее время стал более востребованным в реа...»

«ISSN 2227-6165 ISSN 2227-6165 О.А. Ганжара кандидат филологических наук, доцент Северо-Кавказского федерального университета snark44@yandex.ru ЭСХАТОЛОГИЧЕСКАЯ МИФОЛОГИЯ В МОДЕРНИСТСКОМ КИНОНАРРАТИВЕ Кинореальность создает воображаемый объект, The cinemarealit...»

«Симашко, Т. В. Сопоставительный анализ слов с генетически родственными корнями в составе денотативного класса [Текст] / Т. В. Симашко // Проблемы концептуализации действительности и моделирования языковой картины мира : сборник научных трудов / Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломонос...»

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 203 2006. № 5 (2) ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ УДК 808.1 (045) Ю.А. Нельзина ЦВЕТОВОЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ КОНЦЕПТ Представлены основные признаки термина "цветовой художественный концепт" и дано его определение. Ключевые слова: словообраз, цветосимвол, мифологема, художественный концепт. Термин концепт...»

«СТАДУЛЬСКАЯ НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ТОВАРНЫЕ ЗНАКИ В ЯЗЫКЕ И ВНЕЯЗЫКОВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И США Специальность 10.02.04 – германские языки Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Пятигорск – 2014 Работа выполнена на кафедре теории и практи...»

«Кошкина Елена Геннадьевна ОБ ОСОБОЙ РОЛИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В СОЗДАНИИ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА В настоящей статье представлена характеристика пространственного и этического параметров картины мира, отраженная в семантике фразеологических единиц среднеи нововерхненемецкого. Производится анализ фраз...»

«МОДЕЛИРОВАНИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ В ЯЗЫКЕ И РЕЧИ УДК 81'271:81'22 ОСОБЕННОСТИ МОДЕЛИРОВАНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ В ЯЗЫКЕ ВЛАСТИ: АСИММЕТРИЯ ВОПРОСА И ОТВЕТА* Ю.В. Гимпельман Кафедра общего и русского языкознания Фил...»

«Балашовский институт (филиал) ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского" 80 лет Балашовскому институту Саратовского университета Сборник научных статей преподавателей Балашовского института...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.