WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Т.В.Колесникова О ПОНЯТИИ СИНКРЕТИЗМА В ЯЗЫКОЗНАНИИ Следует отметить достаточно широкое распространение термина синкретизм в лингвистических исследованиях. Он употреблялся А.М. Пешковским ...»

Т.В.Колесникова

О ПОНЯТИИ СИНКРЕТИЗМА В ЯЗЫКОЗНАНИИ

Следует отметить достаточно широкое распространение термина

"синкретизм" в лингвистических исследованиях. Он употреблялся

А.М. Пешковским [21, 266-267] при истолковании некоторых синтаксических явлений, не поддающихся однозначной классификации, а

термин "синкретические" - В.В. Виноградовым (для обозначения случаев совмещения признаков разных членов предложения в пределах

одной словоформы). Термин "синкретизм" используется в морфологических исследованиях в связи с явлением падежного синкретизма и в работах, обращенных к переходным явлениям в грамматике современного русского языка. Содержание и функционирование термина исследовались Л.Е. Холодиловой [29] и В.И. Фурашовым [28].

Считается [22, 120], что термин "синкретизм" в его лингвистическом смысле предложен Л. Ельмслевом, работа которого содержит осмысление синкретизма как общего свойства языка [25, 274]. Однако следует отметить, что первоначально этот термин появился в более ранних морфологических исследованиях [7, 13]. По наблюдению В.К. Журавлева [11, 58], падежный синкретизм упоминается у Б. Дельбрюка в 1907 году.

Фундаментальная идея о падежном синкретизме была высказана Н.Н. Дурново (1922 г., франц. яз.). Именно эта идея стала для Р.О. Якобсона руководством при анализе системы русского склонения, начало которому положено в его статье, опубликованной в Праге (1936 г.

, нем. яз.). Р.О. Якобсон определяет синкретизм падежей как "совпадение падежей" [33, 173], как "упразднимые различия между падежными флексиями" [33, 183], как нейтрализацию оппозиции в пределах одной парадигмы (дом брата - Р. ед. ч.; вижу брата - В. ед. ч.). При этом говорится о синкретизме прямых (И. и В.) и определенных (Р. и В.) падежей [33, 183]. Замечание о том, что "наряду с полным синкретизмом требует тщательного обследования также синкретизм частичный, где сходство окончаний ограничивается либо одинаковым числом фонем…, либо общностью одной из фонем" [33, 195], недвусмысленно показывает, что Р.О. Якобсон понимает падежный синкретизм, прежде всего, как формальное совпадение. Важно подчеркнуть, что представление о синкретизме связывается с синхронным уровнем языка [7, 13].

Л. Ельмслев тоже отталкивается от понимания синкретизма как нейтрализации. Он, в частности, пишет: "Мы сможем теперь остановиться на явлении, известном в традиционной грамматике под именем синкретизма, а в современной фонетике – под названием нейтрализации" [7, 14].

Однако цель Л. Ельмслева не сводится к задачам фонетики и грамматики, а предполагает обоснование теории языка, способной открыть и сформулировать предпосылки "действительной и рациональной генетической лингвистики" (свободной от физических, физиологических, психологических, логических, социологических представлений о языке), рассматривающей язык "как самодовлеющее целое" [10, 267]. В этой связи важно подчеркнуть, что синкретизм рассматривается в качестве одной из основных лингвистических категорий и определяется как "категория, устанавливаемая совпадением" [10, 387].

Из работы Ельмслева ясно, что термином "синкретизм" он обозначает и языковой феномен ("Сущности вместе с совпадением образуют синкретизм" [10, 344]), и его проявление в речи ("Синкретизмы, приведенные выше в качестве примеров…" [10, 246]). Неоднозначен и его подход к сущности языкового явления: как совершенно справедливо отметил Ю.С. Степанов, в учении Л.

Ельмслева остается место для двух разных толкований синкретизма [25, 344-345]: 1) синкретизм в парадигматике (т.е. в результате устранения коммутации); например, в русском языке совпадение вин. и род. падежей в мужском роде одушевленных существительных (мальчика); 2) синкретизм в синтагматике (т.е. в результате устранения пермутации); например, в русском языке, совпадение значений им. и вин. падежей в форме род. приименного: приглашение писателя = 1) писатель пригласил, 2) пригласили писателя.

Различия между этими двумя видами синкретизма Ю.С. Степанов связывает с особенностями реализации указанных форм в тексте: в первом случае синкретическая форма, как правило, воспринимается только в одном определенном значении ( либо род., либо вин. падежа), тогда как во втором - синкретизм возникает в особых условиях текста, а именно, при отглагольном существительном. Подчеркнем, что первое явление вполне может быть интерпретировано как омоформия, второй же случай интересен тем, что неустраненная многозначность сохраняется, прежде всего, за счет синкретизма отглагольного существительного, в семантической структуре которого совмещаются компоненты предметности и процессуальности, что и позволяет слову вступать соответственно в атрибутивные и объектные отношения с зависимой словоформой.

Кроме того, Л. Ельмслев предлагает различать разрешимый и неразрешимый синкретизм [10, 347]. И это, по словам Ю.С. Степанова, самое важное "в ельмслевской теории синкретизма". Разрешимый синкретизм хорошо иллюстрирует закон конца слова: неразличение согласных фонем по звонкости-глухости в слабой позиции (например, в словах пруд и прут, смог и смок) снимается в сильной; неразрешимый гиперфонема (Ю.С. Степанов приводит в качестве примера синкретизм первой гласной фонемы в словах корова и собака). Ю.С. Степанов подчеркивает, что Л. Ельмслев направил все внимание на исследование только разрешимого (дискретного) синкретизма, и предлагает обратиться к явлениям неразрешимого (недискретного) синкретизма, охватываемым общим понятием "недискретности" [25, 345].

Для осознания феномена синкретизма важно представление о нем как о совмещении семантических и грамматических свойств разных языковых явлений, изложенное в конце 60-х гг. ХХ в. в работах В.В. Бабайцевой [2,3,4] и положившее начало исследованиям переходности и синкретизма в грамматическом строе современного русского языка. В.В. Бабайцева ввела в научный обиход термин "синкретичные явления" для обозначения явлений зоны синкретизма (контаминации, совмещения, синтеза) между противопоставленными типичными категориями [7, 17].

Это представление нашло отражение в "Лингвистическом энциклопедическом словаре". В статье, написанной В.В. Бабайцевой, зафиксированы два основных значения термина: "Синкретизм совпадение в процессе развития языка функционально различных грамматических категорий и форм в одной форме. В русском языке наблюдается, например, падежный синкретизм (одно окончание имеет значение различных падежей) или синкретизм разных грамматических категорий (одно окончание имеет значение рода, числа и падежа). Одни ученые относят синкретизм к грамматической омонимии, другие к многозначности (полифункциональности) грамматической формы;

2) Совмещение (синтез) дифференциальных структурных и семантических признаков единиц языка (некоторых разрядов слов, значений, предложений, членов предложений и др.), противопоставленных друг другу в системе языка и связанных явлениями переходности. Это разного рода гибридные (контаминационные, промежуточные диффузные образования) [17, 446]. Синкретизм свойственен всем уровням языка и речи.

Второе значение термина (синкретизм как совмещение или синтез) впервые зафиксировано в специальном словаре и отражает представление о неразрешимом (недискретном) синкретизме.

Понимание синкретизма как совмещения свойств близко к понятию синтеза. Синтез (от греческого synthesis - соединение, сочетание) определяется как "метод научного исследования, состоящий в соединении разнообразных явлений, вещей, качеств, противоположностей или противоречивого множества в единство, в котором противоречия и противоположность сглаживаются или снимаются…" [27, 415].

Таким образом, в лингвистике представления о синкретизме и синтезе оказываются достаточно близкими, поскольку на новом "витке" осмысления понятия лингвистического синкретизма представление о нем как о совпадении сменяется представлением о недискретности, которая осознается как соединение свойств, совмещение признаков [7, 17].

Обратим внимание на ключевой термин теории Бабайцевой - переходность. В работе 1967 года "Переходные конструкции в синтаксисе" имеется такая дефиниция этого явления: "определим переходность как такое явление в языке, которое скрепляет языковые факты в целостную систему, отражая взаимосвязь и взаимодействие между ними и обуславливая возможность трансформаций (диахронных преобразований).

Слово переход, - пишет Бабайцева, - тоже имеет два значения:

оно обозначает процесс трансформации и наличие соединительных звеньев между противостоящими видами классификации" [2, 21]. В работе 2000 года "Явление переходности в грамматике русского языка" переходность рассматривается как "такое свойство языка, которое скрепляет языковые факты в целостную систему, отражая синхронные связи и взаимодействие между ними и обусловливая возможность диахронных преобразований" [4, 15].

Шкала переходности, которую ввела Бабайцева, позволила показать место зоны синкретизма, характер синкретичных явлений, количественное соотношение синтезирующихся признаков, уточнить понятийно-терминологическую систему [4, 132]. Впоследствии было уточнено понятие зоны синкретизма: "зона синкретизма - это область переходных образований, характеризующихся синтезом (совмещением) дифференциальных признаков взаимодействующих явлений, как в синхронном, так и в диахронном плане" [4, 133].

Противопоставление диахронии и синхронии в этой теории оказывается относительным, и основное различие между диахронией и синхронией В.В. Бабайцева видит в том, что диахрония - эволюционный процесс, который приводит к качественным изменениям, а движение в синхронии - "это сдвиги в качественных характеристиках языковых явлений, отражающие связи и взаимодействие языковых единиц, размывающие границы между языковыми категориями, движущая сила, обусловливающая развитие языка, его эволюционные процессы.

Синхронное состояние языка динамично и диалектично. Для него характерна лишь относительная статика, так как в синхронии создаются предпосылки, условия для диахронных преобразований. Диахронные процессы начинаются, зарождаются в синхронии, именно в синхронии закладываются потенциальные возможности языка [Бабайцева 2000: 22].

В качестве случаев диахронной переходности В.В. Бабайцева отмечает превращение причастий древнерусского языка в прилагательные (дремучий, стоячий, висячий), включение кратких причастий на -л в категорию прилагательных (спелый, зрелый), утрату русским языком формы двойственного числа в ходе исторического развития и ее замену формой множественного числа, исчезновение падежных форм кратких прилагательных в русском языке и древнего супина, поглощенного инфинитивом [4, 23].

В качестве примеров синхронной переходности можно отметить причастие, совмещающее признаки прилагательного и глагола, и деепричастие, в котором объединяются признаки наречия и глагола [30, 27].

На синтаксическом уровне синкретизмом характеризуются члены предложения, выступающие одновременно в разных синтаксических отношениях к двум различным подчиняющим их компонентам синтаксической структуры (дуплексивы) или подчиненные лишь одному члену предложения, в синтаксическом отношении к которому сливаются объективно различные семантические отношения, что позволяет задавать от стержневого слова к зависимому разные смысловые вопросы.

Так, в предложении Позор, если гость встанет из-за стола голодным (А. Коптяева) словоформа голодным, выступающая в роли дуплексива, зависит одновременно от двух слов (гость и встанет) и имеет одновременно два синтаксических значения (значение определения по отношению к подлежащему гость и значение обстоятельства состояния по отношению к сказуемому встанет) [30, 27-28].

Теория переходности призвана зафиксировать моменты нестабильности языковой системы и ее самоорганизации. Источник нестабильности В.В. Бабайцева видит в речи. Условия и предпосылки явлений определяются так: "Все новое, как известно, проявляется в речи, а затем может исчезнуть или стать достоянием языковой системы. Это характерно и для переходных явлений. Все преобразования, отраженные в языковой системе, происходят первоначально в условиях речи, в речевой деятельности говорящих, подыскивающих наиболее точные языковые средства для выражения мысли во всем богатстве ее оттенков, с той точностью, которую хочет выразить говорящий - творец речи. Общие условия переходных явлений на всех уровнях языка связаны с функционированием языковой системы, с наличием в ней противопоставлений (оппозиций языковых единиц). Оппозиции… связаны явлениями переходности, которые пронизывают все уровни языка и речи. Непосредственным толчком к появлению конкретных переходных явлений являются обычно сдвиги в соотношении формы и содержания" [4, 187].

В.В. Бабайцева ставит вопрос о необходимости изучения явлений переходности - явлений связанных с синкретизмом семантических и грамматических свойств разных частей речи, членов предложения, синтаксических конструкций, которые наблюдаются в каждый отдельный момент развития грамматического строя языка [32, 14]. "Для значительного количества языковых фактов типичные синтаксические модели и лексико-грамматические классы слов оказываются "прокрустовым ложем". Стремление втиснуть промежуточные явления в эти категории наталкивается на упорное сопротивление языкового и речевого материала и ничего не дает для выяснения их подлинной сущности", - пишет она [3, 6].

Теория переходности и синкретизма языковых явлений В.В. Бабайцевой - один из наиболее ярких примеров лингвистических теорий, в которых делается установка на взаимодействие языковых единиц, их динамику, рассматривается внутренняя работа языка - системы систем [32, 15-16].

Подведем итоги. Термин "синкретизм" обозначает соединение, объединение разных сущностей. Однако в философских, литературоведческих и лингвистических исследованиях он наполняется разным содержанием. Синкретизм в философии - это механическое соединение разных воззрений, в искусствоведении и литературоведении слитность первобытного искусства, в лингвистике - сочетание дифференциальных свойств противопоставленных языковых явлений. Многозначность термина "синкретизм" помогает осознать специфику феномена, обозначенного им, выявить отличие лингвистической точки зрения от философской, литературоведческой и проч.

Степень разработанности синкретизма в морфологии.

Число исследований явлений переходности и синкретизма велико и продолжает пополняться. С различными вопросами теории переходности связаны работы А.Я. Баудера, Л.В. Бортэ, Р.М. Гайсиной, Е.П. Калечиц, О.М. Ким и многих других.

Синкретизм в области частей речи исследуется в связи с описанием некоторых грамматических классов слов. Сочетание признаков имени числительного и имени прилагательного отличает порядковые числительные, которые по-разному квалифицируются в научной литературе - вплоть до выделения их в самостоятельную часть речи (Л.Д. Чеснокова). Как гибридное образование, совмещающее черты существительного и глагола, рассматриваются отглагольные существительные (В.В. Бабайцева, Х.Н. Абдуллаев). Неоднозначна природа инфинитива (Е.В. Варюшенкова). Промежуточное положение между самостоятельными и служебными частями речи занимают местоимения (Ю.И. Леденев).

Яркое следствие явления синхронной переходности в сфере морфологии – возникновение функциональных омонимов (термин введен О.С. Ахмановой). Определяя функциональные омонимы как "совпадающие по звучанию этимологически родственные слова, относящиеся к разным частям речи" [2, 14] на основании разных синтаксических функций. В.В. Бабайцева вводит понятие омокомплекса, объединяющего ряд функциональных омонимов, включающий дифференцированные и синкретичные звенья. Такой подход реализован в описании омокомплексов точно (В.И. Леднева, Е.В. Януш), ничего (И.В. Высоцкая), правда (М.А. Сорокина), вроде (О.В. Семенова) и др.

Синтез трех частей речи (местоимения, наречия и союза) отмечен в словах (от) того / (по) тому и (от) чего / (по) чему (В.В. Кузмичев).

Слово авось располагается на периферии модальных слов или модальных частиц, находящихся в постоянном взаимодействии (Н.А. Николина).

Таким образом, морфологический синкретизм исследуется в связи с неоднозначностью структурно-семантических свойств частей речи и подвижностью морфологического статуса некоторых слов в разных синтаксических условиях [7, 32].

Синкретичные явления в синтаксисе.

Синкретичные явления связаны со всеми типами синтаксических единиц: словосочетанием, разными типами предложений, текстом.

Некоторые из них тесно связаны с морфологическим синкретизмом. Так, при рассмотрении словосочетаний необходим учет морфологической природы и функций в предложении входящих в них компонентов. Достаточно сложна семантическая и грамматическая характеристика атрибутивных словосочетаний с главным словом - местоимением (В.И. Фурашов, Л.М. Меликова), существует проблема разграничения синтаксически неделимых и свободных словосочетаний.

На уровне предложения рассмотрены различные синкретичные образования: между логико-синтаксическими, функциональными, структурными типами предложений, среди членов предложений и т.д.

Синкретизм различных логико-синтаксических типов семантики простого предложения проявляется в возможности совмещения компонентов семантики бытийности, номинации, характеризации, акциональности, состояния в пределах одного предложения (В.В. Бабайцева, А.С. Бочкарева). Отмечен синкретизм функциональных типов предложения (А.А. Калинина).

Неоднозначны структура и семантика конструкций, сочетающих свойства двусоставности/односоставности (В.В. Бабайцева, И.В. Артюшков, Г.Н. Кондратьева, Т.Е. Аношкина, Т.П. Гуськова, Н.Э. Готовщикова). Изучается синкретизм в сфере осложненного предложения (Г.Г. Инфантова, Т.Ф. Глебская, А.Н. Наумович, Е.М. Виноградова, Т.М. Смоленская) [7, 32].

Большое количество переходных конструкций включает зона синкретизма, объединяющая сложные и простые предложения (В.К. Покусаенко), в том числе сложные предложения разных структурных типов и простые осложненные (Н.С. Малофеева). В ряде лингвистических работ представлен синкретизм структурных типов сложного предложения (Г.Ф. Гаврилова, Г.Ф. Калашникова, В.Ю. Бутрим, Г.Д. Фигуровская) [7, 33].

Синкретичные образования могут быть следствием реализации различных языковых моделей в речи. Своеобразную "систему в системе" с многочисленными синкретичными звеньями образуют, например, сложные предложения фразеологизированной структуры (Н.А. Николина).

Растет число работ, посвященных синкретизму текста (Н.Д. Рыбка, К.Э. Штайн, И.А. Сыров и др.). Исследователи отмечают семантическую емкость и синкретичность структур, создающих многоплановость текста.

Явления синкретизма представлены не только в грамматике, но и в лексикологии и фразеологии, морфемике и словообразовании (см.

сборник: М. - Ставрополь, 2001 г.), что подтверждает мысль об универсальном характере явлений переходности, присущих всем уровням языковой системы [7, 33].

Образование же комбинированного знака из простого есть всегда момент вычленения в отдельный знак части содержания, изначально присущей исходному знаку. Ведь любой отдельно взятый знак может обозначать множество ситуаций. Так же и в оппозиции исходный (немаркированный знак) имеет нерасчлененное содержание, а маркированный производный) - лишь часть содержания своего противочлена и ничего более.

Поэтому парадигма представляет собой расчленение содержания основной исходной формы, вот почему и возможно свертывание парадигмы и замена принципа "или-или" принципом "и…и". Этим объясняется и невозможность омонимии в парадигме. Точно так же потеря синтагматической расчлененности словоформы ведет к первоначальной нерасчлененности, а не к подмене эксплицитных показателей значения нулями.

Устранение расчлененности в обоих языковых планах служит образованию синкретичных лингвистических знаков. Сходство их основано на том, что они построены по единому способу: один нерасчлененный элемент формы служит для номинации нескольких функций одного и того же лингвистического знака одновременно. В качестве примера можно привести совмещение категориальных граммем типа "отца", где флексия совмещает категориальные значения рода, числа и падежа; совпадение форм внутри парадигмы той или иной части речи;

совпадение форм (номинаций) самих частей речи и др.

В рассматриваемом явлении наблюдается постепенное сокращение эксплицитности выражения языковых функций. Сначала происходит редукция формоизменительных элементов до одного единственного в словоформе (ср. отца), затем и он отпадает (т.н. нулевые формы), а это вызывает совпадение форм внутри парадигмы, ведущее к сокращению их числа. Однако такое сокращение форм не сопровождается сокращение функций, они совмещаются в оставшихся формах. Данное явление, результат совмещенности функций в одном языковом знаке, мы называем синкретизмом.

Библиографический список

1. Абдуллаев, Х.Н. Валентные свойства отглагольных существительных в современном русском языке [Текст] / Х.Н. Абдуллаев. – Ташкент, 1987.

2. Бабайцева, В.В. Переходные конструкции в синтаксисе [Текст] / В.В. Бабайцева. – Воронеж, 1967.

3. Бабайцева, В.В. Переходные конструкции в синтаксисе [Текст] / В.В. Бабайцева. – Л., 1969.

4. Бабайцева, В.В. Явления переходности в грамматике русского языка [Текст] / В.В. Бабайцева. – М., 2000.

5. Баудер, А.Я. Части речи - структурно-семантические классы слов в современном русском языке [Текст] / А.Я. Баудер. – Таллин, 1982.

6. Бортэ, Л.В. Проявление связей между частями речи в современном русском языке [Текст] / Л.В. Бортэ. - Кишинев, 1979.

7. Высоцкая, И.В. Синкретизм в системе частей речи современного русского языка [Текст] / И.В. Высоцкая. – М., 2006.

8. Гуськова, Т.Ф. Функции неопределенно-личных и неопределенно- предметных предложений в тексте [Текст] / Т.Ф. Гуськова. – М., 1992.

9. Дурново, Н.Н. О склонении в современном великорусском литературном языке (1922) / Пер. с франц. [Текст] / Н.Н. Дурново // Вопросы языкознания. – 1971. – №4. – С. 90-103.

10. Ельмслев, Л. Пролегомены к теории языка (1953) / Пер. с англ. [Текст] / Л. Ельмслев // Новое в лингвистике. – Вып. 1. – М., 1960. – С.264-389.

11. Журавлев, В.К. Диахроническая морфология [Текст] / В.К. Журавлев. – М., 2004.

12. Калечиц, Е.П. Взаимодействие слов в системе частей речи [Текст] / Е.П. Калечиц. – Свердловск, 1991.

13. Ким, О.М. Транспозиция на уровне частей речи и явление омонимии в современном русском языке [Текст] / О.М. Ким. – Ташкент, 1978.

14. Кузьмичев, В.В. Контаминанты "(от) того" / "(по) тому", "(от) чего" / "(по) чему" (отражение явления переходности в орфографии) [Текст] / В.В. Кузьмичев // Многоаспектность синтаксических единиц. – М., 1993.

– С. 228-242.

15. Кураков, В.И. Явление синкретизма в морфологии современного немецкого языка [Текст]: дис. … канд. филол. наук / В.И. Кураков. – Горький, 1977.

16. Леденев, Ю.И. Состав и функциональные особенности класса неполнозначных слов в современном русском литературном языке [Текст] / Ю.И. Леденев // Неполнозначные слова. – Ставрополь, 1974.

17. Лингвистический энциклопедический словарь [Текст]. – М., 1990.

18. Литературный энциклопедический словарь [Текст]. – М., 1987.

19. Меликова, Л.М. Атрибутивные словосочетания с местоимением в роли главного члена (на материале современного русского литературного языка) [Текст] / Л.М. Меликова. – Череповец, 1983.

20. Николина, Н.А. Гибридные слова в современной речи // Структура и семантика языковых единиц в речи [Текст] / Н.А. Николина. – Уфа. 1994. – С. 150-158.

21. Пешковский, А.М. Русский синтаксис в научном освещении [Текст] / А.М. Пешковский. – М., 1956.

22. Плунгян, В.А. Общая морфология: Введение в проблематику [Текст] / В.А. Плунгян. – М., 2003.

23. Словарь иностранных слов [Текст]. – М., 1989.

24. Словарь русского языка [Текст]. – М., 1984.

25. Степанов, Ю.С. Методы и принципы современной лингвистики [Текст] / Ю.С. Степанов. – М., 1975.

26. Сыров, И.А. Способы реализации категории связности в художественном тексте [Текст] / И.А. Сыров. – М., 2005.

27. Философский энциклопедический словарь [Текст]. – М., 1997.

28. Фурашов, В.И. О синкретизме и смежных явлениях [Текст] / В.И. Фурашов // Грамматические категории и единицы: Сб. науч. ст. к 75-летию А.Б. Копелиовича. – Владимир, 2004. – С. 166-181.

29. Холодилова, Л.Е. О термине "синкретизм" в языке и речи [Текст] / Л.Е. Холодилова // Вопросы терминологии. – Нижний Новгород, 1993. – С. 127-133.

30. Чесноков, П.В. Синкретизм статистический и динамический [Текст] / П.В. Чесноков // Сб. ст. научно-методического семинара ТЕХТUS. Ставрополь, 2005. - С. 27-30.

31. Чеснокова, Л.Д. Имя числительное в современном русском языке. Семантика. Грамматика. Функции [Текст] / Л.Д. Чеснокова. – Ростов-наДону, 1997.

32. Штайн, К.Э. Переходность и синкретизм в свете деятельностной концепции языка [Текст] / К.Э. Штайн // Сб. ст. научно-методического семинара ТЕХТUS. – Ставрополь, 2005. – С. 26.

33. Якобсон, Р.О. Избранные работы [Текст] / Р.О. Якобсон. – М., 1985.



Похожие работы:

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.ВЛОМОНОСОВА ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ русского я з ы к а ВЫ У К 9 ПС л Под редакцией А.Ф. Журавлева и Н.М. Шанского ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК 800/801 Б...»

«Книга. Книгоиздание. Книгораспространение. Читатель М.В. Соколов Политическая и издательская деятельность Сергея Маслова в эмиграции в 1921—1924 гг. Лидер созданной в 1920 г. группы "Крестьянская Россия" Сергей Семенович Маслов покинул Москву, явно опасаясь ареста. Свою эмиграцию в августе 1921 г. он обос...»

«К проблеме манифеста как жанра: генезис, понимание, функция Т. С. Симян ЕРЕВАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Аннотация: Анализируется восприятие манифеста в литературоведении советского периода. Автор статьи пытается просл...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) УТВЕРЖДАЮ И.о. декана факультета журналистики Ушакова С.В. 02.12.2015 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Основы журналистской деятельност...»

«Трофименко Оксана Анатольевна К ВОПРОСУ ИССЛЕДОВАНИЯ НАКЛОНЕНИЯ КАК ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИИ (НА ПРИМЕРЕ КОРЕЙСКОГО ЯЗЫКА) В статье рассматривается вопрос о категории наклонения в корейском языке с позиции функциональной грамматики. Функционально-семантическая категория наклон...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮЖДЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Кафедра славянской филологии ВЫПУСКНАЯ КВАЛИЦИКАЦИОННАЯ РАБОТА НА ТЕМУ ПОЛЬСКИЕ ОТГЛАГОЛЬНЫЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ И ИХ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОД (НА МАТЕРИА...»

«УДК 81’37:32 И. М. Лукавченко канд. филол. наук, доц. каф. лексикологии английского языка фак-та ГПН МГЛУ; e-mail: lukavchenko.katerina@yandex.ru ОЦЕНОЧНОСТЬ КАК СВОЙСТВО СЕМАНТИКИ МНОГОСЛОВНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СЛЕНГИЗМОВ Статья посвящена изучению особенностей семантики политических фразеологических сленгизмов и...»

«Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова Филологический факультет Гусева Софья Сергеевна Номинативная парадигма единиц, обозначающих лица, и ее функционирование в тексте (на примере текстов А.П. Чехова) Специальность 10.02.01 – ру...»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.