WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«УЧЕНИЕ О РЕАКТИВНЫХ ПСИХОЗАХ В СВЕТЕ ВОЕННО-ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ОПЫТА1 Е.В. Снедков Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова Учение о реактивных ...»

УЧЕНИЕ О РЕАКТИВНЫХ ПСИХОЗАХ В СВЕТЕ

ВОЕННО-ПСИХИАТРИЧЕСКОГО ОПЫТА1

Е.В. Снедков

Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова

Учение о реактивных психозах относится к наиболее спорным областям психиатрии. Весомые критические замечания касаются каждого из критериев известной «триады» К. Ясперса. Во-первых, одна и та же причина (в

том числе, психическая травма) может повлечь самые разные последствия. В этом смысле, многочисленные случаи шизофренических, аффективных, сосудистых и иных психозов с психогенно обусловленным дебютом следовало бы с равным успехом отнести к категории «реактивных». Во-вторых, внешние обстоятельства, личностно значимые события всегда находят отражение в клинической картине психического расстройства - независимо от его нозологической принадлежности. В-третьих, потенциальная обратимость реактивных психозов представляется весьма неубедительным диагностическим аргументом. К примеру, современные исследования с 30-летней продолжительностью катамнестического наблюдения подтверждают данные Э. Крепелина о том, что около 25% больных шизофренией полностью выздоравливают (Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж., 1994; Тёлле Р., 1999; Оксфордское руководство по психиатрии, 1999 и др.).

«Мы понимаем смысл реактивного психоза, - писал К. Ясперс, - ведь аномальное состояние психики в целом, с точки зрения больного, служит достижению определенной цели … (например, освобождению от военной службы, решению материальных проблем и т.п.). … Благодаря «бегству в психоз» человеку удается в собственных переживаниях добиться реализации того, в чем эмпирическая реальность ему отказала».



Не вдаваясь в полемику вокруг принципиальной возможности самоиндукции психозов, подчеркнем, что реактивные психозы военного времени не могут рассматриваться как сугубо идеагенные и только через призму психоВойна и психическое здоровье: Материалы Юбилейной науч. конф., посвященной 90-летию проф. Ф.И.

Иванова. – СПб, 2002. – С. 52-58.

логически понятных связей. Речь идёт о более глубоких церебральнобиологических сдвигах, обусловленных эмоциональным и соматическим истощением. Роль личности, справедливо отмечал С.И. Гольденберг (1943), "значительна, сложна и многообразна, но она не относится к моменту возникновения синдрома. Участие личности сказывается в субъективном переживании болезни, в оформлении клинической картины, в установке компенсировать или, наоборот, фиксировать, утрировать и, наконец, симулировать синдром в той стадии заболевания, когда патофизиологический компонент расстройства выражен минимально или полностью компенсирован".

Реактивные состояния боевой обстановки, в основном, представлены непсихотическими формами, которые в течение последних войн составляли, по оценке M.R. Schaub и V.G. McGlaughlin (1990), 30-40% от всех санитарных потерь. Несмотря на значительную вариабельность санитарных потерь от психических расстройств в различных войнах и в разных армиях, уровень заболеваемости реактивными психозами оказывается довольно стабильным.

К примеру, в русской армии в войну с Японией 1904-1905 гг. он составлял 2,6‰ (Юдин Т.И., 1951), в армии США во Вьетнаме - 2,5‰ (Johnson A.W., 1969). Удельный вес психозов в структуре всех реактивных состояний в I Мировую войну составлял 1,3% (Иванов Ф.И., 1970), во II-ю - 2,5% (Горовой-Шалтан В.А., 1949); в Афганистане - 2,8% (Литвинцев С.В., 1994). Относительное постоянство частоты реактивных психозов свидетельствует в пользу конституциональной предрасположенности к их развитию, и отсюда возникает естественный вопрос, какую, все-таки, роль играет психическая травматизация – этиологическую либо только преципитирующую.





Военно-психиатрические наблюдения всегда использовались для пересмотра спорных вопросов в области реактивных состояний, поиска новых путей для их патофизиологического объяснения и терапии. Мы попытались сопоставить с литературными и архивными данными личный опыт клинической работы в качестве военного психиатра, полученный в условиях афганского и северо-кавказского театров военных действий.

В трудах отечественных учёных периода I и II Мировых войн неоднократно указывалось, что психогенные расстройства являются мозговыми заболеваниями в той же мере, как и т.н. экзогенные и эндогенные. Отличие лишь в патогенной роли переживаний, вытекающей из индивидуальных жизненно значимых отношений человека. Психогенный фактор "действует одновременно и на психику, и на соматику, включая мозг"; напряжение разряжается "вовне и внутри в реакциях исключительной длительности и потрясающей силы" (Мясищев В.Н., 1947), "не так уж редко оставляя после себя то, что называется органическими изменениями в смысле развития сосудистых явлений, расстройств функций желёз, падения общего тонуса жизни" (Хорошко В.К., 1916). Преждевременное изнашивание организма, "нажитая психическая инвалидность" (Ганнушкин П.Б., 1926) были объяснены развитием метаболического самоотравления, вызывающего "своеобразную токсическую энцефалопатию" (Юдин Т.И., 1935; Сухарева Г.Е., 1944). Кстати, на вскрытиях у комбатантов, умерших от "острой психогенной спутанности", А.В. Гервер (1915) обнаруживал изменения в клетках коры, аналогичные таковым при отравлениях сильными ядами.

Психиатры, занимавшиеся лечением психических расстройств у фронтовиков в годы Великой Отечественной войны, подчёркивали суммирование и многомерное переплетение экзогенных, соматогенных (эндотоксических), психогенных факторов, невозможность элиминировать какой-либо из них в качестве ведущего, изолированно от других определяющего возникновение декомпенсации. М.Я. Серейский (1943), В.А. Гиляровский (1944), Г.Е. Сухарева (1944; 1945) обосновали полифакторную природу реактивных состояний боевой обстановки, характеризуя их как "полигении", "сомато-психогенные психозы". Указывалась значительная роль "общего вегетативного истощения", изменений витальной основы организма комбатантов под воздействием комплекса патогенных причин. Полиэтиологическая концепция "реакций изменённой почвы" получила развитие в трудах С.Г. Жислина (1965) на примере "параноидов внешней обстановки".

Клинические описания реактивных психозов, наблюдавшихся в условиях афганской и чеченской войн, мы приводим в последовательности уменьшения частоты их встречаемости.

Реактивные делирии. Острый фрагментарный чувственный бред развивался на фоне спутанного сознания, аллопсихической дезориентировки, сочетался с иллюзиями, истинными галлюцинациями и психомоторным возбуждением. Длился он от нескольких часов до 2-4 суток. Психотическая симптоматика быстро редуцировалась после физиологического сна. За нею следовал этап астении, иногда наблюдался непродолжительный резидуальный бред. Воспоминания на болезненный период были отрывочными.

Прапорщик Ф., 1951 г. рождения, в армии с 1969 г, в ДРА с сентября 1982 г, начальник хранилища боеприпасов. С детства впечатлительный, мнительный, молчаливый.

К служебным обязанностям относился ответственно и педантично. Алкоголь употреблял крайне редко. 22.01.83 г. был впервые направлен в служебную командировку старшим машины, груженной ящиками с минами, в другой гарнизон. Переживал по этому поводу, испытывал тревожное напряжение, накануне несколько ночей не спал. По дороге высказывал водителю опасения, что машину могут обстрелять мятежники и она сразу взорвётся.

Завидев фигуру афганца, хватался за автомат. На обратном пути 28.01.83 г. тревога стала ещё более выраженной. Говорил, что конец неминуем, что их захватят душманы, будут издеваться, отрежут уши. Когда по причине неисправности двигателя была сделана вынужденная остановка, начал прятаться за машиной, а затем открыл стрельбу по близлежащему камню - казалось, что за ним прячется душман, "видел", как их окружают. В медпункт части был доставлен в состоянии крайнего возбуждения. Плохо узнавал окружающих. Считал, что его хотят убить, "видел" за окном подозрительные тени, всех присутствующих пытался обыскать, чтобы найти "спрятанное оружие". Предупреждал их о грозящей опасности. Затем выбил стекло, выпрыгнул из окна, стремился куда-то бежать. Возбуждение достигало такой степени, что приходилось связывать. Вводилась литическая смесь с аминазином. На следующий день стал значительно спокойнее. 31.01.83 г. поступил в психиатрическое отделение Кабульского госпиталя.

При поступлении - в сознании, ориентирован. Держится настороженно.

Говорит, что "командировка имела два этапа, две проверки"; "раз привезли сюда, значит, много знал". В то же время, имеются элементы критики: "сам не пойму, почему показалось, будто мы окружены духами". Воспоминания на тот период фрагментарные. Жалуется на слабость, беспокойный сон. На фоне проводимого лечения малыми дозами галоперидола к 4.02.83 г. психопатологическая симптоматика полностью редуцировалась, восстановилась критика. Поведение упорядоченное, эмоционально адекватен.

С.А. Суханов (1915) описывал подобные картины "психозов войны" под названием "острая спутанность с бредом вражеского пленения" и расценивал их как вариант аменции Мейнерта. Заметим, что аналогичными по психопатологической структуре являются жислиновские «острые параноиды внешней обстановки»; отличия лишь в несколько иной тематике переживаний. В этом убеждают и клиническая практика, и примеры, описанные самим С.Г. Жислиным. Называть «параноидами», в строгом значении данного термина, такие случаи затруднительно: этому противоречат спутанность сознания и фрагментарный, чувственный характер бреда. По МКБ-10 указанная форма реактивного психоза вполне соответствует критериям и описанию рубрики F05 – «делирий, не обусловленный алкоголем или другими психоактивными веществами».

Защитная реакция ЦНС наиболее ярко проявляется при внезапном, шокирующем стрессорном воздействии. Она реализуется по древним биологическим механизмам, сопровождаясь явлениями коркового торможения, повышения порога болевой чувствительности, преобладания подкорковой активности. Этим объясняется элементарно-аффективный, "внеличностный" характер симптоматики, грубые изменения сознания, преобладание сенсомоторных и соматовегетативных нарушений. Наблюдавшиеся нами реактивные сумеречные расстройства сознания отличались внезапностью возникновения и окончания и регрессивной симптоматикой.

Синдром Ганзера. Псевдодементных психозов, длящихся, по прежним описаниям, несколько недель, нам встречать не приходилось. Им была присуща внезапность возникновения и скоротечность (до 3-х суток) с выходом из психотического состояния через глубокую прострацию и сон с последующей тотальной амнезией и астеническими явлениями.

Рядовой Щ., 1967 г. рождения, в армии с апреля 1985 г., механик-водитель БМП.

Родился в двойне с близнецом. Воспитывался в конфликтной обстановке, обусловленной пьянством отца. По инициативе матери обучался музыке. В школе активно участвовал в художественной самодеятельности, исполнял песни собственного сочинения. Однако предпочитал проводить свободное время дома, в компании "не знал, о чём говорить", близких друзей не имел. Считает себя тихим, спокойным, замкнутым, обидчивым и крайне впечатлительным. Окончил 8 классов, курсы трактористов, работал в колхозе. Будучи призванным в армию, в учебном подразделении адаптировался успешно. Боялся направления в Афганистан, но никому об этом не заявлял из боязни быть осмеянным. В октябре 1986 г. прибыл в ДРА, попал служить в батальон специального назначения. Здесь усилился страх перед обстрелами, предстоящим участием в рейдовых операциях. Постоянно находился в состоянии тревожного напряжения, плохо спал. Командиром характеризовался как исполнительный, вежливый. 4.12.86 г. во время обстрела позиций реактивными снарядами внезапно стал заторможенным, говорил "что-то несуразное". Был доставлен в медпункт части, где повторял: "Брат пошёл покупать козу, меня бросил", спрашивал, "скоро ли придёт брат". Ничего иного от него добиться было невозможно. 5.12.86 г. доставлен в психиатрическое отделение Кабульского госпиталя.

При поступлении: сидит в однообразной позе, совершает стереотипные качательные движения туловищем. Выражение лица малоосмысленное, взгляд недоумевающий.

Реагирует только на громко произнесённые вопросы. Вне зависимости от их содержания отвечает одной и той же фразой, плачущим голосом: "Мы сидели, Петька ушёл за козой, я его искал, плакал". Многократно повторяет это. Дезориентирован в окружающем, безразличен к происходящему вокруг. Не может сообщить свои паспортные и биографические сведения, вновь начинает повторять про "брата Петьку". Сопровождён в палату. После инъекции 50 мг тизерцина уснул. На следующий день сознание восстановилось. Доступен контакту, сообщает анамнестические данные. Все события на период болезненного состояния полностью амнезировал. Не понимает, как попал в госпиталь. В беседе вял, быстро истощается.

Неврологический статус без знаков органического поражения. Сухожильные рефлексы равномерно оживлены. Дистальный гипергидроз. На ЭЭГ пароксизмальной активности не выявлено.

Проводилось лечение ноотропами, биостимуляторами, транквилизаторами. Стал более активным, однако сохраняются жалобы на плохой сон. В отделении малообщителен. Обсуждение вопроса о выписке вызывает безутешный плач. Заявляет, что хочет служить, но в Афганистане больше не выдержит.

Диагноз: Острый реактивный психоз (синдром Ганзера) с исходом в лёгкую астению.

Катамнез. Собран через 4 года. Сообщает, что службу продолжал в Туркмении, где всё складывалось благополучно. После демобилизации работает санитаром в психиатрической больнице. Холост. После перенесённого состояния отмечает выраженную забывчивость. Иногда становится "агрессивным": "теряю над собой контроль, если кто-то скажет за нашу службу". Часто вспоминается служба в ДРА. Не знает, что с ним тогда произошло.

В некоторых случаях наряду с ганзеровской симптоматикой (грубой дезориентировкой, оглушённостью, "миморечью", персеверациями) превалировали псевдодементные включения или явления "одичания" (ползание на четвереньках, лизание пола и т.п.). Мы полагаем, что выделение псевдодеменций, пуэрилизма, «синдрома одичания» в качестве отдельных клинических форм является искусственным: речь идет всего лишь о разных вариациях ганзеровской формы сумеречного помрачения сознания. В МКБ-10 синдром Ганзера отнесен к категории диссоциативных (конверсионных) расстройств (рубрика F44.80), однако односторонняя психологическая трактовка представляется недостаточной для его объяснения. Вряд ли личностный фактор, интрапсихическая переработка психотравмы вообще участвуют в патогенезе сумеречных расстройств; по нашему мнению, причины следует искать в церебрально-биологических сдвигах.

Так называемые «острые аффективно-шоковые реакции» с картиной возбуждения или ступора встречались нечасто.

Сумеречные состояния с картиной возбуждения сопровождались безмотивными разрушительными и аутоагрессивными тенденциями на фоне глубокой дезориентировки и по поведенческим проявлениям напоминали кататонию. Возбуждение либо носило характер сложных автоматизированных действий, либо преобладали тревога, растерянность, хаотичность поступков.

В последних случаях постпсихотическая астения была менее выраженной, а амнезия - фрагментарной. Описаний, соответствующих данному расстройству, в МКБ-10 обнаружить не удалось.

Диссоциативный ступор (рубрика F44.2), с учётом механизма возникновения (внезапное обездвижение вслед за воздействием, идентифицируемым с непосредственной угрозой жизни), наличия общего угнетения болевой чувствительности, купирования симптоматики посредством суггестивнострессовых методов и отсутствия последующей астении, можно рассматривать как генерализованную форму реакции конверсионного типа. Ряд косвенных данных дает основание предположить, что его возникновение связано с чрезмерно выраженным антиноцицептивным метаболическим эффектом реакции на экстраординарный стресс. Е.К. Краснушкин (1948) довольно метко назвал диссоциативный ступор "парабиотической реакцией". К психозам диссоциативный ступор можно причислить со значительной мерой условности, поскольку здесь нет изменения структуры сознания, искаженного отражения реальности и продуктивной симптоматики. На первом плане здесь резкая оглушенность сознания (симптомы «выключения»).

Затяжные формы психозов, формирующихся по реактивным механизмам, обычно принимали шизофреноформный характер с наличием псевдогаллюцинаций, бреда отношения и преследования, структурных нарушений мышления, парадоксальности эмоций. Вместе с тем, в большинстве случаев отмечались проявления "неспецифического аффективного возбуждения" (Нуллер Ю.Л., 1993) в виде тревоги, спутанности сознания, дезориентировки;

фабула бредово-галлюцинаторных переживаний была связана с военной тематикой.

Младший сержант Ш., 1972 г. рождения. Наследственность не отягощена. До армии учился в техническом университете, на 4-м курсе взял академический отпуск и по собственному желанию в ноябре 1993 г. призван в армию. Служит в ВДВ. В течение недели участвовал в боевых действиях в г. Грозном. Находился в постоянном напряжении, почти не спал. Вечером 5.01.95 г. поведение резко изменилось. Стал напряжённым, тревожным, подозрительным. "Понял", что всё происходящее имеет тайный смысл, командиры и врачи выполняют поставленную им задачу - уничтожить как можно больше российских солдат, чтобы решить таким путём политические интриги в высших эшелонах власти. Угрожал сослуживцам оружием, отказывался его сдать, требовал переговоров с руководством страны. Вводились седативные препараты. 8.01.95 г. эвакуирован во Владикавказский военный госпиталь.

При поступлении: крайне напряжён, со страхом озирается, требует, чтобы врач предъявил свои документы, выдал ему оружие, закрыл все окна и двери, т.к. ему "известно о готовящемся нападении чеченцев". Некоторых больных принимает за переодетых боевиков, "видел", как они делают друг другу знаки, переговариваются, прячут под одеждой автоматы. Своих переживаний полностью не раскрывает - убеждён, что врачи его "умертвят", если "всё расскажет". Считает, что направлен в госпиталь для того, чтобы в Грозном тем самым была облегчена задача физического уничтожения его сослуживцев. В то же время называет своих товарищей "тупыми", "они только стреляют и ни о чём не думают".

В беседе постоянно утрачивает логическую нить, внезапно замолкает, спрашивает, о чём он только что говорил. Назначены галоперидол, аминазин парентерально. На протяжении последующих дней возбуждение и аффективная насыщенность переживаний уменьшились. Однако критики нет. Несколько однообразен, с окружающими не общается. Мышление с "соскальзываниями". 14.01.95 г. эвакуирован в психиатрическое отделение Ростовского военного госпиталя.

Диагноз: Параноидный синдром. Необходим дифференциальный диагноз между реактивным параноидом и психогенно обусловленной манифестацией шизофрении.

Интересно, что С.А. Суханов (1915) затяжные формы "военных психозов" относил к первичному юношескому слабоумию и паранойе. Однако М.О. Гуревич, М.Я. Серейский (1946) описывали психогенные шизофреноподобные реакции, протекающие без прогредиентного оскудения личности.

Нозологическая квалификация подобных состояний, конечно же, возможна только посредством лонгитюдного наблюдения.

Затяжные формы депрессивных состояний, поначалу импонировавших как реактивные, в отдаленном катамнезе очень часто утрачивали всякую связь с внешней ситуацией и рецидивировали со всеми атрибутами «эндогенизации». Подобную динамику «реактивных депрессий» мы нередко наблюдаем и в обычных мирных условиях. Общеизвестен факт, что посттравматическое стрессовое расстройство обнаруживает высокую коморбидность с большой депрессией.

Таким образом, реактивные психозы боевой обстановки протекали в форме транзиторных синдромов помрачения сознания и по клиническим проявлениям были близки к "экзогенному типу реакций" Бонгёффера. Это вполне объяснимо. В свое время Г.Е. Сухарева (1949) пришла к выводам, что "противопоставление биологической и психологической реакции противоречит клиническим данным"; "на различные вредности ЦНС имеет небольшое, строго ограниченное число форм реакций"; "психогенный фактор действует по единым биологическим механизмам с физиогенными вредностями". Вызванное им угнетение функциональной активности высших отделов коры полушарий приводит к временному выключению отдельных психических функций и их диссоциации, а в ряде случаев запускает каскад морфологических изменений нервной ткани.

Что же касается затяжных форм реактивных психозов, то их нозологическая самостоятельность должна быть доказана всесторонним обследованием в отдаленном периоде и длительными катамнестическими наблюдениями.

Похожие работы:

«THE SECRET LIFE OF PLANTS Peter Tompkins AND Christopher Bird HARPER & ROW, PUBLISHERS New York, Evanston, San Francisco, London Питер Томпкинс, Кристофер Берд ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ РАСТЕНИЙ русское издание "Гомеопатическая Медицина" Москва 2006 Оглавление Введение Современные исследования Цветок-экстрасенс Расте...»

«ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "APRIORI. CЕРИЯ: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ" №4 WWW.APRIORI-JOURNAL.RU 2016 ВЛИЯНИЕ СИНХРОНИЗИРОВАННОЙ ФРАКТАЛЬНОЙ И МУЗЫКАЛЬНОЙ ДИНАМИКИ НА КРЕАТИВНОСТЬ ГРУППЫ В ТВОРЧЕСКОЙ СФЕРЕ Выскочков Владимир Сергеевич ассистент Сибирски...»

«АБДУЛАЗИМОВ Магомед-Арби Султанович МЕТОДЫ ПСИХОТЕРАПИИ В ЛЕЧЕНИИ Б ОЛЬ НЫ Х С СИНДРОМОМ Ж Ж ЕНИЯ ПОЛОСТИ РТА 14.01.14 стоматология 19.00.04 медицинская психология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва – 2014 Работа выполнена в ГБОУ ВПО "Ставропольский государственный медицинский университет" Минздрава России Научные...»

«ГУБИН О. М., ШАНАЗАРОВ Н. А. Обезболивание онкологических больных на дому. г. Челябинск 2002 г. Кафедра онкологии и радиологии УГМАДО. Учебное пособие "Обезболивание онкологических больных на дому" подготовлено врачом хосписного отделения ГКБ №8 О.М. Губиным и доцентом кафедры онкологии и радиологии УГМАДО Н.А. Шаназаровым. Пос...»

«П.И. Сидоров А.В. Парняков ВВЕДЕНИЕ В КЛИНИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ (ДОПОЛНЕННОЕ) Рекомендовано Министерством здравоохранения Российской Федерации в качестве учебника для студентов медицинских высших учебных заведений 2001 г. Учебник содержит си...»

«Учебно-методическое пособие БАЛЛЬНО-РЕЙТИНГОВАЯ СИСТЕМА В ОЦЕНКЕ ОСВОЕНИЯ КУРСА ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ СТУДЕНТАМИ МЕДИЦИНСКИХ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ ВУЗОВ Волгоград Министерство здравоохранения...»

«GUIDELINES AND STANDARDS Echocardiographic Assessment of Valve Stenosis: EAE/ASE Recommendations for Clinical Practice Helmut Baumgartner, MD,† Judy Hung, MD,‡ Javier Bermejo, MD, PhD,† John B. Chambers, MD,† Arturo Evangelista, MD,†...»

«mini-doctor.com Инструкция Латригил таблетки, диспергируемые по 50 мг №30 (10х3) ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Латригил таблетки, диспергируемые п...»

«Организация питания детей в учреждениях образования Сборник нормативных и научнометодических материалов для организаторов школьного питания СЕРИЯ "ШКОЛЬНОЕ ПИТАНИЕ" АЛМАТЫ-2008 Министерство образования и науки Республики Казахстан Комитет по...»

«СОГАЗ – ЧЕМПИОНАТ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ 2012/13 23-й тур 5 апреля 2013 года, пятница, 19:00 "АМКАР" "ДИНАМО" "ДИНАМО" Стадион "Звезда" Пермь Москва ГЛАВНОЕ | СОГАЗ — ЧЕМПИОНАТ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГОРОДА ПЕРМИ "ФУТБОЛЬНЫЙ КЛУБ "АМКАР" Клуб основан 6 декабря 1994 года. Третий дивизион — в 1995 году....»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.