WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 |

«ЖИВОТНОВОДСТВО И ВЕТЕРИНАРНАЯ МЕДИЦИНА Ежеквартальный научно-практический журнал Издается с мая 2010 г. Учредитель – Учреждение образования «Белорусская ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЖИВОТНОВОДСТВО И ВЕТЕРИНАРНАЯ МЕДИЦИНА

Ежеквартальный научно-практический журнал

Издается с мая 2010 г.

Учредитель – Учреждение образования «Белорусская государственная

орденов Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени

сельскохозяйственная академия»

Зооинженерный факультет

В соответствии с приказом Высшей аттестационной комиссии Республики Беларусь журнал включен в перечень научных изданий для опубликования результатов диссертационных исследований по сельскохозяйственным и ветеринарным наукам

Редакционная коллегия:

Главный редактор – Курдеко А. П., д-р вет. наук, профессор;

Заместитель главного редактора – Микулич Е. Л., канд. вет. наук, доцент;

Ответственный секретарь – Цикунова О. Г., канд. с.-х. наук;

Редактор и корректор – Савчиц Е. П.;

Английский перевод – Ляхнович Т. Л., канд. филол. наук, доцент.

Редакционный совет:

Гавриченко Н. И., д-р с.-х. наук, доцент (БГСХА);

Гусев А. А., д-р вет. наук, профессор, чл.-кор. РАСХН (РУП «ИЭВ им. С. Н. Вышелесского»);

Казаровец Н. В., д-р с.-х. наук, профессор, чл.-кор. НАН Беларуси (БГАТУ);

Кончиц В. В., д-р с.-х. наук (РУП «Институт рыбного хозяйства НАН Беларуси»);

Косьяненко С. В., д-р с.-х. наук (РУП «Опытная научная станция по птицеводству»);

Красочко П. А., д-р вет. и биол. наук, профессор (РУП «ИЭВ им. С. Н. Вышелесского»);

Медведев Г. Ф., д-р вет. наук, профессор (БГСХА);

Медведский В. А., д-р с.-х. наук, профессор (ВГАВМ);

Пестис В. К., д-р с.-х. наук, профессор, чл.-кор. НАН Беларуси (ГГСХУ);

Подскребкин Н. В., д-р с.-х. наук, доцент (БГСХА);

Радько М. М., канд. экон. наук, доцент (РУП «Институт рыбного хозяйства НАН Беларуси»);

Садомов Н. А., д-р с.-х. наук, доцент (БГСХА);

Серяков И. С., д-р с.-х. наук, профессор, академик академии наук сельского и лесного хозяйства Латвии (БГСХА);

Соляник А. В., д-р с.-х. наук, доцент (БГСХА);

Трофимов А. Ф., д-р вет. наук, профессор, чл.-кор. НАН Беларуси (РУП «НПЦ НАН Беларуси по животноводству»);

Черный Н. В., д-р вет. наук, профессор (ХГЗВА);

Шалак М. В., д-р с.-х. наук, профессор (БГСХА);

Шейко И. П., д-р с.-х. наук, профессор, академик НАН Беларуси (РУП «НПЦ НАН Беларуси по животноводству»);

Ятусевич А. И., д-р вет. наук, профессор (ВГАВМ).

Все статьи рецензируются.

Ответственность за точность представленных материалов, а также за разглашение закрытой информации несут авторы. Редакция может публиковать статьи в порядке обсуждения, не разделяя точку зрения автора. При перепечатке ссылка на журнал «Животноводство и ветеринарная медицина» обязательна.

ANIMAL AGRICULTURE AND VETERINARY MEDICINE

Quarterly research and practice journal Published since may 2010 Journal founder – Educational establishment «Belarusian State Order of the Оctober Re<

–  –  –

According to the order of the High Attestation Commission of the Republic of Belarus the journal has been included in the list of scientific works for publishing results of theses on agricultural and veterinary sciences

Editorial Board:

Managing Editor – Kurdeko A. P., Doctor of Veterinary Sciences, Professor;

Аssistant Managing Editor – Mikulich E. L., Candidate of Veterinary Sciences, Docent;

Executive Secretary – Tsikunova O. G., Candidate of Sciences in Agriculture;

Editor and corrector – Savchitz E. H.;

English Translation – Liakhnovitch T. L., Candidate of Sciences, Docent.

СОДЕРЖАНИЕ

1. ЗООТЕХНИЯ Подобед Л. И., Полубояров Д. В. Эффективность хелатного кремния в составе нанобиологического катализатора при оптимизации рационов кормления сельскохозяйственной птицы……………………………………………………………….………………. 5 Юдина Т. А., Серяков И. С. Результаты использования различных дозировок хрома на воспроизводительные способности и некоторые гематологические показатели свиноматок…………………………………………………………….…………...…………………………. 9 Ходырева И. А., Садомов Н. А. Коррекция микробиоценоза кишечника молодняка свиней препаратами микробиологического синтеза…………………………………………………………….. 15 Спруж Я. Я., Ремез И. М., Васильева С. В. Показатели качества молока различных пород коз Латвийской сельскохозяйственной фирмы «Lvi»……………………………………………..…… 19 Юдина Т. А., Цикунова О. Г. Влияние хрома на переваримость питательных веществ и продуктивные качества свиноматок белорусской черно-пестрой породы………..………………… 25 Субботин А. М., Медведская М. В. Качество питьевой воды в зависимости от сезона года…… 30

2. ВЕТЕРИНАРНАЯ МЕДИЦИНА

Микулич Е. Л. Масштабы распространения анизакидоза у различных видов промысловых рыб, реализуемых в торговой сети Беларуси…………………………………………………………….34 Притыченко А. Н. Эффективность туберкулина очищенного при выявлении животных, инфицированных Mycobacterium tuberculosis………………………………………………...…………… 39 Медведев Г. Ф., Семенченко Н. Е., Гавриченко Н. И., Коломиец Н. Д. Влияние антибиотических средств в разбавителе для спермы хряков на репродуктивные качества свиноматок…………………………………………………………………………………………………... 44 Ятусевич И. А. Фармакологические основы терапии и профилактики фасциолеза и других трематодозов крупного рогатого скота и овец………………………………………………… 49 Русинович А. А. Современные ветеринарные требования в обеспечении безопасности производства и переработки мяса птицы………………………………………………………………...... 53

3. НЕИЗВЕСТНОЕ ОБ ИЗВЕСТНОМ

–  –  –

Podobed L. I., Poluboyarov D. V. Effectiveness of chelate silicon as part of nanobiological catalyst when optimizing poultry feeding regimes…………………………………..……………………..….. 5 Yudina T. A., Seryakov I. S. Effect of various doses of chromium on reproductive ability and some hematological factors in sows………………………………………………….………….…… 9 Khodyreva I.A., Sadomov N. A. Enhancement of gastrointestinal microbiota in young pigs with preparations of Microbiological synthesis……………………………………………………..………15 Spruzh YA. YA., Remez I. M., Vasilyeva S. V. Quality parameters of milk of different breeds of goats of Latvian agricultural firm «Lvi»………………………………………………………………….. 19 Yudina T. A., Tsikunova O. G. Effect of chromium on nutrient digestibility and productive qualities of sows of Belarusian black-white breed…………………………………………………………..25 Subbotin A. M., Medvedskaya M. V. Quality of drinking water depending on year season…..………. 30

2. VETERINARY MEDICINE

Mikulich E. L. Icidence rate of anisakiasis in various species of commercial fish sold on the open market in Belarus……………………………………………………………………………………...……. 34 Pritychenko A. N. Efficacy of tuberculin PPD in revealing animals infected with Mycobacterium tuberculosis…………………………………………………………...………………39 Medvedev G. F., Semenchenko N. E., Gavrichenko N. I., Kolomiets N. D. Effect of antibiotic agents in boar semen extender on reproductive characteristics of sows…………………………………….44 Yatusevich I. A. Pharmacological principles of therapy and prophylaxis of fasciolosis and other trematode infections in cattle and sheep……………………………………………………………………. 49 Rusinovich A. A. Modern veterinary requirements in the security of production and processing of poultry meat………………………………………………………………………………………………53

–  –  –

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ХЕЛАТНОГО КРЕМНИЯ В СОСТАВЕ НАНОБИОЛОГИЧЕСКОГО

КАТАЛИЗАТОРА ПРИ ОПТИМИЗАЦИИ РАЦИОНОВ КОРМЛЕНИЯ

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПТИЦЫ

Л. И. ПОДОБЕД, Д. В. ПОЛУБОЯРОВ

–  –  –

Резюме. Установлена эффективность хелатного кремния в составе нанобиологического катализатора НаБиКат в кормлении цыплят-бройлеров. Доказано, что применение добавки на протяжении всего цикла выращивания мясной птицы в дозе 1,5 кг на 1 тонну комбикорма обеспечивает выравнивание интенсивности роста мышечной ткани и развития внутренних органов. В результате масса печени, желудка, сердца, почек, легких достоверно возрастает. Это обеспечивает снижение частоты продукционных нарушений (водянка, синдром внезапной смертности, болезни ног, пододерматиты) и обеспечивает рост сохранности поголовья к моменту убоя на 2,5 %. Введение хелатного кремния в рацион бройлеров обеспечивает рост интегрирующего показателя эффективности выращивания на 7,4 %.

Ключевые слова: хелалтный кремний, нанобиологический катализатор, цыплята-бройлеры, масса внутренних органов, элемент связи.

Summary. The effectiveness of chelate silicon as part of nanobiological catalyst NaBiKat when feeding broiler chickens has been established. It has been proved that application of the silicon additive in a dose of 1,5 kg per 1 ton of mixed feed throughout the growing cycle of meat poultry ensures alignment of lean tissue growth intensity and growth of internal organs. As a result, mass of liver, gizzard stomach, heart, kidneys, and lungs definitely increases. It results in reduction of reproductive disorders (dropsy, sudden death syndrome, foot disease, pododermatitis) and ensures 2,5 % increase in viability of poultry population by the time of killing.

Introduction of chelate silicon into the ration of chicken broilers ensures rise of integrating performance indicator by 7,4 %.

Key words: chelate silicon, nanobiological catalyst, chicken broilers, mass of internal organs, communication element.

Введение. Результаты последних исследований мировой биологии и биохимии свидетельствуют о существенном расширении перечня химических элементов, поступление которых в организм животных нуждается в строгом учете и контроле полноценности питания по ним. В первую очередь речь идет об ультрамикроэлементах, биологические функции и кинетика которых установлены только благодаря самым современным методам биохимических исследований.

Селекция животных на современном этапе превратила животный организм в интенсивный механизм накопления биомассы мышц, внутренних органов, продуцент молока, яйца. Бройлер вырастает до убойной массы за 3842 дня, поросенок – за 180 дней, дойная корова способна без особого напряжения обеспечивать суточный удой на уровне 30 кг молока, курица несушка производит за каждые 10 дней не менее 9 яиц. При этом закономерно, что быстро образуемая продукция выращивания не успевает полноценно сформироваться за столь короткий срок. Поэтому без труда можно различить продукты, полученные при экстенсивном фермерском выращивании, и пищевые продукты интенсивного производства. Причем, к сожалению, первые чаще всего имеют неоспоримые преимущества как по химическому составу, питательной ценности, так и по вкусовым свойствам.

Это означает, что современная наука стоит перед острой проблемой: не только дальше повышать эффективность производства продуктов питания, но и одновременно с этим сделать так, чтобы конечные животные пищевые продукты были полноценными, с точки зрения химического состава и питательной ценности.

Решение создавшейся проблемы несоответствия роста продуктивности и сохранения качества получаемой продукции лежит в том числе и в плоскости коррекции ультрамикроминерального питания.

Особая роль в этом процессе принадлежит кремнию как основному элементу, организующему процесс синтеза и управляющему им в межуточном обмене. Однако вопросы использования этого элемента, форм его поступления в организм и норм для животных к настоящему времени остаются слабоизученными и требуют серьезных научных изысканий.

Анализ источников. В земной природе кремний существует в основном в виде 2-х типов химических соединений. Первое – это кремнезем (в обиходе песок), на долю которого приходится около 12 % всей массы литосферы земли [2, 5]. В составе кремнезема кремний связан с кислородом очень прочной химически устойчивой полярной связью. В результате такое соединение считается практически инертным по отношению к большинству химических растворителей и слабо взаимодействует с большинством представителей основных классов химических соединений. Такая форма кремния не обладает никакой биологической активностью и представляет интерес для органической природы только как фактор загрязнения кормов, воды.

Второе соединение кремния биофильная (органическая) форма, которая предполагает его активное взаимодействие с углеродом, кислородом и азотом. В живом организме с участием кремния формируются специфические растворимые в воде органоминеральные соединения ортокремневой кислоты, ортокремневые эфиры оксиаминокислот, оксикарбоновых кислот, полифенолов, углеводов, стеринов, а также Si-N-производные аминокислот, аминосахара [4, 6].

В организме животных и человека кремний обнаружен практически во всех тканях и органах и на этом основании давно уже отнесен к группе биофильных элементов. Из растений по концентрации наиболее богаты биоорганическим кремнием топинамбур (8,1 % от сухого вещества), хвощ полевой (3,1 %), зерно овса (2,6 %), зерно ячменя (2,1 %) [46].

Главной функцией кремния является участие в различных промежуточных реакциях обмена как катализатора «энергодателя» и в качестве элемента связи, обеспечивающего нормальное течение жизненно важных механизмов, помогая соединять клеточные молекулы в единую функционирующую структуру.

При недостатке рассматриваемого минерала более 70 % жизненно важных биологически активных элементов попросту не встраиваются в ткани в межуточном обмене.

Многие ученые утверждают, что кремний участвует в метаболизме кальция, фосфора, марганца, магния, серы, хлора, фтора, натрия, алюминия, молибдена, кобальта и других элементов [1, 3, 4, 7. 8].

Значительная часть кремния в организме животного содержится в гибких структурах: в соединительной ткани сухожилий, надкостнице и синовиальной жидкости суставов, в эластической слизистой ткани, выстилающей внутреннюю поверхность кишечника и сосудов, хрящах, межпозвоночных дисках, в крови, в коже, поджелудочной железе, в соединительной ткани, которая возникает на месте повреждений или воспалительного изменения тканей.

Кремний входит в состав коллагена основного белка соединительной ткани. Основная его роль – сцепление отдельных волокон коллагена и эластина, придание соединительной ткани прочности и упругости. Наибольшее количество кремния содержится в коже и в волосах животных [4, 5].

М. П. Колесников (2001 г.) экспериментально доказал, что на бескремниевой диете животные отстают в росте; у них ухудшается состояние шерсти и костей [5].

Таким образом, можно считать вполне установленным, что кремний относится к важнейшим ультрамикроэлементам обмена веществ продуктивных животных. Стремление повысить энергетическую и протеиновую ценность кормовых рационов оборачивается ростом дефицита кремния в организме с негативными последствиями продуктивности и здоровью животных.

В этой связи назрела острая необходимость наладить эффективный контроль за поступлением кремния в организм высокопродуктивных животных и птицы, установить его оптимальную норму и найти источники поступления его биоогранических форм в организм.

Цель работы изучить эффективность специфической добавки НаБиКат в качестве источника биофильного хелатного кремния в кормлении бройлеров и оценить ее физиологическую функцию как нанобиологического катализатора обменных процессов в организме сельскохозяйственной птицы.

Материал и методика исследований. НаБиКат нанобиологический катализатор, полученный учеными Российской академии наук, на основе оригинального механохимического синтеза кремниевых соединений. Сырьем для получения добавки служат отходы переработки риса (рисовая шелуха) как источник биофильного кремния и продукты переработки зеленого чая (источник хелатирующего агента).

Особенность механохимического способа получения хелатного соединения в кормовой добавке НаБиКат заключается в том, что активные ее составляющие формируются непосредственно в твердом теле в установках, обеспечивающих естественный удар и сдвиг, а реакция проводится, минуя стадию растворения реагентов.

В результате разработанной технологии образуется слабо сыпучий порошок темно-серого цвета с легким специфическим запахом.

Продукт изготавливается по ТУ 9296-001-60284021-2010 и характеризуется показателями химического состава, изложенными в табл. 1.

Т а б л и ц а 1. Некоторые показатели качества НаБиКата (по ТУ 9296-001-60284021-2010)

–  –  –

Опыт на цыплятах-бройлерах кросса Хаббарт F 15 был проведен в условиях птицефабрики АО «Аллель-Агро». Для исследований по принципу аналогов были подобраны две группы суточных бройлеров по 200 голов в каждой.

Первая группа была контрольной и получала стандартный рацион кормления. В рацион второй группы дополнительно к основному корму, аналогичному по питательности контролю, вводили 1,5 кг НаБиКата на 1 т комбикорма. В результате в организм ежедневно на протяжении всего периода выращивания поступало от 5 до 25 мг биофильного кремния на голову в стуки. При этом доля его концентрации благодаря вводу добавки во всех рецептах комбикорма, начиная с престартерного, составляла 23,4 мг на 100 г кормовой смеси и не менялась на протяжении всего периода выращивания.

Все другие условия кормления и содержания птицы между группами были аналогичными и соответствовали общепринятым нормам, характерным для напольного содержания мясной птицы.

В опыте изучали показатели роста и развития птицы, расход кормов. В день убоя (в возрасте 42 дня) из каждой группы отобрали по 10 голов средних по массе особей, характеризующих всю группу, убили и провели их подробную анатомическую разделку.

Результаты исследований и их обсуждение. В результате исследований установлено, что нанобиологический катализатор с хелатно-кремниевой основой НаБиКат не вызвал относительного увеличения энергии роста птицы на протяжении всего опыта (табл. 2).

–  –  –

* – Р0,05;** – Р0,01;*** – Р0,001.

Как видно из данных табл. 3, у опытной птицы существенно увеличилась масса практически всех внутренних органов. Причем разница по массе легких и желудка между контролем и опытной группой превысила 30 %.

Несомненно, что установленный эффект стал результатом действия нанобиологического катализатора, способствующего ускорению роста внутренних органов и уравниванию их развития со скоростью накопления мышечной и костной тканей у цыплят. Понятно, что большее по массе сердце обеспечивает лучшее перекачивание крови, увеличение массы легких в пределах физиологической нормы без признаков патологии органа косвенно, но все же свидетельствует об улучшении газообмена в организме. Печень и почки на фоне указанных изменений их массы смогли лучше справляться с выделительной функцией.

Важно отметить, что применение НаБиКата положительно сказалось на опережающем развитии кроветворных и иммунокомпетентных органов. Это выразилось в существенном росте массы селезенки и особенно фабрициевой сумки, масса которой у опытной птицы опередила контроль, более чем в два раза.

Нанокатализатор в используемой дозе вызвал улучшение развития пищеварительных органов, что выразилось в росте массы желудка, железистого его слоя, массы тонкого и толстого кишечников и их длины.

Интегрирующая роль элемента связи со стороны хелатного кремния проявилась не только в ускорении развития всех основных внутренних органов птицы. На фоне применения добавки заметно улучшилось состояние опорно-двигательной системы птицы, что выразилось в уплотнении подушечек лап и повышении плотности и толщины бедренной кости. Такие изменения – залог профилактики пододерматитов, хондродистрофии, падения цыплят на ноги. Частота таких физиологических отклонений у птицы опытной группы на фоне контроля была практически сведена к нулю. Заметно снизилась частота возникновения водянки и проявления синдрома внезапной смерти бройлеров.

В результате наблюдений отмечено существенное изменение органолептических характеристик внутренних органов у опытной птицы на фоне контроля. Это выразилось в уплотнении тканей печени, почек, селезенки, отличном тургоре этих органов и сохранении их нормальной однородной окраски вплоть до убоя птицы. Суставная поверхность бедерной кости у всех особей, получавших НаБиКат, оказалась ровной, блестящей, без видимых повреждений.

Хелатный кремний, поступивший в организм птицы в составе НаБиКата, выполнил свою функцию элемента связи и существенно подтянул скорость формирования внутренних органов к скорости накопления питательных веществ в мышцах. Косвенно это подтверждено динамикой изменения массы внутренних органов у птицы сравниваемых групп.

Заключение. Применение препарата хелатного кремния в составе нанобиологического катализатора можно считать физиологически и зоотехнически оправданным. На фоне его применения происходит значительное изменение скорости формирования паренхиматозных, кроветворных и иммунокомпетентных органов в организме птицы.

Под действием биофильного кремния, введенного в рацион птицы, происходит уравнивание в росте и развитии внутренних органов, костяка и мышц птицы, что сводит к минимуму проявление всех известных продукционных синдромов: водянки, хондродистрофии, пододерматитов, синдрома внезапной смерти мясной птицы.

В результате нормального поступления биофильного кремния в организм птица более экономно использует корма в расчете на единицу прироста, увеличивается показатель эффективности ее выращивания (на 7,4 %), существенно улучшается ее габитус, а состояние внутренних органов становится идеальным с точки зрения нормального здоровья поголовья. По результатам дегустационной оценки такие изменения существенно улучшили товарное качество мяса бройлеров и его вкусовые характеристики.

Испытанную добавку НаБиКат в изученной дозе следует рассматривать как фактор доставки в организм ультрамикроэлемента связи – кремния, ускоряющего обмен веществ, способствующего сохранению здоровья и приводящего к повышению качества мясной продукции птицеводства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Биологическое обоснование потребности животных в кремнии / А. С. Федин [и др.]. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1993. 92 с.

2. В о р о н к о в, М. Г. Кремний в живой природе / М. Г. Воронков, И. Г. Кузнезов. Новосибирск: Наука, 1984. 157 с.

3. Использование природного кремнезема / Л. Закирова [и др.] // Птицеводство. – 2009. № 6. С. 3435.

4. Кремний в кормлении птицы / Я. Кирилив [и др.] // Птицеводство. – 1989. № 9. С. 3031.

5. К о л е с н и к о в, М. П. Формы кремния в растениях / М. П. Колесников // Успехи биологической химии. 2001. № 41.

C. 301332.

6. П о д о б е д, Л. И. Методические рекомендации по применению кремнийорганических препаратов (хелатов кремния) в кормлении сельскохозяйственной птицы / Л. И. Подобед, А. Б. Мальцев, Д. В. Полубояров. Новосибирск, 2012. 50 с.

7. C a r l i s l e, E. M. Silicon: a possible factor in bone calcification / E. M. Carlisle // Science. – 1970. № 167. З. 179280.

8. C a r l i s l e, E. M. Silicon: an essential element for the chick / E. M. Carlisle // Science. – 1972. № 178. З. 619–621.

УДК 636.4.084.51

РЕЗУЛЬТАТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ДОЗИРОВОК ХРОМА

НА ВОСПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ И НЕКОТОРЫЕ ГЕМАТОЛОГИЧЕСКИЕ

ПОКАЗАТЕЛИ СВИНОМАТОК

Т. А. ЮДИНА, И. С. СЕРЯКОВ

–  –  –

Резюме. Некоторые микроэлементы известны уже давно, но лишь совсем недавно они получили признание как необходимые для жизни вещества. К числу таких элементов относится хром, участвующий в обмене белков, жиров, углеводов.

В настоящей работе изложены результаты исследований о влиянии различных дозировок хрома на ряд гематологических показателей крови свиноматок: эритроцитов, лейкоцитов, гемоглобина, кальция, фосфора, глюкозы, общего белка. Данные опыта показали положительное влияние хрома на изучаемые показатели.

Ключевые слова: хром, продуктивность, поросята, воспроизводительные качества, сохранность молодняка.

Summary. Some trace elements have long been known, but only recently they have been recognized as substances indispensable to life. These elements include chromium, involved in the metabolism of proteins, fats, carbohydrates. In this paper we present data from studies on the effect of different doses of chromium on a number of hematological factors in sows: erythrocytes, leukocytes, hemoglobin, calcium, phosphorus, glucose, total protein. Experimental evidence has shown positive effect of chromium on the studied parameters.

Key words: chromium, productivity, young pigs, reproductive quality, livability of young stock.

Введение. Одним из важных продуктов питания населения Республики Беларусь является свинина. В общем балансе мяса она занимает второе место. В производстве свинины основным определяющим фактором являются корма, рациональное использование которых дает возможность снижать затраты труда на единицу продукции. Наилучший эффект дает организация правильного, сбалансированного кормления, наличие в рационе всех необходимых компонентов в определенных количествах и соотношениях. Наряду с этим, серьезное внимание должно быть обращено на вопросы минерального питания животных [1, 2, 4, 7].

Анализ источников. Из всех видов сельскохозяйственных животных свиньи наиболее чувствительны к уровню минеральных веществ в рационе, что обусловлено более высокой интенсивностью их роста. Недостаток или избыток в рационе минеральных веществ вызывает снижение продуктивности и отрицательно сказывается на воспроизводительной функции свиней, а их острый дефицит приводит к нарушению обмена веществ, заболеваниям и падежу.

Микроэлементы – это «пища для желез внутренней секреции», а именно – для ферментов, так как они являются катализаторами жизненно важных процессов. В организме все микроэлементы взаимосвязаны и взаимозависимы. Микро- и макроэлементы управляют процессами обмена веществ, поддерживают физическую и химическую целостность клеток и тканей путем сохранения характерных биоэлектрических потенциалов. Именно микроэлементам принадлежит основная роль в активности необходимых для жизни ферментативных процессов. Вот почему их недостаток, так же как и избыток будет незамедлительно сказываться на состоянии здоровья животных [3].

Установлено, что дефицит в рационе супоросных свиноматок ряда микроэлементов приводит к нарушению клинического состояния, морфологических, биохимических и иммунологических показателей крови. Это проявляется метаболическими нарушениями (остеодистрофия, анемия, кетоз и др.), а также эритроцитозом, нейтрофилией, гипокальциемией, нарушением кальций-фосфорного соотношения, повышением активности аспартат- и аланинаминотрансфераз, щелочной фосфатазы, низкими показателями клеточного и гуморального иммунитета. От таких свиноматок рождаются поросята с низкими показателями естественной резистентности организма, вследствие чего появляются расстройства пищеварения (диспепсия новорожденных, а впоследствии – гастроэнтерит при их отъеме) [5].

Так же как и витамины, некоторые микроэлементы известны уже давно, но лишь совсем недавно они получили признание как необходимые для жизни вещества. К числу таких элементов относится хром.

Хром – химический элемент VI группы периодической системы Менделеева, атомный номер 24, атомная масса 51,996. Он участвует в углеводном, жировом, белковом обмене и обмене нуклеиновых кислот. Входит в состав не только важных ферментных систем, но и низкомолекулярного органического комплекса, получившего название фактора толерантности к глюкозе, который вместе с инсулином обеспечивает нормальную утилизацию глюкозы. Данный элемент стимулирует превращение ацетата в углекислоту, холестерин – в жирные кислоты. Хром накапливается в нуклеиновых кислотах, что позволяет предполагать возможное участие этого элемента в синтезе тканевых белков, т. е.

его влияние на прирост живой массы [6, 8].

Анализ литературных источников показывает, что до настоящего времени недостаточно изучены вопросы действия хрома на продуктивность и обмен веществ в организме свиней. В связи с этим вопрос оптимизации уровня хрома в рационах свиноматок является актуальным.

Цель работы – выявить оптимальный уровень скармливания хрома (сернокислого (III), 6-водного) в рационах свиноматок и его влияние на их гематологические показатели и воспроизводительные способности.

Материал и методика исследований. Для выполнения поставленной цели нами в условиях РУСПП «Племзавод Ленино» Горецкого района был проведен научно-хозяйственный опыт на свиноматках черно-пестрой породы. Для этого по принципу аналогов было сформировано 4 группы свиноматок по 15 голов в каждой. Первая группа была контрольной и получала комбикорм рецепта СК–1Б, вторая, третья и четвертая группы были опытными; они получали тот же комбикорм, а также дополнительно 15, 20, 25 мг хрома на 1 кг сухого вещества рациона соответственно (табл. 1). Для подсосных свиноматок всех групп использовали комбикорм рецепта СК–10Б с вводом такого же количества хрома, что и в комбикорм СК–1Б. Данный микроэлемент в рационы свиноматок вводили за счет хрома сернокислого (ІІІ), 6-водного, который представляет собой кристаллический порошок темнозеленого цвета. Добавку хрома скармливали в сухом виде, один раз в сутки, перемешивая с концентратами.

–  –  –

В течение опыта велся контроль за поедаемостью кормов и состоянием здоровья животных. В ходе исследований учитывали следующие репродуктивные показатели: многоплодие свиноматок, крупноплодность, молочность, живая масса поросят в 21 день, масса гнезда при отъеме (42 дня) и сохранность молодняка к концу подсосного периода.

Результаты исследований и их обсуждение. В результате проведенного опыта установлено, что репродуктивные качества свиноматок зависят от содержания уровня хрома в их рационах. Так, данные, представленные в табл. 2, показывают, что самое высокое многоплодие (11,7 голов) регистрируется у свиноматок третьей опытной группы, получавших оптимальную дозу элемента (20 мг/кг сухого вещества рациона). Снижение дозировки этого элемента (15 мг/кг сухого вещества) или повышение (25 мг/кг сухого вещества) во второй и четвертой опытных группах приводит к уменьшению их многоплодия на 1–0,4 голов соответственно в сравнении с третьей группой. Таким образом, количество живых поросят в контрольной группе составило 10,6 голов; во второй, третьей и четвертой опытных группах – 10,7; 11,7; 11,3 голов соответственно.

Характеризуя данные по количеству поросят в гнезде при отъеме, можно отметить, что у свиноматок опытных групп их было на 0,3–1,6 поросенка больше, чем в контроле. Так, количество поросят при отъеме в контрольной группе составило 9,6 головы, во второй, третьей и четвертой опытных группах – 9,9; 11,2; 10,3 голов соответственно. В процентном выражении сохранность поросят в контрольной группе составила 90,6 %, в то время как в опытных группах 92,5–95,7 %.

–  –  –

Р и с. 1. Динамика массы гнезда поросят в период подсоса, кг Данные рис. 1 характеризуют изменения массы гнезда поросят в период подсоса. Так, при рождении масса гнезда во второй, третьей и четвертой опытных группах составила 12,6 кг, 14,3 и 13,5 кг соответственно, в то время как в контрольной – 12,3 кг, что на 0,3–2,0 кг меньше, чем в опытных группах.

Молочность маток во всех группах была достаточно высокой и колебалась от 46,4 кг (в контроле) до 49,8–57,5 кг в опытных группах. При этом наибольшее увеличение молочности отмечено в третьей опытной группе (57,5 кг), где животные дополнительно к основному рациону получали хром в дозе 20 мг/кг сухого вещества рациона.

Масса гнезда к отъему в контрольной группе составила 114,5 кг. Животные опытных групп имели большую массу гнезд: вторая группа – 128,0 кг; третья – 151,2 кг и четвертая – 128,3 кг. Таким образом, животные опытных групп имели большую живую массу гнезда на 13,5–36,7 кг.

Данные индивидуальных взвешиваний позволяют иметь возможность проследить изменения живой массой поросят-сосунов в разрезе каждой группы. В табл. 3 представлено изменение живой массы за период опыта.

Т а б л и ц а 3. Изменения живой массы поросят-сосунов

–  –  –

Рассматривая цифровой материал данной таблицы, мы видим, что масса одного поросенка при рождении в опытных группах, была выше на 20–60 г, чем в контрольной (1,16 кг). При этом большая живая масса характерна для поросят третьей опытной группы – 1,22 кг. За 21 день мы наблюдаем изменения в приросте живой массы у животных.

Так, живая масса поросят опытных групп составила:

вторая группа – 5,03 кг; третья – 5,13 кг и четвертая – 5,09 кг, в то время как поросята контрольной группы имели массу – 4,85 кг. Анализ данных об изменении живой массы за весь подсосный период показывает, что средняя живая масса поросенка к отъему в контрольной группе составила 11,9 кг, а в опытных 12,5–13,5 кг. При этом следует отметить, что животные третьей группы, в рацион которых вводился хром в дозе 20 мг на 1 кг сухого вещества, имели наибольшую живую массу – 5,13 кг в 21 день и 13,5 кг в период отъема (42 дня).

Более наглядно видны различия в интенсивности роста поросят-сосунов по данным валовых и среднесуточных приростов (табл. 4).

Т а б л и ц а 4. Динамика валовых и среднесуточных приростов поросят-сосунов

–  –  –

Оценивая данные по изменению валовых и среднесуточных приростов живой массы, видим, что более интенсивно росли животные опытных групп в сравнении с контрольными. Так, если валовой прирост в контроле составил 10,7 кг, то в опытных он был выше на 1–1,6 кг и составил во второй, третей и четвертой группах 11,7 кг, 12,3 кг и 11,3 кг соответственно. Аналогичную картину мы видим и по среднесуточным приростам. Данные таблицы свидетельствуют о больших среднесуточных приростах массы в опытных группах: вторая группа – 279,4 г, третья – 293,6 г и четвертая – 267,9 г.

Среднесуточный прирост в контрольной группе составил 256,7 г.

Кровь играет в организме животного исключительно важную роль. Посредством крови осуществляется важнейшее свойство – обмен веществ. Она доставляет к клеткам органов тела питательные вещества и кислород, удаляет продукты обмена и углекислоту. Представляет как бы ту внутреннюю среду, в которой происходит развитие и жизнедеятельность организма.

Для оценки общего действия препарата в крови определяли: количество эритроцитов (1012/л), лейкоцитов (109/л), гемоглобина (г/л), глюкозу (ммоль/л), общий белок (г/л), кальций (ммоль/л), неорганический фосфор (ммоль/л).

В табл. 5 приведены некоторые показатели крови в разрезе групп.

–  –  –

Анализируя приведенные данные крови, следует отметить, что у животных опытных групп изучаемые показатели имели тенденцию к увеличению, хотя и оставались в пределах физиологической нормы. Так, первое взятие крови (после 7 дней скармливания хрома) показало, что количество эритроцитов у животных опытных групп было выше в сравнении с контролем во второй, третьей и четвертой опытных группах – 5,801012/л; 6,441012/л и 6,111012/л соответственно. В контрольной группе данный показатель составил – 5,261012/л. Количество эритроцитов на 100-й день супоросности составило во второй, третьей и четвертой группах – 6,711012/л; 7,361012/л; и 6,441012/л соответственно, тогда как животные контрольной группы имели этот показатель на уровне 6,301012/л.

Следует учесть, что животные, получавшие дозу хрома в количестве 20 мг на кг сухого вещества корма, имели лучший показатель по содержанию эритроцитов – 6,441012/л (в начале опыта) и 7,361012/л (на 100-й день супоросности).

Результаты опыта показывают уменьшение содержания лейкоцитов на протяжении супоросности при использовании в рационе свиноматок хрома. В начале опыта этот показатель составил во второй группе – 11,34109/л; в третьей – 11,26109/л и в четвертой – 11,48109/л. В контрольной группе количество лейкоцитов составило – 11,66109/л. На 100-й день супоросности количество лейкоцитов во второй, третьей и четвертой группах составило – 11,13109/л; 10,59109/л; и 11,27109/л соответственно. Животные контрольной группы имели этот показатель на уровне 12,45109/л. Отметим, что животные третьей группы (получавшие дозу хрома 20 мг на кг сухого вещества корма) характеризуются лучшими показателями по содержанию количества лейкоцитов – 11,26109/л (в начале опыта) и 10,59109/л (на 100-й день супоросности). Можно предположить, что хром в какой-то мере активизирует защитные силы организма, в частности, иммунную систему.

Гемоглобин осуществляет перенос кислорода от легких к клеткам органов и тканей, его содержание имеет большое значение для нормальной жизнедеятельности животного организма. В начале опыта содержание гемоглобина составило во второй опытной группе 97,92 г/л, в третьей – 101,52 г/л и в четвертой – 98,75 г/л. В контрольной группе содержание гемоглобина составило – 97,57 г/л.

На 100-й день супоросности содержание гемоглобина в опытных группах свиноматок составило 100,72–108,78 г/л, тогда как в контрольной группе – 99,33 г/л. Наиболее высокое содержание гемоглобина было у животных третьей группы – 101,52 г/л (в начале опыта) и 108,78 г/л (на 100-й день супоросности).

Увеличение содержания эритроцитов и гемоглобина в крови свиноматок опытных групп может свидетельствовать о повышении интенсивности окислительно-восстановительных процессов в организме свиноматок и оказывает положительное влияние на рост и развитие поросят-сосунов, что мы и наблюдаем. Однако необходимо отметить, что данное увеличение изучаемых показателей крови остается в пределах физиологической нормы.

Интенсивность протекания обмена белков и углеводов у животных характеризуется содержанием общего белка и глюкозы (табл. 6).

–  –  –

Данные табл. 7 свидетельствуют, что у маток опытных групп отмечен более высокий уровень общего кальция в сыворотке крови уже при первом взятии крови: вторая, третья и четвертая группы – 2,44; 2,52 и 2,27 ммоль/л соответственно; неорганического фосфора – вторая, третья и четвертая группы – 2,23; 2,53 и 2,13 ммоль/л соответственно, что на 1,3–12,5 % и 9,2–29,7 % выше, по сравнению со сверстницами контрольной группы. В контроле в начале опыта содержание общего кальция составило 2,24 ммоль/л; неорганического фосфора – 1,95 ммоль/л.

За период супоросности мы наблюдаем уменьшение содержания и кальция, и неорганического фосфора. Так, на 100-й день супоросности у свиноматок опытных групп содержание кальция составило 2,21–2,44 ммоль/л; неорганического фосфора – 1,98–2,44 ммоль/л. У животных контрольной группы содержание кальция было на уровне 2,19 ммоль/л, неорганического фосфора – 1,85 ммоль/л.

Следует учесть, что у животных, получавших оптимальную дозу элемента (20 мг/кг сухого вещества рациона), на 100-й день супоросности содержание кальция составило 2,44 ммоль/л; неорганического фосфора – 2,44 ммоль/л. В течение опыта содержание кальция и неорганического фосфора в сыворотке крови свиноматок находилось в пределах физиологической нормы.

Заключение. Полученные в опыте данные свидетельствуют о том, что оптимальный уровень хрома в рационе (20 мг на 1 кг сухого вещества рациона) существенно способствует увеличению плодовитости – 11,7 голов; живой массы гнезда при рождении – 14,3 кг; средней живой массы поросенка при рождении – 1,22 кг; молочности – 57,5 кг; массы поросенка в 21 день – 5,13 кг; массы гнезда при отъеме – 151,2 кг; массы одной головы при отъеме (42 дня) – 13,5 кг; сохранности поросят за период подсоса – 95,7 %.

ЛИТЕРАТУРА

1. В и ш н я к о в, С. И. Обмен микроэлементов у сельскохозяйственных животных / С. И. Вишняков. – М.: Колос, 1967. – 256 с.

2. Г е о р г и е в с к и й, В. И. Минеральное питание животных / В. И. Георгиевский. – М.: Колос, 1970. – 325 с.

3. Г е о р г и е в с к и й, В. И. Минеральное питание животных / В. И. Георгиевский, Б. Н. Анненков, В. Т. Самохин, – М.:

Колос, 1979. – 470 с.

4. К а л ь н и ц к и й, Б. Д. Минеральные вещества в кормлении животных / Б. Д. Кальницкий. – Л.: Агропромиздат, 1985. – 207 с.

5. К л и ц е н к о, Г. Т. Минеральное питание сельскохозяйственных животных / Г. Т. Клиценко. – Киев: Урожай, 1975. – 182 с.

6. К л и ц е н к о, Г. Т. Минеральное питание сельскохозяйственных животных / Г. Т. Клиценко. – Киев: Урожай, 1980. – 166 с.

7. К о в а л ь с к и й, В. В. Применение микроэлементов в кормлении сельскохозяйственных животных / В. В. Ковалевский. – М.: Колос, 1964. – 188 с.

8. Оптимизация минерального питания сельскохозяйственных животных / В. А. Кокорев [ и др.] // Зоотехния. – 2004. – № 7. – С. 12–16.

УДК 619:615.37:636.5.612.336.3

КОРРЕКЦИЯ МИКРОБИОЦЕНОЗА КИШЕЧНИКА МОЛОДНЯКА СВИНЕЙ

ПРЕПАРАТАМИ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОГО СИНТЕЗА

И. А. ХОДЫРЕВА, Н. А. САДОМОВ

–  –  –

Резюме. Представленные в статье данные свидетельствуют о том, что изученные пробиотики «Биохелп» и «Лактимет» равномерно заселяют желудочно-кишечный тракт молодняка свиней и оказывают стимулирующее влияние на формирование лакто- и бифидофлоры в желудочно-кишечном тракте, угнетают условно-патогенную микрофлору, что приводит к наименьшему заселению желудочно-кишечного тракта бактериями кишечно-паратифозной группы. Экономичность, доступность, удобство и простота применения, высокая биологическая активность пробиотиков «Биохелп» и «Лактимет» позволяет рекомендовать их производству в качестве иммуностимуляторов для коррекции иммуногенеза и естественного микробиоценоза кишечника поросят.

Ключевые слова: пробиотические препараты, поросята, желудочно-кишечный тракт, лакто- и бифидобактерии.

Summary. The evidence presented in this paper goes to prove that probiotics «Biohelp» and «Laktimet» uniformly populate the digestive tract of young pigs and have a stimulating effect on the formation of lacto- and Bifidobacterium flora in the gastrointestinal tract, inhibit opportunistic pathogenic microflora, which leads to the lowest colonization of gastrointestinal tract by parathyphoid enterobacteria. Effectiveness, availability, convenience and ease of use, high biological activity of probiotics «Biohelp» and «Laktimet» allow one to recommend their production as immunostimulants for enhancement of immunogenesis and natural intestinal microbiota of piglets.

Key words: probiotic preparations, piglets, gastrointestinal tract, lakto- and bifidobacteria.

Введение. Микробиоценоз кишечника представляет собой динамическую экологическую систему, способствующую созданию однородных условий для нормальной жизнедеятельности аутофлоры и регулирующую многочисленные функции макроорганизма. Недостаток или избыток того или иного субстрата или метаболита является сигналом для усиления роста или гибели соответствующего звена экосистемы. В настоящее время совокупность всех микробиоценозов животных следует рассматривать как своеобразный экстракорпоральный орган [3, 4].

Анализ источников. Нормальная микрофлора – важнейший компонент экологической системы кишечника молодняка свиней. Их там не меньше сотни разновидностей, но есть несколько самых важных. Это бифидобактерии, лактобактерии и кишечные палочки (эшерихии). Менее многочисленны, но не менее важны пептострептококки и энтерококки [2, 5]. При их дефиците происходят грубые нарушения функции кишечника, а следовательно, и всего организма. Совершенно очевидно, что при дисбактериозе будут нарушены основные функции, которые выполняют «полезные» микроорганизмы кишечника. Поэтому именно эти самые важные (облигатные) бактерии входят в состав препаратов от дисбактериоза – пробиотиков. Благодаря их «работе», микрофлору рассматривают как основной фактор сохранения постоянства внутренней среды организма.

Микрофлора кишечника защищает от патогенных и условно-патогенных микробов. Дело в том, что бифидо- и лактобактерии живут в слизистом слое (пленке), покрывающем стенку кишечника.

Благодаря их присутствию она становится плотной и непроницаемой для других бактерий; участвует в выработке витаминов К, С, В1, В2, В6, В12, РР, фолиевой и пантотеновой кислот; помогает поддерживать на должном уровне обменные процессы, частично расщепляет белки, жиры, углеводы, пищевые волокна. Бифидобактерии принимают участие в обмене желчных кислот и образовании в толстой кишке специфических кислот и органических веществ, которые регулируют работу кишечника.

Сегодня в Республике Беларусь отмечаются значительные отклонения в аутофлоре животных, вызванные такими явлениями, как нарушения условий содержания и кормления животных, постоянные стрессовые воздействия различной этиологии, широкое и бесконтрольное применение антибактериальных препаратов и другие факторы, способствующие негативным сдвигам бифидофлоры [1, 2].

На фоне дефицита бифидофлоры нарушаются нормальные соотношения между облигатными микроорганизмами кишечника, обуславливающие снижение количества или полную элиминацию лактобацилл, увеличение или снижение кишечных палочек и повышение ассоциации условно-патогенных бактерий. Это оказывает неблагоприятное влияние на секреторную функцию кишечника, процессы всасывания и некоторые показатели белкового, липидного и минерального обмена, витаминсинтезирующую и ферментативную функции, создает условия для дисбактериоза.

У дефицитных по лакто- и бифидофлоре животных снижается способность к детоксикации пищевых токсинов, нарушаются процессы развития иммунокомпетентных органов и регуляции минерального, ферментного, гормонального и витаминного обмена. В конечном итоге формируется иммунодефицитная популяция животных с недостаточным энергетическим обеспечением функций генетического аппарата, что приводит к резкому снижению жизнеспособности организма. Развившееся состояние оказывает негативное влияние на формирование системы локального местного иммунитета. Недостаток нейроэндокринных факторов вызывает нарушение секреции и транспорта иммуноглобулина А на поверхность слизистой, вследствие чего для представителей условно-патогенных микроорганизмов создаются благоприятные условия адгезии на эпителиальных клетках кишечника, а сроки колонизации его нормальной микрофлорой существенно замедляются. Это состояние способствует развитию дисбактериозов, усилению патогенных свойств у ассоциации энтеробактерий, приводит к нарушению морфофункционального развития иммунокомпетентных органов, извращению процессов микробного кишечного пищеварения, метаболизма, всасывания и транспорта питательных веществ корма. Лишенный лакто- и бифидофлоры организм становится повышенно восприимчивым к воздействию патогенных и условно-патогенных бактерий и вирусов, простейших и гельминтов [4].

Эти исследования явились основой для внедрения в практику композиций пробиотических препаратов, обогащенных витаминами, ростковыми добавками, молочной кислотой, лактозой, микроэлементами [5, 6, 8]. Однако введение в организм пробиотиков, полученных вне самого организма, не всегда может иметь достаточный эффект.

Важнейшая роль в восстановлении нормального микробиоценоза кишечника свиней принадлежит бактерийным препаратам на основе живых микроорганизмов, представителей нормальной микрофлоры – пробиотикам [6]. В настоящее время появилось новое понятие – биотерапевтические агенты (БТА). БТА представляют собой препараты микроорганизмов на основе штаммов лакто- и бифидобактерий. Для этих препаратов характерна способность выживать в кислой среде, эффективно прикрепляться к эпителиоцитам, осуществлять колонизацию слизистой, продуцировать антимикробные субстанции, стимулировать иммунную систему, предупреждать избыточный рост и размножение патогенных микроорганизмов, восстанавливать нормальную микрофлору.

Таким образом, пробиотики являются эффективными лечебно-профилактическими средствами.

Их применяют для нормализации экологических систем животных. Эти препараты имеют ряд преимуществ по сравнению с антимикробными средствами других групп. Они физиологичны, имеют выраженную антимикробную активность в отношении патогенных и условно-патогенных бактерий, оказывают иммуностимулирующее и противовоспалительное действие, осуществляют коррекцию моторной функции кишечника. К ним в меньшей степени формируются устойчивые штаммы микроорганизмов. Пробиотические препараты весьма эффективны для обеспечения постоянства микробиологических экосистем [3, 4, 6, 7].

Цель работы – изучить состояние естественного микробиоценоза кишечника молодняка свиней, и возможность его коррекции пробиотиками «Биохелп» и «Лактимет» с учетом динамики нормо- и условно-патогенной микрофлоры.

Материалы и методы. На кафедре микробиологии и вирусологии УО ВГАВМ были проведены исследования по изучению влияния пробиотиков «Биохелп» и «Лактимет» на микробиологический состав кишечной микрофлоры молодняка свиней.

Для проведения опыта на базе свиноводческого комплекса ОАО «Агрокомбинат «Юбилейный» Оршанского района Витебской области были сформированы три группы раннего постнатального периода поросят аналогов с учетом породы, возраста и физиологического состояния свиноматок с поросятами по 30 голов в каждой:

1. Поросята-сосуны 1-й группы (контроль).

2. Поросята-сосуны 2-й опытной группы получали бесклеточный пробиотик «Биохелп» в два цикла: в дозе 1 мл/гол. в первые пять дней жизни и в возрасте 30–35 дней – 1,5 мл/гол. в сутки.

3. Поросята-сосуны 3-й опытной группы – получали пробиотик «Лактимет» в два цикла: доза 1 мл/гол. в первые пять дней жизни и 30–35 день жизни – 1,5 мл/гол. в сутки. Исследования кишечного микробиоценоза поросят проводили в 7-, 14-, 21-, 28-, 35- и 42-дневном возрасте методом количественного группового анализа содержимого толстого отдела кишечника.

Количество жизнеспособных клеток бактерий в 1 г содержимого кишечника (число колониеобразующих единиц – КОЕ) устанавливали методом предельных разведений при высеве на соответствующие агаризованные питательные среды: для выделения бифидобактерий использовали Bifidobacterium agar; для выделения лактобактерий – среду MRS, в которую добавляли раствор сорбиновой кислоты для придания селективных свойств; для выделения грамотрицательных неспорообразующих факультативно-анаэробных бактерий использовали среду Эндо. Инкубацию анаэробной микрофлоры проводили в микроанаэростате при + 37 С в течение 48 часов; кишечной палочки – при + 37 С в течение 18–24 часов. Ориентировочную идентификацию бифидо- и лактобактерий проводили микроскопическим методом (окраска мазка по Граму), который позволяет оценить морфологию клеток.

Идентификацию кишечной палочки проводили по морфолого-культуральным и биохимическим свойствам. Далее вели подсчет колоний и выражали в КОЕ/г.

Результаты исследований. Желудочно-кишечный тракт новорожденного поросенка стерилен в течение 10–20 часов после рождения. В первые 2–4 дня жизни его заселяют различные микробы, в первую очередь лактобактерии из родовых путей свиноматки, бифидобактерии, а затем условнопатогенные микробы, которые попадают к поросятам из окружающей среды и кормов, которые они получат.

В отъемный период поросята подвергаются воздействию двух основных стресс-факторов: отлучение от свиноматки, переход от одного корма к другому и, как следствие, – возникновение желудочнокишечных заболеваний, в развитии которых существенная роль принадлежит условно-патогенной и патогенной микрофлоре.

Поэтому целью нашего исследования явилось изучение состава микрофлоры поросят-сосунов в первую неделю жизни, когда микрофлора кишечника только налаживается, и по окончании эксперимента при использовании пробиотиков «Биохелп» и «Лактимет».

В таблице представлены результаты микробиологического состава кишечной микрофлоры молодняка свиней при введении в рацион пробиотиков «Биохелп» и «Лактимет».

Результаты исследования показали, что изученные пробиотики оказывают влияние на содержание лакто- и бифидобактерий. При этом у поросят-сосунов контрольной группы, которые получали только один корм без пробиотиков, до 21 дня отмечалось незначительное увеличение содержания лактои бифидобактерий – от 2,47105±0,942105 до 2,65107± 1,371107, затем в 42 дня – до 2,71108± 0,315108 в 1 г фекалий. У всех опытных поросят, получавших пробиотики «Биохелп» и «Лактимет», наибольший рост лакто- и бифидобактерий был отмечен у поросят-сосунов третьей опытной группы (пробиотик «Лактимет»): количество лакто- и бифидобактерий равномерно повышалось начиная с 7 до 42 дня – с 3,05106±0,682106 до 6,23109±1,697109 микробных тел. У поросят второй опытной группы также наблюдался рост полезной микрофлоры 2,73106±0,489106 (7 дней) – 5,87109±1,356109 (42 дня). Это свидетельствует о том, что изучаемые пробиотики равномерно заселяют желудочнокишечный тракт поросят и стимулируют формирование лакто- и бифидофлоры в желудочнокишечном тракте молодняка свиней.

Пробиотики «Биохелп» и «Лактимет» оказывают влияние на содержание аэробных бактерий в фекалиях, к которым относятся эшерихии, сальмонеллы, протей, стафилококки, бациллы и т. д. Опыты показали, что препараты «Биохелп» и «Лактимет» существенно снижают – на 2–3 порядка их содержание по сравнению с контрольными поросятами. При этом у молодняка свиней контрольной группы, которые получали только один корм без пробиотиков, до 42 дня отмечалось постоянное увеличение аэробов – с 7,54108±0,628108 до 19,691010±0,9411010 микроорганизмов в 1 г фекалий. В опытных группах отмечено снижение этих бактерий в сравнении с контролем: 6,95108±0,518108 до10,75107±0,259107 (2-я группа – бесклеточный пробиотик «Биохелп» в два цикла: в дозе 1 мл/гол.

в первые пять дней жизни и на 30–35 день жизни – 1,5 мл/гол. в сутки) и 5,68108±0,733108 до 10,07107±0,512107 (3-я группа – пробиотик «Лактимет» в два цикла: доза 1 мл/гол. в первые пять дней жизни и 30–35 день жизни – 1,5 мл/гол. в сутки). Это свидетельствует об угнетении условнопатогенной микрофлоры в желудочно-кишечном тракте молодняка свиней в сравнении с контрольной группой.

При анализе содержания бактерий кишечно-паратифозной группы выявлено, что пробиотики «Биохелп» и «Лактимет» существенно снижают содержание бактерий кишечно-паратифозной группы в желудочно-кишечном тракте у молодняка свиней – на 2–3 порядка по сравнению с животными контрольной группы. У поросят контрольной группы до 42 дня отмечалось постоянное увеличение бактерий кишечно-паратифозной группы – с 1,86105± 0,312105 до 12,16109±0,31109 микроорганизмов в 1 г фекалий. У молодняка свиней, получавших пробиотики «Биохелп» и «Лактимет», отмечается снижение количества бактерий кишечно-паратифозной группы на протяжении всего периода выращивания в сравнении с контрольной группой – с 1,67105±1,667105 – 9,23104±0,513104 (вторая опытная группа); 1,5105±0,589105 – 7,15103±0,071103 (третья опытная группа).

Динамика микробиоценоза кишечника молодняка свиней при введении в рацион пробиотиков «Биохелп» и «Лактимет»

–  –  –

П р и ме ч а н и е : р2-к – показатели у животных 2-й группы по сравнению с показателями у поросят контрольной группы, р3-к – показатели 3-й группы по сравнению с показателями контрольной группы, р 2-3 – показатели 2-й группы поросят по сравнению с показателями животных 3-й группы.

Таким образом, применение пробиотиков «Биохелп» и «Лактимет» в рационе молодняка свиней приводит к угнетению репродукции и заселению желудочно-кишечного тракта бактериями кишечнопаратифозной группы.

Заключение. На основании проведенных исследований установлено, что пробиотики «Биохелп» и «Лактимет» равномерно заселяют желудочно-кишечный тракт и оказывают стимулирующее влияние на формирование лакто-и бифидофлоры в желудочно-кишечном тракте поросят, угнетают условнопатогенную микрофлору и снижают содержание бактерий кишечно-паратифозной группы в желудочно-кишечном тракте на 2–3 порядка в сравнении с контролем. Пробиотики «Биохелп» и «Лактимет» могут применяться как с профилактической, так и с лечебной целью для устранения дисбактериозов кишечника, нормализации его микробной флоры, а также при антибактериальной терапии.

ЛИТЕРАТУРА

1. А в ы л о в, Ч. К. Влияние стресс-факторов на резистентность организма свиней / Ч. К. Авылов // Ветеринария сельскохозяйственных животных. – 2006. – № 6. – С. 46–47.

2. Б р ы л и н, А. П. Программа повышения сохранности новорожденных поросят / А. П. Брылин, А. В. Бойко, М. Н. Волкова // Ветеринария сельскохозяйственных животных. – 2007. – № 2. – С. 60–62.

3. Г л а с к о в и ч, М. А. Влияние кормовых антибиотиков на кишечный микробиоценоз сельскохозяйственных животных:

краткий аналитический обзор / М. А. Гласкович, Е. А. Капитонова // Ученые записки / УО ВГАВМ. – Витебск, 2010. – Т. 46. – Вып. 1. – Ч. 1 – С. 90–92.

4. Г л а с к о в и ч, М. А. Использование натуральных биокорректоров для регулирования кишечного микробиоценоза цыплят-бройлеров: монография / М. А. Гласкович, Е. А. Капитонова – Горки: Белорусская государственная сельскохозяйственная академия, 2011. – 255 с.

5. Рекомендации по изучению микрофлоры желудочно-кишечного тракта животных: рекомендации / П. А. Красочко [и др.]. – Витебск: ВГАВМ, 2008. – 20 с.

6. С уб б о т и н, В. В. Влияние бифацидобактерина на кишечную микрофлору поросят / В. В. Субботин, К. М. Степанов // Ветеринария. – 1998. – № 5. – С. 24–26.

7. Та р а к а н о в, Б. В. Механизмы действия пробиотиков на микрофлору пищеварительного тракта и организма животного / Б. В. Тараканов, Т. А. Николичева // Ветеринария. – 2000. – № 1. – С. 47.

8. Та р а к а н о в, Б. В. Новые биопрепараты для ветеринарии / Б. В. Тараканов, Т. А. Николичева // Ветеринария. – 2000. – № 7. – С. 45–50.

УДК 636.053

–  –  –

Резюме. Впервые использованы биологические, биохимические, иммунологические показатели молока от четырех разных пород коз для того, чтобы оценить, какая из пород коз перспективнее для сельского хозяйства Латвии. Разработанный нами ранее оригинальный комплекс методов позволил оценить каждую породу коз по качеству молока и экономической ценности в козоводстве. По наличию высокого потенциала относительно иммунитета коз и качества их молока группы коз были распределены в следующем порядке убывания: 1) Альпийские козы, 2) Латвийские местные козы, 3) Тюрингские козы, 4) Немецкие благородные белые козы.

Ключевые слова: козоводство, молоко, биохимические показатели, порода.

Summary. For the first time ever, the biological, biochemical, immunological characteristics of milk of four different breeds of goats in order to evaluate which of them has potential for agriculture in Latvia were studied. The original complex of biological, chemical and immunological tests was used, which allowed us to estimate each breed for milk quality and economic value in goat husbandry. As for the potential with regard to immunity of goats and their milk quality all the breeds were distributed in descending order of preference: 1) Alpine goats, 2) Latvian indigenous goats, 3) Thuringien goats, and 4) German noble white goats.

Key words: goat husbandry, milk, biochemical characteristics, breed.

Введение. Козоводство – древняя отрасль животноводства, которая занимает значительное место в сельском хозяйстве Латвии. В последние десять лет во всем мире наблюдается возрастающий интерес к козоводству. Это способствует развитию альтернативной отрасли животноводства, на базе которой можно будет решать экономические проблемы в сельском хозяйстве.

Следует поощрять частный сектор козоводства, развивать сотрудничество между местными самоуправлениями и государством, признавать то, что козоводство является законно обоснованным, эффективным способом использования земельных ресурсов и приносит существенную пользу народному хозяйству. Козоводство должно быть полностью интегрировано в обществе, социально приемлемым, реализуемым с соблюдением этических норм, особенно в отношении оптимального содержания животных. Козоводство не должно негативно влиять на развитие других отраслей производства [9].

Анализ источников. В хозяйстве увеличиваются надои молока благодаря улучшению условий полноценного кормления и содержания коз, выращивания и ухода за ними. При этом возможно получить высокопродуктивных коз, дающих увеличение удоя до 800 кг молока.

Такие высокие показатели молока обеспечивают генетический потенциал, который достигается в результате селекции благодаря проведению целевой выборки животных, отбору и оценке, а также улучшению кормления коз [8].

Цель работы – сравнить показатели качества молока различных пород коз в стадах крестьянских хозяйств фермы «Lvi».

Материал и методика исследований. Эксперимент проводили в крестьянском биологическом хозяйстве «Lvi» в Мадонском районе с 01.05.2012 по 31.08.2012 г. (163дня).

В период подготовки, который длился 2 недели, условия кормления, содержания и ухода были одинаковыми для всех исследуемых коз (табл. 1).

–  –  –

В отчетный период для всех групп коз использовали следующие варианты соли-лизунца: KNZ – 100, KNZ – стандарт с селеном и KNZ – с железом.

Соль KNZ – 100 содержала 99 % NaCl и была предусмотрена для крупного рогатого скота, лошадей, лосей, овец и коз.

Очищенная рафинированная вакуумная соль KNZ – стандарт содержала минеральные вещества:

NaCl – 99 %, MgO – 2000 мг/кг и микроэлементы: марганец (MnO) – 830 мг/кг, цинк (ZnO) – 810 мг/кг, медь (CuCl2–2H2O) – 220 мг/кг, йод (Ca (JO3)2) – 100 мг/кг, кобальт (2CoCO)33Co (OH)2H2O – 18 мг/кг и селен (Na2Se03) – 20 мг/кг.

KNZ – стандарт с железом содержит и другие минеральные вещества: NaCl 99 %, магний (Mg0) 35000 мг/кг, фосфор Na H2 PO4 – 70 мг/кг и микроэлементы: железо (Fe) – 3000 мг/кг, марганец Mn – 830 мг/кг, цинк (Zn) – 810 мг/кг, медь (Cu) – 220 мг/кг, йод (J) – 50 мг/кг и кобальт (Co) – 18 мг/кг.

Нормы рациона определяли по живой массе коз и надою, руководствуясь нормативными указаниями, принятыми в Латвии [10].

В период исследования надой от каждой козы определялся с точностью до 0,01 кг. Содержание жира и белка, количество соматических клеток определяли по среднесуточному образцу один раз в месяц, т. е. 4 раза в учитываемый период в акционерном обществе Сигулдского центра разведения и на станции искусственного осеменения аккредитованной лаборатории по правилам № 811 от 2007 года.

Содержание жира и белка в молоке определяли в процентах по стандартным методам ISO 9622:1999, количество соматических клеток – в тыс. кл./мл определяли по методу LVS ENISO 13366 – 2:2007.

По концентрации энергии, питательных и биологически активных веществ кормовые дозы всех экспериментальных групп коз были равноценными (табл. 2).

–  –  –

Наибольшее содержание жира обнаружено в молоке Латвийских местных коз. Второе место по жирности молока (4,49 %) – у Немецких благородных белых коз. У этих же коз отмечено наибольшее содержание белка в молоке – 3,05 %.

Следует отметить, что у коз при потреблении биологического рациона с добавками соли-лизунца KNZ – 100, KNZ – стандарта с селеном и KNZ – стандарта с железом наблюдается улучшение использования обменной энергии и переваримости белка (табл. 4).

–  –  –

* – статистически достоверное отличие по сравнению с показателями 1-ой группы, P0,05;

** – статистически достоверное отличие с показателями 4-ой группы, Р0,05.

Из табл. 6 видно, что выявлены некоторые различия в показателях абсолютного содержания сегментоядерных и мононуклеарных клеток в четырех сравниваемых группах коз.

Известно, что гистиоциты – это мигрировавшие из тканей макрофаги, поэтому представляло интерес оценить общее содержание макрофагов (моноцитов и гистиоцитов), учитывая большое значение этого пула клеток в иммунитете. Этот показатель оказался самым высоким у Альпийских коз (P0,05). Далее это преимущество принадлежало Тюрингским и Латвийским местным козам. В группе Альпийских коз был самый высокий показатель относительного содержания моноцитов в молоке (P0,05).

Оценивая показатели содержания в молоке сегментоядерных лейкоцитов, следует упомянуть, что они реализуют микрофагальную функцию, составляющую одно из важных звеньев иммунитета. Самый большой показатель абсолютного содержания сегментоядерных лейкоцитов наблюдался в молоке Тюрингских и Альпийских коз по сравнению с остальными двумя группами (P0,05). Наибольший показатель абсолютного содержания лимфоцитов в молоке выявлен у Латвийских местных коз (P0,05).

Лимфоциты являются главными эффекторами иммунитета, поскольку непосредственно участвуют в специфических реакциях иммунитета. Показатели содержания клеток иммунитета в молоке коз отражены в табл. 7 и 8.

Т а б л и ц а 7. Показатели относительного содержания клеток иммунитета в молоке коз, % Группа О-клетки T-клетки B-клетки D-клетки

1. Альпийские козы 20,0±0,9* 12,0±0,6* 7,0±0,5* 61,0±1,2*; **

2. Немецкие благородные белые козы 15,0±0,8*; ** 6,0±0,5*; ** 4,0±0,4*; ** 75,0±1,7*; **

3. Тюрингские козы 17,0±0,4* 8,0±0,6* 5,0±0,6* 70,0±1,4*;**

4. Латвийские местные козы 19,0±0,8** 9,0±0,8*; ** 6,0±0,5 ** 66,0±1,2*; ** Набольшие показатели относительного содержания T-, B- и D-лимфоцитов отмечены в молоке Альпийских и Латвийских местных коз (P0,05) по сравнению с Тюрингскими и Немецкими благородными белыми козами. Вместе с тем показатели относительного содержания T-, B- и D-лимфоцитов молока были выше в группе Тюрингских коз по сравнению с Немецкими благородными белыми козами (P0,05). Самые низкие показатели относительного содержания О-лимфоцитов в молоке отмечены в молоке Альпийских и Латвийских местных коз (P0,05). Это свидетельствует о высоком уровне клеточной защиты организма в упомянутых группах коз, в молоке которых относительное содержание высокоафинных лимфоцитов преобладает над «неактивными», рецепторы которых не реагируют на маркеры T- и B-лимфоцитов. Нарастание относительного содержания T-, B- и D-лимфоцитов сигнализирует об активации клеточной системы иммунитета, а снижение их относительного содержания – об ослаблении клеточного звена иммунитета. D-лимфоциты – высокоактивные лимфоциты, реагирующие одновременно на маркеры T - и B-лимфоцитов. O-лимфоциты – это клетки, не реагирующие на маркеры T- и B-лимфоцитов. Нарастание относительного содержания «неактивных лимфоцитов»

свидетельствует о супрессии клеточного иммунитета, в то время как снижение их относительного содержания говорит о нарастании функциональной активности показателей клеточного иммунитета.

Определение упомянутых показателей позволяет провести оценку функционального состояния клеточной системы иммунитета у коз (табл. 8).

–  –  –

Из табл. 8 видно, что более высокий показатель абсолютного содержания Т-лимфоцитов в молоке отмечен у Латвийских местных и Альпийских коз по сравнению с Тюрингскими и Немецкими благородными белыми козами. Показатель абсолютного содержания В-лимфоцитов в молоке Альпийских коз был выше, чем в группе Тюрингских коз (P0,05). Показатель абсолютного содержания D-лимфоцитов в молоке Немецких благородных белых коз выше, чем у Тюрингских коз (P0,05).

–  –  –

Из табл. 9 видно, что по фагоцитарной и лизоцимной активностям молока группы коз расположились в следующем убывающем порядке: Альпийские козы, Латвийские местные козы, Тюрингские козы и Немецкие благородные белые козы. Эти показатели отражают функциональную активность клеток неспецифической защиты организма, представляющей важное звено иммунитета. Лизоцим является одним из интегральных показателей неспецифической гуморальной защиты, представляющей одно из важнейших звеньев иммунитета.

Самый высокий показатель содержания ЦИК в молоке отмечен у Альпийских коз, где средний показатель их содержания был выше, чем во всех остальных группах. Разброс показателей не позволил выявить достоверных отличий в сравниваемых группах, тем не менее можно предполагать наличие наиболее активной гуморальной защиты именно в группе Альпийских коз. ЦИК появляются в результате взаимодействия антигенов с антителами. В здоровом организме их постепенно поглощают фагоциты (микро- и макрофаги). Однако в биологических средах организма сохраняется небольшой уровень их содержания на фоне защитной борьбы организма за постоянство своей среды.

Наибольший показатель содержания соматических клеток в молоке отмечен в группе Латвийских местных коз (табл. 10).

Т а б л и ц а 1 0. Количество соматических клеток в козьем молоке, тыс. кл./мл

–  –  –

Козы слизывали в среднем соль KNZ–100 – 1,8 г, KNZ с селеном 2,2 г и KNZ с железом 2,0 г. Крестьянское хозяйство «Lvi» за суточную дозу биологического рациона выплачивало 0,33 Ls (табл. 11).

–  –  –

Козы с удовольствием поедали корм с солью-лизунцом KNZ – стандарт, обогащенный селеном и йодом. Селен стимулирует рост, защищает от мышечных нарушений, улучшает здоровье и усиливает воздействие йода, который необходим для роста и развития коз.

Заключение. В Латвии впервые проведено сравнительное изучение различных пород коз: Альпийских коз, Немецких благородных белых коз, Тюрингских коз и Латвийских местных коз. В представленной работе использован разработанный нами ранее и впервые примененный комплекс методов, позволяющих неинвазивным путем оценивать функциональное состояние системы иммунитета коз при использовании молока в качестве объекта анализа [4]. Данный подход был выбран нами с целью проведения дифференциальной оценки четырех вышеупомянутых пород коз ввиду главенствующей роли иммунитета в росте, состоянии здоровья животных [3] и их продуктивности, определяющей эффективность использования в народном хозяйстве. В комплекс исследований вошли бихимические, цитологические и иммунологические показатели молока: относительное и абсолютное содержание иммуноцитов молока (Т-, В-, D- и О-лимфоцитов), число и функциональная активность макро- и микрофагов, а также показатели гуморальной защиты организма (лизоцим и ЦИК).

По показателям надоя группы коз расположились в следующем порядке: Альпийские козы, Латвийские местные козы, Тюрингские козы и Немецкие благородные белые козы; по содержанию жира в молоке: Латвийские местные козы, Немецкие благородные белые козы, Тюрингские козы и Альпийские козы; по содержанию протеина в молоке: Немецкие благородные белые козы, Тюрингские козы, Латвийские местные козы и Альпийские козы.

Цитологические показатели молока коз всех четырех групп находились в пределах известной физиологической нормы для коз и свидетельствовали об их здоровье. По содержанию сегментоядерных лейкоцитов группы животных располагались в следующей убывающей последовательности: Тюрингские козы, Альпийские козы, Немецкие благородные белые козы и Латвийские местные козы. По содержанию лимфоцитов: Латвийские местные козы, Немецкие благородные белые козы, Альпийские козы и Тюрингские козы. По суммарному содержанию макрофагов (моноцитов и гистиоцитов) группы расположились в следующем убывающем порядке: Альпийские козы, Латвийские местные козы, Тюрингские козы и Немецкие благородные белые козы. По абсолютному содержанию Т-лимфоцитов в молоке отмечена следующая убывающая последовательность: Латвийские местные козы, Альпийские козы, Тюрингские козы и Немецкие благородные белые козы. По абсолютному содержанию В-лимфоцитов в молоке показатели убывали следующим образом: Альпийские козы, Латвийские местные козы, Немецкие благородные белые козы и Тюрингские козы. По абсолютному содержанию D-лимфоцитов в молоке имел место следующий порядок групп животных: Немецкие благородные белые козы, Латвийские местные козы, Альпийские козы и Тюрингские козы. По абсолютному содержанию О-лимфоцитов в молоке группы показатели нарастали следующим образом: Альпийские козы, Тюрингские козы, Немецкие благородные белые козы и Латвийские местные козы.

Показатель фагоцитоза убывал в следующей последовательности: Альпийские козы, Латвийские местные козы, Тюрингские козы и Немецкие благородные белые козы. По лизоцимной активности молока: Альпийские козы, Тюрингские козы Немецкие благородные белые козы и Латвийские местные козы. По содержанию ЦИК в молоке показатели убывали в следующем порядке: Альпийские козы, Немецкие благородные белые козы, Латвийские местные козы и Тюрингские козы. Самый большой показатель содержания соматических клеток в молоке отмечен в группе Латвийских местных коз.

По результатам исследований мы предлагаем следующие выводы и рекомендации:

1. KNZ – соль в биологическая кормовой дозе улучшает переваривание и усвоение пищевых веществ, а также рост и развитие коз.

2. Добавка KNZ–соли обеспечивает коз натрием, поддерживает здоровье, увеличивает естественную защитную способность организма и способствует высокой продуктивности молока.

3. Свободный доступ к соли-лизунцу KNZ позволяет козам получить необходимое количество макроэлементов и микроэлементов, соответствующее их потребностям.

4. Анализ цитологических и иммунологических показателей молока показал, что козы всех исследованных групп были полностью здоровы и их молоко было очень высокого качества.

5. По уровню надоя молока и его качеству: химическому составу, цитологическим и иммунологическим показателям, исследуемых коз можно расположить в следующей последовательности: 1) Альпийские козы, 2) Латвийские местные козы, 3) Тюрингские козы, 4) Немецкие благородные белые козы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Г р а н т, Г. Я. Сравнительная оценка некоторых методов количественного определения лизоцима в сыворотке крови / Г. Я. Грант, Л. М. Яварковский, И. А. Блюмберга // Лабораторное дело. – 1973. – № 5. – С. 300–304.

2. Г р и ш и н а, Е. И. Одновременное выявление Т -, В - и D-розеткообразующих лимфоцитов и нулевых клеток человека / Е. И. Гришина, С. Мюллер // Бюлл. экспер. биол. – 1978. – № 4. – С. 503–506.

3. Н о в и к о в а, И. А. Клиническая иммунология и аллергология / И. А. Новикова. – Минск: Тесей, 2011. – 392 с.

4. Р е ме з, И. М. Современные подходы к изучению показателей иммунитета у коз / И. М. Ремез, С. В. Васильева, Я. Я. Спруж // Актуальные проблемы интенсивного развития животноводства: сб. научн. тр. / Белорус. гос. с.-х. академия; гл. ред. А. П. Курдеко. – Горки, 2011. – Вып. 14. Ч. 1. – С. 10–16.

5. Руководство по иммунологичским и аллергологическим методам в гигиенических исследованиях / И. Н. Федосеева [и др.]. – М.: Промедек, 1993. – 230 с.

6. G e r g e l y, P. Effect of phytohaemagglutinin and concanavalin A on human rosette-forming cells / P. Gergely, G. Scabo, B. Fokete // Experientia –1974. – Vol. 30. – № 3. – Р. 300–301.

7. R i h a, J. The use of polyethylenglycol for immune complex detection in human sera / J. Riha // Immunol. – 1979. – Vol. 16. – Р. 489.

8. P i l i e n a, K. Kazkopba Talsi / K Piliena, J. Sprs. – Jelgava: LLU, 2007. – 100 lpp.

9. S p r s, J. Kazkopbas ABC / J. Sprs. – Jelgava: LLU, 1996. – 100 lpp.

10. Sp r s, J. Latvij audzto kazu dinanas norma / J. Sprs. – Jelgava: LLU, 2005. – 16 lpp.

11. Wo t a w a, A. Eine methode zur isolierung menschlicher und tierisher lymphocyten mit ficoll-urografin / A. Wotawa, G. Klein, H. Altman // Wien. Klin. Wsch. – 1974. – № 6. – Р. 161–163.

УДК: 636.085.12

ВЛИЯНИЕ ХРОМА

НА ПЕРЕВАРИМОСТЬ ПИТАТЕЛЬНЫХ ВЕЩЕСТВ И ПРОДУКТИВНЫЕ КАЧЕСТВА

СВИНОМАТОК БЕЛОРУССКОЙ ЧЕРНО-ПЕСТРОЙ ПОРОДЫ

Т. А. ЮДИНА, О. Г. ЦИКУНОВА

–  –  –

Резюме. Проанализированы коэффициенты переваримости питательных веществ рациона и баланс азота у супоросных свиноматок при введении в их рацион хрома в дозе 15 мг, 20, 25 и 30 мг на 1 кг сухого вещества. Под влиянием данного микроэлемента повышается переваримость питательных веществ рациона, улучшается баланс азота. Включение в комбикорма для свиноматок добавок хрома оказывает благоприятное влияние не только на течение различных биохимических процессов в организме, но и на их репродуктивные качества. Таким образом, данные опыта позволили выявить положительное влияние хрома на изучаемые показатели и установить оптимальную дозировку хрома. Наиболее эффективной дозировкой является 20 мг/кг сухого вещества рациона.

Ключевые слова: хром, переваримость, азот, поросята, воспроизводительные качества, сохранность молодняка.

Symmary. Digestibility coefficients analyzed nutrient intake and nitrogen balance in pregnant sows when introduced into their diet chromium at 15 mg, 20, 25 and 30 mg per 1 kg of dry matter intake. Under the influence of selenium increases the nutrient digestibility of the diet, improves nitrogen balance. Inclusion in feed for sows chromium supplementation has a beneficial effect not only on the course of various biochemical processes in the body, but also on their reproductive quality. Thus, the experimental data revealed is a positive effect of chromium on the studied parameters and establish the optimal dose of chromium. Most of the effective dose is 20 mg/kg of dry matter intake.

Key words: chromium, digestibility, nitrogen, pigs, reproductive quality, safety of young.

Введение. Основным условием интенсивного ведения свиноводства является организация сбалансированного полноценного кормления, удовлетворяющего потребность свиней в питательных веществах при определенном физиологическом состоянии и уровне продуктивности. Наиболее актуальными, с этой точки зрения, представляются исследования, направленные на повышение переваримости кормов, а следовательно, и эффективности использования питательных веществ рациона. Достижение данного результата возможно лишь при оптимизации качественно-количественных соотношений между компонентами корма [1, 6].

Анализ источников. На течение и уровень пищеварительных и обменных процессов в организме влияют многие факторы, в том числе и структура рациона, ее сбалансированность по витаминноминеральному составу. Среди факторов питания большое значение имеют минеральные вещества, в том числе и хром. Микро- и макроэлементы не участвуют в энергетическом обмене организма, но управляют процессами обмена веществ, поддерживают физическую и химическую целостность клееток и тканей путем сохранения характерных биоэлектрических потенциалов. Микроэлементам принадлежит основная роль в активности необходимых для жизни ферментных процессов [2, 4].

Применение различных биологически активных веществ в рационах животных сопровождается их ответной реакцией в виде роста продуктивности, которая зависит от степени ретенции питательных веществ рациона. Высокий обмен веществ в организме свиноматок требует высокой утилизации питательных веществ рациона [3].

Научные исследования и практика показывают, что дефицит или избыток минеральных веществ, а также неправильное их соотношение в рационах приводят к нарушению обменных процессов в организме, снижению интенсивности процессов пищеварения и использования питательных веществ кормов, что вызывает торможение роста и развития животных, снижение продуктивности, плодовитости, вызывает заболевания и падеж, ухудшает качество продукции, в результате чего народному хозяйству наносится значительный экономический ущерб [5]. Минеральные вещества должны поступать в организм в оптимальном количестве и соотношении в строгом соответствии с потребностями животных [8].

Цель работы – выявить оптимальный уровень скармливания хрома (сернокислого (III), 6-водного) в комбикормах для свиноматок и его влияние на переваримость питательных веществ, баланс азота.

Материал и методика исследований. Для определения переваримости супоросными свиноматками питательных веществ комбикормов с добавками в их состав сернокислого хрома в условиях КУСП «Племзавод Ленино» Горецкого района Могилевской области проводились балансовые опыты согласно методическим указаниям А. И. Овсянникова [7].

Одновременно с изучением переваримости питательных веществ рациона нами изучался обмен азота.

Для опыта на 85–90-й день супоросности по принципу аналогов было сформировано 5 групп свиноматок по 4 головы в каждой (табл. 1).

–  –  –

При подборе маток в подопытные группы учитывалась породность, возраст, живая масса и время случки. Животные всех групп были помещены в индивидуальные станки, конструктивные особенности которых позволяют вести индивидуально сбор кала, мочи и также учитывать задаваемые корма.

Кормили каждое животное из индивидуальной кормушки полнорационными комбикормами рецепта СК–1Б, сбалансированными по питательным веществам в соответствии с детализироваными нормами кормления. Свиноматкам контрольной группы скармливали стандартный комбикорм СК–1Б, а животным опытных групп в состав комбикорма дополнительно включали 15 мг, 20, 25 и 30 мг сернокислого хрома на 1кг сухого вещества рациона соответственно. Суточные дачи корма были заранее взвешены на весь период опыта. Кормление свиноматок осуществляли два раза в сутки. Рацион кормления животных был одинаковым и не менялся в течение предварительного и учетного периодов. В период обменного опыта животные съедали дневной рацион полностью.

В предварительный период опыта производилось наблюдение за аппетитом, поедаемостью кормов и состоянием здоровья животных. За время учетного периода было проведено круглосуточное дежурство. Ежедневно, в учетный период от каждого животного тщательно собирались пробы кала и мочи (в отдельные бутылки с притертыми крышками и консервировались 5 %-ным раствором соляной кислоты из расчета 10 мл на 100 г выделений). Пробы кала и мочи на протяжении опыта хранились в холодильнике, при температуре 2–3 0С.

За весь период опыта количество кала и мочи от каждого животного, а также количество съеденного комбикорма фиксировались в специальном журнале.

При изучении кала и мочи в них определяли сухое вещество, сырую золу, сырой протеин, сырой жир, сырую клетчатку, а в моче – общее содержание азота. Содержание органического вещества и безазотистые экстрактивные вещества определяли расчетным путем.

Химические анализы кормов и продуктов выделения проводили по общепринятым методикам в «Общеакадемической учебно-научной, химико-экологической лаборатории» УО «Белорусская государственная сельскохозяйственная академия».

Результаты исследований и их обсуждение. С целью обеспечения высокой плодовитости свиноматок и получения от них хорошо развитых, здоровых, крепких и выровненных по массе поросят супоросных свиноматок необходимо снабдить всеми необходимыми питательными веществами.

Для кормления супоросных свиноматок всех групп использовали комбикорм рецепта СК–1Б с той лишь разницей, что свиноматки опытных групп с ежедневным рационом дополнительно потребляли 15 мг, 20, 25 и 30 мг на 1 кг сухого вещества рациона. Необходимо отметить, что в 15 мг хромовой добавки содержалось 3,12 мг чистого хрома, в 20 мг – 4,16 мг; в 25 мг – 5,20 мг; в 30 мг – 6,24 мг.

В состав комбикорма СК–1Б включались, %: ячмень – 38,0; овес – 16,0; тритикале – 13,2; отруби пшеничные – 10,0; пшеница – 9,0; шрот рапсовый – 5,0; мясокостная мука – 4,0; дрожжи кормовые – 2,74; мел – 0,5; соль – 0,45; монокальций фосфат – 0,1; L-лизинмонохлорид – 0,01; премикс КС–1–1,0.

Питательность 1 кг комбикорма – 11,5 МДж ОЭ, содержание сырого протеина – 130,9 г.

В основном рационе супоросных свиноматок энерго-протеиновое отношение составляло 115,4 кДж на 1 г переваримого протеина. Аминокислотная питательность основного рациона по лизину соответствовала 5,04 % лизина к сырому протеину и 0,80 % к сухому веществу. Соотношение лизин: метионин+ цистин : треонин : триптофан в основном рационе составило 1:0,55:0,65:0,26, кальция к фосфору – 1:0,79.

При организации кормления подсосных маток следует иметь в виду, что такие свиноматки должны иметь достаточное количество молока хорошего качества, в частности богатого витаминами и минеральными веществами, которые необходимы растущим поросятам.

Для кормления подсосных свиноматок контрольной группы использовали комбикорм рецепта СК–10Б.

Свиноматкам опытных групп скармливали аналогичные по питательности и составу комбикорма, в которые дополнительно включали сернокислый хром в тех же дозах, что и супоросным. За 3–5 дней перед опоросом и в первую неделю после опороса уровень кормления свиноматок был ограничен.

В состав комбикорма СК–10Б включались, %: ячмень – 42,5; тритикале – 15,0; кукуруза кормовая – 14,9; отруби пшеничные – 7,0; шрот подсолнечный – 7,0; шрот соевый – 6,6; дрожжи кормовые – 2,0;

мука мясокостная – 2,0; трикальцийфосфат– 0,8; мел – 0,8; соль – 0,4; премикс КС–2 – 1,0. Питательность 1 кг комбикорма – 12,1 МДж ОЭ, содержание сырого протеина – 160,4 г.

В основном рационе свиноматок энерго-протеиновое отношение составляло 89,5 кДж на 1 г переваримого протеина. Аминокислотная питательность основного рациона по лизину равнялась 4,28 % лизина к сырому протеину и 0,79 % к сухому веществу.

Соотношение лизин: метионин+цистин :

треонин : триптофан в основном рационе составило 1:0,72:0,82:0,25, кальция к фосфору – 1:0,79.

Перевариваемость является очень важным показателем кормовой ценности корма. Результаты изучения влияния различных дозировок хрома на переваримость питательных веществ отражены на рис. 1.

–  –  –

Проведение балансового опыта на супоросных свиноматках позволило установить, что при использовании хрома повысились коэффициенты переваримости питательных веществ, в том числе по абсолютной разнице в сравнении с контрольной группой: сухого вещества на 2,4–5,2 %; органического вещества – на 0,96–3,96 %; сырого протеина – на 0,86–3,03 %; сырого жира – на 0,87–3,24 %; сырой клетчатки – на 1,83–2,83 % и БЭВ – на 2,34–4,04 %.

На основании учета потребляемых кормов, сбора кала, мочи и последующих химических анализов и математической обработки полученных данных были определены показатели, представленные в табл. 2.

–  –  –

Отложение азота в опытных группах (вторая 23,7 г; третья – 25,2 г; четвертая – 24,5 г и пятая – 23,4 г) было выше, чем в контроле (21,8 г). Процент использования азота от принятого и переваримого в опытных группах превосходил показатели свиноматок контрольной группы. Лучшие показатели по балансу азота имели свиноматки третьей опытной группы, у которых процент использования азота от принятого составил 36,84 %; от переваримого – 47,6 %.

Многоплодие свиноматок – один из важнейших показателей, характерных для данного вида животных. Под многоплодием понимается количество живых поросят при рождении. Свиноматки в среднем дают по 10–12 поросят на опорос. Известен случай, когда одна свиноматка принесла 36 поросят. Другими словами, потенциал для получения большего количества поросят есть. С этой целью нами выявлено влияние различных дозировок хрома на эндокринный статус у свиноматок в периоды отъем-случка и глубокосупоросность.

Так, данные представленные на рис. 2, показывают, что самое высокое многоплодие (11,0 голов) регистрируется у свиноматок третьей группы, получавших оптимальную дозу хрома (20 мг/кг сухого вещества рациона). Снижение (15 мг/кг сухого вещества) или повышение (25 и 30 мг/кг сухого вещества) этого уровня во второй, четвертой и пятой опытных группах приводит к уменьшению их многоплодия на 0,4; 0,3 и 0,9 голов соответственно в сравнении с третьей группой. Таким образом, количество живых поросят в контрольной группе составило 10,1 голов; во второй, третьей, четвертой и пятой опытных группах – 10,6.; 11,0; 10,7; 10,1 голов соответственно.

12,0 11,0 10,0 9,0 11,0 10,7 10,6 10,6 9,9 10,1 10,1 8,0 10,1 9,3 9,2 7,0

–  –  –

Характеризуя данные по количеству поросят в гнезде при отъеме, можно отметить, что у свиноматок опытных групп их было на 0,1–1,4 поросенка больше, чем в контроле. Так, количество поросят при отъеме в контрольной группе составило 9,2 головы, во второй, третьей, четвертой и пятой опытных – 9,9; 10,6; 10,1; 9,3 голов соответственно. В процентном выражении сохранность поросят в контрольной группе составила 91,1 %, в то время как в опытных – 92,1–96,4 % (рис. 3).

–  –  –

Наряду с многоплодием следует учесть и крупноплодность поросят. В табл. 3 представлены данные об изменении живой массы поросят в подсосный период.

Рассматривая цифровой материал данной таблицы, мы видим, что масса одного поросенка при рождении, в опытных группах, была выше на 10–70 г, чем в контрольной группе (1,14 кг). При этом большая живая масса характерна для поросят третьей опытной группы – 1,21 кг. За 21 день мы наблюдаем изменения в приросте живой массы у животных. Так, живая масса поросят опытных групп составила: вторая группа 4,92 кг; третья – 5,10 кг; четвертая – 4,99 кг и пятая – 4,90 кг, в то время как поросята контрольной группы имели живую массу 4,91 кг.

–  –  –

Анализ данных об изменении живой массы за весь подсосный период показывает, что средняя живая масса поросенка к отъему в контрольной группе составила 12,30 кг, а в опытных – 12,43–13,14 кг.

При этом следует отметить, что животные третьей группы, в рацион которых вводился хром в дозировке 20 мг на 1 кг сухого вещества рациона, имели наибольшую живую массу, которая составила 5,10 кг в 21 день и 13,14 кг в период отъема (42 дня).

Заключение. Полученные в опыте данные свидетельствуют о том, что оптимальный уровень хрома в рационе составляет 20 мг на 1 кг сухого вещества рациона, так как именно эта дозировка существенно способствует лучшему использованию питательных веществ, увеличению плодовитости – 11,0 голов; средней живой массы поросенка при рождении – 1,21 кг; живой массы поросенка в 21 день – 5,10 кг; массы одной головы при отъеме (42 дня) – 13,14 кг; сохранности поросят за подсосный период – 96,4 %.

ЛИТЕРАТУРА

1. В и ш н я к о в, С. И. Обмен микроэлементов у сельскохозяйственных животных / С. И. Вишняков. – М.: Колос, 1967. – 256 с.

2. Г е о р г и е в с к и й, В. И. Минеральное питание животных / В. И. Георгиевский, Б. Н. Анненков, В. Т. Самохин, – М.:

Колос, 1979. – 470 с.

3. К а л ь н и ц к и й, Б. Д. Минеральные вещества в кормлении животных / Б. Д. Кальницкий. – Л.: Агропромиздат, 1985. – 207 с.

4. К л и ц е н к о, Г. Т. Минеральное питание сельскохозяйственных животных / Г. Т. Клиценко. – Киев: Урожай, 1980. – 166 с.

5. К о в а л ь с к и й, В. В. Применение микроэлементов в кормлении сельскохозяйственных животных / В. В. Ковальский. – М.: Колос, 1964. – 188 с.

6. К уз н е ц о в а, Т. С. Контроль полноценности минерального питания / Т. С. Кузнецова, С. Г. Кузнецов // Зоотехния. – 2007. – № 8. – С. 10–15.

7. О в с ян н и к о в, А. И. Методика изучения переваримости питательных веществ корма, баланс азота и минеральных веществ у свиней / А. И. Овсянников. – М.: ВНИЭСХ, 1967. – 42 с.

8. Оптимизация минерального питания сельскохозяйственных животных / В. А. Кокорев [ и др.]. // Зоотехния. – 2004. – № 7. – С. 12–16.

УДК 619:613.31

КАЧЕСТВО ПИТЬЕВОЙ ВОДЫ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СЕЗОНА ГОДА

А. М. СУББОТИН, М. В. МЕДВЕДСКАЯ

–  –  –

Резюме. В статье представлены результаты исследований качества воды по сезонам года. Установлено влияние животноводческого объекта на физико-химические, биологические показатели воды.

Ключевые слова: вода, качество воды, сезон года, животноводческий объект, колодцы.

Summary. The paper presents the results of research into water quality according to year season. Effect of livestock-rearing farm on physiochemical and biological parameters of water has been determined.

Key words: water, water quality, year season, livestock facilities, water wells.

Введение. Двадцать первое столетие характеризуется интенсивным ростом населения Земли, развитием урбанизации. Развитие промышленности, транспорта, энергетики, индустриализация сельского хозяйства привели к тому, что антропогенное воздействие на окружающую среду приняло глобальный характер [7, 8]. В открытые водоемы загрязнители поступают главным образом путем смыва их талыми и дождевыми водами (с поверхностным стоком), а также подземных инфильтраций атмосферных осадков, поливных и других вод с грунтовым потоком, гидрологически связанным с водоемами [7]. Некоторые химические вещества, содержащиеся в стоках, способны вызывать отравление рыб или повышать восприимчивость их к болезням. Твердые химически нейтральные частицы действуют на рыб механически, прилипая к жабрам и плавникам. Чрезмерная концентрация взвешенных веществ в воде мешает развитию икры и личинок, ограничивает количество корма для рыб и отрицательно влияет на их движение и миграцию. Оседание твердых частиц на дне водоема создает благоприятные условия для развития микроорганизмов, в том числе возбудителей инфекций и инвазий [2, 3].

Известно, что природные воды являются естественной средой обитания различных микроорганизмов.

Одновременно там могут обитать бактерии, водоросли, простейшие, черви и другие организмы. Наиболее распространены в воде бактерии. Они образуют устойчивые взвеси из-за содержания в их организмах около 85 % влажности, которая приближает их по плотности к воде. Наибольшее количество этих микроорганизмов находится на глубине 5–20 м. Причем бактерий в воде больше с мая по июль [5].

Анализ источников. При поении животных недоброкачественной загрязненной водой может возникнуть ряд инфекций и инвазий. Чаще водным путем могут распространяться возбудители желудочно-кишечных заболеваний (патогенные сероварианты кишечной палочки, сальмонеллы, энтеровирусы и др.). К водным инфекциям относятся лептоспирозы и туляремия. Кроме того, водным путем могут распространяться возбудители сибирской язвы, эмфизематозного карбункула, бруцеллеза, пастереллеза, рожи и чумы свиней. Загрязненная стоками вода может стать причиной заболевания животных туберкулезом и паратуберкулезом [6].

Водные источники играют большую роль в распространении инфекций и инвазий. Однако водный путь передачи патогенных микроорганизмов и паразитов до настоящего времени недостаточно изучен [7].

В распространении возбудителей болезней с водой основная роль принадлежит открытым водным источникам, особенно малопроточным, так как в них слабо выражены процессы самоочищения. Водоисточники не являются естественной средой обитания возбудителей инфекций и инвазий сельскохозяйственных животных и человека, хотя условия для сохранения патогенных организмов более благоприятны в воде, чем в почве окружающей среды. Имеются данные о том, что некоторые патогенные микроорганизмы способны размножаться в водоемах [2, 3].

Выживаемость патогенных микроорганизмов и инвазий в воде в значительной степени зависит от интенсивности различных процессов самоочищения водоемов. Дальность и скорость распространения инвазий в подземных водах зависят от условий загрязнения, фильтрации и скорости их потока, адсорбционной способности микроорганизмов и почвогрунтов, морфологических (величины) и биологических (выживаемости) особенностей микроорганизмов [4].

C переводом животноводства на интенсивный путь развития в зонах промышленного животноводства обострилась угроза загрязнения поверхностных и подземных вод навозом [1].

Качество поверхностных и подземных вод изменяется под воздействием сбрасываемых стоков и вследствие выноса загрязняющих веществ с урбанизированных и сельскохозяйственных территорий, а также загрязненности выпадающих осадков и поступления загрязняющих веществ с территорий сопредельных государств (трансграничный перенос). Суммарное влияние рассредоточенных источников равно, а в отдельных случаях превышает нагрузку от сосредоточенных источников загрязнения [7].

Цель работы – установить качество питьевой воды в зависимости от сезона года в условиях животноводческого объекта и влияние данного объекта на ее загрязненность близлежащих водоисточников.

Материал и методика исследований. Представленные материалы получены на основе собственных исследований, выполненных на кафедре зоологии УО «Витебская ордена «Знак Почета» государственная академия ветеринарной медицины» и в условиях животноводческой фермы для крупного рогатого скота.

Для проведения мониторинга водных объектов в районе животноводческой фермы исследовали питьевую воду: на ферме, в колодцах на расстоянии 0,5 и 1,0 км от фермы.

Результаты исследований и их обсуждение. Установлено, что органолептические свойства питьевой воды в исследуемых источниках менялись в зависимости от сезона года и местоположения источника.

Запах воды, взятой на ферме, в осенний период составлял 1,65±0,05 балла, в колодце 0,5 км от фермы – 1,0±0,03 балла, что в свою очередь в 1,6 раза ниже, чем на животноводческой ферме. В воде колодца, находящегося на расстоянии 1,0 км от фермы, этот показатель соответствовал 0,8±0,04 балла, что в 2 раза ниже, чем в условиях фермы.

В зимний период запах в исследуемых источниках отсутствовал. Весной отмечалось усиление запаха. В воде фермы этот показатель был на уровне 0,5±0,02 балла. В воде из колодца в 0,5 км от фермы – 0,6±0,07, что незначительно выше, чем на ферме. В колодце на расстоянии 1,0 км от фермы запах был 0,2±0,05 балла. В летний период исследований запах воды усилился. В воде водопровода фермы этот показатель находился на уровне 1,0±0,09 балла, а в колодце на расстоянии 0,5 км от фермы был ниже, чем в воде животноводческой фермы на 0,2±0,03 балла. В воде колодца в 1,0 км от фермы запах составлял 0,5±0,03 балла, что в 2 раза ниже, чем на ферме.

Окисляемость воды дает представление только о количестве находящихся в ней легкоокисляющихся веществ и в норме составляет 5 мг О2 на 1 литр воды. Результаты исследования водных источников показали изменение окисляемости по сезонам года. Установлено, что окисляемость воды в осенний период на животноводческой ферме составляла 4,4±0,83 мг/л. Зимой окисляемость оставалась на этом же уровне (4,4±0,83 мг/л). Весной отмечен рост этого показателя до 5,2±0,86 мг/л, что на 4 % выше нормы. В летний период исследований окисляемость воды незначительно возросла и составила 5,3±0,94 мг/л.

Анализ проб воды из колодца, находящегося на расстоянии 0,5 км от фермы, показал, что окисляемость в осенний период составляла 5,0±0,26 мг/л, зимой этот показатель вырос на 10,0 % (5,5±0,24 мг/л). В весенний период окисляемость в данном источнике возросла на 9,1 % и соответствовала 6,0±0,69 мг/л, а летом продолжала увеличиваться до 6,2±0,71 мг/л. Окисляемость воды в колодце в 1,0 км от фермы в осенний период исследований составляла 4,5±0,84 мг/л. Зимой этот показатель возрос на 11,1 % и соответствовал 5,0±0,21, весной возрос до 5,2±0,63 мг/л. Самые высокие показатели окисляемости установлены в данном колодце в летний период (5,4±0,18 мг/л).

Концентрация аммонийного азота в воде зависит от сезона года. Так, в осенний период в воде животноводческой фермы уровень его составлял 0,08±0,006 мг/л, зимой отмечалось снижение на 12,5 % (0,07±0,005 мг/л). Весной содержание аммонийного азота в воде комплекса находилось на уровне 0,06±0,002 мг/л, а в летний период исследований возрастало до 0,09±0,004 мг/л, что на 50 % выше, чем весной. В воде из колодца, расположенного на расстоянии 0,5 км от фермы, содержание аммонийного азота в осенний период составляло 0,06±0,004 мг/л. Зимой наблюдалось снижение этого показателя до 0,05±0,008 мг/л. В весенний период исследований в воде колодца концентрация аммонийного азота составляла 0,07 мг/л, а к лету снижалась до 0,065 мг/л. В пробах воды из колодца, находящегося на расстоянии 1,0 км от фермы, количество аммонийного азота в осенний период составляло 0,05±0,006 мг/л, зимой не было отмечено изменения этого показателя (0,05±0,007 мг/л). При исследовании воды в этом источнике весной установлено увеличение концентрации аммонийного азота на 20,0 % по сравнению с осенью и зимой (0,06±0,002 мг/л). В летний период наблюдается его снижение до 0,06±0,007 мг/л.

Определение содержания нитритов показало, что в осенний период в воде животноводческой фермы их количество составляло 1,12±0,007 мг/л. В зимний период отмечался незначительный рост этого показателя на 0,1 % (1,13±0,004 мг/л). Весной количество нитритов достигло максимума (3,810±0,002 мг/л), а летом уменьшилось и составило 3,21±0,004 мг/л. Количество нитритов в колодце в 0,5 км от фермы в осенний период соответствовало 1,54±0,009 мг/л, зимой наблюдалось снижение этого показателя до 1,44±0,006 мг/л. В весенний период исследований отмечалась наиболее высокая концентрация нитритов – на 69,7 % выше, чем зимний период (2,441±0,0082 мг/л). Летом было зарегистрировано их снижение – 2,137±0,0019 мг/л. Самые низкие показатели содержания солей азотистой кислоты установлены в колодце на расстоянии 1,0 км от фермы. Так, в осенний период они составляли 1,427±0,0014 мг/л, зимой оставались на том же уровне (1,426±0,0082 мг/л), а в весенний период возросли до 2,030±0,0014 мг/л. Летом наблюдался спад на 21,0 % по сравнению с весенними показателями (1,603±0,0082 мг/л).

Анализ источников воды на наличие нитратов показал, что их количество нестабильно на протяжении исследований и зависит от сезона года. Содержание нитратов в воде – это индикатор загрязнения её органическими веществами. Гигиенические нормы допускают содержание нитратов в воде не более 45 мг/л. Установлено, что содержание нитратов в воде фермы в летне-осенний период составляло 39,0 мг/л. Зимой отмечено снижение этого показателя на 5,4 %, а в весенний период исследований количество нитратов в воде возросло на 2,7 % (38,0±1,03 мг/л). Самое высокое количество нитратов в воде колодца, расположенного в 0,5 км от фермы, установлено в летний период (36,0±0,17 мг/л).

Осенью этот показатель снизился на 2,8 % и составлял 35,0±0,04 мг/л. На этом же уровне он оставался и весной, а в зимний период исследований снизился на 13 % (31,0±0,87 мг/л). Самые низкие показатели нитратов установлены в питьевой воде из колодца, расположенного на расстоянии 1,0 км от фермы. В зимний период количество их составляло 23,0±0,48 мг/л, затем отмечался рост этого показателя на 2,6 % и продолжалось увеличение концентрации нитратов в летний период исследований на 3,4 %. Осенью этот показатель снизился на 20 % (до 25,0±0,19 мг/л).

Большую озабоченность у экологов вызывает микробиологическая загрязненность водных источников в районах животноводческих объектов. Нами установлена зависимость уровня загрязнения от сезона года и степени удаленности источников воды от животноводческой фермы. Исследование воды на ферме в осенний и зимний период показало, что термотолерантные колиформные бактерии отсутствуют в исследуемой пробе.

В весенний период отмечено наличие термотолерантных колиформных бактерий – 1,30±0,052.

Максимальный показатель установлен в летний период исследований – 1,78±0,141 КОЕ в 1 см3, что на 37 % выше, чем весной.

Исследование воды из источника на расстоянии 0,5 км от фермы показало, что количество колиформных бактерий не превышало допустимых пределов в зимний и осенний периоды. Однако отмечен рост бактерий в питьевой воде колодца в весенний период (до 0,65±0,084), а максимум зарегистрирован летом – 1,10±0,1076 КОЕ в 1 см3, – что на 69,2 % выше, чем в этом же источнике весной.

Количество термотолерантных колиформных бактерий в питьевой воде колодца в 1,0 км от фермы в осенне-зимний период находилось в допустимых пределах. Весной этот показатель возрастал до 0,21±0,051 КОЕ в 1 см3, а летом еще на 47,6 % (0,31±0,082 КОЕ в 1 см3 воды).

Анализ воды на присутствие в ней общих колиформных бактерий показал, что питьевая вода животноводческой фермы не соответствует нормативным требованиям на всем протяжении исследований. Согласно нормативу, общие колиформные бактерии не должны находиться в воде. Так, в осенний период их количество составило 2,30±0,003 КОЕ. В зимний период исследований этот показатель был 2,00±0,001. Затем отмечен рост общих колиформных бактерий в воде весной до 11,42±0,141.

Наибольшее количество бактерий зарегистрировано в питьевой воде комплекса летом – 13,05±0,121 КОЕ в 1 см3 воды. Количество общих колиформных бактерий в воде из колодца, расположенном на расстоянии 0,5 км от фермы, превышало допустимые пределы во все периоды года. Так, осенью их количество сос-тавляло 7,50 КОЕ в 1 см3 воды, весной установлено повышение, а летом уровень достигал 11,02 КОЕ. Питьевая вода колодца, находящегося на расстоянии 1,0 км от фермы, по содержанию общих колиформных бактерий не соответствовала гигиеническому нормативу. Весной в воде источника количество бактерий составило 10,14±0,051 КОЕ в 1 см3 воды, в летний период исследований численность несколько снизилась (9,46±0,032 КОЕ в 1 см3 воды).

При анализе показателей общего микробного числа установлено, что они находились в пределах нормы (50 колоний образующих единиц в 100 см3) в воде колодцев независимо от сезона года, а в пробах воды на ферме превышение норматива отмечено в весенне-летний период. Исследование содержания общего микробного числа в воде животноводческой фермы весной показало, что содержание бактерий составляло 52,2±1,26 КОЕ в 1 см3, это на 4,4 % выше норматива. В воде колодца в 0,5 км от фермы этот показатель соответствовал 30,4±1,09, в колодце на расстоянии 1,0 км от фермы – 25,2±1,14 КОЕ. Отмечался дальнейший рост общего микробного числа летом. На ферме он составлял 60,3±2,81 КОЕ, что в свою очередь выше норматива на 20,6 % и в 2,2 раза больше, чем в воде колодца, расположенного на расстоянии 1,0 км от фермы, где содержание микроорганизмов составляло 28,0±4,18 КОЕ в 1 см3. В колодце на расстоянии 0,5 км от фермы показатель общего микробного числа в этот период находился на уровне 33,2±1,29 ед. в 1см3. Осенью установлено снижение количества бактерий во всех источниках. На животноводческой ферме оно составляло 40,1±6,11ед., а в колодце в 0,5 км от фермы – 18,4±4,08 КОЕ в 1см3. В воде из колодца, находящегося в 1,0 км от фермы, уровень общего микробного числа находился в пределах 20,0±1,97 КОЕ в 1см3. Дальнейшее снижение этого показателя зарегистрировано и зимой. Количество бактерий в воде колодцев, расположенных в 0,5 и 1,0 км от фермы, составляло 15,0. На ферме содержание общего микробного числа в воде в зимний период исследований установлено на уровне 35,1±5,08 КОЕ в 1см3. Качество воды по микробиологическим показателям улучшалось по мере удаления от комплекса (колодцы 0,5 и 1,0 км от фермы).

Количество общих колиформных бактерий по отношению к санитарно-гигиеническим нормам было выше в воде колодца в 0,5 км от фермы в 6,8 раза в весенний период и в 1,3 раза – в летний. Количество термотолерантных колиформных бактерий также было выше в воде колодца, расположенного в 1,0 км от фермы, в весенний период в 1,5 раза и в 1,3 раза летом. В воде колодца в 1,0 км от фермы эти показатели оказались ниже, чем на ферме и в колодце, находящемся на расстоянии 0,5 км от фермы.

Это свидетельствует о том, что колодезные воды инфицируются сточными водами, которые легко попадают туда через песчаные почвы в весенний и летний периоды.

Заключение. Анализ полученных данных показывает, что качество питьевой воды на животноводческой ферме значительно ниже по сравнению с источниками, находящимися в удалении от нее.

Близость животноводческой фермы способствует снижению качества воды на территории самого животноводческого объекта и в ближайших водоисточниках.

ЛИТЕРАТУРА

1. А б б о уд, Д. Контроль за качеством воды в водоисточниках / Д. Аббоуд // Проблемы гигиены с./х. животных в условиях интенсивного ведения животноводства: мат. Межд. науч.-практ. конференции по зоогигиене, посвященной 70-летию кафедры зоогигиены: Витебск, 23–24 октября 2003. – Витебск, 2003. – С. 35–37.

2. Б р и л о, И. В. Качество питьевой воды и здоровье животных / И. В. Брило, А. Ф. Трофимов, Н. А. Садомов // Ученые записки. – Витебск, 2007. – Т. 43. – Вып. 1. – С. 39–42.

3. Качество питьевой воды – активная составляющая здоровья и продуктивности животных / В. В. Богомолов [и др.] // Практик. – 2005. – № 7–8. – С. 34–39.

4. Міжнародны экалагічны досвед і яго выкарыстанне на Беларусі / сб. навук. арт. пад агул. рэд. У. К. Слабіна. – Віцебск, 2003. – С. 275.

5. О микробиологическом критерии эпидемических водных вспышек острых кишечных инфекций / С. Г. Позин [и др.] // 4 Междунар. конгресс «Вода: экология и технология». – М., 2000. – С. 76–78.

6. С а в е н о к, А. Ф. Основы экологии и рациональное природопользование / А. Ф. Савенок, Е. И. Савенок. – Минск: СерВит, 2004. – С. 42–49.

7. С т е п а н о в с к и х, А. С. Прикладная экология: Охрана окружающей среды / А. С. Степановских. – М.: ЮНИТИ, 2003. – 751 с.

8. Тр о ф и мо в, А. Ф. Вода: уникальный дар природы / А. Ф. Трофимов // Наше сельское хозяйство. – 2011. – № 10. – С. 80–83.

2. ВЕТЕРИНАРНАЯ МЕДИЦИНА УДК 639.32.091

МАСШТАБЫ РАСПРОСТРАНЕНИЯ АНИЗАКИДОЗА

У РАЗЛИЧНЫХ ВИДОВ ПРОМЫСЛОВЫХ РЫБ, РЕАЛИЗУЕМЫХ

В ТОРГОВОЙ СЕТИ БЕЛАРУСИ

Е. Л. МИКУЛИЧ

–  –  –

Резюме. Приведены результаты исследования более 20 видов морских рыб (сельдь атлантическая, мойва, салака, терпуг, килька, камбала, аргентина, скумбрия, хек, минтай, треска, сайра, морской окунь, голец, корюшка, сайка, сельдь-иваси, кефаль, масляная рыба, горбуша и кальмар) на предмет обнаружения личиночных стадий анизакид. В процессе исследований определены экстенсивность и интенсивность инвазии данных видов рыб, проведена оценка жизнеспособности личинок.

В результате проведенных исследований было установлено, что личинками анизакид с различной степенью экстенсивности и интенсивности инвазии поражены практически все виды рыб. У салаки, кильки, кефали, камбалы и масляной рыбы личинки анизакид не обнаружены.

Ключевые слова: морская рыба, паразиты, анизакиды, экстенсивность инвазии, интенсивность инвазии.

Summary. The paper presents the results of investigation into over 20 species of sea fish (Atlantic herring, capelin, Baltic herring, greenling, sprat, flounder, argentines, mackerel, hake, walleye pollack, cod, saury, ocean perch, char, smelt, polar cod, sardine, mullet, butterfish, humpback salmon, squid) in order to find larval anisakis. In the course of investigation extensity and intensity of invasion of the given fish species were determined; larva viability analysis and assessment were conducted. As a result, it has been established that practically all species of fish are affected with larval anisakis to a varying degree of extensity and intensity.

Larval anisakis were not found in Baltic herring, sprat, mullet, flounder, and butterfish.

Key words: sea fish, parasites, anisakis, extensity of invasion, intensity of invasion.

Введение. В последние годы на рынке Республики Беларусь значительно расширился ассортимент морской рыбы. В республику морская рыба (более 20 тонн в год), относящаяся к семействам сельдевых, скорпеновых, тресковых, скумбриевых, ставридовых, лососевых и других, поступает из бассейнов Атлантического, Северного Ледовитого и Тихого океанов в мороженом виде, а также в виде консервов, пресервов и другой продукции. Основными экспортерами мороженой рыбы в Беларусь являются: Россия, Норвегия, страны Балтии, Дания, Испания, Великобритания, Исландия, США, Канада, страны Латинской Америки и Индокитай. Около 50 % всего импорта мороженой рыбы составляют поставки из России. Сейчас российский экспорт на 90 % представлен дешевой мороженой рыбой (камбала, путассу, сельдь, лимонема и др.) (рис. 1) [8].

Р и с. 1. Структура импорта рыбы в Беларусь по странам-экспортерам в 2009 г.

Более 80 % рыбы в Беларусь поставляется десятью крупнейшими импортерами: СП «Санта Бремор», ГТПУП «Белрыба», СП «Санта Импэкс Брест», ОДО «Виталюр», ООО «Белвнешрыбторг», КПУП «Минскрыбпром», ОДО «Витебскрыба», ООО «Аквапром-ресурс», ТЧУП «Белкоопвнешторг Белкоопсоюза» и ООО «Евроторг». Почти четверть от всего этого объема приходится на «Белрыбу».

Анализ источников. По данным ООН, население планеты потребляет около 110 миллионов тонн рыбы в год. Это примерно 16,7 килограмма на душу населения. Больше всего рыбы потребляют в Японии (60 килограммов на человека в год). В Северной Америке съедают по 24 килограмма рыбы и морепродуктов, а в Европе – по 21 килограмму. За последние десять лет потребление рыбы в Беларуси увеличилось более чем вдвое. На среднестатистического жителя страны приходится по 18–20 килограммов в год. 93 % потребляемой в стране рыбы приходятся на рыбу мороженую [6, 8].

Потребление океанической и морской рыбы должно отвечать определенным критериям безопасности, в то время как экспортеры гарантируют только соблюдение органолептических показателей, не давая информации о паразитологической ситуации с поставляемой продукцией.

Рыба, поступающая из естественных угодий, не может быть не заражена различными видами паразитов, поэтому большинство рыбной морской продукции несет на себе тех или иных паразитов.

Впрочем, случаев обнаружения живых паразитов в настоящее время в морской рыбе не зафиксировано и она не представляет опасности для потребителя. Но необходимо отметить, что продукция, поставляемая на наш рынок, не лучшего качества. То, что по ГОСТам Евросоюза зачастую не проходит на рынке Европы, в результате оказывается на рынках России и Беларуси.

Исследования паразитофауны морских рыб, поступающих в торговую сеть нашей страны, свидетельствуют о том, что рыба заражена нематодами, цестодами, скребнями, микроспоридиями. Всего было происследовано более 20 видов морских рыб (сельдь атлантическая, мойва, минтай, камбала, салака, килька, нототения, аргентина, путассу, хек, скумбрия, морской окунь, терпуг, горбуша, сельдь-иваси, корюшка, сайра, сайка, голец и кальмар), у которых в различных сочетаниях, с различной экстенсивностью и интенсивностью инвазии обнаружены представители паразитофауны рыб.

Из нематод практически у всех перечисленных видов рыб обнаружены личинки Anisakis simplex.

Анизакидозы на стадии личинок широко распространены в рыбах и кальмарах практически во всех районах интенсивного промысла Мирового океана. Перечислить все виды рыб, у которых они найдены, практически невозможно. В Северо-восточной Атлантике были обнаружены у 34 видов рыб, в Юго-восточной Атлантике – у 32. В открытых водах Северной Атлантики их хозяевами оказались 54 вида рыб, в Северо-западной Атлантике – 12, в Каспийском море – 40, в Баренцевом – 28, Белом – 23. Эти паразиты при высокой зараженности ими рыб и промысловых беспозвоночных могут резко ухудшать их товарные качества, что имеет самые негативные последствия при их обработке и реализации, поскольку приводит к значительным экономическим потерям, которые складываются из необходимости выбраковки рыбы и специальной технологии переработки сырья [2].

Однако в последние десятилетия возникла проблема анизакидозов человека, т. е. заражения людей анизакидами. Выяснилось, что человек заражается этими гельминтами в основном при употреблении в пищу рыб или головоногих моллюсков, содержащих их личинок. До недавнего времени проблемы анизакидоза человека еще не существовало, она возникла несколько позже. С середины 80-х годов ХХ в. это заболевание стало проблемой медицинской паразитологии многих стран мира, особенно тех, где в пищу традиционно используется сырая или слабосоленая рыба и морепродукты. Повернувшись в сторону модной теперь восточной кухни, люди стали употреблять в пищу блюда из сырых морепродуктов. С сожалением приходится констатировать и непонимание всей серьезности проблемы заражения человека и животных этими гельминтами, особенно если учесть появившуюся в последние годы информацию о возможных аллергических реакциях людей даже на мертвых паразитов [2, 3, 4, 5].

Цель работы – изучить зараженность личинками анизакид различных видов морских и океанических рыб, реализуемых в торговых объектах республики Беларусь в замороженном виде, установив при этом экстенсивность и интенсивность инвазии.

Материал и методика исследований. На кафедре биотехнологии и ветеринарной медицины УО «Белорусская государственная сельскохозяйственная академия» нами были исследованы различные виды морских рыб, приобретенных в торговых точках, на предмет обнаружения личиночных стадий анизакид. Материалом для исследования послужили более 20 видов рыб, такие как аргентина, скумбрия, путассу, сельдь атлантическая, сельдь балтийская (салака), мойва, килька, камбала, сайра, хек, терпуг, треска, минтай, морской окунь, кефаль, корюшка, масляная рыба, сайка, а также голец и кальмар, т. е. практически все виды рыб, представленные в торговых точках в непотрошеном, а также в потрошеном и обезглавленном виде, которые удалось приобрести во время исследований.

Также в одном из торговых объектов нами была приобретена для исследований сельдь-иваси, которая ранее нигде не встречалась. Иваси, дальневосточная сардина (Sardinops sagax melanosticta), рыба семейства сельдевых, была основным объектом промысла на Дальнем Востоке. Потом внезапно исчезла. Очень малочисленна и добывается в незначительных количествах. Еще совсем недавно сардина иваси занимала второе место в уловах промыслового флота на Дальнем Востоке. Ее уловы в последние годы достигали 600 тысяч тонн. Этот вид подвержен сильным изменениям численности: в довоенные годы его вылавливали в большом количестве, а с 1941 года на длительное время он перестал приходить к берегам Приморья. В настоящее время численность иваси резко снизилась и опять на длительное время с прилавков магазинов исчезла эта популярная вкусная рыба, т. е. она циклически, как саранча, появляется, потом исчезает. Еще в начале 80-х ловили эту рыбу в Амурском заливе, чуть не на голый крючок. Однако к середине ХХ века запасы разных видов сельди резко сократились из-за перелова, загрязнения морей, строительства гидросооружений на реках. К концу 80-х годов сельдь-иваси исчезла с прилавков советских магазинов. Ученые предрекают, что массовые скопления тихоокеанской сардины могут снова появиться не ранее 2015–2020 годов [9]. На прилавках торговых объектов Беларуси она появилась впервые за последние два десятка лет, и несомненно, вызвала интерес на предмет паразитологического обследования.

В результате обследования рыбы необходимо было установить видовую принадлежность нематод, изучались такие показатели, как экстенсивность инвазии (ЭИ) – количество зараженных рыб от общего числа исследованных и интенсивность инвазии (ИИ) – количество обнаруженных паразитов на одну рыбу, а также определялась жизнеспособность обнаруженных личинок анизакид.

Результаты исследований и их обсуждение. Личинки аназакид (Anisakis simplex) были обнаружены на внутренних органах следующих видов рыб: сельдь атлантическая (ЭИ–100 %, ИИ–3–15 пар./рыбу), минтай (ЭИ–100 %, ИИ–10–15 пар./рыбу), аргентина (ЭИ–10 %, ИИ – 1–2 пар./рыбу), путассу (ЭИ– 100 %, ИИ–10–120 пар./рыбу), хек (ИИ–10–15 пар./рыбу), скумбрия (ЭИ–80 %, ИИ–1–25 пар./рыбу), морской окунь (ЭИ–30 %, ИИ–2–7 пар./рыбу), мойва (ЭИ–20 %, ИИ–1–3 пар./рыбу), треска (ЭИ–60 %, ИИ–1–3 пар./рыбу), терпуг (ЭИ–100 %, ИИ–21–27 пар./рыбу), сайра (ЭИ–60 %, ИИ–1–2 пар./рыбу), горбуша (ЭИ–10 %, ИИ–7–9 пар./рыбу), голец (ЭИ–50 %, ИИ–7–10 пар./рыбу), сельдь-иваси (ЭИ–30 %, ИИ–1–3 пар./рыбу), корюшка (ЭИ–45 %, ИИ–1–3 пар./рыбу), сайка (ЭИ–30 %, ИИ–1–3 пар./рыбу), кальмар (ЭИ–20 %, ИИ–1–2 пар./рыбу) (табл.1). У обследованных экземпляров камбалы, салаки, кефали, масляной рыбы и кильки личинок Anisakis simplex не обнаружено.

Т а б л и ц а 1. Результаты обследования морской рыбы на наличие личиночных стадий анизакид

–  –  –

* – результаты исследований не являются достоверными, так как рыба была потрошеной и обезглавленной, а исследованию подверглись только остатки внутренних органов.

В процессе исследования рыбы личинки анизакид чаще всего обнаруживали в брюшной полости, на печени и на молоках. У одних видов рыб они были свернуты в плоские спирали, располагающиеся в прозрачных или полупрозрачных, бесцветных или слегка желтоватого цвета тонких цистах (скумбрия, путассу, терпуг, сельдь, хек, минтай, треска, морской окунь и др.) (рис. 2), достигали в диаметре 1,5–6 мм. У других видов рыб (мойва, сайра и кальмар) личинки были развернуты, молочно-белого цвета или прозрачные длиной 2–4 см (рис. 3). Возможно, к моменту обнаружения они не успели образовать цисту или наоборот, после вылова, освободившись от цисты, внедрялись головным концом в мышечные ткани (рис. 4). Передний конец личинки, свернутой в капсуле, направлен к наружной стороне спирали. Личинки не проявляли никаких признаков движения или активности.

Р и с. 2. Единичные личинки анизакид, свернутые в плоские спирали на внутренних органах рыб а б Р и с. 3. Личинки анизакид в свободном состоянии: а – в полости мойвы; б – в полости кальмара Исследованию также подвергли хек и минтай. В продажу эти виды рыб в основном поступают обезглавленными и потрошеными, однако в рыбных магазинах и на рынках среди такого разделанного хека встречается немало экземпляров с частично сохраненными внутренними органами, т. е. некачественно потрошеными, поэтому решили посмотреть, как влияет качество потрошения на видовой состав паразитофауны. При обследовании такой рыбы нами также были обнаружены личинки анизакид, свернутые в спирали (рис. 5). В остатках внутренних органов хека после потрошения оставалось порядка 10–15 экземпляров личинок, а в остатках внутренних органов минтая всего единичные экземпляры 1–3. Поскольку и хек, и минтай были потрошеными, то достоверно судить об ЭИ и ИИ невозможно, поэтому факт обнаружения личинок является очевидным, но в результаты исследований их включать нецелесообразно [7].

Р и с. 4. Личинка анизакиды, внедрившаяся Р и с. 5. Личинки анизакид на остатках внутренних головным концом в мышцы брюшной стенки органов обезглавленного и потрошеного хека У одного и того же вида рыб (скумбрия, путассу) интенсивность инвазии колебалась от единичных паразитов до десятков (у скумбрии) и даже сотен (у путассу) (рис. 6, 7, 8, 9). По данным некоторых авторов количество нематод в путассу достигает 200–700 экземпляров. По мере роста рыбы они скапливаются в больших количествах в полости тела, на внутренних органах, а затем проникают в брюшную, а несколько позже в спинную часть мускулатуры. Интенсивность инвазии у разных видов рыб колеблется, достигая иногда максимально 1000 личинок в хозяине [1].

–  –  –

У некоторых экземпляров путассу при обследовании мускулатуры именно в мышцах брюшной стенки были обнаружены единичные личинки анизакид, также свернутые в спирали (рис. 10). Наличие нематод в мышечной ткани рыб имеет серьезное практическое значение, поскольку при большом количестве этих паразитов рыбу приходится направлять на разделку, а иногда и на технические цели.

В результате рыбная промышленность несет ощутимые убытки.

Р и с. 1 0. Личинка анизакиды из мышечной ткани путассу Для проведения исследований была приобретена проходная рыба голец (рыба, уходящая для размножения из рек в море). В ней также были обнаружены личинки анизакид в количестве 7–10 экземпляров на рыбу.

Для оценки жизнеспособности личинок выдерживали при 34–35 0С в физиологическом растворе до 3 дней (в эти сроки личинки проявляют свою активность), после этого раздражение личинок препаровальной иглой не стимулировало их движение, что указывало на их нежизнеспособность.

Заключение. В результате проведенных нами исследований было установлено, что личинками анизакид оказались поражены следующие виды рыб: сельдь атлантическая, мойва, терпуг, аргентина, скумбрия, хек, минтай, треска, сайра, морской окунь, голец, корюшка, сайка, сельдь-иваси, масляная рыба, горбуша и кальмар. Экстенсивность инвазии составила от 10 % (аргентина и горбуша) до 100 % (путассу, сельдь, минтай и терпуг), интенсивность инвазии варьировала от 1–2 личинок (аргентина, сайра, кальмары) до 120 (путассу). Все обнаруженные личинки анизакид оказались нежизнеспособными. Результаты исследований позволяют утверждать, что завозимые в республику Беларусь морепродукты, в частности рыба и кальмары, не являются потенциальным источником заражения людей анизакидозом, так как проходят соответствующее обеззараживание путем замораживания перед поступлением в розничную торговую сеть.

ЛИТЕРАТУРА

1. А в д е е в а, Е. В. Болезни морских рыб / Е. В. Авдеева, Т. Е. Буторина, Е. Б. Евдокимова. – М., 2011. – 114 с.

2. Г а е в с к а я, А. В. Анизакидные нематоды и заболевания, вызываемые ими у животных и человека / А. В. Гаевская // Национальная академия наук Украины. Институт биологии южных морей им. А. О. Ковалевского. – Севастополь, 2005. – 223 с.

3. Г а е в с к а я, А. В. Паразиты и болезни морских и океанических рыб в природных и искусственных условиях / А. В. Гаевская. – Севастополь, 2004. – 236 с.

4. Г р и г о р ь е в а, В. В. Оценка эффективности обеззараживания рыбы при анизакидозе / В. В. Григорьева // Аграрный вестник Урала. – 2009. – № 3. – С. 83.

5. Ихтиопатология / Н. А. Головина [и др.]. – М.: Мир, 2007. – 447 с.

6. Ти хо н о в а, Л. В. Динамика пораженности личинками анизакид некоторых видов рыб водоемов юга Сахалина / Л. В. Тихонова, А. А. Чайко // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 4. – С. 11–13.

7. М и к у л и ч, Е. Л. Видовое разнообразие паразитофауны минтая и хека, реализуемых в разничной торговле в потрошеном и обезглавленном виде / Е. Л. Микулич // Животноводство и ветеринарная медицина. – 2011. – № 3. – С. 43–48.

8. CoolReferat.comТоварная экспертиза рыбы. 5.01.2013 г.

9. yaplakat.comКартинкиtopic316204.html Куда пропала сельдь-иваси? 5.01.2013 г.

УДК 619:616.98:579.873.21-07

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ТУБЕРКУЛИНА ОЧИЩЕННОГО ПРИ ВЫЯВЛЕНИИ ЖИВОТНЫХ,

ИНФИЦИРОВАННЫХ MYCOBACTERIUM TUBERCULOSIS

А. Н. ПРИТЫЧЕНКО

–  –  –

Резюме. В статье приведены данные об эффективности туберкулина очищенного для млекопитающих при выявлении животных, инфицированных Mycobacterium tuberculosis. Установлено, что у животных, зараженных возбудителем туберкулеза, стандартный раствор туберкулина очищенного имеет одинаковую или несколько большую активность (на 13,3 %), чем стандартные растворы ППД AN5 Biovet Польша, PPD AN5 Аргентина и ППД ФГУП «Курская биофабрика». У животных, зараженных нетуберкулезными микобактериями, реакции на туберкулин очищенный бывают на 33–42 % реже, чем на ППД туберкулины.

Активность туберкулина очищенного, установленная на морских свинках и в полевом опыте на спонтанно больных туберкулезом коровах, полностью совпадает и составляет 21657 IU/ml и 21367 IU/ml соответственно. Для повышения чувствительности диагностики туберкулин очищенный целесообразно использовать в дозе 5000 МЕ (2000 IU/ml) во всех хозяйствах республики (исключая неблагополучные стада). Туберкулин очищенный можно использовать в симультанной пробе с КАМ или ППД туберкулином для птиц. Туберкулин очищенный для млекопитающих производства ОАО «БелВитунифарм» пригоден для выявления животных, инфицированных Mycobacterium tuberculosis, в том числе и молодняка крупного рогатого скота.

Ключевые слова: туберкулин, Mycobacterium tuberculosis, туберкулёз, крупный рогатый скот.

Summary. The article is concerned with the data on efficacy of the purified tuberculin for mammals infected with Mycobacterium tuberculosis. The compound has proved to be equal to or more effective (by 13 %) than PPD AN5 Biovet Poland, PPD AN5 Argentina and PPD “Kursk Manufacture”. The animals infected with non mycobacteria have a 33–42% lower reaction to purified tuberculin than to tuberculin PPD. The efficacy of the compound established on guinea-pigs and that established during field trials on cows spontaneously infected with tuberculosis are equal (21657 IU/ml и 21367 IU/ml). For more effective use a dose of 5000 ME of tuberculin (2000 IU/ml) is recommended on all farms (excluding affected herds). The purified tuberculin can be used in a simultaneous test with CAM and PPD for poultry. The compound for mammals produced by «BelVitunifarm» is useful for revealing animals infected with Mycobacterium tuberculosis including the calves.

Key words: tuberculin, Mycobacterium tuberculosis, tuberculosis, cattle.

Введение. Туберкулез (Tuberculosis) – хроническая инфекционная болезнь человека и животных с образованием в органах и тканях специфических гранулем (туберкулов, бугорков) [6].

В инфекционной патологии человека и животных туберкулез остается серьезной мировой проблемой. В нашей стране эпидемическая и эпизоотическая ситуация по туберкулезу неоднозначна.

Cреди животных туберкулез чаще встречается у крупного рогатого скота. Туберкулез у крупного рогатого скота и других животных вызывают микобактерии бычьего вида (Mycobacterium bovis), реже человеческого вида (Mycobacterium tuberculosis) [21]. При тесном контакте крупного рогатого скота с больной птицей, заболевание может быть вызвано Mycobacterium avium [15].

Наибольшую экономическую и социальную опасность представляет туберкулез крупного рогатого скота. У больных животных снижаются молочная продуктивность (на 11,6–30 %), приросты, живая масса (на 7,1–11,1 %), выход телят (на 6,5 %). Потери также связаны с затратами на диагностику, убой животных, обезвреживание молока, санацию помещений и территории, а также с ограничениями продажи и экспорта животных [6, 20].

Социальная опасность туберкулеза крупного рогатого скота состоит в том, что молоко и мясо от больных и инфицированных особей, а также сами животные представляют серьезную угрозу здоровью людей. До начала широкой борьбы с туберкулезом и внедрения термического обеззараживания молока до 20 % случаев туберкулеза человека и смертность до 30 % детей младше 5 лет были связаны с заражением возбудителем туберкулеза бычьего вида.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«ТРОМБОЭЛАСТОМЕТРИЯ. КЛИНИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ информационное письмо Тромбоэластометрия (ТЭМ) метод исследования системы гемостаза, позволяющий в течение одного теста оценить все звенья свертывающей системы крови (плазменное, тромбоцитарное и систему фибринолиза). Это выгодное отличие тромбоэластоме...»

«КЛИНИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКА – СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ Доц. Лянг О.В. Проф. Кочетов А.Г. Для чего нужна лабораторная информация? Прогноз исхода заболевания Оценка эффективности лечения Оценка состояния здоровья Дифференциальная диагностика Диагностика заболевания Жалобы Клиническая Анамнез лабо...»

«ЭКО "под ключ" Лаборатория ЭКО | Андрология | Криоконсервация | Генетика | Расходные материалы Компания БМТ осуществляет прямые поставки медицинского и лабораторного оборудования. Основное направление комплексное осн...»

«ДЖАБИЕВА АНФИСА АНАТОЛЬЕВНА ИСХОДЫ БЕРЕМЕННОСТИ И РОДОВ У ЖЕНЩИН С УГРОЖАЮЩИМ НЕВЫНАШИВАНИЕМ В РАННИЕ СРОКИ 14.01.01 – Акушерство и гинекология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва Работа выполнена на кафедре акушерства и гинекологии с курсом перинатологии РУДН Научный руководитель –...»

«alm(1)2010_20_03-120.qxp 21/03/2010 0:53 Page 44 ВЛИЯНИЕ ФАКТОРА ВОЗРАСТА НА НАРУШЕНИЯ КОГНИТИВНЫХ ФУНКЦИЙ БОЛЬНЫХ С ЛОКАЛЬНЫМИ ПОВРЕЖДЕНИЯМИ МОЗГА РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА Л.П.Лассан Кафедра клинической психологии РГПУ им. А.И.Герцена, Санкт Петер...»

«ОРГАНІЗАЦІЯ ФАРМСПРАВИ УДК 615.1/.3 © КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2014 Арам Дуллах, И.О.Власенко, Л.Л.Давтян, Г.В.Загорий ТЕХНОЛОГИЯ НОВОГО ЛЕКАРСТВЕННОГО СРЕДСТВА ДЛЯ МЕСТНОГО ЛЕЧЕНИЯ ГРИБКОВОГО ПОРАЖЕНИЯ КОЖИ Национальная медицинская академия последипломного образования имени П. Л. Шупика Введение. При разработке нового лекарственного препарата основн...»

«Часть 4. Аналогово-цифровые и цифро-аналоговые преобразователи Губарев Ф.А. Дата актуализации 14.11.2013 г.1. Цифро-аналоговые преобразователи (ЦАП) ИМС цифро-аналоговых преобразователей классифицируются по следующи...»

«Б Б К 52.5 Т35 ^ Д К 611.012+616-007.3/.9 Тератология человека. Руководство для врачей/КирилТ35 лова И. А., Кравцова Г. И., Кручинский Г. В. и др.; Под ред. Г. И. Лазюка. — 2-е изд., перераб. и доп. — Ж: Медицина, 1991. —480 с: ил. ISBN 5-22...»

«О диспансеризации отдельных групп населения Российской Федерации и организации диспансерного наблюдения больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями Бойцов С.А. Главный специалист по профилактической медицине Минздрава России Цели диспансеризаци...»

«УЛАНОВСКАЯ Екатерина Владимировна ВОЗМОЖНОСТИ МЕТОДОВ ЛУЧЕВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В ДИАГНОСТИКЕ И ЭКСПЕРТИЗЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МИОФИБРОЗА 14.01.13 — лучевая диагностика, лучевая терапия 14.02.04 — медицина труда АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских на...»

«Памятка выезжающего за рубеж ПОДГОТОВКА К ПУТЕШЕСТВИЮ Перед тем, как отправиться в путешествие, Вам следует подумать, насколько состояние Вашего здоровья позволяет выехать в ту или иную страну в зависимости от климата, условий питания, особенностей культурного отдыха, возможности проведения профилактических прививок, п...»

«Пусть ваша пища будет вашей медициной и пусть вашими лекарствами будет ваша пища. Гиппократ.1. Паспорт программы Программа "Тво здоровье" на период с 2015 по 2020 гг.1.Наименование Программы Конвенция о правах ребенка.2. Основание для разработки Закон РФ "Об основных гарантиях прав ребенка". Программы Закон Российской Федерации "Об обр...»

«ГБОУ ВПО ЮУГМУ МИНЗДРАВА РОССИИ КАФЕДРА ПСИХИАТРИИ ФАКУЛЬТЕТА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И.В. Забозлаева, Е.В. Малинина, В.В. Колмогорова ДЕПРЕССИИ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ: ДИАГНОСТИКА, КЛИНИК...»

«ДМИТРИЕВ ИЛЬЯ ВИКТОРОВИЧ РАННИЕ ХИРУРГИЧЕСКИЕ ОСЛОЖНЕНИЯ ПОСЛЕ ТРАНСПЛАНТАЦИИ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ 14.01.24 – трансплантология и искусственные органы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва 2016 Работа выполнена в Государст...»

«Аккредитация специалистов Паспорт экзаменационной станции (типовой) Отпуск лекарственных препаратов и других товаров аптечного ассортимента населению и медицинским организациям, фармацевтическая экспер...»

«ЛАЗАРЕВА Елена Юрьевна КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ У БОЛЬНЫХ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ 19.00.04 – медицинская психология Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ"КАФЕДРА ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДОРОВЬЯ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Павлович Т. П., Пилипцевич Н. Н., Перковская А. Ф. ГОРОДСКАЯ ПОЛИКЛИНИКА Методические...»

«Патогенетические причины развития угревой болезни и обоснование нового подхода к терапии данного заболевания Научно-практический журнал "Андрология и сексуальная медицина" №1; 1/2006; стр.: 53 – 57. Резюме. В статье проанализированы основные причины возникновения и развития угревой...»

«РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГОВ И КОСМЕТОЛОГОВ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ВЕДЕНИЮ БОЛЬНЫХ ВРОЖДЕННЫМ БУЛЛЕЗНЫМ ЭПИДЕРМОЛИЗОМ Москва 2015 Персональный состав рабочей группы по подготовке федеральных клинических рекомендаций по профилю Дерматовенерология, раздел "Врожденный бу...»

«У тверж ден приказом М инистерства Согласован приказом М инистерства здравоохранения П ермского края по управлению имущ еством и земельным отнош ениям Пермского "22" июня 2015 г. края № С Э Д -34-01-06-471 "19" июня 2015 г. № С Э Д -31-02-2-02-675 УСТАВ Государственного бюджетного учр...»

«4 "ТАНЦУЙТЕ И БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ! © ТАНЦУЙТЕ И БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ!" УЧЕБНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ Попов С.Г., Ковалев С.П., Яшина Е.Р. АННОТАЦИЯ Учебно-практическое пособие "Танцуйте и будьте счастливы! Танцуйте и будьте здоровы!" подготовлено в со...»

«РАДІОЛОГІЯ ГРУДНОЇ ЗАЛОЗИ УДК 618:19 006:616 073 53 ВОЗМОЖНОСТИ УЛЬТРАЗВУКОВОГО МЕТОДА ИССЛЕДОВАНИЯ МОЛОЧНЫХ ЖЕЛЕЗ ПРИ НОРМАЛЬНОЙ МАММОГРАФИЧЕСКОЙ КАРТИНЕ (BI RADS™ 1) Шпатюкова И.С.1, Зубов А.Д.2 1. КЛПУ...»

















 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.