WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«СОСТОЯНИЕ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ И ОЦЕНКА УРОВНЕЙ ОНКОМАРКЕРОВ У ПРОЖИВАЮЩИХ В ПРОМЫШЛЕННОМ РЕГИОНЕ ЖЕНЩИН С ПРОЛИФЕРАТИВНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ МОЛОЧНЫХ ЖЕЛЕЗ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное учреждение наук

и

Институт иммунологии и физиологии Уральского отделения

Российской академии наук

На правах рукописи

Тиунова

Татьяна Алексеевна

СОСТОЯНИЕ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ И ОЦЕНКА УРОВНЕЙ

ОНКОМАРКЕРОВ У ПРОЖИВАЮЩИХ В ПРОМЫШЛЕННОМ

РЕГИОНЕ ЖЕНЩИН С ПРОЛИФЕРАТИВНЫМИ

ЗАБОЛЕВАНИЯМИ МОЛОЧНЫХ ЖЕЛЕЗ

14.03.09 - Клиническая иммунология, аллергология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Научный руководитель:

доктор медицинских наук профессор ЗУРОЧКА Александр Владимирович Екатеринбург - 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение……………………………………………………………………………4 Глава 1. Литературный обзор «Экологическая иммунология – основа мониторинга иммунологического и репродуктивного здоровья населения промышленного мегаполиса»…………………………13

1.1. Антропогенные экотоксиканты (ЭТ), характеристика, источники, кинетика, биотрансформация, кумулятивные эффекты………………………..16

1.2. Влияние ксенобиотиков-диоксинов на иммунную систему…………….22

1.3. Гормоноподобное действие экотоксикантов……………………………..28

1.4. Онкомаркеры, как основа экологического мониторинга репродуктивной функции…………………………………………………………29 Глава 2. Материалы и методы исследования…..…………………………….36

2.1. Общая характеристика обследованных женщин…………………………..40

2.2. Эпидемиологические особенности доброкачественной и злокачественной патологии молочной железы г. Магнитогорска……………...41

2.3. Методы исследования………………………………………………………49 2.3.1. Подсчет общего количества лейкоцитов, абсолютного и относительного числа лимфоцитов, моноцитов и гранулоцитов методом проточной цитометрии………………………………………………….49 2.3.2. Метод оценки внутриклеточного кислородзависимого метаболизма нейтрофилов крови с помощью НСТ-теста………………………49 2.3.3. Метод исследования фагоцитарной активности нейтрофилов крови………………………………………………………………..51 2.3.4. Количественное определение популяционного и субпопуляционного состава лимфоцитов методом проточной цитометрии…………………………………………………………………………52 2.3.5. Турбидиметрический метод определения уровня иммуноглобулинов в сыворотке крови…………………………………………...53 2.3.6. Метод иммуноферментного анализа для определения уровней онкологических маркеров в сыворотке крови……………………………………54

2.4. Применение статистических методов обработки результатов……………..58 Глава 3. Сравнительная характеристика показателей иммунной системы женщин раннего и позднего репродуктивного возраста с доброкачественной и злокачественной патологией молочных желез………………………………………………………………………………..60

3.1 Изучение иммунного статуса и показателей крови женщин 15-25 лет с мастопатией…………………………………………………………...60

3.2. Изучение иммунного статуса у женщин 35-60 лет с доброкачественной и злокачественной патологией молочных желез………….71 Глава 4. Изучение уровня и спектра онкомаркеров у женщин репродуктивного возраста, проживающих в городе Магнитогорске……...91 Глава 5. Многомерные исследующие методы в оценке иммунологических маркеров экозависимой патологии женщин раннего и позднего репродуктивного возраста…………………….107

5.1. Дискриминантный анализ иммунологических параметров женщин раннего и позднего репродуктивного возраста с гиперпластическими процессами молочной железы………………………….…121 Заключение………………………………………………………………………...131 Выводы…………………………………………………………………………......148 Практические рекомендации……………………………………………………148 Список сокращений…………………………………………………………..…..150 Список литературы…………………………………………………………….....152

Введение

Актуальность темы исследования и степень ее разработанности Проблемы формирования экозависимой патологии в экологически неблагополучных регионах Челябинской области обусловлены неуклонным ростом техногенного и антропогенного загрязнения окружающей среды, убиквитарным распространением экотоксикантов [11,23,41,101,154]. В свете нового научного направления - экологической иммунологии, возникшего на стыке проблем экологии и медицины, не вызывает сомнения, что экологические проблемы конкретного региона должны рассматриваться в контексте изучения экозависимой патологии человека, изменения функционирования его гомеостатических систем и констант [58,70,120,195]. Основной задачей экологической иммунологии является дозонологическая диагностика нарушений иммунной системы, то есть выявление маркерных состояний иммунитета, формирующихся под влиянием различных экотоксикантов до развития выраженных клинических признаков заболевания [195]. Относительная стабильность иммуноэкологического фона при незначительных колебаниях средних значений параметров иммунного статуса, свидетельствует об оптимальном течении иммунофизиологических и адаптационных процессов в изучаемых регионах [13,51,117,199,200]. Наиболее чувствительными к воздействию загрязнений окружающей среды являются иммунная и репродуктивная системы человека, которые могут служить определенными индикаторами экологического неблагополучия региона [9,50,64,186]. Увеличение числа иммунопатологических состояний популяции в изучаемом регионе, изменение качественных и количественных характеристик иммунного статуса может свидетельствовать о неблагоприятной тенденции ухудшения экологической ситуации в регионе [58,101].

Изучение иммунного статуса рабочих, занятых на промышленном производстве, показало преобладание супрессорного типа иммунного ответа [92,106,120,186,200]. Ряд исследователей [168,186] для оценки иммунной системы на популяционном уровне предлагают учитывать процент лиц с отклонениями в содержании иммуноглобулинов и Т-лимфоцитов от нормы, являющихся достаточно чувствительными индикаторами воздействия неблагоприятного иммунотропного фактора.

На сегодняшний день практически все развитые индустриальные государства сталкиваются с вопросами инфертильности населения и процессами депопуляции [72,101,182]. Неуклонно прогрессирует рост онкологической заболеваемости женской репродуктивной системы, в том числе, молочной железы [2,7,143,166,198]. Медико-экологические исследования убедительно показывают, что около 80% всех опухолей являются следствием действия факторов внешней среды, под которыми подразумеваются также производственные и бытовые факторы [190,200]. Женщины, проживающие в экологически неблагополучных регионах, подвержены развитию онкологических заболеваний [60,163,172,211].

Наиболее частой онкологической патологией является рак молочной железы (РМЖ), занимающий первое место в структуре смертности от онкологических заболеваний у женщин [22,61,167]. За последнее десятилетие рост онкопатологии репродуктивной сферы в Челябинской области превысил отметку в 12%, что превышает показатели 90-х годов более чем в 2 раза [127].

В рамках Концепции охраны репродуктивного здоровья населения России, принятой в 2000 году, предполагаются увеличение объема мероприятий по профилактике нарушений репродуктивного здоровья населения и мониторинг нарушения параметров основных гомеостатических систем, возникающих при воздействии производственных факторов и факторов окружающей среды, влияющих на репродуктивную функцию.

Наименее изученными и до настоящего времени нерешенными остаются вопросы ранней донозологической диагностики онкопатологии любой локализации, развитие которой тесно коррелирует с наличием вторичной иммунной недостаточности [64]. В связи с этим, промышленная профилизация городов Южного Урала, на протяжении многих десятилетий формирующая неблагоприятный экологический фон [17,23,88], диктует необходимость проведения массовых лабораторных онко - и иммуноскринингов, особенно среди молодого трудоспособного населения, формирования на их основе групп риска по иммуно - и онкопатологии и разработки эффективных профилактических мер в рамках реализации основной концепции экологической иммунологии [16, 59].

Цель исследования Провести сравнительный анализ параметров иммунной системы и уровней онкологических маркеров у проживающих в крупном промышленном центре Южного Урала женщин раннего и позднего репродуктивного возраста с доброкачественной и злокачественной патологией молочных желез.

Задачи исследования Провести сравнительную оценку показателей иммунной системы и 1.

уровней онкологических маркеров у женщин раннего репродуктивного возраста с доброкачественной патологией молочных желез.

Изучить иммунный статус и уровни онкологических маркеров в группе женщин позднего репродуктивного возраста с доброкачественной и злокачественной патологией молочных желез.

Выявить наиболее значимые изменения показателей иммунной системы и онкологических маркеров у женщин раннего и позднего репродуктивного возраста с мастопатией и раком молочной железы.

Определить с помощью факторного анализа в группах женщин раннего и позднего репродуктивного возраста с мастопатией возможные предикторы развития онкологической патологии молочных желез.

Построить модель распознавания «иммунологического образа вероятного онкологического риска» на основе измерения количественных параметров системного иммунитета и уровней онкологических маркеров в изучаемых группах с помощью дискриминантного анализа.

Методология и методы исследования Исследование проведено в соответствии с плановой тематикой научноисследовательских работ Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института иммунологии и физиологии Уральского отделения Российской академии наук в рамках программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013-2014 годы: направление

64.Тема 1: Иммунная система в регуляции физиологических функций в норме и при патологических процессах.

Для обследования женщин были использованы следующие методы лабораторного исследования: гематологические методы включали подсчет общего количества лейкоцитов, гранулоцитов, лимфоцитов, моноцитов методом проточной цитометрии на гематологическом анализаторе, исследование внутриклеточного кислородзависимого метаболизма выполнены с использованием НСТ-теста, изучение способности нейтрофилов крови к фагоцитозу исследованы с помощью таких параметров, как активность фагоцитоза, интенсивность фагоцитоза, фагоцитарное число. Определение популяционного состава лимфоцитов проведено методом проточной цитометрии на цитометре Beckman Coulter(500). Для этого использовали двух - четырех параметрические реагенты линии IQ Test: CD3-FITC/CD19-PЕ, CD3-FITC/CD4PЕ, CD3-FITC/CD8-PЕ, CD3-FITC/CD(16+56)- PЕ, CD3-FITC/CD25-PЕ, CD3- фирмы Для определения уровня FITC/-HLA-DR-PЕ Beckman Coulter.

иммуноглобулинов А, М, G применялся метод турбидиметрии с использованием реагентов фирмы «HUMAN», на биохимическом анализаторе «Сапфир 400»

согласно инструкции производителя с использованием контрольных материалов.

Определение уровней онкомаркеров выполнено с использованием стандартных наборов для ИФА: «ОнкоИФА - СА125», «СА15-3(М12)- ИФА», «ОнкоИФАРЭА», «АФП-ИФА-БЕСТ», «Гонадотропин ИФА-ХГч-1», «Онко-ИФА-СА19-9», «NSE-ИФА-БЕСТ». Исследования проводились в соответствии с прилагаемой инструкцией к наборам.

Статистическая обработка результатов лабораторного исследования была выполнены с помощью операционной системыWindows XP на персональном компьютере. За операционную основу использовали пакет прикладных программ «Statistica for Windows 6.0».

Степень достоверности, апробация результатов, личное участие автора Достоверность полученных результатов исследования обусловлена широким спектром лабораторных и инструментальных исследований, достаточным объемом выборки. Для формирования групп сравнения женщин были изучены карты амбулаторного больного и истории болезни по форме № 025-у, составлены карты иммунологического мониторинга больного с иммунопатологией, которые были разработаны в НИИ иммунологии ЧелГМА, акушерско-гинекологический анамнез собран с учетом выявления онкологической наследственности среди ближайших родственников.

Критерием включения для женщин в группе контроля явилось отсутствие морфологических изменений в молочных железах и наличие морфологических изменений, подтвержденных инструментальными методами диагностики, в группах сравнения.

У всех женщин получено информированное согласие на участие в исследовании.

Достоверность результатов подтверждена актами проверки первичной документации и актами внедрения результатов работы в учебный процесс, в работу лечебно-профилактических учреждений города Магнитогорска.

Оценка достоверности результатов исследования выявила, что результаты получены на сертифицированном оборудовании с регистрационными удостоверениями и документацией о поверке приборов, имеется свидетельство об участии лаборатории в федеральной системе внешней оценке контроля качества.

Теория построена на известных, проверяемых фактах, согласуется с опубликованными в литературе данными других исследователей, проводивших исследования в экологически неблагополучных регионах.

В работе использованы современные методики сбора и обработки исходной информации с использованием пакета прикладных компьютерных программ «Statistica fo Windows 6.0»

Основные материалы диссертационной работы были представлены и обсуждены на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Дни иммунологии в Сибири» (г.

Абакан, 27-28 апреля 2011), «Дни иммунологии в Санкт-Петербурге» (г. Санкт-Петербург, 23-26мая 2011), VII Всероссийской конференции с международным участием «Иммунологические чтения в г. Челябинске» (г. Челябинск, август 2012), IX конференции иммунологов Урала (г. Тюмень,1-3 июля 2012), Объединенном иммунологическом форуме (г. Нижний Новгород, 2013), VIII Всероссийской конференции с международным участием «Иммунологические чтения в г. Челябинске» (г. Челябинск, август 2013), IX Всероссийской конференции с международным участием «Иммунологические чтения в г. Челябинске» (г. Челябинск, 24-31 августа 2014).

Личный вклад соискателя состоит в непосредственном участии на всех этапах диссертационного исследования. Основная идея, планирование научной работы, включая формулировку рабочей гипотезы, определение методологии и общей концепции диссертационного исследования проводились совместно с научным консультантом д.м.н., профессором Зурочка Александром Владимировичем.

Цель и задачи разработаны и сформулированы совместно с научным руководителем д.м.н., профессором Зурочка А.В.

Дизайн исследования разработан лично диссертантом при активном участии научного руководителя д.м.н., профессора Зурочка А.В.

Анализ современной отечественной и зарубежной литературы по изучаемой проблеме патологии молочной железы у женщин, проживающих на экологически неблагоприятных территориях, проведен лично диссертантом.

Получение и интерпритация клинико-анамнестических данных осуществлялись совместно с заведующими гинекологических отделений, центра планирования семьи, поликлиники профосмотров МАУЗ «Городская больница №2», главный врач Черепанов А.Э. г. Магнитогорск.

Лабораторные исследования проводились на базе КДЛ медицинского центра «Фамилия» - заведующий лабораторией Зурочка В.А. г. Челябинск и на базе КДЛ МАУЗ «Городская больница №2» г. Магнитогорск заведующая лабораторией Тиунова Т.А.

Статистическая обработка первичных данных, интерпретация и анализ полученных результатов, написание и оформление рукописи диссертации, представление результатов работы в научных публикациях и в виде докладов на конференциях, лечебно-профилактических учреждениях осуществлялись соискателем лично.

Положения, выносимые на защиту Изменение параметров приобретенного и врожденного звеньев иммунной системы, у проживающих в Магнитогорском городском округе женщин с доброкачественной патологией молочных желез, зависит от возраста и тяжести патологии.

Превышение уровней онкологических маркеров у женщин с мастопатией раннего репродуктивного возраста в сравнении со здоровыми лицами, особенно при наличии отягощенной онкологической наследственности, диктует необходимость выделения групп риска по развитию онкологической патологии в данной возрастной группе и проведения лабораторного контроля за уровнем онкологических маркеров.

Создание модели «иммунологического образа вероятного онкологического риска» на основе измерения количественных параметров системного иммунитета и уровней онкомаркеров позволяет проводить целенаправленный поиск онкопатологии и определять группы диспансерного наблюдения.

Научная новизна Впервые на территории крупного промышленного центра Южного Урала определен характер нарушений иммунного статуса и проведена сравнительная оценка уровней онкологических маркеров у женщин раннего и позднего репродуктивного возраста с доброкачественной и злокачественной патологией молочных желез. Показан однонаправленный характер изменений показателей иммунной системы и онкологических маркеров в зависимости от возраста, тяжести заболевания и отягощенной онкологической наследственности среди ближайших родственников, позволяющая установить предикторы развития рака молочной железы в группах женщин раннего и позднего репродуктивного возраста.

Впервые доказана необходимость выделения групп риска по развитию рака молочной железы и проведения диспансерного наблюдения среди женщин раннего репродуктивного возраста с мастопатией на территории Магнитогорского городского округа.

Проведение многофакторного и дискриминантного анализа и создание модели «иммунологического образа вероятного онкологического риска» на основе количественного измерения показателей системного иммунитета и уровней онкомаркеров впервые позволило выявить иммунные и онко-предикторы, позволяющие проводить целенаправленный поиск онкопатологии среди молодых женщин, при этом показана необходимость динамического лабораторного иммуно - и онкоскрининга.

Теоретическая и практическая и значимость работы

Теоретическая и практическая и значимость работы состоит в комплексном изучении состояния иммунной системы у женщин, страдающих мастопатией и РМЖ, при этом выявлен ряд изменений как врожденного, так и приобретенного звена иммунитета и увеличение уровней онкологических маркеров у женщин с мастопатией разного возраста. Полученные данные могут служить основой для оптимизации подходов к ранней донозологической диагностике, профилактике и выбору адекватной стратегии терапии в отношении доброкачественной и злокачественной патологии молочной железы, особенно среди женщин раннего репродуктивного возраста.

–  –  –

Материалы диссертационной работы внедрены в практику работы Управления здравоохранения и Администрации г. Магнитогорска Челябинской области, МАУЗ «Городская больница №2» г. Магнитогорска, в работу лаборатории иммунологии воспаления Института иммунологии и физиологии УрО РАН, г. Екатеринбурга, медицинского центра ООО «ДНК - Клиника » г. Магнитогорск, медицинского центра ООО «Фамилия» г. Челябинск.

ГЛАВА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР «ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ

ИММУНОЛОГИЯ – ОСНОВА МОНИТОРИНГА

ИММУНОЛОГИЧЕСКОГО И РЕПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ

НАСЕЛЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО МЕГАПОЛИСА»

Объективной реальностью ХХ века стало существование серьезных экологических проблем, связанных с ростом техногенного и антропогенного загрязнения окружающей среды, убиквитарного распространения экотоксикантов, радиационного загрязнения [11,23,41,101,154]. Непрерывное увеличение промышленного производства химических веществ и расширение их ассортимента, неизбежно влечет за собой усиление экологической нагрузки на человека. Современные исследования показывают, что экологические проблемы конкретного региона должны рассматриваться также в контексте изучения экозависимой патологии человека, изменения функционирования его гомеостатических систем и констант [58,70,112,120,195]. Академик В.И. Вернадский считал, что организм человека неразрывно связанный с биогеохимической структурой Земли, должен изучаться в тесной связи с последней [158]. Сравнительно недавно на стыке проблем экологии и медицины возникло научное направление - экологическая иммунология (ЭИ), целью которой является изучение влияния факторов физической, химической и биологической природы на иммунную систему организма. В комплекс задач ЭИ входят определение региональных параметров иммунного статуса с учетом климатогеографических и других влияний окружающей cреды, и выявление частоты иммунопатологических состояний в регионе; изучение влияния физических, химических и биологических факторов на иммунную систему; установление причинно-следственной связи между указанными факторами и нарушениями в иммунной системе. Главной задачей ЭИ является дозонологическая диагностика нарушений иммунной системы, то есть выявление маркерных состояний иммунитета, формирующихся под влиянием различных экотоксикантов до развития выраженных клинических признаков заболевания. Очевидно, что относительная стабильность иммуноэкологического фона при незначительных колебаниях средних значений параметров иммунного статуса, свидетельствует об оптимальном течении иммунофизиологических и адаптационных процессов в изучаемых регионах [13,51,68,113,117,199]. Наиболее чувствительными к воздействию загрязненной окружающей среды являются иммунная и репродуктивная системы человека, которые могут служить определенными индикаторами экологического неблагополучия региона [64,78,89]. Увеличение числа иммунопатологических состояний популяции в изучаемом регионе, изменение качественных и количественных характеристик иммунного статуса может свидетельствовать о неблагоприятной тенденции ухудшения экологической ситуации в регионе [102].

При обследовании больших когорт рабочих различных производств (металлургической, радиотехнической, химической промышленности, животноводческих ферм и др.) установлено, что во всех группах, подверженных воздействию экотоксикантов, выявлены нарушения иммунного статуса. Показано преобладание супрессорного типа иммунного ответа [90,92,106,107,120,186].

Ряд исследователей [186] для оценки иммунной системы на популяционном уровне предлагают учитывать процент лиц с отклонениями в содержании иммуноглобулинов и Т-лимфоцитов от нормы, являющихся достаточно чувствительными индикаторами воздействия неблагоприятного иммунотропного фактора.

Они считают, что концентрация в сыворотке крови Т-лимфоцитов является интегральным показателем, характеризующим практически все компартменты иммунной системы.

На сегодняшний день практически все развитые индустриальные государства сталкиваются с вопросами инфертильности населения [182]. Процесс депопуляции затрагивает в настоящее время практически всю территорию Российской Федерации и почти все этнические группы [72,109,137,182]. В своих работах И.Д.

Кирпатовский (2002, 2004) подчеркивает, что ежегодная потребность в восстановительной терапии гормональной и репродуктивной активности людей, диктуемой условиями достаточности воспроизводства, составляет 62500 мужчин и женщин в год на каждый 1 миллион человек населения. При этом приблизительно в 40-50% случаев инфертильностью страдают мужчины. В целом, во всем мире от 50 до 80 млн. мужчин и женщин сталкиваются с проблемами бесплодия, и это число каждый год увеличивается примерно на 2 миллиона [103,206].

Неуклонно прогрессирует рост онкологической заболеваемости женской репродуктивной системы, в том числе молочной железы [104,118,143,166,172,181,198]. Медико-экологические исследования убедительно показывают, что около 80% всех опухолей являются следствием действия факторов внешней среды, под которыми подразумеваются также производственные и бытовые факторы [199,200]. Женщины, проживающие в экологически неблагополучных регионах более подвержены развитию онкологических заболеваний [41,143,211]. Наиболее частой онкологической патологией является рак молочной железы (РМЖ), занимающий первое место в структуре смертности от онкологических заболеваний у женщин [197,198].

В 2000 году создана и утверждена на коллегии Министерства здравоохранения РФ, Министерства труда и социального развития РФ и Министерства образования РФ Концепция охраны репродуктивного здоровья населения России, одной из основных задач которой, является увеличение объема мероприятий по профилактике нарушений репродуктивного здоровья населения.

Концептуальной основой проведения профилактических мероприятий является создание условий, препятствующих нарушению репродуктивного здоровья, а также мониторинг нарушения параметров основных гомеостатических систем, возникающих при воздействии производственных факторов и факторов окружающей среды, влияющих на репродуктивную функцию. Широкое распространение в промышленных странах патологии репродуктивной системы явилось предпосылкой для появления «энвиронментальных» гипотез, авторы которых напрямую связывают возникновение экозависимой патологии репродуктивной сферы, субфертильности и инфертильности населения с загрязнением окружающей среды [210,238]. Эта патология приобретает особую актуальность в настоящее время в связи с тем, что параллельно с увеличением степени загрязнения окружающей среды наблюдается рост так называемого идиопатического бесплодия [141,161,150].

Генетическое разнообразие населения, вариабельность и полиморфизм признаков обусловливают многообразие ответных реакций и последующих изменений здоровья в ответ на воздействие неблагоприятных экологических факторов [107,136,145,165,176].

1.1. Антропогенные экотоксиканты (ЭТ), характеристика, источники, кинетика, биотрансформация, кумулятивные эффекты Превышение порогов надежности экологических систем под действием экотоксикантов антропогенного происхождения является причиной существенных изменений условий существования и функционирования биогеоценозов [5,42,46,78,79]. Экотоксиканты – экологически опасные химические агенты, способные длительное время сохраняться, мигрировать и накапливаться в биотических и абиотических компонентах. В экологическом аспекте любые химические загрязнения являются чужеродным комплексом в экосистеме, и их принято подразделять на четыре класса опасности: I - чрезвычайно опасные (суперэкотоксиканты), II - высокоопасные ЭТ, III - умеренно опасные (экотоксиканты) и IV - малоопасные (ксенобиотики). Приоритетное значение по степени опасности для окружающей среды и здоровья человека имеют неорганические ЭТ - тяжелые металлы и органические – нефтепродукты, полициклические ароматические углеводороды, диоксины. Последние представляют особую опасность для человека и приводят к развитию диоксиновой патологии [14,32,57,106].

Тяжелые металлы - основные неорганические экотоксиканты, имеющие плотность более 8 тыс. кг/м3 (ртуть, свинец, медь, цинк, никель, кадмий, кобальт, сурьма, висмут, олово, ванадий, мышьяк и др.). Основной поставщик тяжелых металлов – предприятия цветной металлургии, выбросы автотранспорта [126,127,182]. Многие металлы при определенных концентрациях ингибируют действие ферментов (медь, ртуть). Железо образует хелатоподобные комплексы с обычными метаболитами, нарушая обмен веществ. Некоторые металлы конкурируют с необходимыми организму элементами, например, стронций-90 замещает в организме кальций, цезий 137 может замещать калий [90].

Ртуть. Основными источниками загрязнения окружающей среды этим элементом являются: пирометаллургические процессы получения металла, сжигание органических видов топлива, сточные воды, производство цветных металлов, красок, фунгицидов. Наиболее опасным соединением ртути является метилртуть.

Общая (природная и антропогенная) эмиссия ртути в атмосферу составляет свыше 6000 тонн ежегодно, причем менее половины - 2500 т. - составляют поступления от естественных источников. Ртуть обладает широким спектром токсических эффектов: нарушение биосинтеза белка, разобщение окислительного фосфорилирования субстратов в митохондриях почек и печени; возникновение биохимических сдвигов в организме; оказывает нейротоксическое, гонадотоксическое, генотоксическое, эмбриотоксическое и тератогенное воздействие [39,120].

Свинец. Основными источниками загрязнения биосферы свинцом являются выхлопные газы двигателей внутреннего сгорания, высокотемпературные технологические процессы, добыча и переработка металла. Перенос свинца в окружающей среде и его распространение в объектах окружающей среды происходит преимущественно через атмосферу. Некоторые виды планктона обладают способностью концентрировать свинец в 12000 раз. Интенсивно аккумулируют свинец хвойные деревья и мох. Концентрация свинца в костях современного человека в 700—1200 раз превышает его содержание в скелетах людей живших 1600 лет назад. Механизм токсического воздействия свинца обусловлен ингибированием ферментов детоксикации ксенобиотиков и угнетением образования цитохома Р-450 и цитохромоксидазы.

Эксперименты на крысах и мышах дали убедительные доказательства канцерогенности свинца и его неорганических соединений, токсичность которых неоднородна и убывает в зависимости от вида соединения:

нитрат›хлорид›оксид›карбонат›ортофосфат.

Кадмий. Относится к рассеянным элементам и содержится в виде примеси во многих минералах. Основными источниками загрязнения окружающей среды кадмием являются производство цветных металлов, сжигание твердых отходов, угля, сточные воды горнометаллургических комбинатов, производство минеральных удобрений, красителей. Кадмий способен замещать ионы кальция в кальмодулине, ингибировать ионный транспорт и индуцировать синтез металлотионеина [220]. Металлотионеины способны связывать как физиологические (цинк, медь, селен), так и ксенобиотические (кадмий, ртуть, серебро, мышьяк и др.) тяжёлые металлы. Кадмий чрезвычайно медленно выводится из человеческого организма. Хроническое отравление кадмием характеризуется поражением почек, нервной системы, легких, нарушением функций половых органов, оссалгиями.

Хром. Экотоксический эффект имеет шестивалентный хром, который появляется в результате антропогенной активности (использование хрома, сжигание угля, добыча руды и производство металла).

Токсичность шестивалентного хрома проявляется в подавлении роста, в торможении метаболических процессов, в виде генотоксического, эмбриотоксического и тератогенного эффектов. Отмечаются различные дерматиты, аллергические реакции, раздражение верхних дыхательных путей. Многочисленными эпидемиологическими исследованиями установлено, что хроматы могут вызывать бронхогенный рак, поэтому хром и его соединения относят к группе высокого канцерогенного риска для человека.

Мышьяк. Один из самых опасных химических экотоксикантов. Ежегодно в мире промышленно производится более 60 000 тонн соединений As. Антропогенные источники поступления мышьяка в окружающую среду - добыча и переработка мышьяксодержащих руд, пиррометаллургия, сжигание природных видов топлива - каменного угля, сланцев, нефти, торфа, а также производство и использование суперфосфатов, содержащих мышьяк ядохимикатов, препаратов и антисептиков. Абсорбция, трансплацентарный транспорт, распределение в организме, элиминация и биотрансформация мышьяка видоспецифичны, зависят от путей поступления и химической структуры As-соединений. Токсические эффекты приводят к нарушениям тканевого дыхания, ацидозу, гемолизу, гипо - и апластической анемии, эмбрио - и гонадотоксическим и тератогенным эффектам; химическому канцерогенезу[230].

Нитриты, нитраты и нитрозосоединения относятся к органическим экотоксикантам и представляют собой соли азотной (HNО3) и азотистой (HNО2) кислоты. Концентрация нитритов в среде обычно очень низка (в воде, например, 1-10 мг/л), в то время как концентрация нитратов высока (50-100 мг/л). Смертельная доза нитратов для людей составляет 8-15 г, а нитритов существенно ниже г для детей и 2,5 г для взрослых. Особое значение имеют нитрозамины - диэтил - и диметилнитрозамины (НДЭА и НДМА). Нитрозосоединения широко применяются в промышленности в качестве компонента ракетного топлива, антиоксидантов, являются промежуточными продуктами синтеза красителей, лекарственных препаратов, входят в состав антикоррозийных препаратов, применяются как пестициды и противоопухолевые агенты. Эксперты МАИР полагают, что нитрозосоединения целесообразно рассматривать, как канцерогенные для человека.

Доказанным является также трансплацентарное и эмбриотоксическое действие нитрозосоединений. Наибольший риск эмбриотоксического действия приходится на 1-3 и 6-ю недели беременности, тератогенного – на 2-8 неделю, а канцерогенный – на 34-40 недели.

Асбест, минеральные волокна. Асбест отнесен по классификации МАИР к веществам I гр. канцерогенного риска, т.е. является безусловным канцерогеном для человека. Эпидемиологические исследования доказали канцерогенность талька, содержащего асбестовидные волокна.

Полициклические ароматические углеводороды (ПАУ). ПАУ распространены убиквитарно, индикаторное значение для всех ПАУ имеет бензо(а)пирен (БП). Это положение впервые было сформулировано еще в 1966 г. Л.М.

Шабадом и его школой. Основные антропогенные источники ПАУ стационарные, т.е. промышленные выбросы от коксохимических, металлургических, нефтеперерабатывающих производств, предприятий теплоэнергетики; автомобильного, авиационного, водного транспорта. За 1 минуту работы газотурбинный двигатель современного самолета выбрасывает в атмосферу 2-4 мг БП. В атмосферу от этого источника поступает ежегодно более 5000 тонн БП. БП и другие ПАУ образуются главным образом в процессе горения самых различных горючих материалов (уголь, древесина, сланцы, нефтепродукты) при температурах около 80°С и свыше 500°С. ПАУ попадают в атмосферу со смолистыми веществами (дымовые газы, копоть, сажа и т.д.), поступают в водоемы со стоками различных видов, атмосферными осадками, выбросами водного транспорта, сырой нефтью.

Диоксины. Диоксины и диоксиноподобные соединения представляют собой наиболее опасную химическую угрозу для здоровья и биологической целостности человечества и окружающей среды [146,151,162]. К диоксинам относят большую группу высокотоксичных веществ - полихлорированных или полибромированных дибензодиоксинов и дибензофуранов, часто объединяемых общим названием диоксиноподобные суперэкотоксиканты [165,209]. Эта группа объединяет 2,3,7,8-тетрахлордибензо-п-диоксин (ТХДД, диоксин), обладающий наибольшей биологической активностью и целый ряд родственных диоксину так называемых «диоксиноподобных» или «диоксинсодержащих» соединений с относительно меньшей биологической активностью. К последним относятся определенные изомеры полихлорированных дибензо-п-диоксинов (ПХДД), дибензофуранов (ПХДФ) и бифенилов (ПХБ). Анализ работ, посвященных токсическому воздействию диоксинов, показывает, что основная опасность этих соединений заключается в высокой кумулятивной токсичности. Эффект биоконцентрирования ПХДД/ПХДФ усугубляется чрезвычайной стабильностью, пантропной биологической активностью, прежде всего генотоксичностью, эмбриотоксичностью, иммунотоксичностью, гепатотоксичностью [165]. Особенно подвержены поражающему действию диоксинов женщины и дети. Накапливаясь в организме человека и животных, диоксины вызывают, в основном, отдаленные эффекты: онкологические заболевания, нарушение развития, репродуктивные и иммунологические расстройства, эндокринные нарушения, которые в совокупности обозначают как «диоксиновую патологию». Диоксины обладают выраженной способностью к материальной кумуляции: период полувыведения ТХДД из организма человека составляет от 5,8 до 32,5 лет, в среднем — 7,4 года. Расчетная смертельная доза диоксина составляет 31*10-9 моль/кг или 0,05-0,07 мг/кг (Магомедов М.Г., 2002).

Расчетная минимальная токсическая доза 2,3,7,8-ТХДД для человека при хроническом оральном поступлении – 0,1 мкг/кг. 2,3,7,8-ТХДД относится к веществам I класса опасности с лимитирующим показателем «бластомогенная активность»

[98]. Одной из составляющих диоксиновой патологии являются экологогенетические последствия, для которых характерны функциональные нарушения процессов репродукции, структурные и функциональные аномалии генетического и ядерного аппарата в клетках разных тканей. Основными источниками образования диоксинов являются предприятия химической, электротехнической, лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности и цветной металлургии, то есть те предприятия, где в производственном цикле используются хлорорганический синтез, сжигание хлорорганических соединений, процессы хлорирования при отбеливании целлюлозы в целлюлозно-бумажной промышленности, получение металлов из их хлоридов при высокотемпературных процессах [180]. Большое количество диоксинов поступает в атмосферу при производстве тепловой и электрической энергии на ТЭЦ, работающих на угле, дизельном топливе, мазуте, а также при сжигании бытового и промышленного мусора на мусороперерабатывающих предприятиях, выбросы автотранспорта [119].

Накоплению диоксинов в окружающей природной среде способствовал ряд аварий на крупных промышленных предприятиях США (1949 г.

), ФРГ (1953 г.), Голландии (1963 г.), Севезо, Италия (1976 г.), Уфе (1992 г.), однако особо крупные зоны заражения до сих пор имеются во Вьетнаме. Всего в мире зарегистрировано более 200 случаев крупных аварийных ситуаций, связанных с выбросом ПХДД/ПХДФ в окружающую среду. Диоксины достаточно прочно связываются частицами почвы, донных отложений как содержащими органические компоненты. Почва и донные отложения рек, озер и морей - конечные «резервуары», в которых накапливаются диоксины в неживой природе [152,160]. В то же время, вместе с этими частицами они могут переноситься на довольно большие расстояния, загрязняя воздух и воду, включаться в пищевые цепи [184,185]. Эффективнее всех концентрируют диоксины рыбы и дойные коровы. Следовательно, именно продукты животного происхождения страдают при загрязнении окружающей среды диоксинами. Токсикокинетические исследования последних лет показали, что диоксины черезвычайно стабильны в живых организмах, следствием чего является их длительное сохранение в биосфере. В частности, период полувыведения высокотоксичного 2,3,7,8-ТХДД из организма человека составляет 4-5 лет. Для высокотоксичных ПХДФ период полувыведения из организма человека несколько меньше, от 1 до 3 лет. Период полувыведения высокотоксичного ПХБиз человека имеет величину порядка 10 лет. При оральном поступлении диоксина в организм человека более 87% его всасывается в желудочно-кишечный тракт. Накапливается он преимущественно в жировой ткани, коже и печени. Специфическим симптомом острой диоксиновой интоксикации является «хлоракне»

- рецидивирующее гнойничковое заболевание кожи, известное ещё с начала 20 века как профессиональное заболевание рабочих хлорных производств. Хлоракне возникает спустя 1-2 месяца после начала контакта с диоксинами в дозах от 0,1 до 3 мг/кг, приводит к тяжелой прогрессирующей форме угревой болезни. К иным проявлениям диоксиновой интоксикации можно отнести гиперпигментацию кожи, гипертрихоз, актинический кератоз, гирсутизм [191].

1.2. Влияние ксенобиотиков-диоксинов на иммунную систему

Иммунная система является индикаторной системой экологического неблагополучия, наиболее чутко реагирующей на воздействие неблагоприятных факторов [38,50,195]. Традиционно считается, что 2,3,7,8-ТХДД вызывает вторичную иммуносупрессию, угнетает гуморальный и клеточный иммунные ответы, антибактериальную и противовирусную резистентность, индуцирует аутоиммунные реакции (Сибиряк и соавт., 2003). 2,3,7,8- ТХДД и родственные ему соединения являются высокоселективными лигандами арилуглеводородного (Ah)рецептора лиганд-активируемого транскрипционного фактора, относящегося к суперсемейству ядерных orphan-рецепторов (Heath-Pagliuso Sh., 2000). Взаимодействие комплекса Ah-рецептор - лиганд с соответствующим отвечающим сайтом ДНК приводит к активации транскрипции изоформ цитохрома Р450- CYP1A1, CYP1А2, СYP1В1, биотрансформация которых приводит к изменению активности эндогенных липофильных биорегуляторных молекул, внутриклеточных сигнальных систем и транскрипционных факторов [233,234]. AhR может образовывать гетеродимеры с другими регуляторными белками и непосредственно вмешиваться в интимные механизмы поддержания внутриклеточного гомеостаза. Изучению иммуносупрессорных эффектов диоксинов были посвящены работы [227,245], исследовавших влияние 2,3,7,8-ТХДД на систему В-лимфоцитов мышей, вводимого однократно в дозах 30, 60 и 120 мкг/кг массы, при этом выявлено значительное обеднение клеточного состава лимфоидных органов: селезенки и костного мозга, снижение интенсивности антителообразования, наиболее выраженное на 21 день.

При внутрижелудочном введении 2,3,7,8-ТХДД взрослым мышам наблюдалось подавление Т-зависимой и Т-независимой реакции антител после разрешающей инъекции антигенов. В ранние сроки после начала токсического воздействия 2,3,7,8-ТХДД [212,231], наблюдал увеличение размеров лимфоидных узелков селезенки, прямо пропорциональное концентрации, токсичности и дозе воздействующего токсиканта, с последующей дисплазией и атрофией органа. Среди характерных признаков токсического действия ПХДД/ПХДФ на иммунную систему [243,254] авторы также отмечают атрофию тимуса, дегенерацию клеток костного мозга, связанную с активацией арилуглеводородного рецептора. В экспериментах Coates A. S. (2007) показано, что гипоплазия тимуса у мышей возникает при введении 2, 3, 7, 8-ТХДД в дозах значительно ниже доз, оказывающих токсическое действие на материнский организм, эмбрион или плод, и является наиболее чувствительным индикатором токсического действия диоксина у мышей. Авторы предполагают, что диоксины изменяют регуляцию факторов роста и рецепторов, нарушая пролиферацию и дифференцировку клеток-мишеней, что приводит к аномальному развитию тимуса в период эмбриогенеза. В экспериментах на крысах показано, что введение 2,3,7,8-ТХДД в дозах 0,2; 1 или 5 мкг/кг приводит к ослаблению тимусзависимого и тимуснезависимого иммунного ответа и стимулированной продукции интерлейкинов. Было показано, что CD4/CD8/CD25тимоциты более рефрактерны к действию 2,3,7,8-ТХДД, чем более незрелые формы. Атрофия тимуса коррелировала с дозозависимой супрессией биосинтеза и уровня mRNA для полимеразы ДНК - терминальной дезоксинуклеотидилтрансферазы, специфичной для лимфоидной стволовой клетки костного мозга и тимуса.

Исследователи считают, что атрофия тимуса связана с повреждением 2,3,7,8ТХДД ранней стадии Т-лимфопоэза-протимоцитов костного мозга. Dalzell J.R. et al., (2009) показал торможение пролиферации клеток тимуса у мышей на самой ранней стадии развития тимоцитов. Диоксин нарушает процесс взаимодействия между тимоцитами и стромой, вызывыает дозозависимое уменьшение количества клеток и изменения в субпопуляциях лимфоцитов – уменьшение количества CD4лимфоцитов и увеличение клеток CD8 и CD3 позитивных лимфоцитов. Аналогичные данные о депрессии популяции CD4 лимфоцитов и увеличении одиночных позитивных CD8 клеток при воздействии 2,3,7,8-ТХДД получены Fisher M., (2004), при этом показано значимое увеличение пула В-лимфоцитов в костном мозге - про-В-клеток, пре-В-клеток, виргинных В - и отделяющихся зрелых Влимфоцитов. Содержание CD5 (В1)- лимфоцитов в кишечно-ассоциированной лимфоидной ткани также было значительно снижено по сравнению с группой контрольных животных. В экспериментах in vitro на органной культуре показано, что диоксин 2,3,7,8-ТХДД вызывает нарушение развития тимоцитов на стадии двойных негативных клеток CD4CD8 до экспрессии CD25 и пре-Т-клеточного рецептора [243]. Mimura J., (2003) отмечает, что 2,3,7,8-ТХДД усиливает девиацию дифференцировки тимоцитов в сторону цитотоксических CD8 клеток. В тимоцитах происходило повышение активности полимеразы, катализирующей полиаденилирование mRNA. Выявленные изменения отчетливо коррелировали с развитием индуцированного 2,3,7,8-ТХДД апоптоза.

Работами Sibiryak S. (2002) показано, что присутствие 2,3,7,8-ТХДД в дозе 10nM, приводит к депрессии митогенного ответа при стимуляции смесью митогенов (ФГА+МЛ), снижению содержания клеток с апоптозом, однако индуцированная митогенами экспрессия FasR оказалась повышенной.

Лимфоциты, культивируемые в присутствии анти-CD3 МКА и 2,3,7,8-ТХДД имели значительно более высокую чувствительность к апоптогенному воздействию анти Fas МКА. Сравнительно недавно появились работы, свидетельствующие о связи канцеро-промоторного эффекта 2,3,7,8-ТХДД с подавлением апоптоза в клетках. Ингибирующий эффект диоксина связывают с его способностью имитировать действие факторов роста, увеличивать суммарное фосфорилирование тирозина и активность Р13К и активировать МАРК каскад [230].

Депрессия апоптоза при воздействии 2,3,7,8-ТХДД описана для гепатоцитов, эпителиальных клеток молочной железы [229]. По мнению Silverstone A.(2000) атрофия тимуса, вызванная воздействием 2,3,7,8-ТХДД, является следствием задержки созревания клеток в результате ингибиции пролиферации, с параллельным повышением уровня экспрессии антиапоптогенного онкогена bcl-2. Обнаружена способность 2,3,7,8-ТХДД снижать чувствительность активированных через Тклеточный рецептор лимфоцитов периферической крови человека к апоптозу, индуцированному нерецепторным сигналом (камптотецином) [228].

По данным Mitchell K. (2003), диоксиновая супрессия лимфоидной ткани многократно повышает чувствительность организма к внутриклеточным микроорганизмам. Необычайно высокая восприимчивость к инфекциям рассматривается в настоящее время, как одно из проявлений вторичного, токсикоиндуцированного иммунодефицита, что выражается в повышенной частоте инфекционных заболеваний, их тяжести, продолжительности, осложненном течении.

Анализ влияния 2,3,7,8-ТХДД на митогенез периферических Т лимфоцитов in vitro при их физиологической активации через TCR с помощью анти-CD3 МКА показал индукцию CYP1А1, сопровождаемую увеличением содержания белка CYP1A1 в лимфоцитах. В клетках, подвергнутых воздействию диоксина нарастало содержание Gо клеток и значимо снижалось содержание клеток, находящихся в G1 фазе клеточного цикла и митотически активных клеток, т.е. действие диоксина осуществлялось в пресинтетическую фазу цикла. Механизмы реализации апоптоза на основе изучения активности инициирующих и эффекторных каспаз (Css) показал, что митогенез лимфоцитов закономерно сопровождается повышением активности инициирующей Cs 8 и суммарной активности эффекторных Css 3, 7, 10.

Известно, что процессинг Cs3 необходим для митогенеза клетки, а блокада Cs3 ингибитором Z-VAD приводит к ингибированию митогенеза [235]. Установлено, что антипролиферативный эффект экотоксиканта, связан, как с внутриклеточной «сверхиндукцией CYP1A1», так и с нарушением «митотической» функции каскада Css. При анализе клеточного цикла установлена преимущественная ингибиция диоксином апоптоза в Gо G1 фазе, т.е. в момент «выбора клеткой» программы активации, что свидетельствует о нарушении специфических механизмов иммунорезистентности. Отечественный иммунофармаколог И.Е. Ковалев(1994) предположил, что иммунная система и ферментная система биотрансформации ксенобиотиков тесно взаимосвязаны и образуют единую систему иммунохимического гомеостаза организма. Механизмы формирования экологически обусловленных иммунодефицитных состояний, зависят с одной стороны от специфической биологической активности соединения, с другой - от последствий взаимодействия этого соединения с «химическим сенсором» - системой цитохром Р450зависимых монооксигеназ [165]. Постулировано, что цитохром Р450 [223] является «химическим сенсором», контролирующим функционирование клеток иммунной системы в окружающей среде низкомолекулярных химических соединений. С этих позиций антипролиферативное действие 2,3,7,8-ТХДД и повышенную реактивность на апоптогенный сигнал можно рассматривать как адаптивную, защитную реакцию клеток в условиях сверхиндукции цитохрома Р450.

В периферической крови 2,3,7,8-ТХДД не вызывает существенных изменений субпопуляционного спектра лимфоцитов, в то же время, 2,3,7,8-ТХДД ингибирует пролиферативный ответ лимфоузловых лимфоцитов в условиях индукции митогенеза (в лимфоузловой модельной системе in situ), что не сопровождалось угнетением активационно-индуцированной экспрессии CD25 на CD3 лимфоцитах. Судя по результатам, активированные клетки наиболее чувствительны к воздействию экотоксиканта, что подтверждают результаты исследователей, использовавших другие методические подходы.

Канцерогенная активность диоксинов показана в работах Babina M.,et al (2010), установившего, что ежедневное поступление 2,3,7,8-ТХДД с пищей в дозе 0,1 мкг/кг в течение 2 лет способствует увеличению частоты возникновения гепатоцеллюлярных и чешуйчатоклеточных карцином легких у дойных коров.

В конце 70-х гг. было обнаружено, что у сельскохозяйственных рабочих, подвергшихся воздействию хлорфенолов и феноксигербицидов, содержащих диоксины, риск заболевания саркомой мягких тканей увеличен в 6 раз [30,31]. Несколько позже появились многочисленные сообщения о случаях сарком у рабочих, участвовавших в производстве 2,4,5-ТХФ [37]. Ряд авторов полагает, что способностью индуцировать генные мутации обладают до 90% применяемых гербицидов и пестицидов. Индукция повреждений хромосом лимфоцитов периферической крови была зарегистрирована при действии 2,4,5-ТХФ, трихлорфона, дихлофоса, а также фталофоса, севина, валексона и т.д. [6,57,67].

Гонадотоксическое действие химических соединений (экотоксикантов) существенно влияет на частоту возникновения врожденных дефектов у новорожденных [236]. При этом кроме опосредованного влияния диоксинов на репродуктивную функцию человека (нарушение нейрогуморальной регуляции размножения, заболевания других органов и систем), характерно и непосредственное специфическое действие токсиканта на половую систему.

Гонадотоксические эффекты диоксиновой интоксикации проявляются снижением функциональной способности женской половой системы к оплодотворению, изменениям морфологии и качества яйцеклеток [100]. В мужских половых железах отмечаются различной выраженности дегенеративные процессы, вплоть до полного прекращения сперматогенеза, наблюдающегося при сочетаном воздействии ксенобиотических факторов [206]. Интегральным критерием состояния мужской репродуктивной функции является исследование эякулята. По данным разных источников, концентрация экополлютантов в спермоплазме многократно превышает их уровень в фолликулярной или цервикальной жидкости женщин.

Содержание диоксинов и диоксиноподобных соединений в пересчете на токсические эквиваленты (ТЭ/TEQ, ВОЗ) в суммарных пробах спермы мужчин, проживающих в индустриальных городах, колебалось от 56,7 до 823,7 пг на 1 г липидов и составило в среднем 262,4 пг/г, при соответствующих уровнях диоксинов в крови тех же мужчин от 67 до 324 пг/г. Феномен загрязнения спермы диоксинами служит косвенным доказательством взаимосвязи состояния окружающей среды и изменений репродуктивной функции и демонстрирует ценность данных маркеров, как индикаторов влияния средовых и производственных факторов [207, 208].

–  –  –

Гормоноподобное действие диоксинов в отношении эндокринной системы во многом объясняется молекулярным сходством 2,3,7,8-ТХДД и стероидных гормонов, что позволяет ему вмешиваться в функционирование эндокринной регуляции репродуктивной системы. Наиболее признана и более аргументирована гормональная гипотеза [222], согласно которой патология половой системы у мужчин ассоциирована с поступлением химических соединений, имитирующих эффекты эстрогенов, так называемых ксеноэстрогенов. Ксеноэстрогены получили название «эндокринные разрушители» (endocrine disrupter), которые определяются как «экзогенные вещества или их смеси, изменяющие функции эндокринной системы и вызывающие неблагоприятные эффекты в интактном организме, или его потомстве. Под термином «ксеноэстрогены» принято понимать в первую очередь органогалогены, к которым относятся, в частности, полихлорбифенилы, диоксины и диоксиноподобные вещества, некоторые пестициды и их производные, а также ряд других соединений [249].

Часть из этих веществ имеет структурное сходство с диэтилстильбэстролом. Часть органогалогенов, по данным Международного агентства по изучению рака (МАИР), признана безусловно канцерогенной для человека [114,247]. Выделяют три основные точки приложения биохимических эффектов ксеноэстрогенов: активность ферментов, ростовых факторов (включая цитокины) и гормонов. Влияние на гормональный статус заключаеится в способности органигалогенов, в частности диоксинов, изменять продукцию стероидов, тиреоидных гормонов, мелатонина, гастрина и инсулина [213,216,217], позволяет сводить их эффект только к про- или антиэстрогенному действию. Среди всего многообразия ксеноэстрогенов «модельными» ксеноэстрогенами с эстрогеноподобным эффектом являются бифенолы; антиэстрогенный эффект оказывают диоксины. Вытеснение физиологического лиганда (эстрогена) конкурентом — ксеноэстрогеном зависит от его аффинности и концентрации. Эндокриноподобные свойства ксеноэстрогенов определяются высокой аффинностью к Ahрецептору [203,224,225,248]. Важной особенностью ТХДД является его способность катализировать в эпителии молочных желез образование 2- и 4катехолэстрогенов, обладающих как эстрогенной, так и мощной канцерогенной активностью, сочетающейся с выраженным ДНК-повреждающим эффектом. Как оказалось, рецепторы эстрогенов замедляют процесс взаимодействия комплекса с ксенобиотикчувствительным элементом ДНК (XRE) AhR-диоксин [149,180,210,212]. Комплекс AhR-диоксин дает такой же эффект, т.е. между двумя классами рецепторов существуют конкурентные отношения, ответственные, вероятно, за репродуктивные нарушения. Показано, что 2,3,7,8-ТХДД и родственная ему группа соединений имеет непосредственное влияние на состояние рецепторов эпидермального фактора роста (ЭФР). В частности, известно, что попадание 2,3,7,8-ТХДД с материнским молоком имитирует у животных-сосунков эффекты экзогенного ЭФР: раннее открывание глаз и прорезывание зубов. Предварительное введение мышам 2,3,7,8-ТХДД (115 мкг/кг внутрибрюшинно) тормозило связывание ЭФР с соответствующими рецепторами изолированных плазматических мембран с гепатоцитами. Эти факты позволили предположить, что аномалии развития эмбрионов, гипотрофия новорожденных под воздействием 2.3,7,8-ТХДД обусловлены его влиянием на функционирование рецепторов ЭФР [209,214,215,252].

–  –  –

Изучение заболеваемости вторичными иммунодефицитами в крупных промышленных городах Уральского региона, показало, что иммунопатологические состояния в 80-90% случаев сопровождаются повышением уровней окномаркеров [11,17,64,205]. Исследованиями, проведенными на предприятиях металлургического профиля, показано снижение основных популяций иммунокомпетентных клеток, сопряженное с высокими уровнями онкомаркеров у рабочих, не имеющих клинических признаков онкопатологии. Авторами исследования сделан вывод о значительном вкладе экологических факторов промышленного происхождения в формирование иммунодефицитных состояний и онкологической настроенности рабочих металлургических комбинатов Челябинска и Магнитогорска.

Определение роли онкомаркеров в прогнозировании экозависимой патологии репродуктивной системы и молочных желез у женщин, подверженных воздействию неблагоприятных экологических факторов, наиболее рационально проводить у пациенток, имеющих генетические или анамнестические факторы предрасположенности к злокачественному процессу или с пролиферативными формами мастопатий [17,20,171,175,176].

Маркеры, используемые для скрининговых тестов, подразделяют на следующие классы: иммунологические (ассоциированные с опухолью специфические антигены-РЭА); гормоны (ХГЧ, АКТГ); ферменты (фосфатазы, ЛДГ); продукты обмена (креатин, гидроксипролин, полиамины); белки плазмы (ферритин, церулоплазмин, 2-микроглобулин); белковые продукты распада опухолей. Основное применение онкомаркеров в клинической практике - мониторинг течения заболевания и эффективности проводимого лечения, получение прогностической информации.

Согласно Tampellini M. (2006) опухолевые антигены, как правило, не являются диагностическими, однако дают важную информацию, которая при определенных условиях оказывается полезной для диагностики. Это связано с тем, что онкомаркеры низкоспецифичны в отношении того или иного злокачественного заболевания; их повышение может наблюдаться и при доброкачественных новообразованиях, а также при других патологических, а иногда и физиологических процессах в организме человека [241]. Большинство опухолеассоциированных антигенов продуцируется не только опухолевыми, но и нормальными, в частности, эмбриональными клетками, а различия в антигенном спектре нормальных и злокачественно трансформированных клеток зачастую количественные, а не качественные [115,183]. Повышение уровня онкомаркеров в крови вне наличия клинического опухолевого процесса следует расценивать как фактор риска развития опухоли любой локализации, требующий углубленного обследования пациента, следовательно, онкомаркеры могут быть использованы в качестве скрининговых тестов для формирования групп риска по онкопатологии больших когорт населения, что актуально для регионов экологического неблагополучия [63]. Показано, что дебют, рецидивирование или метастазирование опухоли может быть обнаружено при помощи опухолевых маркеров более чем за 6 месяцев до клинической манифестации. К наиболее значимым онкологическим маркерам, претендующим на роль предикторов и специфических индикаторов онкопатологии репродуктивной системы и молочных желез, относятся, прежде всего, раковый эмбриональный антиген (РЭА), альфа-фетопротеин (АФП), хорионический гонадотропин (ХГ), раковый антиген 15-3 (СА15-3), раковый антиген 125 (СА125), -2МГ), тиреоглобулин, ферритин, кальцитонин.

Характеристика данных маркеров представлена ниже:

Раковый эмбриональный антиген (РЭА) опухолевоэмбриональный антиген, синтезируется слизистой оболочкой толстой и в меньших количествах в тонкой кишке, печени, поджелудочной железе. Его нормальная концентрация в крови не более 5 нг/мл. Используется как специфический маркер колоректальной карциномы и как дополнительный маркер онкопроцесса иной этиологии. Установлена четкая корреляция между повышенным уровнем маркера и стадией опухолевого процесса, т.е. данный маркер является индикатором опухолевой прогрессии и прогностическим фактором рецидива [47,48,253].

Данные Европейской группы по опухолевым маркёрам (1999), повышенные величины РЭА наблюдаются при раке лёгкого, молочной железы, печени, поджелудочной железы, предстательной железы, желудка и яичников. При локализации метастазов рака молочной железы в мягких тканях уровень РЭА повышен у 66% больных, в висцеральных органах - у 59%, в разных органах одновременно - у 82%. Показано, что увеличение содержания РЭА в крови на 2-10 мес. предшествует появлению клинических признаков рецидивирования опухоли. Agrawal A.K., et al. (2010) считают, что, определение РЭА в сыворотке крови не может быть применено для диагностики самых ранних стадий рака молочной железы в силу его низкой специфичности. Повышенные концентрации РЭА обнаруживают 20-50% соматических пациентов (цирроз печени, гепатозы, туберкулез, эмфизема, муковисцидоз), однако его уровень не превышает 10 нг/мл.

Альфа-фетопротеин (АФП) - физиологический продукт желточного мешка, печени и желудочно-кишечного тракта плода. Его синтез возобновляется при возникновении опухоли печени и герминогенных тератобластом. У взрослых здоровых мужчин и небеременных женщин уровень АФП в сыворотке крови находится в пределах от 0 до 10 МЕ/мл. Клиническое применение АФП сводится в основном к выявлению и наблюдению за течением первичной гепатоцеллюлярной карциномы, уровень АФП при которой увеличивается в сотни и тысячи раз [183], мониторингу эффективности лечения, диагностике опухолей из герминогенных (зародышевых) клеток, а также при врожденных пороках развития плода [48]. По данным экспертной группы фирмы «Immunotech» (1998), повышенный уровень маркера (до 100 нг/мл) может наблюдаться у лиц (около 9%) с метастатическим поражением печени, при злокачественных опухолях молочной железы, бронхов и колоректальной карциноме.

Хорионический гонадотропин (ХГ) относится к группе плацентарных антигенов. Концентрация ХГ у здоровых мужчин и небеременных женщин, как правило, не превышает 10 МЕ/л, а повышение уровня этого маркера является одним из признаков наличия злокачественной опухоли. Применяется в диагностике трофобластических опухолей, хорионкарцином яичка, хорионкарцином плаценты, хорионаденом, семином, пузырного заноса, а также для мониторинга эффективности терапии(EGTM.1999). При герминогенных опухолях, трофобластических опухолях матки и яичников частота выявления ХГ превышает 80%.

Наиболее высокие значения хорионического гонадотропина отмечаются при хорионкарциноме - 10000 мМЕ/мл и более. По данным EGTM (1999), чувствительность данного маркера при карциноме яичка и плаценты – 100%, при хорионаденоме – 97%, поэтому ХГ является маркером выбора для диагностики этих опухолей, причем для того, чтобы повысить диагностическую точность, рекомендуется использовать его в сочетании с АФП [183]. В сочетании с РЭА маркер может использоваться для диагностики гастроинтестинальных злокачественных опухолей.

Однако данный маркер помимо оценки опухолевого процесса используется для ранней диагностики беременности и контроля за ее течением, поэтому у беременных женщин использование этого маркера для диагностики и мониторинга опухолевого процесса исключено.

Раковый антиген 15-3 (СА15-3) - высокомолекулярный муциноподобный гликопротеин, являющийся высокоинформативным маркером рака молочной железы. Используется для эффективного мониторинга терапии карциномы молочной железы [74,84,95]. Повышение уровня СА15-3 зафиксировано при распространенном раке яичников, эндометрия и шейки матки [48,205,219,226]. Верхняя граница нормы у здоровых (небеременных) женщин составляет 26,9 Ед/мл. В третьем триместре беременности наблюдается умеренное повышение уровня СА15-3 до 50 Ед./мл. Рост концентрации СА15-3 наблюдается при запущенных формах опухолей желудочно-кишечного тракта, легких, яичников, шейки матки и эндометрия [183,239,240,253]. Дополнительным неспецифическим маркером рака молочной железы является РЭА, значительно повышающим эффективность диагностики опухолей молочной железы [62]. В рекомендациях Европейской Группы по опухолевым маркерам (1999) указано, что низкие уровни этого маркера не исключают наличия опухоли,- ни первичной, ни метастатической,- с другой стороны, высокие уровни маркера почти всегда отражают наличие метастатического заболевания, т. е. наличие отдаленных метастазов [205,242,246].

Раковый антиген 125 (СА125) – дифференцировочный опухольассоциированный гликопротеин, формирующийся из дериватов целомического эпителия тканей плода. Используется для мониторинга течения и эффективности терапии серозной карциномы яичника [48]. Раняя диагностика данной патологии яичника крайне затруднительна ввиду длительного отсутствия клинических симптомов, при этом поздняя выявляемость достигает 75% [53,83,85]. Верхняя граница нормы СА125 составляет 35 МЕ/мл. Раковый антиген СА125 обнаруживается в высоких концентрациях в сыворотке крови больных карциномой яичников, опухолях молочной железы [83]. Уровень СА125 может повышаться при таких нарушениях женской половой сферы, как: серозная цистаденома - до 12%; муцинозная аденома - до 9%; доброкачественная цистотератома - до 7%; фиброма яичников - до 15%; острый аднексит - до 40%; миома матки - до 10%; острый сальпингит - до 10%; хронический аднексит - до 10%; эндометриоз матки - до 15%;

инфекция органов малого таза - до 33% и пиелонефрит - до 15% [83,183] не обнаружил прямой корреляции между уровнем СА-125 и размером первичной опухоли. Параллельное определение в сыворотке крови трех маркеров (СА125, РЭА, СА19-9) по мнению Коновалова В.И. (2002) дает наиболее полную информацию о патологическом процессе и позволяет более эффективно проводить дифференциальную диагностику эндометриоза и злокачественных новообразований. Среди больных с аденокарциномой яичника высокие концентрации СА125 отмечаются практически в 100% случаев, а при эндометриозах различной локализации этот процент ниже и колеблется в пределах от 14 до 23% [116].

Кальцитонин – гормон, продуцируемый парафолликулярными клетками щитовидной железы. Может синтезироваться клетками рака легкого, молочной железы или поджелудочной железы. Повышение кальцитонина может наблюдаться при беременности и доброкачественных заболеваниях легких.

Ферритин - онкомаркер, продуцируемый нормальными тканями организма (ткани печени, селезенки, костного мозга, слизистой кишечника). Литературные данные указывают на повышение диагностической значимости данного маркера при одновременном его определении с СА15-3 при ранних стадиях рака молочной железы. Границы нормальных значений ферритина в сыворотке крови у женщин - 20-129 нг/мл, у мужчин - 25-300 нг/мл.

Тем не менее, следует подчеркнуть, что, несмотря на достигнутые успехи в диагностике манифестных форм злокачественных новообразований, их рецидивировании и метастазировании нерешенными остаются вопросы ранней донозологической диагностики онкопатологии любой локализации, развитие которой тесно коррелирует с наличием вторичной иммунной недостаточности.

Промышленная профилизация городов Южного Урала, на протяжении многих десятилетий формирующая неблагоприятный экологический фон, диктует необходимость формирования групп риска по онкопатологии, особенно среди молодого населения на основе проведения массовых лабораторных онко - и иммуноскринингов и внедрения эффективных профилактических мер в рамках реализации основной концепции экологической иммунологии.

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Настоящее исследование выполнено на базе КДЛ МАУЗ «Городская больница №2» г. Магнитогорска, ООО «Медицинский лабораторный центр «Фамилия» г. Челябинска, лаборатории иммунологии воспаления ФГБУН Института иммунологии и физиологии УрО РАН г. Екатеринбурга.

Работа посвящена определению диагностической ценности и значимости уровней онкологических маркеров и показателей иммунной системы для диагностики доброкачественной и злокачественной патологии молочных желез у женщин репродуктивного возраста, проживающих на территории Магнитогорского городского округа, а также обоснованию необходимости выделения диспансерных групп наблюдения, особенно среди молодых женщин, по риску развития онкологической патологии.

Магнитогорский городской округ, в качестве региона для исследования когорты женщин раннего и позднего репродуктивного возраста, страдающих мастопатией, выбран нами в связи с наличием в нем неблагоприятной экологической ситуации, обусловленной ростом промышленности, в частности черной металлургии и урбанизации. Канцерогенные и мутагенные факторы современной урбанизированной среды оказывают влияние на репродуктивную функцию человека [10,88,89]. Следует отметить, что более 60% населения города заняты на промышленных предприятиях. Демографическая ситуация в Магнитогорском городском округе носит неблагоприятный характер. Главным отрицательным фактором является естественная убыль населения. Численность населения с 2005 по 2012 год уменьшилась в 1,01 раза. Согласно данным официальной статистической отчетности отмечен спад численности населения с 2007 по 2009 год, с небольшими колебаниями остается на прежнем уровне до 2012 года. Данные представлены на рисунке 1.

–  –  –

Так, в 2005 году в городе проживало 414853 человека, в том числе 160231 мужчин и 164052 женщин, соответственно 38,6% и 39,6% от общей численности населения. Детское население составило 90570 человек, что составляет 21,8%. По состоянию на 2012 год численность Магнитогорского городского округа составляет 409593 человека, из них 151175 мужчин (36,9% от общего числа) и 182210 женщин (44,5%). Детское население составляет 76208 человек (18,6%).

Состояние популяционного здоровья и развития любого общества определяется уровнем здоровья детей и подростков, которые формируют демографический резерв, в городе, как и в целом по России, отчетливо прослеживается тенденция снижения детского и подросткового населения, а так же отмечаются проблемы репродуктивного здоровья [150]. Магнитогорск является вторым по значимости промышленным городом в Челябинской области. Основными источниками загрязнения атмосферного воздуха являются предприятия черной металлургии, производства строительных материалов, в том числе ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», ЗАО «Механоремонтный комплекс», ООО «Огнеупор», ЗАО «Металлургремонт-1»,ООО «Электроремонт», ЗАО «Русская металлургическая компания», ОАО «ММК-МЕТИЗ», тепловые электростанции, а также автомобильный и железнодорожный транспорт. Огромный вклад в выбросы стационарных источников, как основных, так и специфических веществ вносит ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» с полным металлургическим циклом [68,89,90,91,182]. По данным формы ГН 1.1.725-98 «Перечень веществ, продуктов, производственных процессов, бытовых и природных факторов канцерогенных для человека» нами выделены основные канцерогенные химические вещества, вызывающие онкологическую патологию органов репродуктивной сферы, перечень которых представлен ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Челябинской области» г. Магнитогорска (2012): диоксид серы, оксид углерода, диоксид азота, оксид азота, сероводород, фенол, аммиак, бенз[а]пирен, формальдегид, бензол, ксилол, толуол, этилбензол, железо, марганец, медь, никель, хром, цинк, свинец, кадмий, магний. Среднегодовые концентрации 4 примесей превышают 1 ПДК: взвешенные вещества – 2,6 доли ПДК, диоксид азота – 1,4 доли ПДК, формальдегид – 4,3 доли ПДК, бенз[а]пирен – 5,7 доли ПДК (рис.4.) Как отмечает Кошкина В. С. (2008) в г. Магнитогорске ряд предприятий черной металлургии, что является региональной особенностью, являются источниками выбросов веществ потенциально опасных с точки зрения канцерогенного воздействия.

По данным мониторинга загрязнения атмосферного воздуха (2005-2012 гг.) уровень загрязнения атмосферного воздуха во все годы оценивался как очень высокий [68]. Индекс загрязнения атмосферы (ИЗА), в 2012 году составил 25,2, при нормативе не более 14, при этом тенденция к росту индекса наблюдается с 2010 г (ИЗА=16,6), в 2011 (ИЗА = 21). Показатели индекса загрязнения атмосферного воздуха представлены на рис.2.

20 ИЗА Рисунок 2 - Индекс загрязнения атмосферы г. Магнитогорска за период 2006 – 2012 г.г.

Доля загрязнителей 1 класса опасности (пентаоксид ванадия, сульфат никеля, свинец и его неорганические соединения, хром шестивалентный, бенз[а]пирен и пыль асбестсодержащая) составляет менее 0,001%, 2 класса опасности (высокоопасные) – 0,8%, 3 класса опасности (умеренно опасные) – 29,3%, доля веществ, класс опасности для которых не определен (34 вещества), составила 1,6%.Согласно СанПин 1.2.2353-08 «Канцерогенные факторы и основные требования к профилактике канцерогенной опасности» обладают канцерогенным действием при ингаляционном пути поступления в организм: никель оксид, никель сульфат, хром шестивалентный, бензол, бенз[а]пирен, (хлорметил)оксиран, формальдегид, масло минеральное нефтяное, пыль неорганическая с содержанием диоксида кремния менее 20%, пыль неорганическая с содержанием диоксида кремния 20-70%, пыль неорганическая с содержанием диоксида кремния более 70%, пыль асбестсодержащая и пыль древесная. Превышение концентрации в окружающей среде вышеуказанных веществ лежит в основе развития экозависимой патологии желудочно-кишечного тракта, органов дыхания, репродуктивной сферы, эндокринной, нервной, иммунной систем [11,101].

2.1. Общая характеристика обследованных женщин

Всего обследовано 150 женщин репродуктивного возраста из лечебных учреждений г. Магнитогорска, постоянно проживающих в промышленном городе, находящихся под наблюдением врачей гинекологов, онкологов. Изучена карта амбулаторного больного форма №025-у, составлены карты иммунологического мониторинга больного с иммунопатологией, которые были разработаны в НИИ иммунологии ЧелГМА. Дополнительно был собран более подробный акушерскогинекологический анамнез с учетом выявления онкологической наследственности среди ближайших родственников.

Обследование пациентов проводилось во время проведения профилактических медицинских осмотров, после консультативного приема по обращению к врачу гинекологу, во время лечения в онкологическом диспансере (до хирургического вмешательства).

Всем пациентам проведен необходимый перечень инструментальных исследований молочной железы при соответствующих показаниях. Женщинам с раком молочной железы проведены дополнительные исследования после хирургической манипуляции в виде цитологического и гистологического исследования биологического материала из ткани молочной железы.

Нами проанализирована медицинская документация, карты иммунологического мониторинга, результаты лабораторного исследования, в результате чего выделено 5 групп пациентов: из них 2 группы женщин раннего репродуктивного возраста (15-25 лет) и 3 группы женщин позднего репродуктивного возраста (35лет, где с 45 до 60 лет постменопаузальный период):

1 группа – 36 условно–здоровых женщин (контрольная группа), средний возраст которых составил 20,1 ± 0,90 лет.

2 группа – 33 молодые женщины с патологией молочных желез, средний возраст составил 19,9±0,99 лет.

3 группа - 20 условно-здоровых женщин, средний возраст составил 44,5±1,28 года.

4 группа - 22 женщины с доброкачественной патологией молочных желез, средний возраст составил 46,5 ± 1,37 лет.

5 группа – 27 женщин с раком молочной железы 1-2 стадии, впервые выявленным до хирургического и терапевтического лечения, средний возраст составил 52,9 ± 1,76 года.

Формирование 1 и 3 групп осуществлялось после полного терапевтического осмотра и заключений ряда специалистов: иммунолога, хирурга, стоматолога, эндокринолога, гинеколога, ЛОР. На момент обследования все условно-здоровые лица не предъявляли каких-либо жалоб на наличие хронического или аллергического заболевания и в течение последнего месяца перед обследованием не страдали острыми респираторными заболеваниями.

На основании анкетирования был проанализирован профмаршрут каждого пациента, входящего в исследование, изучены сопутствующие заболевания и подверженность воздействию неблагоприятных экологических факторов.

2.2. Эпидемиологические особенности доброкачественной и злокачественной патологии молочной железы г. Магнитогорска Изучение онкологической заболеваемости населения Южного Урала выявило рост онкологической патологии. Показатели заболеваемости злокачественными новообразованиями в Челябинской области и в г. Магнитогорске существенно выше и отличаются от показателей других субъектов Уральского региона Российской Федерации [10,12,181]. Динамика онкологической заболеваемости с 2006 по 2010 год представлена на рис.3, раком молочной железы в г. Магнитогорске и Челябинской области в таблице 1.

–  –  –

Рисунок 3 - Динамика онкологической заболеваемости среди субъектов Федерации за 5 лет Таблица 1- Динамика заболеваемости раком молочной железы на 100 тыс.

населения

–  –  –

Трудности ранней диагностики злокачественных заболеваний молочной железы общеизвестны [29]. За последние годы многие авторы отмечают диагностическую эффективность ультразвукового метода исследования и маммографию [25,26,27,28,55,193]. По данным статистической отчетности были проанализированы результаты маммографического скрининга в г. Магнитогорске с 2010 по 2012 годы.

На основании приказов Министерства здравоохранения Челябинской области от 07.09. 2010 №1177 «Об организации маммографического скрининга женского населения Челябинской области» и Управления здравоохранения от 23.09.2010 № 214 «Об организации маммографического скрининга женского населения города Магнитогорска на 2010 год», в Магнитогорском городском округе проводилось обследование женщин в возрасте старше 40 лет. Лечебнопрофилактические учреждения Магнитогорского городского округа обеспечены 5 маммографами. Объем исследований определялся из расчета 3 тысячи исследований на 1 аппарат.

Результаты скрининга маммографического исследования представлены в таблице 2.

–  –  –

Анализ результатов маммографического обследования в Магнитогорском городском округе показал, что ежегодно обследуется от 13 до 14 тысяч женщин старше 40 лет. В 2012 году объем обследуемых женщин увеличился в 3,5 раза.

Число женщин с выявленной патологией молочной железы составило:

2010 году - 40%;

году - 34%;

- 2012 году - 33%.

-

Доброкачественная патология молочных желез, из общего числа выявленной патологии, представлена фиброзно-кистозной мастопатией, узловыми образованиями и другой патологией молочных желез, что составило:

2010году - 95%;

году - 94,9%;

- 2012 году - 95,3%.

-

Злокачественные новообразования молочной железы выявлены в:

- 2010 году - 0,3%;

- 2011 году - 0,9%;

- 2012 году - 0,5%.

Таким образом, маммографическое исследование в подавляющем большинстве случаев позволило выявить наличие доброкачественной патологии молочной железы у женщин позднего репродуктивного периода (после 40 лет), которые на сегодняшний день являются предраковыми заболеваниями. Следует предположить, что женщины раннего репродуктивного возраста также имеют доброкачественную патологию молочных желез, однако, данная когорта женщин не подвергается массовому маммографическому скринингу, следовательно, является потенциальной группой риска развития онкологической патологии молочных желез.

Результаты ультразвукового обследования молочных желез согласно нашим данным представлено в таблице 3.

–  –  –

В результате инструментального обследования доброкачественная патология молочной железы выявлена во второй и четвертой группах. Характер сопутствующей соматической патологии у женщин представлен в таблице 4.

–  –  –

Необходимо отметить, что у женщин 15-25 лет чаще наблюдаются заболевания органов дыхания и эндокринной системы.

У женщин 35-60 лет преобладают сердечно-сосудистые заболевания, заболевания органов дыхания, гепатобилиарной системы и эндокринные заболевания.

Согласно данным анкетирования нами проанализированы различные факторы риска развития патологии репродуктивной системы. Данные представлены в таблице 5.

–  –  –

Согласно таблице 5, общим фактором риска для всех исследуемых групп женщин является проживание в экологически неблагополучном регионе. Для женщин раннего репродуктивного возраста актуальны наследственные и генетические факторы, факторы репродуктивного характера, гинекологические заболевания, состояние иммунной и эндокринной системы, фрустирующие ситуации, наличие доброкачественной патологии молочных желез и вредные привычки (курение) [88,100,101,102,118]. Для женщин позднего репродуктивного возраста характерны факторы репродуктивного характера, гинекологические заболевания, состояния иммунной и эндокринной системы, фрустирующие ситуации, патологические процессы в печени и желчных путях, соматическая патология, доброкачественные заболевания молочных желез [73,105].

С целью выявления иммунных предикторов патологии молочных желез и определения уровней маркеров онкологического скрининга в группе женщин раннего репродуктивного возраста в сравнении с группами позднего репродуктивного возраста и женщинами, страдающими РМЖ, нами были определены критерии включения в группу для лабораторного исследования:

отсутствие морфологических изменений в молочных железах в группе контроля;

наличие морфологических изменений в молочных железах;

информированное согласие на участие в исследовании.

Критериями исключения являлись: психические заболевания, острые инфекции, обострение соматической патологии, острые нарушения коронарного и церебрального кровообращения в течение последних 6 месяцев, травмы или оперативные вмешательства в течение последних 6 месяцев, лимфопролиферативные заболевания и аутоиммунная патология, аллергические заболевания в стадии обострения, использование больными иммуномодуляторов и вакцин в течение последних 6 месяцев.

–  –  –

Для подсчета процентного соотношения различных видов гранулоцитов образцы крови анализировали на гематологическом анализаторе Coulter LH 500 фирмы Beckman Coulter, США, с дифференциацией клеток крови по 5 популяциям.

Популяции лимфоцитов выделяли при помощи гетерогенного гейтирования

- область событий, имеющих яркую флуоресценцию CD45-FITC и низкий уровень сигнала светорассеяния под углом 90о (SS), моноцитов - область событий, имеющих менее яркую флуоресценцию CD45-FITC и более высокий уровень сигнала светорассеяния под углом 90о, гранулоцитов - область событий, имеющих самую низкую флуоресценцию CD45-FITC и высокий уровень сигнала светорассеяния под углом 90о.

2.3.2. Метод оценки внутриклеточного кислородзависимого метаболизма нейтрофилов крови с помощью НСТ-теста Исследование внутриклеточного кислородзависимого метаболизма проводили, используя НСТ-тест [142]. Метод основан на учете интенсивности восстановления клетками нитросинего тетразолия (НСТ) в его нерастворимую форму – диформазан. Формирование происходит в результате респираторного взрыва (резкого усиления окислительного метаболизма) в активированных фагоцитах, ведущего к образованию широкого спектра первичных (супероксидный анион, перекись водорода, гидроксильный радикал) и вторичных (гипохлорная кислота, хлорамин, продукты перекисного окисления липидов) метаболитов, обладающих мощной бактерицидной активностью. При этой реакции темные гранулы диформазана выпадают внутри нейтрофилов на их цитоплазматической мембране.

Нарушение способности нейтрофилов крови к восстановлению НСТ отражает дефекты кислородзависимых механизмов бактерицидности и может служить прогностическим признаком осложнений [71].

Постановку метода осуществляли в модификации А.Н. Маянского и М.Е.

Виксмана (1979). Первый этап метода – определение спонтанного НСТ-теста, который принадлежит к чувствительным индикаторам нормы и патологии. Прослежена связь спонтанного НСТ-теста с тяжестью процесса, глубиной ремиссии и эффективностью лечебных мероприятий. В пробирки с 0,2 мл суспензии клеток добавляли 0,1 мл 0,2% раствора НСТ («Reanal», ВНР) в 0,1 М фосфатном буфере (рН 7,4). После 30-минутной инкубации при температуре 37 градусов С к реакционной смеси добавляли 3 мл 0,1 Н соляной кислоты для остановки реакции. Пробирки центрифугировали при 1000 об/мин в течение 5 мин. Надосадочную жидкость сливали, из осадка готовили мазки. После сушки препараты фиксировали метанолом и окрашивали 0,1% водным раствором сафранина в течение 5 минут. С помощью микроскопии при увеличении 90х10х1,5 определяли процент клеток, восстанавливающих НСТ, и интенсивность реакции по активности восстановления НСТ, для чего НСТ-позитивные клетки, согласно инструкции, по определению делили на 3 группы: 1 – клетки с гранулами диформазана в цитоплазме площадью, занимающие менее 1/3, 2 – клетки более 1/3 площади ядра соответственно, 3 – клетки с отложениями диформазана, превышающими размеры ядра. Для получения коэффициента интенсивности реакции количество клеток группы, выраженное в процентах, умножали на 1, процент нейтрофилов, относящихся ко второй группе – на 2, к третьей – на 3, результаты суммировали и делили на 100.

Параллельно с помощью НСТ-теста определяли способность нейтрофилов крови отвечать повышением метаболической активности на стимуляцию частицами латекса – индуцированный НСТ-тест [110]. Этот тест можно рассматривать как цитохимический критерий готовности к завершенному фагоцитозу, который также вскрывает резервные возможности системы фагоцитоза. Для этого в пробирку с исследуемым материалом (200мкл) и НСТ (100 мкл) добавляли 20 мкл взвеси монодисперсного полистирольного латекса, с диаметром частиц 1,7 мкм в концентрации 1х109 частиц/мл (суспензии микросфер латекса получены из Ленинградского НИИ). Учет результатов исследований проводился указанным выше способом.

2.3.3. Метод исследования фагоцитарной активности нейтрофилов крови Изучение способности нейтрофилов крови к захвату частиц проводили на модели поглощения частиц полистирольного латекса. Для оценки фагоцитоза 200 мкл суспензии клеток смешивали с 20 мкл. взвеси частиц полистирольного латекса. После одночасовой инкубации при температуре +37оС из клеток готовили препараты, которые высушивали, фиксировали метанолом и окрашивали по Романовскому-Гимза. С помощью иммерсионной микроскопии учитывали активность фагоцитоза (АФ) - процент нейтрофилов, захвативших хотя бы одну частицу латекса, интенсивность фагоцитоза (ИФ) - число поглощенных микросфер латекса в 100 подсчитанных нейтрофилах и моноцитах, и фагоцитарное число (ФЧ) – число поглощенных микросфер латекса на один фагоцит.

2.3.4. Количественное определение популяционного и субпопуляционного состава лимфоцитов методом проточной цитометрии Определение популяционного состава лимфоцитов проводили методом проточной цитометрии [189], особенность которого заключается в возможности исследовать целевую клеточную популяцию в среде гетерогенного образца. Тест основан на способности специфических моноклональных антител связываться с дискретными антигенными детерминантами, экспрессированными на поверхности лейкоцитов. В процессе инкубации образца с реагентом происходит специфическое окрашивание. После этого эритроциты удаляются путем лизирования, а клетки белой крови анализируются на проточном цитометре с использованием лимфоцитарных гейтов [188,189,190].

Непосредственно для окрашивания нами были использованы двух- и четырехпараметрические реагенты линии IOTest: CD3-FITC/CD19-PЕ, CD3-FITC/CD4PЕ, CD3-FITC/CD8-PЕ, CD3-FITC/CD(16+56)-РЕ, CD3-FITC/CD25-PЕ, CD3- FITC/-HLA-DR-PЕ. Наличие пан-Т-лимфоцитарного маркера CD3+ при отсутствии CD19+ характерно для Т-лимфоцитов; коэкспрессия CD3+ и CD4+ - для Тхелперно/индукторных лимфоцитов; коэкспрессия CD3+ и CD8+ - для Tцитотоксических лимфоцитов; CD16+56+ при отсутствии CD3+ для NKлимфоцитов, CD3+CD25+ - маркер ранней активации Т-клеток, CD3+ HLA DR+ маркер поздней активации Т-лимфоцитов.

Окрашивание моноклональными антителами проводили в цельной крови. С этой целью после осторожного переворачивания вакуумной пробирки по 100 мкл крови помещали в каждую из 7 пробирок размером 12х75 мм. Добавляли в них по 10 мкл антител CD3-FITC/CD19-РЕ, CD3-FITC/CD4-PЕ, CD3-FITC/CD8-PЕ, CD3CD3-FITC/CD25-PЕ, CD3-FITC/-HLA-DR-PЕ FITC/CD(16+56)-PЕ, соответственно. Пробирки инкубировали в темноте при комнатной температуре в течение 25 минут. По окончании инкубации проводили лизис эритроцитов и фиксацию лейкоцитов с использованием лизирующего комплекта реагентов Immuno-Prep™ (в состав комплекта входит реагент А – лизирующий эритроциты, реагент В – стабилизирующий и реагент С – фиксирующий реагент) на автоматической станции пробоподготовки Q-Prep™. Непосредственно перед анализом на проточном цитометре добавляли в пробирки по 100 мкл частиц FlowCount, которые по показателям флуоресценции сильно отличаются от клеток.

Концентрация этих частиц заранее известна. Проводили подсчет клеток и частиц Flow-Count в полученной суспензии. Исходя из известного количества клеток интересующей нас субпопуляции, в том же объеме подсчитывается концентрация клеток этой субпопуляции. Готовый образец анализировали на лазерных проточных цитометрах Epics™ XL™ и Cytomicx FC 500 фирмы Beckman Coulter, США с использованием гомогенного гейтирования по показателям светорассеяния.

2.3.5. Турбидиметрический метод определения уровня иммуноглобулинов в сыворотке крови Турбидиметрия – это метод количественного измерения концентрации специфических белков, основанный на измерении мутности раствора при реакции «антиген-антитело», образованную частицами определяемого вещества в жидкой фазе. Для определения уровня иммуноглобулинов А, М, G использовались реагенты фирмы «HUMAN», производство Германия. Набор включает антисыворотки Ig A, М, G и стандарт Ig A, M, G. Метод определения иммуноглобулинов основан на реакции между иммуноглобулином-антигеном и специфической анти-сывороткой, как соответствующим антителом. В результате реакции образуются нерастворимые иммунопреципитаты, приводящие к появлению мутности раствора. Анти-сыворотка поставляется в готовом к применению виде и содержит этиленгликоль в качестве ускорителя. Мутность реакционной смеси, измеряемая фотометрически, прямо пропорциональна содержанию иммуноглобулинов в образце. Расчет концентрации иммуноглобулинов производится на основании измерения стандарта, который исследуется в каждой серии проб. Исследуемые биологические пробы перед анализом разбавляли физиологическим раствором 0,9% NaCl в отношении 1:20, одно и то же разведение использовали для исследования трех иммуноглобулинов, длина волны 340 нм.

Для контроля качества исследований применяли контрольные сыворотки на основе крови человека «SERODOS» производства фирмы «HUMAN». Анализ исследований проводился на автоматическом биохимическом анализаторе открытого типа «САПФИР-400» производства Япония согласно инструкции производителя наборов.

2.3.6. Метод иммуноферментного анализа для определения уровней онкологических маркеров в сыворотке крови Лабораторная диагностика опухолей проводится в целях диагностики и мониторинга течения заболевания и основывается на использовании чувствительных опухолеспецифических (ассоциированных с опухолью) онкомаркеров. К таким онкомаркерам относится большая группа факторов, обнаруживаемых в злокачественных и ассоциированных со злокачественным ростом клетках. Они представляют собой макромолекулы, в основном белки с углеводным или липидным компонентом. От соединений, продуцируемых нормальными клетками, они отличаются или качественно (опухолеспецифичные) или количественно (ассоциированные с опухолью, но присутствующие также и в нормальных клетках). Они формируются внутри или на поверхности опухолевых клеток, или же в результате индукции образуются в других клетках. Часть онкомаркеров секретируется в кровь, благодаря чему их концентрацию можно определить с помощью иммуноферментного анализа [69].

Иммуноферментный анализ (ИФА) - лабораторное исследование, основанное на высокой избирательности и специфичности иммунологических реакций «антиген-антитело», а присоединение к антителам ферментной метки позволяет учитывать результат реакции антиген-антитело по появлению ферментативной активности или по изменению ее уровня. В наборах для определения уровня онкологических маркеров преимущественно используется «сэндвич» вариант твердофазного иммуноферментного анализа.

Для определения уровня СА -125 применялся набор «ОнкоИФА –СА 125», «сэндвич»-вариант твердофазного иммуноферментного анализа. Для реализации этого варианта использованы два моноклональных антитела с различной эпитопной специфичностью к раковому маркеру. Одно из них иммобилизовано на твердой фазе (внутренняя поверхность лунок), второе конъюгировано с пероксидазой хрена. При добавлении исследуемого образца и конъюгата анти- СА-125- пероксидаза, во время инкубации одновременно происходит иммобилизация САсодержащегося в исследуемом образце, и связывание его с конъюгатом. Степень окраски во время инкубации с ТМБ прямо пропорциональна количеству САв исследуемом образце. Диапазон значений концентраций СА-125: от 0 до 35 Ед/мл.

Определение антигена MUC1 в наборе реагентов «СА15-3(М12)- ИФА» основано на использовании «сэндвич»-варианта твердофазного иммуноферментного анализа. На внутренней поверхности лунок планшета иммобилизованы мышиные моноклональные антитела к СА-15-3(М12).В лунках планшета, при добавлении исследуемого образца, происходит связывание СА15-3 (М12), содержащегося в исследуемом образце, с антителами на твердой фазе. Образовавшийся комплекс выявляем с помощью коньюгата мышиных моноклональных антител к СА-15-3 человека с пероксидазой хрена. Степень окраски после инкубации с ТМБ (тетраметиленбензидин) прямо пропорциональна концентрации антигена. Диапазон значений концентраций СА-15-3: от 0 до 30 Ед/мл.

Определение раково-эмбрионального антигена проводилось с использованием набора «ОнкоИФА-РЭА», в основе которого использован одностадийный «сэндвич»- вариант количественного иммуноферментного анализа. В лунки, покрытые стрептавидином, вносятся калибровочные пробы с известным содержанием РЭА, контрольные и анализируемые образцы. После этого добавляли раствор, состоящий из смеси конъюгатов двух моноклональных антител к РЭА с различной эпитопной специфичностью. Первое антитело конъюгировано с биотином, второе антитело - с ферментом. В результате реакции между моноклональными антителами и молекулой РЭА образуется комплекс, который связывается со стрептавидином, иммобилизованным на стенках лунок. После инкубации с ТМБ интенсивность окрашивания прямо пропорциональна концентрации РЭА в исследуемом образце. Диапазон значений концентрации РЭА: от 0 до 5 нг/мл.

Для определения концентрации альфа-фетопротеина использовали набор «АФП-ИФА-БЕСТ»,- твердофазный метод иммуноанализа, основанный на принципе «сэндвича». Анализ проводили в две стадии. На первой стадии исследуемые образцы инкубировали в лунках планшета с иммобилизованными высокоспецифичными антителами к АФП. На второй стадии комплекс обрабатывали конъюгатом антител к АФП с пероксидазой. После инкубации с ТМБ измеряем концентрацию, которая пропорциональна степени окрашивания. Диапазон значений концентрации АФП: от 0 10 МЕ/мл.

Для определения концентрации хорионического гонадотропина применяли набор реагентов «Гонадотропин ИФА-ХГч-1», в котором использован «сэндвича»-вариант твердофазного иммуноферментного анализа. Для выполнения этого варианта использованы два моноклональных антитела с различной эпитопной специфичностью к -субъединице ХГ. Одно из них иммобилизовано на твердой фазе, второе конъюгировано с пероксидазой хрена. В лунках, во время инкубации, одновременно происходит иммобилизация ХГ и связывание с конъюгатом. Количество связавшегося конъюгата прямо пропорционально количеству ХГ в исследуемом образце. Диапазон значений концентрации ХГЧ: от 0 до 10 МЕ/л.

Диагностика ракового маркера СА-19-9 проводилась тест-системой «ОнкоИФА-СА19-9», в которой используется «сэндвич»-вариант твердофазного иммуноферментного анализа. В лунки планшета с иммобилизованными антителами к СА19-9 добавляется исследуемый образец сыворотки. В течение первой инкубации антиген из сыворотки связывается с антителами на поверхности лунки. После отмывки несвязавшегося материала в лунки вносят антитела к СА19-9, меченые пероксидазой, и инкубируют. Отмывают несвязавшийся конъюгат и проявляют активность фермента, связанного с поверхностью лунки добавлением хромогенсубстратной смеси. Количество связавшегося коньюгата прямо пропорционально количеству СА19-9 в исследуемом образце. За дискриминантную константу принята величина 35 Ед/мл.

Количественная диагностика ракового маркера нейроспецифическая енолаза определялась тест-системой «NSE-ИФА-БЕСТ». Метод определения основан на твердофазном иммуноферментном анализе с применением двух типов моноклональных антител с различной эпитопной специфичностью к молекуле NSE.

Используемые моноклональные антитела связываются с –субъединицей фермента и, следовательно, детектируют и формы. При инкубации исследуемого образца и конъюгата моноклональных антител с пероксидазой хрена в лунках происходит связывание молекулы NSE с моноклональными антителами, иммобилизованными на внутренней поверхности лунок, и конъюгатом моноклональных антител с пероксидазой хрена. После удаления избытка несвязавшегося конъюгата, во время инкубации с раствором тетраметилбензидина происходит окрашивание раствора в лунках. Степень окраски пропорциональна концентрации NSE в анализируемых образцах. Диапазон значений концентрации NSE: от 0 до 13 нг/мл. Концентрацию NSE в анализируемых образцах определяют по калибровочному графику зависимости оптической плотности от содержания NSE в калибровочных пробах.

Для достижения стабильности аналитической системы использовали набор аттестованных контрольных материалов «ПолиКМ-онко» (трехуровневый набор 3*2,5), предназначенный для использования в качестве контрольных сывороток для контроля правильности и воспроизводимости результатов лабораторных исследований количественного определения опухолевых маркеров и других веществ, определяемых с помощью иммуноаналитических методов.

Метод иммуноферментного анализа, применяемый в диагностике онкологических маркеров, имеет несомненные преимущества: доступность применения, удобство в работе, быстрота постановки реакции, применение контрольных материалов для проведения контроля качества, объективность за счет автоматизации учета результатов. В настоящее время это один из основных методов лабораторной диагностики. Все исследования выполнены согласно инструкциям, прилагаемым к наборам.

2.4. Применение статистических методов обработки результатов Результаты исследований обрабатывались на ПК под управлением операционной системы Windows XP с использованием пакета прикладных программ «Statistica for Windows 6.0».

Статистическая обработка результатов исследований проводилась стандартными методами с определением средней арифметической вариационного ряда (М) и ошибки средней арифметической (m). Результаты исследования количественных параметров в группах сравнения представлены в виде M±m, где М средняя арифметическая, m - стандартная ошибка средней. Объем выборок был недостаточен для применения любого из параметрических способов анализа, поэтому мы воспользовались непараметрическим аналогом. Согласно литературным данным, при применении непараметрических критериев при нормальном распределении их чувствительность составляет примерно 95% от чувствительности их параметрических аналогов, и непараметрические критерии дают больше шансов выявить реально существующие различия. Достоверность отличия оценивалась по U - критерию Mann-Whitney. Статистически значимыми считались изменения при p 0,05.

Корреляционный анализ был выполнен в рамках программы «STATISTICA for Windows 6.0.» с использованием модуля «Nonparametrics. Correlations Spearman» («Непараметрические. Корреляции Спирмена»). Для выделения значимых коэффициентов корреляции был выбран уровень значимости, принятый для медико-биологических исследований (р0,05).

Для проведения факторного анализа был использован модуль [Statistics/Multivariate exploratory techniques/Factor analysis] программы «STATISTICA for Windows ver.6.0».

Для проведения многомерного статистического исследования и создания модели прогнозирования была использована программа «STATISTICA for Windows ver. 6.0» и выбраны модули «Discriminant Analysis» и «Multiple Regression»

(«Дискриминантный анализ» и «Множественная регрессия»).

Представленные цифровые данные в подавляющем большинстве были округлены до второго десятичного знака.

ГЛАВА 3. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ

ИММУННОЙ СИСТЕМЫ ЖЕНЩИН РАННЕГО И ПОЗДНЕГО

РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА С ДОБРОКАЧЕСТВЕННОЙ И

ЗЛОКАЧЕСТВЕННОЙ ПАТОЛОГИЕЙ МОЛОЧНЫХ ЖЕЛЕЗ

Техногенно-опосредованные нарушения здоровья населения актуальны для промышленно развитых территорий субъектов Российской Федерации. Современные эпидемиологические исследования показывают, что экологические проблемы конкретного региона должны рассматриваться в контексте изучения экозависимой патологии человека, изменения функционирования его гомеостатических систем и констант [70,194]. Наиболее чувствительными к воздействию загрязненной окружающей среды являются иммунная и репродуктивная системы человека [101], которые могут служить определенными индикаторами экологического неблагополучия региона [58,64,150,186]. При оценке влияния неблагоприятной среды на организм важнейшее значение приобретают методики оценки иммунного статуса [102,106,107].

–  –  –

В соответствии с задачами настоящего исследования нами проведена оценка показателей красной крови и иммунной системы у женщин 15-25 лет. Результаты оценки общего анализа крови представлены в таблице 6.

–  –  –

Примечание - 1 группа – условно-здоровые женщины в возрасте 15-25 лет; 2 группа – женщины с патологией молочных желез в возрасте 35-60 лет;

р - достоверность различий показателей, различия считаются достоверными и статистически значимыми при р0,05.

Анализ таблицы 6 показал наличие минимального количества изменений со стороны красной и белой крови. На уровне тенденции (р0,05) отмечено повышение в крови у молодых женщин с мастопатией общего количества лейкоцитов, а также палочкоядерных форм нейтрофилов, уровень которых достоверно отличался от контрольной группы (р0,007). Отмечено увеличение в циркуляции абсолютного количества моноцитов у женщин с мастопатией. Повышение в системном кровотоке палочкоядерных форм нейтрофилов и моноцитов может свидетельствовать об усилении процессов костно-мозгового кроветворения, либо мобилизации резервного немитотического пула клеток. Однако следует отметить, что отмечаемые нами изменения клеточного состава плазмы крови в целом не выходили за пределы референсных значений.

Далее нами проведено исследование фагоцитарной способности нейтрофилов. Изучались следующие показатели: активность фагоцитоза (АФ), интенсивность фагоцитоза (ИФ), фагоцитарное число (ФЧ), НСТ-активность нейтрофилов:

спонтанная (НСТ сп.), индуцированная (НСТ инд.), НСТ - индекс активности нейтрофилов: спонтанный (НСТ инд. сп.), индуцированный (НСТ инд. инд.). Результаты оценки фагоцитарной функции нейтрофилов представлены в таблице 7.

–  –  –

Как видно из таблицы 7, показатель активности фагоцитоза нейтрофилов у женщин с доброкачественной патологией молочных желез достоверно ниже контрольной группы на фоне отсутствия изменений показателя интенсивности фагоцитоза нейтрофилов и фагоцитарного числа.

Активность фагоцитоза нейтрофилов показывает относительное количество нейтрофилов, участвующих в фагоцитозе и выраженное в процентах. Снижение показателя АФ может наблюдаться при изменении функциональных возможностей фагоцитов, вследствие различных причин: нарушении рецепции сигнала, его проведения, предшествующей гиперстимуляции, иммунокомплексной патологии.

Ключевым моментом для запуска процесса интернализации чужеродных частиц фагоцитом является распознавание поверхностных детерминант на поверхности фагоцита, при этом, блокада отдельных групп распознающих молекул сопровождается снижением активности фагоцитоза. Известно, что функциональные свойства нейтрофилов раскрываются после их стимуляции [142]. Латексная стимуляция нейтрофилов in vitro сопровождается кластеризацией и сближением внутриклеточных доменов, отвечающих за формирование и передачу сигнала внутрь клетки, при участии семейства тирозиновых киназ, ГТФ-киназ и фосфотидилинозитол-3-киназы. ИФ и ФЧ отражают поглотительную способность фагоцита и степень выраженности воспалительных изменений в зоне повреждения. Снижение ИФ и ФЧ может наблюдаться при наличии хронического воспалительного процесса.

Изучение НСТ-активности нейтрофилов показало повышение спонтанной НСТ активности при достоверном снижении индекса спонтанной активности НСТ в группе молодых женщин с мастопатией. Высокая степень спонтанной активации НСТ активности отражает напряженность эффекторных кислородзависимых механизмов врожденного иммунитета и характеризует способность нейтрофилов к завершенному фагоцитозу [110]. Способность к продукции активных форм кислорода, выявляемая с помощью НСТ-теста является одним из универсальных свойств врожденного иммунитета [139]. Ключевым событием образования активных форм кислорода является сборка ферментативного комплекса НАДФНоксидазы. Важную роль при этом играют ионы кальция, присутствие которых необходимо для направленной миграции клеток к объекту фагоцитоза, сборки актиновых нитей и дегрануляции. При активации нейтрофила, после контакта с индуктором, внутриклеточная концентрация ионизированного кальция возрастает до 1,3мМ, что вызывает активацию кальций-зависимых фосфолипаз, осуществляющих гидролиз фосфолипидов с образованием ДАГ и полиненасыщенных жирных кислот, которые в свою очередь активируют протеинкиназу С, что приводит к серийному запуску экспрессии генов сигнальных и эффекторных молекул [93].

Нами зафиксировано снижение индуцированной НСТ – активности нейтрофилов в сочетании со снижением индекса индукции НСТ в группе женщин с доброкачественной патологией молочных желез, что может отражать снижение резерва функциональной способности нейтрофилов и требует проведения дополнительных иммунологических исследований.

Следующим этапом явилось изучение популяционного и субпопуляционного спектра лимфоцитов, активационных маркеров иммуноцитов периферической крови женщин раннего репродуктивного возраста с доброкачественной патологией молочных желез. Результаты представлены в таблице 8.

–  –  –

Примечание -р достоверность различий показателей, различия считаются достоверными и статистически значимыми при р 0,05.

Анализ таблицы 8, показал снижение процентного содержания Т-хелперов в группе женщин с мастопатией, что характеризует перераспределительные изменения пула иммуноцитов, вероятно отражающие усиление миграционных процессов в патологически измененные ткани. В изучаемой группе отмечена тенденция к снижению иммунорегуляторного индекса, не достигающая степени статистической достоверности, за счет снижения относительного числа Т-хелперов. Выявленное нами в группе женщин с мастопатией, повышение абсолютного и относительного числа Т-NK лимфоцитов, свидетельствует также об активации процессов кроветворения на уровне центральных механизмов иммуногенеза. Т-NK лимфоциты способны выполнять киллинговые функции аналогично клеткам врожденного иммунитета, за счет действия цитолизинов [179,189].

Со стороны В-лимфоцитов отмечено достоверное снижение их абсолютного числа в группе женщин с мастопатией, что может свидетельствовать об угнетении механизмов В - иммунопоэза, на фоне тенденции к снижению их процентного содержания.

Количественная характеристика лимфоцитов, несущих активационные маркеры, отражающие функциональное состояние Т-лимфоцитов, представлена в таблице 9.

–  –  –

Как показывает таблица 9, в группе женщин с доброкачественной патологией молочных желез имеет место достоверное повышение абсолютного числа Тлимфоцитов, несущих маркеры ранней активации, имеющих фенотип CD3+CD25+ и на уровне тенденции увеличение их относительного числа. Известно, что молекула СD25, экспрессированная на мембране Т-иммуноцита, отражает готовность к IL-2- зависимой пролиферации [49]. Процесс активации выводит Т-лимфоцит из фазы покоя в фазу клеточного цикла G1. Однако, наличие на мембране клетки рецептора к IL-2 (CD25) отражает лишь потенциальную готовность клетки к пролиферации. Для дальнейшего продвижения по циклу и митотического деления необходим сигнал с рецептора для фактора роста и наличие определенной концентрации самого фактора, в данном случае IL-2, при этом преодолевается точка рестрикции, разделяющая субфазы G1a и G1b. При действии IL-2 фосфорилирование факторов транскрипции семейства STAT обусловлено киназой JAK3. Следующим этапом является активация тирозинкиназ, ответственных за перестройку цитоскелета клетки и контроль пролиферации. Активация продуктов гена Raf-1 и включение МАР-каскада приводит к экспрессии ранних генов активации c-jun, c-fos и c-myc. Таким образом, при нахождении Т-лимфоцита, несущего маркеры ранней активации в среде с высоким содержанием IL-2, реализуется программа пролиферации, в обратном случае, запускается программа апоптоза [165]. В отношении субпопуляции Т-лимфоцитов несущих фенотип CD3+HLA DR+ и отражающих функциональную готовность к включению генов поздней активации, отмечено достоверное повышение относительного и на уровне тенденции, абсолютного числа Т-лимфоцитов в системной циркуляции. Интересным является факт наличия только в человеческой популяции Т-хелперов, экспрессирующих в качестве маркеров поздней активации молекулы HLA II класса. В данном случае, это отражает готовность Т лимфоцитов не к пролиферации, а к антигенпрезентации. Повышение в циркуляции лимфоцитов с молекулами гистосовместимости II класса в качестве маркеров активации более характерно для Влимфоцитов, которые рассматриваются в контексте профессиональных АПКклеток.

Характеристика показателей гуморального компартмента иммунной системы представлена в таблице 10.

–  –  –

Примечание -р достоверность различий показателей, различия считаются достоверными и статистически значимыми при р 0,05.

Сравнительная характеристика сывороточных уровней иммуноглобулинов не позволила выявить значимых достоверных отличий в изучаемых группах.

Важно отметить, что все показатели также находились в пределах референсных значений.

Таким образом, у женщин в возрастном интервале от 15 до 25 лет с доброкачественной патологией молочных желез установлены следующие значимые особенности параметров кроветворной и иммунной систем:

1. Повышение следующих показателей:

- процентного содержания лейкоцитов;

- % палочкоядерных форм;

- абсолютного числа моноцитов;

- спонтанной НСТ-активности;

- относительного и абсолютного содержания Т -NK лимфоцитов;

- абсолютного количества Т-лимфоцитов с маркерами ранней активации;

- -относительного количества Т-лимфоцитов с маркерами поздней активации.

2. Снижение следующих показателей:

- активности фагоцитоза;

- индекса спонтанной НСТ активности;

- индуцированной НСТ активности;

- индекса индуцированной НСТ активности;

- относительного количества Т-хелперов;

- абсолютного количества В-лимфоцитов.

В целом, полученные изменения со стороны исследуемых гомеостатических систем отражают включение механизмов центрального иммуногенеза, состояние активации Т-популяции иммуноцитов, снижение функционального резерва нейтрофилов в группе женщин от 15 до 25 лет с мастопатией.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Лечебная база виллы Жасмин В медицинском центре гидротерапия представлена ваннами, местными и общими душами. Этот метод лечения используется с лечебной целью. Целительные свойства воды, которая с древних времен применялись человечеством для поддержания...»

«mini-doctor.com Инструкция Рами Сандоз Композитум таблетки, 2,5 мг/12,5 мг №30 (10х3) ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Рами Сандоз Композитум таблетки, 2,5 мг/12,5 мг №3...»

«ПАМЯТКА ТУРИСТАМ, ВЫЕЗЖАЮЩИМ В ТАИЛАНД НА О. ПХУКЕТ 1. ПЕРЕД ОТЪЕЗДОМ Заграничный паспорт (паспорт должен быть действителен в течение не менее трех месяцев от даты окончания поездки, иметь не менее двух свободных страниц для прост...»

«Левин Сергей Владимирович ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛУХОВЫХ ВЫЗВАННЫХ ПОТЕНЦИАЛОВ В СОВРЕМЕННЫХ АУДИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ 14.00.04 – Болезни уха, горла и носа АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Санкт-Петербург Раб...»

«ВОЗМОЖНОСТИ КОЛИЧЕСТВЕННОГО СЕНСОРНОГО ТЕСТИРОВАНИЯ ДЛЯ ОЦЕНКИ СОСТОЯНИЯ ТОНКИХ ВОЛОКОН У ПАЦИЕНТОВ С КОМПРЕССИОННОЙ РАДИКУЛОПАТИЕЙ НА ПОЯСНИЧНО КРЕСТЦОВОМ УРОВНЕ Л.Т. Шаова, Ю.В. Котовская, Ж.Д. Кобалава...»

«Оригінальні дослідження УДК 616.133.33-007.64:616-089.819.2:616-089.819.5 ПЕРВЫЙ УКРАИНСКИЙ ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДИКИ "PRESSURE COOKER TECHNIQUE" ДЛЯ ЭНДОВАСКУЛЯРНОГО ВЫКЛЮЧЕНИЯ ЦЕРЕБРАЛЬНЫХ АРТЕРИОВЕНОЗНЫХ МАЛЬФОРМАЦИЙ Ю.В. ЧЕРЕДНИЧЕНКО1, А.Ю. МИРОШ...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего проф ессионального образования "Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова" Министерства здравоохранения Российской Федерации (ГБОУ ВПО РязГМУ Минздрава России) у-0 0 Ш : Ш Д...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ГБОУ ВПО В...»

«Том LVII, № 3 Известия вузов. Радиофизика 2014 УДК 681.787.7 СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ОПТИЧЕСКОЙ КОГЕРЕНТНОЙ ТОМОГРАФИИ. II. МЕТОД КОРРЕЛЯЦИОННОЙ СТАБИЛЬНОСТИ В ОКТ-ЭЛАСТОГРАФИИ И МЕТОДЫ ВИЗУАЛИЗАЦИИ КРОВОТОКА 1...»

«Оригинальные исследования / Original researches УДК 616.12-002.77+616.24-092 doi:10.14739/2310-1210.2015.3.44476 Г. С. Такташов Новые аспекты патогенеза респираторной дисфункции при хронической ревматической болезни сердца Донецкий национальный медицинский уни...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования "КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" УЧЕБНО-МЕТОД...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ") МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ ЦМК ОБЩЕПРОФЕССИОНАЛЬН...»

«ЛУКИН Вадим Анатольевич СИНДРОМ СИСТЕМНОЙ ВОСПАЛИТЕЛЬНОЙ РЕАКЦИИ ПРИ ОСТРЫХ ОТРАВЛЕНИЯХ ВЕЩЕСТВАМИ НЕЙРОТРОПНОГО ДЕЙСТВИЯ 14.03.04 – токсикология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты: доктор медицинских наук профессор В.В.Шилов докто...»

«Вестник РУДН, сер. Медицина. Акушерство и гинекология, 2011, № 6 ВРОЖДЕННЫЕ И ПРИОБРЕТЕННЫЕ ФАКТОРЫ ТРОМБОГЕННОГО РИСКА У ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ – ЖИТЕЛЕЙ АЛТАЙСКОГО КРАЯ Л.А. Строзенко, Л.Н. Клименов, Ю.Ф. Лобанов Кафедра педиатрии № 2 Алтайский государственный...»

«Программа кандидатского экзамена разработана в соответствии с Приказом Министерства образования и науки РФ от 16 марта 2011г. №1365 "Об утверждении федеральных государственных требований к структуре основной...»

«Инженерный вестник Дона, №1 (2017) ivdon.ru/ru/magazine/archive/n1y2017/3974 Управление яркостью в компьютерной графике: нелинейный аспект О.В. Рвачёва1, А.М. Чмутин2 Волгоградский государственный медицинский университет, Волгоградский государственный университет...»

«Министерство здравоохранения Российской Федерации Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (ГБОУ ВПО ИГМУ Минздрава России) Кафедра педиатрии № 2 ФАКУЛЬТЕТСКА...»

«ГОРБЕНКО Павел Петрович 14.00.05 – Внутренние болезни Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Ленинград АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ. Бронхиальная астма относится к числу наиболее распространенных заболеваний (А.Д.Адо, А.В.Богова, 1971, 1980; А.В.Богова с соавт., 1974; П.К.Булатов, Г.Б. Федосеев, 1975 и др.). Возникновение заболе...»

«ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ОСТЕОПАТИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ" СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Руководитель организации заказчика Ректор ЧОУ ДПО "МАО" _Т.И. КРАВЧ...»

«1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Муниципальное казенное дошкольное образовательное учреждение города Новосибирска "Детский сад № 330 комбинированного вида "Аринушка", в дальнейшем именуемое Учреждение, зарегистрировано Новосибирской городской регистрационной палатой 15.07.97, регистрац...»

«Эректильные дисфункции в клинике соматоформных расстройств И. Ю. Кан М. И. Ягубов Н. Д. Кибрик #05/11 Психоневрология Симпозиум Терапия Расстройства эрекции преобладают среди жалоб, предъявляемых пациентами при обращ ении за сексологической помощ ью. На основании этого нередко делаются выводы о том, что им...»

«МАГНИТНЫЙ ВЕЛОЭРГОМЕТР АС-701 AC-701 Инструкция по применению 1. Внимательно прочитайте эту инструкцию перед сборкой и использованием тренажёра! Сохранность и эффективное и...»

«ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ Медицинских изделий в РФ Летохов Сергей Валерьевич Импортозамещение — замещение импортных товаров на внутреннем рынке товарами, произведёнными внутри страны Инструменты импортозамещения: • таможенные пошлины • квоты и лицензировани...»

«УДК: 616.832-004.2 (470.318) АНДРЕЕВА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА КЛИНИКО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ РАССЕЯННОГО СКЛЕРОЗА В КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ 14.01.11 – нервные болезни ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор Н.Н. Маслова. Смо...»

«mini-doctor.com Инструкция Супервига таблетки, покрытые оболочкой, по 50 мг №4 ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Супервига таблетки, покрытые оболочкой, по 50 мг №4 Действующее вещество: Силденафил Лекарственная форма: Таблетки Фармакотерапевтическая группа: Средства,...»

«УДК 61 СТРУКТУРНАЯ ОБРАТИМОСТЬ ГЕПАТОРЕНАЛЬНЫХ НАРУШЕНИЙ НА ФОНЕ ПРОТЕКЦИОННОЙ ТЕРАПИИ Б.Г. Салимов, кандидат медицинских наук, врач-уролог высшей категории Национальный центр кардиологии и терапии имени академика Миррахимова М.М....»

«Сибирский медицинский журнал, 2008, № 1 © КУКУШКИН В.Л., КУКУШКИНА Е.А. – 2008 О ТОПОГРАФИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ КАНАЛОВ ПОСТОЯННЫХ ЗУБОВ В.Л. Кукушкин, Е.А. Кукушкина (Читинская государственная медицинская академия,...»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.