WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Бенедиктов Иван Иванович 1916-2000 гг. Доктор медицинских наук профессор, заслуженный деятель науки РФ Окончил Томский медицинский и институт в 1940 г. ...»

Бенедиктов Иван Иванович 1916-2000 гг.

Доктор медицинских наук профессор, заслуженный деятель науки РФ

Окончил Томский медицинский и институт в 1940 г. Участник Волны Отечественной войны

1941—1945 гг в должности хирурга медсанбата, затем гарнизонного госпиталя. После войны

работал в Томском медицинском институте, где защити кандидатскую диссертацию на тему:

«Мам-мин-стимулятор родового акта» (1950) и докторскую диссертацию: «О

кровообращении и температуре в матке при некоторых физиологических и патологических состояниях организма».

В 1961 г. возглавил кафедру акушерства и гинекологии лечебно-профилактического факультета СГМИ. Автор более 300 научных и научно-публицистических работ, в том числе 20 монографий («Некоторые вопросы патогенеза, клиники, профилактики и терапии акушерских кровотечений». Свердловск, 1964; «Обмен биоактивных веществ (некоторые особенности обмена биоактивных веществ при акушерско-гинекологической патологии)».

Свердловск, 1971; «Ошибки в акушерской практике». Свердловск, 1977; и др.).

Научный руководитель 80 кандидатских и 12 докторских диссертаций.

Награжден боевыми и трудовыми орденами и медалями.

Житков Анатолий Васильевич 1925-2005 гг.

Первый заведующий первою кардиохирургического отделения на Урале (1960г.). Главный хирург Свердловского облздрава с 1967 но1989 гг., кандидат медицинских наук.

Родился в деревне Житковка Павлодарской области. В пятилетнем возрасте с родителями переехал в г. Свердловск.



В 1943 году призван в ряды Советской Армии и направлен на учебу в медучилище. В 1944 г.

окончил Омское военно-медицинское училище, Направлен для прохождения службы в истребительный противотанковый батальон, непосредственно участвовал в боях за взятие Берлина и Праги.

После окончания войны служил в составе группы войск в Венгрии. Демобилизовался в 1946 году. Награжден медалями «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.».

В 1953 году окончил Свердловский мединститут. Работал хирургом на Украине. С 1956 года ординатор хирургического отделения ГБ № 23.

В 1960 году назначен заведующим первого на Урале отделения кардиохирургии.

В 1967 назначается главным хирургом Свердловского областного отдела здравоохранения и работает в этой должности до 1989 г.

В 1969 защищает кандидатскую диссертацию на тему: «Травматическая митральная недостаточность как осложнение чрезжелудочковойкомиссурэктомии».

В 1973 году награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1981 году орденом Ленина, в 1985 году - орденом Отечественной войны II степени.

Неоднократно избирался руководителем партийной организации областного отдела здравоохранения. С 1989 года по 1998 гг. работал врачом-хирургом ЦГБ № 23.

ВОСПОМИНАНИЯ ВРЕМЕН ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Из дневника Дрондиной (Нырковой) Нины Васильевны «Нырков Александр Кирович– врач хирург. Первый из хирургов, уехал в Ашхабад, где работал до войны. В войну Александр Кирович был на фронте с первого до последнего дня.

Вернулся и преподавал в мед. Институте. Хороший художник. Погиб во время землетрясения в Туркмении в 1949г у себя дома.»

С Александра Кировича началась семейная династия врачей.

Его племянница, Дрондина (Ныркова) Нина Васильевна, училась в Казанском Государственном Медицинском Институте 1951-1957г, по окончанию которого распределилась вместе с мужем в Екатеринбург и проработала педиатром 35 лет.





Её сын связал свою жизнь с Дрондиной (Понамаревой) Ириной Юрьевной, тогда учившейся в Свердловском Государственном Медицинском Институте (1981-1987) на Педиатрическом факультете. После окончания СГМИ, Ирина Юрьевна вместе с мужем распределилась в город Новоуральск, где до сих пор работает педиатром в школе.

Дочь Ирины Юрьевны, Дрондина Светлана Вадимовна, в 2012г поступила в Уральскую Государственную Медицинскую Академию (ныне Уральский Государственный Медицинский Университет) на отделение лечебного дела.

Яковенко Мстислав Владимирович

Воспоминания

В двадцатых числах июля я был мобилизован и попал в Медико-санитарный батальон (МСБ) Ростокинской ополченческой 13-ой Стрелковой дивизии. Батальон формировался в здании школы на Ростокинском шоссе. Я был назначен командиром санвзвода, который состоял из лаборатории и отделения химзащиты. Одновременно с этим формированием в Москве было формирование того же батальона в Осташкове (около Волоколамска). При этом получалось так, что в каждом из формирований были свой командир и комиссар.

Бойцы дивизии были весьма своеобразны и не подходили к обычному типу красноармейцев. В основном это были вчерашние счетные работники, музыканты, хозяйственники, инженеры и техники – одним словом, служащие московских предприятий, все народ пожилой и сугубо мирный, в большинстве никогда не имевший дала с огнестрельным оружием, слабый и больной тысячью хронических болезней. Во время моих частых объездов по полкам дивизии я никогда не видел учебных занятий обычного типа. Как правило, занятием этих бойцов было рытье земляных укреплений, и целые дни они рылись как кроты в промокших от пота гимнастерках, которые им запрещалось снимать во время работы.

Отношение к нам, врачам МСБ, со стороны начальства какое-то странное. Например, выходить за пределы маленькой усадьбы Осташкинской школы не разрешается. Купаться в р. Вязьме, протекающей рядом, разрешается только под «охраной» бойца – старого полуслепого бухгалтера, ни разу за всю свою жизнь не стрелявшего из ружья.

Со мной в МСБ находится несколько человек врачей: 1) Молчанов Владимир Иванович (в моем взводе) – начальник лаборатории; 2) ….. также в моем взводе – начальник отдела химзащиты, терапевт, готовится стать матерью; 3) Васильев – хирург, полагаю, что эту фамилию он носит недавно, так как по национальности он – еврей; 4) Коровников – терапевт; 5) Кланг Глафира Антоновна, имеет склонность к хирургии; 6) Дидык – молодая, недавно закончившая институт; 7) и 8) два молодых врача – мужчины, фамилии их не могу вспомнить; 9) еще одна жещина-врач, фамилию ее я забыл. Некоторые из вышеперечисленных врачей попали в наш медсанбат несколько позже. Дивизионным врачом был Филонов.

Оригинальный случай был с врачом-хирургом Васильевым. Командир батальона Слободчиков собрал как-то нас, врачей, и упомянул о своих планах на будущее. Причем сказал, что он намерен пригласить, как старшего, другого хирурга. Васильев очень обиделся на это, несколько резко поговорил со Слободчиковым и после этого сказал мне, что он не останется в батальоне. В первую же ночь он непрерывно стонал, жалуясь на боль в желудке, весь следующий день лежал и ночью опять стонал. Его, действительно, отправили назад в Москву, и его видели впоследствии работающим на своей старой работе (гражданской).

Кравченко (Цибренко) Мария Павловна. Интервью Я родилась 23 февраля 1925 года. Но у меня два года рождения. Дело в том, что, когда началась Великая Отечественная война, я очень хотела уйти на фронт, просто годы не позволяли, тогда я пошла в военкомат и записалась по документам брата, т.е. прибавила себе два года. Была я на тот момент студенткой третьего курса фельдшерско-акушерского пункта г. Шахты Ростовской области. По призыву Ростовского обкома комсомола «Молодежь, все на защиту Родины!» мы решили всем курсом добровольно подать заявления в военкомат и пойти на фронт. При этом из 18 человек были призваны все, только у двоих произошли трудности. Одного мальчика не взяли по состоянию здоровья, а у меня не подходили годы, потому что я пошла в школу рано, с 6 лет.

Поэтому мне и пришлось пойти на хитрость и прибавить себе годы.

- Как Вы узнали о том, что началась война?

Как я уже говорила, я как раз была студенткой, в июне занятия уже завершились, у нас шел период сессии, поэтому я в то воскресенье, 22 июня 1941 года, была в селе. Дело в том, что я родилась в большой крестьянской семье и на выходные всегда приезжала к своим родственникам. И когда по радио было передано сообщение о том, что немецко-фашистские захватчики напали на нашу Родину, то я сразу все бросила и уехала в город Шахты. Там на площади собрался, наверное, весь город, в том числе и мы – студенты. Все заворожено слушали объявление о начале войны.

- Как люди на площади воспринимали информацию о начале войны, что говорили?

- Знаете, я не знаю, как передать это состояние словами, но у нас, молодежи был настолько сильный настрой сразу же идти на фронт, что он буквально ощущался в воздухе.

Я совершенно уверена, что на это очень сильно влияло наше патриотическое воспитание и любовь к Родине. Вы знаете, спустя уже много лет меня стали часто приглашать в школы для проведения уроков по военно-патриотическому воспитанию. И я всегда подчеркивала тот факт, что на сегодняшний день благодаря недостаточной работе со школьниками и студентами со стороны наших властей у молодежи нет той любви к Родине, которая была у нас. Поймите, это не просто красивые слова.

Так, мы, учась в школе, проходили и знали на зубок гражданскую оборону. По сути, практически каждый из нас имел такие значки как ГТО (готов к труду и обороне), ГСО (готов к санитарной обороне), ОС АВИАХИМ (общество содействия авиахимической обороне). Среди комсомольцев особо ценился значок «Ворошиловский стрелок». Так что такие курсы все проходили, и все были настроены очень решительно, в основе пропаганды лежала идея защиты Родины, она была в основе основ. Нам не нужно было больше никаких слов, все и так уже было сказано в одной фразе

- «Защита Родины».

После того, когда нас призвали, никто не отменял сессию. Поэтому курсовые мы уже даже не ходили, а прямо-таки бегали сдавать из военкомата. Приходилось отпрашиваться из военкомата, к счастью, наши командиры шли на встречу в этом вопросе. Как видите, несмотря на то, что началась война, образование оставалось для всех приоритетным. В итоге, после сдачи всех экзаменов и зачетов, защиты курсовых работ, 28 июня 1941 года я была направлена первоначально в танковую бригаду, но по прибытии на место оказалось, что здесь формировались не танковые, а кавалерийские части, и я была приписана к 188-му кавалерийскому полку 66-й кавалерийской дивизии. Данная часть формировалась в г. Армавире Ростовской области. Меня определили в первый эскадрон на должность санинструктора в звании «ст. сержант медицинской службы».

Причем вертели-крутили очень долго, брать или не брать, ведь я ни разу не ездила верхом на лошади. И тогда командование поставило одно принципиальное условие перед главным врачом полка, о том, что он должен заняться моей подготовкой. Дело в том, что часть уже завершила формирование и готовилась к отправке на фронт, так что врач был очень заинтересован во мне как в санинструкторе, у него их не хватало. Так ему поставили условие, что если за 24 часа он научит меня ездить верхом на лошади, то меня зачислят в часть. Как понимаете, врач с этой задачей справился

- Вы помните Ваш первый бой?

- Конечно же помню, причем очень хорошо помню. Это был конец октября 1941 года. Наш полк был уже выведен на боевые позиции, в районе Ростова, потом он стал называться «Миусский фронт». Бои начались очень тяжелые, хотя этот период борьбы с немцами не так известен в истории, как надо бы. 22 ноября 1941 года Ростов был сдан, но немедленно последовал приказ Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина: «Любыми путями возвратить Ростов!» Ведь это была дорога для немцев к нефти и Кавказу, поэтому 29 ноября 1941 Ростов был возвращен, фашисты были выбиты и понесли тяжелые потери. И вот здесь, 2 декабря в районе сел Донское и Николаевка (между Миусом и Ростовом) я получила свое первое ранение, будучи на передовой.

Говорить о впечатлениях о фронте сейчас сложно, ведь тогда, на фронте, ты воспринимал все как свой долг, обязанность, где-то даже как некую работу, которую нужно выполнить во чтобы-то ни стало. По-другому не воспринималось. Ранение у меня было не самое сложное – сквозное пулевое, поэтому в медсанбате я пробыла всего недели две, после чего снова вернулась в свой полк, и до трагедии, Харьковского котла, служила там.

- Как проходило сопровождение обоза?

- Обоз был очень слабо вооружен, т.к. старались оставить больше оружия и боеприпасов оставшимся в Харькове солдатам. И когда я с обозом прошла последние немецкие позиции, то мы все вздохнули с большим облегчением. Добрались до медсанбата 58-й кавалерийской дивизии, куда я и сдала вверенных мне раненых солдат, кроме одного, который умер по дороге. Мне пришлось его хоронить, а это было нелегко, земля была мерзлая. С тех пор я старалась по возможности периодически навещать эту могилу. Спустя несколько лет она стала братской, к концу войны на том месте было захоронено еще много других солдат. После войны я много занималась патриотическим воспитанием молодежи, даже в честь 30-летия Великой Победы я была награждена медалью и почетным знаком Советского комитета ветеранов войны, и вручал мне их Герой Советского Союза Маресьев. По положению, к этим наградам представлялись люди, внесшие существенный вклад в патриотическое воспитание молодежи. Я в то время жила на Камчатке, и была единственной из этого региона на награждении. Так что мне приходилось много бывать не только в школах, но и в воинских частях, часто беседовать с молодыми людьми. В итоге, на торжественном мероприятии у могилы солдата я встретила сына и трех его дочерей.

Оказалось, что конюх, приписанный к эскадронной санслужбе, который меня везде сопровождал, в том числе и с обозом ехал, после войны поехал в тот район, где жил этот солдат и, передав информацию о его гибели, упомянул обо мне, и о том, что я его хоронила. Его дети давно хотели со мной встретиться, а получилось только спустя 30 лет. У меня даже фотография с того памятного вечера осталась. Я и по сегодняшний веду переписку с его сыном, который единственный из их семьи сегодня еще жив.

- Что помогало выжить на фронте?

- Главное, это любовь к Родине. Пусть кто хочет и что хочет говорит, но самым главным стимулом на передовой было чувство любви к Родине. Боль за все случившееся, что немцы вот так на нас напали, и мы вынуждены были отступать, оставлять свою землю – и, естественно, надежда на Победу грела каждого. У меня лично другого больше ничего не было.

- Какие ранения были самыми частыми?

- В 1941-м и 1942-м году основным и самым страшным типом ранений, независимо от того, что сейчас пишут, это были осколочные ранения от бомбежек и артиллерийского огня. Нас очень часто бомбила авиация. А уже к концу войны и поток раненых был намного меньше, чем в те годы.

- Чем обрабатывали раны?

- Обрабатывали таким образом, что ни у кого и никогда, в том числе и во время моего ранения, не было мысли, что это фиктивное лекарство, о которых сейчас столько пишут. Это были мазь Вишневского, мазь Попова, пакеты первой медицинской помощи и дезинфицирующие вещества.

Получали мы лекарства очень четко, и в большом количестве, у меня всегда была сумка, набитая лекарственными препаратами. Недостатка я никогда не ощущала.

- Со вшами как боролись?

- Особенно мне врезалось в память, что очень заедали вши в Чечне. Но должна отметить, что, начиная от полка, мы имели дезинфицирующие камеры. И даже я была в такой камере после первого ранения. А когда я служила в головном полевом эвакоприемнике, раненых раздевали и сразу все обмундирование туда клали, в такую камеру. А вшей у нас на передовой было столько, что приходилось сгребать с себя. Опять-таки, смотрите, повального заболевания сыпного или брюшного тифов как таковых у нас не было. А вот когда пленили армию Паулюса под Сталинградом, оказалось, что немцы очень страдали от тифа, у них было очень много больных.

Когда нас переплавляли на Северный Кавказ, то перед этим мы в течение месяца были отправлены на борьбу с сыпным тифом среди военнопленных. Там были организованы специальные палатки, где нас размещали, и у них было очень много больных. А у нас таких массовых случаев не наблюдалось. Кстати, я свое первое взыскание получила за сыпной тиф. Дело в том, что информация о таких заболеваниях должна была идти шифровкой. А у меня получилось так, что я раз в сутки должна была заходить к начальнику санитарной службы полка и докладывать о том, есть ли случаи инфекционных заболеваний. И вот раз я зашла, а там присутствовал представитель сануправления армии. Я же зашла и по-простому сказала, мол, в моем эскадроне случаев сыпного тифа нет, а по правилам должна была отрапортовать так: «В моей части нет случаев формы 44!»

Получила взыскание, он мне погрозил гауптвахтой. Правда, в итоге не отправил, но я, конечно же, испугалась.

- Скажите, пожалуйста, существовали ли в эвакопункте палаты для безнадежно раненых?

- Нет, но для тяжелораненных существовали отдельные палаты. И вот когда я лежала с первым ранением, рядом со мной лежала еще одна девочка. Там я впервые узнала, что самыми тяжелыми в госпитале считались либо ранения в череп, либо в брюшную полость. Они всегда лежали отдельно.

- Как осуществлялась охрана эвакопункта?

- Никак. У нас никогда не было никакой охраны.

- Ожоги как лечили?

- Как положено. В основном мазью Вишневского. Но с ожогами как таковыми я редко сталкивалась, ведь ожоги чаще всего случались в танковых войсках, во время тяжелых битв, таких, как Курская дуга, в которой наш эвакопункт не принимал участия. А в кавалерии случаи ожогов были единичны.

- Что входило в сумку санинструктора?

- В основном перевязочные пакеты первой необходимости. Также лангеты на случай перелома, бинты, йод. В принципе все.

- Были ли случаи, когда бинты употреблялись повторно?

- Да, но в таком случае они кипятились и проходили специальную дезинфекцию. Так что инфекция была исключена.

- Основные причины смертности в госпиталях?

- В основном это гангрена. Если вовремя не оказана помощь, и она развилась, то раненого было очень трудно спасти. Также были страшными ранения брюшной полости. Здесь опасность заключалась во внутреннем кровотечении, ведь если не вовремя оказывалась помощь, то пациент мог умереть. В основном в таких ранениях и заключалась главная опасность для наших солдат и командиров. Но все-таки самой опасной была гангрена.

Из воспоминаний санинструктора Марии Петровны Смирновой, награжденной высшим знаком Международного Красного Креста

– золотой медалью «ФлоренсНайтингейл»

«Формы на нас нельзя было напастись: всегда в крови. Мой первый раненый- старший лейтенант Белов, мой последний раненый- Сергей Петрович Трофимов, сержант минометного взвода… Всего из-под огня я вынесла четыреста восемьдесят одного раненого.

Кто-то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон…»

«Придя на передовую, мы оказались выносливее тех, что постарше. Я не знаю, чем это объяснить. Таскали на себе мужчин, в два- три раза тяжелее нас. Взвалишь на себя восемьдесят килограммов и тащишь. Сбросишь … Идешь за следующим… И так раз пятьшесть раз за одну атаку. А в тебе самой сорок восемь килограммов- балетный вес. Просто не верится, как это мы могли...» (из письма Стрелковой А.М., военного фельдшера) Воспоминания Александры Ивановны Зайцевой, военного врача, капитана: «Сутками стояли у операционного стола. Стояли, а руки сами падают. У нас отекали ноги, не вмещались в кирзовые сапоги. До того глаза устанут, что трудно их закрыть. День и ночь работали, были голодные обмороки. Есть что поесть, но некогда…»

«Мы, санитары, бывало, не спали, спасая бойцов под огнем. Стреляли, ползали, бинтовали, лечили и ночью, и днем…»(извоспоминаний В. Васильевой, военноговрача).

Людмила Мотина

«Хочется вспомнить медсестру Евдокию Семеновну Утенкову. Как война кончилась, помню.

Стояла наша часть на окраине Берлина и вдруг такая стрельба началась, что мы, девчонки, перепугались, а оказалось – салют в честь нашей дорогой победы. Война кончилась, и была только одна мысль: "Война кончилась, а мы живы, а мне всего 21!"»Представьте себе эту девочку военных лет, которая прошла войну, натерпелась ужасов, натерпелась страданий, выжила, потом родила детей, их вырастила, работала ночами, дежурила в краевой больнице.

Евдокия Семеновна Утенкова верой и правдой служила людям и медицине на фронте и в нашей больнице. Честь и слава таким людям!»

Зинаида Ермольева

Она создала первый отечественный антибиотик, не допустила эпидемии холеры в прифронтовом Сталинграде, рисковала жизнью ради науки. И свободой — не только ради науки, но и ради любви. Она — знаменитый микробиолог Зинаида Ермольева (1898 –1974).

Гимназистку Зину потрясла судьба Петра Чайковского: ее любимый композитор скончался во время эпидемии холеры. Став студенткой Северо-Кавказского университета, она с младших курсов начала углубленно изучать микробиологию. Иногда рано утром забиралась в лабораторию через окно, чтобы лишний час поработать.

В 24 года Зинаида Ермольева поставила эксперимент на себе, заразив себя холероподобным вибрионом.

Опыт едва не кончился трагически. Но благодаря ему Ермольева доказала, что в организме человека этот вибрион превращается в истинный холерный, вызывающий заболевание.

Эти исследования также показали, что водопроводную воду надо обязательно обеззараживать.

Летом 1942 года Ермольева предотвратила эпидемию холеры в прифронтовом Сталинграде.

Вспышка произошла на занятой фашистами территории, беженцы могли разнести болезнь по всей стране. Ермольева со своими сотрудниками организовала сложнейшее микробиологическое производство в городе, который находился под угрозой 22 пехотных, трех мотострелковых и 45 танковых дивизий. Ежедневно холерный бактериофаг — препарат, защищающий от заражения, — принимали 50 тысяч человек.

Автор: РИА Новости В 1942 году Ермольевой вслед за английскими учеными Флори и Чейни удалось получить первый отечественный пенициллин (крустозин).

В 1944 году его применили в лазаретах Прибалтийского фронта и спасли от заражений крови и ампутаций тысячи раненых. Оказалось, советский препарат по эффективности не уступал английскому.

Первым мужем Зинаиды Ермольевой был Лев Зильбер, основатель советской эпидемиологии и иммунологии, родной брат писателя Вениамина Каверина. Ермольева тяжело перенесла разрыв с Зильбером. В 1930–1944 годах ученого трижды арестовывали по надуманным обвинениям. Рискуя навлечь на себя гнев властей, Зинаида Виссарионовна активно хлопотала о снятии с Зильбера всех обвинений. В 1944 году она вместе с другими выдающимися врачами подписала письмо на имя Сталина с просьбой освободить Зильбера и разрешить ему продолжать работу «для эпидемиологической защиты фронта и тыла». Ученый был выпущен на свободу.

История Зинаиды Ермольевой легла в основу романа Вениамина Каверина «Открытая книга»

(1953–1956). Ермольева стала прототипом Татьяны Власенковой, главной героини романа.

Похожие работы:

«государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Тюменская государственная медицинская академия" Министерства здравоохранения Российской Федерации...»

«Ученые Записки УО ВГАВМ, т.50, вып. 2, ч. 1, 2014 г. ISSN 2078-0109 Учредитель — Учреждение образования "Витебская ордена "Знак Почета" государственная академия ветеринарной медицины" УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ УЧРЕЖДЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ "ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА "ЗНАК ПОЧЕТА" ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ"...»

«Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Иркутский государственный медицинский университет" (ГБОУ ВПО ИГМУ Миздравсоцразвития России) Кафедра общей гигиены МЕТОДИЧЕС...»

«mini-doctor.com Инструкция Трамал раствор для инъекций., 50 мг/мл по 2 мл в ампуле №5 ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Тра...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДАЮ Первый заместитель министра В.В. Колбанов 13 декабря 2004 г. Регистрационный № 185–1203 ТЕХНОЛОГИЯ РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА ПОСЛЕ ШУНТИРОВАНИЯ КОРОНАРНЫХ АРТЕРИЙ Инструкция по применению Учреждение...»

«Экзаменационные вопросы по курсу пропедевтической терапии для студентов III курса лечебного факультета Общие вопросы.1. Гиппократ – отец медицины.2. Гален – его роль в развитии анатомии и физиологии человека, и способов приготовления лекарственных препаратов.3. Авиценна – его роль в развит...»

«RU 2 421 170 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК A61B 17/56 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2010100749/14, 11.01.2010 (72) Автор(ы): Андреев Петр Степанович (RU), (24) Дата начала отсчета срока действия патента:...»

«УДК 808 + 659.13 Горелик Полина Леонидовна кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков с курсом латинского языка Южно-Уральского государственного медицинского университета plg78@inbox.ru Polina L. Gorelik candidate of philo...»

«КОРХМАЗОВ ВАЛЕРИЙ ТАМАЗОВИЧ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ГИСТОХИМИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА СМЕРТИ ОТ ОТРАВЛЕНИЯ АЛКОГОЛЕМ И ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА 14.03.05 – судебная медицина Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских н...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.