WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:   || 2 |

«ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВМЕСТНОГО ПРИМЕНЕНИЯ СОЛЕЙ МИКРОЭЛЕМЕНТОВ И ПРЕПАРАТА СЕЛЕРОЛ ДОЙНЫМ КОРОВАМ В УСЛОВИЯХ БИОГЕОХИМИЧЕСКОЙ ПРОВИНЦИИ ЮЖНОГО УРАЛА ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФГБОУ ВО «ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

Кравцова Ольга Александровна

ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВМЕСТНОГО ПРИМЕНЕНИЯ СОЛЕЙ

МИКРОЭЛЕМЕНТОВ И ПРЕПАРАТА СЕЛЕРОЛ ДОЙНЫМ

КОРОВАМ В УСЛОВИЯХ БИОГЕОХИМИЧЕСКОЙ ПРОВИНЦИИ

ЮЖНОГО УРАЛА

06.02.03- ветеринарная фармакология с токсикологией

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук

Научный руководитель:

доктор ветеринарных наук профессор Лыкасова И.А.

Троицк-2017 Оглавление Введение

1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 Биогеохимические провинции в Южно-Уральском регионе

1.2 Биологическая роль микроэлементов в организме животных

1.3 Взаимодействие микроэлементов и их влияние на биохимические процессы организма

1.4 Роль некоторых микроэлементов в развитии процессов перекисного окисления липидов

Заключение к обзору литературы

2 СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Материалы и методы исследований

2.2 Содержание химических элементов в объектах окружающей среды СХПК «Колхоз им. Шевченко»



2.3 Анализ рациона кормления коров в хозяйстве

2.4 Результаты диспансеризации молочных коров СХПК «Колхоз им.

Шевченко» Чесменского района

2.5 Фоновые морфологические и биохимические показатели крови опытных коров

2.6 Изучение влияния комбинации солей микроэлементов и препарата селерол на кроликах

2.6.1 Изменение морфологических показателей крови и живой массы......... 54 2.6.2 Возможность проявления отдаленных последствий от применения селерола и солей микроэлементов

2.6.3 Морфометрические и морфологические показатели внутренних органов кроликов

2.7 Изменения в крови коров при комплексном применении недостающих в крови микроэлементов и препарата селерол

2.7.1 Изменение морфологических и биохимических показателей................ 66 2.7.3 Изменение показателей углеводного обмена

2.7.4 Изменение показателей перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты организма

2.7.5 Изменение минерального обмена

2.7.6 Изменение содержания химических элементов в крови коров............. 84 2.7.7 Изменение показателей рубцового пищеварения

2.8 Молочная продуктивность и качество молока коров при применении микроэлементов и препарата селерол

3 Экономическая эффективность производства молока при применении микроэлементов и препарата селерол

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

ВЫВОДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ РАБОТЫ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Введение

Актуальность темы. Одним из важнейших моментов приоритетного национального проекта развития агропромышленного комплекса, является значительное увеличение производства молока и улучшение его качества за счет укрепления кормовой базы, организации нормированного кормления животных составной частью которого является обеспеченность рационов минеральными веществами (макро- и микроэлементами).





Недостаток или избыток минеральных веществ в почвах оказывает непосредственное влияние на содержание и соотношение их в растениях, потребляемых животными, а следовательно, и на уровень их в организме.

Дисбаланс минеральных веществ в организме животных наносит огромный экономический ущерб: при недостатке минеральных веществ снижается продуктивность животных, повышается яловость маточного поголовья, возникают эндемические заболевания, повышается восприимчивость к инфекциям, отмечается гибель молодняка. Излишнее поступление в организм некоторых химических элементов может вызывать отравление.

В связи с этим нужно учитывать состав кормов не только по содержанию в них белков, жиров и углеводов, но и по наличию минеральных веществ и, в случае недостатка последних, вводить животным соответствующие подкормки. Нарушение соотношения минеральных веществ в рационе чаще вызывает не острое течение процесса, а хроническое, незаметное и животное не дает той продукции, которую могло бы дать будучи здоровым. Без понимания важности минеральной подкормки и учета этого фактора трудно, а иногда и невозможно получить от животного максимум продукции.

В зоне Южного Урала проблема микроэлементозов имеет особенно большое значение в связи со сложным геологическим строением земной коры региона, наличием ряда полезных ископаемых, а также крупных предприятий промышленности и энергетики. Дефицит или избыток микроэлементов в почве оказывают прямое влияние на их содержание в растительных кормах, следовательно на их поступление в организм животных. В связи с этим обеспечение оптимального содержания микроэлементов в кормах и организме сельскохозяйственных животных составляет проблему для биогеохимической провинции.

Существенный вклад в изучение проблемы микроэлементозов внесли:

А.Н Кособрюхов (1957), В.И. Вернадский (1960), А.П. Виноградов (1960), В.В. Ковальский (1971), Г.И. Георгиевский (1979), В.Т. Самохин (1981), Б.Д.

Кальницкий (1985), А.А. Кабыш (1990), А.И. Сердюк (1991), Г.П.

Грибовский (1996), М.И. Рабинович (1998, 1999). Вместе с тем, следует отметить, что не проводились исследования по выявлению необходимости использования антиоксидантных препаратов при коррекции рациона по микроэлементам для нормализации обменных процессов и сохранению продуктивности животных, в связи с этим полагаем, что тематика представленных исследований актуальна для науки и практики.

Степень разработанности проблемы. В последние годы проблеме микроэлементозов на Южном Урале уделяли внимание А.М. Гертман (2002 В.С.Петухов (2005), С.И. Марус (2006), П.Г. Филиппов (2008), В.И.

Ишменев (2010), Ф.Г. Гизатуллина (2011), А.Ю. Федин (2014), Е.М. Руликова (2015) и др. Их работы содержат обширные исследования о влиянии солей микроэлементов на белковый, жировой, углеводный, минеральный обмен, а также на продуктивность и воспроизводительную функцию животных.

Однако несмотря на достигнутые успехи в этой области, в трудах названных ученых недостаточно полно освещены вопросы необходимости купирования развития оксидативного стресса на фоне хронического недостатка микроэлементов.

Цель и задачи исследований. Целью наших исследований явилось обоснование необходимости применения селерола дойным коровам при коррекции рациона по недостающим микроэлементам.

Для решения поставленной цели в работе были определены следующие задачи:

1. Изучить содержание основных химических элементов в почве, воде, кормах и крови животных хозяйства СХПК «Колхоз им. Шевченко»

Чесменского района Челябинской области.

2. Установить влияние недостатка микроэлементов на процессы перекисного окисления липидов и состояние антиоксидантной системы защиты организма.

3. Экспериментально исключить возможность проявления токсичности и негативных воздействий на организм животных при одновременном применении селерола с недостающими в рационе микроэлементами.

4. Изучить морфологические, биохимические показатели крови, состояние рубцового пищеварения, а также показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты организма при применении селерола на фоне недостатка и его сочетаний с минеральными веществами.

5. Определить влияние селерола на молочную продуктивность, качество, состав и свойства молока на фоне недостатка микроэлементов и при введении в кормовой рацион в комплексе с селенсодержащим препаратом.

6. Рассчитать экономическую эффективность при балансировании рациона с учетом недостающих микроэлементов и с использованием препарата селерол.

Предмет и объект исследования. Предмет исследования – изучение развития оксидативного стресса при дефиците микроэлементов в рационе дойных коров. Объектом исследования служили кролики в возрасте в 5,5 месяцев, и дойные коровы в возрасте 3-4 лет, морфо-биохимические показатели крови, молоко, рубцовое содержимое.

Научная новизна результатов исследования. Экспериментальным путем доказано развитие оксидативного стресса у дойных коров на фоне недостатка в рационе эссенциальных микроэлементов: меди, марганца и цинка, что подтверждено повышением содержания в крови коров диеновых, общих полиеновых коньюгатов, кетодиенов, оснований Шиффа в среднем в 2-4 раза, а также снижением уровня каталазы в 2,3 раза и токоферола в 20 раз. Установлено, что, применение микроэлементов, так и применение препарата селерол, вызывает снижение процессов пероксидации, но их совместное назначение позволяет более эффективно купировать признаки оксигенного стресса; кроме того, максимально повысить уровень биоэлементов в организме животных, и на этом фоне молочную продуктивность коров, а также нормализовать биохимические показателей крови. Научная новизна подтверждена Патентом Российской федерации № 2494732 от 10 октября 2013г. «Способ коррекции минерального обмена у коров в условиях биогеохимической провинции».

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость работы, заключается в том, что доказано развитие оксидативного стресса у коров в биогеохимических провинциях с недостатком микроэлементов, что диктует необходимость комплексного применения микроэлементов и селенсодержащего препарата в качестве антиоксиданта для более полной нормализации обменных процессов в организме и предупреждения потерь продуктивности.

Данные, полученные автором могут быть использованы в учебном процессе по дисциплинам:

фармакология и токсикология, терапия внутренних незаразных болезней сельско-хозяйственных животных, кормлению, технологии производства молока и молочной продукции, а также при написании учебных пособий и методических рекомендаций.

Практическая значимость работы заключается в разработанных рекомендациях сочетанного применения солей микроэлементов недостающих в рационе с селенсодержащим препаратом, что позволяет на 27,2% предупредить потери молочной продуктивности коров, сохранить качественный состав молока (содержание минеральных веществ, жира и белка, сухого вещества).

Соответствие диссертации паспорту научной специальности.

Область диссертационных исследований соответствует формуле специальности 06.02.03- Ветеринарная фармакология с токсикологией, а именно п.4 «Совместимость лекарственных веществ»; п.8 «Токсичность лекарственных веществ для животных и характер их побочного действия, разработка показания и противопоказания для применения в ветеринарной практике, а также методов устранения побочных эффектов»; п.11 «Изучение эмбриотоксического, тератогенного, мутагенного, аллергенного и канцерогенного действия лекарственных веществ и опасных химических загрязнителей объектов ветеринарного надзора».

Апробация работы. Материалы диссертации доложены и обсуждены на международной научно-практической конференции «Научное обеспечение инновационного развития в ветеринарной медицине», посвященной 90-летию со дня рождения М.И. Рабиновича (УГАВМ, г.

Троицк, 2012); на международной научно- практической конференции «Интеграция науки и практики как механизм эффективного развития АПК»

(Уфа, 2013); на международной научно- практической конференции посвященной 85-летию УГАВМ и 100-летию дня рождения В.Г. Мартынова (Троицк, 2015); на международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора А.В. Есютина (Троицк, 2016), на кафедральном и межкафедральном совещании сотрудников ИВМ «Южно- Уральский ГАУ» в 2017 году.

Публикации результатов исследований. По материалам диссертации опубликовано 8 печатных работ, в том числе 3 в журналах, рекомендуемых ВАК («Аграрный Вестник Урала», «Современные проблемы науки и образования»), в которых отражены основные результаты экспериментальных исследований.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Недостаток микроэлементов в объектах окружающей среды (почве, воде, кормовых культурах) в СХПК «Колхоз им. Шевченко» вызывает в организме животных хроническое стрессовое состояние с накоплением продуктов перекисного окисления липидов (диеновых коньюгатов, кетодиенов, общих полиеновых коньюгатов, оснований Шиффа) и снижением содержания компонентов антиоксидантной системы защиты организма (каталаза, альфатокоферол).

2. Комплексное применение микроэлементов и препарата селерол не обладает хронической токсичностью и не вызывает отдаленных последствий в развитии потомства.

3. Нормализация морфологических и биохимических показателей крови наиболее выражено происходят при комплексном применении дефицитных в рационе микроэлементов с селенсодержащим препаратом, что позволяет повысить молочную продуктивность и качество молока.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 138 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, результатов собственных исследований, выводов, практических предложений и списка литературы (180 источников, в том числе 161 отечественных и 19 зарубежных авторов).

Работа иллюстрирована 31 таблицами, 7 рисунками.

1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 Биогеохимические провинции в Южно-Уральском регионе Состав поверхности земли не однородный, и на ней обнаруживаются области с повышенным или пониженным содержанием тех или иных химических элементов. Эти области отличаются от соседних, по содержанию в них химических элементов и, вследствие этого, вызывают различную биологическую реакцию со стороны местной флоры и фауны; такие области получили название биогеохимических провинций. (В.И.Георгиевский, 1979) Зона Южного Урала представляет сложную геохимическую структуру, связанную с богатыми природными запасами различных химических элементов. На территории Южного Урала ряд исследователей установили наличие провинций, обогащенных мышьяком, медью, ураном, теллуром, бором, фтором, никелем. (А.И. Сердюк, 1991; А.А. Кабыш, 1995; Г.П.

Грибовский, 1996) Описаны также биогеохимические провинции с недостатком отдельных элементов: йода, кобальта, марганца, меди и других (А.М.

Гертман, 2002, 2016; Л.В. Гагарина, 2004; Э.Ф. Сафина, Ф.Г. Гизатуллина, 2011; Е.М. Руликова, 2015; Р.Р. Фаткуллин 2014, 2016; С.И. Марус, 2015 и др.).

Наряду с провинциями естественного происхождения в последние десятилетия, в результате значительно возросшего загрязнения окружающей среды, а так же вследствие производственной деятельности человека, образуются провинции техногенного происхождения (А.А. Кабыш, 1990;

А.В. Жолнин и др., 2010).

Рядом авторов были описаны провинции с аномальным содержанием в природной среде химических элементов на территории Челябинской области.

Так, в работе Л.А. Ахмадуллиной (1999) в объектах внешней среды (почва, вода, корма) в 3-х хозяйствах Аргаяшского района Челябинской области: АО «Кузнецкий», «Кулуево» и «Салават-Юлаево» обнаружено аномальное содержание микроэлементов: в почвах содержание меди было ниже предельно допустимой концентрации в среднем на 73,0%, кобальта на 94,0%, марганца на 96,6%, цинка на 42,5%, железа на 95,6%; в воде обнаружен недостаток кобальта на 85,3%, марганца на 59,3%, цинка на 88,5%, содержание железа превышал норму на 386,0%; содержание микроэлементов в кормах был ниже МДУ в среднем: кобальта на 86,0%, меди на 53,8%, марганца на 99,4%, цинка на 98,3%, железа на 48,3%.

В исследованиях П.Г. Филиппова (2008) в Бреденском районе Челябинской области ДОО «Комсомольский», был обнаружен в почве недостаток меди, кобальта, цинка, марганца. В воде недостаток меди составлял 98,6% от ПДК, кобальта 72,0%, цинка 50,0%, марганца 82,0%. В кормах нехватка меди составила 99,5% к МДУ, кобальта 79,0%, цинка 80,8%, марганца 99,7%.

Исследования И.Н. Буренковой (1994); Г.И. Петуховой (2007) в СХПП «Ключевское» Троицкого района Челябинской области показали, что отдельные корма, например сено разнотравное и солома пшеничная имеют повышенное содержание железа по сравнению с установленной нормой и МДУ в 1,3 и 1,9 раза соответственно. Содержание кобальта в концентратах и соломе пшеничной ниже средних показателей по России на 25,0-87,0%. В кормах данного хозяйства было обнаружено недостаточное количество меди. Во всех видах корма уровень меди был ниже МДУ на 79,4-93,0%. Так же корма имели низкое содержание цинка – все исследуемые корма, за исключением концентратов содержали цинка на 32,0-83,4% ниже МДУ.

В Варненском районе Челябинской области в исследованиях О.Н.

Василенко (2000) в ТОО «Заозерный» также было отмечено наличие биохимической провинции с аномальным содержание химических элементов. В пробах почв взятых с различных полей хозяйства среднее содержание меди ниже ПДК на 86,7%, количество цинка соответствовало средним показателям по России, содержание железа в почве было выше в 4,7 раза, уровень марганца почти в 2 раза меньше средних показателей по России. Определение содержания микроэлементов в кормах также показало существенное отклонение их уровня от нормативных показателей.

Накопление железа растениями, как отмечает автор, происходит избирательно, в зависимости от вида растений: недостаток его отмечен в сене разнотравном, соломе пшеничной, комбикорме, в то время как в силосе кукурузном, превышает МДУ в 2,2 раза, а за счет этого в рационе общее количество железа превышало МДУ на 79,4%. Выражена недостаточность меди в сене на 97,2% к МДУ, в силосе кукурузном и соломе пшеничной соответственно на 92,6% и 98,6%, в комбикорме ниже в 9,3 раза. Цинк и марганец во всех кормах находился в количестве ниже максимальных величин в сене на 95,4% и 93,8%, в силосе на 93,2% и 94,0%, в соломе на 96,2%, в комбикорме на 97,7% и 91,8% соответственно. В сене разнотравном кобальта было меньше в 4,5 раза, в силосе кукурузном в 2,1 раза, соломе пшеничной на 80,3%, в комбикорме содержание кобальта не обнаружено.

Анализируя вышеизложенное, можно говорить о наличии биогеохимических провинций на Южном Урале, с дефицитом эссенциальных микроэлементов: меди, марганца, цинка, кобальта и избытком железа.

Н.А. Лушников (2003) сообщает, что живой организм – это целостная система, в которой все процессы протекают взаимосвязано, следовательно, питательные вещества должны поступать с кормом в строго определенных количествах и соотношениях.

По данным В.Т. Самохина (1992) организм обладает высокой степенью регуляции гомеостаза минеральных веществ и, несмотря на широкие колебания содержаний макро- и микроэлементов в кормах, минеральный состав тканей остается довольно постоянным. Однако, эти регуляторные механизмы не беспредельны, и при интенсивном использовании животных нарушения минерального обмена могут стать серьезным лимитирующим фактором в снижении производства продукции.

Э.Р. Исмагилова и В.П. Байматов (2012) сообщают, что в настоящее время доказана связь эндемических заболеваний животных, возникающих вследствие недостатка или избытка тех или иных химических элементов и их соединений в почвах, водах и растениях с определенными зонами – биогеохимическими провинциями.

Биологическая реакция организма на недостаток или избыток химических элементов в окружающей среде, необходимых для обмена веществ, которое связано с биогеохимической провинцией, проявляется в виде заболевания, и носит название эндемии (А.А. Кабыш, 1990).

И.Н. Буренковой (1994), Л.А. Ахмадуллиной (1999), О.Н. Василенко (2000), А.М. Гертманом (2005), Г.И. Петуховой (2007), П.Г. Филипповым (2008), Ф.Г. Гизатуллиной (2011), А.А. Стекольниковым (2013) было отмечено, что на территории Южного Урала недостаток микроэлементов оказывает влияние на морфологические и биохимические показатели крови животных. Так, у коров содержание эритроцитов, которые обуславливают дыхательную функцию крови, ниже нормативного значения на 12,6-48,3%.

Уровень гемоглобина также был снижен на 16,0-38,0%. Количество лейкоцитов в крови коров в сравнении с верхней границей физиологической нормы увеличено на 5,2-24,5%.

Одновременно был отмечен ряд изменений биохимических показателей. Так, уровень общего белка в сыворотке крови коров ниже физиологической нормы на 12,5-36,8%. Одновременно со снижением уровня общего белка в сыворотке крови коров установлено снижение содержания альбуминов в сравнении с нормой на 6,4-26,5%, альфа-глобулинов на 4,2Количество глюкозы в сыворотке крови коров ниже физиологической нормы на 4,5-15,3%. Содержание липидов и общего холестерина в сыворотке крови коров были в пределах физиологической нормы, однако содержание липидов ниже среднего значения.

На нарушение работы почек и развитие почечной недостаточности у коров указывает значительное повышение креатинина в сыворотке крови на 16,7-116,7%.

О поражении печени свидетельствует повышение каталитической активности щелочной фосфатазы и ферментов переаминирования. Уровень щелочной фосфатазы в сыворотке крови коров был увеличен на 26,4-48,2%.

Содержание аспартатаминотрансферазы и аланинаминотрансферазы превышало норму на 48,5-67,8% соответственно.

Таким образом, исследования многих ученых показали, что в организме животных на фоне недостатка микроэлементов протекают патологические процессы, которые характеризуются нарушением дыхательной и защитной функции крови, изменением физиологического состояния печени, почек, что ведет за собой нарушение белкового, жирового, углеводного и минерального обменов.

1.2 Биологическая роль микроэлементов в организме животных

По мнению А.А. Кабыша (1990) соли различных элементов, идут не только на построение клеток и тканей тела, но и участвуют во многих процессах обмена между клетками и межклеточной жидкостью, влияют на направление тока жидкости между тканями и внешней средой, поддерживают на определенном уровне осмотическое давление, рН крови, лимфы и других биологических жидкостей, т.е. играют большую роль при регуляции жизненно важных процессов и в создании условий, необходимых для нормальной деятельности всех органов и тканей.

Как сообщает В.В. Ковальский (1971), огромное значение для клеточной физиологии и сельского хозяйства относят жизненно необходимые микроэлементы, такие как марганец, цинк, кобальт, медь, кремний, бром, йод, фтор, мышьяк, селен и молибден. К числу жизненно необходимых могут быть отнесены алюминий, никель, бор, барий, бериллий, литий, рубидий, стронций, титан, кадмий, ванадий Медь, как отмечают Н.И. Клейменов (1987), Н.И. Лебедев (1990), А.М.

Гертман и др. (2012), относится к незаменимым микроэлементам, к биотикам, недостаток которых в организме ведет к весьма значительным нарушениям в обмене веществ.

По данным А.М. Шапошникова (1980), А.А. Мацинович (2015), медь оказывает всестороннее влияние на живой организм, которое проявляется благодаря определенным связям с ферментами, гормонами и витаминами.

Медьсодержащие ферменты составляют значительную часть металлоэнзимов. Наиболее четко функция меди в живом организме проявляется в окислительных ферментах, в частности в цитохромоксидазе и церулоплазмине.

Однако особенно высокая биологическая активность её как окислителя проявляется в соединении с белками. Даже в таких жидкостях, как, кровь, свободные ионы меди обнаруживаются в незначительных количествах, так как большинство их связано с белками, что показали в своих работах N.S.

Aston, R.A. Morris (1998).

В организме животных содержится 100-200 мг меди. Этот резерв сконцентрирован в крови, печени, почках и мозге. Для организма животного биологическое значение имеют ионы одновалентной (Сu1+) и двухвалентной (Сu2+) меди (G.W. Evans, 1978).

А.П. Авцын (1991) сообщает, что транспорт меди через апикальную мембрану клеток тонкого кишечника осуществляется пассивно, при участии белков- переносчиков; транспорт через базальную мембрану – активный, идет с затратами АТФ. Избыточное поступление меди в клетку приводит к нарушению энергозависимых процессов транспорта этого металла из клетки в кровь, что приводит к накоплению меди в клетках и их последующей гибели, т.е. возникают токсические эффекты.

Б.Д. Кальницкий (1985) утверждает, что всасывание меди не контролируется регуляторными системами и зависит от состава питательных веществ кормов. Биологическая доступность меди из различных кормов и минеральных добавок составляет в среднем у жвачных около 30-40% и свиней 40-50%.

Медь выводится из организма за 13- 33 дня. Большие дозы витамина С способствуют более активному выведению меди из организма. (В.И. Смоляр, 1989). Медь выводится из организма как печенью, так и почками. Большая часть ее выделяется с желчью, меньшая с мочой (R.J. Cousins, 1985).

Y. Aniya, M. Shimabukuro (2000), в своей работе утверждает, что поступая с кормом, медь всасывается в кишечнике, связывается альбумином, затем поглощается печенью, откуда в составе белка церулоплазмина возвращается в кровь и доставляется к органам и тканям.

По мнению многих авторов В.Н. Байматова, Э.Г. Давлетова (1998), В.А. Кокорева (2009), Г.М. Абдурахманова (2004), С.П. Ковалева с соавт., (2013) действие меди связано с положительным ее влиянием на гликолитические процессы в организме, она ускоряет процессы окисления глюкозы, задерживает распад гликогена и способствует его накоплению в печени.

С.А. Лапшин (1988) утверждает, что соединения меди также служат звеном при образовании в организме животных дыхательного пигмента гемоглобина. Медь входит в структуру эритроцитов и в состав нуклеопротеидных комплексов, играющих исключительную роль в синтезе гемоглобина.

Ю.И. Москалевым (1985), доказано, что медь оказывает заметное влияние также на повышение иммунобиологической устойчивости и сопротивляемости организма к вредному влиянию факторов внешней среды.

Особенно отмечено участие меди в защитных реакциях организма.

Как отмечает Е.А. Корочкина (2012), обогащение пищевых рационов крупного рогатого скота солями меди способствует повышению его живого веса и молочной продуктивности.

А.А. Жаворонков, Л.М. Михалева (1999), отчечают, что большое значение меди для процессов роста и развития организмов в настоящее время не вызывает сомнений. Известно, что в биогеохимических провинциях с пониженным содержанием в почвах солей меди животные развиваются хуже, рост их замедляется. Усиленное накопление меди в печени и костях, наблюдаемое в эмбриональном периоде у животных и человека, свидетельствует о необходимости меди для роста и развития организма.

В.В. Ковальским (1983), И.О. Фоминовой (2015) доказано, что недостаток меди в кормах животных приводит к тяжелям формам анемии и истощению. При недостатке меди в кормах у животных наступает лизуха, сопровождающаяся анемией, потерей пигментации и курчавостью шерсти и ведущая к гибели животного. Равным образом и отравление эксперементальных животных медью вызывает сложный синдром, включающий анемию, заболевание печени, болезнь Вильсона.

Таким образом, приведенные данные позволяют утверждать, что медь является жизненно важным микроэлементом. Она связана с деятельностью многих ферментов, гормонов и витаминов, оказывает существенное влияние на рост, развитие организмов, на различные виды обмена веществ, кроветворение, костеобразование. Недостаток или избыток меди приводит к нарушениям обмена веществ, к заболеваниям.

Цинк необходимый элемент для жизни растений и животных. Цинк является вторым (после железа) микроэлементом по массовому содержанию в организме человека и высших животных (Е.А. Корочкина, 2013).

Исследования В.В. Ковальского, Ю.И. Раецкой (1971) свидетельствуют о необходимости участия цинка в процессах роста и дифференцировки клеток и тканей и была показана не только для животных, но и для растений, а также для большинства микроорганизмов. Эссенциальные свойства цинка, проявляющиеся в процессе жизнедеятельности растений, были установлены в 1869 году, животных – в 1934 году.

Цинк связанный с ферментами, гормонами и витаминами, оказывает значительное влияние на фундаментальные жизненные процессы:

кроветворение, размножение, рост и развитие организма, обмен углеводов, белков и жиров, окислительно - восстановительные процессы, энергетический обмен (Г.М. Абдурахманов, 2004).

I. Goto (1986) отмечает, что для живых организмов цинк имеет значение в степени окисления +2. Весь цинк в организме распределен примерно следующим образом: скелет – 28%, печень и кожа по 7-8%, кровь 2-3%, на долю остальных органов приходится 16-18%.

В.В. Ковальским (1983) установлено, что на уровень цинка в рационе в наибольшей степени реагируют кровь, кости, печень, поджелудочная железа, гонады.

С.А. Лапшиным с соавт (1988) установлено, что интенсивность всасывания цинка в организме животных зависит от их возраста, продуктивности, наличия в рационе антогонистов цинка и веществ, способствующих образованию его труднорастворимых комплексов.

Усвояемость цинка из различных кормов и добавок колеблется от 15-80% и обратно пропорциональна содержанию его в рационе.

В работе Л.Ф. Панченко с соавт., (2004) описано, что всасывание цинка, является активным процессом с затратами АТФ. Цинк всасывается главным образом в верхнем отделе тонкого кишечника, чаще в двенадцатиперстной кишке у моногастричных животных, а у жвачных абсорбцию элемента часто наблюдали в сычуге, при высокой секреции цинка в дуоденум и нарастающей абсорбции в последующих органах тонкого кишечника. Затем он поступает в печень и там депонируется и расходуется по необходимости. Задерживается цинк также и в мышцах.

В органах и тканях цинк находится главным образом в виде связанной с белками формы. В плазме крови 60-70% цинка связывается с альбуминами, 30-40% с --глобулинами; лишь очень незначительная часть цинка может находится в свободном виде (R.J. Cousins, 1985).

Г.М. Абдрахманов (2004) отмечает, что примерно 25% цинка выводится с панкреатическим соком, основная масса 90% цинка выделяется кишечником с калом и только 10% с мочой.

Л.Р. Ноздрюхина с соавт., (1985), отмечают, что наиболее богаты цинком клеточные структуры крови – эритроциты. Наиболее высокие концентрации цинка были обнаружены в моноцитах и макрофагах. Эти клетки способны синтезировать значительное количество металлотионеинов, которые обеспечивают депонирование цинка.

В работе А.В. Скального (2004), отмечено присутствие цинка в структуре многочисленных ферментов – дегидрогеназы, пептидазы, трансфосфорилазы, карбоксипептидазы, карбоангидразы, уриказы, принимающих участие в обмене белков и углеводов Исследованиями Н.И. Клейменова (1987) установлено, что цинк оказывает влияние на гормон пролактин, который способствует процессам молокообразования Н.А. Уразаев с соавт., (2010) считает, что дефицит цинка встречается гораздо чаще, чем его избыток и, как правило, является результатом недостаточного поступления его с пищей По данным Б.Я. Бирман и др., (2014), при недостатке цинка в организме снижается синтез белка, что приводит к нарушению белкового баланса, у животных прекращается рост и уменьшается вес.

О.А. Сорочинская (2015), также отмечает, что при недостатке в кормах цинка у животных наблюдается замедление роста и истощение молодняка, нарушение развития шерстного покрова, сопровождающегося депигментацией и выпадением волос, дерматозы, снижение функции половых желез, влекущее к бесплодию. Недостаточность цинка у свиней вызывает паракератоз – заболевание, которое сопровождается дерматитом, поносом, рвотой, потерей аппетита, острой потерей в весе и наступлением смерти. При недостатке цинка в пище у крыс на 2/3 замедляется рост и изменяется масть, угнетается эритропоэз, возникает анемия, приводящая к гибели животного.

Таким образом, цинк отличается многообразием своего влияния на животный организм. Цинк участвует в различных физиологических процессах организма: гемопоэзе, росте, воспроизводстве, различных видах обмена веществ, повышении иммунобиологической устойчивости в связи с тем, что цинк вступает в многочисленные связи с биохимическими регуляторами.

Марганец является необходимым элементом для жизни растений и животных. В чистом виде в природе не встречается (Г.М.Туников и др., 2011) Содержание марганца в пастбищных травах зависит от вида, возраста, и главным образом от рН почвы. С повышением рН почвы содержание доступного марганца снижается (Э.Р. Исмагилова, В.Н. Бойматов, 2012).

Марганец принимает активное участие в окислительновосстановительных процессах, тканевом дыхании, костеобразовании, оказывает влияние на рост, размножение, кроветворение, функцию эндокринных органов (В.Т.Самохин, 1992).

В своих работах А.М. Гертман, Т.С. Самсонова (2010, 2012) приводят данные о там, что марганец является активатором многих ферментов и содействуя размножению, росту и деятельности микрофлоры рубца, оказывает значительное влияние на переваримость и усвоение питательных веществ Работами Н.З.Хазипова (1999) доказано, что в организме содержится 10- 20 мг марганца. Наиболее высокие концентрации находятся в костях, печени и почках Как сообщает Н.И. Лебедев (1990) марганец всасывается главным образом в двенадцатиперстной кишке, как у моно-, так и у полигастричных животных. Всосавшийся марганец быстро выводится из крови и переходит в печень, кости и волос, которые являются основными резервными источниками этого элемента в организме. Со временем в волосе, мышцах и крови активность снижается, а в гонадах и скелете возрастает, т.е.

происходит перераспределение марганца между органами.

Как сообщает А.А. Алиев (2007), марганец оказывает существенное влияние на кроветворение, эритропоэз и гемоглобинобразование у животных. Марганец в малых дозах, особенно у анемичных животных, вызывает увеличение массы циркулирующей крови и уровня гемоглобина, однако назначение больших доз марганца в течение длительного времени также приводит к истощению кроветворных органов и ухудшает показатели красной крови.

С.П. Ковалев и др. (2013), отмечают участие марганца в ферментативных системах, что проявляется неспецифической активизацией или вхождением его в качестве незаменимого металлокомпонента в молекулу некоторых ферментов.

Для ряда ферментов марганец служит важным активатором. По мнению Н.Л. Уразаева, В.Я. Никитина и др. (1990), к этим ферментам принадлежат фосфатазы крови и тканей, пептидазы сыворотки крови, декарбоксилазы пировиноградной и кетоглутаровой кислот, фосфоглюкомутаза, пролидаза и др.

Кроме того, марганец необходим для нормального функционирования иммунной системы: при его недостатке или избытке наблюдается угнетение пролиферации Т- и В-клеток (А.П. Авцын, А.А. Жаворонков и др., 1991).

Н.Л. Уразаев, В.Я. Никитин (2012), отмечают, что марганец может конкурировать с кальцием, и при его недостатке облегчается высвобождение гистамина из тучных клеток, поэтому он обычно сопровождается аллергической симптоматикой В литературе достаточно данных о влиянии марганца на углеводный, белковый и жировой обмен.

Ф.С. Хазиахметовым (2011), А.А. Наумовой с соавт., (2014), установлено, что марганец обладает гипогликемическим действием, способствует повышению распада тканевых белков и усиливает выведение из организма азота, введенный в организм в определенных концентрациях, проявляет выраженный липотропный эффект.

В.А. Кокарев с соавт, (2009), Б.Я. Бирман с соавт., (2014), признают важную роль марганца в процессе окостенения, так как он выступает в роли активатора фосфатаз – ферментов, принимающих участие в процессах оссификации, а при недостаточном содержании марганца в пище наступает утолщение и укорочение трубчатых костей нижних конечностей с деформацией суставов.

Марганец обладает выраженным влиянием на половое развитие и размножение. У самцов при пониженном содержании в пище марганца нарушается сперматогенез и развивается атрофия семенников. В результате недостаточного поступления в организм марганца у взрослых животных наблюдается яловость и выкидыши; у коров может наступить половая стерильность. Телята родившиеся от коров, в организме которых был дефицит марганца, медленно растут, имеют прогибающиеся голеностопные суставы и другие дефекты конечностей, что свидетельствует о необходимости этих микроэлементов для роста и развития. (В.И. Георгиевский, 1979, А.А.

Жаворонков с соавт., 1999, А.М. Гертман, Г.А. Каримова, 2013) М. В. Покровская с соавт., (2014), сообщают, что дополнительное введение биодоз марганца и меди благоприятно отражается на течении послеродового периода и способствует улучшению качественного состава молока Слишком большие дозы марганца оказывают отрицательное влияние на рост, снижают уровень гемоглобина, изменяют состав микрофлоры рубца (В.И. Георгиевский, 1979, А.М. Гертман с соавт., 2012).

По данным A.D. Burt (2009) наблюдается марганцевая пневмония, цирроз печени, поражение центральной нервной системы при хроническом отравлении марганцем Таким образом, марганец оказывает значительное влияние на рост, размножение, кроветворение, на обмен веществ. Участвуя в биологическом катализе и влияя на важные физиологические показатели, он становится в ряды незаменимых, жизненно важных микроэлементов.

Селен относится к рассеянным элементам, встречается в основном в виде примесей в рудах сульфидных, молибдатных, фосфоритных и серных месторождений (Л.А. Панова, 2011).

В работе Д.И. Филиппова (2016) отмечено, что селен является ближайшим аналогом серы, что объясняется их электронной гомологией.

Образует две кислоты – селенистую и селеновую, соли которых называются соответственно селенитами и селенатами.

Как отмечает Н.И. Конова (1993), селен не является необходимым элементом для растений, но находится во всех его частях в виде селеносодержащих аминокислот и частично в виде селенит- и селенатионов. Содержание селена в кормовых растениях в норме колеблется от 0,1мг/кг. Существуют растения – концентраторы селена (относящиеся в основном к семейству астрагалов), в которых содержание селена может достигать 3-4 г/кг сухого вещества.

С.А. Лапшин с соавт., (1988) отмечают, что поступающий с кормами или добавками селен быстро всасывается как, у жвачных, так и у моногастричных животных. Всасывание селена происходит в двенадцатиперстной кишке. В желудке (сычуге) и толстом отделе кишечника всасывание или экскреция селена не происходит. При этом селенаты усваиваются лучше, чем селениты и элементарный селен. Животные с однокамерным желудком усваивают селен в большем количестве, чем жвачные. Это объясняется тем, что в рубце жвачных образуются труднорастворимые соединения селена. Поэтому у жвачных чаще наблюдается заболевания от недостатка селена С.П. Ковалев с соавт. (2013), сообщают, что при любом способе введения селена, он выделяется из организма через почки 30-35%, желудочно- кишечный тракт 30-35% и легкие 2-3% дозы. В организме жвачных в обычных условиях селена удерживается 20-25%, в организме моногастричных 18-20%.

В тканях селен фиксируется в виде протеинов независимо от соединения, в котором он вводился. В небольшом количестве селен включается, в серосодержащие соединения – глютатион, тиамин, биотин.

Селен хорошо проходит через плаценту и накапливается в тканях плода. Он легко преодолевает тканевые барьеры яичника и молочной железы и обнаруживается в яйце и молоке (П.В. Макрушин, 1979).

Есть данные об участии селена в регуляции репродуктивной функции.

Дефецит этого микроэлемента приводит к снижению подвижности сперматозоидов, отставанию в развитии плаценты. У новорожденных животных, матери которых испытывали недостаток селена во время беременности, отмечается снижение мышечной массы и отставание в развитии. (R.F. Burk et al., 2003) Селенит натрия, введенный животным в предродовый период, оказывает влияние на эндокринную функцию фетоплацентарной системы, синтез и метоболизм половых гормонов, обеспечивая тем самым высокую сократительную деятельность матки и профилактику родовых и послеродовых осложнений (М.И. Смирнов с соавт., 1999).

В своей работе А.А. Стекольникова, А.Ф. Кузнецова (2011) доказали, что поскольку селен является антагонистом серы, то, находясь в избыточном количестве в организме, он уменьшает содержание серы, что приводит к нарушению рогообразования (размягчаются копыта, рога) и выпадению волос.

Основная биологическая функция селена заключается (в синергизме с витамином Е) в защите клеток от повреждающего действия свободных радикалов (В.И. Кулинский,1999, И.А. Лыкасова, 2012).

В своей работе М.И. Смирнов с соавт., (1999) указывают на взаимодействие между селеном и токоферолом на клеточном уровне, что проявляется в их влиянии на образование перекисей. Витамин Е – сильный антиоксидант, ингибирует образование перекисей в тканях, тогда как селен в составе глютатионпероксидазы разрушает эти токсические продукты. Таким образом, влияние перекисей на структуру клеток может зависеть как от концентрации токоферола, так и от активности глютатионпероксидазы.

В.И. Воробьев, Д.В. Воробьев (2014), описывают, что при повышенном содержании в растениях селена может возникнуть тяжелое отравление, которое называют алкалозом или щелочной болезнью.

Острый селеновый токсикоз у крупного рогатого скота характеризуется слабой атоксией и характерной позой (опущена низко голова и повисшие уши), повышенной температурой, учащением пульса, затруднением дыхания, кровоизлиянием через рот и нос, а также сильным поносом. Такие животные кажутся очень вялыми, безжизненными и погибают от остановки дыхания.

Хронический селеновый токсикоз отмечается при продолжительном потреблении корма и характерными признаками являются: хромота, потеря жизнеспособности, утончение копыт, потеря волос, атрофия и цирроз печени, нефрит (А.М. Смирнов, 1989).

Таким образом, селен, угнетает процессы перекисного окисления липидов и способствует выработке эндогенных антиоксидантов белковой и липидной природы, обеспечивает нормальное проявление антиаллергического, антигистаминного, антимутагенного, антитоксического, антиканцерогенного, защитного и других эффектов и предотвращает развитие окислительного стресса и свободно-радикальных болезней.

1.3 Взаимодействие микроэлементов и их влияние на биохимические процессы организма А.А. Кабышем (1990) отмечено, что химические элементы, входя в состав организма и участвуя в обмене веществ, выполняют ясно выраженную биологическую роль, однако действие их на растения, животных и человека проявляется весьма разнообразно. Это разнообразие зависит не только от самого элемента, его количества, но и от сочетания действия комбинаций различных элементов и их соединений.

По данным Б.Д. Кальницкого (1985) в общем виде взаимодействие веществ может носить характер синергизма или антагонизма. Те из них, которые действуют на обмен веществ в организме в одном направлении и усиливают активность друг друга, названы синергистами, а действующие на обмен в противоположном направлении – антагонистами.

З.М. Джамбулатов с соавт. (2011) подчеркивают, что характер взаимодействия между веществами не является величиной постоянной, а может изменяться при недостатке или избытке различных веществ, ровно, как и других веществ в рационе.

С.А. Лапшин (1988) указывает, что необходимо также учитывать и специфику взаимосвязей питательных веществ корма для различных видов животных (особенно жвачных и нежвачных), иметь в виду их физиологическое состояние, продуктивность, тип кормления и т.д.

По мнению Н.И. Клейменова (1987) использование тонкоизмельченных кормов и свежей травы вызывает увеличение скорости прохождения пищи в пищеварительном тракте жвачных животных и в результате снижение усвояемости микроэлементов, особенно меди, цинка, марганца.

Под взаимодействием биологически активных веществ, понимают случаи, когда одновременное применении двух и более веществ дают эффект отличающийся от такового вследствие употребления каждого из них в отдельности (Н.Л. Уразаев и др., 2010).

Приведем несколько примеров отрицательного взаимодействия между микронутриентами:

– на усвояемость меди большое влияние оказывает антогонистическое действие серы. В рубце благодаря деятельности микроорганизмов образуется сероводород, и медь переходит в сульфид. Медь этого соединения недоступна для организма. Подобное действие оказывает и содержание молибдена в рационе, что снижает концентрацию растворимой фракции меди в содержимом рубца и, таким образом, приводит к снижению усвояемости меди (А.М. Шапошников, 1980);

– интенсивность всасывания цинка и меди, зависит и от уровня потребления кальция с кормом. При увеличении содержания кальция в рационе усвоение этих элементов резко падает в связи с образованием нерастворимых комплексных соединений. А оптимальное содержание кальция в рационе способствует максимальному всасыванию и отложению этих элементов (Б.Д. Кальницкий, 1985);

– усвояемость меди снижается при даче животным высоких доз аскорбиновой кислоты, фитина, цинка, молибдена, серебра и ртути (В.В.

Ковальский с соавт., 1971);

– доступность марганца зависит от наличия в рационе элементов антогонистов, и прежде всего кальция, фосфора и железа. Повышенный уровень содержания этих элементов приводит к снижению усвояемости марганца в пищеварительном тракте животных (С.П. Ковалев с соавт., 2013);

– снижению абсорбции селена способствует добавка метионина или его аналогов в рацион животных, а также наличие в рационе повышенных количеств сульфатов снижает уровень абсорбции и ретенции селена и приводит к повышенному выделению его с мочой (Н.И. Конова, 2013);

В тоже время абсолютно раздельный прием макро- и микроэлементов нецелесообразен, так как имеют место и положительные взаимодействия:

– обеспечение организма медью необходимо для нормального усвоения кальция и фосфора. В результате недостаточного содержания меди в рационах животных нарушаются процессы костеобразования. При этом возникают патологические состояния, напоминающие рахит у молодых и остеомаляцию у взрослых (A. А. Алиев, 1997);

– медь и железо в гемопоэзе выступают совместно, действуя на различные его звенья, и поэтому специфическое их влияние не может быть заменено никаким другим элементом. При дефиците в рационе меди можно наблюдать симптомы недостаточности железа у животных при нормальном содержании этого элемента в организме (Н.А.Лушников, 2003);

– марганец в соответствующих дозах влияет на усвоение организмом меди. Эти два микроэлемента выступают как синергисты: одновременный их прием ведет к значительному увеличению общего содержания меди и повышению ее концентрации в крови, печени, костном мозге. В этом случае быстрее восстанавливаются показатели красной крови (А.А. Алиев,1997);

– результатом взаимодействия витамина Е и селена является усиление антиоксидантного эффекта обоих веществ (Н.А. Лушников, 2003);

– селен является антогонистом для свинца, кадмия и ртути и снижает токсичность для организма этих элементов (J.R. Arthur, 1997).

Многие авторы Н.В. Герман (2011), А.М. Гертман, Т.С. Самсонова (2012; 2013; 2014), Е.А. Корочкина, К.В. Племяшев (2014), И.М. Донник с соавт. (2015), А.А. Менькова с соавт. (2016) отмечают положительное влияние совместного применения микроэлементов на те или иные биохимическик процессы.

А.М. Гертман с соавт. (2011), С.П. Долецкий (2014) отмечают, что биотические дозы марганца оказывают благотворное влияние на рост и развитие организма, что показано в многочисленных экспериментах на сельскохозяйственных животных: кроликах, свиньях, овцах, телятах.

Действие марганца на рост и развитие животных может быть усилено при совместном применении его с медью, а также при сочетании последних с кобальтом или цинком.

А. О. Войнар (1960) отмечает синергизм марганца, меди, кобальта и цинка в их действии на процессы роста и развития живых организмов.

И.М. Донник с соавт. (2015), изучавшие воздействие подкормок различных смесей микроэлементов на прибавку веса животных, показал, что наиболее благоприятным воздействием обладает смесь из марганца и меди, при применении которой вес животных увеличивался на 30%, смесь меди и кобальта вела к прибавлению веса на 23%. Оптимальные результаты суточного привеса цыплят были также получены при добавлении к основному рациону комплекса солей марганца, меди и кобальта.

По данным Н.В. Герман (2011), для обеспечения нормального кроветворения необходимо сочетание меди, марганца, кобальта и железа. Это наблюдение нашло замечательное подтверждение в клинической практике. В настоящее время различные сочетания этих жизненно важных микроэлементов с большим успехом применяются при лечении различных форм анемий.

Таким образом, знание вопроса о различной способности ионов к комплексообразованию и их антагонизме в этом процессе имеет большое значение в понимании этиологии и патогенеза ряда нарушений нормальных функций организма животных и дает возможность направлять обмен веществ в организме в сторону эффективного их использования и получения от животных максимума продукции.

1.4 Роль некоторых микроэлементов в развитии процессов перекисного окисления липидов По мнению Л.М. Двинской, А.А. Шубина (1986) понятие стресс широко вошло в обиход и употребляется в том случае, когда организм подвергается определенному воздействию, заставляющему включать защитные механизмы. Для живых организмов вообще характерна способность поддерживать постоянство внутренней среды в ответ на различные колебания внешних факторов. Состав кормов не вызывает резкого изменения состава крови, но вместе с тем организм поддерживает внутреннее постоянство среды только в определенных пределах. Если действующие на животных раздражители превосходят допустимый предел в организме, включаются механизмы адаптации. Адаптация может быть долговременной, выработавшейся за тысячелетия существования вида, и кратковременной, сложившейся на протяжении жизни индивидуума или небольшого его отрезка. Примером последнего типа адаптации может служить длительный недостаток микроэлементов в условиях определенной биогеохимической провинции, что может очень тягостно отражаться на состоянии здоровья и продуктивности животного.

П.В. Макрушин (1985), А.А. Мацинович (2015) отмечают, что важным фактором, оказывающим, влияние на организм животных является кормление. Интенсивный рост животных, длительное сохранение высокого уровня продуктивности могут быть только при полноценном кормлении.

Факторы питания оказывают разнообразное влияние на все функции организма, затрагивая все системы. Возникновению кормовых стрессов способствуют погрешности в кормлении и как следствие, заболевания животных – а это в свою очередь приводит к потери аппетита, снижению массы тела и продуктивности.

М.И. Рецкий (1997), Н.К. Зенков, В.З. Ланкин и др. (2001) отмечают, что стресс является предшественником многих болезней. Необходимость приспосабливаться к новым условиям существования ведет к ухудшению здоровья, обусловленого снижением уровня общей резистентности организма в связи с напряжением обмена веществ. При этом дополнительное неблагоприятное воздействие ведет к усугублению или возврату к фазе шока и стадии истощения стресс – реакции и, как правило, перехода их в патологию. При большой силе действующих факторов и низкой резистентности организма после фазы шока начинается патологический процесс, и появляются первые клинические признаки болезни. Небольшая сила воздействия и высокая резистентность организма обусловливают физиологическое течение стресса, но даже в этом случае стресс наносит экономический ущерб животноводству. Он складывается из ухудшения здоровья, уменьшения продуктивности всех видов и возрастов сельскохозяйственных животных, снижения плодовитости и качества продукции, что связано с дополнительным использованием пластических, энергетических ресурсов и биологически активных веществ, поступающих в организм или биосинтезирующихся в нем на поддержание гомеостаза и становление новой, более напряженной нормы его функционирования.

Стрессы приводят к возникновению свободных радикалов, инициирующих перекисное окисление липидов. Активация перекисного окисления липидов может наблюдаться и при истощении антиоксидантной системы организма, и степень его развития будет зависеть от уровня антиокислителей, и их активности, способности ингибировать образование перекисей в тканях. (Н.К. Зенков и др.2003, Е. Вrzezinska-Slebodzinska, J.K.

Miller, 1994 E.M. Alissa, S.M. Bahijri, G.A. Ferns, 2003, А.Р. Таирова, Е.В.

Сенкевич, 2012) F. Juozulynas, D. Stasytyte (1994), J.W. Anderson, V.A. Diwadkar (1998), Е.Н. Коробейникова (2002), Е.Б. Меньщикова, В.З. Ланкина и др. (2006) отмечают, что перекисное окисление липидов – это сложный многостадийный цепной процесс окисления кислородом липидных субстратов, главным образом полиненасыщенных жирных кислот, включающий стадии взаимодействия липидов со свободнорадикальными соединениями и образования свободных радикалов липидной природы.

Ю. А. Владимировым (2008). Д.А. Ксейко, Т.П. Генниг (2012) описано, что окисление липидных молекул под действием кислорода приводит к необратимому изменению или повреждению мембранных структур, нарушению их проницаемости для ионов, вплоть до гибели клетки.

B. Frei, R. Stocker (1988), А.А. Мацинович (2011), Л.Г. Мухамедьярова (2013), утверждают, что начальным этапом развития окислительного стресса является избыточное образование высокоактивных свободнорадикальных форм кислорода. Образовавшиеся свободнорадикальные формы кислорода воздействуют на фосфолипиды, точнее на ненасыщенные жирные кислоты, и подвергают их перекисному окислению. В ходе этого окисления образуются свободнорадикальные формы указанных кислот с повреждающими свойствами и токсичные продукты окисления.

По данным С.И. Плященко, В.Т. Сидорова (1983), T.L. Dormandy (1985), Н.В. Миронова и Н.И. Горянова (2002), образующиеся в процессе развития перекисного окисления липидов ненасыщенные альдегиды и малоновый альдегид являются мутагенами и обладают выраженной цитотоксичностью, подавляют активность гликолиза и окислительного фосфорилирования, ингибируют синтез белка и нуклеиновых кислот, окисляют белковые SН-группы, ингибируют различные цитозольные и мембраносвязанные ферменты. Интермедиаты перекисного окисления липидов – гидроксильный и алкоксильные радикалы индуцируют фрагментацию или поперечные сшивки белковых молекул. Образующиеся основания Шиффа обладают высокой реактивной способностью и токсичностью, производя межмолекулярные «сшивки» и нарушения структур и функции биомембран, обладают выраженной стабильностью, медленной утилизацией и способностью накапливаться в организме.

В.И. Кулинский (2009), Ф.А. Тугушева, И.М. Зубина (2012) отмечают, что регуляция постоянства концентрации перекисей липидов в биологических мембранах осуществляется в значительной степени за счет сбалансированного взаимодействия реакций образования этих продуктов (реакции оксидации) и механизмов контроля, ведущих к торможению их образования (реакций антиоксидации), то есть антиоксидантная система и перекисное окисление липидов – это механизмы единой системы, находящейся в состоянии динамического равновесия, способной к саморегуляции.

Н.А. Терехина, Ю.А. Петрович (1992), С.С. Купчинской (2014), Р.И.

Суфиева (2016), Р.Р. Фаткуллин с соавт. (2016) отмечают, что антиоксиданты

– соединения различной химической природы, способные обрывать цепь реакций свободнорадикального перекисного окисления или непосредственно разрушать молекулы перекисей. Антиоксиданты участвуют в уплотнении структуры мембраны, что уменьшает доступность кислорода к липидам.

Антиоксидантную систему можно рассматривать, как важнейшую адаптационную систему, обеспечивающую оптимальные условия сохранения этого динамического равновесия.

По данным О.Н.

Воскресенского (1981), по механизму действия антиоксиданты можно разделить на две группы:

1) высокомолекулярные соединения – ферменты антиоксидантной защиты (супероксиддисмутаза, пероксидаза, каталаза и др.), а также белки (альбумин, трансферрин, ферритин и т.д), способные связывать ионы железа и меди, являющиеся катализаторами свободнорадикальных процессов.

2) низкомолекулярные соединения, к которым относят стероиды, убихиноны, некоторые аминокислоты, глутатион, токоферолы и др.

Е.Е. Дубинина (1992) отмечает, что в образовании эндогенных антиоксидантов участвуют микроэлементы: селен, цинк, медь, марганец.

Исследованиями A.Jendriszko, M. Drozdz (1992), К.М. Дюмаев, К.А.

Воронина (1995), J.R. Arthur (1997), М.И. Смирнова, В.И. Воробьёва и др., (1999), Т.Титова и др., (2015) установлено, что такой антиокислительный фермент как супероксиддисмутаза (СОД) – это металлосодержащий протеин, в клетке представленный двумя формами: цитозольной, состоящей из двух сходных субъединиц, содержащих по одному иону меди и цинка и митохондриальной, содержащей ионы марганца. СОД обладает широким диапазоном активности и основная биологическая функция этого фермента состоит в катализе реакции образования перекиси водорода из двух супероксидных анион – радикалов.

О.М. Иванова (2008), Е.А. Полунина, И.С. Белякова и др. (2016) сообщают, что церулоплазмин – основной медьсодержащий белок, присутствующий во всех органах и тканях, участвующий в ингибировании перекисного окисления липидов и обладающий супероксиддимутазной активностью.

К одному из ведущих ферментов системы антирадикальной защиты организма относят глутатионпероксидазу. Глутатионпероксидаза – селенсодержащий фермент, проявляет протекторное действие против окислительного стресса, катализируя распад органических гидроперекисей липидов в цитозоле клетки, тем самым препятствуя их токсическому действию. (К.У. Ингольд, 1998, В.С. Камышников, 2003) М.А. Надаринская (2004) отмечает, глутатионпероксидазная система эффективно защищает клетки от пероксидного стресса и обычно только при ее недостаточности или истощении возникают серьезные поражения. Причем скорость катализируемой селен – зависимой глутотионпероксидазной реакции прямо пропорционально содержанию элемента в рационе, в первую очередь концентрации селенита натрия и селен – цистеина, уровню его в крови. Этот процесс определяется также возрастом, продуктивностью, физиологическим состоянием животного.

По данным Р.П. Евстигнеева, И.М. Волкова, В.В. Чудинова, (1988), J.L.

Butteris, A.T. Diplock (1989), A.Jendryszko, M.Drozdz (1992), K.Ohki, Т.Takamura, Y. Nozawa (1994), W.P. Weiss, J.S. Hogan (1997), И.П.

Кондрахина и др. (2004), окислительный стресс предотвращается и токоферолом. Действие антиоксиданта связано с обрывом цепной реакции, в результате чего -токоферол восстанавливает перекись липида до его исходной формы.

Таким образом, такие микроэлементы, как селен, медь, цинк, марганец входят в состав антиоксидантов, которые в свою очередь регулируют процессы свободнорадикального окисления, создают оптимальные условия для нормального метаболизма и функционирования клеток и тканей (Т.М.

Бурлакова и др., 1991) и главной их функцией в животных клетках является торможение развития свободнорадикальных процессов окисления.

Заключение к обзору литературы

Основным условием эффективного ведения современного животноводства является обеспечение животных полноценным, сбалансированным питанием, благоприятным микроклиматом и оптимальным зоогигиеническим режимом.

Потребность животных в минеральных веществах зависит от химического состава почвы, системы внесения удобрений и особенностей применяемой технологии, дефицита или избытка микроэлементов в почве и в растительных кормах.

Зона Южного Урала представляет сложную геохимическую структуру, связанную с разнообразными природными запасами различных химических элементов, поэтому проблема микроэлементозов на Южном Урале актуальна.

Избыток и недостаток эссенциальных элементов в кормах вызывает в организме животных состояние, сходное со стрессовым напряжением.

На современной ферме животное практически полностью защищено от влияния неблагоприятных факторов окружающей среды, и в то же время здесь можно видеть грубые ошибки в кормлении животных, которые имеют непосредственное влияние на продуктивность, удои, воспроизводительную способность и т.д. По данным многих исследований стрессовое состояние животного на 70-80 % зависит от кормления и содержания и лишь на 20- 30% от генетического материала. Следствием стрессов любой этиологии является избыточное образование свободных радикалов, что крайне неблагоприятно сказывается на нормальной функции жизненно важных систем организма.

Таким образом, кормление, как основной источник энергии и других веществ, оказывает непосредственное влияние на все функции организма.

Однако недостаток минеральных веществ в корме может привести к серьезным изменениям в обменных процессах и к активации процессов перекисного окисления липидов. Поэтому, для коррекции минерального состава корма, наиболее эффективно применять полисоли, особенно те, которые способны также обеспечить работу антиоксидантных ферментов (цинк, медь, марганец), Для того, чтобы снизить негативное влияние вызванное нехваткой микроэлементов, необходимо помочь организму справиться с этим состоянием и для этого применяют антиоксиданты – которые относятся к фармакологической группе препаратов способных повышать неспецифическую сопротивляемость организма к широкому спектру вредных воздействий, например содержащих в своем составе селен.

Однако между биологически активными веществами, в том числе микроэлементами и фармакологическими препаратами могут быть, как синергетические, так и антогонистические связи, которые в полной мере изучаются на биологических объектах.

Поэтому, во многих случаях данные о выявлении влияния различных добавок солей микроэлементов и антиоксидантов на продуктивность, физиологическое состояние животных, процессы пероксидации довольно разноречивы и в этой связи исследования являются актуальными и имеют народно- хозяйственное значение.

2 СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Материалы и методы исследований Работа выполнена в период с 2009 по 2013г. на базе ФГБОУ ВО «ЮжноУральский государственный аграрный университет», а также на базе хозяйств Чесменского района Челябинской области: кролиководческой ферме ИП Ибрагимов А.Н. и СХПК «Колхоз им. Шевченко». Исследования отдельных показателей проводили в научно- исследовательском центре и в лаборатории кафедры товароведения продовольственных товаров и ветеринарно-санитарной экспертизы Южно-Уральского государственного аграрного университета, в биохимической лаборатории консультативногодиагностического центра Челябинской государственной медицинской академии, в межобластной ветеринарной лаборатории г. Челябинска.

В опытах были использованы 60 голов кроликов породы шиншилла, в возрасте 5,5 месяцев, массой 3,3-3,5 кг, 24 головы крупного рогатого скота 3-4 летнего возраста, средней живой массой 500±50 кг.

Материалом исследований служили сернокислые соли меди, марганца, цинка и препарат селерол, который является раствором токоферола ацетата (витамина Е) и натрия селенита и представляет собой прозрачную жидкость желто-зеленого цвета с характерным запахом. В 1 мл препарата содержится 25 мг токоферола ацетата и 2,2 мг натрия селенита (1 мг селена).

Работа была проведена в три этапа (схема научного опыта представлена на рисунке 1).

На первом этапе научного эксперимента было проведено исследование объектов окружающей среды и крови животных на содержание микроэлементов. Для определения химических элементов в объектах окружающей среды были проведены исследования почвы, воды, кормов.

Пробы почвы отбирали с различных полей хозяйства на глубине пахотного слоя 10 - 15 см, пробы воды взяты из автопоилок (В.Н. Майстренко, 1996).

Эффективность совместного применения солей микроэлементов и препарата селерол в условиях биогеохимической провинции Южного Урала

–  –  –

определение содержания некоторых химических элементов в объектах окружающей среды (почва, вода, корма) изучение морфо-биохимического состава крови дойных коров, показателей ПОЛ и АОЗ.

изучение состояния рубцового пищеварения

–  –  –

Определение экономической эффективности совместного применения солей микроэлементов и препарата селерол в условиях Южного Урала Рисунок 1 - Схема научного опыта Пробы корма были отобраны согласно рекомендациям Е.А. Петуховой (1989). Химические элементы определяли атомно- адсорбционным методом на приборе спектрометре – «Квант-2А» по методу Г.А. Смирновой и Н.П.

Иванова (1977).

Для определения морфо-биохимического статуса крови у коров брали кровь из ярёмной вены утром до приема корма по методике описанной В.И.

Волгиным (1974).

В крови определяли морфологические показатели: количество лейкоцитов, эритроцитов, содержание гемоглобина и биохимические показатели крови: общий белок, белковые фракции, активность аспартат- и аланинаминотрансферазы, глюкозу, уровень пировиноградной кислоты, с помощью унифицированных методов, принятых для работы в ветеринарии.

Рубцовое содержимое брали с помощью рото-пищеводного зонда.

Образец содержимого рубца сразу же после взятия фильтровали через 4 слоя марли. Полученную жидкость вносили в пробирку (флакон), ставили в холодильник.

В рубцовом содержимом определяли концентрацию водородных ионов (рН) методом потенциометрии; общую концентрацию ЛЖК по Н.В.

Курилову (1979).

Для определения количества инфузорий пробы консервировали 10% раствором формалина из расчета 5-6 капель на 20 мл содержимого.

Уровень перекисного окисления липидов в плазме крови оценивали по содержанию диеновых коньюгатов, кетодиенов и общих полиеновых оснований, которые определяли спектрофотометрическим методом В.П.

Гаврилова с соавт. в модификации Э.Н. Коробейниковой (2002).

Определение соединений типа оснований Шиффа осуществляли по методике А.В. Архипова (2004), активность каталазы определяли методом С. Чевари с соавт. (1985), токоферол – методом В.И. Левченко (2004), содержание селена в крови и молоке определяли флуориметрическим методом по И.П.

Кондрахину (2004).

На втором этапе была изучена возможность одновременного назначения сернокислых солей меди, марганца, цинка и селеносодержащего препарата на кроликах. Опыт был проведен в сентябре, на кроликах породы шиншилла. Для чего по принципу пар аналогов было сформировано 5 групп кроликов по 12 голов, в возрасте 5,5 месяцев, массой 3,3-3,5 кг. Животным, 1-ой группы в рацион ежедневно, добавляли сернокислый цинк в дозе 0,6 мг/кг живой массы, животным 2-ой группы сернокислую медь в дозе 0,2 мг/кг, животным 3-ей группы сернокислый марганец в дозе 0,4 мг/кг, животным 4-ой группы добавляли все соли в комплексе, в указанных выше дозах, учитывая антогонизм меди и цинка, соли меди добавляли в утреннее, соли цинка и марганца в вечернее кормление.

Двукратно, во время эксперимента с интервалом 10 дней животным всех подопытных групп задавали селерол в дозе 0,03 мл/кг массы тела предварительно растворив препарат в воде (1:100) и тщательно перемешав с комбикормом. Пятая группа кроликов была контрольной, животным препараты не применяли.

Условия кормления и содержания были идентичны, самцы и самки содержались раздельно, продолжительность опыта составила 30 дней.

Каждые 10 дней все животные подвергались индивидуальному взвешиванию.

Исследования гематологических показателей проводили раз в 10 дней. В крови определяли количество эритроцитов, лейкоцитов, гемоглобин, и рассчитывали лейкограмму общепринятыми в ветеринарии методами.

Исследования проводили в соответствии с методическими указаниями по определению токсических свойств препаратов, применяемых в ветеринарии и животноводстве (1988).

Затем с целью изучения оплодотворяемости и выявления возможности эмбриотоксического действия, 4 самки объединили с самцом соответствующей группы, соли микроэлементов продолжали скармливать в той же дозировке и схеме весь опытный период. На 8-ой (период имплантации) и 14 день (период эмбриогенеза) объединения самцов и самок всем подопытным кроликам в воду добавляли селерол в дозе 0,03мл/кг массы тела. Пятая группа кроликов была контрольной, животным препараты не применяли. При этом определяли клинический статус животных, процент оплодотворяемости, время сукрольности, число плодов, мертворожденных, уродства и аномалии в развитии, сохранность помета, вес крольчат при рождении, массу всего помета, кранио-каудальный размер при рождении, вес и длину тела крольчат через 1 месяц.

Оставшихся животных в последний день эксперимента подвергали убою и изучали морфометрические показатели тушек и органов кроликов.

Исследования проводили в соответствии с методическими указаниями по изучению эмбриотоксического действия фармакологических веществ и влияние их на репродуктивную функцию (1986).

На третьем этапе эксперимента была изучена возможность, целесообразность, необходимость и эффективность совместного применения недостающих микроэлементов в рационе животных с препаратом селерол, с целью поддержания гомеостаза организма коров и сохранения продуктивности. В соответствии с поставленными задачами в СХПК «Колхоз им. Шевченко» в феврале, по принципу пар-аналогов было сформировано 4 группы по 6 голов коров черно-пестрой породы, в возрасте 3-4 лет, массой 500±50 кг. Коровы опытных и контрольной группы содержались на рационе хозяйства.

Животным 1-ой группы ежедневно учитывая антогонизм в рацион вводили недостающие микроэлементы:

сернокислую медь в дозе 350 мг на гол/сут, сернокислый марганец в дозе 292 мг на гол/сут, сернокислый цинк в дозе 330 мг на гол/сут, животным 2-ой группы индивидуально 1 раз в месяц выпаивали препарат селерол по 20 мл на голову, животным 3-ей группы добавляли в рацион соли меди, марганца, цинка, и ежемесячно препарат селерол в указанных дозах, 4 группа животных была контрольной.

Неорганические соли микроэлементов предварительно растворив в воде добавляли в концентраты, индивидуально каждому животному. 20 мл препарата селерол доводили водой до объема 100 мл и индивидуально выпаивали животным.

Для всех подопытных животных были созданы одинаковые условия кормления, содержания и ухода с соблюдением требуемых зоогигиенических параметров по общепринятому на предприятии распорядку дня. Каждые 30 дней у коров определяли морфо-биохимические показатели крови, содержание эссенциальных элементов в крови, состояние рубцового пищеварения. Продолжительность эксперимента составила 2 месяца Молочную продуктивность, содержание жира и белка в молоке устанавливали во время контрольных доек 1 раз в месяц. Молоко для исследований отбирали по ГОСТ 26809-86, в молоке определяли жирность, плотность, СОМО, белок на молочном анализаторе «Лактан»; кислотность, бактериальную обсемененность, по ГОСТ -3624-92; 9225-84; 23454-79.

Количество общего кальция в молоке определяли комплексонометрическим методом по Вичеву и Каракашеву (1986), а концентрацию неорганического фосфора устанавливали по восстановлению фосфорно-молибденовой кислоты (В.М. Холод, 1988).

Экономическую эффективность от применения микроэлементов и препарата рассчитывали на основании учета всех затрат на производство продукта и полученной выручки (В.М. Авилов, 2000, Н.А. Севостьянова и др.

2004).

Статистическую обработку экспериментальных данных с вычислением биометрических констант проводили по общепринятой методике В.А.

Середина (2001), достоверность средних значений определяли по Стьюденту.

Для определения степени влияния микроэлементов и препарата селерол на морфо-биохимические показатели крови, а также молочную продуктивность и качество молока использовали однофакторный дисперсионный анализ (И.И. Елисеева, М.М. Юзбашев,1996; И.Г., Переяслова, Е. Б. Колбачев, 1999).

Влияние препарата на изменение данных показателей считали статистически существенным, если Fp (расчетное) Ft (табличное), Ft определяли по таблице критических значений Критерия Фишера. Долю вариации, обусловленную влиянием применяемого препарата, вычисляли по коэффициенту детерминации как отношение факторной дисперсии к общей и выражали в процентах.

2.2 Содержание химических элементов в объектах окружающей среды СХПК «Колхоз им. Шевченко»

–  –  –

Из данных таблицы 2 видно, что содержание химических элементов в кормах ниже максимально допустимого уровня. Так содержание железа в сене и сенаже было выше МДУ в среднем на 4,7%, в силосе на 2,4%, в комбикорме на 7,4%.

Содержание цинка в кормах было в среднем в 5 раз ниже МДУ, что связано с недостатком данного элемента в почве.

Содержание меди в сене, сенаже, силосе было ниже в среднем в 10 раз, а в комбикорме в 5 раз.

Содержание кобальта в сене было ниже на 38,0%, в комбикорме на 84,0%, а в сенаже и силосе превышал МДУ на 80,0% и 30,0% соответственно.

Содержание марганца в сенаже было ниже МДУ на 10,8%, а в остальных кормах находился в пределах нижней границы нормативов.

Пониженное содержание микроэлементов в кормах связано с низким содержанием их в почве.

Содержание свинца в сене было на 88,8%, в сенаже на 77,6%, в силосе на 82,4%, в комбикорме на 96,8% ниже МДУ. Содержание никеля было также ниже МДУ на 33,3-61,3%.

Делая общее заключение по результатам исследования объектов окружающей среды (почва, кормовые культуры, водоисточники) необходимо отметить, что территория землепользования хозяйства СХПК «Колхоз им. Шевченко» Чесменского района является природнотехногенной провинцией с недостатком цинка, меди и марганца, что в свою очередь приводит к развитию нарушений обмена веществ у животных в данном хозяйстве.

2.3 Анализ рациона кормления коров в хозяйстве

Кормление животных в хозяйстве осуществляется собственными кормами (сено, силос, сенаж). Зерновую смесь (30 % пшеница фуражная, 25 % овёс, 25 % ячмень, 15 % горох, 5 % премикс для высокопродуктивных коров) готовили в собственном цехе.

Анализируемый рацион обеспечивает коров необходимым количеством основных питательных веществ. При анализе рациона лактирующей коровы было установлено, что структура (грубые корма – 25,6 %, сочные – 34,1 %, концентрированные – 35,2 % и прочие – 5,1 %) и тип кормления (концентратно-сенажно-силосный) соответствуют рекомендуемым ВИЖ.

Уровень кормления составляет 3,2 ЭКЕ на 1 ц массы при норме 2,7.

Рацион лактирующих коров представлен в таблице 3.

Таблица 3 – Рацион лактирующей коровы живой массой 500-550 кг и продуктивностью 13-14 кг молока жирностью 3,4-3,6 %, белковостью 3-3,5 %

–  –  –

Уровень сырого протеина в сухом веществе составляет 12,0 % (при норме – 12,3 %), сырого жира – 2,85 % (при норме – 2,45 %), сырой клетчатки – 21,2 % (при норме – 28,7 %). Все указанные показатели соответствуют рекомендуемым. Сахаро-протеиновое отношение в анализируемом рационе составляло 0,81 : 1 при рекомендуемом соотношении 0,87 : 1.

Необходимо отметить, что обеспеченность коров каротином при применении рациона составляет 55,9 %. Этот факт необходимо учитывать, так как дефицит этого вещества как провитамина витамина А, может негативно сказаться на состоянии слизистых оболочек всех органов и систем, кожных покровов, а также функциональную активность органа зрения.

Рацион коров не сбалансирован по минеральному составу. Так, выявлен дефицит меди, марганца и цинка. Каждый из элементов принимает активное участие в регуляции обмена веществ через гормоны, ферменты и витамины, в состав которых они входят. Недостаточный уровень микроэлементов в рационе также способствует недополучению молока от коров.

По результатам проведённого анализа для организации полноценного кормления необходимо в рацион коров ввести 350 мг сернокислой меди, 330 мг сернокислого цинка и 292 мг сернокислого марганца в расчёте на 1 голову. Также необходимо пополнить рацион коров источником кальция мелом из расчёта 80-90 г, что позволит обеспечить потребность животных в указанных элементах.

2.4 Результаты диспансеризации молочных коров СХПК «Колхоз им. Шевченко» Чесменского района Диспансерный метод позволяет осуществлять эффективный контроль за состоянием обмена веществ и здоровья животных, своевременно диагностировать различные заболевания, определять основные и сопутствующие этиологические факторы, намечать и проводить профилактические и лечебные мероприятия. Метод представляет собой комплекс мероприятий, охватывающий клиническое обследование животных, лабораторный анализ крови, мочи, молока, анализ кормления (с учетом химического состава и качества кормов) и содержание животных, учитывающий производственные показатели по животноводству.

При клиническом осмотре коров основного стада черно-пестрой породы в количестве 440 головы: у 45% отмечалось снижение упитанности, животные были слегка угнетены. У 25% животных отмечено снижение эластичности кожи, в области шеи наблюдались дерматиты, аллопеции, волосяной покров взъерошен, блеск отсутствовал, волос матовый ломкий, у коров более темной масти отмечена депигментация волос (светлые волосы чередуются с более темными), что отмечается при медной недостаточности.

У 20% аппетит был снижен, жвачка вялая, слабые и неполные сокращения рубца. Слизистые оболочки были бледно-розовые, иногда анемичные.

У 6% животных при перкуссии в области расположения печени выявлялась болевая реакция, стенка брюшного пресса сокращалась при каждом ударе перкуссионного молоточка по плессиметру, особенно на нижней границе печеночного притупления. Животные уклонялсь от исследований, у 15% отмечалось увеличение перкуторных границ печени.

О нарушении минерального обмена свидетельствует наличие у 30% животных истончения и рассасывания последних хвостовых позвонков, у 15% животных наблюдали остеолизис 13-го ребра.

При исследовании органов движения у 10% животных наблюдали деформацию суставов, у 15% деформацию копытцевого рога.

Необходимо отметить, что у одного и того же животного регистрировалось изменение клинического статуса со стороны не одной, а нескольких систем и выявленные общие признаки характерны для многих эндемических болезней.

–  –  –

Данные таблицы свидетельствуют о том, что в хозяйстве у животных в крови наблюдается изменения в белковом обмене. Так, содержание общего белка сыворотки крови коров было ниже среднего нормативного значения на 4,5%, при одновременном снижении содержания белков класса альбуминов на 10%, и альфа-глобулинов на 18,8%. Одновременно наблюдалось повышение белков сыворотки крови класса бета- и гамма-глобулинов на 14,8% и 27,3% соответственно. Таким образом, при дефиците микроэлементов нарушается синтез белков, уменьшается доля наиболее лабильной фракции – альбуминов, повышается содержание глобулинов, что свидетельствует о поражении гепатоцитов. Это подтверждается высокой активностью основных ферментов переаминирования аспартатаминотрансферазы и алонинаминотрансферазы. Было установлено повышенное содержание этих ферментов в сыворотки крови животных относительно среднего нормативного значения на 31,2% и 41,4% соответственно.

Изменения наблюдали и в углеводном обмене, результаты представлены в таблице 7.

Как видно из таблицы в крови коров низкое содержание глюкозы на 47,6% и повышено содержание пировиноградной кислоты на 19,5%, что свидетельствует о низком уровне гликогена в печени.

Таблица 7 – Фоновые показатели глюкозы и пировиноградной кислоты в крови коров ( Х ±S x ; n=6) Показатель Средние Фактическое % к норме нормативные содержание данные* Глюкоза, ммоль/л 2,75 1,44±0,03 -47,6 ПВК, мкмоль/л 141,2 168,7±1,64 +19,5 Примечание: * – И.П. Кондрахин (2004)

–  –  –

Как видно из данных таблицы у животных наблюдается повышение рН среды рубцового содержимого на 5,1%, сниженно количество летучих жирных кислот на 15,5% и количество инфузорий на 55,7%, данная тенденции свидетельствует о защелачивании организма, и как следствие приводит к снижению активности микрофлоры, что снижает процессы пищеварения в рубце.

Учитывая возможность развития изменений при недостатке в кормах животных меди, марганца и цинка, были взяты пробы крови на показатели процессов перекисного окисления липидов и состояния антиоксидантной системы защиты организма коров (рисунок 2 и 3).

Рисунок 2 - Содержание продуктов перекисного окисления липидов в крови коров до опыта Рисунок 3 - Показатели антиоксидантной системы защиты организма коров до опыта Как видно из данных представленных на рисунках в организме коров процессы перекисного окисления липидов преобладают над процессами антиоксидантной системы защиты организма. Так уровень первичных продуктов перекисного окисления: диеновых коньюгатов был выше нормативного значения в 2 раза, кетодиенов в 3,3 раза, общих полиеновых в 1,9 раз, уровень конечных продуктов, основания Шиффа был выше нормы в 3,9 раза. Уровень каталазы был ниже нормы в 2,3 раза, уровень токоферола был ниже среднего нормативного значения в 20 раз.

Можно сделать вывод, что при длительном дефиците жизненно важных микроэлементов в рационе, в гомеостазе коров развиваются изменения характерные для оксидативного стресса. Оксидативный, или окислительный стресс – это нарушение обменных процессов и энергии, а также накопление в организме активных агентов, которые повреждают или запускают механизм повреждения клеток, вследствие чего в организме происходят различные патологические процессы. Чтобы купировать данный процесс применяют антиоксидантную терапию, то есть назначают препараты с содержанием веществ, нейтрализующих химическую активность молекул и атомов с нечётными электронами, связывая их в составе более нейтральных, следовательно, менее вредных для организма соединений или же содержащими вещества, разрушающим перекиси водорода.

Поэтому при установлении активации процессов перекисного окисления липидов, и снижении антиоксидантной системы защиты организма, на фоне хронического недостатка микроэлементов, нами было решено при коррекции рациона по недостающим микроэлементам применять в качестве антиоксиданта - селенсодержащий препарат селерол.

–  –  –

Так, содержание эритроцитов в крови кроликов контрольной группы на протяжении всего периода наблюдений существенно не изменялось, однако их количество было на уровне нижнего предела физиологической нормы. В конце эксперимента содержание эритроцитов в крови контрольных животных было на 12,72-14,91% (Р0,01) ниже, чем у опытных кроликов.

Аналогичная тенденция наблюдалась в изменениях гемоглобина. Через 30 дней опыта содержание гемоглобина в крови контрольных кроликов было на 5,68-9,5% (Р0,01) ниже, чем в опытных группах.

Содержание лейкоцитов в крови контрольных кроликов снижалось и через 30 дней снижение составило 4,45%. В крови опытных животных количество лейкоцитов к концу эксперимента увеличилось на 5,6-7,1% по сравнению с началом опыта, изменения носили недостоверный характер.

Анализируя изменения морфологического состава крови можно предположить, что длительное использование корма с недостатком меди, цинка, марганца привело к угнетению или ослаблению функции кроветворения, в то время как применение селеносодержащего препарата одновременно с каждой солью и с солями в комплексе стимулирует процессы кроветворения. Соединения, содержащие медь входят в структуру и в состав нуклеопротеидных комплексов эритроцитов, играющих исключительную роль в синтезе гемоглобина, поэтому наиболее значимые изменения гемоглобина наблюдались во 2-ой группе. Цинк в организме активизирует гемопоэз и гемоглобинообразование, как результат, наиболее значительные изменения содержания эритроцитов были отмечены в крови кроликов 1-ой группы. Марганец, особенно у анемичных животных вызывает увеличение массы циркулирующей крови и уровня гемоглобина, что было отмечено при исследовании крови животных 3-ей группы. Полученные нами данные согласуются с исследованиями Г.Н. Абдурахманова (2004).

Структура лейкограммы представлена в таблице 12.

–  –  –

У контрольных кроликов был самый низкий среднесуточный и абсолютный прирост живой массы, на 7,2-10,5% ниже по сравнению с опытными группами (рис.1 и 2).

Рисунок 4 - Среднесуточный прирост кроликов во время эксперимента, кг Рисунок 5- Абсолютный прирост кроликов за время эксперимента,кг Следует отметить, что во время эксперимента не было отмечено изменений клинического статуса животных. Потребление корма и воды кроликами опытных групп не отличалось от аналогичных показателей контрольной группы. Кролики всех групп были активны, состояние кожного и волосяного покрова, слизистых оболочек были без изменений. На протяжении эксперимента гибели животных, как в опытных, так и в контрольной группах не наблюдали.

2.6.2 Возможность проявления отдаленных последствий от применения селерола и солей микроэлементов Фармакологические препараты могут оказывать влияние на плод тремя путями: действуя на организм матери, на плаценту, непосредственно на плод (Методические указания по изучению эмбриотоксического действия фармакологических веществ и влияние их на репродуктивную функцию, 1986). Реакцию плода на воздействие препаратов, в свою очередь, могут определять следующие факторы: период внутриутробного развития, в который действует препарат, его свойства и доза, скорость и степень проникновения вещества через плаценту, генетическая предрасположенность матери и зародыша. (С.А. Ермолина, 2011) В опыте учитывался процент оплодотворенных крольчих, продолжительность сукрольности, осложнения при окроле, количество крольчат в помете, количество мертворожденных, уродства, аномалии в развитии, вес крольчат при рождении, масса всего помета, краниокаудальный размер крольчат при рождении, а также сохранность, вес и длина крольчат через 1 месяц.

В период наблюдений оплодотворяемость крольчих в группах составила 100%. Период сукрольности длился в среднем 31 день. Окрол проходил без осложнений. Крольчата родились голыми и слепыми, мертворожденных крольчат не было (таблица 14).

Как видно из таблицы 8, у крольчих было по 5-7 крольчат, но в опытных группах, число крольчат было достоверно выше, по сравнению с контрольной группой. Так в 1-ой опытной группе, родилось на 18,5% больше крольчат по сравнению с контролем, во 2-ой группе на 15,3%, в 3-ей на 24,1%, в 4-ой на 26,7% соответственно. Вес новорожденных крольчат во всех группах был примерно одинаковым: 71-73 грамма, но более крупные крольчата были во второй группе, самые мелкие в 3-ей группе, что связано с количеством крольчат в помете. Масса всего помета у крольчих опытных групп была достоверно выше по сравнению с контролем: в 1-ой опытной группе на 17,6%, во 2-ой группе на 15,7%, в 3-ей группе на 22,8%, в 4-ой на 26,1% соответственно. Аномалий внутриутробного развития плодов не наблюдалось. Кранио-каудальный размер при рождении у всех крольчат в среднем составлял 4,38-4,60 см, причем он был выше в тех группах, где было меньше крольчат в помете. На 5-й день крольчата начинали покрываться пушком, на 9-10 день у них открылись глаза, на 18-20 день они начинали выходить из гнезда и поедать корм. Сохранность крольчат в опытных группах была выше по сравнению с контрольной и составила в 1-ой и 4-ой опытных группах – 100%, во 2-ой – 94,88%, в 3-ей – 97,56%, в контрольной группе – 91,18%.

Таблица 14 – Показатели развития потомства кроликов при комплексном применении солей микроэлементов и препарата селерол ( Х ±S x ; n=4) Показатели Опытные группы Контрольная группа 1 группа 2 группа 3 группа 4 группа Оплодотворя- 100 100 100 100 100 емость,% 6,75±0,25* 6,50±0,29* 7,25±0,25* 7,5±0,29** Число плодов 5,5±0,29

–  –  –

За крольчатами наблюдали в течение месяца. Вес потомства в опытных группах был больше, чем в контроле. Более упитанные были крольчата в 4-ой группе, где крольчихи получали все соли микроэлементов в комплексе, они на 6,2% превосходили в весе контрольное потомство. Крольчата этой группы имели более выраженный кранио-каудальный размер, он на 15,2 % был выше, чем у контрольных крольчат и на 1,27-4,6% выше, чем в других опытных группах.

Таким образом, было установлено, что комплексное применение селерола с солями микроэлементов цинка, меди, марганца, не снижает оплодотворяемости животных, не обладает эмбриотоксическим действием (не вызывает гибели плодов, уродств и аномалий), не влияет на постнатальное развитие, а напротив, оказывает положительное влияние на рост и развитие крольчат, повышает их сохранность.

2.6.3 Морфометрические и морфологические показатели внутренних органов кроликов При изучении биологического действия препаратов, наряду с другими методами, важная роль принадлежит морфометрическим и патоморфологическим исследованиям, которые дают возможность судить о сущности патологического процесса, происходящего в организме под действием введения чужеродных веществ.

В последний день опыта был произведен убой животных и определена масса внутренних органов (таблица 15).

Данные результатов морфометрических исследований показывают, что происходит достоверное увеличение массы тушки в опытных группах по отношению к животным контрольной группы.

Как видно из данных таблицы, более выраженное увеличение массы тушки наблюдали у животных опытных групп. Так, к концу исследований разница в массе тушек кроликов опытных групп, по отношению к контрольным данным составила: в 1-ой опытной группе – 5,3% ( Р0,05), во 2-ой – 2,2%, в 3-ей – 4,4%, в 4-ой – 6,1% (Р0,05) соответственно.

Одновременно с увеличением массы тушки, у животных опытных групп достоверно повышалась абсолютная масса всех внутренних органов.

Увеличение массы сердца в опытных группах составило 8,9-18,4% по сравнению с показателями контрольной группы. Однако относительное изменение массы сердца у кроликов опытных групп были менее значительными: относительная масса сердца в контрольной группе кроликов составила 0,31%, у опытных животных 0,32-0,33%.

Масса печени кроликов 1-ой опытной группы была больше на 4,8 гр по сравнению с показателями контрольной группы, во 2-ой на 1,41гр, в 3-ей на 2,19 гр, в 4-ой на 3,43 гр соответственно. Однако относительное изменение массы печени в опытных группах кроликов были незначительными.

Таблица 15 – Морфометрические показатели тушек и органов кроликов ( Х ±S x ; n=6) Показатель Опытные группы Контрольная группа Масса 2400±44,72* 2330±32,15 2380±48,99 2420±48,99* 2280±29,66 тушки, г Сердце, г 8,0±0,15* 7,6±0,12 7,6±0,12 7,8±0,14* 7,1±0,25 Относительная 0,334 0,327 0,320 0,323 0,312 масса органа,% Печень, г 75,18±0,88 72,21±1,93 72,99±1,60 74,23±1,55 70,80±2,52 Относительная 3,133 3,100 3,068 3,068 3,106 масса органа,% Легкие, г 9,90±0,79 9,42±0,62 9,59±1,07 9,73±0,61 9,30±0,69 Относительная 0,413 0,405 0,403 0,402 0,408 масса органа,% Почки, г 8,32±0,11* 8,15±0,05* 8,12±0,11 8,43±0,19* 7,8±0,12 Относительная 0,347 0,350 0,342 0,349 0,343 масса органа,% Примечаение:*-Р0,05.

Аналогично изменялась абсолютная и относительная масса легких и почек (Р0,05) тушек опытных групп.

Проведенные исследования дают основания полагать, что длительное применение препарата селерол с солями микроэлементов не оказывало негативного влияния на развитие внутренних органов подопытных животных, и их масса увеличивалась пропорционально увеличению массы тушек.

Помимо учета массы тушек и органов, проводили патоморфологическое исследование внутренних органов.

Макроскопически у животных как опытной группы, так и контрольной групп эпикард сердечной мышцы был гладким, блестящим, венечные сосуды полнокровны, миокард розово-красного цвета. Поверхность легких была гладкая, серовато-розовые на разрезе, кусочки легких плавали в воде.

Печень имела ровную гладкую капсулу, на разрезе дольчатое строение паренхимы было сохранено. Селезенка была эластичная, имела гладкую полупрозрачную капсулу, на разрезе пульпа красного цвета. Желудок не увеличен в объеме, полость его заполнена кормовыми массами, слизистая оболочка серовато-розового цвета, гладкая, блестящая, подлежащие слои стенки желудка имели обычный вид. Поджелудочная железа имела дольчатое строение, на разрезе серовато-розового цвета. В тонком и толстом отделе кишечника слизистая оболочка гладкая, блестящая, серого цвета на всем протяжении, подслизистая, мышечная и серозные слои стенки кишки имели обычный вид, с умеренно полнокровными сосудами. Почки имели ровную, гладкую капсулу, на разрезе граница между корковым и мозговым веществом хорошо выражена, корковое вещество коричневого цвета, мозговое розовокрасное, с умеренно наполненными кровеносными сосудами.

Таким образом, макроструктура внутренних органов животных, при длительном применении препарата селерол с солями микроэлементов меди, цинка, марганца, оставалась без заметных изменений и соответствовала макроструктуре внутренних органов животных контрольной группы.

2.7 Изменения в крови коров при комплексном применении недостающих в крови микроэлементов и препарата селерол 2.7.1 Изменение морфологических и биохимических показателей

–  –  –

К концу эксперимента наблюдалось снижение количества базофилов в опытных группах на 50,0-80,7%, и повышение их количества в контрольной группе на 12,8%. Учитывая то, что клетки базофилы могут образовывать гистамин, который является внутрисосудистым ядом, снижение их в крови при применении солей микроэлементов и селена носят благоприятный характер для организма опытных коров, что нельзя отметить в изменениях крови контрольных животных.

При анализе изменений лейкограммы в начале исследований мы наблюдали выраженную эозинофилию. У опытных и контрольных животных, содержание эозинофилов было в пределах 10,83-11,33%, что выше верхнего нормативного значения на 35,8-41,6%. В конце исследований в опытных группах отмечали достоверное снижение эозинофилов до физиологической нормы, в то время как в контрольной группе наблюдалось их увеличение до 13,17%, что на 19,7% выше, по сравнению с исходными показателями. Высокий уровень эозинофилов характерен для хроническойстрессовой ситуации (Д.А. Устинов, 1976). Подобные изменения были отмечены А.А. Кабышем (1990), который наблюдал у животных постоянную эозинофилию, при отсутствии паразитарных и инфекционных заболеваний на фоне недостатка в рационе микроэлементов. Вероятно, применение микроэлементов и препарата селерол сглаживает подобные проявление в картине крови, о чем свидетельствует нормализация показателей эозинофилов в крови коров опытных групп.

При анализе лейкограммы в крови контрольных животных наблюдали увеличение палочкоядерных нейтрофилов на 31,9% по сравнению с исходными показателями, снижение сегментоядерных нейтрофилов на 11,5%, и снижение содержания лимфоцитов на 3,6%, подобные изменения характерны для хронического стресса.

В опытных группах прослеживается несколько иная динамика изменений нейтрофилов и лимфоцитов.

Так, в 1-ой опытной группе при применении солей микроэлементов наблюдали увеличение количества палочкоядерных нейтрофилов на 14,3%, снижение сегментоядерных на 9,9%, увеличение лимфоцитов на 8,9%. Во 2ой опытной группе, при применении препарата селерол наблюдали увеличение палочкоядерных нейтрофилов на 25,3%, снижение сегментоядерных нейтрофилов на 6,0%, и увеличение количества лимфоцитов на 7,0%. В 3-ей группе при совместном применении препарата селерол и недостающих в рационе микроэлементов, было отмечено увеличение сегментоядерных нейтрофилов на 4,4%, снижение палочкоядерных на 6,0%, и увеличение лимфоцитов на 10,6%, что указывает на повышение неспецифических факторов защиты организма.

Достоверное увеличение количества моноцитов на 8,6% (Р0,05) наблюдается при совместном применение микроэлементов и препарата селерол, через 60 дней эксперимента по сравнению с контрольной группой, что свидетельствует о повышении фагоцитарной активности крови, в других опытных группах, где использовался только препарат селерол или микроэлементы изменения количества моноцитов были недостоверными.

Таким образом, у животных, имеющих в рационе постоянный недостаток микроэлементов, развивались изменения в морфологическом составе крови. Применение недостающих микроэлементов или селеносодержащего препарата не позволило достичь необходимого корректирующего эффекта. Совместное применение солей микроэлементов и препарата селерол в качестве антиоксиданта предотвращало развитие неблагоприятных изменений морфологических и гематологических показателей у коров, а именно увеличивало количество эритроцитов, гемоглобина, нормализовало число эозинофилов, увеличивало количество палочкоядерных нейтрофилов, моноцитов и лимфоцитов в пределах физиологической нормы.

2.7.2 Изменение показателей белкового обмена Белки играют огромную роль в жизнедеятельности организма, так как представляют собой пластический материал, из которого строятся все клетки и ткани. Белки обладают необычайно высокой реактивностью: они способны взаимодействовать со всеми без исключения веществами, образуя комплексные соединения, входящие в состав клеток, тканей и жидкостей организма.

Уровень содержания белка плазмы крови отличается большой стабильностью и подвержен в нормальных условиях очень небольшим колебаниям (В.А. Кокарев, 1999).

Данные по показателям белкового обмена коров представдены в таблице 18.

В сыворотке крови коров 1-ой опытной группы при применении микроэлементов наблюдалось достоверное повышение общего белка через 30 дней опыта на 5,1%, а к концу эксперимента на 7,1% по сравнению с исходными показателями.

Во 2-ой опытной группе, где применялся препарат селерол через 30 дней уровень общего белка повысился на 3,3%, после повторного применения белок достоверно увеличился на 5,0%.

В 3-ей группе при совместном применении микроэлементов и препарата селерол через 30 дней наблюдали увеличение общего белка на 4,9%, через 60 дней на 8,4% и его содержание приближалось к верхнему уровню физиологической нормы.

В контрольной группе на протяжении всего эксперимента наблюдали снижение количества общего белка по сравнению с исходными показателями.

До опыта в крови животных всех опытных групп, содержание альбуминов было ниже минимального значения физиологической нормы. В ходе эксперимента содержание альбуминов в сыворотке крови животных опытных групп недостоверно и незначительно повышалось в пределах физиологической нормы. В 1-ой и 3-ей опытной группе при использовании микроэлементов и при совместном применении микроэлементов и препарата селерол к концу эксперимента наблюдали наиболее выраженное повышение уровня альбуминов на 8,0% и 6,4% соответственно.

В контрольной группе альбуминовая фракция закономерно снижалась до 36,02%, что меньше нижней границы физиологической нормы на 5,5%.

Снижение уровня альбуминов в крови коров контрольной группы, возможно, указывает на нарушение белоксинтезирующей функции печени.

При анализе изменений в крови коров к концу эксперимента в опытных группах наблюдалось увеличение количества -глобулинов в 1-ой на 6,3%, во 2-ой на 6,7%, в 3-ей на 8,5%, по сравнению с исходными данными. В контрольной группе уровень -глобулинов снижается на 7,6% и к концу эксперимента составил 11,44%, что на 4,9% меньше нижней границы физиологической нормы. Данный факт указывает на преобладание дегенеративных процессов в гепатоцитах печени у контрольных животных.

При исследовании крови животных наблюдались незначительные и недостоверные изменения -глобулинов; в опытных групп их количество увеличилось на 5,0-6,5%, в контрольной группе на 3,5 %.

В крови коров контрольной группы было установлено повышение глобулинов на 7,4%.

В крови коров опытных групп наблюдали достоверное снижение содержания -глобулинов, в рамках физиологических показателей:

колебания -глобулинов составили 31,61-36,55% от общего белкового спектра крови. Доля влияния препаратов достоверно составила 88,2-93,7%.

Также в крови опытных животных наблюдался низкий альбуминоглобулиновый коэффициент, который находился в пределах 0,60-0,62. В течение эксперемента в опытных группах наблюдалось повышение его уровня, и через 60 дней, альбумино-глобулиновый коэффициент составил в 1-ой и 3-ей опытной группе – 0,67; во 2-ой – 0,63; в контрольной же группе уровень его продолжал снижаться и составил – 0,57.

–  –  –

При определении активности аспартатаминотрансферазы и алонинаминотрансферазы, было установлено повышенное содержание этих ферментов в сыворотки крови животных относительно среднего нормативного значения на 31,2% и 41,4% соответственно.

К концу эксперимента уровень ферментов недостоверно снижался в опытных группах по сравнению с контрольной: АсАТ на 28,3-34,8 %, АлАт на 24,4-31,7 %. Доля влияния препаратов составила от 51,4-85,3 %.

Таким образом, при дефиците микроэлементов у животных основные изменения выражались в снижении уровня общего белка, альбуминовой фракции и увеличении глобулиновой. Полученные нами данные согласуются с данными В.Т. Самохина (1981), который отмечал, что при недостатке микроэлементов у молочных коров происходит расстройство данного обмена, в крови падает уровень белка, увеличивается содержание гамма-глобулинов, при снижении альбуминов. Наиболее выраженные изменения показателей белкового обмена наблюдалась в крови коров 3-ей группы при совместном применении недостающих микроэлементов и препарата селерол. Комбинация препаратов позволила скорректировать изменения, вызванные нехваткой эссенциальных микроэлементов, а именно, в рамках физиологических показателей повысить уровень общего белка, увеличить долю наиболее лабильной фракции – альбуминов, снизить содержание глобулинов.

2.7.3 Изменение показателей углеводного обмена

–  –  –

Следует отметить, что в контрольной группе в это время, содержание глюкозы повысилось только на 1,3%.

Через 60 дней после применения микроэлементов и повторного введения препарата селерол, уровень глюкозы достоверно (Р0,001) продолжал повышаться, и составил в 1-ой опытной группе 2,76 ммоль/л, во 2-ой 2,62 ммоль/л, в 3-ей 2,78 ммоль/л, при средней физиологической норме 2,75 ммоль/л.

В контрольной группе к концу опытного периода содержание глюкозы увеличилось на 2,7% по сравнению с исходными показателями и составило 1,54 ммоль/л, что ниже нижней границы физиологической нормы на 42,9%. Это, вероятно, явилось результатом пониженного использования глюкозы корма и снижением уровня гликогена в печени на фоне недостатка микроэлементов.

Об изменениях в углеводном обмене свидетельствует и повышенный уровень пировиноградной кислоты в среднем на 19,5% в начале эксперимента, однако на протяжении всего периода исследований содержание пировиноградной кислоты в опытных группах достоверно снижалось (Р0,05), и к концу эксперимента, уровень пировиноградной кислоты был ниже в 1-ой опытной группе на 21,3%, во 2-ой на 25,4%, в 3-ей- на 30,8% по сравнению с контрольной группой.

Однофакторный дисперсионный анализ показал, что доля влияния, на уровень пировиноградной кислоты, вводимых препаратов, при этом была достоверна, и составила 50,3%, 54,1%, 68,0% соответственно. В контрольной группе к концу исследований уровень пировиноградной кислоты повысился на 5,0% и составил 168,7 мкмоль/л, что выше средней физиологической нормы на 16,6%.

Полученные данные свидетельствуют о том, что микроэлементы – медь, цинк, марганец тесно взаимосвязаны с обменом углеводов. Известно, что марганец активирует ферменты в процессе гликолиза и в реакции цикла трикарбоновых кислот. Медь входит в состав оксидаз и служит катализатором процессов окисления. Особое значение для нормального метаболизма глюкозы имеет цинк. В конечном итоге при недостатке в рационе меди, марганца, цинка, понижается синтез и окисление глюкозы, и накапливаются недоокисленные продукты- пировиноградная кислота.

Таким образом, применение микроэлементов и препарата селерол, восстанавливают процессы окисления глюкозы, в результате чего в меньшей степени образуется недоокисленный продукт – пировиноградная кислота.

Наиболее выраженные изменения нормализующие обмен углеводов наблюдали в крови коров, которым в рацион вводили ежедневно недостающие микроэлементы и одновременно препарат селерол.

2.7.4 Изменение показателей перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты организма В организме непрерывно идет процесс образования свободных радикалов.

При патологических состояниях процесс скорости реакции окисления приобретает иной характер. Он может приводить к разрушительным последствиям, главным образом, затрагивающим биологические мембраны.

Изменение некоторых показателей, характеризующих состояние процессов перекисного окисления липидов в организме у подопытных коров представлены в таблице 20.

Анализируя данные таблицы 20, было выявлено, что на протяжении всего эксперимента отмечалось снижение первичных (диеновые коньюгаты, кетодиены, общие полиеновые коньюгаты) и конечных (основания Шиффа) продуктов перекисного окисления липидов.

К концу эксперимента уровень диеновых коньюгатов в 1-ой опытной группе снизился на 39,0% (Р0,001), во 2-ой на 51,3% (Р0,001), в 3-ей, при совместном применении солей микроэлементов и препарата селерол на 81,2% (Р0,001) по сравнению с началом опыта. Доля влияния препаратов на уровень диеновых коньюгатов была достоверной и составила в группах 89,9%, 96,9%, 96,6% соответственно. В контрольной группе уровень диеновых коньюгатов нарастал в течение всего времени наблюдений.

Аналогичные достоверные изменения наблюдали при анализе концентрации кетодиенов в крови опытных животных. В 1-ой опытной группе их уровень к концу эксперимента снизился на 71,4% (Р0,01), во 2-ой на 86,7% (Р0,001), в 3-ей на 92,9% (Р0,001) по сравнению с исходными данными. Доля влияния препаратов на показатель кетодиенов составила в среднем 77,4-90,2%.

Общие полиеновые коньюгаты в крови опытных животных достоверно (Р0,001) снижались на протяжении всего эксперимента и к окончанию опыта их содержание было ниже в 1-ой опытной группе на 45,5%, во 2-ой на 35,4%, в 3-ей на 64,5% по сравнению с контрольными данными. Причем их изменение на 86,1с достоверно зависело от влияния микроэлементов и препарата.

Таблица 20 – Показатели перекисного окисления липидов на фоне применения микроэлементов и препарата селерол ( Х ±S x ; n=6) Группы Периоды Диеновые Кетодиены, Общие исследований коньюгаты, Е278/мл полиеновые, Е233/мл Е220/мл начало опыта 1,14±0,03 0,72±0,05 1,92±0,06 через 30 дней 1,06±0,03** 0,48±0,03** 1,56±0,05** доля влияния 44,5* 70,3* 58,8* 1 препарата,% через 60 дней 0,82±0,06*** 0,42±0,02** 1,21±0,01*** доля влияния 89,9* 77,4* 93,1* препарата,% начало опыта 1,18±0,05 0,59±0,03 2,34±0,05 через 30 дней 0,94±0,03** 0,46±0,02** 1,58±0,03** доля влияния 58,7* 77,9* 64,1* 2 препарата,% через 60 дней 0,78±0,02*** 0,30±0,03*** 1,30±0,04*** доля влияния 96,9* 87,1* 86,1* препарата,% начало опыта 1,16±0,03 0,67±0,04 1,85±0,07 через 30 дней 0,97±0,05** 0,39±0,03*** 1,36±0,01** доля влияния 27,9 51,6* 66,5* 3 препарата,% через 60 дней 0,64±0,04*** 0,28±0,02*** 1,07±0,03*** доля влияния 96,6* 90,2* 94,3* препарата,% начало опыта 1,06±0,06 0,65±0,02 1,82±0,06 4 через 30 дней 1,24±0,03 0,74±0,04 1,79±0,04 через 60 дней 1,53±0,04 0,68±0,04 1,76±0,05 Примечание: *-Р0,05; **- Р 0,01; ***- Р 0,001 Основания Шиффа обладают выраженной стабильностью, медленной утилизацией и способностью накапливаться в организме. Кроме того, эти соединения обладают высокой реактивной способностью и токсичностью, производя межмолекулярные «сшивки» и нарушения структур и функции биомембран.

Концентрация в сыворотке крови животных опытных групп оснований Шиффа снижалась на протяжении всего эксперимента, и через 30 дней их уровень снизился в среднем на 14,1-41,4%, в то время как в контрольной группе только на 4,1% относительно исходных данных. Данная тенденция сохранилась к концу эксперимента. Так уровень оснований Шиффа достоверно (Р0,001) снизился относительно последних данных в 1-ой опытной группе на 52,4%, во 2ой на 67,6%, в 3-ей на 70,1%, причем доля влияния препаратов была достоверной и составила 92,0%, 91,7%, 97,1% соответственно. В контрольной группе в это время наблюдали повышение концентрации оснований Шиффа на 8,2%.

Таким образом, применение микроэлементов и препарата селерол снижало накопление продуктов свободнорадикального окисления в организме опытных коров. Наиболее выраженный эффект был отмечен при одновременном применении солей микроэлементов и препарата селерол.

Клеточная система защиты организма представлена ферментными и неферментными компонентами.

Наиболее активным из известных антиоксидантных ферментов является каталаза. Каталаза с высокой степенью эффективности разлагает пероксид водорода на воду и молекулярный кислород.

Так, после 30 дней применения микроэлементов и однократного применения препарата селерол наблюдалось повышение активности каталазы сыворотки крови подопытных животных при высокой степени достоверности (Р0,001) в среднем в 2 раза. В сыворотке крови коров контрольной группы наблюдали снижение активности каталазы на 18,9%.

Через 60 дней опыта наблюдалось дальнейшее достоверное (Р0,001) повышение уровня каталазы в сыворотке опытных коров до 7,60-9,91мкат/л, при уровне 3,1 мкат/л в контроле. Доля влияния применяемых препаратов составляла более 99,0% (рисунок 6).

Рисунок 6- Изменение уровня каталазы в сыворотке крови опытных коров на фоне применения микроэлементов и препарата Селерол, мкат/л К неферментативным ингибиторам перекисного окисления липидов относится природный антиоксидант -токоферол. Токоферол, обладая жирорастворимостью способен встраиваться в липидный слой мембран оказывая мембранопротективное и мембраностабилизирующее действие, тем самым предохраняя жирные кислоты фосфолипидов от перекисного окисления.

Применение препарата селерол позволило повысить его уровень в сыворотке крови опытных животных (рисунок 7). Так уровень токоферола к концу эксперимента в 1-ой и 2-ой опытных группах повысился на 2,6% и 9,2% соответственно, относительно контрольных, достоверное повышение наблюдалось в 3-ей опытной группе на 21,1%(Р0,05), доля влияния препаратов составила 88,1% ( Fp Ft).

Рисунок 7- Изменение уровня альфа-токоферола в сыворотке крови опытных коров на фоне применения микроэлементов и препарата Селерол, мкмоль/л Таким образом, животные, имеющие постоянный дефицит микроэлементов в своем рационе находятся в состоянии оксидативного стресса, и нормализация минерального обмена и применение в качестве антиоксиданта препарата селерол у коров привела к нормализации системы перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты организма.

Наиболее выраженные изменения в сторону стабилизации процессов перекисного окисления липидов наблюдали в 3-ей опытной группе: применение солей микроэлементов приводило к нормализации процессов обмена в организме, тем самым, снижая образование активных форм метаболизма кислорода, а препарат селерол способствовал повышению антиоксидантной защиты организма за счет активизации компонентов клеточной защиты.

–  –  –

На протяжении всего эксперимента в сыворотке крови опытных групп наблюдалась нормализация кальций-фосфорного отношения – повышения уровня общего кальция и снижение общего фосфора.

Так, через 30 дней в сыворотке крови коров наблюдалось достоверное (Р0,001) увеличение уровня общего кальция в 1-ой опытной группы на 39,0%, во 2-ой на 23,5%, в 3-ей на 43,9% по сравнению с исходными показателями, доля влияния микроэлементов на концентрацию кальция в крови составила 94,9%, 91,3%, 94,5% соответственно, в контрольной группе уровень общего кальция увеличился на 1,1%.

Содержание фосфора в опытных группах достоверно снизился: в 1-ой на 15,9% (Р0,001), во 2-ой на 11,3% (Р0,01), в 3-ей на 7,4% (Р0,001) по сравнению с исходными показателями, при соответственной доли влияния препарата 91,9%, 85,7%, 89,6% соответственно. В контрольной группе содержание фосфора сократилось на 0,8%.

К концу эксперимента уровень общего кальция в сыворотке крови достоверно (Р0,001) повысился в 1-ой опытной группе на 31,5%, во 2-ой на 25,9%, в 3-ей на 37,6% относительно контрольной группы. Уровень фосфора в крови подопытных животных снизился в 1-ой группе на 18,22% (Р0,001), во 2-ой на 13,56% (Р0,01), в 3-ей на 18,64% (Р0,001).

Данное восстановление способствовало снижению активности фермента щелочной фосфатазы. Щелочная фосфатаза не является органоспецифическим ферментом. Однако значительное увеличение её в крови может быть косвенным свидетельством нарушения обмена веществ, чаще всего минерального. Так ее активность к концу эксперимента была ниже в 1-ой опытной группе на 31,3%, во 2-ой на 20,2%, в 3-ей на 31,6% по отношению к контрольным данным. Эти результаты были получены через 30 и 60 дней и имели высокую степень достоверности (Р0,001).

Таким образом, полученные данные показывают, что применение недостающих микроэлементов дойным коровам, способствуют нормализации минерального обмена, что связано с лучшим усвоением кальция, фосфора и других минеральных веществ из кормов, кроме того микроэлементы особенно селен, марганец, медь, оказывают большое влияние на межуточный обмен самих элементов.

2.7.6 Изменение содержания химических элементов в крови коров

Введение микроэлементов в рацион дойных коров повлияло на циркуляцию эсенциальных элементов в крови (таблица 22).

Так, уровень железа в опытных группах, к концу эксперимента, снизился на 5,6-7,5%, при достоверном влиянии вводимых препаратов, в контроле на 2,5%.

Содержание меди, цинка и марганца повышалось на протяжении всего эксперимента, и на 60-е сутки исследований уровень меди в 1-ой опытной группе был выше по сравнении с исходными данными на 25,7% (Р0,001), во 2-ой на 5,9%, в 3-ей на 29,5% (Р0,001), в контрольной группе на 4,5%. Доля влияния препаратов была достоверной в 1-ой и 3-ей опытных группах и составила 86,9% и 91,1% соответственно.

Содержание цинка увеличилось в 1-ой опытной группе на 54,3% (Р 0,001), во 2-ой на 3,1%, в 3-ей на 60,5% (Р0,001), в контроле на 2,9%. Доля влияния препаратов достоверно составила 97,2%, 33,5%, 96,7% соответственно.

Уровень марганца повышался в 1-ой опытной группе на 58,3% (Р0,001), во 2-ой на 33,3%, в 3-ей на 77,1% (Р0,001), в контрольной на 20,0%. Доля влияния препаратов была достоверной в 1-ой и 3-ей опытных группах и составила 81,6% и 81,4% соответственно.

Содержание кобальта не достоверно увеличивалось в опытных группах на 7,1-12,5%, в контрольной группе на 6,2%.

Уровень селена в опытных группах повышался в 1-ой на 5,8%, во 2-ой на 36,1%, в 3-ей на 36,4% (Р0,05). В контрольной снизился на 11,1%. Доля влияния препаратов было достоверно в 1-ой и 3-ей группе и составила 41,4% и 55,2% соответственно.

Содержание токсических элементов (свинец, никель) снижалось на протяжении всего экспериментального периода, но наиболее выраженное было выявлено на 60-е сутки. Уровень свинца снизился в опытных группах на 14,9в контрольной группе на 2,7%. Уровень никеля на 12,8-22,5%, и в контрольной группе на 7,1%. Доля влияния препаратов на уровень никеля, во 2-ой и 3-ей опытных группах составила 35,0% и 70,1% соответственно (FpFt).

Таблица 22 – Содержание химических элементов в крови коров при применении микроэлементов и препарата селерол, мг/л Группы Железо Медь Цинк Кобальт Свинец Марганец Никель Селен, мкг/100 1 273,2±3,42 0,52±0,02 2,14±0,04 0,044±0,002 0,091±0,003 0,05±0,002 0,056±0,002 0,16±0,03 Начало опыта 2 271,8±3,81 0,48±0,02 2,18±0,06 0,052±0,003 0,087±0,003 0,04±0,003 0,040±0,003 0,13±0,01 3 263,5±5,83 0,55±0,02 1,96±0,06 0,039±0,003 0,090±0,002 0,032±0,003 0,052±0,003 0,14±0,01 4 279,4±6,19 0,44±0,02 2,02±0,05 0,045±0,002 0,075±0,002 0,04±0,002 0,042±0,003 0,16±0,02 1 268,5±4,65 0,58±0,02 3,56±0,04*** 0,048±0,004 0,082±0,002 0,090±0,03*** 0,032±0,002 0,15±0,02 Через 30 2 266,8±3,48 0,50±0,02 2,46±0,08 0,054±0,003 0,081±0,003 0,04±0,003 0,040±0,002 0,18±0,01 дней

–  –  –

2.7.7 Изменение показателей рубцового пищеварения В сложный процесс ответной реакции организма на дефицит комплекса микроэлементов – меди, цинка, марганца, вовлекаются все виды обмена веществ, все органы и системы. Однако, по мнению В.Т. Самохина (1981) дефицит микроэлементов, прежде всего проявляется в пищеварительном тракте и, в частности, в рубце.

Микроэлементы необходимы для жизнедеятельности симбиотической флоры рубца, и дефицит их первоначально ведет к снижению количества инфузорий, а затем другой микрофлоры в содержимом рубца.

В рубце жвачных существует множество различных микроорганизмов – бактерий и простейших. Благодаря их активной деятельности питательные вещества корма подвергаются сложным превращениям, вследствие чего образуются ЛЖК, аммиак, аминокислоты используемые организмом в процессе обмена. Наряду с превращением составных частей корма в соединения, доступные для усвоения в преджелудках, происходит синтез жизненно важных аминокислот, витаминов. Поступая в нижерасположенные отделы пищеварительного канала, бактерии и простейшие перевариваются и обеспечивают организм жвачных полноценными белками (И.П.Кондрахин,2004).

Исходя из этого, были изучены некоторые показатели, характеризующие уровень рубцового пищеварения у коров при применении микроэлементов и препарата селерол (таблица 23).

Для нормальной жизнедеятельности микрофлоры рубца в организм должно поступать определенное количество минеральных веществ – фосфора, серы, а также микроэлементов – кобальта, меди, марганца, цинка.

Показатели рубцового пищеварения изменялись при применении микроэлементов и препарата селерол. Так, у животных в начале эксперимента рН рубцового содержимого было на верхнем уровне границы физиологической нормы, но в опытных группах, как через 30, так и через 60 дней опыта наблюдается снижение рН рубцового содержимого в 1-ой опытной группе на 4,5% (Р0,05), во 2-ой на 3,7% (Р0,01), в 3-ей на 5,1% (Р0,01), при одновременном нарастании в щелочную сторону этого показателя в контрольной группе, и превышении верхней границы норматива на 1,6%, что ведет к снижению двигательной функции рубца и свидетельствует о нарушении метаболизма рубцового содержимого.

Таблица 23 – Показатели рубцового содержимого у коров при применении микроэлементов и препарата селерол ( Х Sх ; n=6) Инфузории, Группы рН среды ЛЖК, ммоль/л тыс/мл Норма1 6,5-7,3 60-140 200-1200 1 7,28±0,18 82,70±2,81 303,83±7,76 2 7,25±0,16 81,20±2,77 302,33±7,74 Начало опыта 3 7,27±0,18 84,50±2,78 304,00±7,79 4 контроль 7,23±0,26 82,30±2,80 302,83±7,74 1 7,03±0,25 109,70±2,67* 453,33±10,58* доля влияния препарата,% 23,3 54,1* 47,4* 2 7,04±0,12 104,30±2,75* 405,33±10,38* доля влияния препарата,% 26,7 32,8 18,9 3 7,03±0,16 110,20±2,65* 486,83±10,49* доля влияния Через препарата,% 29,4 79,0* 69,7* дней 4 контроль 7,38±0,19 84,60±2,82 326,33±10,15 1 6,95±0,14* 115,70±2,61** 485,66±13,10** доля влияния препарата,% 43,6* 71,3* 74,2* 2 6,98±0,02** 108,10±2,71* 430,83±13,07* доля влияния препарата,% 47,8* 42,5* 69,8* 3 6,90±0,04** 118,30±2,54** 524,83±13,44** доля влияния Через препарата,% 58,2* 97,0* 78,0* дней 4 контроль 7,42±0,12 82,30±2,90 350,40±12,53 Примечание: 1 - И.П. Кондрахин, 2004 *-Р0,05; **- Р0,01 Летучие жирные кислоты – конечный продукт ферментации углеводов. За счет повышения активности рубцового содержимого под действием добавки микроэлементов и препарата селерол происходило более полное разрушение клетчатки кормов с образованием глюкозы. Благодаря же ее более интенсивному сбраживанию микроорганизмами, у коров опытных групп в преджелудках к концу эксперимента отмечалось повышение содержания летучих жирных кислот (ЛЖК), по сравнению с животными контрольной группы в 1-ой опытной на 28,8%, во 2-ой на 23,9%, в 3-ей на 30,4% (Р0,05).

Использование микроэлементов и селенсодержащего препарата в рационах коров опытных групп способствовало увеличению в преджелудках колоний инфузорий относительно контроля в первой группе на 28,0% через 30 дней и через 60 дней на 27,8%, во второй группе на 19,5% через 30 дней и на 18,7% через 60 дней, в третьей группе на 33,9% и 33,2% (Р0,05) на 30 и 60 сутки эксперимента соответственно. Наличие в рубце большого количества инфузорий свидетельствует о нормальном и эффективном течении ферментативных процессов. Доля влияния применяемых препаратов на рубцовое пищеварение составило 42,5-97,0% (FpFt).

Таким образом, применение добавки микроэлементов и препарата селерол коровам в условиях недостатка в кормах и воде меди, цинка, марганца и селена, позволяет повысить процесс рубцового пищеварения у животных, а именно повысить количество инфузорий в рубце, при сниижении рН среды и повышении уровня ЛЖК. Причем наиболее значимые изменения произошли в 3-ей опытной группе (животные получали микроэлементы и селерол).

2.8 Молочная продуктивность и качество молока коров при применении микроэлементов и препарата селерол Молочная продуктивность крупного рогатого скота – это главный хозяйственный признак при оценке животных для дальнейшего использования, которая зависит от условий кормления и содержания.

Использование животных в условиях биогеохимических провинций, без коррекции рациона по недостающим минеральным веществам, приводит к истощению внутренних резервов организма, что в свою очередь приводит к нарушению обменных процессов, и к различным заболеваниям и как следствие этого к снижению молочной продуктивности животных.

Коррекция рациона коров по микроэлементам привела к нормализации данного обмена, что в свою очередь привело к улучшению их продуктивных качеств.

Исследование биологической ценности молока проводили на наличие химических элементов и по физико-химическому составу, который оценивали по содержанию общего белка, жира, сухого вещества, СОМО, а так же определяли санитарно-гигиенические и физико-химические свойства молока.

Применение микроэлементов сопровождалось увеличением их количества не только в крови животных, но и в молоке, синтез которого осуществляется из составных её частей (таблица 24).

Ик концу эксперимента (через 60 дней) в молоке опытных групп наблюдались достоверные изменения уровня железа, меди, цинка и марганца.

Так, в молоке 1-ой опытной группы, уровень железа снизился на 22,3% (Р0,001), доля влияния микроэлементов достоверно составило 97,8%, уровень меди, цинка и марганца повысился на 63,2% (Р0,01), 43,3% (Р0,001), 48,6% (Р0,05) соответственно по сравнению с началом опыта. Доля влияния составила 88,1%, 97,6%, 80,4% соответственно.

Во 2-ой опытной группе при применении препарата селерол содержание железа в молоке снизилось на 3,7% ( Р0,001). Уровень меди, цинка и марганца не достоверно повысился на 13,3%; 3,6%; 9,1% соответственно.

Доля влияния препарата селерол составила 53,0%, 80,8%, 4,2% соответственно.

В 3-ей опытной группе, при совместном применении микроэлементов и препарата селерол содержание железа снизилось на 28,9%, доля влияния вводимых препаратов достоверно составила 99,5%, уровень меди, цинка и марганца повысился на 78,7% ( Р0,001), 47,0% (Р0,001); 59,5% (Р0,05) соответственно. Доля влияния препарата составила 91,1%, 96,7%, 81,4% соответственно.

–  –  –

Содержание кобальта в опытных группах изменялось незначительно и недостоверно.

Уровень селена повысился в 1-ой опытной группе на 14,3%, во 2-ой на 68,2% ( Р0,05), в 3-ей на 80,0% ( Р0,05), в контроле на 6,7% по сравнению с началом опыта. Доля влияния микроэлемнтов и препарата селерол на уровень селена в молоке составила 70,8%, 83,6%, 85,0% соответственно (FpFt).

Содержание тяжёлых металлов, таких как свинец и никель снижалось на протяжении всего эксперимента и к концу опыта уровень свинца снизился в 1-ой опытной группе на 5,3%, во 2-ой на 7,9%, в 3-ей на 16,2%, в контрольной группе на 2,2%. Доля влияния препаратов на уровень свинца была достоверна в 1-ой и 3ей группе и составила 38,4% и 61,6%. Никель снизился в 1-ой опытной группе на 30,0%, во 2-ой на 16,2%, в 3-ей на 42,4%, в контроле на 3,8%. Доля влияния применяемых препаратов составило 66,3%, 55,3%, 61,6% соответственно (FpFt).

Наряду с позитивными изменениями содержания биоэлементов произошло улучшение качества молока.

Содержание жира в молоке является одним из важных показателей, контролируемых в молочном скотоводстве и обуславливающих пищевую (энергетическую) и экономическую ценность молока Содержание молочного жира в молоке подопытных коров в течение периода исследования отражено в таблице 25.

Как видно из данной таблицы, содержание жира в опытных группах на протяжении всего периода исследования было значительно выше контрольной группы.

Повышение жира в молоке через 30 дней опыта в опытных группах было не достоверным.

И к концу эксперимента, применение микроэлементов позволило увеличить содержание жира в молоке на 6,5% (Р0,05), при применении препарата селерол на 4,2%, но наиболее существенное влияние на изменение концентрации жира в молоке наблюдалось при сочетанном их применении, что позволило повысить уровень жира на 7,0% (Р0,05) по сравнению с контрольной группой. Доля влияния препарата при этом составила 57,0%, 37,4% и 58,4 % соответственно.

Таблица 25 – Изменение содержания жира в молоке коров в период эксперимента, % ( Х Sх ; n=6) Время исследований Группы (контрольная) 3,54±0,07 3,56±0,02 3,54±0,04 3,55±0,05 Начало опыта 3,68±0,03 3,62±0,03 3,74±0,05 3,57±0,10 Через 30 дней опыта Доля влияния 9,9 2,2 19,1 препарата, % 3,79±0,03* 3,71±0,03 3,81±0,04* 3,56±0,06 Через 60 дней опыта Доля влияния 57,0* 37,4* 58,4* препарата, % Примечание: *-Р0,05.

Белок – строительный материал организма, а содержание в нем всех незаменимых аминокислот делает его ценным не только в пищевом, но и биологическом отношении.

Из таблицы видно, что содержание молочного белка на протяжении всего эксперимента повышался. Но достоверные изменения наблюдали через 60 дней опыта в 1-ой и 3-ей опытных группах.

При применении микроэлементов уровень белка повысился на 4,0% (Р0,05), при сочетанном применении микроэлементов и препарата селерол в 3-ей опытной группе на 6,6% (Р0,001) по сравнению с контролем. При этом доля влияния препарата составила 84,3 и 91,2% соответственно. При использовании только препарата селерол (2-я опытная группа) уровень белка повысился на 2,6 %, но изменения носили недостоверный характер, доля влияния препарата при этом составила 37,8%.

Вероятно, увеличение содержания общего белка в молоке является следствием активизации белкового обмена в организме подопытных коров.

Данные о содержании белка в молоке представлены в таблице 26.

Таблица 26 – Содержание общего белка в молоке коров, в период эксперимента, % ( Х Sх ;n=6) Время исследований Содержание белка, %

–  –  –

Как видно из данных таблицы в молоке подопытных животных наблюдалось увеличение содержание СОМО по сравнению с контрольной группой животных.

И к концу эксперимента данный показатель был выше в 1-ой опытной группе на 1,0 %, во 2-ой на 0,6%, в 3-ей на 2,1% по сравнению с контрольной группой, но эти изменения носили не достоверный характер.

Таким образом, применение микроэлементов и препарата селерол позволяют увеличить содержание в молоке жира, белка, и увеличить его биологическую ценность, что свидетельствует об улучшении обменных процессов в организме коров всех опытных групп.

Санитарно-гигиенические и физико-химические свойства молока зависят от многочисленных условий, среди которых особое место занимают зоотехнические факторы. В коровьем молоке находится некоторое количество микроорганизмов, которые попадают в него непосредственно из вымени и из окружающей среды. Считается, чем ниже бактериальная обсеменённость молока, тем выше культура получения его, а высокая бактериальная обсеменённость указывает на нарушение санитарногигиенических условий при подготовке коров к доению, самого процесса доения и первичной обработки молока и его хранения (О.А. Кравцова, И.А. Лыкасова, 2015).

Физико-химические и санитарно-гигиенические показатели качества молока на фоне применения микроэлементов и препарата селерол представлены в таблице 29.

Как видно из данных таблицы в начале опыта и на всем его протяжении бактериальная обсемененность молока и количество соматических клеток было на низком уровне, что позволяет отнести получаемое молоко к высшему сорту и к 1 группе чистоты, что свидетельствует о соблюдении технологии и санитарногигиенических правил получения молока в данном хозяйстве.

По титруемой кислотности оценивают свежесть молока. В свежем молоке она составляет 16-20°Т, повышение ее свидетельствует о нарушении санитарногигиенических правил получения и хранения молока или о нарушении обмена веществ в организме животного. В ходе наших исследований установлено, что как через 30, так и через 60 дней опыта в опытных группах этот показатель был несколько ниже контрольных данных, но эти изменения носили недостоверный характер.

По плотности молока судят о его натуральности. В цельном молоке согласно ГОСТ Р 52054-2003, данный показатель для заготовляемого молокасырья должен составлять 1027-1028 кг/м3.

Таблица 29 – Физико-химические и санитарно-гигиенические показатели качества молока на фоне применения микроэлементов и препарата селерол ( Х Sх ; n=6) Показатели Период исследования Начало Через 30 дней Через 60 дней Бактериальная 1,2,3,4 группа менее 300 менее 300 тыс менее 300 тыс опыта опыта опыта обсеменённость, тыс КОЕ/г

–  –  –

Группа 1,2,3,4 группа 1 термоустойчивости Примечание: ***- Р 0,001.

Из таблицы видно, что плотность молока, полученного от коров опытных групп, через 30 дней опыта увеличилась в 1-ой группе на 1,0%, во 2-ой на 1,2%, в 3-ей на 0,8%. Аналогичная тенденция прослеживалась и через 60 дней опыта изменения носили также достоверный характер и данный показатели были больше по сравнению с аналогичным показателем в контрольной группе в 1-ой на 1,1%, во 2-ой на 0,9%, в 3-ей на 1,2%. Доля влияния препаратов составила 95,4%, 92,5%, 97,2% соответственно.

По группе термоустойчивости молоко во всех подопытных группах и во все периоды исследования соответствовало I группе.

Таким образом, полученные в опыте данные позволяют сделать вывод о том, что использование микроэлементов и селенсодержащего препарата не оказывает существенного влияния на физико-химические и санитарно-гигиенические показатели качества. Получаемое молоко, по основным, контролируемым санитарно-гигиеническим и физико-химическим показателям можно отнести к высшему сорту.

Минеральные вещества имеют важное питательное и технологическое значение. Больше половины всех минеральных веществ молока составляют соли кальция и фосфора. Изменение содержания кальция и фосфора в молоке дойных коров представлены в таблице 30.

Из таблицы видно, что применение микроэлементов и препарата селерол повлияло на содержание кальция в молоке опытных коров. Однако достоверное увеличение уровня кальция наблюдалось только через 30 дней опыта в 3-ей группе при совместном применении микроэлементов и препарата селерол. Так через 30 дней опыта содержания кальция в молоке увеличилось в 1-ой группе на 5,7% во 2-ой на 3,2% %, в 3-ей на 9,6% (Р0,05) по сравнению с контрольной группой. Повышение этого показателя в молоке зависело в первой группе на 93,0 % во второй группе на 73,4% и в третьей опытной группе на 66,3 % (FpFt) от доли влияния препарата.

Еще через 30 дней опыта уровень кальция недостоверно повысился, но это повышение зависело в 1-ой группе на 90,8%, во 2-ой на 83,1%, в 3-ей на 97,4%, от влияния препарата.

На протяжении всего эксперимента наблюдается достоверное повышение уровня фосфора в молоке животных. Так содержание фосфора в молоке через 30 дней эксперимента было выше в 1-ой опытной группе на 10,1 %, во 2-ой на 8,0 %, в 3-ей на 12,0%. Доля влияния препарата составила 94,7%, 95,8%, 97,4% соответственно (FpFt).

К концу эксперимента содержание фосфора также имело тенденцию к увеличению и данный показатель был выше контрольных величин в 1-ой группе на 11,1 %, во 2-ой на 10,6 %, в 3-ей на 15,4%. Препарат повлиял на данный показатель на 93,4%, 92,%, 93,9% соответственно (FpFt).

Таблица 30- Изменение содержания кальция и фосфора в молоке дойных коров в период эксперимента ( Х Sх ; n=6) Период 4 группа 1 группа 2 группа 3 группа исследований (контрольная) кальций, мг%

–  –  –

3 Экономическая эффективность производства молока при применении микроэлементов и препарата селерол Экономическая эффективность производства молока характеризуется системой показателей, основные из которых являются – удой за лактацию на одну корову, себестоимостью производства, общей стоимостью молока и ценой реализации 1 кг молока, а также прибылью (убытком) и рентабельностью производства молока.

При определении экономической эффективности применения микроэлементов и препарата селерол дойным коровам находили следующие показатели:

1. Ветеринарные затраты;

2. Экономическая эффективность от проведения ветеринарных мероприятий;

3. Экономическая эффективность на рубль затрат.

Ветеринарные затраты (Вз) представляют собой совокупность всех расходов, связанных с проведением ветеринарных мероприятий, и определяются по формуле:

Зв=Зм+Зот+Оот, где Зм- материальные затраты (стоимость применяемых препаратов), руб.;

Зот- затраты на оплату труда, руб.;

Оот- отчисления от оплаты труда, руб.

Затраты на приобретение микроэлементов на весь период опыта составили:

Зм1= 79,5+82,0+130,2=291,7 руб.

Затраты на приобретение препарата селерол (Зм2) на весь период опыта составили 194,4 рубль.

Затраты в третьей опытной группе при совместном применении микроэлементов и препарата составили: Зм3= 291,7+194,4= 486,1 рублей.

Затраты на оплату труда ветеринарных работников определяли путем умножения времени, затраченного на проведение ветеринарных мероприятий, на заработную плату ветеринарного работника в час. Заработную плату ветеринарного работника в час рассчитывали исходя из годового фонда рабочего времени ветеринарных специалистов – 1845 часов. Заработную плату в год делили на годовой фонд рабочего времени ветеринарного специалиста и получали размер его заработной платы в час. Затем определяли время, затраченное на проведение ветеринарных мероприятий (выраженное в часах). Затраты на оплату находили путем умножения заработной платы ветеринарного работника в час на количество времени (выраженное в часах), затраченного на выполнение ветеринарных работ.

Заработная плата ветеринарного специалиста в час составляет:

1000012:1845=65,04 руб.

На подготовку микроэлементов и препарата в расчёте на 6 голов за период опыта было затрачено около 6 часов. С учётом зароботной платы работников в час затраты на оплату труда в опытных группах составили 390,24 руб.

Отчисления от оплаты труда (Оот) рассчитывают по формуле:

Оот=Зот30,0:100, где Зот – затраты на оплату труда;

30,2% – совокупность начислений на заработную плату, перечисляемых работодателем в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, Федерального Фонда обязательного медицинского страхования, Федерального фонда социального страхования.

390,2430,2:100=117,07руб.

Общие ветеринарные затраты в опытных группах составили:

Зв1= 291,7+390,24+117,07=799,01руб.

Зв2=194,4+390,24+117,07=701,71руб.

Зв3=486,1+390,24+117,07=993,41руб.

Стоимость продукции, полученной дополнительно (Дс), рассчитывают по формуле:

Дс= АЦ (Впо-Впб), где:

А – количество животных в группе, голов;

Ц – цена реализации единицы продукции, руб.;

Впо – количество продукции – молока, полученной от животных опытной группы (в расчете на одно животное), л;

Впб – количество продукции – молока, полученной от животных контрольной группы (в расчете на одно животное), л;

Дс1= 68 (851,0-757,0)= 4512,0руб.

Дс2=68 (808,0-757,0)=2448руб.

Дс3=68 (916,0-757,0)=7632руб.

Экономический эффект от проведения ветеринарных мероприятий отражает разность между стоимостью продукции – молока, полученного дополнительно в результате применения коровам минеральных добавок и препарата.

Этот показатель рассчитывается по формуле:

Ээ= Дс-Зв Ээ1=4512,0-799,01=3712,99руб.

Ээ2=2448,0-701,71=1746,29 руб.

Ээ3=7632,0- 993,41=6638,59 руб.

Экономическая эффективность на 1 рубль затрат из расчета за период проведения исследований равна:

Эр1=4462 : 799,01=5,58руб.

Эр2=2427,0:701,71=3,46руб.

Эр3=7561,65:993,41=7,61руб.

Экономическая эффективность на 1 рубль затрат составила, при применении микроэлементов 5,58 руб., при применении препарата селерол 3,46 руб., при совместном их применении 7,61 руб.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

Биогеохимическая провинция – территория, характеризующаяся повышенным или пониженным содержанием одного или нескольких химических элементов в почве или в воде, а также в организмах обитающих на этой территории животных и растений. Зона Южного Урала представляет сложную геохимическую структуру, связанную с разнообразными природными запасами различных химических элементов.

Проблема микроэлементозов является существенным фактором, сдерживающим рост объемов производства животноводческой продукции и её рентабельность. Широкое их распространение привело к необходимости научных исследований данной проблемы. Труды таких ученых как, В.И. Вернадский (1960), А.П. Виноградов (1960), Г.И. Георгиевский (1979), В.Т. Самохин (1981), Б.Д. Кальницкий (1985), В.В. Ковальский (1991), А.А. Кабыш (2007) и многих других исследователей составляет фундаментальную базу современной ветеринарной микроэлементологии.

Основным условием эффективного ведения современного животноводства на территориях биогеохимических провинций является обеспечение потребности организма животных во всех питательных веществах, необходимых для оптимального течения процессов обмена веществ. Чем больше продуктивность животных, тем интенсивнее протекают в организме метаболические процессы и тем выше должны быть требования к полноценности рационов (В.Т. Самохин, 1997).

Одна из наиболее характерных особенностей всех живых организмов, приобретенных в процессе эволюции – это способность адаптироваться к различным внешним воздействиям, поддерживать постоянство внутренней среды несмотря на изменения, происходящие в окружающей среде. С этой точки зрения вся жизнь – это постоянное приспособление, адаптация, а все изменения в организме – приспособительные. Приспособительные реакции направлены на перестройку жизненных функций организма с целью привыкания его к изменившимся условиям содержания и обеспечения согласованного функционирования всех физиологических систем.

Реагируя на воздействие окружающей среды, организм всегда стремиться к равновесию, обеспечивающему относительное динамическое постоянство внутренней среды (гомеостаз). Однако природа и физиологические свойства животного, не беспредельны, поэтому возникает несоответствие между биологической природой организма, его физиологическими возможностями и окружающей средой, а в организме активизируются процессы перекисного окисления липидов и истощение антиоксидантой системы защиты организма.

В связи с этим, мы поставили перед собой цель наряду с коррекцией рациона по микроэлементам, помочь восстановить равновесие гомеостаза в организме с помощью антиоксиданта – селенсодержащего препарата селерол и тем самым нормализовать обменные процессы в организме животных, и тем самым повысить продуктивность дойных коров в СХПК «Колхоз им. Шевченко» и качество получаемого молока.

Для этого были проведены комплексные исследования по влиянию селенсодержащего препарата, наряду с коррекцией рациона по недостающим микроэлементам, на морфо-биохимические показатели крови коров, показатели перекисного окисления липидов, антиоксидантной системы защиты организма, показатели рубцового пищеварения, молочную продуктивность, состав и свойства молока.

Исходя из поставленной цели, работа была проведена в три этапа.

На первом этапе научного эксперимента был проведен экологический мониторинг объектов окружающей среды, анализ рациона молочных коров, определен клинический статус животных и состояние процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты организма.

На втором этапе была изучена возможность совместного применения недостающих микроэлементов в рационе животных с препаратом селерол.

На третьем этапе проведены исследования по влиянию применения селенсодержащего препарата и недостающих микроэлементов на физиологическое состояние коров, их молочную продуктивность, состав и свойства молока.

При изучении содержание химических элементов в объектах окружающей среды СХПК «Колхоз им. Шевченко» (почва, кормовые культуры, водоисточники) было установлено, что территория землепользования является природно-техногенной провинцией с недостатком эссенциальных микроэлементов, таких как медь, марганец, цинк, и повышенным содержанием железа, что в свою очередь приводит к развитию нарушений обмена веществ у животных данного хозяйства.

Анализ рациона коров показал, что он не сбалансирован по минеральному составу. Так, выявлен дефицит эссенциальных микроэлементов: меди, марганца и цинка. Каждый из элементов принимает активное участие в регуляции обмена веществ через гормоны, ферменты и витамины, в состав которых они входят.

Обеспеченность животных медью составляет 18,8 %, цинком 89,6% и марганцем 90,8 %.

При клиническом осмотре коров было отмечено снижение эластичности кожи, в области шеи наблюдаются дерматиты, аллопеции, волосяной покров взъерошен, блеск отсутствует, волос матовый ломкий, у коров более темной масти отмечена депигментация волос (светлые волосы чередуются с более темными), аппетит снижен, жвачка вялая, слабые и неполные сокращения рубца, у животных выявлена болевая реакция в области расположения печени, также истончение и рассасывание последних хвостовых позвонков, остеолизис 13-го ребра, деформация суставов и копытцевого рога.

При изучении антиоксидантного статуса организма, было установлено, что у молочных коров хозяйства процессы перекисного окисления липидов преобладают над процессами антиоксидантной системы защиты организма. Так уровень первичных продуктов перекисного окисления в крови коров: диеновых коньюгатов был выше нормативного значения в 2 раза, кетодиенов в 3,3 раза, общих полиеновых в 1,9 раз, уровень конечных продуктов, основания Шиффа был выше нормы в 3,9 раза. Уровень каталазы был ниже нормы в 2,3 раза, уровень токоферола был ниже среднего нормативного значения в 20 раз, что свидетельствует о тот, что коровы хозяйства находятся в состоянии пероксидного стресса.

Таким образом, имеющийся недостаток микроэлементов в рационе дойных коров оказывал влияние на клинический статус животных и вызывает активацию процессов пероксидации.

На втором этапе была изучена возможность развития отдаленных последствий, а также возможность совместного применения недостающих микроэлементов в рационе животных с препаратом селерол.

Исследования были проведены на кроликах, во время эксперимента не было отмечено изменений клинического статуса животных. Потребление корма и воды кроликами опытных групп не отличалось от аналогичных показателей контрольной группы. Кролики всех групп были активны, состояние кожного и волосяного покрова, слизистых оболочек были без изменений. На протяжении эксперимента гибели животных, как в опытных, так и в контрольной группах не наблюдали.

Анализ морфологических показателей крови через 10, 20, и 30 дней свидетельствовал о том, что применение селеносодержащего препарата одновременно с каждой солью меди, цинка, марганца и с солями в комплексе стимулирует процессы кроветворения и гемоглобинообразования.

При изучении изменения лейкограмм можно было утверждать, что сочетание солей микроэлементов и препарата селерол в испытанных дозах не оказывали токсического действия на основные популяции лейкоцитов, а в некоторых случаях даже стимулировали гемопоэз.

При изучении отдаленных последствий, установлено, что применение препарата селерол с солями микроэлементов цинка, меди, марганца не снижает оплодотворяемости животных, не обладает тератогенным действием, (не оказывает токсического действия на потомство), не вызывает уродств и аномалий, не замедляет постнатального развития потомства, а напротив оказывает положительное влияние на рост и развитие крольчат, повышает их сохранность.

При изучении морфометрических показателей было установлено, что длительное применение препарата селерол с солями микроэлементов не оказывало токсического действия на внутренние органы подопытных животных, их рост пропорционально увеличению массы тушек.

Патоморфологическое исследование внутренних органов показало, что макроструктура внутренних органов животных, оставалась без заметных изменений и соответствовала макроструктуре внутренних органов животных контрольной группы.

На третьем этапе, исходя из фоновых и токсикологических исследований, нами была проведена фармакокоррекция рациона дойных коров по недостающим микроэлементам и применение в качестве адаптогена препарата селерол.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«ВЛИЯНИЕ РЕОСОРБИЛАКТА И РЕОПОЛИГЛЮКИНА НА СОСТОЯНИЕ ГЕМОКОНЦЕНТРАЦИИ, ВЯЗКОСТИ КРОВИ И АГРЕГАЦИОННОЙ СПОСОБНОСТИ ТРОМБОЦИТОВ У БОЛЬНЫХ С ХРОНИЧЕСКИМ ЛЕГОЧНЫМ СЕРДЦЕМ Гаврисюк В.К., Гуменюк Н. И. Gavrysyuk V.K., Gumenyuk N.I. ГУ "Национальный ин...»

«1 Давуд, Ривка Якуб, старший сосед Ривка брат и друг Мариам семьи Ной, Абрам, Мариам младший отец Мариам брат Якуба Мариам Муса, Харун, Лэйла, отец mуж Лэйла, мать Ривки мать Мариам Мариам Мариам Сара, Дебра, Нора, Сара, старшая слуга с...»

«НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Медицина. Фармация. 2012. № 4 (123). Выпуск 17/1 275 УДК 615.451.16:1582.794.1:581431.015:616-009.1-092.9 ИЗУЧЕНИЕ СПАЗМОЛИТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ЭКСТРАКТА КОРНЕВИЩ И КОРНЕЙ ЛЮБИСТОКА ЛЕКАРСТВЕННОГО Целью исследования явилось изучение спазмолитической активности экстрак...»

«ОТчЕТ по результатам проверки эффективности работы органов местного самоуправления Воронежской области по использованию земельных ресурсов в 2008 и 2009 годах Основание для проведения проверки: Закон "О Контрольно-счетной палате Воронежской области", пункт...»

«ХИРУРГИЯ ПОЗВОНОЧНИКА 3/2009 (С. 93–98) © Е.А. Черепанов, 2009 Русская версия опросника Освестри: культурная адаптация и валидность Е.А. Черепанов Центральная больница № 4 ОАО "Российские железные дороги", Москва Цель исследования. Языковая культурная адаптация Цель исследов...»

«ГБОУ ВПО "РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. И. ПИРОГОВА" ПРАКТИКУМ ПО СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЕ ИДЕНТИФИКАЦИЯ ЛИЧНОСТИ И ПОГРАНИЧНЫЕ С НЕЙ ВОПРОСЫ Рекомендован ЦМК по хирургическим дисциплинам ГБОУ ВПО...»

«ВЛАСОВА Екатерина Валерьевна ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ НЕОНАТАЛЬНОГО ПЕРИОДА У НЕДОНОШЕННЫХ ДЕТЕЙ С РИСКОМ РАЗВИТИЯ РЕТИНОПАТИИ И КРИТЕРИИ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ЗАБОЛЕВАНИЯ 14.01.08 – педиатрия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Екатеринбург – 2010 Работа...»

«Вестник РУДН, сер. Медицина. Акушерство и гинекология, 2011, № 6 ВРОЖДЕННЫЕ И ПРИОБРЕТЕННЫЕ ФАКТОРЫ ТРОМБОГЕННОГО РИСКА У ДЕВУШЕК-ПОДРОСТКОВ – ЖИТЕЛЕЙ АЛТАЙСКОГО КРАЯ Л.А. Строзенко, Л.Н. Клименов, Ю.Ф. Лобанов Кафедра педиатрии № 2 Алтайский госу...»

«УДК 616.711.1-073.432.19-053.5 РИЗВАН ЯГУБОВИЧ АБДУЛЛАЕВ, КОНУЛ НИЗАМИЕВНА ИБРАГИМОВА, РУСЛАН РИЗВАНОВИЧ АБДУЛЛАЕВ Харьковская медицинская академия последипломного образования МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УЛЬТРАЗВУКОВОГО ИССЛЕДОВА...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Кафедра "ВСЭ и фармакологии" МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО ОСВОЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ Б1.В.05 Лекарственные и ядовит...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ НИВЕРСИТЕТ" Министерства здравоохранения Российской Федерации В.М. Мирович,...»

«Аппендицит. 1. Острый аппендицит. Клиника. Диагностика. Лечение. Осложнения. Клиника. Диагностика Лечение. Хронический аппендицит. Клиника. Дифференциальная диагностика. Показания к операции. Аппендикулярный инфильтрат. Клиника. Диагностика. Лечение.2. Грыжи. Общие понятия о грыже. Виды грыж. Паховая гр...»

«УТВЕРЖДЕНО Приказом ПАО СК "Росгосстрах" № 232 от 20.04.16г. ПРАВИЛА добровольного медицинского страхования физических лиц (типовые (единые)) № 216 (в редакции утвержденной Приказом ОАО "Росгосстрах" № 104 от 19.11.2015 г.). г. Москва, 2016 год Содержание Правил: Субъекты страхова...»

«Список участников выставки 27-29 марта 2012 года Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова Главные спонсоры Спонсор материалов Спонсор воды XVII Научно-практическая конференция Интеграция в...»

«Основные факты о живом донорстве почки Швейцарский буклет Живых Доноров почки Второе, обновленное издание, осень 2004 Профессор Jrg Steiger, доктор медицины, Доктор Мichael Dickenmann, Доктор Michael Мayr, Отделение Трансплантационной Иммунологии и Не...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДАЮ Первый заместитель министра В.А. Ходжаев 27.09.2010 г. Регистрационный № 073-0610 СКРИНИНГОВЫЙ МЕТОД ВЫЯВЛЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ С ХРОНИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ЛОР-ОРГАНОВ Инструкция по применению УЧРЕЖДЕНИЕ-РАЗРАБОТЧИК: УО...»

«ЗАО "Торговотранспортная компания" ЗАО"ТТК" Медицинский транспорт • АСМП Соболь и ГАЗель класса А,В,С • Медслужба Соболь и ГАЗель • Модульная скорая помощь ГАЗель NEXT класса В,С www.gazkomi.ru ЗАО"ТТК" Виды автомобилей скорой медицинской помощи (АСМП) Медслужба (санитарный хозяйственный автомобиль) – для транспо...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Южно-Уральский государственный университет Кафедра физического воспитания ПАСПОРТ ЗДОРОВЬЯ И ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВЛЕННОСТИ СТУДЕНТА Уче...»

«У Д К 6 1 6. 1 2 0 0 9. 3 0 8 5.8 4 2 ДЕФИБРИЛЛЯЦИЯ СЕРДЦА ДВУХФАЗНЫ МИ ЭЛЕКТРИЧЕСКИМИ ИМПУЛЬСАМИ Н. Л. Гурвич, В. А. Макарычев Л аборатория экспериментальной физиологии по ож ивлению организма (зав. — проф. В. В. Н еговский) АМН СССР, Москва П оступ и л а 1 8/I 1967 г. Электрическая дефибрилляция сердца с по...»

«1 Рабочая программа учебной дисциплины разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта среднего профессионального образования по специальности 33.02.01 Фармация Организация – разработчик: Медицинский колле...»

«ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЕЗНИ ТУТОВОГО ШЕЛКОПРЯДА Д о п у щ е н о Г л авн ы м у п р ав л ен и ем вы с­ ш его и ср е д н е го с е л ь с к о х о зя й с т в е н н о г о о б разован и я М инистерства сельского х о з я й с т в а С С С Р в к а ч е с т в е у ч е б н о го п особи я д л я с п е ц и а л и з и р о в а н н ы х ф а­ ку л ь тето в ву зов...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.