WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 || 3 |

«ВЕЧНОЗЕЛЕНОГО НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛЛИНОЗА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ САНАТОРНО-КУРОРТНОГО ЛЕЧЕНИЯ ПУЛЬМОНОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ НА КУРОРТАХ ЮЖНОГО БЕРЕГА КРЫМА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Аллергических заболеваний в семье не было. У самого пациента проявлений лекарственной, пищевой аллергии не отмечалось. При опросе выяснилось, что ухудшение самочувствия пациент отмечает весной на улице, в солнечную ветреную погоду. Непосредственной причиной заболевания считает кипарис.

При осмотре слизистых выявлена гиперемия конъюнктивы, отечность слизистой носа, водянистые выделения. Аускультативно в легких дыхание везикулярное. Другой патологии при внешнем осмотре не выявлено.

При кожном тестировании вне сезона пыления выявлена сенсибилизация к пыльце кипариса вечнозеленого 3±.

Проведенное иммунологическое обследование до и в период паллинации кипариса вечнозеленого выявило следующие результаты:

лизоцим – 8,7 и 8,7 ед. опт. плотн.; иммуноглобулины: А – 0,71 и 1,32 г/л; М

– 1,4 и 1,06 г/л; G – 7,62 и 9,12 г/л; Е – 10,0 и 93,5 г/л; ЦИК – 103 и 92 ед.

опт. плотн.; Тл - 52% и 53%; Вл – 18% и 26%; Тс – 6% и 9%; Е-РОК - 13% и 5%; ЕАС-РОК – 44% и 52%; НСТ – 19% и 62%.

На следующий год больной переехал в Симферополь, после чего клиника поллиноза прекратилась.

Как видим, у этого пациента выявлены типичные для данного поллиноза иммунологические сдвиги, т.е. снижение количества Тсупрессоров до и в период паллинации кипариса. Повышение уровня общего IG Е в период паллинации свидетельствует о реагиновом генезе заболевания.

Повышение спонтанного НСТ-теста подтверждало увеличение метаболической активности нейтрофилов за счет антигенной нагрузки.



С целью изучения взаимосвязей между иммунологическими показателями, длительностью заболевания, контакта с пыльцой, возрастом больных в период паллинации и до нее проведен корреляционный анализ, который выявил ряд зависимостей. Так, в период до паллинации кипариса вечнозеленого выявлены статистически значимые связи между возрастом больных и временем контакта с пыльцой (r = 0,72, р 0,05), возрастом и количеством Т-супрессоров в крови (r = 0,55, p 0,05), между длительностью болезни и количеством нейтрофилов в крови ( r = 0,54, p 0,05), Ig А и Тсупрессорами (r = 0,55, p 0,05), между Ig A и Е-РОК нейтрофилов ( r = 0,53, p 0,05), между Ig G и Ig E (r = 0,53, p 0,05).

В период паллинации количество статистически значимых связей уменьшается, сохраняются только связи возраста больных и времени контакта с пыльцой (r = 0,55, p 0,05). Возникают новые связи – между Ig A и Ig M (r = 0,82, p 0,05), количеством лейкоцитов в крови и В-лимфоцитами (r = 0,58, p 0,05).

Следовательно, корреляционным анализом установлено, что количество межсистемных и внутрисистемных связей показателей иммунной системы до паллинации больше, чем в период паллинации. В период паллинации и до нее сохраняются только связи, сопряженные с возрастом и временем контакта с пыльцой. В период паллинации внутрисистемные связи иммунологических показателей, которые были характерны для периода до паллинации (IgА – Тс, Ig A – Е-РОК нейтрофилов, Ig G – Ig E) исчезали и появлялись новые, которые свидетельствовали о дисбалансе в работе иммунной системы больных поллинозом в этот период (IgA – IgM;

количеством лейкоцитов – В-лимфоцитами).

Таким образом, изучение иммунологического статуса пациентов с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого период до паллиннации и в период паллинации выявило характерные для всех поллинозов изменения и специфические особенности.

Выводы Выявлены особенности протекания поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого на ЮБК, которые выявляются в значительной длительности (15,0±0,9 лет) периода сенсибилизации к пыльце до появления первых клинических проявлений, низком уровне наследственной предрасположенности (23,7%) к аллергическим заболеваниям, преобладании моновалентной сенсибилизации и наличии риноконъюнктивальных проявлений. Поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого чаще поражаются лица трудоспособного возраста.





У больных поллинозом с сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого определяются изменения клеточного (рост содержания Тл, снижение содержания Тс, снижение количества нейтрофилов и повышение их функциональной активности), гуморального иммунитета (повышение уровней IgM и Ig E) и неспецифических факторов защиты (снижение лизоцима). Повышение уровня Ig E свидетельствует о реагиновом генезе данного поллиноза.

Установлены различия состояний иммунитета больных с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого в период до и во время его паллинации, выражающиеся в росте количества Т-лимфоцитов, снижении количества Тсупрессоров, росте уровня IgE, снижении количества нейтрофилов и повышении их функциональной активности в период паллинации в сравнении с периодом до паллинации.

Также установлено, что количество межсистемных и внутрисистемных связей показателей иммунной системы до паллинации больше, чем в период паллинации. В период паллинации внутрисистемные связи иммунологических показателей, которые были характерны для периода до паллинации (IgА – Тс, Ig A – Е-РОК нейтрофилов, Ig G – Ig E) исчезают и появляются новые, которые свидетельствуют о дисбалансе в работе иммунной системы (IgA – IgM; количеством лейкоцитов – В-лимфоцитами).

В период паллинации и до нее сохраняются только связи, сопряженные с возрастом и временем контакта с пыльцой кипариса вечнозеленого.

Результаты научных исследований по данному разделу изложены в следующих публикациях:

Беляева С.Н. Эффективность санаторно-курортного лечения 1.

поллинозов / С.Н. Беляева // Вестник физиотерапии и курортологии. - 1995. С. 6-7.

2. Беляева С.Н. Клинико-иммунологические аспекты кипариснго поллиноза Южного берега Крыма / С.Н. Беляева, М.И. Говорун // Актуальные вопросы курортологии, физиотерапии и медицинской реабилитации: труды Крымского республиканского НИИ физических методов лечения и медицинской климатологии им. И.М. Сеченова. - Ялта, 1997. – Т. VIII. - С. 196-200.

3. Беляева С.Н. Поллиноз к кипарису на Южном берегу Крыма / С.Н.

Беляева, М.И. Говорун // Актуальные вопросы курортологии, физиотерапии и медицинской реабилитации: труды Крымского республиканского НИИ физических методов лечения и медицинской климатологии им. И.М.

Сеченова. - Ялта, 1999. – Т. X. - С. 104-108.

4. Беляева С.Н. Диагностика и лечение кипарисного поллиноза на Южном берегу Крыма / С.Н. Беляева, М.И. Говорун, М.Е. Пирогова // Актуальные вопросы курортологии, физиотерапии и медицинской реабилитации: труды КРУ «НИИ физических методов лечения и медицинской климатологии им. И.М. Сеченова». – Ялта, 2011. – Т. XXII. – С.

3-9.

5. Беляева С.Н. Поллиноз к кипарису на Южном берегу Крыма / С.Н.

Беляева, М.И. Говорун) // Иммунопатология. Инфектология. Аллергология. С. 39-43.

6. Беляева С.Н. Сезонные риниты на Южном берегу Крыма / С.Н.

Беляева, М.И. Говорун, О.А. Безрученко // Материалы 7-го национального конгресса по болезням органов дыхания, 2-5 июня 1997 г. - М., 1997. - С. 336.

7. Беляева С.Н. Поллинозы Южного берега Крыма / С.Н. Беляева // Матерiали наукових праць I з‘їзду алергологів України. – К., 2002. – С. 21.

8. Беляева С.Н. Бронхиальная астма при поллинозе на пыльцу кипариса / С.Н. Беляева // Украинский пульмонологический журнал. – 2003. - № 5 - С.

114.

9. Беляева С.Н. Санаторно-курортное лечение больных поллинозом на Южном берегу Крыма / С.Н. Беляева, М.И. Говорун, М.Е. Пирогова // Целебный Крым: круглогодичное восстановительное лечение, рекреационный туризм и оздоровление: материалы II Международного научно-практического форума, 17-19 октября 2012 г. – Евпатория, 2012. – С.

57-58.

РАЗДЕЛ 5

ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ ПОЛЛИНОЗОМ С СЕНСИБИЛИЗАЦИЕЙ

К ПЫЛЬЦЕ КИПАРИСА ВЕЧНОЗЕЛЕНОГО

После проведения специфической диагностики у больных с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого и выявления причиннозначимого аллергена нами изучена возможность проведения специфической гипосенсибилизирующей терапии.

Согласно «Программе испытаний аллергена из пыльцы кипариса вечнозеленого» НПО «Аллерген», г. Ставрополь, были подобраны 10 человек с клиническими проявлениями поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого.

Возраст больных колебался от 18 до 55 лет. Из 10 человек женщин было 8 и мужчин – 2 человек. Длительность поллиноза колебалась от 2 до 22 лет, а его средняя продолжительность составила 7,3±1,1 года.

Клинические проявления заболевания у всех больных характеризовались четкой сезонностью и возникали в феврале-марте, заканчивались в мае. В данной группе пациентов отмечались поражения слизистой глаз и носа в виде сезонного риноконъюнктивита. У 5 человек эти проявления сочетались с ларингитом, у 6 – с проявлениями бронхоспазма, у 1-го больного риноконьюнктивит сочетался с мигренью и у 1-го – с дерматитом и бронхоспазмом.

Всем больным проведено кожное тестирование скарификационным методом с аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого и подтверждена сенсибилизация данным аллергеном. У 4-х больных кожным скарификационным тестом выявлена реакция на 4+ и у 6 больных – на 3+, т.е. обнаружена значительно выраженная или резко выраженная сенсибилизация к пыльце кипариса вечнозеленого.

После этого больным была проведена специфическая гипосенсибилизирующая терапия по схеме программы испытаний аллергена.

Начальная доза аллергена составила 0,012 PNU. Ее введение не сопровождалось местной реакцией. Конечная доза аллергена колебалась от 54 до 600 PNU, суммарная доза - от 305 до 3639 PNU, количество инъекций варьировало от 15 до 29. Средняя доза аллергена в исследуемой группе составляла: начальная – 0,012 PNU, конечная – 416,6±59 PNU. Суммарная курсовая доза составила 2379±377 PNU.

В процессе специфической гипосенсибилизации у больных отмечалось наличие осложнений – у 4 больных в виде реакций со стороны шоковых органов (обострения конъюнктивита и ринита), у одной больной – системная реакция.

Лечение заканчивалось за 1-2 недели до предполагаемого срока цветения. Эффективность лечения после проведенной специфической гипосенсибилизации оценивалась в условных баллах [9]. Отличный результат выражался баллом - 5, хороший - 4, удовлетворительный - 3, плохой - 2, ухудшение - 1.

Установлено, что у 5 больных отмечался отличный результат лечения.

У них полностью или почти полностью отсутствовали жалобы, объективные симптомы заболевания в период цветения растений-"виновников", не требовалось никакого лечения, даже симптоматического.

У 2-х больных достигнут хороший результат. У них значительно уменьшилась степень выраженности симптомов, резко укоротился период обострения заболевания, прием лекарств эпизодический. У 3-х больных получен удовлетворительный результат, количество жалоб, степень выраженности объективных симптомов и продолжительность заболевания снижаются незначительно.

При анализе влияния специфической гипосенсибилизации на различные симптомы поллиноза, было выявлено, что наиболее положительная динамика наблюдалась со стороны риноконъюнктивальных проявлений и бронхоспазма. У 6 больных эти симптомы отсутствовали, у одной больной полностью купировалась мигрень.

Специфическая гипосенсибилизация не оказывала влияния на проявления сезонного дерматита.

В качестве иллюстрации эффективности применения специфической гипосенсибилизации аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого приводим историю болезни больной Ф.

Больная Ф., 1959 г.р., живет в пос. Олива (Форос) на ЮБК 12 лет, работает сестрой-хозяйкой.

Жалобы на чихание, конъюнктивит, насморк, кашель, возникающие в феврале-марте и заканчивающиеся в мае 4 года подряд.

Из перенесенных заболеваний - корь в детстве. Вредных привычек нет.

Аллергических заболеваний в семье не было, у самой пациентки клинических проявлений аллергии до этого не замечалось. При опросе выяснилось, что ухудшение самочувствия отмечается на улице в сухую, ветреную погоду. Непосредственной причиной возникновения заболевания считала кипарис.

В период обострения заболевания не выявлялось влияния каких-либо пищевых продуктов, алкоголя, пыли, запахов, контакта с различными животными, одеждой, постельными принадлежностями. По работе контакт с моющими пастами, стиральными порошками, пылью.

При осмотре слизистых выявлена гиперемия конъюнктивы, слизистой носа, водянистые выделения из носа.

Аускультационно в легких везикулярное дыхание. При внешнем осмотре патологии органов брюшной полости не выявлено.

На следующий год после выявления симптомов поллиноза в ноябре было проведено кожное скарификационное тестирование с аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого. Степень кожной аллергической реакции оценена на 4+. Была начата специфическая гипосенсибилизация аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого: начальная доза 0,012 РЛИ, конечная 600 РЛИ, суммарная 3639 РЛИ, количество инъекций 29, продолжительность 120 дней. В процессе лечения не наблюдалось местной и общей реакции. Жалоб на изменения самочувствия не предъявлялось.

После проведенной терапии в период пыления кипариса вечнозеленого клинических проявлений поллиноза не отмечалось.

Заключение Нами впервые создан аллерген из пыльцы интродуцированного на ЮБК кипариса вечнозеленого (произведен НПО «Аллерген», г. Ставрополь) для диагностики и лечения больных соответствующим поллинозом.

Испытания на ограниченном контингенте больных с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого показали клинически значимую эффективность предложенного аллергена. Наибольшая эффективность специфической иммунотерапии разработанным аллергеном пыльцы кипариса вечнозеленого выявлена при лечении риноконъюнктивита. Специфическая иммунотерапия этим аллергеном не оказывала влияния на проявления сезонного дерматита.

Разработанный аллерген из пыльцы кипариса вечнозеленого рекомендуется для проведения специфической иммунотерапии соответствующего поллиноза.

Результаты научных исследований по настоящему разделу изложены в следующих публикациях:

1. Беляева С.Н. Диагностика и лечение кипарисного поллиноза на Южном берегу Крыма / С.Н. Беляева, М.И. Говорун М.Е. Пирогова // Актуальные вопросы курортологии, физиотерапии и медицинской реабилитации: труды КРУ «НИИ физических методов лечения и медицинской климатологии физических методов лечения и медицинской климатологии им. И.М.Сеченова». - Ялта, 2011. – Т. XXII. – С. 3-9.

2. Беляева С.Н. Препарат из пыльцы кипариса вечнозеленого для диагностики и лечения поллинозов / С.Н. Беляева, Б.Н. Райкис, Г.С.

Захаренко // Природные биорегуляторы: тезисы докладов научнопрактической конференции. - Ялта, 1995 – С. 16-18.

3. Беляева С.Н. Реабилитация больных поллинозом на Южном берегу Крыма / С.Н. Беляева, М.И. Говорун // Тезисы IV Международной конференции по иммунотерапии. – М., 2008. – С. 129.

4. Беляева С.Н. Специфическая иммунотерапия больных пыльцевой бронхиальной астмой на Южном берегу Крыма / С.Н. Беляева, М.М.

Юсупалиева, М.И. Говорун // Астма та аллергія. 3-й національный астмаконгрес, 6-7 жовтня 2009 р. – К., 2009. - № 1-2. - С. 37.

Аллерген из пыльцы кипариса вечнозеленого для диагностики и лечения больных поллинозом на Южном берегу Крыма: информационный листок № 127-98 / С.Н. Беляева // Крымский республиканский центр научнотехнической и экономической информации. – Симферополь, 1998. – 4 с.

РАЗДЕЛ 6

ВЛИЯНИЕ ПЫЛЬЦЫ КИПАРИСА ВЕЧНОЗЕЛЕНОГО

НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ САНАТОРНО-КУРОРТНОГО

ЛЕЧЕНИЯ ПУЛЬМОНОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ

НА ЮЖНОМ БЕРЕГУ КРЫМА

В предыдущих разделах данного исследования было показано влияние пыльцы кипариса вечнозеленого на развитие поллиноза у местных жителей (ЮБК). Задачей данного раздела исследования явилось изучение влияния пыльцы кипариса вечнозеленого на результаты СКЛ пульмонологических больных, прибывших на ЮБК из различных регионов Крыма.

Обследовано 144 пульмонологических больных, страдающих БА, ХОБЛ и ХНБ. Основную группу составили 112 больных, которые проходили СКЛ на ЮБК в период цветения кипариса, а 32 пациента вошли в контрольную группу и лечились на курорте вне периода «цветения»

кипариса. Поскольку в контрольную группу вошли только больные с БА и ХОБЛ, а основную группу кроме больных с этими нозологиями составили и больные с ХНБ, то в зависимости от решаемых задач состав основной группы изменялся.

6.1 Анализ эффективности СКЛ пульмонологических больных на ЮБК в зависимости от периода цветения кипариса вечнозеленого Оценка эффективности СКЛ пульмонологических больных предполагала определение обобщающего (интегрального) заключения о результате лечения, интегральных индексов динамики показателей исследования (клинический индекс, спирографический индекс, функциональный индекс, цитологический индекс), сформированных однородными показателями исследования, анализа динамики содержания эозинофилов в крови и анализа достигнутого состояния больных (значения показателей после СКЛ).

С контрольной группой сопоставлялась основная группа, включающая только больных БА и ХОБЛ (n=90, БА 50 (55,6%) больных, ХОБЛ 40 (44,4%) больных). По полу, возрасту и исходному клиническому состоянию больные контрольной группы и основной группы, включающей БА и ХОБЛ, были сопоставимы.

Сравнение достигнутого интегрального непосредственного результата СКЛ пульмонологических больных в зависимости от периода «цветения»

кипариса вечнозеленого показано в табл. 6.1. Статистически значимых различий по данному показателю между сравниваемыми группами не выявлено.

–  –  –

Сопоставление интегральных индексов динамики показателей исследования у пульмонологических больных в зависимости от периода «цветения» кипариса вечнозеленого показано в табл. 6.2.

–  –  –

В этом случае выявило статистически значимое различие спирографического индекса: в контрольной группе медиана этого показателя составила 0,44 (-4,25; 5,19) %, а в основной 5,38 (0,25; 10,63) %. Это указывает на то, что пыльца кипариса не ухудшила ФВД у пульмонологических больных во время их лечения на курорте в период «цветения кипариса вечнозеленого». Наоборот, отмечено улучшение функционального состояние органов дыхания больных. По остальным интегральным индексам (клиническому, функциональному, цитологическому) и динамике эозинофилов крови статистически значимых различий не выявлено.

Сопоставление достигнутого клинического состояния пульмонологических больных в результате СКЛ в зависимости от периода цветения кипариса вечнозеленого показано в табл. 6.3.

При сопоставлении достигнутого клинического состояния пульмонологических больных основной и контрольной групп в зависимости от периода цветения кипариса вечнозеленого выявлены следующие статистически значимые различия: в контрольной группе медиана частоты дыхания составила 12,0 (12,0; 14,0), а в основной – 14,0 (12,0; 16,0) (р = 0,0134) движений в минуту; содержание эозинофилов крови составило в контрольной группе 5,0 (3,0; 6,0), в основной – 3,0 (2,0; 5,0) % (р = 0,0132);

СОЭ в контрольной группе составила 6,0 (5,0; 12,0), в основной – 5,0 (4,0;

9,0) (р = 0,0490) мм/ч; ИСЛЭ в контрольной группе составил 7,1 (5,2; 9,8), в основной – 9,25 (5,4; 18,0) усл. ед. (р = 0,0322). По остальным изученным показателям статистически значимых различий не выявлено.

Представленные в этой таблице данные свидетельствуют об одинаковом достигнутом в результате СКЛ состоянии пульмонологических больных как в основной, так и в контрольной группе. Выявленные статистические значимые различия по отдельным показателям между этими группами клинического значения не имеют.

Таким образом, эффективность СКЛ больных БА и ХОБЛ в виде ее интегральной оценки, динамики показателей исследования и достигнутого клинического состояния больных не зависит от периода «цветения» кипариса вечнозеленого. Можно отметить лишь напряженное состояние адаптационных механизмов, по данным лейкоцитарного звена крови в период «цветения» кипариса вечнозеленого.

–  –  –

6.2 Зависимость результатов СКЛ пульмонологических больных на ЮБК от пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого по данным корреляционного анализа Для выявления зависимости достигнутых результатов СКЛ на ЮБК пульмонологических больных от пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого проведен непараметрический корреляционный анализ (коэффициент Спирмена). Такая зависимость была определена у всех пульмонологических больных (БА, ХОБЛ и ХНБ), которые подверглись воздействию пыльцы кипариса вечнозеленого во время лечения на ЮБК (n = 144).

В начале было определено содержание количества пыльцы кипариса вечнозеленого в период его цветения, которое в среднем составило 81 (10,0;

596,5) зерен. Границы колебания встречаемости пыльцевых зерен кипариса в период его цветения составили от 6 до 6974. Квартильный размах построенного вариационного ряда (n = 260) составил 373,0 зерен.

Учитывая литературные данные [27], указывающие на появление клинических проявлений поллиноза при содержании в воздухе 35 зерен пыльцы, а также установленный нами квартильный размах содержания в воздухе зерен пыльцы кипариса вечнозеленого, нами проведено ранжирование построенного вариационного ряда и выделены 4 градации (уровня) пыльцевой нагрузки пыльцы кипариса вечнозеленого:

0 нет пыльцевой нагрузки (период отсутствия цветения, контрольная группа);

1 содержание в воздухе 1-35 зерен;

2 содержание в воздухе 36-100 зерен;

3 содержание в воздухе 101-940 зерен (два квартильных размаха);

4 содержание в воздухе 941 и более зерен.

Средние значения содержания зерен пыльцы в зависимости от уровня (градации) пыльцевой нагрузки были следующими:

1 уровень пыльцевой нагрузки 13,0 (11,0; 19,0);

2 уровень пыльцевой нагрузки 55,0 (42,0; 81,0);

3 уровень пыльцевой нагрузки 300,0 (121,0; 580,0);

4 уровень пыльцевой нагрузки 3288,0 (1570,0; 4258,0).

Полученные данные свидетельствуют, что между уровнем пыльцевой нагрузки и интегральной врачебной оценкой непосредственного результата лечения связи не установлено (r = -0,06; р = 0,4437).

Таким же образом не установлено связи пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого с клиническим индексом динамики (r = 0,01; р = 0,9572);

спирографическим индексом динамики (r = 0,05; p = 0,5468);

функциональным индексом динамики (r = -0,08; p = 0,3986) и цитологическим индексом динамики (r = 0,02; p = 0,7992). Также не выявлено зависимости между пыльцевой нагрузки кипариса и динамикой содержания эозинофилов крови (r = -0,09; p = 0,2997).

При анализе связей уровня пыльцевой нагрузки с достигнутым в результате СКЛ состоянием пульмонологических больных выявлены статистически значимые зависимости со следующими показателями: у больных ХОЗЛ с САТ (r = -0,42; р = 0,0247); у больных БА – с АСТ (r = 0,31;

р = 0,0266); у всех больных – с частотой ( r =-0,16; р = 0,0489) и выраженностью кашля (r = -0,23; р = 0,0055), затрудненным дыханием (r = р = 0,0455), использованием скоровспомощных бронходилятаторов (r =

-0,17; р = 0,0373), распространенностью сухих хрипов (r= -0,16; р = 0,0483);

содержанием эозинофилов крови (r = -0,24; р = 0,0036), ПОСВ (r = 0,24; р = 0,0041), СОС25-75 (r = 0,23; р = 0,0048), МОС25 (r = 0,18; р = 0,0300), МОС50 (r = 0,22; р = 0,0084), МОС75 (r = 0,22; р = 0,0068), ОФВ1 (r = 0,16; р = 0,0482), ИСЛЭ (r = 0,20; р = 0,0180) и индексом аллергии (r = -0,19; р = 0,0260).

Выявленные связи указывали на отсутствие зависимости между ухудшением клинико-функционального состояния больных и уровнем пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого. Наоборот, по некоторым показателям с ростом пыльцевой нагрузки отмечалось их улучшение (САТ у больных ХОЗЛ, АСТ у больных БА и др.).

Таким образом, корреляционным анализом не определено связей, указывающих на зависимость результатов СКЛ на ЮБК пульмонологических больных от концентрации пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе в период его цветения.

6.3 Оценка влияния пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого на результаты СКЛ пульмонологических больных на ЮБК С целью оценки влияния пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого на результаты СКЛ пульмонологических больных на ЮБК нами проведено сопоставление интегрального непосредственного результата лечения, интегральных индексов динамики показателей исследования и достигнутого клинического состояния пульмонологических больных в случаях отсутствия цветения кипариса (контрольная группа, n=32) и при максимальной пыльцевой нагрузке (4-й уровень).

Максимальной пыльцевой нагрузке во время СКЛ на ЮБК были подвержены 24 больных, из них БА страдали 12 человек и ХОБЛ также 12 человек. В этой группе мужчин было 9 (37,5%), женщин 15 (62,5%) человек. По возрасту и исходному клиническому состоянию больные контрольной группы и группы с максимальной пыльцевой нагрузкой были сопоставимы.

Сравнение достигнутого интегрального непосредственного результата СКЛ пульмонологических больных в зависимости от уровня пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого показано в табл. 6.4. Между группами статистически значимых различий не выявлено.

–  –  –

Сопоставление достигнутого клинического состояния пульмонологических больных в результате СКЛ в зависимости от уровня пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого показано в табл. 6.6.

При анализе зависимости достигнутого клинического состояния больных БА и ХОБЛ от уровня пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого выявлены статистически значимые различия лишь по нескольким показателям: в группе с отсутствием пыльцевой нагрузки медиана содержания эозинофилов крови составила 5,0 (3,0; 6,0), в группе с максимальной пыльцевой нагрузкой – 3,0 (1,0; 4,0) % (р = 0,0074); при отсутствии пыльцевой нагрузки ИСЛЭ равнялся 7,1 (5,2; 9,8), при максимальной пыльцевой нагрузке – 11.33 (6,75; 23,0) усл. ед. (р = 0,0232), индекс аллергии в группе с отсутствием пыльцевой нагрузки составил 1,61 (1,1; 1,9), в группе с максимальной пыльцевой нагрузкой – 1,12 (0,8; 1,63) усл. ед. (р = 0,0302).

Полученные данные указывали на отсутствие клинически значимых различий между достигнутыми в результате СКЛ состояниями пульмонологических больных, которые лечились как в период «цветения»

кипариса вечнозеленого с максимальной пыльцевой нагрузкой, так и в период отсутствия его «цветения». Можно отметить лишь статистически значимое преобладание ИСЛЭ в группе с максимальной пыльцевой нагрузкой в сравнении с отсутствием таковой, что может указывать на напряжение адаптационных реакций у пульмонологических больных в период максимальной пыльцевой нагрузки.

Таким образом, эффективность СКЛ больных БА и ХОБЛ в виде ее интегральной оценки, динамики показателей исследования и достигнутого клинического состояния больных не зависела от уровня пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого. Максимальная пыльцевая нагрузка кипариса вечнозеленого приводила к напряжению адаптационных реакций пульмонологических больных.

–  –  –

Для демонстрации отсутствия влияния максимальной концентрации пыльцы кипариса на результаты СКЛ приводим историю болезни пациента К. В период лечения этого пациента в одну из недель его нахождения пульмонологическом отделении НИИ имени И.М. Сеченова концентрация пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе составила 9874 зерен на см2.

История болезни № 337. Пациент К. 1981 г.р., житель Крыма, работал заправщиком на автозаправочной станции. Находился на лечении в пульмонологическом отделении НИИ им. Сеченова с 28 марта по 18 апреля 2010 г. Диагноз при поступлении: ХОБЛ I-й степени в стадии ремиссии.

Хронический риносинусит в стадии обострения. Хронический фарингит в стадии ремиссии.

При поступлении пациент предъявлял жалобы на кашель с отхождением слизистой мокроты до 20 мл в сутки, одышку при нагрузке, утомляемость.

Анамнез болезни: болен с 2005 г. после перенесенного на фоне вирусной инфекции бронхита. Обострения ежегодные, в осенне-зимнее время.

Объективный статус: самочувствие удовлетворительное. Кожа и видимые слизистые обычной окраски и влажности.

Больной нормостенического телосложения. Грудная клетка конической формы, равномерно участвует в акте дыхания. Дыхание жесткое, выдох удлинен, вдох саккодированный, ЧДД 16 в минуту.

Тоны сердца громкие, ритмичные. ЧСС 80 уд./мин. АД 120/80 мм рт.ст.

Живот мягкий, безболезненный. Печень у края реберной дуги.

Симптом «поколачивания» отрицательный с обеих сторон. Дизурических расстройств нет.

При аллергологическом обследовании выявлена сенсибилизация к перу подушки 1+, домашняя пыль, дермофагоидес птерониссимус, шерсть овцы – пробы отрицательные.

–  –  –

Пациент при поступлении и при выписке больной осмотрен ЛОРврачом. При поступлении – выделения из носа слизистые, слизистая бледносерая, набухшая, отек нижних носовых раковин; при выписке – слизистая носа розовая, носовые раковины увеличена в объеме, секрета в носовых ходах нет.

Из приведенной истории болезни следует, что, не смотря на высокую пыльцевую нагрузку и отягощенный аллергологический анамнез СКЛ, были достигнуты благоприятные результаты СКЛ: выявлена положительная динамика клинических, функциональных исследований, улучшилось состояние слизистой носа.

6.4 Влияние аллергической отягощенности пульмонологических больных на результаты СКЛ на ЮБК по данным корреляционного анализа Для изучения влияния аллергологической отягощенности пульмонологических больных на результаты СКЛ нами проведен корреляционный анализ этого параметра, определяемого по данным анамнеза, с интегральным заключением о непосредственном результате лечения, интегральными индексами динамики показателей исследования и показателями, характеризующими достигнутое клиническое состояние пульмонологических больных.

В нашем случае аллергологическая отягощенность подразумевала наличие в анамнезе сведений о реакциях больного на аллергены любого происхождения (бытовые, пищевые, эпидермальные, лекарственные и другие). Аллергологический анамнез определялся при клиническом опросе больных. Собранные данные кодировались следующим образом: 0 – отсутствие аллергических реакций в анамнезе, 1 – наличие реакции на один вид аллергена, 2 – наличие реакции на два вида аллергенов, 3 – наличие реакции на три и больше видов аллергенов.

Среди всех обследованных больных (n=144) отсутствие аллергических реакций в анамнезе выявлено у 41 (28,5%), реакция на один вид аллергена 27 (18,8%), на два вида аллергенов – 23 (15,9%) и на три и больше видов аллергенов – 53 (36,8%) больных.

По аллергологической отягощенности анамнеза все больные были распределены следующим образом:

неотягощенный анамнез – 39 (27,1%), отягощенный анамнез – 105 (72,9%) человек.

В контрольной группе, включающей 32 больных, с неотягощенным аллергологическим анамнезом было 7 (21,9%), с отягощенным 25 (78,1%) человек. В основной группе, включающей 112 человек, с неотягощенным аллергологическим анамнезом было 32 (29,6%), с отягощенным 80 (71,4%) человек.

У больных с ХНБ, которые входили только в основную группу, аллергологическая отягощенность выявлена у 7 (31,8%), а отсутствие таковой – у 15 (68,2%) человек. Все больные с БА имели отягощенный аллергологический анамнез как в контрольной, так и в основной группе. В основной группе среди больных с ХОБЛ (n=40) с неотягощенным аллергологическим анамнезом было 17 (42,5%), с отягощенным 23 (57,5%) человек, в контрольной группе (n=11) с неотягощенным аллергологическим анамнезом было 7 (63,6%), с отягощенным 4 (36,4%).

Влияние аллергологической отягощенности на результаты СКЛ была изучена в контрольной и основной группах отдельно. В контрольной группе не было выявлено статистически значимых корреляционных зависимостей между аллергологической отягощенностью и интегральным заключением о результате лечения р=0,2920) и динамикой показателей (r=-0,19;

исследования (значения коэффициента корреляции с клиническим индексом — r = -0,30; р = 0,1011; спирографическим индексом — r = -0,10; р = 0,5771, функциональным индексом — r = -0,27; р = 0,1287, цитологическим индексом — r = -0,33; р = 0,0658 и динамикой содержания эозинофилов в крови — r = -0,01; р = 0,9641).

При изучении связи аллергологической отягощенности с достигнутыми в результате лечения значениями показателей исследования в контрольной группе выявлены статистически значимые зависимости с выраженностью затрудненного дыхания (r=-0.69, р=0.0004), использованием скоропомощных бронходилятаторов (r=0.35, р=0.0518), характером дыхания при аускультации (r=-0.42,р=0.0163), содержанием в крови эозинофилов (r=0.40, р=0.0250) и длиной пройденной дистанции при выполнении 6МШТ (r=0.41, р=0.0183).

Приведенные данные свидетельствует, что аллергологическая отягощенность в некоторой мере влияет на достигнутое в результате лечения клиническое состояние пульмонологических больных в период отсутствия цветения кипариса вечнозеленого. Выглядит логичным, что аллергологическая отягощенность определяет уровень содержания эозинофилов в крови и использование скоропомощных бронходилятаторов.

Но, на данном материале делать такой утверждающий клинически значимый вывод нельзя, поскольку группа с неотягощенным аллергологическим анамнезом была малочисленной (n=7).

В основной группе (период «цветения» кипариса, n=112) также не было выявлено статистически значимых связей аллергологической отягощенности с интегральным заключением о непосредственном результате лечения и динамикой показателей исследования: значения коэффициента корреляции с интегральным заключением о результате лечения — r=0.13, р=0.1722; клиническим индексом —r = -0,17, р = 0,0789; спирографическим индексом — r = 0,02, р = 0,8455; функциональным индексом — r = -0,19, р=0,0772; цитологическим индексом — r = 0,01, р = 0,9562 и динамикой содержания эозинофилов крови — r = -0,14, р = 0,1522.

Следовательно, аллергологическая отягощенность не влияла на итоговый результат СКЛ и на достигнутую динамику показателей исследования у пульмонологических больных, проходивших лечение в период «цветения» кипариса вечнозеленого.

При изучении корреляционных связей аллергической отягощенности с достигнутым в результате лечения состоянием пульмонологических больных основной группы выявлены статистически значимые зависимости с выраженностью одышки (r = 0,37; р = 0,0001), выраженностью (r = 0,38; р = 0,0001) и частотой приступов удушья (r = 0,30; р = 0,0014), использованием скоропомощных бронходилятаторов (r = 0,28; р = 0,0025), нарушением сна (r = 0,20; р = 0,0393), физической активностью днем (r = 0,31; р = 0,0009), характером дыхания при аускультации (r = 0,24; р = 0,0125), с наличием в легких сухих хрипов (r = 0,19; р = 0,0475), частотой дыхания (r = 0,31; р = 0,0010), ОФВ1/ФЖЕЛ,% (r = -0,22; р = 0,0196), СОС25-75 (r = -0,23; р = 0,0134), ПОСВ (r = -0,19; р = 0,0493), МОС25 (r = -0,20; р = 0,0356), МОС50 (r = -0,27; р = 0,0046) и МОС75 (r = -0,26; р = 0,0061).

Приведенные данные указывают на наличие слабой прямой связи достигнутого клинического состояния больных (одышка, приступы удушья, использование скоропомощных бронходилататоров, физическая активность днем, сон) с аллергологической отягощенности. Это же касается и ФВД, когда определяется слабая обратная зависимость показателей ФВД с аллергологической отягощенностью, что указывает на возможность достижения более худшего состояния ФВД при наличии аллергологической отягощенности.

Учитывая полученный результат, нами определена зависимость достигнутого результата СКЛ от аллергологической отягощенности в период «цветения» кипариса вечнозеленого при ХОБЛ и ХНБ. Сопоставить достигнутые результаты СКЛ и клинико-функциональное состояние больных БА в зависимости от аллергической отягощенности не представлялось возможным, поскольку все больные БА имели отягощенный аллергологический анамнез.

При изучении корреляционных связей аллергологической отягощенности с интегральным заключением о результате лечения и динамикой показателей исследования у больных ХОБЛ основной группы (n=40) не было установлено статистически значимых связей (значения коэффициента корреляции аллергологической отягощенности с интегральным заключением о результате лечения — r = 0,15, р = 0,3422;

клиническим индексом — r = 0,25, р = 0,1166, спирографическим индексом — r = 0,28, р = 0,6190; функциональным индексом — r = 0,28, р = 0,1210;

цитологическим индексом — r = 0,08, р = 0,6277 и динамикой содержания эозинофилов в крови — r = -0,24; р = 0,1289).

У больных ХОБЛ основной группы были установлены статистические значимые связи аллергологической отягощенности с некоторыми достигнутыми к концу лечения показателями исследования: с ЧСС (r = 0,47;

р = 0,0018), ФЖЕЛ (r = 0,42; р = 0,0056), ЖЕЛвд (r = 0,64; р = 0,0122), ОФВ1 (r = 0,37; р = 0,0164), должной величиной пройденной дистанции при выполнении 6МШТ (r = 0,37; р = 0,0389) и содержанием лейкоцитов в крови (r = -0,32; р = 0,0382).

Приведенные данные указывают на отсутствие негативного влияния аллергологической отягощенности на достигнутое функциональное состояние органов дыхания и кровообращения у больных ХОБЛ по результатом СКЛ в период «цветения» кипариса вечнозеленого.

Следовательно, в период «цветения» кипариса вечнозеленого результаты СКЛ и клинико-функциональное состояние больных ХОБЛ не зависят от их аллергологической отягощенности.

У больных ХНБ основной группы (n=22) также не определено статистически значимой связи аллергологической отягощенности с достигнутыми результатами СКЛ. Значение коэффициента корреляции аллергологической отягощенности с интегральным заключением о результате лечения составило r = 0,23, р = 0,2936; клиническим индексом — r = 0,10, р = 0,6567; спирографическим индексом — r = -0,07, р = 0,7595;

функциональным индексом — r = -0,18, р = 0,4689; цитологическим индексом — r = 0,14, р = 0,5352 и динамикой содержания эозинофилов в крови — r = -0,11, р = 0,6438.

У этих больных корреляционным анализом была установлена прямая статистически значимая связь аллергологической отягощенности с некоторыми показателями функции дыхания: частотой дыхания (r = 0,49, р = 0,0212), СОС25-75 (r = 0,42, р = 0,0497), МОС25 (r = 0,54, р = 0,0097) и МОС50 (r = 0,42, р = 0,0544).

Из полученных данных следует, что аллергологическая отягощенность не оказывала отрицательного влияния на достигнутое клиникофункциональное состояние больных ХНБ, проходивших лечение на курорте в период «цветения» кипариса вечнозеленого.

Следовательно, в период «цветения» кипариса вечнозеленого результаты СКЛ и клинико-функциональное состояние больных ХНБ не зависят от аллергической отягощенности.

Полученные результаты могли указывать на наличие возможной зависимости достигнутого клинико-функционального состояния больных от периода «цветения» кипариса только при БА. Мы сопоставили достигнутые клинико-функциональные состояния больных БА в результате СКЛ в период цветения кипариса (n=50) и его отсутствия (n=21), что продемонстрировано в табл. 6.7. Из представленных данных видно, достигнутые клиникофункциональные состояния больных БА в результате СКЛ не зависят от периода «цветения» кипариса.

Таким образом, аллергическая отягощенность не влияла на общий непосредственный результат СКЛ и динамику показателей исследования у всех пульмонологических больных как в период «цветения» кипариса вечнозеленого, так и вне его. Достигнутое к концу СКЛ клиникофункциональное состояние больных ХОБЛ и ХНБ в период «цветения»

кипариса вечнозеленого не зависело от аллергической отягощенности.

–  –  –

Выявленное слабое негативное влияние аллергологической отягощенности на достигнутое к концу СКЛ клинико-функциональное состояние у всех больных при отсутствии такового у больных ХНБ и ХОБЛ могло указывать на слабую негативную зависимость достигнутого клиникофункционального состояния только у больных БА. Однако, проведенное сопоставление достигнутых клинико-функциональных состояний больных БА в результате СКЛ в период цветения кипариса и его отсутствия не выявило статистически и клинически значимых различий.

Заключение В данном разделе нами проведен анализ влияния пыльцы кипариса вечнозеленого на эффективность СКЛ пульмонологических больных на ЮБК. Установлено, что эффективность СКЛ больных БА и ХОБЛ в виде ее интегральной оценки, динамики показателей исследования и достигнутого клинического состояния больных не зависит от периода «цветения» кипариса вечнозеленого. Также не определено зависимости результатов СКЛ пульмонологических больных от степени концентрации пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе в период его «цветения» (от уровня пыльцевой нагрузки).

Установлено, что в период «цветения» кипариса вечнозеленого, в т.ч.

при максимальном уровне пыльцевой нагрузки, к концу СКЛ формируется «напряженное» состояние адаптационных реакций у больных по данным лейкоцитарного звена крови, что может указывать на перестройку иммунитета с активацией его лимфоцитарной составляющей.

Выявлено, что аллергологическая отягощенность не влияет на непосредственные результаты СКЛ и динамику показателей исследования у всех пульмонологических больных как в период «цветения» кипариса вечнозеленого, так и вне его. Достигнутое к концу СКЛ клиникофункциональное состояние больных ХОБЛ и ХНБ в период «цветения»

кипариса вечнозеленого не зависит от аллергологической отягощенности.

Результаты научных исследований по настоящему разделу изложены в следующих публикациях:

1. Беляева С.Н. Санаторно-курортное лечение больных в зимнее время на Южном берегу Крыма / С.Н. Беляева, М.Е. Пирогова, М.И. Говорун // Вестник физиотерапии и курортологии. – 2013. - № 2. Актуальные вопросы организации курортного дела, курортной политики, медицинской реабилитации и физиотерапии: материалы XIII Конгресса курортологов и физиотерапевтом Республики Крым, 18-19 апреля 2013 г., г. Евпатория. – С.

139.

2. Беляева С.Н. Влияние аэропаллинологической ситуации на эффективность лечения пульмонологических больных на Южном берегу Крыма в различные сезоны года / С.Н. Беляева, М.Е. Пирогова, М.И. Говорун // Вестник физиотерапии и курортологии. – 2014. – № 2. Актуальные вопросы организации курортного дела, курортной политики, медицинской реабилитации и физиотерапии: материалы XIV Конгресса курортологов и физиотерапевтом Республики Крым, 17-18 апреля 2014 г., г. Евпатория. – С.

98.

3. Беляева С.Н. Санаторно-курортное лечение пульмонологиеских больных в различные сезоны года на ЮБК / С.Н. Беляева // Актуальные вопросы курортологии, физиотерапии и медицинской реабилитации: труды КРУ «НИИ физических методов лечения и медицинской реабилитации им.

И.М. Сеченова». – Ялта: КРУ «НИИ им. И.М. Сеченова», 2014. – Т. XV. – С.

12-18.

РАЗДЕЛ 7 АНАЛИЗ И ОБОБЩЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

ЮБК традиционно является преимущественно пульмонологическим курортом. Климатогеографические особенности этого региона создают оптимальные условия для респираторной реабилитации пульмонологических больных. При проведении СКЛ необходимо учитывать возможное неблагоприятное воздействие некоторых факторов внешней среды курорта и сопутствующую патологию. Одним из таких факторов являются биополютанты, продуцируемые при «цветении» (пылении) растений класса хвойных, широко распространенных на ЮБК. Поэтому в период «цветения»

на ЮБК хвойных растений проведение аэротерапии, одного из основных видов реабилитации на этапе СКЛ, может оказаться затрудненным или невозможным у пациентов с отягощенным аллергологическим анамнезом.

Это в полной мере относится и к кипарису вечнозеленому, как одного из основных представителей дендрофлоры ЮБК.

Целью нашего исследования явилось изучить влияние пыльцы кипариса вечнозеленого на формирование поллиноза и эффективность санаторно-курортного лечения пульмонологических больных на курортах ЮБК. Исходной гипотезой выступило предположение, что причиной зимневесеннего поллиноза на ЮБК у местных жителей может быть пыльца кипариса вечнозеленого, а результаты СКЛ больных, прибывших на реабилитацию на ЮБК, могут зависеть от периода «цветения» кипариса.

Впервые поллиноз к кипарису лузитанскому и аризонскому описал D.

Ordman в 1945 г. в Южной Африке [218], а к кипарису вечнозеленому - R.

Panzani в 1986 на юге Франции [220]. На ряде зарубежных курортов Черноморско-Средиземноморского региона (в Италии, Франции, Испании, Греции, Турции, Израиля) также описаны поллинозы к пыльце кипариса вечнозеленого.

Значительные посадки кипариса вечнозеленого на ЮБК (по данным Захаренко Г.С., 2006 [34] – 450 тыс. экземпляров), обилие продуцируемой им пыльцы (по данным Акимова Ю.А., 1987 [3] одно дерево может дать за сезон до 500 г пыльцы) и особенности рельефа ЮБК (наличие полузамкнутых прибрежных амфитеатров, окаймленных горами главной Крымской гряды) способствуют формированию и длительному сохранению в воздухе высокой нагрузки пыльцой кипариса вечнозеленого на местных жителей и приезжающих на отдых людей.

Кроме того, установлено, что загрязнение окружающей среды техноантропогенными полютантами (пылью, газами, химикатами и т.д.), что имеет место и на ЮБК, повышает иммуногенность пыльцы [45].

Безусловно, негативное влияние на рост заболеваемости поллинозом в мире оказывает также изменение иммунной системы людей при воздействии различных неблагоприятных факторов внешней среды, психоэмоциональных стрессов, особенностей питания, широкого использования бытовой химии, медикаментов.

До последней четверти прошлого столетия ЮБК считался регионом, безопасным по поллинозам. Это позволяло использовать его для элиминационной терапии. Однако, начиная со второй половины 1980-х годов, анализ обращаемости в аллергологический кабинет КРУ «НИИ Сеченова» и в поликлинику г.Ялты местных жителей и приезжающих на отдых и лечение, выявил пациентов с клиническими проявлениями поллиноза с манифестацией симптомов в зимне-весенний сезон (февральапрель). «Виновный» в возникновении данного поллиноза аллерген в стандартных наборах пыльцевых аллергенов отсутствовал.

С целью идентификации растения, вызывающего на ЮБК поллиноз в зимнее-весенний период, с января по май 1991 г. совместно с сотрудниками отдела дендрологии ГНБС (зав. отделом д.б.н. Захаренко Г.С.) были проведены аэропаллинологические исследования атмосферного воздуха ЮБК в садово-парковых зонах с использованием гравиметрического метода.

В ходе исследования выявлялась зависимость содержания пыльцы в воздухе от метеофакторов (температуры и влажности воздуха, ветрового режима, наличия атмосферных осадков), что может иметь и клиническое значение в формировании поллинозов [83].

В результате проведенных исследований было установлено, что в Ялте самый высокий уровень концентрации пыльцы в воздухе наблюдается в марте–мае, и связан он с цветением деревьев, на пыльцу которых приходится более 80% от общего количества пыльцы. Также был охарактеризован количественный и качественный состав аэропаллиноспектра садово-парковой зоны ЮБК и выявлена зависимость содержания пыльцы в воздухе этого региона от метеофакторов.

При проведении подекадного аэропаллинологического исследования на стеклах -"ловушках" выявлены значительные количества пыльцевых зерен различных видов кипариса, произрастающих на ЮБК. Первые их зерна были зарегистрированы в начале марта в количестве 128 п.з./см2. Затем их количество нарастало, достигая максимума к 20 апреля (1420 п.з./см2), после чего происходило снижение количества зарегистрированных зерен вплоть до полного их исчезновения в первой декаде мая.

Эти данные были подтверждены проведенными в последующие годы аэропаллинологическими исследованиями. Так, 2011-2013 г.г. в Ялте наибольшая (6534 п.з./см2) пыльцевая нагрузка отмечалась в марте. В остальные годы она соответствовала уровню 1991 года, причем, в марте – апреле, как правило, доминирует пыльца кипарисовых, в мае – пыльца сосны.

В последние годы на ЮБК отмечается тенденция сдвига начала пыления кипариса вечнозеленого на более ранние сроки, что, вероятно, связано с глобальным потеплением.

При сопоставлении полученных данных о количестве пыльцевых зерен кипариса в воздухе ЮБК с опубликованными результатами исследований из других регионов выявлено, что ее содержание в воздухе различных регионов может колебаться в очень широких пределах.

Так, в Ашхабаде в пик пыления кипарисов зарегистрировано 180 п.з./см2 [9], т.е. почти в 8 раз меньше, чем на ЮБК (1420 п.з./см2).

Среднегодовое количество пыльцы в г. Тимишоара (Румыния) за 2000-2004 годы составило 623,8 п.з./м3, из них пыльца таксодиевых/кипарисовых (Taxaceae/Cupressaceae) составляла в разные годы от 2,6% до 4,9% от общего количества пыльцы [193], т.е. значительно меньше, чем на ЮБК.

В воздухе Эстепоны (Испания) пыльца таксодиевых/кипарисовых составляла 20,52% от общего количества пыльцы [128], в Салониках (Греция)

– 24,9% [137], в Баликесире, Бурсе и Буке (Турция) – 15,73%, 9,44% и 22,5% соответственно [129, 154, 155, 189], в Толедо (Испания) – 26% [183].

В Кордова (юг Испании) пыльца кипарисовых составила не менее 30% от общего количества пыльцы в воздухе в зимний сезон [233], в Италии и Албании ее количество колебалось в пределах 20%-40% от годового количества пыльцы [168, 232].

Очень низкие концентрации пыльцы кипарисовых/таксодиевых зафиксированы в воздухе турецких городов Бука, Измир (2,6%) [189, 190] и Битлис (4,6%) [159], а также в Кордове (Испания) – 1,1% [183], в Винковцах (Хорватия) – 0,39% [149], в Кыргызстане – 1,5%-4,3% [205], в Брага (Португалия) – 0,1% [242], в Луго (Испания) – 3,3% [245].

В г. Бурдур (Турция) A. Bicakci, 2001 [130] на протяжении двух лет изучал гравиметрическим методом аэропаллинологическую ситуацию и выявил 5726 п.з./см2 за 1996 г. и 6155 п.з./см2 за 1997 г., из них 76,5% приходилось на пыльцу деревьев. Доминирование древесной пыльцы автор связывает с характером растительности и географическим расположением города.

Исследования, проведенные в Европе, также подтверждают доминирование пыльцы древесных растений в атмосфере. Так, в Финляндии доля пыльцы древесных пород по данным Коивикко с соавт. (1986) [227] составила 82% от общего количества пыльцы, в Перудже и в Асколи Пичено (Италия) – 71% и 55% соответственно [131].

В атмосфере г. Бурдур (Турция) преобладает пыльца древесных растений – сосны (Pinus) и кипарисовых (Cupressaceae), составляющая 71,65% от общего количества пыльцы. Всего за два года наблюдений было выявлено 1671 п.з./см2 кипарисовых (Cupressaceae) [130].

Для сравнения, в г. Ялте (ЮБК) выявлено 8069 п.з./см2 за 2011 год, 4806 п.з./см2 – за 2012 год и 12315 п.з./см2 – за 2013 год, причем, доминировала пыльца древесных растений – 95% от общего количества пыльцы. Это, по нашему мнению, связано с преобладанием дендрофлоры на ЮБК. По нашим наблюдениям количество пыльцы кипариса вечнозеленого в атмосфере г. Ялты за 2011 г. составило 2655 п.з./см2 (32,9% от общего количества пыльцы), 2300 (47,9%) и 8725 п.з./см2 (70,8%) за 2012 и 2013 г.г.

соответственно.

По данным односезонного аэропаллинологического мониторинга, проведенного Знаменской Л.К., 2013 [37], в Симферополе (Республика Крым) в 2010 г. волюметрическим методом доля пыльцы кипарисовых составила 1,0% от общего годового количества пыльцы.

Таким образом, относительное содержание пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе различных регионов колеблется от 0,1% (в Португалии) до 40% (Италия, Албания). Проведенные нами исследования показали, что относительное содержание пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе ЮБК превышает ее содержание в воздухе всех других, описанных в литературе, регионов. Можно констатировать, что характерной особенностью ЮБК являются высокие пыльцевые нагрузки кипариса вечнозеленого в воздухе, воздействию которых подвергаются жители и гости курорта в зимне-весенний период. В периоды максимального пыления кипариса над городом Ялта стоит «дым», состоящий из пыльцы кипариса вечнозеленого.

При анализе зависимости количества пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе от метеофакторов (минимальной, средней, максимальной температуры воздуха, относительной влажности, количества осадков, ветрового режима) выявлены закономерности, аналогичные данным, полученным другими исследователями, а также специфичные для ЮБК.

Как видно из литературных данных [9, 45, 244], количество пыльцы в воздухе связано с температурой воздуха прямой зависимостью, а с влажностью и количеством осадков – обратной. Однако, Елькина Н.А., 2008 [30] отмечает, что в разные сезоны выявлены положительные и отрицательные корреляционные связи между содержанием в воздухе пыльцы растений и значениями основных метеопараметров. Так, в г. Петрозаводске в 2005 г. наибольшее влияние на пыление растений изучаемых таксонов оказала скорость ветра и количество осадков, в 2006 г. – температура воздуха и скорость ветра, в 2007 г. – действие всех факторов оказалось равнозначным. Влажность воздуха во все годы наблюдения оказывала наименьшее влияние на содержание пыльцы в атмосфере.

Данные, полученные при аэропаллинологическом исследовании ЮБК, позволили выявить прямую статистически значимую зависимость количества пыльцы кипариса в воздухе от минимальной, максимальной и средней температуры воздуха. Зависимости количества пыльцы от влажности воздуха и величины атмосферных осадков выявлено не было. По нашему мнению, последний факт можно объяснить особенностями физиологии пыления кипарисов, носящего "взрывной" характер, и короткой продолжительностью периодов выпадения осадков в изучаемом сезоне.

Периоды "взрывного" пыления кипариса не совпадали по времени с краткосрочными промежутками выпадения осадков, вследствие чего не была зарегистрирована характерная для других регионов взаимозависимость содержания пыльцы кипариса в воздухе и выпадения атмосферных осадков.

Таким образом, учитывая изложенное, можно сделать вывод, что регион ЮБК весьма благоприятен с точки зрения наличия предпосылок к развитию поллиноза к пыльце кипариса среди местных жителей и приезжающих на СКЛ пациентов с отягощенным аллергологическим анамнезом.

При анализе обращаемости больных с клиническими проявлениями поллиноза выявлены закономерности, подтверждающие предположение о роли пыльцы кипариса в развитии этого заболевания.

Первые больные появляются в марте, т.е. в начале сезона пыления кипариса. Их количество постепенно нарастает, что соответствует увеличению содержания пыльцы в воздухе, и достигает максимума в период пика пыления кипариса, т.е. во второй половине апреля. Проявления поллиноза уменьшаются вплоть до полного исчезновения в начале мая, по завершении пыления кипариса.

Таким образом, максимум клинических проявлений поллиноза среди местных жителей ЮБК, равно как и динамика этих проявлений, совпадали с динамикой и пиком пыления кипариса, что подтверждало предположение о том, что этиологическим агентом, вызывающим весенний поллиноз среди местных жителей ЮБК, является пыльца кипариса. Это подтверждалось данными аллергологического кабинета поликлиники г. Ялта, когда наибольшая обращаемость пациентов с обострением поллиноза отмечалась весной.

В последние годы сообщалось, что пыльца кипариса вечнозеленого – это одна из основных причин сенсибилизации и возникновения поллинозов у жителей средиземноморских стран. Эпидемиологические исследования, проведенные в этих странах [135, 137, 145, 151, 160, 161, 165, 166, 167, 169, 170, 173, 176, 179, 184, 200, 204, 220, 223, 230, 231, 232, 241, 248, 254, 255], показали, что распространенность сенсибилизации к кипарису вечнозеленому колеблется от 2,4% до 9,8% в районах со значительным распространением кипарисов и от 0,6% до 2,7% в районах меньшего их распространения. Эти данные получены с использованием прик-теста.

Как показали проведенные в Италии с использованием прик-теста многоцентровые исследования [170], в изучаемых группах у 18% обследованных выявлены положительные результаты. Уровень сенсибилизации варьировал от 9,2% до 28,2% в различных частях страны.

14,7% пациентов из этой группы оказалось моносенсибилизированными к пыльце кипариса вечнозеленого. О более низких показателях сенсибилизации к пыльце кипариса вечнозеленого сообщают De Luca E. et al., 1997 [241]. Только у 18 (1,04%) из 1735 обследованных пациентов с поллинозом была выявлена сенсибилизация к пыльце кипариса, из них 5 (0,29%) - моносенсибилизированные, 13 - полисенсибилизированные.

В Израиле по результатам прик-теста и анкетирования у 24%-32% пациентов с поллинозом выявлена аллергия к пыльце кипариса вечнозеленого [184].

В Греции при обследовании прик-тестом 1311 больных БА выявлена сенсибилизация к пыльце кипариса вечнозеленого у 166 (12,7%) из них [137].

Аэропаллинологические исследования в Тиране (Албания) показали, что 43% от общегодового количества пыльцы составляет пыльца растений семейства кипарисовых. Несмотря на это из 110 пациентов только у 3 (2,7%) прик-тест с пыльцой кипариса вечнозеленого дал положительные результаты [232].

В Кордове (Испания) также отмечен высокий уровень пыльцы кипарисовых в воздухе. Положительный прик-тест показали 13% из 1532 обследованных [248].

Ariano с соавторами, 1999 г. [133], показал, что при неизменном количестве пыльцы уровень сенсибилизации к пыльце кипариса вечнозеленого возрастал на протяжении 10 лет. Это, по-видимому, связано с тем, что в возникновении сенсибилизации играет роль не только уровень концентрации пыльцы кипариса вечнозеленого, но окружающая среда.

На ЮБК в группе больных с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого наиболее часто, в 60% случаев, длительность заболевания составляла 2-6 лет, т.е. характеризовалась непродолжительным сроком болезни. Возможно, что это связано с увеличением посадок кипариса вечнозеленого и загрязнением окружающей среды, т.к. доказано, что окись азота, бензопирен, сигаретный дым значительно изменяют морфологический и химический состав пыльцы, вследствие чего она приобретает свойства гаптена.

Французские исследователи [220] связывают увеличение количества поллинозов к пыльце кипариса вечнозеленого на юге Франции также с повышением атмосферных загрязнений, в частности, силикатом алюминия, являющегося адъювантом, и увеличением числа кипарисов в регионе.

Анализ возрастно-полового и социального состава больных поллинозом, местных жителей ЮБК, выявил определенные закономерности.

По результатам исследования ряда авторов, исследовавших распространение поллинозов в Украине [64, 116], в Крыму отмечается более частая поражаемость данной патологией женщин. В обследованной нами группе больных заболеваемость поллинозом у мужчин и женщин оказалась одинаковой.

По данным Gioulekas D. с соавт., 2004 [137] среди обследованных в г.

Салониках (Греция) 166 пациентов с сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого преобладали мужчины – 57,9%, а в Измире (Турция) из 65 человек, сенсибилизированных к этой пыльце, преобладали женщины – 66% [190].

Общеприняты считается, что поллиноз – заболевание людей трудоспособного возраста [6, 7, 9]. По нашим данным 83% больных поллинозом с сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого на ЮБК также были в возрасте от 16 до 55 лет.

Результаты проведенного исследования показали, что средний срок проживания больных в регионе с насаждениями кипариса до начала клинических проявлений поллиноза составляет 15±0,9 лет, что характеризует его пыльцу как слабый аллерген. Daniel A. С соавт., 1984, изучавшие поллиноз к горному кедру (семейство кипарисовых), также отмечают значительную длительность периода сенсибилизации. Это, по всей видимости, является специфическим отличием поллинозов, вызванных пыльцой растений семейства кипарисовых.

Наследственная предрасположенность в развитии поллиноза, по данным различных авторов [52, 89, 102], выявлена в 30%-85% случаев. У обследованных нами больных наследственная предрасположенность к поллинозу встречалась в 23,7% случаев. Boutin-Forzano c cоавт., 2005 [223] также отмечают низкую наследственную предрасположенность у пациентов с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого.

Майчук Ю.Ф., 1983 [52], Алешина Р.М., 2006 [5,6] отмечают, что наиболее часто поллиноз поражает людей умственного труда. Среди обследованных нами больных наиболее часто поллинозом также болели служащие (56,3% от общего числа больных).

Наши исследования выявляли моновалентную сенсибилизацию у 58,8% больных с сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого. Беклемишев Н.Д., 1985 [9], Тришин С.В., 1992 [116], напротив, указывают на более частую встречаемость поливалентной сенсибилизации при поллинозе.

Указанное различие, вероятно, объясняется специфическими особенностями поллиноза к кипарису. В то же время Sin A.Z. с соавт., 2008 [230] отмечают низкий уровень моновалентной сенсибилизации у больных кипарисным поллинозом в г. Измире, Турция (у 1 из 65 больных), а Bousquet J. с соавт., 1993 [161] выявили моновалентную сенсибилизацию у 26 из 89 больных.

Ariano R. с соавт., 1994 [228] отмечают моносенсибилизацию у 14,7% пациентов с поллинозом к кипарису вечнозеленому.

Таким образом, у обследованных нами пациентов выявлен более высокий по сравнению с литературными данными уровень моновалентной сенсибилизации к пыльце кипариса.

Клиника поллиноза при различных видах сенсибилизации имеет одинаковую симптоматику, однако ее взаимоотношение и выраженность могут быть различными. Ряд авторов [6, 42, 44, 67, 68] описывают взаимоотношение симптомов при поллинозе. Наиболее распространенными клиническими проявлениями поллиноза являются аллергический ринит – 95%-98%, аллергический конъюнктивит – 91%-95% и бронхиальная астма – 30%-40%.

Особенности клиники поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого описаны Bousquet I. с соавт., 1993 [161]. В группе больных из 89 человек преобладала поливалентная сенсибилизация – 63 человека. В группе с полии моновалентной сенсибилизацией симптомы были одинаковы, однако различались по относительной частоте встречаемости. Ринит отмечался у всех больных в обеих группах пациентов. В группе с моновалентной сенсибилизацией конъюнктивиты отмечались у 73,7% больных, астма – у 7,4%. В группе с поливалентной сенсибилизацией конъюнктивиты отмечались у 88,5% больных, астма – у 19,2%. Период сенсибилизации в группе с моновалентной аллергией был длиннее, чем в группе с поливалентной сенсибилизацией. Уровень общего Ig E в группе с сенсибилизацией только к пыльце кипариса вечнозеленого был в пределах нормальных значений и значительно ниже, чем в группе полисенсибилизированных больных. Авторы делают вывод, что для кипарисного поллиноза характерен низкий уровень общего Ig E.

В г. Измир (Турция) Sin A.Z. с соавт., 2008 [230] при описании поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого отмечают наибольшую частоту встречаемости его у женщин – 43 из 65 человек. Средний возраст женщин – 31,3, мужчин – 28,8 лет. Средняя длительность заболевания – 7,9 лет.

Аллергический ринит имели 52 человека (80%), сочетание ринита и астмы – 13 человек (20%).

В Израиле Geller-Bernstein C. с соавт., 2002 [199] в группе пациентов с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого у 70% выявили ринит, у 30% также была астма, а у 18% - конъюнктивит.

Сharpin D. c соавт., 2003 [160], Boutin-Forsano S. с соавт., 2005 [223] также отмечают длительный период сенсибилизации у пациентов с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого и низкий уровень общего Ig E.

В Риме De Luca A. с соавт., 1997 [241] описали ринит у 62,5% больных поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого и астму у 37,5%.

В Монпелье (Франция) Caimmi D. с соавт., 2012 [176] из 1280 больных поллинозом к кипарису вечнозеленому выявили конъюнктивит у 563 человек (44%), ринит - у 871 (68%), астму – у 524 (40,9%), кожные симптомы– у 214 человек (16,7%).

Таким образом, по литературным данным, у больных поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого частота проявлений конъюнктивита колебалась в пределах 18,0%-73,7% (по нашим данным – у всех больных), проявлений ринита - 68%-100% (по нашим данным - у всех больных), бронхоспазм встречался у 7,4%-30,37% больных (по нашим данным - у 23,3%), кожные проявления - у 16,7% больных (у 8,9% в изученной нами группе больных).

Для подтверждения сенсибилизации к пыльце кипариса вечнозеленого использовался метод скарификационных кожных проб, который по данным Беклемишева Н.Д. с соавт., 1985 [9] и Алешиной Р.М., 2006 [6], RaduJ. R., 2000 [236], достаточно специфичен и редко приводит к обострению аллергического процесса. Для диагностики был использован экстракт из пыльцы кипариса вечнозеленого, собранной на ЮБК. Использование местного сырья для изготовления аллергенов повышает их диагностическую значимость [18, 80,111].

Результаты исследований подтвердили наличие предполагавшейся сенсибилизации у 90 обследованных больных. У большинства (78,0%) больных отмечалась значительная выраженность сенсибилизации к пыльце кипариса вечнозеленого.

Кроме того, для подтверждения специфичности препарата, было обследовано 10 человек без клинических проявлений поллиноза. Кожное тестирование в этой группе не выявило сенсибилизации к пыльце кипариса вечнозеленого.

Таким образом, подтверждена предполагаемая сенсибилизация к пыльце кипариса вечнозеленого у обследованных пациентов. В доступной нам литературе стран СНГ описания поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого отсутствуют, хотя данное растение кроме Крыма произрастает на Кавказе и в Средней Азии.

В ряде работ французских и итальянских исследователей (Chаrpin D. с соавт., 1993 [247]; Panzапi R. с соавт., 1986 [220]) описана клиническая картина поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого. Однако упомянутые авторы не дают характеристики степени кожной чувствительности на этот аллерген.

Проведенный нами анализ выраженности кожных проб на аллерген из пыльцы кипариса вечнозеленого по методу учитывающему SI, биологическую стандартизацию по размеру реакции на гистамин, позволил получить новые данные по кожной чувствительности больных поллинозом.

У больных с данной патологией наиболее часто (в 53% случаев) показатель реакции по методу SI колебался в пределах от 0,5 до 0,8 единиц, у 23% больных - от 0,9 до 1,2 и у 13% - от 1,3 до 1,6 единицы.

При сопоставлении результатов кожного тестирования, проведенного скарификационным методом по стандартной методике, и тестирования по системе Si выявлено, что средний показатель величины SI находится в прямой зависимости от интенсивности кожных реакций, измеряемых без учета реакции на гистамин. Кроме того, нами выявлено соотношение между степенью реакции, оцениваемой в «+», и в единицах системы SI.

Выявление корреляционных связей между возрастом больного, длительностью заболевания, размером волдыря кожной пробы на гистамин и на аллерген, а также величиной реакции, оцениваемой по системе SI, показало, что наибольшее число связей (со всеми перечисленными показателями) имеют результаты, полученные по системе Это SI.

свидетельствует о том, что показатель кожной чувствительности, оцениваемый по системе является более информативным SI, (многосторонним) и может использоваться для оценки кожной реакции на аллерген кипариса вечнозеленого.

Характеристика нарушений иммунной системы у больных поллинозом представляет собой важную задачу, решение которой способствует обоснованию направленной коррекции иммунных процессов.

Известно, что в основе патогенеза поллиноза находится реагиновый тип аллергических реакций. Предполагается ряд факторов, обуславливающих развитие поллинозов: повышенная проницаемость слизистых оболочек, недостаточность механизмов элиминации аллергена, дисбаланс между Тсупрессорами и Т-хелперами, вызывающий гиперпродукцию Ig Е [6, 7].

Поэтому выявление характеристик иммунного статуса больных поллинозом определяет целесообразность проведения данного исследования.

С этой целью обследовано 2 группы (по 21 человек в каждой) с клиническими проявлениями поллиноза до начала и в период пыления кипариса вечнозеленого.

Прежде всего было установлено, что больные поллинозом, вызванным пыльцой кипариса вечнозеленого, имели характерные и присущие для любых поллинозов иммунологические сдвиги:

снижение уровня Тс и увеличение общего Ig Е в крови в период паллинации.

По литературным данным [27, 39] уровень общего Ig Е крови при других видах поллинозов превышал нормальные значения в десятки раз.

Особенно значительный рост этого показателя характерен для поллинозов, вызванных пыльцой сорных трав [2, 9, 23, 57]. По нашим данным увеличение общего Ig Е в крови было не столь значительным.

В доступной нам литературе стран СНГ описания иммунологического статуса больных поллинозом, вызванным пыльцой кипариса, отсутствуют. В ряде работ исследователей других стран [195, 204, 206,] дана характеристика уровня общего Ig Е у больных поллинозом, вызванным пыльцой кипариса вечнозеленого и пыльцой горного кедра, также относящегося к семейству кипарисовых. В частности, при поллинозах, вызванных пыльцой горного кедра, также отмечен невысокий уровень общего Ig Е в группе больных с моновалентным поллинозом к пыльце горного кедра – 84 МЕ, тогда как в группе больных, страдающих поливалентным поллинозом, он составил 360 МЕ.

При описании поллиноза, вызванного пыльцой кипариса вечнозеленого на юге Франции, Charpin D. с соавт., 1991 [206] отмечают рост общего Ig Е, но цифровых значений содержания Ig Е не приводят.

Многими авторами указывают на невысокий уровень общего Ig E у пациентов, сенсибилизированных к пыльце кипариса вечнозеленого, по сравнению с другими видами поллинозов. Это связано, по мнению ряда авторов, с низкой молекулярной массой углеводной (карбогидратной) природой аллергена пыльцы кипариса. Пыльцевые экстракты растений разных видов семейства кипарисовых характеризуются низким содержанием белков и высоким – углеводов [195].

Объяснение изложенных данных о динамике общего Ig Е, вероятно, кроется в особенностях механизма индукции иммунного ответа у людей, вызванного пыльцой растений семейства кипарисовых.

Кроме общих для всех видов поллинозов выявлен и ряд характерных изменений в иммунологическом статусе больных поллинозом, вызванным пыльцой кипариса вечнозеленого. Так, получено достоверное снижение количества лизоцима в сыворотке крови больных до начала сезона паллинации.

В доступной литературе отсутствует описание сниженного уровня лизоцима в сыворотке крови у больных поллинозом. Обычно препарат лизоцим используется для купирования проявлений аллергического конъюнктивита. Установление факта снижения уровня лизоцима при поллинозе, вызванном пыльцой кипариса вечнозеленого, возможно позволит определить подходы к иммунокоррегирующей терапии данного заболевания.

По нашим данным у больных поллинозом отмечалось существенное повышение Ig М. О повышении Ig М при поллинозе сообщают и другие исследователи [27, 107]. О дисбалансе в работе иммунной системе указывает и Алешина Р.М., 2006 [6]. У группы больных с сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого отмечались незначительные изменения Тл.

В период паллинации кипариса вечнозеленого изменялось функциональное состояние нейтрофилов, что, по-видимому, связано с антигенной нагрузкой пыльцой. Таким образом, изучение иммунологического статуса больных поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого выявило характерные для поллиноза сдвиги - повышение Ig Е и снижение количества Тс. Выявлены также характерные только для данной патологии изменения - снижение уровня лизоцима и повышение содержания Ig М до начала паллинации, а также усиление метаболической активности нейтрофилов в период паллинации. Для интродуцированного на ЮБК кипариса вечнозеленого эти данные проводятся впервые.

Аллергенспецифическая иммунотерапия является основным методом реабилитации больных поллинозом. Это единственный способ противоаллергической защиты, воздействующий на все звенья патогенеза этой патологии [6, 29, 33, 44, 61, 80, 81].

Первый опыт СИТ кипарисного поллиноза был осуществлен Дэвидом Ордманом в 1945 г. в Южной Африке [218]. Автором описаны истории болезни 14 пациентов с клиническими проявлениями зимне-весеннего конъюнктивита и ринита. Кожное тестирование выявило у всех пациентов сенсибилизацию к пыльце кипариса лузитанского и аризонского. При этом существенной разницы в степени кожной реакции между экстрактами этих кипарисов выявлено не было. Проведенная СИТ во всех случаях ее использования была успешной. Автором рекомендованы повторные курсы СИТ для повышения ее эффективности.

Первое описание поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого в Средиземноморском регионе дано Panzani R. в 1986 году [220]. Отсутствие описания клиники данного поллиноза столь длительный период (с 1945 г.) связано с тем, что на протяжении многих лет аллергия на кипарис считалась редким заболеванием и ее распространенность недооценивалась в связи со схожестью с симптоматикой респираторной инфекции, а также низкой специфичностью экстрактов из пыльцы кипариса вечнозеленого.

Однако в последние десятилетия аллергия на пыльцу кипариса стала одной из основных проблем здравоохранения, особенно в странах Средиземноморья [225]. Charpin D. с соавт., 1990 [206] провел в городах Сена и Марсель (Франция) анкетирование 1570 человек и выявил сенсибилизацию к пыльце кипариса в Сене у 13,6% опрошенных, в Марселе – у 7,6%. По мнению авторов для лечения этого поллиноза может быть использована как симптоматическая, так и специфическая гипосенсибилизирующая терапия.

Однако авторы, учитывая кратковременность паллинации кипариса в этом районе, рекомендуют местную терапию глюкокортикоидами.

В 1990-е годы из-за низкой активности экстракта кипариса вечнозеленого проводилась в основном симптоматическая терапия.

Об особенностях экстракта из пыльцы кипариса вечнозеленого пишут многие авторы [138, 140, 161, 163, 165, 197, 213, 235, 238, 239, 246, 249]. Для этого экстракта характерна низкая концентрация белка и высокое содержание полисахаридов. Кроме того, выявлены многочисленные перекрестные свойства экстракта кипариса вечнозеленого с кипарисом аризонским, горным кедром, можжевельником, красным канадским кедром, сосной, маслинами, березой, полынью, ясенем [187].

Однако, в последние годы достигнуто улучшение качества экстрактов из пыльцы кипариса вечнозеленого. Так, Ariano R. с соавт. в 1997 г. [133] проводили СИТ аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого и выявил его невысокую эффективность. Поэтому автор, учитывая наличие перекрестных свойств между аллергенами кипариса и таксодиевых, использовал смесь экстрактов Cupressaceae и Taxodiaceae. Результаты 3-летнего лечения этой смесью были более успешными и стабильными после 3-летнего перерыва. В 1998-99 г.г. автор использовал сублингвальную иммунотерапию из экстракта кипариса аризонского у 20 пациентов с положительными результатами после первого года лечения. Основной трудностью СИТ поллиноза, вызванного пыльцой кипариса вечнозеленого, по мнению автора, является сложность стандартизации и достижения химической устойчивости экстракта этого кипариса. Поэтому использование экстрактов из пыльцы других растений семейства кипарисовых, учитывая наличие у них перекрестных свойств с пыльцой кипариса вечнозеленого и большую активность и стабильность их экстрактов, позволит, по мнению автора, повысить эффективность СИТ поллиноза, вызванного пыльцой кипариса вечнозеленого.

По этой причине в нескольких лабораториях Европы, производящих пыльцевые аллергены, предпочли использовать экстракт кипариса аризонского, раствор которого обладает большей стабильностью [197]. Так, Ariano R. с соавт., 1999 [133] использовали экстракт из кипариса аризонского при проведении в течение года СИТ 20 пациентов с сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого. Проведение СИТ аллергеном кипариса аризонского дало положительные результаты, и автор рекомендует использовать его для специфической иммунотерапии поллиноза, вызванного пыльцой кипариса вечнозеленого.

С этой же целью Charpin D., 2003 [160] использовал экстракт Juniperus ashei. Аллергоид вводился подкожно, и оказался эффективным в лечении конъюнктивита. Терапия ринита этим аллергоидом была неэффективной.

В доступной нам отечественной литературе описание специфической терапии аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого отсутствует.

Поллиноз к пыльце кипариса вечнозеленого на ЮБК был впервые выявлен и описан нами в 1991 г. В 1992 г. НПО «Аллерген», г. Ставрополь под руководством д.м.н. Райкиса Б.Н. был получен препарат из пыльцы кипариса вечнозеленого для диагностики и лечения вызываемого этой пыльцой поллиноза. Проведены стандартные лабораторные и экспериментальные исследования полученного препарата по изучению его физико-химических, антигенных и аллергенных свойств. Получено разрешение и проведены клинические испытания препарата на ограниченном контингенте больных - 10 больным поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого была проведена специфическая гипосенсибилизация согласно «Программе испытаний аллергена из пыльцы кипариса вечнозеленого».

При анализе результатов, полученных после проведения терапии аллергеном, у всех 10 больных отмечалась положительная динамика клинических проявлений поллиноза, что согласуется с данными, полученными зарубежными авторами при терапии экстрактом из пыльцы растений, относящихся к классу хвойных. Наиболее эффективной оказалась терапия купирования риноконъюнктивальных проявлений и бронхоспазма - у 60% больных эти симптомы отсутствовали. При проведении специфической гипосенсибилизации, по данным различных авторов [9, 27] «отличный»

результат достигался в 10-20% случаев, у нас – у 5 человек из 10 человек, «хороший» – в 15-40%, у нас – у 2 человека из 10, «удовлетворительный» – в 12-23%, у нас – у 3 человек из 10 пролеченных больных.

Таким образом, нами доказана возможность эффективной терапии экстрактом из пыльцы кипариса вечнозеленого.

При анализе литературных данных [9] в процессе специфической терапии пыльцевыми аллергенами частота органных и общих реакций колеблется от 9 до 50%, у нас – у 4 из 10 обследованных больных отмечались органные реакции и у 1 больного – системная реакция, что соответствует вышеприведенным данным. Зайков С.В., 2008 [33] отмечает, что при проведении СИТ на Украине у больных поллинозом побочные реакции чаще носят местный характер (17,5%) и только иногда (4,8%) системный.

Учитывая известный факт влияния поллинозов на течение некоторых заболеваний органов дыхания (особенно бронхиальной астмы), а также наличие многочисленных перекрестной аллергии пыльцы кипариса и высокую антигенную нагрузку этого аллергена на ЮБК можно предположить негативное влияние этого поллиноза на результаты СКЛ пульмонологических больных, прибывающих на ЮБК с других регионов Крыма.

Поэтому следующей задачей нашего исследования явилось изучение влияния пыльцы кипариса вечнозеленого на эффективность СКЛ на ЮБК пульмонологических больных, жителей других регионов Республики Крым.

Нами проанализирована эффективность СКЛ пульмонологических больных, прибывших в пульмонологическое отделение НИИ им. И.М. Сеченова (г.

Ялта) из различных регионов Крыма.

В основную группу были включены пациенты, проходившие лечение в период пыления кипариса вечнозеленого (112 человек), в контрольную – лечившиеся вне этого периода (32 человека). В основную группу вошли пациенты с диагнозом ХОБЛ, БА и ХНБ, в контрольную – с диагнозом ХОБЛ и БА. Для каждого пациента была составлена карта пыльцевой нагрузки в период лечения на ЮБК.

Оценку эффективности СКЛ проводили по обобщающим врачебным заключениям о результате лечения, интегральным индексам динамики показателей исследования (клинический, спирографический, функциональный, цитологический индексы), динамике содержания эозинофилов в крови и на основании анализа достигнутого состояния больных после лечения.

Сопоставление этих данных у больных основной группы, страдающих БА и ХОБЛ (90 человек) и группы контроля (БА и ХОБЛ, 32 человека) в зависимости от периода пыления кипариса вечнозеленого статистически значимых различий не выявлено. Следовательно, эффективность СКЛ больных БА и ХОБЛ не зависит от периода «цветения» кипариса вечнозеленого. Нами отмечено, лишь «напряженное» состояние адаптационных механизмов, по данным лейкоцитарного звена крови в период «цветения» кипариса вечнозеленого. Последний факт нами установлен на основании расчета индекса соотношения лимфоцитов и эозинофилов. Этот показатель преобладал в группе больных, проходивших лечение в период «цветения» кипариса вечнозеленого. Мы расценили это как перестройку иммунитета с активацией его лимфоцитарного звена.

Далее был проведен анализ зависимости достигнутых результатов СКЛ на ЮБК от пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого.

Предварительно было проведено ранжирование этой нагрузки с выделением ее 4-х уровней:

от отсутствия (0) до максимальной (4, среднее содержание зерен пыльцы кипариса – 3288,0 (1570,0; 4258,0)).

Методом непараметрического корреляционного анализа у всех пульмонологических больных (БА, ХОБЛ, ХНБ; n=144), подвергшихся воздействию пыльцы кипариса вечнозеленого, не установлено каких-либо статистически значимых связей уровня пыльцевой нагрузки с интегральной врачебной оценкой непосредственного результата лечения и динамикой показателей исследования по их сдвигам.

Была определена статистически значимая зависимость некоторых значений показателей исследования, достигнутых к концу курса СКЛ, с уровнем пыльцевой нагрузки. Так, у больных ХОЗЛ уровень пыльцевой нагрузки коррелировал с САТ (обратная связь), у больных БА – с АСТ (прямая связь), у всех больных – с частотой и выраженностью кашля (обратная связь), затрудненным дыханием (обратная связь), использованием скоровспомощных бронходилятаторов (обратная связь), распространенностью сухих хрипов (обратная связь); содержанием эозинофилов крови (обратная связь), ПОСВ, СОС25-75, МОС25, МОС50, МОС75, ОФВ1 (обратная связь для всех показателей ФВД).

Нами были сопоставлены достигнутые результаты СКЛ, прибивших на ЮБК пульмонологических больных, при отсутствии и максимальной (4-й уровень, n=24) пыльцевой нагрузке.

Полученные данные указывали на отсутствие клинически значимых различий между достигнутыми в результате СКЛ состояниями пульмонологических больных, которые лечились как в период «цветения»

кипариса вечнозеленого с максимальной пыльцевой нагрузкой, так и в период отсутствия его «цветения». Можно отметить лишь статистически значимое преобладание ИСЛЭ в группе с максимальной пыльцевой нагрузкой в сравнении с отсутствием таковой, что может указывать на напряжение адаптационных реакций у пульмонологических больных в период максимальной пыльцевой нагрузки.

Таким образом, эффективность СКЛ больных БА и ХОБЛ в виде ее интегральной оценки, динамики показателей исследования и достигнутого клинического состояния больных не зависит от уровня пыльцевой нагрузки кипариса вечнозеленого. Максимальная пыльцевая нагрузка кипариса вечнозеленого приводила лишь к «напряжению» адаптационных реакций пульмонологических больных по данным лейкоцитарного звена крови, что может указывать на перестройку иммунитета с активацией его лимфоцитарного звена.

Эти результаты соответствуют полученным ранее данным по анализу влияния пыльцы кипариса на эффективность СКЛ пульмонологических больных без выделения уровней пыльцевой нагрузки. Сопоставить полученные результаты не представляется возможным, поскольку они получены нами для ЮБК впервые. За рубежом нами не было найдено работ, описывающих результаты лечения (любого вида лечения) пульмонологических больных в зависимости от сезона «цветения» кипариса.

В завершение нами изучено влияние аллергологической отягощенности в анамнезе больных на результаты их СКЛ на ЮБК. Под аллергологической отягощенностью мы подразумевали наличие в анамнезе сведений о реакциях больного на аллергены любого происхождения.

Аллергологический анамнез определялся при клиническом опросе больных.

Была проведена формализация собранных данных в виде кодирования от 0 (отсутствие аллергических реакций) до 3 (наличие реакции на три и больше видов аллергенов).

По результатам корреляционного анализа нами не установлено зависимости результатов СКЛ (интегральное заключение о непосредственном результате лечения и динамика показателей исследования в виде их сдвигов) от аллергологической отягощенности пульмонологических больных, которые лечились в период «цветения»

кипариса вечнозеленого.

С другой стороны, выявлены слабые прямые связи с аллергологической отягощенности с достигнутым к концу лечения клиническим состоянием больных (одышкой, приступами удушья, использованием скоропомощных бронходилататоров, физической активностью днем, сном) и слабые обратные связи с показателями ФВД, что может указывать на достижение более худшего клинико-функционального состояния больных при наличии аллергологической отягощенности в период «цветения» кипариса.

Учитывая полученный результат, нами определена зависимость достигнутого результата СКЛ от аллергологической отягощенности в период «цветения» кипариса вечнозеленого при ХОБЛ (n=40) и ХНБ (n=24) (все больные с БА были с отягощенным аллергологическим анамнезом). Нами не получено данных, указывающих на негативное влияние отягощенного аллергологического анамнеза на результаты СКЛ больных с ХОБЛ и ХНБ.

Следовательно, в период «цветения» кипариса вечнозеленого результаты СКЛ и клинико-функциональное состояние больных ХОБЛ и ХНБ не зависят от их аллергологической отягощенности.

Таким образом, аллергическая отягощенность не влияет на общий непосредственный результат СКЛ и динамику показателей исследования у всех пульмонологических больных как в период «цветения» кипариса вечнозеленого, так и вне его. Достигнутое к концу СКЛ клиникофункциональное состояние больных ХОБЛ и ХНБ в период «цветения»

кипариса вечнозеленого не зависит от их аллергической отягощенности.

Выявленное слабое негативное влияние аллергологической отягощенности на достигнутое к концу СКЛ клинико-функциональное состояние у всех больных при отсутствии такового у больных ХНБ и ХОБЛ указывает на слабую негативную зависимость достигнутого клинико-функционального состояния больных БА от их аллергологической отягощенности.

Полученные результаты приведены нами впервые и сопоставить их не представляется возможным, поскольку не найдено литературных источников, описывающих зависимость результатов лечения больных ХОБЛ, ХНБ и БА от отягощенности аллергологического анамнеза в период «цветения»

кипариса вечнозеленого.

Заключение Настоящим исследованием показано, что пыльца кипариса вечнозеленого формирует зимне-весенний поллиноз на ЮБК у местных жителей. Описана клиническая и иммунологическая характеристика поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого, доказан его реагиновый генез.

Из пыльцы интродуцированного на ЮБК кипариса вечнозеленого создан препарат аллергена, который пригоден для его диагностики и лечения.

Гипотеза о возможности влияния пыльцы кипариса вечнозеленого на результаты СКЛ пульмонологических больных не подтверждена.

Эффективность СКЛ пульмонологических больных, поступивших на лечение на ЮБК из различных регионов Крыма, не зависит от периода «цветения»

кипариса вечнозеленого и степени концентрации пыльцы в воздухе. Также показано, что аллергологическая отягощенность не влияет на непосредственные результаты СКЛ больных с ХНБ и ХОБЛ в любой период их лечения на ЮБК, а у больных БА установлена слабая негативная зависимость достигнутого их клинико-функционального состояния от аллергологической отягощенности в период «цветения» кипариса.

ВЫВОДЫ

В диссертации приведено научное решение клинической задачи восстановительной медицины, спортивной медицины, лечебной физкультуры, курортологии и физиотерапии, выражающееся в установлении пыльцы кипариса вечнозеленого как причинного фактора поллиноза местных жителей ЮБК и отсутствии ее влияния на непосредственные результаты СКЛ пульмонологических больных.

1. Климато-географические и флористические особенности ЮБК способствуют поддержанию длительного и высокого содержания пыльцы цветущих растений в этом регионе. Основным биополлютантом в воздухе ЮБК в январе-апреле месяцах является пыльца кипариса вечнозеленого, что создает условия для формирования поллиноза к пыльце этого растения.

2. Аэропаллинологическими исследованиями подтверждена возможность сенсибилизации местных жителей ЮБК к пыльце кипариса вечнозеленого: наблюдаемое в марте-апреле обострение течения зимневесеннего поллиноза обусловлено максимумом концентрации пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе ЮБК в этот период. Сенсибилизация к пыльце кипариса вечнозеленого подтверждена кожным тестированием аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого у больных с клиническими проявлениями зимне-весеннего поллиноза.

3. Выявлены особенности протекания поллиноза к пыльце кипариса вечнозеленого на ЮБК, которые выявляются в значительной длительности (15,0±0,9 лет) периода сенсибилизации к пыльце до появления первых клинических проявлений, низком уровне наследственной предрасположенности (23,7%) к аллергическим заболеваниям, преобладании моновалентной сенсибилизации и наличии риноконъюнктивальных проявлений. Поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого чаще поражаются лица трудоспособного возраста.

4. У больных поллинозом с сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого определяются изменения клеточного (рост содержания Тлимфоцитов, снижение содержания Т-супрессоров, снижение количества нейтрофилов и повышение их функциональной активности), гуморального иммунитета (повышение уровней IgM и IgE) и неспецифических факторов защиты (снижение лизоцима). Повышение уровня IgE свидетельствует о реагиновом генезе данного поллиноза.

5. Имеются различия состояний иммунитета больных с поллинозом к пыльце кипариса вечнозеленого в период до и во время его паллинации, которые выявляются ростом количества Т-лимфоцитов, снижением количества Т-супрессоров, ростом уровня IgE, снижением количества нейтрофилов и повышением их функциональной активности в крови в период паллинации в сравнении с периодом до паллинации. Характерные для периода до паллинации кипариса вечнозеленого внутрисистемные связи иммунологических показателей (IgА – Тс, Ig A – Е-РОК нейтрофилов, Ig G – Ig E) исчезают и в период паллинации появляются новые связи (IgA – IgM;

количеством лейкоцитов – В-лимфоцитами), свидетельствующие о дисбалансе в работе иммунной системы.

6. Эффективность СКЛ пульмонологических больных в виде ее интегральной оценки, динамики показателей исследования и достигнутого клинического состояния больных не зависит от периода «цветения» кипариса вечнозеленого. Также не определено зависимости результатов СКЛ пульмонологических больных от степени концентрации пыльцы кипариса вечнозеленого в воздухе в период его «цветения» (от уровня пыльцевой нагрузки).

7. В период «цветения» кипариса вечнозеленого, в т.ч. при максимальном уровне пыльцевой нагрузки, к концу СКЛ формируется «напряженное» состояние адаптационных реакций у больных по данным лейкоцитарного звена крови, что может указывать на перестройку иммунитета с активацией его лимфоцитарной составляющей.

8. Аллергологическая отягощенность не влияет на непосредственные результаты СКЛ и динамику показателей исследования у всех пульмонологических больных как в период «цветения» кипариса вечнозеленого, так и вне его. Достигнутое к концу СКЛ клиникофункциональное состояние больных ХОБЛ и ХНБ в период «цветения»

кипариса вечнозеленого не зависит от аллергологической отягощенности.

Рекомендации по научно-теоретическому и практическому использованию полученных результатов

1. Жителям Республики Крым, страдающим пульмонологическими болезнями (бронхиальная астма, хроническая обструктивная болезнь легких, хронический необструктивный бронхит), не противопоказано СКЛ на ЮБК в период пыления кипариса вечнозеленого (с середины января по апрель включительно).

2. При выявлении клинических проявлений зимне-весеннего поллиноза на ЮБК необходимо проводить аллергологическое обследование с аллергеном из пыльцы кипариса вечнозеленого.

3. Пациентам с выявленной сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого рекомендована рациональная элиминационная терапия (выезд за пределы произрастания кипариса)

4. Пациентам с выявленной сенсибилизацией к пыльце кипариса вечнозеленого при планировании поездок не рекомендуется посещение курортов Средиземноморья, Северной Америки, Японии, Австралии и других регионов, где произрастают растения семейства кипарисовых в период их цветения.

5. В региональном наборе аллергенов на ЮБК необходим препарат аллергена из пыльцы кипариса вечнозеленого для диагностики и лечения.

6. Установленные сроки «цветения» и наличие календаря пыления в воздухе ЮБК кипариса вечнозеленого позволяет врачам-аллергологам прогнозировать сроки начала и окончания клинических проявлений поллиноза и своевременно назначать неспецифическую и специфическую гипосенсибилизирующую терапию.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Адо А.Д. Частная аллергология / А.Д. Адо. - М.: Медицина, 1976. - 512 с.

1.

Адо В.А. Поллинозы / В.А. Адо, Н.Т. Астафьева. - М.: Знание, 1991. с.

Акимов Ю.А. Методические рекомендации по применению местных и 3.

интродуцированных растений в санаторных парках Южного берега Крыма / Ю.А. Акимов, И.Ф. Остапчук, Г.С. Захаренко. - Ялта: ГНБС, 1987. - 32 с.

Алешина Р.М. Клинико-аллергологическая характеристика поллиноза в 4.

условиях Ворошиловградской области и вопросы медицинской реабилитации: автореф. дис. на соискание степени канд. мед. наук / Р.М.

Алешина. – К., 1985. - 24 с.

Алешина Р.М. Поллиноз в Луганской области (экологические 5.

аспекты, клинико-аллергологическое исследование) / Р.М. Алешина // Украинский пульмонологічний журнал. – 1995. - № 2. – С. 52-55.

Алешина Р.М. Пыльцевая аллергия: клинико-аллергологическая 6.

диагностика и специфическая иммунотерапия / Р.М. Алешина // «Клiнiчна iмунологiя. Алергологiя. Iнфектологiя». – 2006. – № 2 (03).– С.

34-37.

Аллергология. Словарь-справочник / Н.М. Бережная, Л.П. Бобкова, И.А.

7.

Петровская, С.И. Ялкут. – Киев: Наукова думка, 1986. - 448 с.

Балаболкин И.И. Поллинозы у детей / И.И. Балаболкин. - М.: КронПресс, 1996. - С. 17.

Беклемишев Н.Д. Поллинозы / Н.Д. Беклемишев, Р.К. Ермекова, В.С.

9.

Мошкевич. - М.: Медицина, 1985. - 239 с.

10. Бербенцева Э. П. Пособие по пульмонологии. Иммунология, клиника, диагностика и лечение воспалительных вирусных бактериальных заболеваний верхних дыхательных путей, бронхов, легких / Э. П.

Бербенцева. – М.: Успехи физических наук, 1998. – 624 с.

11. Бессонова В.П. Цитофизиологические аспекты воздействия тяжелых металлов на рост и развитие растений / В.П. Бессонова. – Запорожье:

Павел, 1999. – 208 с.

12. Богова А.В. Организация аллергологической помощи сельскому населению и основные направления ее развития / А.В. Богова // Иммунология.- 1983.- № 6.- С. 83-85.

13. Бокша В.Г. Медицинская климатология и климатотерапия / В.Г. Бокша, Б.В. Богуцкий. – К.: «Здоровье», 1980. – 264 с.

14. Бокша В.Г. Санаторно-климатическое лечение больных с заболеваниями органов дыхания / В.Г. Бокша, Б.В. Богуцкий. – Киев: Здоров‘я, 1982. – 144 с.

15. Бокша В.Г. Справочник по климатотерапии / В.Г. Бокша. – К.: Здоровье, 1989. – 208 с.

16. Важов В.И. Целебный климат / В.И. Важов. - Симферополь: Таврия, 1983. - 96 с.

17. Використання кліматичних факторів в комплексі санаторно-курортного лікування / за ред. Л.І. Фесенко. – К.: Купріянова, 2005. – 256 с.

18. Воробець Н.М. Монiторинг пилку алергенних рослин у Львовi – актуальнее завдання сьогодення / Н.М. Воробець, Г.О. Потьомкiна, Н.О.

Калинович // Iмунологiя та алергологiя. – 2008. – Т. 3, № 1. – С. 115.

19. Ганцева Л.Х. Эпидемиология поллиноза / Л.Х. Ганцева, Ю.А.

Бурашникова // Аллергология. - 1999. - № 2. - С. 36-41.

20. Георгиевский А.С. Методология и методика научно-исследовательской работы в медицине / А.С. Георгиевский. – Л.: Медицина, 1981. – 256 с.

21. Гланс С. Медико-биологическая статистика / С. Гланс; пер. с англ. – М.:

Практика, 1998. – 259 с.

22. Горовенко Н.І. Алергія і суспільство в третьому тисячолітті:

перспективи їх вирішення / Н.I. Горовенко // Астма і алергія. - 2002. - № 2. - С. 5-7.

23. Горячкина Л.А. Поллинозы: современный взгляд на проблему / Л.А.

Горячкина, О.С. Дробик, А.Ю. Насунова // Вестник семейной медицины.

– 2012. – № 1. – С. 10-16.

24. Гущин И.С. О физиологическом смысле аллергической реакции / И.С.

Гущин // Иммунология. - 2001. - № 3. - С. 16-18.

25. Гущин И.С. Эпидермальный барьер и аллергия / И.С. Гущин // Российский аллергологический журнал. - 2007. - № 2. - С. 3-16.

26. Дикорастущие полезные растения Крыма (Краткий справочник) / под общ. ред. Н.И. Рубцова: труды ГНБС. – Т. 49. - Ялта, 1971. – 280 с.

27. Дранник Г.Н. Клиническая иммунология и аллергология / Г.Н. Дранник.

- К.: Полиграф плюс. - 2010. - 552 с.

28. Дука Е.Д. Иммунопатологические аспекты синдрома экологической дезадаптации / Е.Д. Дука // Iмунологiя та алергологiя. - 1998. - № 1-2. - С.

82-84.

29. Европейський вибiр у лiкуваннi алергiчних захворювань органiв дихання / Б.М. Пухлик, В.С. Зайков, I.В. Гогунська [та iн.] // Астма та алергiя. С. 37-45.

30. Елькина Н.А. Состав и динамика пыльцевого спектра воздушной среды г. Петрозаводска: автореф. дисс. на соискание степени канд. мед. наук:

спец. 03.00.16 «Экология» / Н.А. Елькина. – Петрозаводск, 2008. – 212 с.

31. Заболотный Д.И. Аллергия к грибам актуальная проблема современности / Д.И. Заболотный, Б.М. Пухлик, С.М. Пухлик // http://www. Immunolog.com.ua/article 19@html.

32. Заболотный Д.И. Эпидемиология, диагностика и лечение аллергического ринита / Д.И. Заболотный // Медична газета «Здоров‘я України ХХІ сторіччя». – 2009. – № 9/1. – С. 9.

33. Зайков С.В. Современные представления о лечении поллиноза / С.В.

Зайков // Клiнiчна iмунологiя. Алергологiя. Iнфектологiя. – 2008. – № 3 (14). – С. 49-54.

34. Захаренко Г.С. Биологические основы интродукции и культуры видов рода кипарис / Г.С. Захаренко. - Киев: Аграрна наука, 2006. – 255 с.

35. Згуровская Л.Н. Рассказы о деревьях Крыма. Краеведческие очерки / Л.Н. Згуровская. – Симферополь: Таврия. – 1981. – 192 с.

36. Злобин Ю.А. Популяционная экология растений: современное состояние, точка роста / Ю.А. Злобин. – Сумы: Университетская книга, 2009. – 263 с.

37. Знаменская Л.К. Спектр причинно-значимых аллергенов, вызывающих поллиноз у жителей Симферополя / Л.К. Знаменская // Таврический медико-биологический вестник. – 2013. – Т. 16, № 4 (64). – С. 60-64.

38. Інструментальні методи дослідження функції зовнішнього дихання при захворюваннях бронхо-легеневої системи: метод. рекомендації / Ю. М.

Мостовий, Т. В. Константинович-Чічірельо, О. М. Колошко, Л. В.

Распутіна / Вінниц. держ. мед. ун-т ім. М. І. Пирогова. – Вінниця, 2000. – 36 с.

39. Использование иммуноферментного анализа для диагностики аллергии к пыльце злаковых трав и деревьев / Г.Г. Головин, Н.Д. Боброва, В.П.

Тельбух, Л.Н. Стаценко // Актуальные вопросы аллергологии и иммунологии в аридной зоне: тезисы докладов конференции аллергологов и иммунологов. – Ашхабад: Ылым, 1991. – 152 с.

40. Качество жизни у больных бронхиальной астмой и хроническим обструктивным заболеванием легких / под ред. А.Г. Чучалина. – М.:

Атмосфера. - 2004. – 256 с.

41. Клемент Р.Ф. Исследование системы внешнего дыхания и ее функций / Болезни органов дыхания: руководство для врачей: В 4 т.; под. общ.

редакцией Н.Р. Палеева. Т. 1. Общая пульмонология / Н.И.

Александрова, А.Г. Бобков, Н.А. Богданов [и др.] // под ред. Н.В. Путова.

- М.: Медицина, 1989. – С. 302-329.

42. Клименко В.А. Характеристика пилкової сенсибілізації у дітей Харківського регіону / В.А. Клименко, А.В. Серветник, Л.М. Адарюкова // Астма та алергія. – 2012. – № 2. – С. 14-16.

43. Клиническая аллергология / под ред. Р.М. Хаитова. М.:

МЕДпрессинформ, 2002. - 624 с.

44. Клиническая аллергология и иммунология. Руководство для практикующих врачей / под общ. ред. Л.А. Горячкиной и К.П. Кашкина.

- М.: Миклош. - 2000. - 432 с.

45. Кобзарь В.Н. Структурная изменчивость пыльцы под действием антропогенных загрязнителей / В.Н. Кобзарь, Н.Р. Мейер, Э.П.

Харитонова // Международный симпозиум по аэрозолям 21-25 марта 1994 г. – 1994. - Т. 2.- С. 66-70.

46. Ксендзова Л.Д. Симптомы, диагностика и лечение поллинозов у детей Принципы и методы аэропалинологических исследований / Л.Д.

Ксендзова / под. ред. Н.Р. Мейер-Меликян, Е.Э. Северовой. - М.:

Медицина, 1999. - С.46 - 47.

47. Курортология и физиотерапия (руководство) / под ред. В.М.

Боголюбова. - Т.1. – М.: Медицина, 1985. – 560 с.

48. Лакин Г.Ф. Биометрия / Г.Ф. Лакин. – М.: Высшая школа, 1990. – 352 с.

49. Ласица О.И. Аллергический ринит / О.И. Ласица // Астма и аллергия. С. 58-70.

50. Лемко I.С. Спелеотерапiя: механiзми лiкувального впливу, алгоритм комплексної оцiнки пiдземних лiкувальних об‘ектiв / I.С. Лемко, О.I.

Лемко // Астма та алергiя. – 2012. - № 4. – С. 30-36.

51. Лечение аллергического ринита / Т.В. Бездетко, С.Л. Польщикова, А.В.

Шмидт [и др.] // Астма та алергiя. – 2012. - № 1. – С. 69–71.

52. Майчук Ю.Ф. Аллергические заболевания глаз / Ю.Ф. Майчук. - М.:

Медицина. - 1983. - 222 с.

53. Малявин А.Г. Респираторная медицинская реабилитация. Практическое руководство для врачей / А.Г. Малявин. – М.: Практическая медицина, 2006. – 416 с.

54. Манжос М.В. Особенности течения поллиноза и аэропалинологическая характеристика в г. Пензе / М.В. Манжос, Д.В. Рыжкин, Т.М. Желтикова // Аллергология. - 2004. - № 2. - С. 29-33.

55. Мачарадзе Д.Ш. Климат и аллергия / Д.Ш. Мачарадзе, В.Д. Беридзе, И.Р.

Джишкариани // РАЖ. – 2006. - №. – С. 21-30.

56. Монiторинг пилку амброзii у м. Запорiжжi протягом 2005-2007 рокiв / О.Б. Приходько, Т.I. Ємець, В.I. Павлiченко [та iн.] // Запорож. мед.

журн. – 2007. - № 1. – С. 88-90.

57. Нагуа Стенли М. Секреты аллергологии и иммунологии / Стэнли М.

Нагуа, М. Эрик Гершвин; пер. с англ. - М.: БИНОМ, 2004. – 319 с.

58. Наказ Міністерства охорони здоров‘я України "Про затвердження клінічних протоколів надання медичної допомоги за спеціальністю „Пульмонологія № 128 від 19.03.2007 р.

59. Наказ Міністерства охорони здоров‘я України "Про затвердження клінічних протоколів санаторно-курортного лiкування хронiчних обструктивних заболювань легенiв та бронхiальної астми № 56 від 06.02.2008 р.

60. Недельская С.Н. Возможности и клинико-иммунологические аспекты предсезонной медикаментозной профилактики поллинозов у детей, сенсибилизированных к пыльце сорных трав / С.Н. Недельская, Т.Г.

Бессикало, Е.Д. Зайцева // Астма та алергія. - 2006. - № 1-2. - С. 51-54.

61. Ненашева Н.М. Бронхиальная астма и сопутствующие заболевания: в фокусе аллергический ринит/ Н.М. Ненашева // Практическая пульмонология. – 2014. - № 1. - С. 2-8.

62. Определитель высших растений Крыма / А.Г. Вовк, М.Г. Калиниченко, С.К. Кожевникова [и др.] / под общ. ред. Н.И. Рубцова. – Л.: Наука. – 1972. – 550 с.

63. Основи курортологii / за ред. М.В. Лободи, Е.О. Колесника. – К.:

Купрiянова, 2003. - 512 с.

64. Особенности, распространенность и терапия поллинозов на Украине / Н.Н. Коваленко, Л.С. Когосова, И.С. Мясный, Н.И. Гуменюк //

Актуальные вопросы аллергологии и иммунологии в аридной зоне:

тезисы докладов аллергологов и иммунологов. – Ашхабад: Ылым, 1991.

– С. 24-25.

65. Остапчук И.Ф. Клинико-физиологическое обоснование применения дифференцированной аэрофитотерапии при санаторно-курортном лечении больных хроническими неспецифическими заболеваниями легких / И.Ф. Остапчук, Г.С. Захаренко, Ю.А. Акимов // Эффективность санаторно-курортного лечения и реабилитация больных хроническим бронхитом и бронхиальной атсмой / под ред. Т.К Еремина. - Л.- 1984.- С.

46-48.

66. Павлова К.С. Новые возможности терапии аллергического ринита / К.С. Павлова // Атмосфера. Пульмонология и аллергология. - 2009. С. 34-38.

67. Передкова Е.В. Поллиноз / Е.В. Передкова, Л.А. Горячкина, Н.Г.

Астафьева // Клиническая аллергология и иммунология. - М.:

Миклош, 2009. - С. 351-361.

68. Передкова Е.В. Поллиноз: проблема актуальна и сегодня / Е.В.

Передкова // Пульмонология и оториноларингология. - 2012. - № 3. - С.

18-25,74,75.

69. Победенная Г.П. Поллиноз – вспомним о знакомой проблеме / Г.П.

Победенная // Медична газета «Здоров‘я України ХХІ сторіччя». – 2011.

– 1 (13). – С. 40-41.

70. Поллинозы (сенные катары) / Н.Д. Беклемишев, Р.К. Ермекова, В.С.

Мошкевич, О.М. Жукова. - Алма-ата: Наука. - 1974. - 212 с.

71. Польнер С.А. Новое о сенной лихорадке / С.А. Польнер // Энергия. С. 68-73.

72. Поляченко Ю. В. Удосконалення алергологічної служби – невідкладна вимога сучасності / Ю.В. Поляченко, Р.О. Моісеєнко, Б.М. Пухлик // Астма та алергія. - 2006.- № 1-2. - С.83.

73. Порiвняльна характеристика пилкового опаду алергенних рослин у Великопольському регiоні (Польща) i Львовi (Україна) / Н. Калинович, А. Стах, М. Чернецький [та iн.] // Бiологiчнi студiї (Studia Biologica). – 2007. – Т. 1, № 1. – С. 73-86.

74. Применение аллергенов неинфекционного происхождения для специфической диагностики и десенсибилизации аллергических заболеваний: методическое письмо 1969 г. / Л.А. Горячкина [с соавт.] // Методы диагностики неинфекционной и инфекционной аллергии (учебное пособие): дополнение к методическому письму. – М.:

Медицина, 1978. – 2 с.

75. Принципы и методы аэропалинологических исследований.

Методическое пособие / Под. ред. Н.Р. Мейер-Меликян, Е.Э. Северовой.

- М., 1999. -148 с.

76. Приходько А.Б. До питання полінозу в Україні/ А.Б. Приходько, Т.І.

Ємець, // Довкілля та здоров‘я. - 2007. - № 1. - С. 67-68.

77. Пряхин В.Д., Николаенко В.Г. Природные леса / В.Д. Пряхин, В.Г.

Николаенко. - М.: Лесная промышленность. - 1981. - 247 с.

78. Пухлик Б.М. Аллергический конъюнктивит / Б.М. Пухлик // Клінічна імунологія. Алергологія. Інфектологія. – 2008. – № 3/1 (спецвыпуск). – С.

24-30.

79. Пухлик Б.М. Аллергия – проблема не только аллергологов / Б.М. Пухлик // Запорожский медицинский журнал. – 2011. – том 13, № 2. – С. 108-110.

80. Пухлик Б.М. Метод, проверенный столетием / Б.М. Пухлик // Новости медицины и фармации. - 2011. - № 380. - С. 40-42.

81. Пухлик Б.М. Поллинозы: что должен знать каждый / Б.М. Пухлик // Медична газета «Здоров‘я України ХХІ сторіччя». – 2006. —№ 8 (141). – С. 54-55.

82. Пухлик Б.М. Принципи лiкування алергiйних захворювань / Б.М. Пухлик // Ваше здоров‘я. - 2005. - № 21. – С. 10-11.

83. Пухлик Б.М. Розвиток аеропалiнологiчних дослiджень в Украiнi – актуальний напрямок вiтчизняноi бiологii та медицини. Матерiали наукових праць I з‘iзду алергологiв Украiни / Б.М. Пухлик, Д.I.

Заболотний, В.В. Родiнкова. – Київ: Велес, 2002. – 143 с.

84. Пухлик Б.М. Розповсюдженість алергічних захворювань (аналіз літературних та власних даних) / Б.М. Пухлик, О.Б. Бондарчук, І.В.

Корицка // Укр. Пульмон. алерг. журнал. - 1995. - № 1(2). - С. 11-15.

85. Пухлик Б.М. Элементарная аллергология / Б.М. Пухлик. – Винниця:

Велес, 2002. – 148 с.

86. Пухлик С.М. Аллергический ринит/ С.М. Пухлик, С.Б. Безшапочный // Клінічна імунологія. Алергологія. Інфектологія. – 2008. – № 3/1 (спецвыпуск). – С. 31-36.

87. Пухлик С.М. Поллинозы в Одесской области / С.М. Пухлик // Медична газета «Здоров‘я України ХХІ сторіччя». – 2012. – № 4 (20). – С. 45,47.

88. Пыльцевая аллергия в Саратовской области / Н.Г. Астафьева, Е.Н.

Удовиченко, И.В. Гамова [и др.] // Российский аллергологический журнал. - 2010. - № 1. - С. 17-25.

89. Пыцкий В.И. Аллергические заболевания / В.И. Пыцкий, Н.В.

Адрианова, А.В. Артомасова. - М.: Медицина, 1991. - 368 с.

90. Распространенность аллергических заболеваний у детей по данным литературы и ISAAC / Д.Ш. Мачарадзе, М.А. Чанидзе, И.Р.

Джишкарианы [и др.] // Астма. - 2005. - Т. 6, № 1-2. - С. 11-17.

91. Рациональная диагностика и фармакотерапия заболеваний органов дыхания: справочник врача / под ред. Ю.И. Фещенко, Л.А. Яншиной.

– К.: Здоровя України, 2013. – 572 с.

92. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA / О.Ю. Реброва. – М.: Медиа Сфера, 2002. – 312 с.

93. Рекомендовані стандарти санаторно-курортного лікування / за ред. М.В.

Лободи. – К., 2003. – 398 с.

94. Родiнкова В.В. Аеропалiнологiчний монiторинг у мiстi Вiнниці:

актуальнiсть, мета, результати / В.В. Родiнкова // Астма та алергiя. – 2002. - № 2. – С. 61-64.

95. Родiнкова В.В. Особливостi палiнацiї таксонiв, продукування пилку у м.

Вiнниця впродовж 1999-2000 рокiв / В.В. Родiнкова // Буковинський медичний вiсник. – 2002. – Т. 6. - № 3-4. – С. 186-188.

96. Романова А.А. Современные подходы к лечению обострения сезонной бронхиальной астмы / А.А. Романова, Л.В. Олейник, В.Е. Макаренко // Астма та алергiя. – 2012. - № 1. – С. 59-60.

97. Руководство по клинической лабораторной диагностике / В.В.

Меньшиков, Л.Н. Делекторская, Е.Н. Гаранина [и др.]; под ред. В.В.

Меньшикова. – М.: Медицина, 1982. – 576 с.

98. Савицький В.Д. Небезпечнi iммiгранти. Вплив бiополютантiв зони вiдчуження ЧАЕС на екологiчну ситуацiю за iї межами / В.Д. Савицький // Вiсн. НАН Украiни. – 2005. - № 10. – С. 9-15.

99. Савицкий В.Д. Экология и распространение пыльцы аллергенных растений в Украине / В.Д. Савицкий, Е.В. Савицкая // Астма та алергiя. – 2002. - № 2. – С. 17-20.

100. Савченко В.М. Формализованная система базовых клинических показателей для оценки состояния больных с хроническими необструктивными и обструктивными болезнями легких / В.М. Савченко // Укр. пульмонологический журнал. – 2001. – № 2. – С. 46-50

101. Садовничая Л.Т. Краевые особенности поллинозов у детей Ставропольского края / Л.Т. Садовничая, Е.А. Наточанная, Т.Н.

Фещенко // Актуальные вопросы аллерголгии и иммунологии в аридной зоне: тезисы докладов конференции аллергологов и иммунологов. – Ашхабад: Ылым, 1991. – С. 44.

102. Салимов Э.И. Наследственность и сравнительная эффективность различных методов специфической гипосенсибилизации при поллинозах у детей / Э.И. Салимов, А.М. Львович // Педиатрия. - 1989. - № 6. - С.

111.

103. Свiдрак К. Кiлькiсна динамiка пилку Artemisia i Ambrosia в повiтрi м.

Львова та поза його межами / К. Свiдрак, Н. Калинович, Н. Воробець // Бiологiчнi студiї (Studia Biologica). – 2010. – Т. 4, № 1. – С. 117-128.

104. Сезонна алергiя в м. Запорiжжя: взаємозв‘язки клiнiко-iмунологiчних змiн i аеробiологiчної ситуацii / С.М. Недельська, Д.О. Ярцева, О.Д.

Кузнєцова [та iн.] // Клiнiчна iмунологiя. Алергологiя. Iнфектологiя. – 2010. - № 7. – С. 32-36.

105. Селиванова К.Ф. Особенности течения поллинозов у жителей Крыма / К.Ф. Селиванова, А.М. Алексейчук, Л.П. Пономаренко // Иммунология и аллергология. – К., 1981. - № 15. – С. 36-38.

106. Совместный взгляд клиницистов и аэробиологов на поллиноз / С.Н.

Недельская, Е.Д. Кузнецова, Т.Г. Бессикало, А.Б. Приходько // Запорожский медицинский журнал. – 2007. – № 4.– С. 66-68.

107. Солдатов А.А. Патофизиологические аспекты пыльцевой аллергии юга России: автореф. дисс. на соискание степени доктора мед. наук: спец.

14.00.16, 14.00.36 «Клиническая аллергология» / А.А. Солдатов. – Москва, 2005. – 284 с.

108. Солдатченко С.С. Бронхиальная астма / С.С. Солдатченко // Крымский медицинский формуляр. – 2005. – № 9. – С. 5-92.

109. Солдатченко С.С. Курортно-климатическое лечение воспалительных заболеваний легких / С.С. Солдатченко, А.М. Ярош // Укр.

пульмонологический журнал. – 2003. – № 2. – С.35-37.

110. Сравнительная медико-климатологическая характеристика основных курортных местностей Черноморско-средиземноморского региона.

Приложение к сборнику «Вопросы развития Крыма» / А.М. Ярош, Ю.П.

Коршунов, А.Ф. Бессмертный [и др.]. - Симферополь: Таврия, 1998. - 88 с.

111. Сравнительная оценка аллергенной и антигенной характеристики аллергенов пыльцы Festula sp., собранной в НРБ, ГДР, ПНР и СССР / Б.Н. Петрунов, Д.Н. Балтаншиева, Е.Д. Станоева [и др.] // Иммунология. – 1986. - С. 56-61.

112. Сучаснi пiдходи до дiагностики та лiкування алергiчних захворювань дихальних шляхiв / Д.I. Заболотний, I.В. Гогунська, Л.В. Забродська [та iн.] // Астма та алергiя. – 2006. - № 1-2. – С. 30-35.

113. Ткаченко М.Е. Общее лесоводство / М.Е. Ткаченко // М.-Л.:

Гослесбумиздат. - 1952. - 599 с.

114. Токарева Е.Р. Эффективность неинвазивной магнитолазерной терапии в комбинации с гипоксически-гиперкапническим стимулом при бронхиальной атсме на курортном этапе медицинской реабилитации:

дисс. … канд. мед. наук: 14.01.33 «Медицинская реабилитация, физиотерапия и курортология» / Токарева Елена Романовна. – Ялта, 2011. – 203 с.

115. Толстанов А.К. Особенности заболеваемости и клиническая характеристика больных поллинозом в г. Одессе / А.К. Толстанов, О.В.

Гармидер, А.И. Гоженко // Актуальные проблемы транспортной медицины. - 2013. - № 4 (34). - С. 1.

116. Тришин С.В. Клинико-биохимические аспекты поллиноза в Крыму и его лечение: автореф. дис.. на соискание научной степени канд. мед. наук:

спец. 14.00.05 «Внутренние болезни» / С.В. Тришин. – Симферополь, 1992. – 18 с.

117. Фрадкин В.А. Диагностические и лечебные аллергены / В.А. Фрадкин. М.: Медицина, 1990. - 256 с.

118. Хаитов Р.М. Эпидемиология аллергических заболеваний в России / Р.М.

Хаитов, Ф.В. Босова, Н.И. Ильина // Иммунология. - 1998. - № 3. - С. 4-9.

119. Хаитов Р.М. Экологическая иммунология / Р.М. Хаитов, Б.И. Пинегин, Х.И. Истамов. - М.: Эксмо, 1995. - 157 с.

120. Царев С.В. Внесезонное проявление сенсибилизации к пыльце растений / С.В. Царев // Вестник оториноларингологии. - 2011. - № 6. - С. 107-108.

121. Чернушенко Е.Ф. Иммунологические исследования в клинике / Е.Ф.

Чернушенко, Л.С. Когосова. – Киев: Здоров‘я, 1978. – 158 с.

122. Пульмонология. Национальное руководство. Краткое издание / под. ред.

акад. РАМН А.Г. Чучалина. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013. – 800 с.

123. Шумна Т.Е. Оцiнка сенсибiлiзацiї дитячого органiзму до алергенiв у мешканцiв промислового регiону / Т.Е. Шумна // Астма та алергiя, С. 34-42.

124. Экологический иммунодефицит: иммуногенетические аспекты его развития и коррекции / Л.А. Певницкий, Г.К. Баймуканова, В.Н. Писарев [и др.] // Вестник Рос. АМН. - 1994. - № 4. - С. 20-28.

125. Юсупалиева М.М. Респираторное пособие на этапе санаторнокурортного лечения хронического обструктивного заболевания легких:

дисс. … докт. Мед. наук: 14.01.27 «Пульмонология» / Юсупалиева Муяссар Мансуровна. – Ялта, 2008. – 46 с.

126. Ярош А.М. Приморские курорты Крыма. Сезонные возможности климатореабилитации больных людей на приморских курортах Крыма / А.М. Ярош // Вестник физиотерапии и курортологии. – 2009. - № 2. - С.

14-15.

127. A single radial-diffusion method for the immunological quantitation of protein / G. Mancini, A.O. Carbonara, J.F. Heremans [et al.] // Proc. of the biological fluids; еd. N. Peeter. – Amsterdam; N.Y.; Z.: Elsevier, 1964. – P. 370-379.

128. A threeyear aeropollinological study in Estepona (soutern Spain) / M. Recio, M.M. Trigo, F.G. Toro [еt al.] // Ann. Agric. Environ. Med. – 2006. - № 13. – P. 201-207.

129. Airborn pollen grains in Bursa, Turkey, 1999-2000 / A. Bicakci, S. Tatlidil, N.

Sapan [et al.] // Ann. Agric. Environ. Med. – 2001. - № 10. – Р. 31-36.

130. Airborne pollen grains of Burdur, Turkey/ А. Bicakci, А. Akkaya, H. Malyer [et al.] // Acta Botanica Sinica. – 2000. – Vol. 42, № 8. - Р. 864–867.

131. Airborn pollen in a Central Italy (1982-1988) / В. Romane, G. Mincigrucci, G. Frenguelli, E. Bricchi // Exper ientia. - 1986. - № 44. – P. 625-629.

132. Airborne pollen sampling in Toledo, Central Spain / H. Garcia-Mozo, R.

Perez-Badia, F.F ernandez-Gonzalez, C.Galan // Aerobiologia. - № 22. – P.

55-66.

133. Airborne pollens and prevalence of pollenosis in western Liguria: a 10–year study/ R. Ariano, G. Passalacqua G., R. Panzani [et al.] // J. Investig. Allergol.

Clin. Immunol. – 1999. – Vol. 9, № 4. – Р. 229–234.

134. Allergenic Cupressaceae (cypress family) pollen concentrations in Turkey/ А.

Bicakci, S. Tatlidil, H. Malyer [et al.] // Asthma Allergy Immunol. – 2010. – № 8. – Р. 1-12.

135. Allergenic pollen and pollen allergy in Europe / G. D‘Amato, L. Cecchi, S.

Bonini, C. [et al.] // Allergy. – 2007. – Vol. 62, № 9. – Р. 976–990.

136. Allergenic pollen pollinosis in Madrid/ J. Subiza, M. Jerez, J. A. Jimenez [et al.] // Allergy. Clin.Immunol. – 1995. - Jul., Vol. 96, № 1. – Р. 15–23.

137. Allergenic pollen records (15 years) and sensitization in patients with respiratory allergy in Thessaloniki, Greece / D. Gioulekas, D. Paparosta, A.

Damialis [et al.] // Allergy. - 2004. - № 59. – P. 174-184.

138. Allergenic relevance of Cupressus Arizonica pollen extract and biological characterization of the allergoid / G. Mistrello, D. Roncarolo, D. Zanoni [et al.] // Int. Arch. Allergy Immunol. – 2002. - № 129 (4). – P. 296-304.

139. Allergens in Japanese patients with allergic conjunctivitis in autumn / T.

Mimura, S. Yamagami, S. Amano [et al.] // Eye. - 2005. - Vol. 19, № 9. – P.

995-999.

140. Allergens of Arizona cypress (Cupressus arizonica) pollen: characterization of the pollen extract and identification of the allergenic components / G. Di Felice, M.F. Caiaffa, G. Bariletto [et al.] // J. Allergi clin. Immunol. – 1994.Pt 1). – P. 547-555.

141. Allergic pollens in southern Mediterranean area / Gennaro D'Amato, M.

Dand, Gaetano Lobefaro [et al.] // Allergy and Clinical Immunology. - 1989. Vol.83, № 1. - P. 116-122.

142. Allergic Rhinitis and its Impact on Astma (ARIA) 2008 update (in collaboration with the World Health Organization, GA (2) LEN and AllerGen) / J. Bousquet, N. Khaltaev, A.A. Cruz [et al.] // Allergy. - 2008.

- Vol. 63, Suppl. 86. - P. 8-160.

143. Allergy and pollen // European pollen data. - 2000. - 12 p.

144. Allergy and pollen // European Pollen Information. - 1999. - 10 p.

145. Allergy on cypress pollen / J.C. Dubus, J.P. Melluso, A.C. Bodiou, N.

Stremler-Lebel // Allergy. - 2000. - № 55 (4). - P. 410-411.

146. An epidemiological survey on the allergological importance of some emerging pollens in Italy / R. Corsico, P. Falagiani, R. Ariano [et al.] // J.

Investig. Allergol. Clin. Immunol. – 2000. – Vol. 10, № 3. – P. 155-161.

147. Analysis by electrophoretic transfer blotting of Japanese cedar pollen allergens which react with IgG and IgE antibodies in the serum of patients / Y.

Ifo, Y. Yoshinako, M. Ohi, Y. Sakakura // Int. Arch. Allergy and Appl.

Immunol. - 1986. – Vol. 81, № 2. - P. 174-179.

148. Analysis of airborne pollen fall in Usak, Turkey/ A. Bicakci, R. Dundar Koc, S. Tatlidil, O.N. Uri Benlioglu // Pak. J. Bot. – 2004. – Vol. 36, № 4. – Р.

711–717.

149. Annual variation of airborne pollen in the city of Vinkovci, northeastern Croatia / E. Stefanic, S. Rasic, S. Merdic, K. Colakovic // Ann. Agric.

Enveron. Med. – 2007. - № 14ю – P. 97-101.

150. Antigen induced histamine release from the leukocytes of patients with cedar pollinosis and its inhibition by histamine -an in - season and out of season comparison / B. Kohfaro, G. Harunori, S. Katsuhiro [et al.] // Dokkyo J. Med.

Sci. - 1986. -Vol. 13. - № 2. - P. 161-167.

151. Ariano R. Allergia respiratoria al polline di Cupressaceae / R. Ariano // Folia allergol. Immunol. Clin. - 1988. - № 35. - P. 275-284.

152. Ash (Fraxinus excelsior) – pollen allergy in central Europe: specific role of pollen panallergens and the major allergen of ash pollen, Fra e 1 / W.

Hemmer, M. Focke, F. Wantke [et al.] // Allergy. – 2000. – Oct., Vol. 55, № 10. – Р. 923–930.

153. Australian pine (Cusuarina equisetifolia) pollen as n aeroallergen/ G.

Bucholtz, A. Hensel, R. Lockey [et al.] // Ann. Allergy. - 1987. - Vol. 59. - № 1. - P. 52-56.

154. Bicakci A. Analysis of airborne pollen fall in Balikesir, Turkey, 1996-1997 / A. Bicakci, H. Akyalcin // Ann. Agric. Environ Med. – 2000. - № 7ю – Р. 5Bicakci A. Analysis of airborne pollen fall in Sakarya, Turkey/ А. Bicakci // Biologia. - 2006. – Vol. 61, № 4. – Р. 457–461.

156. Bilisik A. Airborne Pollen Grains in Savastepe (Balikesir)/ А. Bilisik, H.

Akyalcin, A. Bicakci // Ekoloji. – 2008. – Vol. 17, № 67. – Р. 8–14.

157. Calleja M. Cypress: a new plague for the Rhone-Alpes region? / M. Calleja, I.

Farrera // Allerg. Immunol. (Paris). – 2003. – Vol. 35, № 3. - P. 92-96.

158. Cauwenberge van P.B. Epidemiology of allergic rhinitis / P.B. Cauwenberge van, G. Ciprandi, J.S.J. Vermeiren. - The UCB Institute of Allergy. - 2001. p.

159. Celenk S. Aerobiological investigation in Bitlis, Turkey / S. Celenk, A.

Bicakci // Annals of Agricultural and Environmental Medicine. – 2005. – № 12. – Р. 87– 93.

160. Charpin D. Cypress pollinosis: atopy or allergy? / D. Charpin, S. BoutinForzano, M. Gouitaa // Allergy. - 2003. - № 58 (Suppl. 74). - P. 383-384.

161. Clinical and immunologic characteristics of patients allergic to cypress pollen / J. Bousquet, J. Knani, A. Nejjaoui [et al.] // Allergy. – 1993. Apr., № 48 (3). - Р. 183-188.

162. Comparison between recombinant cup a 1, the major Cupressus arizonica pollen allergen / P. Iacovacci, C. Butteroni, L. Pironi [et al.] // JACI. – 2002. P. 132.

163. Comparison between the native glycosylated and the recombinant Cup a 1 allergen: role of carbohidrates in the histamine release from basophils / P.

Iacovacci, C. Afferni, C. Butteroni [et al.] // Clin. Exp. Allergy. – 2002. - № 32 (11). – P. 1620-1927.

164. Cross-reactivity among conifer pollens / L. A. Schwietz, D.W. Goetz, B. A.

Whisman, M. J. Reid // Ann. Allergy Asthma Immunol. - 2000. - Vol. 84, № 1. – Р. 87-93.

165. Cupressaceae pollinosis: identification, purification and cloning of relevant allergens / G. Di Felice, B. Barletta, R. Tinghino, C. Pini // Int. Arch. Allergy Immunol.– 2001. – Vol. 125, № 4. – Р. 280-289.

166. Cupressaceae pollinosis in the Madrid area / T. Caballero, L. Romualdo, J.F.

Crespo [et al.] // Clin. Exp. Allergy. – 1996. – Vol. 26, № 2. – P. 197-201.

167. Cypress allergy: an underestimated pollinosis / A. Mari, G. Di Felice, C.

Afferni [et al.] // Allergy. – 1997. – Vol. 52, № 3. – P. 355-356.

168. Cypress in Italy: landscape and pollen monitoring / P. Mandrioli, P. De Nuntiis, A. Ariatti, R. Magnani // All. Immunol. – 2000. - № 31ю – P. 116Cypress pollen allergy / D. Charpin, M. Calleja, C. Pichot [et al.] // Rev. Mal.

Respir.– 2013. - Dec., № 30(10). – P. 868-78. doi: 10.1016/j.rmr.2013.09.014.

Epub 2013 Nov 8.

170. Cypress pollen: an unexpected major sensitizing agent in different regions of Italy / B. Sposato, G. Liccardi, M. Russo [et al.] // J. Investig. Allergol. Clin.

Immunol. – 2014. – № 24 (1). – P. 23-28.

171. Daniel A. The natural history of mountain cedar pollinosis / A. Daniel, M.D.

Ramirez // Allergy and clinical Immunology. - 1984. - № 1. - P. 104-109.

172. Devalia J.L. Allergen/irritant interaction - its role in sensitization and allergic disease / J.L. Devalia, С. Rusznak, R.J. Davies // Allergy. – 1998. – Vol. 53. – Р. 335–345.

173. Dhivert-Donnadieu H. Allergy to Cypress: clinical aspects / H. DhivertDonnadieu // Allerg. Immunol. (Paris). – 2000. – Vol. 32, № 3. – P. 133-135.

174. Difference between allergy on pollen patients with and without allergy plant foods / J. Cuesta-Herranz, D. Barber, C. Blanco [et al.] // Int. Arch. Allergy Immunol. – 2010. – Apr., № 153 (2). – P. 182-192.

175. Emberlin J. The effect of air pollution on allergic pollen /J. Emberlin // Eur. J.

Resir. Res. – 1998. – Vol. 53. – Р. 164–167.

176. Epidemiology of cypress pollen allergy in Montpellier / D. Caimmi, R.

Raschetti, P.Pons [et al] // J. Investig. Allergol. Clin. Immunol. – 2012. - Vol.

22 (4). – P. 280-285.

177. European Community Respiratory Health Survey. Variations in the prevalence of respiratory symptoms, self-reported asthma attacks and the use of asthma medications in the European Community Respiratory Health Survey (ECRHS) // Eur. Respir. J. – 1996. - № 9. – Р. 687-695.

178. Evaluation of allergen-specific IgE antibodies MAST for the diagnosis of nasal allergy / Ogino Satoshi, Bessho Mayoko, Nasada Tamotsu, Matsanada Toru // Rhinology. – 1993. - № 1. – P. 27-31.

179. Fabr C. Cupressaceae hay fever / C. Fabr, Р. Navarro-Rouimi / Allerg.

Immunol. (Paris). – 2001. - № 33 (2). – P. 97-9.

180. Fifteen–year aeroallergen records. Their usefulness in athens olympics / D.

Gioulekas, A. Damialis, D. Papakosta [et al.] // Allergy. – 2003. – Vol. 58. – Р. 933–938.

181. Fifteen years' record of airborne allergenic pollen and meteorological parameters in Thessaloniki, Greece / D. Gioulekas, C. Balafoutis, A.

Damialis [et al.] // Int. J. Biometeorol. – 2004. – Vol. 48. – Р. 128–136.

182. From pollinosis to digestive allergy / J. Bartra, J. Sastre, A. Del Cuvillo [et al.] // J. Investig. Allergol. Clin. Immunol. – 2009. - Vol. 19, Suppl. 1. – P. 3Garcia-Mozo H. Airborne allergenic pollen in natural areas: Hornachuelos Natural Park, Cordoba, southern Spain / H. Garcia-Mozo, E. DominguezVilches, C. Galan // Ann. Agric. Environ. Med. – 2007. – № 14. - 63-69.

184. Geller-Bernstein C. Environment and sensitization to Cypress in Israel / C.

Geller-Bernstein, Y. Waisel, C. Lahoz // Allerg. Immunol. (Paris). – 2000. – Vol. 32, № 3. – P. 92-93.

185. Ghanati F. The effect of air pollution on the allergenicity of Pinus eldarica pollen / F. Ghanati, A. Majd // Grana. – 1995. – Vol. 34. – Р. 208-221.

186. Giner M.M. Unexpected pollinosis or insufficient pollen records? Importance of regional monitoring / M.M. Giner // International. Journal of Environmental Health Research. – 2002. – Vol. 12, I. 2. – Р. 187–192.

187. Gonzalez E. M. Allergenic cross-reactivity of olive pollen / E. M. Gonzalez, M. Villalba, R. Rodriguez // Allergy. – 2000. – Vol. 55, № 7. – Р. 87-107.

188. Gonzalo-Garijo M. A. Differences in the spatial distribution of airborne pollen concentrations at different urban locations within a city / M.A. GonzaloGarijo, R. Tormo-Molina, A.F. Mu. // J. Invest. Allergol. Clin. Immunol. – 2006. - № 16(1). – P. 37-43.

189. Guvensen A. Airborn pollen calendar of Buca-Izmir, Turkey / A. Guvensen, M. Ozturk // Aerobiologia. – 2002. - № 18. – P. 227-237.

190. Guvensen A. Airborn pollen calendar of Izmir - Turkey / A. Guvensen, M.

Ozturk // Ann. Agric. Environ. Med. - 2003. - № 10. – P. 37-44.

191. Hugest sensitivity to pollen of white acatia (Robinia pseudoacacia): "allergy miracles" / E. Compes, Е. Ernandes, S. Quirce [et al.] // Ann. Allergy Asthma Immunol. – 2006. - № 96 (4). - P. 586-592.

192. Hugues B. Cross-reactivity between cypress pollen and peach: a report of seven cases / B. Hugues, A. Didierlaurent, D. Charpin // Allergy. – 2006. – Vol. 61, № 10. – P. 1241-1243.

193. Ianovici Nicoleta Monitoring the Allergenic Pollen from the Airplancton in 2000 / Nicoleta Ianovici, A. Faur // Annals of West University of Timisoara. – 2005. – ser. Biology, Vol. V-VI. – P. 197-206.

194. Identification of italian cypress (Cupressus sempervirens) pollen allergen Cup s using homology and cross-reactivity / A. Togawa, R. C. Panzani, M.A.

Garza [et al.] // Ann. Allergy Asthma Immunol. – 2006. – Vol. 97, № 3. – Р.

336-342.

195. Ig E reactivity to common Cypress (C. Sempervirens) pollen extracts:

arguments for profit of new allergens / Y. Shahali, J.P. Sutra, G. Peltre [et al.] // World Allergy Organ. – 2010. - № 3 (8). – P. 229-234.

196. Inhalant allergenics: as cause respiration allergy in region of Eastern Mediterranean, Turkey / S. Gneser, M. Atici, A. Cengizler, Н. Alparslan // Allergol. Immunopathol. (Mdr.). – 1996. - № 24 (3). - P. 116-119.

197. Internetional Union of Immunological Societes Allergen Nomenclature: IUIS official list. http: / /www. allergen.org. Accessed November 2012.

198. International variation in prevalence of rhinitis and its relationship with sensitization to perennial and seasonal allergens / G. Weinmayr, F.

Forasteiere, S.K. Weiland [et al.] // Eur. Resp. J. – 2008. – V. 32. – Р. 1250 – 1261.

199. Is it ‘bad hygiene‘ to inhale pollen in early life? / C. Geller-Bernstein, C.

Lahoz, B. Cardaba [et al.] // Allergy. – 2002. – Vol. 57, Suppl. 71. – P. 37-40.

200. Italian Association of Aerobiology. An epidemiological survey of Cupressaceae pollenosis in Italy // J. Investig. Allergol. Clin. Immunol. – 2002. – Vol. 12, № 4. – P. 287-292.

201. Japanese cedar pollen in floating indoor house dust after a pollinating season / Tadao Enomoto, Shigeo Onishi, Hideyo Sogo [et al.] // Allergology International. – 2004. – Vol. 53, Issue 3, September. - P. 279–285.

202. Juniperus ashei: the gold standart of the Cuppressaceae / C. Andre, J.P.

Dumur, М. Hrabina [et al.] // Allerg. Immunol. (Paris). – 2000. - № 32 (3). – Р. 104-106.

203. Kalinovych N. Airborn pollen in Kiev / N. Kalinovych, S. Povlyshyn // Second European Symposium on Aerobiology. – Viena. - 2000. – P. 47.

204. Кimura С. Positive relation allergen specifical antibody IgE in serum, from large-scale investigation / С. Кimura // Rinsho Byori. – 2001. - № 49 (4). – P.

376-380.

205. Kobzar V.N., Aeropallinological monitoring in Bishkek, Kyrgyzstan / V.N.

Kobzar // Aerobiologia. - 1999. - № 15. – P. 149-153.

206. L,allergie au cypress / D. Charpin, B. Hugues, M. Mallea [et al.] / Rev. fr.

Allergol. – 1990. - № 30 (1). – P. 21-26.

207. Liccardi G. Oleaceae pollinosis: a review / G. Liccardi, M. D‘Amato, G.

D‘Amato // Int. Arch. Allergy Immunol. – 1996. – Vol. 111. – P. 210–217.

208. Linear monitoring of patients senxitive to Olea and Grass pollen treated with immunotherapy based on glutaraldegyd-modified extracts / F. Cuerra, C.

Mereno, G.C. Dasa [et al.] // J. Invest. Allergol. Clin. Immunology. – 1993. Vol. 3, № 4. – P. 182-190.

209. Miachara С. Olea pollinos in Japan / С. Miachara // Arerugi. – 1995. - № 44 (11). – P.1305-1310.

210. Miieta K. Wild plant species in bio-indication of radioactive-contaminated sites around Jaslovski Bohunice nuclear power plant in the Slovac Republik / К. Miieta, G. Murin // J. Environmental Radioactivity. – 2007. – Vol. 93, № 1. – Р. 26–37.

211. Miller F.F. Repository emulsion therapy for mountain cedar pollinosis: a double blind study / F.F. Miller, R.E. Smith, W.S. Lawson // Allergy. - 1986. P. 460-463.

212. Modelling Diseases: The Allergens of Olea europaea Pollen/ J. Quiralte, L.

Palacios, R. Rodriнguez [et al.] // J. Invest. Allergol. Clin. Immunol. – 2007. Suppl). – P. 76-82.

213. Molecular cloning of major allergen from Cupressus arizonica pollen: Cup a 1 / E. Aceituno, V. Del Pozo, A. Minguez [et al.] // Exp. Allergi. – 2000. - № 30 (12). – P. 1750-1758.

214. Myszkowska D. Krakowska Uniwersytecka Sacja Monitoringu Aerobiologicznego / D. Myszkowska, К. Obtulowicz, K. Szczepanek. – Krakow, 2008. –12 s.

215. Nazal resistanse and allergy inflammation depended from tipe of allergen / М. Gelardi, Maselli Del Giudice, Т. Candreva [et al.] // Int. Arch. Allergy Immunol. – 2006. - № 141 (4). – P. 384-389.

216. Obtulowicz K. Aeroplancton and symptoms of pollen allergy in Cracow in 1991–1994 / К. Obtulowicz, D. Myszkowska // Int. Rev. Allergol. Clin.

Immunol. – 1996. – Vol. 2, № 4. - Р. 150–154.

217. Oleaceae / F. Feo Brito, B.C.A. Rdaba, C. Lahoz [et al.] // Atlas de Aerobiologa Y Polinosis. - Madrid: Laboratory Shering–Plough SA. - 2000.

– 112 р.

218. Ordman D. Cypress Polinosis in South Africa. Studu of Seasonal Hay-fever and Allergic Conjunctivitis Occuring in the Winter-Spring Period / D.

Ordman // S.A. Medical Journal. -1945. - № 12 (May). – P. 142-146.

219. Panzani R. About anamnez by cypress pollen allergy / R. Panzani // Allerg.

Immunol. (Paris). – 2000. - № 32 (3). – P. 142-144.

220. Panzani R. Increase of respiratory allergy to the pollens of cypresses in the south of France/ R. Panzani, G. Cenfanni, M. Brunel // Ann. Allergy. - 1986. Vol. 56. - № 6. - P. 460-463.

221. Papageorgiou P.S. Particularities of pollen allergies in Greece / P.S.

Papageorgiou // Pediatr. Pulmonol. Suppl. – 1999. – № 18. – P. 168–171.

222. Parietaria pollinosis: a reviev / G. D‘Amato, A. Ruffilli, G. Sacerdoti, S.

Bonini // Allergy. – 2007. – Vol. 47, № 5. – P. 443-449.

223. Personal risk factors for cypress pollen allergy / S. Boutin-Forzano, M.

Gouitaa, Y. Hammou [et al.] //Allergy. – 2005. - № 60. – Р. 533-535.

224. Pham N.H. Allergenic relationship between taxonomicallydiverse pollens / N.H. Pham, B.A. Baldo // Clin. Exp. Allergy. – 1995. – Vol. 25, № 7. – P.

599-606.

225. Pollen allergy in the mediterranean area/ G. D‘Amato, F.T.M. Spieksma, G.

Liccardi [et al.] // Revue Franaise d'Allergologie et d'Immunologie Clinique.

– 1998. –Vol. 38, I, № 7, S.1. – P. 160–162.

226. Pollen-related allergy in Europe / G. D‘Amato, F.T.M. Spieksma, G. Liccard [et al.] // Allergy. – 1998. – Vol. 53. – Р. 567-578.

227. Pollen sea: prognosis on most important allergenic plants of Finland / A.

Koivikko, R. Kupias, Y. Makinen, A. Pohjola // Allergy. – 1986. - № 41. - P.

233-242.

228. Pollinosis in a Mediterranean area (Riviera Ligure, Italy): ten years of pollen counts, correlation with clinical sensitization and meteorological data / R.

Ariano, R.C. Panzani, M. Chiapella, G. Augeri // J. Investig. Allergol. Clin.

Immunol. – 1994. – Mar.-Apr. – Vol. 4, № 2. – P. 81-86.

229. Pollinosis related to Zygophyllum fabago in a Mediterranean area / J. BelchHernndez, S. Moreno-Grau, J. Bayo [et al.] // Aerobiologia. – 2001. – Vol.

17, № 3. - P. 241– 246.

230. Prevalence of Cypress Pollen Sensitization and Its Clinical Importance in Izmir, Turkey, With Cypress Allergy Assessed by Nasal Provocation / A.Z.

Sin, R. Ersoy, O. Gulbahar [et al.] // Allergol. J. Investig. Clin. Immunol. – 2008. – Vol. 18, № 1. – P. 46–51.

231. Prevalence of sensibilization to Cupressus sempervirens: 4 years retrospective study / G. Papa, A. Romano, D. Quaratino [et al.] // Sci. Total Environ. – 2001. - Apr., Vol. 10, № 270 (1-3). – P. 83-87.

232. Priftanji A. Cupressaceae in Tirana (Albania) 1996-1998: aerobiological data and prevalence of Cupressaceae sensitization in allergic patients / A. Priftanji, E. Gjebrea, A. Shkurti // Allerg. Immunol. (Paris). – 2000. – Vol. 32, № 3. – P. 122- 124.

233. Privet pollen (Ligustrum sp.) as polential cause of pollinosis in city of Cordoba, south – west Spain / P. Carinanos, D. Alcazar, C. Galan, E.

Dominguex. - The UCB Institute of Allergy, 2001. - 27 p.

234. Quality of life in asthma. Internal consistency and validity of Sf-36 questionnaire / J. Bousquet, J. Knani, H. Dhivert [et al.] // Am. J. Respir. Crit.

Care. Med. – 1994. – V. 149. – P.371-375.

235. Quantification of the major allergen from cypress (Cupressus arizonica) pollen, Cup a 1, by monoclonal antibody-based ELISA / M.C. Arilla, I.

Ibarrola, R. Garcia [et al.] // Int. Arch. Allergy Immunol. – 2004. - № 134 (1).

– P. 10-16.

236. Radu J.R. Allergic diseasis: New perspectives for the specific therapies / J.R.

Radu // Rom. Arch. Microbiol. And Immunol. – 2000. – Vol. 59, № 4. – Р.

255-259.

237. Ragweed sensitisation in Europe - GA2LEN study suggests increasing prevalence / G.J. Burbach, L.M. Heinzerling, С. Ruhnelt [et al.] // Allergy. Vol. 64, № 8. – Р. 970–981.

238. Rapid isolation, characterization and glycan analysis of Cup a 1, the major allergen of Arizona cypress (Cupressus arizonica) pollen / C. Alisi, C. Afferni, P. Iacovacci [et al.] // Allergy. – 2001. – Vol. 56, № 10. – Р. 978-984.

239. Rea G. Refolding of the Cupressus arizonica major pollen Cup a 1.02 overexpressed in Escherichia coli / G. Rea // Protein Expr. Purif. – 2004. - № 37 (2). - P. 419-425.

240. Relationship between seasonal and annual total pollen counts of Cryptomeria japonica and Cupressaceae and number of outpatients with Sugi pollinosis in сentral Japan / N. Sabashi, M. Ikuse, T. Ohmoto, [et al.] // Rev. Palaeobot. and Palynol. - 1990. - Vol. 64. - № 1-4. - P. 79-86.

241. Respiratory allergy to Сupressus sempervirens in Rome / De Luca, E.

Graziani, S. Anticoli [et al.] // Allergol. Immunopathol. (Mdr).- 1997. - № 25 (5). - P. 229-232.

242. Ribeiro H. Airborne pollen concetration in the region of Braga, Portugal, and its relationship with meteorogical parameters / H. Ribeiro, M. Cunha, I. Abreu // Aerobiologia. – 2003. - № 19. – P. 21-27.

243. Risk of pollen allergy in Nerja (southern Spain): a pollen calendar / S.

Docampo, M. Recio, M. Mar Trigo [et al.] // Received: 29 March 2007 / Accepted: 21 May 2007 / Published online: 26 June 2007 – Springer Science+Business Media B.V. 2007.

244. Riviera Ligure, Italy: ten years of pollen counts, correlation with clinical sensitization and meteorological data / R. Ariano, R.C. Panzani, M.

Chiapella, G. Augeri // J. Investig. Allergol. Clin. Immunol. – 1994. – Mar.– Apr. – Vol. 4, № 2. – P. 81–86.

245. Rodrigues-Rajo F.J. Pollen content in the atmosphere of Lugo (NW Spain) with reference to meteorogical factors (1999-2001) / F.J. Rodrigues-Rajo, V.

Jatj, M.J. Aira // Aerobiologia. – 2003. - № 19. – P. 213-225.

246. Role of carbohydrate moieties in Ig E binding to allergenic components of Cupressus arizonica pollen extract / C. Afferni, P. Iacovacci, B. Barletta [et al.] // Clin. Exp. Allergi. – 1999. - № 28 (8). – Р. 1087-1094.

247. Seasonal allergic symptoms and their relation to pollen exposure in southeast France / D. Charpin, B. Hughes, M. Mallea [et al.] // Clin. Exp. Allergy Vol. 23, № 5. - P. 435-439.

248. Sensitivity to Cupressus: allergenic significance in Cordoba (Spain) / F.

Guerra, J. C. Daza, R. Miguel [et al.] // Investig. Allergol. Clin. Immunol. – 1996. – Vol. 6, № 2. – P. 117-120.

249. Sensitization profiles in polisensitized patients from a restricted geografical area: further lessons from multiplexed component resolved diagnosis / R.E.

Rossi, G. Melioli, G. Monasterolo [et al.] // Eur. Ann. Allergy Clin. Immunol.

– 2011. - № 43 (6). – P. 171-175.

250. Sensitization to Castanea sativa pollen and pollinosis in northern Extremadura (Spain) Cosmes/ P.M. Martn, A. Moreno Ancillo, C. Domnguez Noche [et al.] // Allergol. Immunopathol. (Madr.). – 2005, May–Jun. –Vol. 33, № 3. – P.

145–150.

251. Sensitization to environmental antigens in asthmatic children from a central Italian area/ M. Verini, N. Rossi, A. Verrotti [et al.] //Sci. Total Environ.

2001. – Vol. 27, № 1-3. – P. 63–69.

252. SF-36 Health Survey. Manual and interpretation guide / J. E. Ware, K. K.

Snow, M. Kosinski, B. Gandek // The Health Institute, New England Medical Center. – Boston: Mass, 1993. – 198 p.

253. Spieksma F. Th. M. Pollinosis in Europe: new observations and developments / F. Th. M. Spieksma // Rev. paleobot. Palinol. – 1990. - № 64ю – P. 35-40.



Pages:     | 1 || 3 |
Похожие работы:

«IV. ЭПИДЕМИОЛОГИЯ И ПРОФИЛАКТИКА АКТУАЛЬНЫХ ИНФЕКЦИОННЫХ И НЕИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ Код специальности ВАК: 14.02.02 УДК: 614.4:616.9-022.1/.3(470.34) САМООЦЕНКА РИСКА ЗАРАЖЕНИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ НАСЕЛЕНИЯ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ) Г. Ф. Мошкович, Е. С. Введенская, Н. Н. Сидорова, ГБУЗ НО "...»

«УТВЕРЖДАЮ Председатель конкурсной комиссии ОАО "Аэрофлот" Д.Ю. Галкин ОТКРЫТЫЙ ЗАПРОС ПРЕДЛОЖЕНИЙ В ЭЛЕКТРОННОЙ ФОРМЕ ПРИГЛАШЕНИЕ ДЕЛАТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ в отношении поставки медицинского оборудования для медицинского цен...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ СПОСОБ ПРОГНОЗА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНТЕРФЕРОНОТЕРАПИИ ХРОНИЧЕСКОГО ГЕПАТИТА С НА ОСНОВЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНА ИЛ-28В (инструкция по применению) УЧРЕЖДЕНИЕ-...»

«mini-doctor.com Инструкция Габагамма 100 капсулы по 100 мг №30 (10х3) ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Габагамма 100 капсулы по 100 мг №30 (10х...»

«Занятие1 Титриметрические методы количественного определения лекарственных веществ Цель: Повторение основ титриметрических методов анализа ЛВ и закрепление навыков работы по выбору метода количественного определения оценки кач...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Курский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию" ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РАМН РОССИЙСКАЯ АКАДЕ...»

«СОЦИОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ И МЕДИЦИНЫ © 2006 г. И.Г. ЯСАВЕЕВ СМИ и СИТУАЦИЯ С ВИЧ/СПИДОМ В РОССИИ _ ЯСАВЕЕВ Искэндор Габдрахманович – кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии Казанского государственного университета. _ СМИ оказывают все большее влияние на представл...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ФЕДЕРАЛЬНЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ПСИХИАТРИИ И НАРКОЛОГИИ ИМ. В.П. СЕРБСКОГО" ЛОГОТИП ШЕСТОЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС ПО СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХИАТРИИ И НАРКОЛОГИИ "ОБЩЕСТВЕННОЕ ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ: НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ" МАТЕРИАЛЫ КОНГРЕС...»

«Аллергология и иммунология 1. Адо А.Д. Общая аллергология: Руководство для врачей. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Медицина, 1978. 464 с. (616-056.3 А-31) 2. Адо А.Д., Богова А.В. Эпидемиология аллергических заболеваний. Науч. обзор / Под ред. А.Д, Адо. М., 1975. 113 с. 616-056.3 А-31 3. Адо В.А. Аллергия. М.: З...»

«Управление здравоохранения администрации г.Новокузнецка МБУЗ ОТ "Центр медицинской профилактики" В чём нуждается Ваше сердце (5 условий для здорового сердца) Новокузнецк 2016 Чтобы обеспечить нормальную работу сердца и сердечнососудистой системы в целом, необходимо соблюдать определенн...»

«Гендерная фракция РОДП "ЯБЛОКО"ЗНАК РАВЕНСТВА Выпуск № 12 Август-Октябрь ЗНАК РАВЕНСТВА Новости Гендерной фракции 3 Совет по консолидации женского движения России продолжает работу 3 Уличные акции Марше мира: "Война с Украиной — позор Кремля" 4 Акция Возвращение им...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное учреждение высшего профессионального образования "Уральская государственная академия ветеринарной медицины" Материалы международных научно-практических студенческих конфере...»

«mini-doctor.com Инструкция Вальсакор Hd 160 таблетки, покрытые пленочной оболочкой, 160 мг/25 мг №56 (14х4) ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Вальсакор Hd 160 таблет...»

«mini-doctor.com Инструкция Гидрохлоротиазид таблетки по 25 мг №20 (10х2) ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Гидрохлоротиазид таблетки по 25 мг №20 (10х2) Действующее вещество: Гидрохлоротиазид Лекарственная форма: Таблетки Фа...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ Федеральное Государственное учреждение "Российский Ордена Трудового Красного Знамени научно – исследовательский институт травматологии и ортопедии и...»

«Некоммерческое партнерство "Национальное научное общество инфекционистов" КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПРОСТОЙ ГЕРПЕС У ВЗРОСЛЫХ Утверждены решением Пленума правления Национального научного общес...»

«Пацкевич Юрий (Packiewicz Yury) Пацкевич Алла (Packiewicz Alla) КНИГА МИРА Том 1 (книга Запада) Часть 8 Прежде магию путали с медициной, ныне медицину путают с магией. Томас Сас "Из пр...»

«тренировка заключенных супер f.a.q. во я хреновый писатель (принимая Мне больно признавать это, но ь, которую я получал во время ние всю ту нескончаемую помощ внима Convict ирования и конечной проверки актирования, повторного редакт ред, как называться писателем!). С тех пор Conditioning, я вообще не могу лей,, я получил...»

«НЕЙРОХІРУРГІЯ I.D. Avazashvili, O.A. Tsimeiko, I.I. Skorokhod, V.V. Moroz, I.I. Tish Carotid stenting in high surgical risk patients SI “Institute of Neurosurgery named after Acad. A.P. Romodanov of NAMS of Ukraine” Introduction. In case of surgical treatment of atherosclerotic carotid arteries to use stenting th...»

«Бюллетень медицинских Интернет-конференций (ISSN 2224-6150) 2016. Том 6. № 6 1307 ID: 2016-06-23-A-6902 Оригинальная статья Лукина Е.В., Русанова А.М. Профиль головной боли у лиц молодого возраста ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовско...»

«Бесплатный трансфер на ювелирные фабрики, латексные фабрики, магазины сувениров, кожи, аптеки тайской медицины. Внимание акция! При заказе у нас бесплатного трансфера на ювелирную или латексную фабрику, Вы получаете 10-25% скидку-возврат от Вашей покупки. Оптовым покупателям – специальное предложени...»

«2 Разработчики программы: И.А.Байкова, заведующий кафедрой психотерапии и медицинской психологии государственного учреждения образования "Белорусская медицинская академия последипломного образования" кандидат медицинских нау...»

«mini-doctor.com Инструкция Микардисплюс таблетки, 80 мг/25 мг №7 (7х1) ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях...»

«"ВЛИЯНИЕ РЕНТГЕНОВСКИХ ЛУЧЕЙ НА ОРГАНИЗМ ЧЕЛОВЕКА" Мищенко М.М., Меркурьева А.А. ГБОУ СПО Краснодарский краевой базовый медицинский колледж Краснодар, Россия THE EFFECT...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Оренбургская государственная медицинская академия" Минздрава Росс...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.