WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«Прикладные исследования 1991 г. С.Н. БЫКОВА, В.И. ЧУПРОВ МОЛОДЕЖЬ РОССИИ НА ПОРОГЕ РЫНКА: МЕЖДУ БЕДНОСТЬЮ И НИЩЕТОЙ Авторы — сотрудники Института социально-политических исследований АН ...»

Прикладные исследования

1991 г.

С.Н. БЫКОВА, В.И. ЧУПРОВ

МОЛОДЕЖЬ РОССИИ НА ПОРОГЕ РЫНКА: МЕЖДУ

БЕДНОСТЬЮ И НИЩЕТОЙ

Авторы — сотрудники Института социально-политических исследований АН СССР. БЫКОВА Светлана Николаевна — кандидат философских наук, старший научный сотрудник. Постоянный

автор нашего журнала. ЧУПРОВ Владимир Ильич — кандидат философских наук, заведующий

сектором социальных проблем молодежи. Опубликовали совместные монографии «Социальное развитие советской научной интеллигенции» (1988) и «Жизненный уровень молодежи России» (1991) Находясь на пороге новых экономических отношений, в общем-то не хочется вспоминать о тех бедах, из-за которых привычное для всего мира понятие «уровень жизни» превратилось у нас в «уровень существования». Но и не говорить о них нельзя, коль скоро речь пойдет о материальном положении молодежи, которой предстоит стать или. субъектом этих новых отношений, или их жертвой. Наше сегодня — это галопирующая инфляция, рост цен, дефицит практически всех потребительских товаров (продовольственных и промышленных), из-за чего, по меткому замечанию юмориста, для обозначения предмета купли-продажи в русском языке отпала необходимость в прилагательных — достаточно одних существительных.

А впереди пока весьма туманные перспективы и реальна только массовая безработица, которая ударит прежде всего по молодым как наименее профессионально подготовленным.

И тогда высокий уровень образования станет скорее минусом, чем плюсом, поскольку создаст определенные психологические сложности при переориентации на необходимость выполнения малоквалифицированной, не соответствующей личным желаниям и интересам работы. А подобной работы в нашем отсталом народном хозяйстве еще достаточно: в 1989 г. более 5,5 млн человек, имеющих высшее и среднее ' специальное образование (15% от числа всех специалистов) трудились на должностях, не требующих такого уровня подготовки (рассчитано по [1, с. 57, 62]).

И молодые специалисты России здесь не исключение. Работают на должностях, не требующих полученного уровня подготовки, 16% с высшим и средним образованием;

4% окончивших вузы заняты на рабочих профессиях [2]. То есть, они не находят себе применения уже сейчас, когда обучались в соответствии с государственными планами подготовки кадров. В условиях же рынка количество людей с ненужной специальностью будет стремительно расти, усугубляя их и без того бедственное материальное положение. Еще большие трудности ожидают тех, кто только вступает в трудоспособный возраст.

Материальное положение молодежи в нашей стране нельзя охарактеризовать однозначно.

Оно весьма противоречиво и представляет довольно пеструю картину. Рядом уживаются нищета и достаток, безответственность и деловитость, накопительство и расточительство.

Экономический статус различных групп является результатом взаимодействия многих факторов, среди которых заработок далеко не всегда занимает ведущее место. И уж, конечно, статус молодежных групп не связан с их численностью. Представление о стандартах потребления у большинства формируется ничтожным меньшинством. Размеры доходов и расходов - величины, не обязательно связанные между собой. Все это — следствие глубоких социальных противоречий, накапливающихся десятилетиями и достигших опасной остроты в переломный период развития общества. И главное из них — противоречие между потребностями молодежи в повышении уровня жизни и возможностями общества удовлетворить их.





И вряд ли эти возможности в ближайшей перспективе возрастут. По некоторым данным, за 1990 г. разрыв между стоимостью потребительской корзины наиболее обеспеченных (10% населения) и наименее обеспеченных граждан (30%) увеличился с 8,1 до 13,8 раза [3]. По расчетам Госкомтруда СССР, если принять за границу бедности доход в 100 руб. на человека, то за ее гранью после повышения цен оказывается более 80 млн. [4]. То есть количество бедных в стране возрастает практически вдвое. Можно предположить, что и среди молодежи бедных станет больше.

Результаты представительного социологического исследования1 показывают, что молодежь России живет значительно хуже, чем ее население в среднем. Доля тех, кто имеет среднедушевой доход 100 и менее руб. в месяц, составляет 49% (среди населения в целом 16%). Тех же, кто имеет среднедушевой доход свыше 200 руб., всего 9% (среди' населения в целом 28%) [1, с. 91]. Средний размер душевого дохода молодых, по данным нашего исследования, равен 130 руб.

Нельзя сказать, что государство не принимает мер по оказанию помощи. Верховным Советом СССР принят Закон о молодежи, а Совет Министров СССР одобрил подготовленную Госкомтрудом концепцию о государственной молодежной политике. Разрабатываются или уже приняты такие концепции в ряде республик. Под эгидой Госкомтруда подготовлена программа «Социальная защита молодежи». Кратко ее суть можно выразить так: создание условий сильным, поддержка слабых. Однако даже если эти программы не постигнет печальная участь предыдущих, они не приведут к экономической самостоятельности молодежи, да и результаты скажутся не скоро. Сегодня же при всем желании к самостоятельности большинству остается надеяться только на помощь родителей. В результате усиливается противоречие между естественным стремлением молодежи к экономической самостоятельности и возрастанием ее материальной зависимости от родителей.

До проведения исследования даже трудно было представить степень этой зависимости.

Родительской поддержкой пользуется 80% опрошенных от 15 до 29 лет независимо от того, проживают ли они вместе или раздельно, имеют собственную семью или нет, работают или учатся. Больше того, почти нет зависимости и от уровня обеспеченности детей. Скорее наоборот, в группах опрошенных, имеющих высокий среднедушевой доход, частота материальной помощи родителей и ее размеры выше и в среднем сопоставимы с заработками работающих, превышая стипендии учащихся. Только б% совсем не пользуются помощью родителей: обычно это связано с отсутствием одного или обоих из них.

Конечно, необходимо учитывать существующие в нашем обществе традиций, культурные ценности, социальную психологию, исторически обусловленные структурой семьи и характером семейных отношений. Переход от сложной к нуклеарной семье постепенно изменил характер внутрисемейных экономических связей, но не разрушил их полностью. А в наши дни традиционная материальная поддержка родителями своих детей и внуков стала приобретать вынужденные и все более гипертрофированные формы.

Помощь родителей заключается не только в поддержке деньгами, хотя это и наиболее распространено. Такую помощь получали 75% опрошенных, и ее размер за год в средИсследование было проведено сектором социальных проблем молодежи ИСПИ АН СССР в 1990 г. в 12 регионах РСФСР по репрезентативной дм молодежи республики Выборге.

В качестве репрезентирующих признаков были использованы: социальное положение респондентов, тип поселения и регион проживания. Опрос проводился по единое для всех регионов методике.

Опрошено 10412 человек. Руководитель — к.филос.н. В.И. Чупров.

нем составил 700 руб. Более того, 65% опрошенных или членам их семей родители покупают одежду, 60% — продукты, 25% — платят за квартиру и 22% покупают предметы длительного пользования. 90% молодых людей получают подарки к праздникам, дням рождения. И это отнюдь не сувениры: в среднем за год до 300 руб.

Естественно, если дети живут вместе с родителями и совместно ведут хозяйство, то трудно разграничить помощь родителей и собственные затраты. Однако таких семей оказалось меньше половины, остальные живут отдельно или даже в других населенных пунктах. То есть фактор совместного проживания на частоту и размер родительской поддержки влияет мало.

Отношение к подобной помощи у молодежи удивительно однозначно: 47% принимают ее охотно и 53% хотели бы обходиться без нее. Характерно, что в группе самых высокообеспеченных охотно принимает помощь 56% молодых людей, что, видимо, объясняется более широкими возможностями родителей. Достаточно высокий процент (44%) молодежи из самых малообеспеченных семей, охотно принимающей родительскую помощь, можно объяснить их раздельным от родителей проживанием и трудным материальным положением.

Молодые не только пользуются помощью, но и считают это нормальным (лишь 18% придерживаются противоположного мнения), и чем выше доход семьи, тем больше доля таких респондентов. То есть повышение благосостояния не только не снижает материальной зависимости от родителей, но, наоборот, усиливает ее.

Вероятно, этот феномен нельзя объяснить только инживенческой психологией современной молодежи. Помощь родителей — часто не столько подспорье, сколько обеспечение существования. Если бы ее не было, то 18% не смогли бы свести концы с концами, 32% пришлось хуже питаться и одеваться, 10% не смогли бы учиться, 16% пришлось бы постоянно брать в долг. Многие не приобрели бы ни одной дорогостоящей вещи. Иначе говоря, дифференциация молодежи по уровню жизни определяется не только ее собственным трудовым вкладом, но и различиями в материальном положении родителей. Без учета этого нельзя разрабатывать молодежную политику, адекватные меры по ее социальной защите.

В ходе исследования выяснилось обстоятельство, которое можно было бы назвать иррациональным, если бы оно органически не вписывалось в реальности нашей жизни — это противоречие между низким жизненным уровнем и высокой степенью удовлетворенности им. Оценку своего материального положения человек обычно делает с двух позиций: во-первых, насколько оно соответствует его потребностям, и во-вторых, каково его положение по сравнению с окружающими его людьми. Исследование показало, что оценка своего материального положения у большинства молодых людей не адекватна реальному состоянию. Хотя половина опрошенных имеет среднедушевой доход меньше 100 руб., тем не менее 60% он в той или иной степени устраивает. То есть проживание практически на уровне бедности, а для 8% — просто в условиях нищеты (ниже 50 руб. на человека) рассматривается как приемлемое (!). Правда, чем ниже уровень доходов, тем неудовлетворенность больше, и однако даже в группе самых бедных каждый второй в той или иной степени удовлетворен своим материальным положением. Для сравнения скажем, что среди тех, кто относится к высокообеспеченной группе (среднедушевой доход больше 200 руб.), таких 71%. Понятно, что если человека устраивает уровень его жизни, то эффективность материального стимулирования его труда снижается. Возникает необходимость в других стимулах, в первую очередь в формировании новых потребностей. Отсутствие таковых не может не сказываться на общественной эффективности труда. Анализируя результаты исследования, можно сказать, что наша бедность — и причина, и следствие неразвитых потребностей.

При сравнении молодым человеком своего жизненного уровня с другими появляется здоровая конкуренция, столь необходимая в новых экономических условиях. К сожалению, ничего подобного в молодежной среде не происходит. Свою бедность молодые россияне считают нормальной, обычной. 81% полагает, что они живут так же, как их сверстники, 11% — что они живут хуже и 8% — лучше.

Характерно, что соотношение «хуже—лучше» меняется в зависимости от того, к какой группе по уровню среднедушевого дохода относится опрашиваемый. Так, если в группе с доходом 50 руб. и меньше 15% считают, что они обеспечены хуже своих сверстников, то в группе с доходом свыше 200 руб. — 7%. В оценке же «обычности» своего уровня жизни такого расхождения нет, практически во всех группах восемь из десяти молодых людей считают, что они живут так же, как и все. Таков психологический эффект нашего образа жизни. Они живут в бедности, но поскольку все окружающие живут так же, особенно не беспокоятся.

Это в какой-то мере подтверждает поговорку: «Беден не тот, у кого ничего нет, а тот, кому мало». Российской молодежи, видимо, того что есть — достаточно.

И это опасно для интересов общества. Конечно, этому есть объяснение и не одно.

Это, прежде всего, воспитание в течение десятилетий в духе аскетизма, культа безвозмездного труда и презрения к материальным благам, провозглашения приоритета общественных интересов над индивидуальными. Кроме того, поскольку молодежь практически не является экономически самостоятельной, зависит от родителей, восприятие своего материального положения у них опосредовано (и смягчено) их помощью. Такое положение до поры до времени гарантирует общество от прямого конфликта с молодежью.

Однако это состояние временное. По мере расслоения нашего общества, увеличения разрыва между бедными и богатыми недовольство в молодежной среде будет возрастать.

Исследование выявило различную динамику изменения структуры доходов и расходов молодежи в зависимости от уровня жизни. Если структура и размеры доходов молодых семей значительно дифференцированы, то расходы на потребление во всех группах со среднедушевым доходом до 200 руб. достаточно близки.

Причем, когда речь идет о расходах на повседневные нужды (питание, бытовые, расходы, приобретение предметов первой необходимости), дифференциация молодых семей с различным уровнем среднедушевого дохода выступает более отчетливо. Так, расходы на питание постепенно возрастают, увеличиваясь со 110 руб. в месяц на семью из трех человек в группе наименее обеспеченных (менее 50 руб.) до 145 в группе с доходом 150—200 руб. И только среди наиболее обеспеченных (более 200 руб.) эта сумма возрастает до 185 руб.

Структура и размеры расходов на приобретение предметов длительного пользования мало изменяются с ростом дохода. Например, на приобретение одежды тратится в среднем 120 руб. в месяц на семью во всех группах с доходом до 200 руб. Отсюда следует, что рост доходов в большинстве молодых семей компенсирует в основном улучшение питания и некоторые текущие расходы. На все остальное денег просто не остается. Своего рода границей, за которой происходит резкое качественное изменение потребления (до повышения цен 2 апреля с.г.) являлся доход более 200 рублей. В этой группе вдвое возрастали расходы на одежду, предметы хозяйственно-бытового и культурного назначения, спортинвентарь, на подписку и т.д.

По данным Госкомстата СССР среднедушевой денежный доход в стране в 1990 г.

составил 172 руб. [5]. Европейская экономическая комиссия ООН относит к беднейшим слоям населения тех, у кого среднедушевой доход составляет 2/3 среднедушевого дохода в стране [6]. Таким образом, в нашей стране граница бедности составляет 115 руб. Ниже этой границы в России, по данным исследования, живет около 70% молодежи. Однако с повышением цен эта цифра резко возрастает. Та ли это социальная однородность, к которой наше общество так стремилось? И не бедность ли причина апатии, низкой активности, убогих потребностей, запросов? Ответ на этот вопрос таится в разрешении противоречия между ориентациями молодежи на повышение своего уровня жизни и низкой ее активностью для достижения этой цели.

Но реальна ли для молодых возможность собственным трудом улучшить свое материальное положение? Только 9% опрошенных считают, что у них есть довольно большие возможности для повышения зарплаты, а каждый второй либо не видит их, либо категорически утверждает, что их нет. По признанию лишь половины работающих, заработок побуждает их трудиться в полную меру сил, и только 28% считают, что они получают соответственно своему трудовому вкладу.

Видимо, здесь кроется причина низкой активности при поисках дополнительных заработков. Менее 8% подрабатывают, причем в основном в госсекторе. В кооперативы идут единицы, еще меньше занимаются индивидуальной трудовой деятельностью.

По нашим данным молодежь в кооперативах чаще подрабатывает, чем работает постоянно. Кооператоры не очень охотно принимают молодых в члены кооперативов, предпочитая заключать с ними договоры на временную работу. Сама же молодежь хотела бы работать в кооперативах (32% опрошенных), хотя большинство предпочли бы все-таки работу на государственном предприятии (52%).

Наше исследование показало, что стремление к дополнительному заработку как возможности улучшения материального положения больше присуще группам, находящимся на крайних полюсах среднедушевого дохода: в одном случае это возможность хоть как-то свести концы с концами, в другом — ориентация на высокие заработки, часто не требующие больших затрат энергии.

Несмотря на то что 30% опрошенных высказали твердое желание подрабатывать в свободное время, лишь 6% из них работали во время отпуска и 8% подрабатывали от случая к случаю. Возможно, это связано с отсутствием в местах проживания возможностей для приработка, недостаточной информированностью о рынке труда, а также ситуацией, когда желание существует на уровне мечтаний, и не становится насущной потребностью.

Более 50% в поисках путей повышения своего жизненного уровня занимают пассивную позицию: 25% будут ждать повышения зарплаты, 7% займут денег у родителей, 5% будут добиваться материальной помощи, ссуды по месту работы или учебы, 17% вообще не видят реальных путей.

В связи с этим заслуживает внимания анализ стимулов, которые побуждают молодежь стремиться к индивидуально-трудовой деятельности или работать в кооперативах. Их важно знать в связи с намечающимся переходом к рыночной экономике.

На первом месте для 89% опрошенных — нехватка зарплаты, а вот на втором — уже стремление к экономической самостоятельности (82%), независимости от родителей (72%) и лишь потом — чисто материальные соображения: быстрее разбогатеть — 75%, заработать деньги на покупку крупной вещи — 75%. Намерение же научиться предприимчивости, получить навыки самостоятельной деятельности отметили 57%, а желают научиться работать, освоить новую профессию — 41%. Получается, что большая часть молодежи, вопреки бытующему мнению, не рассматривает кооперативы или ИТД как место, где качество труда принципиально выше, а скорее видят в них возможность заработать деньги.

Насколько российская молодежь подготовлена к работе в условиях рынка, к жизни в обществе, где социальная защищенность не будет тормозить социальную активность?

С этой точки зрения важно знать, что, по мнению молодежи, определяет успех в жизни. Информацию по этому вопросу мы изложили в табл. 1.

Средние баллы оценок всех факторов достаточно близки по значению, и это означает, что ни один из них в отдельности не является ни решающим, ни единственным. Однако, рассматривая их в комплексе, можно увидеть, что для успеха вступающим в жизнь важны как объективные обстоятельства (удача, помощь близких), так и личностные качества. И они одинаково полагаются как на то, так и на другое.

Так, на свои способности всегда полагаются 56% опрошенных, никогда — 5%, на хорошую подготовку всегда полагаются 53%, никогда — 7%, на удачу полагаются — 42%, никогда — 10%.

В то же время свои способности молодые люди оценили весьма скромно (табл. 2).

Такая низкая самооценка практически всех качеств (кроме общения) означает неверие в свои силы и безусловно будет тормозить предприимчивость, социальную активность.

К сожалению, в формировании такой самооценки велики «заслуги» нашей системы образования. Вся постановка обучения в школе способствует формированию чувства аутсайдера, которое человек не может потом преодолеть в себе. По словам академика Л. Бадаляна, «в ребенке воспитывается комплекс неудачника... А ведь человек должен верить в себя, знать, что может нечто большее, чем все другие» [7].

–  –  –

К сожалению, мы получили подтверждение тому, что отсутствие предприимчивости — характерная черта большинства российской молодежи. Разрушение в обществе традиций предпринимательства, воспитание, основанное на запретах и репрессиях, подавляют инициативу молодых людей, формируют вместо развитых потребностей — элементарное потребительство, стремление взять либо у родителей, либо у государства, сэкономить, приберечь «на черный день». Около половины опрошенных (52%), если бы получили большую сумму денег, отложили бы ее «на черный день». И это ответы молодежи, которой свойственна скорее беспечность и беззаботность, чем тревога о будущем.

Запросы многих молодых людей столь мизерны, что не вызывают у них желания активно трудиться, чтобы обеспечить повышение своего жизненного уровня. Треть работающей молодежи мечтает о прибавке к зарплате не более 50 руб., еще треть — не более 100 руб., то есть о суммах, которые в условиях быстрого роста цен и обесценивания денег не позволяют удовлетворить самые элементарные потребности.

И в этом меньше всего следует обвинять их самих. Люди обычно стремятся сменить свой стереотип потребления на соседний, более высокий, а не перепрыгивать через несколько потребительских «этажей». Первопричина кроется в сложившейся системе общественных отношений (экономических, социальных, идеологических), закрепившей за молодым поколением столь низкие стартовые позиции.

Исследование позволяет сделать вывод, что большая часть молодого поколения России мало готом к деятельности в условиях рыночной экономики. У нее слабо развиты материальные потребности и запросы, в массе не присуще чувство соперничества, конкуренции за достижение материальных благ. Свойственно ей и социальное иждивенчество, упование на помощь родителей и государства.

Фактором, усугубляющим эти особенности, является и социальная политика государства, как и прежде, направленная не на то, чтобы создать условия для молодежи самой о себе позаботиться, а на то, чтобы еще что-то распределить в пользу молодежи из бедного бюджетного пирога. Такая тупиковая политика способна только ухудшить и так достаточно плохое состояния и молодежи, и общества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Народное хозяйство СССР в 1989 г. М.: Финансы и статистика, 1990.

2.Молодежь РСФСР. Статистический сборник М.: Ин-т молодежи и др., 1990. С. 74.

3.Коммерсант. 1991. N 13. С. 20.

4.Известия. 1991. 3 апр.

5.Известия. 1991. 25 янв.

6.Аиф. 1990. N 14.



Похожие работы:

«"Газпромбанк" (Открытое акционерное общество) (ГПБ (ОАО) УТВЕРЖДЕНЫ распоряжением от "17" декабря 2014г. № 606 УСЛОВИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДЕПОЗИТАРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГПБ (ОАО) МОСКВА Содержание 1.  Общие положения 2.  Перечень терминов и определений 3.  Перечень сокращений 4.  Сведения о Банке 5.  П...»

«ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА В ГОДЫ ВОЙНЫ Деятельность военной разведки в первый период войны В условиях начавшейся войны Разведывательное управление Генерального штаба Красной армии (РУ ГШ КА) (начальник — генерал-лейтенант Ф. И. Голиков) должно был...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1 ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДПРИЯТИЯ 2 ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА 3 УПРАВЛЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЕМ 4 ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ОСНОВНЫХ ОТДЕЛОВ 5 УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ ПРЕДПРИЯТИЯ 5.1 Система показателей использования рабочей силы 5.2 Анализ использования рабочего времени 6 СИСТЕМА НАБОРА ОТБО...»

«Пинчон, Перевод Всеслава Тишкина Мартин Пол Ив, 3:AM magazine, 2012 философия, этика Мартин Пол Ив — доцент Университета Сассекса, где в настоящее время он заканчивает докторскую диссертацию (Ph.D.) на тему Пинчон и философия. Фрагменты работы опубликованы в Textual Practice, Literature and Hist...»

«ЧЕБЫШЕВСКИЙ СБОРНИК Том 16 Выпуск 2 (2015) —————————————————————– УДК 511.36 УНИВЕРСАЛЬНОЕ ОБОБЩЕНИЕ АЛГОРИТМА ЦЕПНОЙ ДРОБИ А. Д. Брюно (г. Москва) Аннотация 1. Простое обобщение. Пусть в трехмерном вещественном простран­ стве заданы три вещественные однородные линейные фо...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 2. ПРИМЕРНАЯ АДАПТИРОВАННАЯ ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА НАЧАЛЬНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ С РАССТРОЙСТВАМИ АУТИСТИЧЕСКОГО СП...»

«Женевский центр демократического контроля над деятельностью вооруженных сил Вестник – №3 ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СПЕЦСЛУЖБ И ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ – ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛА Рабочая группа по контролю над деятельностью спецслужб Женева, июль 2003 ЖЕ...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.