WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«УДК 17 ОТРАЖЕНИЕ ДРЕВНЕСЛАВЯНСКОГО КУЛЬТА СОЛНЦА В ТВОРЧЕСТВЕ Е. И. НОСОВА © 2011 М. Ю. Моргунова ассистент каф. русского языка для иностранных граждан ...»

УДК 17

ОТРАЖЕНИЕ ДРЕВНЕСЛАВЯНСКОГО КУЛЬТА СОЛНЦА

В ТВОРЧЕСТВЕ Е. И. НОСОВА

© 2011 М. Ю. Моргунова

ассистент каф. русского языка

для иностранных граждан

e-mail: margulis20@mail.ru

Курский государственный университет

Данная статья посвящена выявлению и анализу элементов мифологического

восприятия солнца в творчестве Е. И. Носова. Автором предпринята попытка доказать,

что в произведениях писателя присутствуют отголоски древнейших языческих верований.

Ключевые слова: Е. И. Носов, литература и мифология, славянское язычество, культ солнца.

Стройная система языческих верований, выработанная тысячелетиями человеческой практики, составляла ядро мировоззрения древних славян, регулировала и упорядочивала их жизнь. Спустя века человечество исследовало тайны природы, развенчав наивные мифологические представления, однако элементы, отголоски древнейших воззрений хранятся в глубинах памяти современного человека по сей день, находя свое отражение как в повседневной жизни, так и в искусстве.

Курский писатель Е. И. Носов – автор многочисленных рассказов и повестей, большинство из которых посвящены жизни русской деревни. Герои его произведений, как и он сам, – люди из народа, тесно связанные с природой, знакомые со старинными русскими обычаями. Поэтому анализ произведений этого писателя с точки зрения отражения в них элементов древнейших славянских верований представляется вполне целесообразным. Мы обратимся к одному из основополагающих элементов славянской мифологии – культу солнца.

Обожествление солнца славянами засвидетельствовано, по словам А. Н. Афанасьева, многими преданиями и памятниками. «Исчезающее вечером, как бы одолеваемое рукою смерти, оно постоянно каждое утро снова является во всем блеске и торжественном величии, что и возбудило мысль о солнце как о существе неувядаемом, бессмертном, божественном» [Афанасьев 1995: 35]. Пробуждающее дневную жизнь, солнце почиталось божеством благим, милосердным; имя его было синонимом счастья.

Вместе с тем оно было карателем всякого зла – неправды и нечисти.

Дневное светило в народных верованиях получило наименования солнца-царя или князя, солнца праведного, солнца красного, солнца светлого и тресветлого. У всех славянских народов солнце называют «богом», «богом на небе» или «на высоте»

[Фаминцын 1995: 169]. Солнце призывают в песнях, причитаниях и заклинаниях, его просят осветить или обогреть землю или подарить красоту, его спрашивают как всеведущего бога о том, что происходит в далеких местах, молят о покровительстве и помощи в разных случаях, наконец, обращаются к нему с сетованиями и жалобам на несчастья и беды.

В большинстве рассказов и повестей Е. И. Носова мы встречаем те или иные упоминания о солнце, где светило предстает перед нами в различных своих проявлениях и функциях. Один из рассказов носит говорящее название – «Бог наш –

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Солнце». «Когда хотят узнать возраст, спрашивают, сколько лет прожил человек. Не зим, не весен, не осеней, а именно лет. Не знаю, кто и как объяснял себе это, но для нас с Серегой не надо объяснений: бог наш – Солнце!» [Носов 2005 Т. 1: 173].

Герой рассказа, заядлый рыболов и любитель природы, стремится обратить в язычество, в «это древнейшее идолопоклонство», своего друга, неуклюжего увальня Серегу. Оба они теперь «язычники», отброшены «на тысячи лет назад, к своим предкам», «первобытны и блаженны». Дело вовсе не в идолопоклонстве в прямом смысле этого слова, а в спасительном возвращении к своим истокам – природе и солнцу, которые лечат лучше любого лекарства и доставляют душе и телу ни с чем не сравнимое удовольствие. И хотя этот рассказ написан в шуточной манере, и автор с легкой иронией говорит об обращении в язычники, в других его произведениях мы обнаруживаем примеры истинно языческого восприятия солнца.

В первую очередь это проявляется в отношении героев и самого автора к солнцу как к могущественному и прекрасному творению природы, завораживающему человека, как, например, в рассказе «Голубую лодку напрокат…»: «И опять вставало солнце. Оно застало нас возле нашей кижанки, и мы, словно язычники, побросав свои дела, поддаваясь неизбывному человеческому изумлению перед грядущим днем, смотрели, как оно вставало из воды» [Носов Т.

3: 382]; или в рассказе «Кто такие?..»:

«Я никогда не видел светила так близко. Казалось, будто оно действительно почивало где-то поблизости, в кулижных дебрях, в пожухлых зарослях дягиля и куманики, и оттого, наверное, не очень хорошо выспалось. Но и полусонное и как бы подзябшее солнце все еще было полно царственной власти над силами тьмы» [Носов Т. 2: 160].

В зарисовках Е. И. Носова светило многолико и едино в то же время. В рассказе «Голубую лодку напрокат…» северное онежское солнце, на которое можно смотреть «не застясь», автор называет «кротким ликом», подчеркивая тем самым его божественную природу: «В ту ночь мы простояли у приспущенного кормового флага, пока не дождались солнца. И всплыло оно вовсе не яркое, будто захолодавшее от студеной воды, так что на него можно было смотреть подолгу не застясь. И мы, не здешние, пришлые, обвороженно смотрели на кроткий лик северного светила. Оно еще долго бежало по кромке двух стихий, ничем не заслоняемое, ни за что не запинаясь»

[Носов Т. 3: 375].

Восходу солнца радуется всякое живое существо. Не раз мы встречаем в рассказах Е. И. Носова описание того, как птицы «славят зарю»: «Где-то там, над сумеречным коридором просеки, бесхитростно, в два-три коленца славили зарю малиновки» [Носов Т. 1: 254]. Интересно, что такое же выражение мы встречаем в рассказе «Шумит луговая овсяница», однако в данном случае приветствуют восход солнца не птицы, а люди: «И так по всей реке, по всем ее извивам, близко и далеко, будто первые петухи, загомонили молотки и наковаленки – славили зарю» [Носов Т.

3:

38]. И птица, и человек радуются новому дню, солнцу, жизни, но каждый делает это посвоему: птица приветствует светило песней, человек – трудом.

Древние язычники почитали солнечное тепло высшей благодатью: светило, подобно заботливой матери, печется о благополучии каждого своего чада. Поэтому в рассказах Е. И. Носова все – от человека до полевой ромашки – стремятся заполучить как можно больше живительного солнечного света: «Гляжу, сидит мой Степан в затишке, запрокинул подбородок навстречу солнышку, закрыл глаза» [Носов Т. 3: 226];

«Она приподняла примятую ромашку, и та, будто к ней вернулись силы, медленно, сама собой стала выпрямляться, поднимая свою резную панаму все выше, выше – навстречу солнцу» [Носов Т. 3: 131]. И даже поля, луга и моря нуждаются в солнце, радуются его теплу: «Сами же луга еще купались в последних лучах солнца» [Носов Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. 1 Моргунова М. Ю. Отражение древнеславянского культа солнца в творчестве Е. И. Носова Т. 3: 44]; «Море, отшумев зимними штормами, усталое и притихшее, нежилось на солнце» [Носов Т.1 2005: 285].

Солнце у Е. И. Носова деятельно и описывается во многих случаях как живое существо. В рассказе «Аз-буки» оно утром принимается за обычную ежедневную работу, как и все другие существа на земле: «…где-то в заречье, по-над лесом уже воспряло солнце и принялось за свои неотложные дела» [Носов Т.2 2005: 146]. А в рассказе «Во поле березонька стояла» уставшее солнце присаживается отдохнуть от дневных забот: «Случалось, перед самым закатом у горизонта открывалось чистое небо, и на березовую вершину садилось отдохнуть солнце, будто сказочная жар-птица [Носов Т. 1: 228].

Согласно древнейшим языческим представлениям, солнце обладает еще одной важной способностью – преображать, делать лучше и красивее все, чего касаются его лучи. К. Федоров отмечает, что в солнце «язычник чтил щедрого бога-подателя, неустанно пекущегося о благе его и его племени; в нем он видел виновника красот внешнего мира, посылающего полям благоухающую и очаровательную пестроту цветов и нивам тучный колос» [Федоров 1914: 4]. Неслучайно автор в одном из рассказов называет солнце «волшебным живописцем». Совершенно не важно, что освещается солнцем: цветы мака или крылья птицы, забытая богом деревенька или маленький лесок, – все видоизменяется, становится заметнее и красивее, словно расцветает в солнечных лучах.

Особенно показателен пример из рассказа «Кто такие»:

«Но и полусонное и как бы подзябшее солнце все еще было полно царственной власти над силами тьмы: едва оно приподнялось и выглянуло поверх леса, как по лугу, по всей обозримой округе побежал разлив пробуждающегося озарения, от которого румяно вспыхнули снега, до толь синевшие предрассветно, воссияла морозная опушь прозрачных кустов и ожила, обозначила себя и даже хрустально, празднично вырядилась каждая былинка, всякая травяная бубочка, казалось, уже забытая всеми и ненужная никому» [Носов Т. 2: 160].

Во многих произведениях Е. И. Носова солнце выступает в роли ориентира во времени или в пространстве. Нередко не по часам, а именно по солнцу, подобно древнейшим народам, определяют время герои его рассказов и повестей: «По солнышку было около десяти…» [Носов Т. 4: 87]; « – Сколько время? – Да уж солнце. Седьмой, поди» [Носов Т. 4: 116]. В рассказах «Аз-буки» и «Кто такие» автор использует весьма необычные определения времени суток: «Дедушка Алексей объявился надвечер, по косому солнцу» [Носов Т. 2: 154]; «Давай-ка полезай на копну да и тронемся помаленьку. Солнце на исход пошло» [Носов Т. 2: 170].

Отметим, что именно определение времени по солнцу, а не по часам, более характерно для произведений о деревне, что подчеркивает стремление автора максимально правдоподобно отразить архаичность сельского уклада жизни.

Солнце у Е. И. Носова также может помочь сориентироваться в пространстве, выбрать верное направление движения: « – Держи прямо на солнце!» [Носов Т. 3: 382];

«Сел на велосипед – все равно и с него ничего не видать. Хоть бери да и по солнцу правь…» [Носов Т. 3: 8]. Светило делит мир на две части: «по эту сторону» и «по ту сторону»: «Валы эти несли с собой крепкий смолистый запах неведомых островов, рассыпанных по Онеге где-то за окоемом, по ту сторону солнца» [Носов Т. 3: 376]; « Волны несут с собой крепкий смолистый запах неведомых островов, рассыпанных гдето за окоемом, по ту сторону солнца…» [Носов Т. 3: 355]; «Вот и гоняет Митька скотину, изловчается, как может, день – так, день – эдак, день по солнцу, день против. … А если по совести, то один леший – что по солнцу, что против: мается от бестравия скотина» [Носов Т. 2: 59].

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

В повести «Усвятские шлемоносцы» встречается любопытное определение восточной стороны света: «в той стороне, откуда быть солнцу…» [Носов Т. 4: 44]. В поисках ответа на вопрос, куда же скрывается солнце, человеческая фантазия создает для него священное жилище, где оно отдыхает после дневных трудов и где скрывается зимою. «По общеславянским преданиям, благотворное светило дня, красное солнце, обитает на востоке – в стране вечного лета и плодородия, откуда разносятся весною семена по всей земле; там высится его золотой дворец, откуда выезжает оно поутру на своей светозарной колеснице, запряженной белыми огнедышащими лошадьми, и совершает свой обычный путь по небесному своду» [Грушко, Медведев 1995: 276].

В названии одного из рассказов Е. И. Носова звучит вопрос древних язычников «Где просыпается солнце?», и маленький герой, подобно своим предкам-славянам, пытается ответить на него по-своему: «Вот если бы пройти весь лес, – размышлял он, стоя на крутояре, – тихонечко подкрасться и спрятаться за кусты, то можно подсмотреть, как просыпается солнце» [Носов Т. 1: 164–165]. Желание мальчика настолько сильно, он так очарован светилом, что поиск ответа на вопрос превращается для него в сокровенную цель.

Обратим внимание на весьма символичную деталь в повести «Усвятские шлемоносцы». Согласно А. Н. Афанасьеву, все «молитвы и заклятия народ произносит, обращаясь на восток», полагая, что именно там и живет солнце: всемогущее светило вольно даровать жизнь или погубить ее. Герои повести – усвятские мужики – по пути на фронт ложатся отдыхать именно головой на восток: «Как ни упехались мужики за долгий переход, но, и пав ничком на жесткую траву, каждый все-таки лег не как попало, а все до единого головой на восток…»[Носов Т. 4: 154]. Так делали их отцы, деды, их древние предки, это настолько вросло в их сознание, что едва ли они смогли бы объяснить причину такого поведения. Вера в то, что помощи следует ждать именно с восточной стороны, оттуда, где «просыпается солнце», безусловно, уходит своими корнями в древнейшее славянское язычество.

Говоря о роли солнца в повести, нельзя не упомянуть еще один важный момент.

Перед отправкой на фронт, за обедом, Касьян вдруг передает право отрезать первый ломоть хлеба сыну, говоря, что теперь он остается главным в доме. Этот древний обычай бережно соблюдается в их семье: «Так и менялись за этим столом местами – по ходу солнца. На утренней стороне, как и теперь, всегда теснились ребятишки, на вечерней – женщины, а в красном углу, на застольном зените, всегда сидел главный резальщик хлеба…» [Носов Т. 4: 111]. Все в жизни человека подчинено солнцу: время пробуждения и сна, время полевых работ, даже место членов семьи за столом устанавливается «по солнцу». И вдруг этот постепенный природный цикл смены поколений нарушается войной. Молодой отец раньше времени вынужден передать свою ответственность за семью старшему сыну, который и сам еще ребенок. В таком контексте трагедия войны предстает еще острее: разрушается сама основа жизненного уклада, меняется естественное течение событий.

В каждом из своих рассказов автор так или иначе выражает свое отношение к природе как к изначальному, истинному человеческому дому, неизменной составляющей которого выступает солнце, как, например, в рассказе «Дёжка»: «Мы не знали, где находимся, в какое место въехали, но из всего того, что нас окружало – из простора, горьковатого веяния трав и сияния солнца, – возникло успокаивающее чувство дома и родины, и мы беспечно задремали» [Носов Т. 2: 87]. В повести «Шумит луговая овсяница» героиня даже называет знакомое место в лесу домом, сравнивает опушку леса с комнатой: «Опушка на самом деле походила на светлую и чисто прибранную комнату, окруженную стенами леса и с распахнутым окном на реку, в Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. 1 Моргунова М. Ю. Отражение древнеславянского культа солнца в творчестве Е. И. Носова луговое раздолье. В окно это широко и спокойно лился свет низкого солнца, повечернему румянившего лес и поляну…» [Носов Т. 3: 44].

В повести «Усвятские шлемоносцы» солнце выступает и как критерий благополучия. Говоря о том, что везде светит солнце, герой имеет в виду спокойную счастливую жизнь, не омраченную трагедией войны: «Тут у нас все по-прежнему, – кивнул он в оконце. – Вон как ясно, тишина, благодать. Но идет и сюда туча. С громом и полымем. Хоть и говорится – велика Русь и везде солнышко, а теперь вишь – не везде…» [Носов Т. 4: 56].

Весть о надвигающейся войне никак не укладывается в голове людей, для которых единственно возможный мир – это земля и солнце:

«…слишком несовместимо было с обликом мира это внезапное, нежданное, почти забытое слово “война”, чтобы вдруг, сразу принять его, поверить одному человеку, принесшему эту весть, не поверив всему, что окружало, – земле и солнцу» [Носов Т. 4:

19].

Интересно, что любовь к солнцу, к созерцанию его восхода Е. И. Носов считает одной из особенностей именно русского характера: «…любил русский человек селиться на высоте, чтоб душа его опахалась далью и ширью и чтоб ничто не застило того места, откуда занималось красно солнышко» [Носов Т. 4: 46].

Отдельного внимания, безусловно, заслуживает рассказ «Моя Джомолунгма», в котором солнце играет очень важную роль. Юный герой из-за перелома ноги прикован к постели, он страдает от своей беспомощности, от одиночества, но больше всего от того, что его окно выходит на север и «в него никогда не заглядывает солнце»: «Я соскучился по солнцу … Рано утром солнце еще заглядывало в наш закоулок. В какие-то минуты его лучи проходили совсем близко от окна. Я ложился на подоконник и выбрасывал вперед руки. Я проделывал это много раз подряд, пока не дотрагивался до лучей кончиками пальцев. И тогда я чувствовал их прикосновение. Мне казалось, что лучи даже чуточку надавливают на пальцы. Это было моим ежедневным рукопожатием» [Носов Т. 2: 118]. А на улице весна, буйная радость возрождающейся жизни бьет ключом. Подруга, пришедшая навестить мальчика, говорит: «…А знаешь, на улице такая теплынь – уходить не хочется. В голове какой-то хмельной звон – от капели, от ручьев, от воробьев. Будто праздник. Солнца полным-полно! Куда ни посмотришь – всюду солнце. Глянешь в окна – солнце! В лужах – солнце! В машинах – солнце!» [Носов Т. 2: 106]. А юный герой живет сейчас в другом мире, где к солнцу можно «прикасаться только кончиками пальцев». За время своей вынужденной изоляции он выстраивает свою собственную концепцию отношений с внешним миром, он осмысливает все происходящее за пределами его комнаты по-своему, делает выводы и умозаключения. Мальчик создает свою собственную модель мира, в центре которой – тополь, «его Джомолунгма».

Представляется вполне логичным провести аналогию тополя с языческим Мировым древом, центральным концептом славянской мифологии. Подробнее эту проблему мы рассмотрим в нашей следующей статье. На данном этапе мы отметим лишь, что источником жизни этого могучего великана, этой Джомолунгмы, также является солнце: «Дерево поднимает свои руки к солнцу, отогревает большое, сильное тело в его лучах» [Т. 2: 102]. Вся история жизни дерева – это история долгого пути к солнцу: «Всю долгую жизнь тополь тянется к солнцу. Он протягивает ветви на восток, чтобы встретить светило в самые первые мгновения, как только оно покажется над краем земли. На юг простерто ветвей больше, чем в любую другую сторону, потому что в полуденные часы солнце очень щедро. Даже на заходе тополь не упускает момента воспользоваться последним теплом и светом. Но и северная сторона тоже во всеоружии. Дерево и туда простерло свои ветки на всякий случай, если солнце вздумает заглянуть с этого края. Каждый год тополь наращивает самые

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

тонкие веточки новыми побегами, чтобы еще приблизиться к светилу. Он не выглядывает из-за заборов и сараев, он поднялся над всем этим, чтобы ничто не мешало видеть источник света и первым встречать его на восходе» [Носов Т. 2: 113].

Автор описывает процесс пробуждения природы как древнейшее языческое богослужение, тайны которого ведомы лишь избранным – жрецам: «Джомолунгма дремлет в тепле весенних лучей. Но жрецы Джомолунгмы уже готовятся к майскому обряду пробуждения… С этого дня там, наверху, начинается новое восхождение к солнцу. На самой конечной веточке самая последняя почка выбросит в небо новый побег. Все выше и выше. Жрецы Джомолунгмы знают, как изловить и удержать солнечный луч… В их руках – золотой ключик ко всему живущему. Эти мудрецы безраздельно отдают себя священному служению жизни. И всемогущий Человек в знак уважения преклоняет свою голову перед неутомимыми созидателями жизни» [Носов Т. 2: 114].

В этом рассказе, как ни в одном другом, звучит гимн вечному стремлению к жизни: даже будучи срезанным под корень, дерево продолжает бороться за жизнь, и помогает ему в этой борьбе великая неиссякаемая энергия солнца. Жизнь – это долгий и трудный путь к свету, но пройти его необходимо несмотря ни на что. Автор продолжает эту мысль в финале рассказа: «Я сижу на пне, отнимаю у него солнце и немножко задержу рождение нового побега. Но я тоже соскучился по солнцу! Я посижу и уйду. А может быть, он примет меня своим побегом? Когда-то Иван мечтал привить себя на эти корни. Они сильные, глубоко уходят в землю. Это наша с ними общая земля. Пусть подняли бы меня своим побегом высоко-высоко над этими заборами. Я тоже хочу встречать солнце, входящее в день над чистым горизонтом»

[Носов Т. 2: 121].

Все в этом мире стремится к солнцу. И юный герой, и старое, уже почти мертвое дерево, – оба едины в своем желании жить и видеть свет. И снова, как и во многих других произведениях, Е. И. Носов подчеркивает единство человека и природы.

Желание мальчика соединиться с могучими корнями тополя и подняться высоко в небо, стать ближе к свету несет в себе отголосок языческого восприятия мира, когда человек был слит с окружающим его миром и не мыслил себя вне его.

Итак, в произведениях Е. И. Носова солнце присутствует в разных своих ипостасях. Оно предстает то как живое существо, доброе и деятельное, то как непременная составляющая понятий мира и дома. По солнцу определяют время и направление движения, к нему как к источнику жизни стремится все живое. Солнце дарит всем свое тепло и заботу; преображает все вокруг, делает ярче, зримее; оно исцеляет от телесных и душевных недугов, у него просят помощи и защиты.

Исходя из этого, мы можем говорить о том, что в творчестве Е. И. Носова находит свое отражение древнейший языческий культ солнца. Восхищение и преклонение перед могуществом дневного светила были свойственны далеким предкам славян, однако отношение к солнцу самого автора и его героев свидетельствует о том, что подобное восприятие не утрачено, оно и поныне живет в человеке, особенно в деревенском жителе, более близком к природе.

–  –  –

Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: в 3 т. Т. 1. М.:

Современный писатель,1995. 416 с.

Белякова Г. С. Славянская мифология. М.: Просвещение, 1995. 239 с.

Грушко Е. А., Медведев Ю. М. Словарь славянской мифологии. Н. Новгород:

«Русский купец», «Братья славяне», 1995. 368 с.

Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011.

№ 3 (19). Т. 1 Моргунова М. Ю. Отражение древнеславянского культа солнца в творчестве Е. И. Носова Носов Е. И. Собрание сочинений: в 5т. М.: Русский путь, 2005.

Осипова О. С. Славянское языческое миропонимание (философское исследование). М., 2000. 60 с.

Славянские древности: этнолингвистический словарь / под ред.

Н. И. Толстого. М.: Международные отношения, 1995.

Фаминцын А. С. Божества древних славян. СПб.: Алетейя,1995. 368 с.

Федоров К. Религиозно-нравственное мировоззрение древнерусского языческого народа и его влияние на усвоение русским народом христианства. Серг.

Похожие работы:

«Ницше Ф. Весела наука ВЕСЕЛАЯ НАУКА (la gaya scienza) Мой собственный дом мое пристрастье, Никому и ни в ч ем я не подражал, И мне все еще смешон каждый Мастер, Кто сам себя не осмеял. Над моей входной дверью Предисловие к второму изданию Этой книге, быть может, недостаточно только одного предисловия, и все-таки остается под большим вопросом, могут...»

«7 встреча Комитета по таможенному состудничеству ЦАРЭС Иссыкул, 8-9 сентября 2008 г. “Единое окно” и гармонизация торговых данных в соответствии с международными стандартами Марио АПОСТОЛОВ, Региональный советник, ЕЭК ООН mario.apostolov@unece.org Мнения, приведенные в настоящей презентации, отражают мнение автора и не обязательно отражают...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛАРУСИ ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ УДК 165.12:004.81 ДЕМИРОВ ВИТАЛИЙ ВИКТОРОВИЧ СОЗНАНИЕ И ЯЗЫК: ПРОБЛЕМА ОБЪЕКТИВНОСТИ СМЫСЛА И ОНТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕФЕРЕНЦИИ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания Минск, 2...»

«Юлия Юрьевна Дрибноход Большая энциклопедия косметики и косметологии Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=173297 Большая энциклопедия косметики и косметологии: "ОЛМА Медиа Групп"; Москва; 2008 ISBN 978-...»

«Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS) (заключена в г. Монтего-Бее 10.12.1982) (с изм. от 23.07.1994) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 04.07.2016 Конвенция Организации Объеди...»

«В.В.ИЛЬИН ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ И ЭМПИРИЧЕСКОЕ В СОЦИОЛОГИИ: СМЕНА ПАРАДИГМЫ? ИЛЬИН Виктор Васильевич — доктор философских наук, профессор философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Социология как стандартная наука Организуясь согласно эталонам...»

«Кьелл А. Нордстрем Йонас Риддерстрале Караоке-капитализм. Менеджмент для человечества Текст предоставлен издательством "МИФ" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=134582 Й. Риддерстрале, К. Нордстрем Караоке-капитализм: Мене...»

«Консультации © 1993 г. В.Н. МАКАРЕВИЧ ГРУППОВАЯ РАБОТА КАК МЕТОД КОНСТРУКТИВНОЙ СОЦИОЛОГИИ (статья первая) МАКАРЕВИЧ Владимир Николаевич — кандидат философских наук, научный сотрудник социологического факультета МГУ. В нашем журнале опубликовал ряд статей (1990, № 12; 1991, №12; 1992, № 7). Метод групповой рабо...»

«ПАСТАЎСКІ РАЁННЫ ПОСТАВСКИЙ РАЙОННЫЙ ВЫКАНАЎЧЫ КАМІТЭТ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ (Пастаўскі райвыканкам) (Поставский райисполком) РАШЭННЕ РЕШЕНИЕ 5 лютага 2014 г. № 117 г. Паставы г. Поставы Об образовании участковых избирательных комиссий по в...»

«В. С. ГОЛУБЕВ СОЦИОПРИРОДНОЕ РАЗВИТИЕ: ЭМПИРИЧЕСКИЕ ОБОБЩЕНИЯ, ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ, МОДЕЛЬ ЭКЗОГЕННОГО КРИЗИСА Эмпирические обобщения в учении об эволюции основаны на наблюдаемых закономерностях структурообразования, трактуемых в терминах эргодинамики. Источниками развития социумов "по горизонтали" являются действующи...»

















 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.