WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«Лола Роза-Жаклин Уилсон Жаклин Уилсон (Jacqueline Wilson) ЛОЛА РОЗА (LOLA ROSE) Перевод с английского М. Сокольской Памяти чудесной девочки Зои Биллер Глава первая Выигрыш Вы ...»

-- [ Страница 3 ] --

Тетя Барбара нагнулась и раскинула руки. Кендэл поспешно отступил.

Я не обнимаюсь со странными чужими тетями!

Кендэл! зашипела я.

Тетя Барбара рассмеялась:

Правильно делаешь, Кендэл! Уж страннее, чем я, тебе вряд ли кто-нибудь попадется.

Она выглядела действительно странно. У нее были такие же густые и мягкие, светлые волосы, как у мамы, только у тети Барбары они были по-настоящему длинными. Она собирала их наверх и закладывала в пучок;

выбившиеся завитки свисали вокруг ушей, как серьги. Лицо у нее было очень красивое, с большими голубыми глазами, как у мамы, гладкой розовой кожей и без всякой косметики. Если бы можно было отделить голову тети Барбары по линии шеи, как у манекенов, которых раньше ставили в витринах парикмахерских, она бы вышла победительницей на любом конкурсе красоты. Но ниже плеч начиналось что-то странное. Я никогда не видела такой БОЛЬШОЙ ЖЕНЩИНЫ. Ее даже нельзя было назвать толстой она была до того крупная и массивная, что казалась просто существом другой породы.

Тело у нее не колыхалось, как у той славной горничной в гостинице. Тетя Барбара была похожа на стелу из розового мрамора. На ней была просторная блузка чудесного темно-лилового цвета и такая же юбка с запахом.

Юбку можно было бы обернуть вокруг нас с Кендэлом добрый десяток раз. Ногти на ногах были покрыты лиловым лаком и поблескивали в серебряных босоножках. Я сперва задумалась над тем, как она достает до пальцев ног через такой огромный живот, но толщина явно не мешала ей быть очень подвижной. Она взлетела по лестнице к нашей квартире, помахивая туго набитыми сумками.

Мисс Паркер смотрела на нее, разинув рот.

Кто это такая? Царица Савская?

Тетя Барбара рассмеялась и подняла руку в царственном приветствии. На обеих руках у нее было по серебряному кольцу, а с шеи свисал на толстой серебряной цепочке большой янтарный кулон. Нетрудно было вообразить себе янтарную корону на ее красиво уложенных волосах.

Мы с Кендэлом шли в кильватере. Ее огромный зад колыхался над нами. Кендэл взглянул на меня, наши глаза встретились, и нам пришлось зажать себе рты руками, чтобы не расхохотаться.

Стив и Энди в коротеньких кимоно таращились вниз со своей лестничной площадки. Тетя Барбара помахала и им, прежде чем мы вошли в квартиру.

Когда дверь за нами закрылась, она сказала:

Интересно, они подумали о том, что снизу под их халатиками все видно?

Мы все засмеялись.

Джейни, где у вас чайник. Умираю, хочу чаю с печеньем.

Боюсь, что печенья у нас нет У меня есть, сказала тетя Барбара. Она извлекла из пакета чай в пакетиках, ореховый торт, пирожные, пончики, большую упаковку сэндвичей, бананы, яблоки и гигантскую плитку Кэдбери. По-моему, нам всем пора подкрепиться. Она улыбнулась. Я зашла по дороге в круглосуточный супермаркет.

Тетя Барбара, а откуда вы знаете, что я люблю такой шоколад? спросила я с изумлением.

Потому что я его люблю, ответила она. Я славилась тем, что могла съесть одна целую плитку.

Но не гигантскую?

Конечно, гигантскую! Тетя Барбара быстренько накрывала стол к чаю, как будто всю жизнь прожила в нашей квартире.

–  –  –

Что я от этого растолстею? Тетя Барбара громко расхохоталась. Боюсь, мне уже поздновато бояться!

Она уселась на мамин диван, заполнив его целиком, как кресло. Мы с Кендэлом устроились напротив, каждый со своей чашкой чая, и принялись за принесенное угощение. Все было ужасно вкусно. Даже Кендэл уплетал за обе щеки и, как полагается, съедал хлеб в бутербродах, а в пирожных бисквит, а не один только крем.

И все же больше всех ела тетя Барбара. Ясно было, что она может переесть кого угодно. Она заметила, как я провожаю глазами каждый кусок, исчезающий у нее во рту.

Не бери с меня пример, Джейни, сказала она. Очень вредно так много есть и растолстеть до такого безобразия.

Тогда зачем вы это делаете? спросил Кендэл.

Кендэл, не груби! Я пихнула его в бок.

Да нет, он задал очень разумный вопрос. Мне очень стыдно, но я не знаю, что ответить. Я ем, потому что я обжора. Я люблю есть.

Я тоже люблю есть. Я прикусила губу.

Не волнуйся так. Не думаю, что ты пойдешь в меня. Тетя Барбара с удовольствием надкусила большой эклер, из которого брызнул крем.

Я пошла не в маму. Я тоже потянулась за эклером.

Я думаю, ты вообще не обязательно должна быть в кого-то. Ты сама по себе. Другой такой нет.

Единственная и неповторимая Джейни.

Она не Джейни, сказал Кендэл.

Тетя Барбара вытерла крем с губ:

А кто же она, Кенни? То есть Кендэл, извини.

Я теперь Лола Роза, сказала я смущенно. А Кенни теперь Кендэл, а мама Виктория Удача.

Тетя Барбара кивнула:

Вы взяли новые имена, чтобы сбить со следа вашего отца?

Откуда вы знаете?

Он приперся пару месяцев назад ко мне в пивную, ругался, грозил и вообще бесновался. Он сказал, что ваша мама сбежала от него с футболистом. Это правда?

Нет! Она с этим футболистом рассталась сто лет назад. Мы сбежали потому, что отец бил маму и взялся уже и за меня.

Меня папа не бил. Папа говорил, что я его маленький чемпион. Кендэл выпятил подбородок. Он большой чемпион, а я маленький чемпион.

Ты маленький шампиньон! сказала я.

Заткнись, Лола Роза, сказал Кендэл, сжимая кулаки.

Мне очень нравится имя Лола Роза, сказала тетя Барбара. Это мама придумала?

Нет, я сама, сказала я гордо. Вы не расскажете про нас папе, тетя Барбара?

Я что, похожа на ненормальную? Мы с ним тогда хорошо поругались.

–  –  –

Пусть бы только попробовал! Тетя Барбара согнула в локтях свои мощные руки. Не думаю, что найдется мужчина, который полезет со мной драться. Даже ваш дед бросил эту затею, когда я стала достаточно взрослой. У него был ужасный характер, в точности как у вашего отца. В старости он тоже не помягчел, так и остался вредным старым брюзгой до смертного часа. Он ведь и умер на полуслове, понося меня последними словами за то, что я разливала пиво в другие бочки

Так, значит, дедушка умер?

Пару лет назад. Я хотела известить вашу маму, но она переехала. Она не из тех, кто держит связь. Мы не очень с ней ладили, когда были детьми. Уж очень мы разные, вода и камень. А потом у нас еще вышла та ссора, и я здорово разозлилась на вашу маму. Но это все было давно. Сейчас я совсем на нее не злюсь, а уж на вас, дети, мне никогда и в голову не приходило злиться. Я так рада, что ты позвонила, Джейни. Извини, Лола Роза.

А как вы добрались до нас так быстро? Автобусы ведь еще не ходят.

Я на машине, детка. Мне, кстати, надо к ней спуститься и забрать чемодан.

Чемодан?

Я остаюсь с вами, дорогая. Пока мама не поправится. В пивной я уже договорилась. У меня работает очень милая пара из Австралии, они там пока за всем присмотрят. Неужели ты думала, что я завезу вам пару фунтов и пачку печенья и смоюсь? Я ваша тетя. Вы мне родные.

Глава девятнадцатая

–  –  –

Я еду навестить вашу маму, сказала тетя Барбара.

Я тоже поеду, сказала я.

И я, сказал Кендэл.

Он расстроится, если его не возьмут? тихонько спросила меня тетя Барбара.

Наверное.

Я боялась, что расстроится мама из-за того, что я позвонила тете Барбаре.

Мы поехали в больницу все вместе. Тетя Барбара уверенно проследовала в отделение, мы с Кендэлом рысцой бежали за ней.

Мама лежала на спине, лицом к нам. Ее лицо исказилось.

Господи, ты-то как здесь оказалась? спросила она резко.

Тетя Барбара сморгнула, но тут же весело рассмеялась:

Я тоже так рада тебя видеть, Никки!

Она нагнулась поцеловать маму.

Я была уверена, что мама увернется от поцелуя. Ничего подобного! Здоровой рукой она обвила тетю Барбару за шею и крепко поцеловала.

Ну как ты? спросила тетя Барбара.

–  –  –

Грудь и рука у мамы были все еще обмотаны бинтами. Ненакрашенное лицо было смертельно бледным, спутанные волосы висели липкими прядями.

Она притянула меня к себе, поцеловала и спросила на ухо:

Джейк не звонил?

Нет, сказала я Мама вздохнула, как будто я была в этом виновата.

Лола Роза вела себя потрясающе, Ник. Она такая взрослая и ответственная!

Да-да, конечно. Вся в тебя, правда?

Кендэл тоже держался молодцом, сказала тетя Барбара.

Тут она, конечно, привирала. Кендэл держался хуже некуда.

Мама только фыркнула в ответ.

Мама! Кендэл забрался на кровать, заглянул ей в лицо и нахмурился. Мама, ты ужасно выглядишь!

Спасибо, дорогой! буркнула мама, отталкивая его. Слезь с кровати, Кендэл. Нечего дышать мне в лицо.

У Кендэла выступили слезы. Он тихонько соскользнул с кровати и посмотрел на меня умоляюще, не зная, как исправить положение. Я понимала, что он не хотел сказать ничего плохого. Он просто испугался, что мама все еще выглядит такой больной.

Я тебя не люблю, проговорил он дрожащими губами.

Я тебя тоже не люблю. Мама прикрыла глаза.

Не хочу больше, чтобы ты была моей мамой, сказал Кендэл сквозь слезы. Хочу тетю Барбару.

Я заткнула ему рот рукой и поспешно сказала:

Это он не всерьез, мама!

Может быть, он говорил и всерьез. Тетя Барбара ему очень понравилась. Во-первых, она все знала об акулах. Она ездила в отпуск в Америку и видела остров, где снимали старый фильм Челюсти; там акулы откусывают ноги людям, купающимся у берега.

Вечером тетя Барбара взяла этот фильм для Кендэла в видеопрокате. Он смотрел его, уютно устроившись у нее на коленях и прижимая к груди Джорджа. Тетя Барбара волновалась, что фильм его напугает, но, похоже, он был вполне доволен. Погрустнел он только в конце, когда акула погибла.

Я совершенно не могла смотреть этот фильм. Усевшись по-турецки спиной к телевизору, я занялась своим альбомом, положив рядом целую стопку журналов. Мне хотелось сделать страничку "Любимые блюда" со всей нашей семьей: мама, тетя Барбара, Кендэл и я. Очень трудно было добиться равновесия на этой страничке. У тети Барбары была куча любимых блюд, у меня тоже немало, у мамы почти ничего, если не считать вина и сигарет, а у Кендэла только красный фруктовый лед.

Тетя Барбара, а вы видели акул, когда были в Америке? спросил Кендэл.

Прямо в море не видела. Зато я видела китов целую кучу, с горбатыми спинами. У меня дома есть фотографии, я тебе как-нибудь покажу. Я ездила на таком специальном катере, откуда показывают китов.

Киты любят планктон, поэтому они выдувают липкую жидкость, и мелкие рыбешки застревают в ней, и тогда киты подплывают и ням-ням-ням!

Она изобразила, как они это делают. Кендэл стал за ней повторять и по ошибке выдул липкую жидкость из своего носа.

А в Диснейленде вы были, тетя Барбара? Моя подруга Харприт была и говорит, что это самое лучшее место на свете.

Нет, я не была. Но почему бы нам и не съездить когда-нибудь?

Нам? Вы, Кендэл и я? И мама? Но где же мы возьмем столько денег? Лотерейный выигрыш уже кончился.

Я думаю, у меня хватит на нас всех, сказала тетя Барбара.

Вы богатая? спросил Кендэл в восторге.

Не то чтобы богатая. Но, во всяком случае, не бедная, ведь ваш дед завещал мне пивную. Я не трачу лишних денег на тряпки, шикарные машины и прочее такое, зато люблю хорошо отдохнуть во время отпуска.

В прошлом году я ездила в Таиланд. Потрясающая страна, и люди там замечательные. У меня теперь работает очаровательное тайское семейство, готовит тайские блюда. Вы когда-нибудь пробовали тайскую кухню, дети?

Мы брали обеды в китайской палатке. Мне нравится курица чоу-мейн, сказала я.

Вот ты попробуешь, как готовят тайцы. Это просто прелесть.

Просто прелесть была в "Читти-читти Бэнг-Бэнг", сказал Кендэл, гордый своей эрудицией.

У нас была кассета на старой квартире, пояснила я.

А теперь еще есть такой спектакль, с настоящей машиной, которая поднимается в воздух. Можем сходить, если хотите.

Мы уставились на тетю Барбару. Нам казалось, что она посадила нас в волшебную машину, на которой мы улетим из скучной повседневности в ослепительную волшебную страну, где все возможно.

В воскресенье утром она повезла нас в город и сказала, что мы можем пойти куда захотим. Кендэл выбрал аквариум кто бы мог подумать? Тетя Барбара с большим пониманием отнеслась к тому, что я не хотела заходить внутрь. Она усадила меня на скамейку над рекой.

Ну как, тут тебе хорошо сидится?

Отлично, ответила я.

На самом деле мне было очень скверно. Акулы были заперты в аквариуме, но все остальные тревоги я не могла запереть. Они стаями кружили у меня в голове. Я чувствовала себя виноватой, что мы с Кендэлом развлекаемся тут с тетей Барбарой, пока мама лежит в больнице и ей все еще плохо. Когда мы прощались, она выглядела такой крошечной. Я боялась, что она с каждым нашим посещением будет таять, пока не останется только охапка волос, кости и повязки.

Я испугалась, что сейчас разревусь, и стала искать, чем бы развлечься. Подобрав с земли несколько ярких фантиков, я порвала их на кусочки и стала слюной наклеивать себе на руку, как татуировку. В школе я видела картинку-улитку из разноцветных кусочков бумаги и попробовала сделать такую же. Потом я добавила к ней бабочку, божью коровку и розу.

Тетя Барбара ахнула, когда увидела. Я думала, она сейчас заставит меня отлепить все это, а потом отругает за то, что я облизываю грязные бумажки. Так сделала бы мама. Но тетя Барбара поднесла мою руку к глазам и стала внимательно разглядывать ее, улыбаясь.

Тебе нравится Матисс? спросила она.

Я никогда не слышала о Матиссе, и она повела нас в Тэйт-Модерн. Кендэл ворчал, что будет скучно-скучно-скучно, но, когда мы наконец дошли берегом до этой огромной галереи, он стал носиться по всему зданию, и, похоже, все были довольны.

Там была целая выставка Матисса. Сначала я не могла решить, нравится он мне или нет. Все было нарисовано какими-то волнистыми линиями и совсем не похоже на настоящее; правда, яркие краски мне понравились. Тете Барбаре нравилась картина, изображающая женщину, откинувшуюся на диване в странных мягких брюках. Она сказала, что собирается сшить себе что-нибудь в этом роде. Ей часто приходится самой шить себе одежду, потому что в магазинах на ее толщину ничего подходящего не найдешь.

Тебе я тоже сошью полосатые штанишки, Лола Роза! Но тут она заметила ужас, мелькнувший на моем лице. Шутка! рассмеялась она.

Мы свернули за угол и оказались перед той самой улиткой, что висела в школе, только огромной больше, чем тетя Барбара.

Коллаж! сказала я.

Ах вот как! Ты это знаешь! По-моему, ты со своим коллажем заткнула за пояс старика Матисса. И та картинка с едой, которую ты делала вчера вечером, мне тоже очень понравилась. Кстати о еде, я умираю с голоду. Пошли поищем какое-нибудь кафе.

Мы все заказали сосиски с пюре. Кендэл превратил свои сосиски в акул, а пюре в море, однако же все доел.

Я тоже съела свои сосиски, а потом еще большой кусок клубничного торта. Но в автобусе по дороге в больницу меня начало мутить. Кендэл тоже притих. Тетя Барбара обняла нас обоих.

А маме уже лучше? спросил Кендэл.

Будем надеяться, ответила тетя Барбара. Но она не сказала просто "да".

Когда мы вошли в отделение, мама сидела высоко на подушках; волосы у нее были тщательно расчесаны, губы и щеки подкрашены, и вся она была розовая и хорошенькая, почти как раньше.

Мама, тебе лучше! сказал Кендэл.

Да, меня завтра обещали выписать, откликнулась мама.

Отличные новости, Ник, сказала тетя Барбара.

Виктория, поправила ее мама.

Виктория Удача, госпожа Удача, сказала я.

Правильно, это я! отозвалась мама, но смотрела при этом не на меня, а куда-то за наши спины.

Мы посидели немножко, я и тетя Барбара пытались болтать с мамой, а Кендэл устроился на полу и шептался с Джорджем. Мама опускалась все ниже с подушек и отвечала односложно.

Вдруг она села прямо, облизнула губы и открыла зубы в сияющей улыбке.

Я оглянулась. По отделению торопливо шел Джейк, сжимая букетик гвоздик, какие продают у гаражей за два фунта девяносто девять пенсов. Мама изобразила такой восторг, словно он подарил ей охапку оранжерейных лилий. Не обращая на нас внимания, она одарила его страстным поцелуем кинозвезды. Губы у Джейка, когда он оторвался, были все мокрые. Он поднял руку, как будто хотел утереться. Мама неотрывно смотрела на него. Его рука застыла в воздухе. Он похож был на статую, собравшуюся поздороваться.

Потом он неловко помахал нам с Кендэлом:

Привет, ребята!

Тете Барбаре он судорожно кивнул.

Здравствуйте, я сестра Виктории, сказала она.

Джейк удивленно посмотрел на нее. Тетя Барбара встретила его взгляд, готовая услышать обидное замечание. Вид у нее был совершенно спокойный, но я видела, как на заложенных за спину руках нервно шевелились пальцы, расковыривая заусенец. Это, наверное, ужасно все всегда удивлялись, что две сестры могут так по-разному выглядеть.

Джейк догадался попридержать язык. Мама похлопала по постели, предлагая ему сесть рядом с ней. Я видела, как ее лицо дернулось, когда он тяжело опустился на край кровати, но она не издала ни звука. Если бы ему вздумалось использовать ее кровать как трамплин, она бы и тогда не пожаловалась.

Как мило, что ты пришел меня навестить, Джейк, сказала она, делая вид, что это большой сюрприз для нее, хотя позже я узнала, что она брала мобильный телефон у соседки и оставляла срочные сообщения на номере его института.

Наверное, это хорошо, что он пришел. Может быть, он все-таки немножко любил маму. А может быть, он думал, что она умирает и он получит от нее что-нибудь в наследство. Правда, у нее ничего не было. Чемодан с одеждой, немного мебели и двое детей.

Мама, похоже, полностью забыла о нашем существовании. Она без умолку щебетала с Джейком, розовые пятна румян выделялись на ее бледных щеках. Джейк почти все время молчал. Он явно почувствовал облегчение, когда к нему тихонько придвинулся Кендэл.

Ну как дела, приятель? Он приподнял Кендэла и посадил к себе на колени. Кендэл радостно забил ногами.

Осторожно! Мама нахмурилась.

Очень больно? спросил Джейк.

Да нет, ерунда. И вообще, не волнуйся, я там целехонька. Мама весело похлопала по своим повязкам. Все благодаря тебе, Джейк, милый. Если бы ты не заметил эту маленькую опухоль и не заставил меня пойти к врачу, я уже пристала бы к другому берегу Хочу на берег! сказал ничего не понявший Кендэл. Мама, тетя Барбара отвезет нас на берег моря смотреть акул и китов, а потом мы поедем в Диснейленд.

Правда? Что это проносится у нас над головой? Это летающая свинья! сказала мама.

Кендэл окончательно потерял нить, но, кажется, это его не смутило.

Берег, берег, берег. Мы с Джорджем поедем на берег, пропел он и задрыгал ногами.

Одной ногой он заехал маме в бок. Это была здоровая сторона, но, конечно, ей было больно. Она на секунду прикрыла глаза, но продолжала храбро улыбаться.

Джейк спустил Кендэла с колен и поднялся.

Ты куда собрался? спросила мама.

Извини, Вик, мне пора.

Но ты же только что пришел!

Да, но у меня столько дел, ты же знаешь Мама знала. Это было выше ее сил. Она крепилась, пока он не скрылся из виду, а потом расплакалась.

Перестань, Ник, он того не стоит, сказала тетя Барбара мягко.

Тебе откуда знать? всхлипнула мама.

И правда, откуда мне знать? Тетя Барбара обняла нас с Кендэлом за плечи. Пойдемте, дети.

Нечего тебе так носиться с детьми! Это мои дети! крикнула мама.

Пойдемте, мама устала, сказала тетя Барбара. Как ты думаешь, в котором часу тебя завтра выпишут? Я приеду за тобой на машине.

Не раньше обеда. И я прекрасно доберусь сама, спасибо, буркнула мама.

Конечно, ответила тетя Барбара. Но я все же заеду сюда в обед.

В понедельник тетя Барбара отправила нас в школу, хотя мы сопротивлялись.

Нет, мне надо будет сосредоточиться на вашей маме. Нам нужно кое о чем поговорить. Кроме того, хватит вам уже пропускать школу.

Все равно мне уроки будут без толку. Я не смогу ничего воспринимать, сказала я.

Так и вышло. В голове у меня была одна неотвязная мысль о маме. Я сказала Харприт, что маму выписывают. Она крепко обняла меня и сказала, что ужасно за нас рада.

Значит, ей теперь лучше?

Конечно. Иначе бы ее не выписали, правда?

Правда. Харприт погладила меня по плечу. Лола Роза, мне мама положила в завтрак вторую плитку шоколада. Хочешь?

В моей коробке с завтраком всего оказалось вдвое, потому что собирала ее тетя Барбара. Мы с Харприт принялись за роскошный пир из сливочного сыра, бананов, фиников, сэндвичей с куриным салатом, овощей в соусе, соленых чипсов, кексов с черникой, сладких булочек с маслом, яблок, клюквенного сока и гигантской плитки "Кэдбери".

Я так растолстею, сказала Харприт, поглаживая себя по плоскому животу.

–  –  –

Ты не толстая. То есть не по-настоящему. Ты обязательно похудеешь, когда станешь постарше и будешь как твоя мама.

Надеюсь, сказала я. Но даже если и нет, ведь в толщине нет ничего такого уж плохого, правда?

В этом вообще ничего плохого нет, сказала Харприт успокаивающе.

Но когда мы после уроков выходили из школы, Харприт так и застыла посреди двора.

Мамочки, ты только посмотри на эту женщину!

Она прикрыла рот рукой и захихикала. И не только она. Чуть ли не все дети таращились на нее и подталкивали друг друга локтями.

Это чья-то мама? Харприт прыснула. Настоящий слон! Кто это может быть?

Это моя тетя Барбара. Так что помолчи, пожалуйста.

Я побежала по двору к воротам школы, где ждала тетя Барбара. На ней была голубая джинсовая рубашка, которая могла бы послужить парусом на корабле. Она протянула огромные голубые руки, и я бросилась к ней и обняла на глазах у всей школы.

Вы чудесно выглядите, тетя Барбара. Вам очень идет эта рубашка под цвет глаз.

Тетя Барбара крепче прижала меня к себе.

А где же мама? Вы за ней ездили? Почему она не с вами?

У меня заколотилось сердце.

С мамой все в порядке. Она дома, отдыхает.

С ней правда все в порядке?

Пока, во всяком случае, сказала тетя Барбара.

Ее слова отдавались у меня в голове, подхваченные голосом Рока. Пока. Мне нужно, чтобы с ней все было в порядке навсегда.

Харприт стояла в сторонке и умоляюще смотрела на меня своими огромными, прекрасными глазами.

Прости меня, пожалуйста, тихонько сказала она, когда я повернулась.

Тетя Барбара, это моя подруга Харприт.

На лице Харприт выразилось облегчение. Она вежливо протянула руку:

Очень приятно с вами познакомиться, тетя Барбара. Потом она посмотрела на меня: Ты никогда не говорила, что у тебя есть тетя! Это настоящая тетя или просто друг?

Я настоящая тетя, и друг тоже, сказала тетя Барбара.

Мы пошли забирать Кендэла и Амандип с продленки. Амандип оробела и принялась сосать палец.

Она просто еще совсем маленькая. Кендэл взял тетю Барбару за руку. Тетя Барбара, я вас люблю.

Я тебя тоже люблю, Кендэл, сказала тетя Барбара.

А вы нас поведете в аквариум?

Тетя Барбара рассмеялась, а я возмутилась до глубины души:

Кендэл, мы идем прямо домой. Мама вернулась!

Она может пойти с нами, откликнулся Кендэл.

Не будь идиотом, она еще плохо себя чувствует.

Она теперь все время больная, сказал Кендэл, как будто мама была в этом виновата. Можно, мы сейчас пойдем в аквариум, а потом к маме?

Нет, сейчас мы идем домой, детка, но по дороге купим тебе красный фруктовый лед, ты не против? А вы, девочки? У вас какое любимое мороженое?

Я выбрала пломбир, а Харприт и Амандип вафельные рожки. Тетя Барбара взяла большую порцию пломбира в шоколаде. Она отколупывала зубами шоколадную глазурь в точности как я. И так же приговаривала м-м-м от восторга.

Давайте маме тоже купим мороженое, сказала она. Какое она любит?

Она очень редко ест мороженое, потому что следит за фигурой, сказала я, не подумав. И тут же почувствовала себя очень скверно.

Я тоже слежу за фигурой, сказала тетя Барбара. Я слежу, как она увеличивается!

Это прозвучало у нее как стихи. Потом она погладила себя по бокам и животу и сказала:

Рожок, рожок и пломбир, пломбир, пломбир!

Когда мы прощались с Харприт у ее дома, она шепнула мне на ухо:

Лола Роза, тетя Барбара у тебя просто замечательная!

Я ее люблю, прошептала я в ответ.

Хотела бы я быть маленькой, чтобы виснуть у тети Барбары на руке, как Кендэл. Не успел он покончить со своим мороженым, как уже снова заныл про аквариум.

Ну и кто тут еще совсем маленький? сердито сказала я.

Я понимала, почему он такой. Мне самой минутами хотелось пойти в этот чертов аквариум. Я боялась увидеть маму, хотя ужасно по ней соскучилась.

Я боялась увидеть, что она по-прежнему очень больна.

Но, открыв дверь в квартиру, мы услышали, что мама с кем-то разговаривает. У нее кто-то был. Я подумала, что это, наверное, Джейк.

–  –  –

Нет, этого не может быть! Он не знает, где мы. Он не мог нас найти. Это не может быть он, этого просто не может быть! Мне это снится! Надо закрыть глаза покрепче, а потом открыть их широко-широко, и я проснусь.

Я закрыла глаза. Квартира перестала кружиться. Голос отца тоже смолк. Это и правда был сон.

Я широко открыла глаза. Отец стоял прямо передо мной, открыв все зубы в широкой ухмылке.

Я судорожно вздохнула. Кендэл вскрикнул.

Папа! Папа! Мой папка! завопил он и бросился вперед, отталкивая меня худыми ручонками.

Отец подхватил его и стал кружить. Ботинок Кендэла больно заехал мне по голове, так что все снова закружилось.

Кто-то обхватил меня руками за плечи. Тетя Барбара.

Это вы позвонили отцу? шепотом спросила я.

Она отрицательно покачала головой и показала глазами на маму, лежавшую на диване в белой кофте поверх черной ночной сорочки и полной боевой раскраске на лице.

–  –  –

Я проскользнула мимо папы и Кендэла и подбежала к ней. Она предупреждающе вытянула руки:

Полегче, полегче! У меня до сих пор все жутко болит. Я чувствую себя, как после десяти раундов с Ленноксом Льюисом. Здравствуй, дорогая. Ты ведь рада, что мама снова дома? И папа. Вот так сюрприз, правда?

Я в упор смотрела на нее. Она тоже смотрела на меня, выпятив подбородок, но старалась не встретиться со мной глазами.

Пора нам снова съехаться, Джейни. Мы все ужасно соскучились по папе. Правда, Кенни?

Да! Да! Папа, ты лучше всех! Ура! завопил Кендэл, когда папа поднял его на плечи. Я король и правлю всем миром! Смотрите, я могу дотронуться до потолка!

Осторожно, Кенни, не трогай провод, тебя дернет током, сказала мама.

У меня было такое чувство, что мама сунула нас всех в электрическую розетку. Меня обдало страхом, так что волосы на голове зашевелились.

Зачем она это сделала? Мы все эти недели прятались от него и так старались начать новую жизнь, в которой он не сможет нас отыскать.

Я понимала зачем. Ей было очень страшно в больнице. Ей нужен был кто-нибудь, кто бы ее успокоил. Кто бы ее успокоил, что она все еще красивая. От Джейка проку не было. Тогда она вспомнила о единственном на свете мужчине, который был от нее без ума.

И она принялась, как всегда, сочинять себе волшебную сказку. Будто бы теперь все будет по-другому.

Отец будет потрясен, что она так тяжело болела. Он по-настоящему раскается и захочет вознаградить ее за все. Он ведь так по нас скучал! Он, наверное, понял теперь, как много мы для него значим. Поэтому он вернется и будет обращаться с мамой, как с королевой. Он никогда больше не поднимет на нее руку. Он будет ее любить, холить и лелеять. Мы все станем счастливой семьей и станем жить-поживать да добра наживать.

Мама очень старалась превратиться в сказочную принцессу. Она не могла поднять больную руку, но умудрилась вымыть волосы над раковиной одной рукой. Косметика была наложена очень тщательно, глаза подведены ровной линией, губы накрашены абсолютно ровно, несмотря на дрожь в руках, которую она не могла унять. Ноги были побриты, и ногти на них покрыты розовым лаком.

Она лежала в тщательно выбранной позе, прикрыв кофтой толстую повязку на груди. Ей так хотелось, чтобы сказка стала былью. Она часто моргала, про себя умоляя судьбу, чтобы все сбылось.

Мне тоже захотелось, чтобы все сбылось. Ради нее.

Может быть, все и правда получится? Отец не бросался на нас, он был весь медовый-сахарный.

Я чуть с ума без тебя не сошел, малышка, сказал он, садясь рядом с мамой. Кенни все еще сидел у него на плече. Я не мог поверить, что ты сыграла со мной такую шутку. Я думал, ты хочешь меня проучить, заставить меня поволноваться несколько дней, но ты и вправду задумала от меня уйти, да, милая? В его голосе послышались низкие нотки.

Мама прижалась к нему, гладя его лицо тщательно наманикюренными пальчиками.

Нет, конечно, не вправду, Джей, родной. Я сама не знаю, о чем я думала. Я испугалась, понимаешь. Я, видимо, просто потеряла голову. Я не могла дать в обиду детей.

Но ты же знаешь, что я пальцем никогда не тронул моих детей. Он взял Кендэла на колени и стал его щекотать. Я жизнь отдам за моего мальчика ты что, сомневаешься?

Мне казалось, что я проваливаюсь в какую-то пропасть. Отец вел себя так, как будто у него только один ребенок. А я? И тот последний вечер вместе? Он не то что тронул меня пальцем он ударил меня кулаком в челюсть, так что я чуть сознание не потеряла.

Я смотрела на отца, заходясь внутри от беззвучного крика. Он обернулся ко мне, как будто услышал. И улыбнулся. Это была акулья улыбка.

А, Джейни, сказал он, как будто только что меня заметил. Ты разве не хочешь поцеловать папочку и сказать, что рада его видеть?

Мама затаила дыхание и умоляюще посмотрела на меня.

Я притворилась ради нее.

Ради себя тоже потому что я обезумела от страха. Мне хотелось бросится вон из комнаты, вниз по лестнице, бегом по улице и никогда больше не появляться здесь. Однако я подошла к отцу. Он коснулся губами моего уха и шеи.

Ну вот, умница моя, прошептал он. Это ты подбила маму на все это, да?

Я не знала, что сказать. Меня била дрожь.

Что это ты дрожишь? Неужто тебе холодно в такой нарядной курточке на меху? Славная штучка, ничего не скажешь. А где же моя новая модная куртка?

Мы тебе купим, милый, сказала мама.

Значит, она ему не призналась, что лотерейные деньги кончились.

Вот это снова моя славная крошка! И мои сынок и дочка. Моя семья снова со мной! Отец обхватил руками нас всех. Мы пойманы.

Тетя Барбара осталась на свободе и смотрела на нас. Руки она сложила на груди, крепко обхватив пальцами локти, как будто стараясь сдержаться. Она глядела на маму, как будто не верила своим глазам.

Мама старалась не оглядываться на нее.

Зато папа оглянулся:

Ага, Барбара, так ты мне наврала с три короба, когда я заходил к тебе в пивную. Он наклонил голову набок, надул щеки и передразнил тоненьким голосом: "Честное слово, Джей, я понятия не имею, где Никки. Я ее уже несколько лет не видела. Детей я видела в последний раз, когда Кенни был грудным".

Это была чистая правда, Джей, спокойно сказала тетя Барбара. У меня даже твоего адреса не было.

–  –  –

Можешь обзываться сколько угодно. Меня этим не удивишь.

Да-а? И как же тебя обычно обзывают, малютка Барби?

Я думаю, тебя учить не нужно, ответила тетя Барбара. Никки, я пойду сделаю чаю. Как ты себя чувствуешь?

Хорошо, сказала мама. Из-под ее косметики проглядывала смертельная бледность. Барбара просто приехала присмотреть за детьми, пока я была в больнице.

И кто же ей позвонил? спросил отец.

–  –  –

Я, сказала мама.

А почему ты не позвонила мне? Это же мои дети!

Конечно, милый, но я подумала, что ты очень расстроишься из-за всей этой истории с больницей Барбара, правда, ужасно хочется чаю Да, да, Барби, поставь-ка нам чайник, а потом мотай поживее обратно в свою пивную. Ты нам здесь больше не нужна. Мы тоже едем домой.

Он оглядел комнату и фыркнул:

Как ты умудрилась забраться в такую дыру, Ник? Ты уверена, что опухоль у тебя не в голове?

У меня уже нигде нет опухоли, милый. Мне ее вырезали. Я снова как новенькая.

Будем надеяться, детка. Я бы не вынес, если б тебе отрезали твою хорошенькую грудку!

Очень конструктивное отношение! сказала тетя Барбара.

Мы все застыли. Папа столкнул Кендэла с колен.

Джей, она ничего плохого не хотела сказать, пролепетала мама.

Я что, тупой, по-твоему? Не гляди так испуганно, детка. Джейни, прекрати трястись. Все в порядке. Я не собираюсь выходить из себя. Даже ради твоей жирной дуры сестрицы. Слышала, Барби? Канай-ка живенько к своему папашке.

Отца нет в живых, сказала тетя Барбара. Я думаю, сегодня нам всем стоит остаться здесь. Никки очень устала. Ей нужно отдохнуть. Кроме того, на следующей неделе ей нужно будет заехать в больницу за результатами анализов.

Каких анализов? Ты вроде сказала, что с опухолью покончено, а, Ник?

Конечно, покончено, поспешно откликнулась мама. Они все вырезали. Я теперь здорова. Просто устала немного. Голос ее оборвался, и по щекам покатились слезы.

Не плачь, моя хорошая, ты же знаешь, что я не могу этого вынести. Отец прижал мамину голову к своей груди. Ну вот, ну вот, малышка. Все в порядке, твой Джей с тобой и позаботится о тебе.

Он погладил ее по голове и поцеловал в кончик носа, как маленькую девочку. Мама прижалась к нему:

Джей, ты правда обо мне позаботишься? Обещаешь?

Клянусь чем хочешь, дорогая. Можешь на меня положиться. Ты моя малышка, и я буду тебя оберегать. А теперь ложись поудобнее. Конечно, ты устала. Я тебя хорошенько укрою, и ты поспишь. Мы можем остаться здесь на ночь, если хочешь. А завтра поедем домой. Я понесу тебя на руках, если понадобится. Я готов нести тебя на руках на край света, крошка моя. Ты мне дороже всего на свете. Я правда чуть с ума не сошел, когда ты ушла. Но я тебя не осуждаю. Я на тебя больше не сержусь. Ты, наверное, уже была больна и поэтому не в себе. У тебя началась паника. Я все понимаю. Но теперь ты можешь быть спокойна. Мы начнем новую жизнь, ты, я и наш сыночек.

И Джейни, сказала мама.

И Джейни, повторил отец.

Мне очень не нравилось, как отец на меня смотрит. Я уже не его маленькая дочурка. Он считал, что это я во всем виновата.

Может быть, я и правда во всем виновата?

У меня было такое чувство, будто меня ударили по голове. Я ничего не слышала, ничего не видела, ничего не понимала.

И тут я почувствовала, что на плечи мне легли большие, сильные руки.

Джейни, пойдем, поможешь мне приготовить чай, сказала тетя Барбара.

Она помогла мне добраться до кухни. Я прислонилась к ней. Она обвила меня руками и нагнулась к моему уху.

Хочешь, перебирайся жить ко мне, шепотом сказала она.

Он меня не отпустит.

Мы это устроим. Я не дам ему тебя тронуть, обещаю.

Он будет бить маму.

Может быть, они разберутся. Может быть, он правда о ней позаботится. Может быть, он не хочет упускать свой последний шанс.

Когда мы вернулись в гостиную, отец хлопотал изо всех сил, взбивая маме подушки и поправляя простыни.

Ну вот, девочка моя, сказал он. Так тебе уютнее?

Да, Джей, намного.

Сейчас мы тебя уложим хорошенько, нежно ворковал отец. Дай-ка я сниму с тебя кофту. Не волнуйся, я не задену твою бедную грудку. Храбрая моя малышка, ты ведь никогда не жалуешься. Но больше тебе не будут делать больно, обещаю. Мы тебя хорошенько укутаем, и ты поспишь, да, детка?

Ты такой хороший, Джей, сказала мама.

Конечно, малышка. Никто за тобой так не поухаживает, как я.

Отец подоткнул одеяло. Его рука наткнулась на что-то под матрасом. Он вытащил синий тряпичный комок и недоумевающе уставился на него.

Это еще что такое?

Отец взмахнул в воздухе синими боксерскими шортами, так что штанины захлопали. Это было очень смешно, но никто не засмеялся. Даже Кендэл втянул голову в плечи и прижал локти к бокам.

Мама растерянно смотрела на боксерки.

Что это такое? спросил отец.

Это трусы, пролепетала мама.

Конечно. Это я и сам вижу. Отец почти тыкал ими маме в лицо. Вопрос не в этом, правда, Никки?

Мама сглотнула.

Правда? заорал отец.

Пожалуйста, дорогой, не кричи, умоляюще сказала мама.

Я буду кричать во всю глотку, пока ты мне не скажешь, чьи это трусы!

Трусы были, разумеется, Джейка. Я ненавидела его в эту минуту за то, что он такой растяпа.

Кендэла, выпалила я.

Вот как? Кендэла? Это что у тебя за имечко, Кенни?

Кенни попытался пожать трясущимися плечами.

Так это твои трусы, Кендэл? Они тебе, часом, не великоваты?

Он приподнял боксерки. Кендэлу они были бы как раз до щиколоток.

По-моему, ты бессовестно врешь, Джейни, сказал отец.

Нечего впутывать в это детей, сказала тетя Барбара. О господи, какая разница, чьи это трусы? Кончай валять дурака и давайте пить чай!

Она протянула отцу кружку, но он так оттолкнул ее, что горячий чай облил шелковый тайский костюм тети Барбары.

Оп! сказал отец. Метко! Может, это твои трусы, Барби? Нет, тебе они, пожалуй, маловаты.

Ты всесторонне рассматриваешь вопрос, сказала тетя Барбара, приподнимая пальцами мокрую блузку.

А то как же? Я хочу знать ответ. Чьи это трусы, Никки?

–  –  –

Не знаешь? У тебя тут что, столько мужчин раздевалось за это время, что ты и счет потеряла?

Мама покачала головой, держась за больную грудь:

Джей, прости. Не сердись на меня, пожалуйста. Был тут один парень Только один.

Шлюха! заорал отец и поднял руку со сжатым кулаком.

Я бросилась к маме.

Но тетя Барбара оказалась проворнее. Кулаки у нее тоже были сжаты. Но она не ударила отца кулаком.

Она его лягнула. Нога в лиловой замшевой сандалии взлетела вверх и со всего размаха ударила отцу в пах.

Он охнул и согнулся. Тетя Барбара покачивалась на носках, готовая встретить его, когда он выпрямится.

Отец опустился на колени, обхватив себя руками.

Подними еще раз руку на Ник и на детей и я тебя убью, сказала тетя Барбара.

Отец с трудом встал на ноги, лицо его исказилось. Он схватил кружку с чаем и швырнул об стену. Потом повернулся и пошел на тетю Барбару, зажав в пальцах осколок, он хотел добраться до ее лица. Она внезапно взметнула руку и ударила его ребром ладони по плечу. Он пошатнулся, выронил осколок чашки и застыл с раскрытым ртом.

Джей, я не шучу, сказала тетя Барбара. А теперь убирайся вон! Вон из этой квартиры. И вон из их жизни.

Отец посмотрел на маму.

Прости, Джей, всхлипнула она. А сейчас уйди. Прошу тебя.

Отец еще несколько секунд стоял на месте, задыхаясь от ярости. Потом обвел нас всех глазами и выбежал из квартиры, бешено хлопнув дверью. Мы слышали, как мисс Паркер кричала, высунувшись на лестницу, что будет жаловаться на шум. Дверь подъезда хлопнула еще громче.

Потом снова раздались шаги и стук в нашу дверь. Мы подумали, что отец вернулся, но это оказались Энди и Стив.

Виктория, с вами ничего не случилось? Мы слышали шум Стив сжимал в руках зонтик, а Энди сковородку. Вряд ли они бы им сильно помогли в драке с моим отцом.

Но тетя Барбара его победила! Она стояла посреди комнаты, тяжело дыша и оправляя лиловую блузку.

Теперь все уже в порядке, но спасибо огромное, что вы пришли нас защитить.

Стив и Энди явно хотели побыть у нас еще и разузнать, что происходит, но тетя Барбара вежливо, но твердо сказала, что маме сейчас нужен покой. Они покорно пошли к себе наверх.

Я думаю, нужно заново заварить чай. Тетя Барбара взглянула на Кендэла. Бедняга описался от страха. А тебе, Кендэл, нужно переодеть штаны. Лола Роза, я беру на себя чай, а ты займись штанами.

Я взглянула на маму. Она лежала, закрыв лицо руками. Я заколебалась.

Дай маме немного поплакать, сказала тетя Барбара.

Я повела Кендэла в ванную. Он тоже расплакался:

Я как маленький написал в штаны!

Да нет, Кендэл, все в порядке. Я сама чуть не описалась. Было так страшно!

Это ведь был не папа, правда?

Конечно, папа.

Я его помнил не таким, сказал Кендэл.

–  –  –

Я думал, он нас сейчас побьет. Но тетя Барбара побила его!

Кендэл вывернулся из мокрых штанов и махнул ногой, подражая тете Барбаре. Потом он взметнул руку и чуть не попал мне по голове, пока я его мыла.

Осторожно, Кендэл!

Это ты осторожно, Лола Роза, а то как начну лягаться и драться, как тетя Барбара!

Как ей это удалось?

Я рада была, что Кендэл тоже это видел, а то бы я думала, что мне все это померещилось. У меня в памяти тетя Барбара уже неслась по воздуху, выбрасывая руки и ноги, как в фильме о боевых искусствах.

Тайская борьба, пояснила тетя Барбара в ответ на наши расспросы. Когда я была в Таиланде, я пошла посмотреть тайский бокс. Это потрясающе. Они борются под музыку и используют в борьбе самые разные части тела: кулаки, локти, колени, голени и ступни. Когда я вернулась, я нашла по объявлению вечерние курсы тайской борьбы. Сперва я просто ходила посмотреть, но в конце концов записалась на тренировки. Я до этого немного занималась дзюдо, поэтому у меня была кое-какая подготовка.

Вы просто взяли и записались на тренировки? Какая вы смелая, тетя Барбара!

Ни капельки! В вашем возрасте я муху боялась обидеть.

Мама фыркнула:

Ты была папиной маленькой любимицей.

Большой любимицей.

Вы такая большая, что даже можете побить моего папу, сказал Кендэл.

Вы его правда убьете, если он вернется? спросила я.

Нет! Видишь ли, я постепенно склоняюсь к буддизму. А там никого не разрешается убивать, даже букашек.

Но вы могли бы его убить, если бы захотели? Если бы он вправду начал нас избивать?

Не знаю. Все может быть.

Тетя Барбара, останьтесь с нами еще немного, пожалуйста. На случай, если отец вернется.

Тетя Барбара посмотрела на маму:

Боюсь, что вашей маме не хочется, чтобы я оставалась. Но деваться ей некуда. Похоже, вам пока от меня не отделаться.

–  –  –

Я спросила тетю Барбару.

Я думаю, она просто переутомилась, сказала она.

Но ей правда лучше? Ей всю эту опухоль вырезали?

Да, я думаю, что всю. Но ей, наверное, придется еще лечиться.

Как лечиться?

Давай подождем, там видно будет, сказала тетя Барбара.

Но она поправится совсем?

Я очень надеюсь, детка.

Обещаете?

Тетя Барбара заколебалась:

Я бы рада была, если б могла тебе это обещать, Лола Роза.

На следующий день мама чувствовала себя хорошо. Когда мы с Кендэлом пришли домой из школы, она по-новому покрасила и причесала волосы и выглядела очень хорошенькой. На ней были знакомые белые джинсы, но теперь по швам были вышиты розочки.

А что, Джейк заходил? спросила я.

Черта с два он зайдет. Это я сама сделала. Думаешь, только ты у нас изобретательная, Лола Роза?

Джинсы очень красивые, мама. Ты очень красивая.

Правда? откликнулась мама, охорашиваясь. Если еще хорошенько накраситься Завтра пойду искать работу.

Почему бы тебе не подождать немного, Ник? сказала тетя Барбара. Дай себе время поправиться.

Я уже поправилась. И мне нужно как можно скорее начать работать. Я должна как-то кормить детей.

Это я могу пока взять на себя, сказала тетя Барбара.

Я не хочу, чтобы ты брала это на себя. И потом, не ты ли меня весь день поучала, что я должна стоять на собственных ногах и ни от кого не зависеть?

Я тебя не поучала. Тетя Барбара слегка пихнула маму. А на своих ногах тебе ни за что не устоять, пока ты носишь эти дурацкие шпильки.

Мама фыркнула на тетю Барбару:

Вот зануда!

Вот шалава! сказала тетя Барбара.

Мама скорчила страшную рожу.

Тетя Барбара скорчила еще страшнее.

Они дурачились, как маленькие.

Правда, они как девчонки, а, Кендэл? Я кивнула на них.

Заваривая чай, я напевала мамину песенку про удачу. К чаю у нас было мясо с картошкой и зеленым салатом, чтобы у мамы прибыло сил, а потом еще клубника со сливками. Я помыла салат, оборвала ножки у клубники и взбила сливки. Кендэл облизал миску, тоже напевая про удачу. Потом к нам присоединилась мама, и тетя Барбара тоже.

Я думала, у нее мощный бас, но оказалось, что она поет таким же нежным девическим голоском, как мама.

Они принялись распевать вместе разные дурацкие дуэты. У мамы не было сил танцевать, но она сняла свои шпильки и стала отплясывать ими в воздухе.

Тетя Барбара танцевала по-настоящему, резвясь и с легкостью выделывая коленца, несмотря на свою толщину. Она подхватила Кендэла и закружила его в танце. Потом настала моя очередь. Она кружила меня по комнате, пока мама, Кендэл и стены не поплыли у меня перед глазами.

Я чувствовала себя такой счастливой, уплетая роскошное угощение и твердо надеясь, что нам отныне будет сопутствовать удача, удача, удача.

Маме нужно было вернуться в больницу за результатами анализов. Тетя Барбара поехала с ней. Я надеялась, что они придут встречать нас из школы. Мне так хотелось увидеть их весело улыбающимися у школьных ворот. Но они не пришли.

Мы с Кендэлом шли домой вместе с Харприт и Амандип. Я без умолку болтала с Харприт всякие глупости о мальчишках, футболе и рок-звездах и при этом непрерывно твердила про себя: "Пусть с ней все будет в порядке, ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!" Я старалась не наступать на трещины в асфальте на случай, если это приносит несчастье.

Ты что, натерла ногу? спросила Харприт.

–  –  –

А почему ты так смешно ходишь задираешь ноги, как пони?

Как пони? Я наклонила голову набок и заржала. Дай мне морковку и кусок сахара.

Вот ненормальная! засмеялась Харприт.

А я акула, а не пони, сказал Кендэл. Берегись, Амандип!

Он поднял руки вверх, разинул рот на полную ширину и стал носиться вокруг нас.

Прикрой рот, Кендэл, у тебя аж горло видно. Харприт, жаль, что ты не видела, как тетя Барбара изображает слона.

Мне нравится твоя тетя. Где она сейчас?

С мамой. Голос у меня задрожал.

Кендэл посмотрел на меня и сразу перестал быть акулой. Он вложил руку мне в ладонь и не отпускал руку всю дорогу домой.

Как только мы вошли, я поняла, что дело плохо. Мама скорчилась на диване, уткнув подбородок в колени, и вся ее косметика растеклась от слез. Тетя Барбара попыталась улыбнуться нам, но глаза у нее тоже были красные.

Мама! вскрикнула я.

Она протянула руки, и мы бросились к ней. Она прижала нас к себе, а тетя Барбара стояла рядом и смотрела на нас.

Плохие новости, сказала мама. Это действительно рак, и он развивается. Во всех лимфатических узлах под мышкой тоже нашли рак. Поэтому надо делать химию, от которой меня будет все время тошнить и, наверное, все волосы выпадут.

Она снова заплакала.

Ты будешь смешная без волос, сказал Кендэл.

Не болтай ерунды. Мама все равно будет красивая, сказала я с бешенством. Это только пока она не выздоровеет.

Вот только выздоровею ли я?

Конечно, выздоровеешь, сказала тетя Барбара.

С тем же успехом можно сказать: "Конечно, нет". Знаешь, какие у меня шансы, Лола Роза?

Никки, прекрати. Не надо ей все это рассказывать, вмешалась тетя Барбара.

Слушай, это моя дочь, я сама разберусь, что ей говорить. Я ничего не скрываю от детей. Так вот, шансы мои пятьдесят на пятьдесят, даже если я соглашусь на всю эту химию и облучение. Так-то, Лола Роза. Вот тебе и госпожа Удача.

Мне казалось, что голос Рока у меня в голове кричит дурные вести в громкоговоритель. Он кричал так громко, что я больше ни о чем не могла думать.

Кендэл, кажется, не очень понял, о чем речь, и принялся канючить, чтобы включили телевизор. За чаем он ничего не хотел есть и начал беситься, когда пришло время ложиться спать; он носился по всей квартире и ни за что не желал надевать пижаму. Мама прикрикнула на него, Кендэл разрыдался и никак не хотел успокоиться. Он рыдал целый час, пока все мы совершенно не выбились их сил.

Когда он наконец утихомирился, продолжая тихонько всхлипывать во сне, мама попросила тетю Барбару спуститься в магазин за вином. Она пила не отрываясь, глотая вино, как лекарство, пока голова у нее не отяжелела и глаза не закрылись.

Тебе тоже пора уснуть, Лола Роза, сказала тетя Барбара.

Я, наверное, не смогу.

Иди ко мне. Тетя Барбара крепко прижала меня к себе. Но даже в ее объятиях мне было неспокойно.

Это несправедливо, пробормотала я ей в плечо.

Конечно.

Я не могу так когда все время страшно.

Это правда ужасно.

Я хочу только, чтобы мама поправилась, а отец оставил нас в покое и чтобы мы жили счастливо, как все люди. И потом Я знаю, что это плохо, но я сержусь на маму. Я расплакалась. Я понимаю, что она не виновата, что она не нарочно заболела раком, но кажется, будто она все портит. О Господи, прости меня, я не должна была так говорить. Это очень плохо. Я плохая.

Нет, милая, на тебя просто слишком много всего обрушилось. Ты не только не плохая, а самая лучшая девочка на свете. Я ужасно горжусь своей замечательной племянницей. Ты не представляешь, как я рада, что снова встретилась с тобой и Кендэлом.

Вы правда останетесь с нами?

Мне надо будет на днях съездить домой, посмотреть, как там дела в пивной, взять еще одежды и зайти в банк, но я сразу вернусь, обещаю тебе. Я буду с тобой, Лола Роза, что бы ни случилось.

Я обхватила руками ее большое, доброе лицо. Голубые глаза прямо смотрели в мои. Она говорила серьезно, сомнений быть не могло. Я прижалась к ней и почувствовала, что очень ее люблю.

Мамино лечение очень меня пугало. Ей приходилось ездить в больницу, где ей вливали лекарства. Тетя Барбара сидела там с ней и привозила ее на машине домой. Потом ее начинало тошнить. Приходилось ставить ей ведерко возле кровати, потому что она иногда не успевала добежать до туалета. Ей дали в больнице таблетки от тошноты, но ее все равно все время мутило; она лежала вся бледная, потная и грустная и непрерывно зевала.

Эти гады меня просто травят, ворчала она. Я не могу больше блевать каждую минуту. Не поеду я больше в эту больницу. Не надо мне этого лечения.

Нет, поедешь, отвечала тетя Барбара. И будешь лечиться и поправишься, слышишь?

Я бы лучше положилась на судьбу какая бы она ни была.

Да, но ты не имеешь права думать только о себе. У тебя дети.

Им будет лучше без меня, сказала мама.

Не будет! вскрикнула я. Ты нам нужна, мама.

Ты мне тоже нужна, детка. Я тебя очень люблю, родная моя, и Кендэла тоже. Я бывала вам не очень хорошей мамой. Как ты думаешь, может быть, эта болезнь наказание?

Нет! Ты всегда была очень хорошей мамой, сказала я.

Я и сестрой была не самой лучшей, заметила мама, когда тетя Барбара подошла положить ей на голову влажное полотенце.

Чистая правда, звонко ответила тетя Барбара. Но раковые клетки не начинают размножаться от того, что ты когда-то была скверной девчонкой. Кончай ныть, устраивайся поудобнее и постарайся уснуть.

Раскомандовалась! Мама потянулась и поймала руку тети Барбары. Прости меня, Барб. За все.

Да простила я тебя. Это все уже быльем поросло. На самом деле я тебе благодарна.

За что благодарна? Что ты сделала, мама? спросила я.

Неважно. Забудь, сказала тетя Барбара.

Я не могу забыть. А если я умру? Я не хочу в ад! Мама расплакалась.

Ты не умрешь пока У тебя еще много-много лет, твердо сказала тетя Барбара. И что за чушь ты мелешь про ад?

Папа говорил, что я отправлюсь прямиком в ад.

Папа был просто старый дурак.

Мне всегда казалось, что вы с папой очень держитесь друг за друга. Ты всегда была его любимицей.

А почему дедушка сказал, что ты отправишься в ад? настаивала я. Потому что ты сбежала с папой?

Для начала я сбежала с парнем Барб, сказала мама.

Я уставилась на тетю Барбару.

Майкл был ее женихом. У них уже был назначен день свадьбы, заказано свадебное путешествие, все обговорено. Я должна была быть подружкой невесты.

В сиреневом платье с фрезиями в волосах, сказала тетя Барбара. А у меня должно было быть все по полной программе: белое кружевное платье и букет из лиловых фрезий и белых роз. Правда, я уже и тогда была полновата для белых кружев, но я села на строжайшую диету, чтобы сбросить за три месяца двадцать килограммов. Все было предусмотрено до мельчайших деталей!

Не предусмотрено было только то, что я все испорчу, сказала мама. Он мне даже не особенно нравился.

Вообще-то, мне казалось, что он скучноват.

Он и был скучноват, сказала тетя Барбара. Я всегда заранее знала, что он скажет.

Но ты не знала, что он сделает.

Да уж, по нему было не похоже, что он способен закрутить с моей младшей сестрой.

Вы его любили, тетя Барбара? спросила я.

Мне, наверное, казалось, что да. Тогда. Она вздохнула.

Я думать не думала, что это так далеко зайдет, сказала мама. Я просто хотела с ним немного пококетничать. А потом все как-то вышло из-под контроля.

Тебе было всего шестнадцать. Ты просто дурила. Я гораздо больше сердилась на Майкла, чем на тебя.

Почему ты не согласилась помириться с ним? Он ведь тебя умолял. На самом деле он никогда и не переставал тебя любить, разве ты не понимаешь?

Я в этом не так уверена. И потом, дело не в этом. Я перестала его любить. Он стал мне не нужен.

Может быть, вы встретите кого-нибудь другого, тетя Барбара? сказала я.

Мне кажется, сейчас мне уже никто не нужен, ответила тетя Барбара. Мне нравится жить одной, совершенно независимо. Хотя я рада была бы иметь детей.

Давай мои будут у нас общие, сказала мама. А если я не выживу Прекрати!

Ты выживешь, мама!

Если вдруг. Ты позаботишься о детях, Барб?

Ты же знаешь, что да.

Джей может еще что-нибудь выкинуть.

Я его уйму, не волнуйся. И тебя тоже, если ты не перестанешь пороть чепуху. Поспи лучше.

Мама несколько дней не вставала. Мы ходили по квартире на цыпочках. Кендэлу приходилось убавлять до минимума громкость телевизора. Нам не всегда удавалось убавить до минимума его собственную громкость.

Он начинал громко плакать по самому пустячному поводу.

Кендэл, ну постарайся же быть хорошим мальчиком, упрашивала я.

Нет, я хочу быть плохим, отвечал Кендэл.

Он все время изводил меня, пока я делала для мамы необыкновенно красивую открытку "Выздоравливай!".

Я изобразила чудесный сельский пейзаж с синими птицами и цветущими яблонями, крошечными ягнятами и белыми лебедями на реке. Четыре фигуры шли по нему, взявшись за руки, в лучах заката: мама, Кендэл, тетя Барбара и я. На праздничное платье тети Барбары у меня ушла целая обертка от Кэдбери. Я наклеила перышки вокруг маминых плеч, чтобы изобразить куртку с меховым воротником, и блестки на ноги это были блестящие туфли.

Маму я наклеила чуть-чуть высоковато, так что она у меня парила над землей, даже когда я пририсовала к блестящим туфлям высоченные шпильки. Перышки тоже выглядели странновато. Они слишком напоминали крылья ангелов.

Дай посмотреть, попросил Кендэл. Пусти Джорджа посмотреть, Лола Роза.

Слушай, не тычь мне в лицо своей грязной акулой, раздраженно сказала я.

Джордж был перемазан вареньем, клеем и вообще всякой грязью.

Его надо вымыть.

Он не любит, когда его моют. Вот поплавать он бы не отказался. Лола Роза, можно мы скоро сходим навестить настоящего Джорджа?

Нельзя, конечно. Ты же видишь, как плохо мама себя чувствует.

Пусть бы нас тетя Барбара сводила.

Она ухаживает за мамой, ты же знаешь.

Тогда ты нас своди.

Ага, дожидайся.

А почему ты не хочешь? Потому что боишься?

Заткнись, Кендэл. Не приставай ко мне. Пойди посмотри, может быть, мама проснулась и хочет пить.

Тетя Барбара уснула, потому что она почти всю ночь не отходила от мамы.

Я не хочу идти к маме. Она страшная.

–  –  –

Вдруг ее стошнит на меня?

Не стошнит. Мне кажется, это у нее уже прекратилось. Она съела вареное яйцо и гренок, а потом суп в обед, и ее не стошнило.

Я предупредила Кендэла, что выброшу Джорджа на помойку, если он дотронется до моей открытки, и пошла сама проведать маму. Она лежала высоко на подушках и курила.

Мама, тебе нельзя курить!

Почему? Чтобы не заболеть раком? рассмеялась она.

Тетя Барбара пошевелилась. Она плотно сидела в кресле, опустив голову на руки.

Боюсь, что ее оттуда уже не вынешь, шепотом сказала мама. Придется ей так и ходить с креслом на заднице.

Мама! Какая же ты вредная!

Да, да, конечно. Слушай, Лола Роза, я умираю с голоду. Что у нас есть поесть?

Могу дать тебе яйца с сухариками.

Меня с души воротит от всей этой детской дряни. Сбегала бы ты в палатку за горячей картошкой!

Своих денег у нас по-прежнему не было, поэтому мне пришлось стащить кошелек тети Барбары из ее сумки. Я знала, что она не рассердится.

Я бежала к палатке сломя голову, подпрыгивая, как маленький ребенок. Обратно я шла ровным шагом, бережно держа большой, горячий, жирный пакет с картошкой, и наткнулась на Росса.

Гляди-ка, малышка Лола Розочка! Ну что, пойдем поцелуемся?

Нет, спасибо.

Я увернулась и помчалась к дому, едва касаясь асфальта, как мамины шпильки на моей картинке. Похоже, маме намного лучше. Самое худшее позади. Правда?

–  –  –

Я проснулась среди ночи от шагов, шепота и стонов. Тихо соскользнув с кровати, я помчалась в гостиную.

Маму снова тошнит?

Тетя Барбара склонилась над мамой.

Она очень горячая. Лола Роза, включи свет, я посмотрю на нее.

Я включила свет. На первый взгляд мама выглядела хорошо. Розовые щеки, блестящие глаза. Слишком розовые, слишком блестящие.

У нее жар. Я думаю, надо везти ее в больницу, сказала тетя Барбара.

Нет, не хочу в больницу, пробормотала мама.

Ты больна, родная. Нужно сбить температуру. Лола Роза, помоги мне собрать ее вещи. Я повезу ее сейчас в больницу.

Я завернула маму в одеяло. Она вся горела, но при этом тряслась в ознобе.

Что со мной еще приключилось, черт побери? жалобно сказала она.

Я думаю, это лейкоциты. Я читала кое-что о раковой терапии. Тетя Барбара положила маме на лоб влажное полотенце. Химия убивает их, поэтому у тебя нет сейчас никакой сопротивляемости инфекции.

Ты всегда была такая умная, сказала мама. Ну и что будет дальше, доктор Барб? Это уже кранты?

Да нет, конечно. Любишь ты из всего делать трагедию. Это быстро пройдет. Голос тети Барбары звучал не очень уверенно. Лола Роза, поцелуй маму на прощание.

Я поцеловала ее в обе розовые щеки:

Ты поправишься, мама. Ты должна.

Будем надеяться, сказала мама.

Тетя Барбара взяла ее на руки, как ребенка, и понесла вниз по лестнице к машине. Я наблюдала из окна, как тетя Барбара открывает машину и осторожно укладывает маму на заднее сиденье. Машина тронулась. Я смотрела вслед красным огонькам. Потом в темноту, где они только что были.

Голос Рока завел свою песню:

"Ты видела маму в последний раз".

Заткнись! Это чушь. Ты чушь! Тетя Барбара сказала, что все скоро пройдет.

"А что она еще могла сказать? Но ты же знаешь, что это неправда. Мама умрет".

Не умрет, не умрет, не умрет!

Я заткнула уши. Но голос был внутри:

"Она умрет, и ты ничего не можешь поделать".

Я загадаю желание, буду молиться, пообещаю что угодно.

Мне вспомнились все волшебные сказки, которые нам читали в школе, где нужно было пройти опасное испытание, выполнить невозможное задание.

Я сделаю все, что угодно.

"Действительно все?"

–  –  –

"Стой там и отсчитывай шестьдесят секунд. Потом еще и еще и так шестьдесят раз, пока не пройдет целый час".

Но я закричу! Меня стошнит! Я не смогу!

"Даже чтобы спасти маму?" Я понимала, что этот голос не настоящий, что все это я сама выдумываю. И в то же время он говорил что хотел, я ничего не могла с этим сделать.

Я представила, как мимо меня скользят огромные рыбьи головы, чудовищные неподвижные глаза, ряды острых зубов. Меня затрясло, как будто они уже плывут за нашим окном. Я не смогу.

Нет, смогу. Ничего тут нет трудного. Это может любой ребенок, запросто. Я должна постараться ради мамы.

Я подошла к дивану и зарылась лицом в мамину подушку, вдыхая сладковатый запах ее духов. Тетя Барбара вернулась на рассвете. Лицо у нее было перевернутое. Увидев меня, она попыталась изобразить улыбку.

Все в порядке, Лола Роза. Там в больнице за мамой присмотрят. Они сейчас накачивают ее антибиотиками.

Я не пойду сегодня в школу. Мы с Кендэлом поедем в больницу.

Нельзя, хорошая моя.

–  –  –

Нельзя, потому что маму положили в специальный бокс. Тебе нельзя ее навещать, потому что ты можешь занести ей еще какую-нибудь инфекцию.

Это я занесла ей инфекцию? Мне стало совсем жутко.

Нет! То есть это мог быть любой из нас. Просто твоя мама сейчас очень уязвима. Тетя Барбара на секунду прикрыла глаза, борясь с собой. Я все бы отдала, чтобы ей стало лучше, Лола Роза.

Вы ее любите, тетя Барбара?

Ну конечно. Она утерла глаза.

Но она так плохо с вами поступила. Она увела вашего парня.

Это да. Она была ужасно вредная, еще когда была маленькая. У меня была такая чудесная фарфоровая кукла в длинном шелковом кринолине и с зонтиком У меня есть картинка с такой куклой. Она очень красивая!

Так вот твоя мама отрезала ей золотые кудряшки и изрисовала руки синей шариковой ручкой. Она сказала, что сделала из нее панка. Я устроила скандал, хотя, вообще-то, я была уже не в том возрасте, когда играют в куклы. Отец услышал, посмотрел на куклу и набросился на твою маму. Он вообще был с ней жесток. Я все глаза проплакала, потому что из-за меня у твоей мамы все ноги были в красных следах от пинков. Конечно, я всегда ее любила. Как ты любишь Кендэла.

Не думаю, что я бы его любила, если бы он испортил мою куклу.

Конечно, любила бы. Ты бы его ненавидела, но любить бы все равно не перестала. Я была ужасно расстроена, когда твоя мама окончательно пропала. А теперь, когда я ее снова нашла Тетя Барбара смолкла на секунду, потом набрала побольше воздуху. Я так рада, что нашла ее. И вас с Кендэлом. А сейчас пойдем-ка спать, дорогая, у нас еще есть часок-другой до школы.

Тетя Барбара поставила будильник, но не пошевелилась, когда он зазвонил. Я быстренько выключила его, потом умыла и одела Кендэла и сама собралась.

Где мама? спросил Кендэл. Она уже умерла?

Кендэл, ну что ты говоришь! Нет, она снова в больнице, потому что у нее температура.

–  –  –

Нет! Не умрет она, сколько тебе повторять? Теперь давай позавтракаем тихонько, ладно? Не будем будить тетю Барбару.

Тогда она не успеет отвести нас в школу.

Я нас отведу, как раньше. Тете Барбаре надо выспаться, она всю ночь не спала.

Кендэл кивнул и стал завтракать, положив на колени Джорджа. Джордж весь блестел от масла, а сверху был весь усыпан крошками. Кендэл отвратительно вел себя за столом, а сегодня особенно.

Не соси гренок. Это тебе не фруктовый лед.

Ты же сказала, чтобы я ел тихо. А если гренок кусать, он хрустит.

Я не могла не улыбнуться. Зато я сделаю ему сегодня приятный сюрприз.

Я написала тете Барбаре записку, что мы ушли в школу, и привет от нас маме! Потом мы тихонько вышли на лестницу. Я бесшумно прикрыла входную дверь.

Кендэл выбежал из палисадника и повернул направо.

Не сюда, сказала я, беря его за руку.

–  –  –

Подожди, узнаешь.

В метро я купила два детских билета. Я снова стащила денег у тети Барбары, но что мне оставалось делать?

Мы едем в город? спросил Кендэл. Без взрослых?

Да. Это будет приключение. Договорились?

Оно будет не страшное?

–  –  –

Я как-то странно себя чувствую.

Кендэл посмотрел на меня:

Ты как-то странно выглядишь. Вся зеленая. Как будто тебя сейчас стошнит.

Меня правда немного тошнит.

Подожди лучше снаружи. Я пойду один. Я не боюсь, гордо сказал Кендэл.

"Я знал, что у тебя не хватит смелости".

–  –  –

Я подошла к кассе и заплатила, сделав вид, что мы пришли с другой семьей, стоявшей впереди нас. В аквариуме было темно, повсюду слышался шум воды, как будто мы погружаемся в открытый океан. Внезапно стало казаться, что выхода отсюда нет. Я увидела дверь, но на ней было написано: ПОСТОРОННИМ ВХОД

ВОСПРЕЩЕН. НАРУШИТЕЛИ БУДУТ ОТДАНЫ НА СЪЕДЕНИЕ АКУЛАМ.

Пошли, это вниз по лестнице. Кендэл бежал впереди.

Подожди! крикнула я, хватаясь за его руку.

У тебя ладонь вся мокрая, Лола Роза. Пусти.

Нет. Пожалуйста. Кендэл, подожди.

–  –  –

Он вырвал руку и помчался к лестнице на нижний этаж. Я бежала за ним по голубовато мерцающим коридорам. Мы оказались у огромной витрины, вокруг которой толпились посетители.

Джордж! завопил Кендэл, бросаясь к стеклу.

Я съежилась на противоположной стороне прохода и зажмурилась, чтобы не видеть темных теней, скользивших в толще воды. У меня перехватило дыхание. Казалось, я тоже попала в воду и медленно тону.

Я хотела подойти к аквариуму с акулами и бесстрашно прижаться к стеклянной витрине, но ноги отказывались меня нести.

Я услышала, как Кендэл зовет:

Джордж, Джордж, ко мне, мой хороший! как будто подзывает свою собачку. Открыв глаза, я увидела, что Джордж с широко распахнутой пастью плывет прямо на него.

Кенни! завопила я.

Казалось, акула сейчас проглотит его живьем. Я бросилась к аквариуму, пытаясь оттащить брата от чудовищных челюстей.

Отстань! Не хватай меня! Со мной все в порядке. Я нисколечко не боюсь. Кендэл сердито отпихнул меня.

Я боялась. Я наконец стояла, прижавшись к стеклу, а мимо проносился Джордж, и я видела по его странным холодным глазам, что он меня узнает.

Это я, Лола Роза. Я здесь, прошептала я. Я могу. Могу тебя переглядеть. Проплывай мимо сколько хочешь.

И пожалуйста, разевай свою страшную пасть и показывай мне все зубы я не отойду. Я буду стоять здесь нос к носу с вами со всеми целый час. И маме станет от этого лучше, вот увидите.

Я считала и считала секунды. Некоторое время Кендэл наблюдал за мной, а потом присел в уголке, уткнув подбородок в колени, и только слабо помахивал, когда Джордж появлялся в пределах видимости. Иногда об Кендэла спотыкались. Акулы были главной достопримечательностью аквариума. Меня пытались отпихнуть от стекла, но я не поддавалась. Я даже не пропускала вперед маленьких детей.

Я не могла понять, почему они не боятся. Некоторые улыбались акулам, как будто это были золотые рыбки.

Правда, взрослые иногда пугались, вскрикивали и поспешно отходили.

Я выдержала бесконечные круги, которые описывали акулы, никогда не сталкиваясь друг с другом. За каждой следовали похожие на привидения скаты, как будто ведя медленный хоровод. Стаями проносились золотые каранксы.

Акулы плавали поодиночке, словно каждая была единственной жительницей аквариума:

усатая акула, зебровая акула, тигровая песчаная акула, коричневая акула.

Я смотрела на них, и каждый раз, когда они проплывали мимо, сердце у меня бешено колотилось, а на лбу выступал пот. Меня мутило, хотелось в туалет, я не могла унять дрожь и все же не двигалась с места.

Я считала секунды, пока не добралась до трех тысяч шестисот. Тогда я отошла от стекла. На витрине остался влажный силуэт. Казалось, призрачная Лола Роза прошла сквозь стекло и плавает теперь внутри вместе с акулами.

Ты, похоже, действительно увлекаешься акулами, сказал служитель в ярко-желтой майке.

Я слабо улыбнулась в ответ, потирая лоб.

Приходи как-нибудь во время кормления.

Я представила, как эти челюсти сжимаются, жуют, глотают.

А как вы их кормите? Неужели вы заходите к ним в воду?

Нет. Угрей мы кормим в воде, а акул нет.

В конце концов они вас самих съедят, сказала я.

Нет, эти лапушки уж точно нет. Мы иногда с ними плаваем, но только не при публике.

Не может быть! Я не могла понять, смеется он надо мной или говорит правду.

Правда плаваем. Служитель сунул руку в карман и вытащил что-то белое и острое. Это акулий зуб. Он протянул его мне: Держи, я тебе его дарю, раз ты так любишь акул.

Серьезно? Я поспешно схватила зуб, пока он не передумал.

Говорят, они приносят удачу.

Спасибо большое, прошептала я, крепко сжимая зуб в ладони.

Служитель кивнул, помахал мне рукой и отправился восвояси.

Что он тебе дал? спросил Кендэл.

Мятную жвачку. Я быстро поднесла руку ко рту и притворилась, что жую. Ты ведь не любишь мятную жвачку, правда?

Я люблю мятное печенье Кендэл, сказал Кендэл.

Я тоже, сказала я. Пойдем купим тебе мороженое за то, что ты был таким молодцом.

Всю дорогу домой я сжимала в руке акулий зуб. Совесть моя была неспокойна, потому что я знала, в какой восторг этот зуб привел бы Кендэла. Но тогда он захотел бы взять его себе. Мне нужно было сохранить зуб в целости, чтобы отдать его маме.

Я нисколько не сомневалась, что это волшебный талисман, способный вылечить маму. Не зря же я выдержала часовую пытку перед акульей витриной. Зуб был знаком, что я справилась с задачей. Я выполнила то, чего требовал голос Рока.

Теперь мама поправится.

–  –  –

Когда мы вернулись, тети Барбары не было. Она, конечно, поехала в больницу. Лучше бы мы подольше остались в городе. День тянулся бесконечно. Наконец вернулась тетя Барбара. Я слышала, как она торопливо подымается по лестнице. Войдя в квартиру, она сперва не могла говорить так она запыхалась. Волосы у нее растрепались, голубая рубашка была в мокрых пятнах.

Где вы были? задыхаясь, спросила она. Я пришла за вами в школу, а вас нет. Миссис Бэлсэм сказала, что вы вообще сегодня в школу не пришли. Как ты могла так со мной поступить, Лола Роза, особенно сейчас?

Простите. Мне мне нужно было в аквариум. Я не хотела, чтобы вы волновались. Я оставила записку.

Чтобы этого больше не было! сказала тетя Барбара. В аквариум? Да боже ты мой, неужели Кендэл все еще туда не находился?

Мы ходили не из-за Кендэла, а из-за меня. Чтобы мама поправилась. Ей ведь лучше правда, тетя Барбара?

Я так сжала акулий зуб, что он воткнулся мне в ладонь. Тетя Барбара посмотрела на меня, борясь с волнением. По ее раскрасневшемуся лицу потекли слезы.

Нет, ей хуже, сказала она. Врачи не могут сбить температуру. Антибиотики не действуют. Поэтому я и пошла за вами. Зайти к маме вам не позволят, но вы могли бы поговорить с ней из коридора.

Она умирает, да? спросил Кендэл.

Нет, сказала я.

Может быть, и умирает, Лола Роза. Тетя Барбара обхватила меня рукой за плечи.

Этого не может быть! Я сделала так, что она поправится! Я стояла рядом с акулами. Они подплывали прямо ко мне, но я не убегала. У меня есть волшебный зуб! Не может быть, чтобы она умерла, всхлипывала я.

Что я не так сделала? Может быть, мало постояла? Что?

Прекрати, Лола Роза. Все так. Но не ты наслала на маму болезнь, и не в твоих силах вернуть ей здоровье, что бы ты ни делала.

В моих! Я так старалась! Смотрите, я получила счастливый акулий зуб!

Покажи! Откуда ты его взяла? Дай мне! закричал Кендэл, пытаясь выхватить зуб.

Это маме! Я подняла его высоко над головой.

Тогда поехали, отвезем его ей, сказала тетя Барбара. Но ты должна понимать, Лола Роза: это просто подарок. Это не волшебство. Этот зуб не может вылечить маму.

Может!

Ну что ж Попробуем, сказала тетя Барбара. Я только быстренько сполоснусь и переоденусь, ладно, дети?

Через пять минут выходим.

Я тоже решила переодеться. Я надела свою лучшую черную блузку и малиновую бархатную юбку. Погода была слишком теплая для курточки на меху, но все же я надела и ее. Кендэла я одела в черную кожаную куртку, несмотря на его протесты. Он все пытался выхватить у меня акулий зуб.

Я же сказала тебе, Кендэл, это маме. Когда мы пойдем в следующий раз в аквариум, я попрошу еще один для тебя.

Только, пожалуйста, не тогда, когда вы должны быть в школе.

Тетя Барбара вышла из ванной, вся розовая после душа. На ней был лиловый шелковый тайский костюм, отороченный серебряной тесьмой, и серебряные шлепанцы.

Какая вы красивая, тетя Барбара!

Спасибо, Лола Роза! Ты тоже. И ты, Кендэл. Ну что, акулий зуб взяли? Тогда вперед, хорошие мои. В путь.

На лестнице мы встретили Энди и Стива.

Вы нарядились, как на торжество, сказал Стив.

Голос Рока разнесся по лестничному пролету:

"Торжество прощания".

Я так крепко сжимала акулий зуб всю дорогу до больницы, что на ладони у меня остался глубокий красный след.

Он тебя укусил, сказал Кендэл.

Мы шли по бесконечным, сияющим белизной коридорам. Сандалии Кендэла скрипели, мои каблуки стучали, а шлепанцы тети Барбары хлопали при каждом шаге. Когда мы добрались до нужного отделения, тетя Барбара оставила нас в коридоре, а сама пошла в бокс, где лежала мама.

Ждать пришлось долго. Я взяла Кендэла за руку.

Акулий зуб у тебя не в этой руке? Не хочу, чтоб он меня тоже укусил!

Нет, он в другой. Все хорошо.

Ничего не хорошо, правда, Лола Роза? Кендэл переплел свои пальцы с моими. Что они сделали с мамой?

Почему нас не пускают на нее посмотреть?

Потому что на нас слишком много микробов. Но тетя Барбара говорила, что мы можем поговорить с ней из коридора. Давай попробуем?

–  –  –

Что угодно. Например: "Мама, мы тебя любим. Поправляйся скорее".

Мне кажется, это глупо выглядит так кричать. Вся палата напротив будет на нас таращиться.

А мы подойдем к самой двери. Пошли.

Мы подошли к двери маминого бокса.

Она была приоткрыта. Я боязливо заглянула внутрь. Мама лежала на кровати, но лицо ее скрывала маска, и со всех сторон к ней подходили резиновые трубки. Догадаться, что это мама, можно было только по светлым волосам, рассыпанным по подушке. Медсестра мерила ей температуру и препиралась с тетей Барбарой.

Вы же знаете, пускать сюда детей строго-настрого запрещено, говорила она.

Какая теперь разница? сказала тетя Барбара. Подумайте о детях. Им нужно увидеть мать. А потом, это может ей помочь. Она их так любит.

Я думаю, ей уже ничем не поможешь, сказала медсестра.

Я заплакала. Медсестра подняла глаза, увидела меня и кивнула:

Ладно. Быстро. Даю вам две минуты поглядеть на маму. А я на это время смоюсь.

Мы с Кендэлом на цыпочках подошли к кровати. Тетя Барбара осторожно просунула руку сквозь все мамины трубки и погладила ее сжатый кулак.

Никки, родная, дети пришли. Джейни и Кенни. Лола Роза и Кендэл. Хотят с тобой поздороваться.

Глаза у мамы по-прежнему были закрыты, кулак не разжался.

Мама! сказала я. Ты меня слышишь, мама? Мама, я тебе кое-что принесла.

Я дотянулась до ее кулака, осторожно разжала пальцы и вложила туда акулий зуб.

Вот! Мама, ты никогда не угадаешь, что это. Это настоящий акулий зуб! Он правда приносит счастье. Я выдержала испытание, и это моя награда. Он тебя вылечит!

Мама не шевелилась.

У меня нет для тебя акульего зуба, но я могу дать тебе целую акулу, если хочешь. Кендэл сунул грязнулю Джорджа маме под мышку.

Слышишь, мама? Кендэл отдал тебе Джорджа! сказала я.

Не насовсем, пояснил Кендэл. На время.

Зато акулий зуб я тебе дарю. Когда ты поправишься, мы можем просверлить в нем дырку и повесить на веревочке тебе на шею.

Мне только не хватало веревочки на шее, невнятно произнесла мама.

Мы все подскочили. Она открыла глаза.

Мама, ты жива! всхлипнула я.

Конечно, жива. И скоро поправлюсь. Мне еще надо вас вырастить, правда ведь? А теперь брысь, дети. У меня голова раскалывается.

Мы поцеловали ее в пылающий лоб сперва тетя Барбара, за ней Кендэл, потом я. Джорджа я у нее забрала, потому что понимала: Кендэл без него не заснет, а кроме того, в Джордже наверняка сидели миллионы микробов.

Я тебя вылечила правда, мама? прошептала я.

Я сама себя вылечила, ответила мама. Я всемогущая. Настоящая госпожа Удача.

–  –  –

Тьфу-тьфу, не сглазить!

Температура у мамы спала, но ей пришлось еще некоторое время пролежать в больнице. Потом ей стало настолько лучше, что ее отпустили домой, но все равно ей приходилось ездить в больницу на лечение. Химия, много недель.

Мамины прекрасные длинные волосы начали выпадать после второго курса химии. Сперва мы очень испугались. Мы с Кендэлом забрались утром к ней в постель, а когда она села, на подушке остались длинные светлые пряди.

Господи! Мама поднесла руку к голове, нащупывая облысевшие места. Это как в фильме ужасов!

Ничего страшного, мама, всего-то несколько прядок, солгала я.

Мамины пальцы снова торопливо забегали по голове. Тут и там выпадали новые прядки и плавно опускались ей на ночную сорочку. Мама расплакалась, обхватив голову руками, словно надеялась удержать остатки волос.

Кендэл тоже заплакал, сощурившись, чтобы не так ясно видеть маму.

Что случилось? В комнату вплыла тетя Барбара в длинном черном шелковом халате, служившем ей ночной сорочкой.

Смотри! всхлипнула мама.

Ах ты боже мой! Твои чудные волосы, бедная ты моя! Слушай, я знаю, что надо сделать. Лола Роза, у тебя ведь были острые ножницы?

А что, уже пора перерезать мне глотку? фыркнула мама.

Пора постричь тебе волосы, Ник.

Ни за что! У меня всегда были длинные волосы. Я не представляю себя иначе.

И все же придется их остричь, родная, грустно сказала тетя Барбара. Садись-ка в кресло, и приступим.

Нагрузка на корни будет меньше, если они будут совсем короткие. Может быть, так нам удастся их сохранить.

Тетя Барбара подстригла маму совсем коротко. Я собрала все прядки, сплела их в толстую, пушистую косу и перевязала малиновой лентой.

Мама, ты сможешь прикалывать ее сзади.

Не получится, со слезами сказала мама. На кого я похожа? Как эти бритоголовые!

Нет, мама, знаешь, на кого ты похожа? Я смотрела на коротко остриженные волосы и бледное личико на шейке-стебельке. На Кендэла!

Вот обрадовала! сказала мама. Потом она утерла глаза, выпятила нижнюю губу и промямлила: Хочу Джорджа!

Получилось очень похоже, и мы все рассмеялись.

Короткая стрижка не помогла. Волосы выпадали и выпадали, пока бедная мама не стала совсем лысой.

Голова ее выглядела ужасно голой. В больнице ей дали парик, но он плохо сидел, а кроме того, мама говорила, что у нее от этой штуки жутко чешется голова. Она сделала несколько шарфов из тайского шелка тети Барбары и оборачивала ими голову, а сзади пришпиливала косу, которую я ей сделала.

Так очень красиво, мама, сказала я.

Скажи лучше, очень жутко. Мама вздохнула, глядя на себя в зеркало, и надула щеки. И мало того, что у меня теперь башка лысая. Я еще и растолстела.

Я всегда думала, что от рака худеют. Но мама и правда начала толстеть. От этой химиотерапии лицо у нее округлилось, и тело тоже.

Черт, ты только посмотри на меня! Она попыталась застегнуть молнию на животе. Придется мне купить новые джинсы. И вообще все новое.

Даже ее любимый белый кожаный пиджак стал ей узок.

Пусть он теперь будет твой, Лола Роза, сказала она.

Нет, он твой, мама. Ты снова похудеешь, когда поправишься.

Боюсь, что я никогда не поправлюсь. И чего ради было стараться, если в результате я буду выглядеть как свиной окорок? Я не могу быть такой толстухой!

Тетя Барбара фыркнула:

Помолчи, худышка! Что бы ты стала говорить на моем месте?

На самом деле тетя Барбара была уже не такая толстая, как раньше. Никакой диеты она не соблюдала, но у нее просто не было времени много есть, потому что на неделе она крутилась как белка в колесе вокруг нас, а на выходные мчалась заниматься своей пивной.

Похоже, я скоро начну влезать в обычную одежду, сказала она. Тогда я сделаю из этой своей лиловой тайской юбки покрывало на твою кровать, Лола Роза.

Нет, ты отдашь ее мне. Меня разносит, как надувной мяч.

Неправда, сказала тетя Барбара. По сравнению со мной ты все еще худышка.

Ну, это нетрудно, заметила мама.

Мама! Как тебе не стыдно! сказала я.

Мама скорчила рожу:

Мне не стыдно. Я же больна, мне можно. У Барб, по крайней мере, на голове полно волос.

Твои тоже еще отрастут, не сомневайся. Будешь опять вся в золотых локонах. Тетя Барбара обняла маму.

Только подожди, пока кончится эта химиотерапия.

После химиотерапии будет лучевая терапия. Терапия это у них, наверное, такое красивое слово для пытки.

Сперва они тебя травят, потом жгут.

Они тебя лечат, сказала тетя Барбара. Кончай ныть!

А ты кончай зудеть!

На самом деле они не ссорились, а просто играли в такую игру. Потом они красивым дуэтом запели песню "Сестры".

В Форели мы бы имели большой успех, сказала тетя Барбара.

Конечно, особенно если еще спляшем Я серьезно. Тетя Барбара взглянула на маму, глаза у нее стали очень синими. Почему бы тебе с детьми не переехать ко мне? Мои завсегдатаи будут от тебя в восторге. Ты будешь совладелицей пивной так оно и должно было быть по справедливости. И ты бы мне помогла сделать наше заведение более современным. Как ты считаешь?

Я затаила дыхание. Лицо у мамы сморщилось. Она заморгала, и по щекам у нее покатились слезы.

Да, пожалуй, сказала она, как будто ей просто предложили чашку чаю, но при этом крепко сжала руки тети Барбары.

А вы, Лола Роза и Кендэл, что думаете? Вы согласны жить со мной вместе при нашей пивной?

А мне разрешат пить пиво? спросил Кендэл.

Нет, но ты можешь пить колу и есть сколько угодно чипсов, сказала тетя Барбара. Кроме того, у меня при пивной большой, красивый сад. Мы там можем устроить прудик с золотыми рыбками. Боюсь, форель там разводить не получится, хотя это было бы стильно. И уж точно никаких акул!

Кроме моего Джорджа! Ему разрешат там плавать?

Пожалуйста, если он захочет, ответила тетя Барбара. А ты, Лола Роза? Согласна перебраться в Форель?

Там в мансарде много маленьких комнат, так что у тебя была бы собственная спальня. Лиловая, разумеется. А где-то у меня стоит большая ширма, ты могла бы взять ее себе и украсить наклейками.

Я глубоко вздохнула. Меня не нужно было уговаривать: это звучало как волшебная сказка.

Это было бы замечательно, сказала я.

Конечно, я буду скучать по моей лучшей подруге Харприт. У меня никогда раньше не было лучшей подруги, поэтому, конечно, будет очень горько с ней прощаться. Но, может быть, ее мама будет отпускать ее к нам на каникулах. Миссис Габри по-прежнему невысокого мнения о моей маме, но тетя Барбара ей очень понравилась. Она даже приглашала ее как-то к себя на чай!

По миссис Бэлсэм я тоже буду скучать. Мне нравилось в Жаворонках, в особенности на уроках рисования.

Зато я пойду в новую школу. Я решила остаться Лолой Розой, и, может быть, у меня будет много новых друзей.

По этому дому я особенно скучать не буду, только по Энди с верхнего этажа. Но они со Стивом все равно скоро переезжают. А мисс Паркер, наверное, отправится в дом престарелых. Все мы разъезжаемся. Это решено. Мама, Кендэл и я переезжаем в Форель. Хотя она скоро будет называться иначе.

Я всегда терпеть не могла это название, сказала мама. Барб, нас же будут звать "Две форели"!

Давай сменим вывеску. В чем проблема? сказала тетя Барбара. И как мы ее назовем? "Поющие сестры"?

"Сестрица-гора и сестрица-крошка", сказала мама. Только это я теперь сестрица-гора.

Прекрати, сказала тетя Барбара. Вернется твоя фигура, не волнуйся! Хотя, конечно, в пивной тебе трудно будет соблюдать диету. Вот попробуешь нашего цыпленка под зеленым тайским соусом!

Все мы понимали, что мама, худая или толстая, по-прежнему способна закадрить любого парня. Ей понравится в пивной, потому что туда приходит много мужчин. Я была бы рада, если бы она интересовалась ими поменьше, но, похоже, тут ничего не поделаешь. Как бы то ни было, не думаю, что ей когда-нибудь снова захочется вернуть отца.

Отца я больше совсем не боюсь. Тетя Барбара защитит нас, если ему вздумается вернуться.

Я боюсь за маму. Хотя ей правда намного лучше. В больнице очень довольны результатами лечения.

Мистер Кей сказал, что вероятность выздоровления очень высокая.

Не знаю, за счет чего. Может быть, просто благодаря лечению. Хотя в первую неделю она от него чуть не умерла.

Ей повезло.

Невозможно добиться, чтобы повезло. Невозможно нарочно выиграть в лотерею.

Я понимаю: то, что маме стало лучше после того, как я выдержала испытание с акулами, случайность.

Счастливое совпадение. И все же мне становится хорошо на душе каждый раз, когда я вижу акулий зуб на серебряной цепочке у мамы на шее.

Мы станем теперь жить-поживать и добра наживать мама, тетя Барбара, Кендэл и я. Тьфу-тьфу, не сглазить!

Перевод с английского М.Сокольской.Иллюстрации Н.Шэррата.ЗАО РОСМЭН-ПРЕСС2006Ответственный редактор Т. Н.

КУСТОВАХудожественный редактор Ю. А. БЕЛОВАТехнический редактор Т. В. ИСАЕВАКорректор Л. А.

Pages:     | 1 | 2 ||
Похожие работы:

«Е. Е. КОРДИ (С.-Петербург) О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ГРАММАТИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ ГЛАГОЛА (французский императив и время, вид, лицо-число, залог) 1. Взаимодействие грамматических категорий глагола мы рассматриваем на уровне отде...»

«2 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. Пояснительная запиская 1. Актуальность и предпосылка создания 1.1. программы Цели изучения дисциплины 1.2. Задачи изучения дисциплины 1.3 Положение о враче – специалисте челюстно 2.– лицевом х...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Проректор ФГБОУ ВО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы РФ" А.М. г. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российская академи...»

«1/10 Аудит сайта (сайт, нагрузка, импорт из 1С) 1. Общий анализ сайта (качество программирования, следование стандартам), нагрузка и производительность 1.1. Тестирование производитель...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА.1.1. Характеристика вида спорта.1.2. Специфические принципы сложно координационной спортивной деятельности.2. НОРМАТИВНАЯ ЧАСТЬ.2.1. Теоретический раздел. 2.1.1. Основная тематика и планируемый объем теоретического материала на этапах спортив...»

«содержится 0,3–0,5 грамм вышеназванной соли. Почвы – типичные сероземы. Параллельно опыты закладывались также в тепличном комплексе "Фитотрон" и на полевом участке Центрального экспериментального участка УзНИИССХ. Почвы типичные для той или иной зоны в основном с...»

«БЕРИ БАРАБАН И НЕ БОЙСЯ !!! русские революционные песни Масловский взвоз, 2004 Представленные песни бытовали в различных вариантах. Здесь даны Упоминание "беспаспортных людей" либо устоявшиеся в устной традиции и "солдат" поздняя вставка варианты либо тексты первых публикаций. Из эпохи гражданской войны...»

«1 20 МАРТА 2014 ВЕСТНИК БАНКА РОССИИ № 29 (1507) С ОД Е Р Ж А Н И Е информационные сообщения кредитные организации Обзор состояния внутреннего рынка наличной иностранной валюты в январе 2014 года Сводные статистические материалы по 30 крупнейшим банкам Российской Федерации по состоянию на 1 февраля 2014 года Информация о величине активов и собственных средс...»

«УДК 340 Сутормина Виктория Александровна младший сержант полиции, отдельный батальон патрульно-постовой службы полиции №1 Управления министерства внутренних дел России по городу Краснодару, полицейский роты №5 взвода №6 (по обслуживанию общественно-массо...»

«МОДУЛЬ10. ЦИФРОАНАЛОГОВЫЕ И АНАЛОГОЦИФРОВЫЕ ПРЕОБРАЗОВАТЕЛИ Блок 10.1. Общие сведения Напряжение на выходе цифроаналогового преобразователя Цифроаналоговые и аналогоцифровые (ЦАП) пропорционально весу установленного на...»

«461_577450 Автоматизированная копия ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 18558/13 Москва 8 апреля 2014 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего – заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда...»

«Xerox® VersaLink® B405 Многофункциональное устройство Руководство пользователя © 2017 Xerox Corporation. Все права защищены. Права на неопубликованные материалы охраняются законами о защите авторских прав США. Содержание настоящего документа не может быт...»

«Образование лиц с ограниченными возможностями здоровья на современном этапе развития Российской Федерации: риски и перспектива Б.В. Белявский, заместитель руководителя Центра дошкольного, общего, и коррекционного образования ФГАУ "Федеральный институт развития образования" Министерства образования и науки Российской Федерации Федер...»

«Насколько умён ваш малыш? Совершенствуйте и развивайте полный потенциал вашего новорождённого Гленн Доман Джэнет Доман Содержание Благодарности,3 Предисловие, 4 Введение, 5 1. Что знают мамы, 8 2. В поисках здоровья, 10 3. Новый тип ребенка, 14 4. О мозге, 16 5. Новорождённый...»

«Назаров Д.А. ДВОИЧНАЯ МНОГОУРОВНЕВАЯ ДЕТАЛИЗАЦИЯ ЭЛЕМЕНТОВ СЕТОЧНОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБЛАСТИ РАБОТОСПОСОБНОСТИ В данной работе рассматривается подход к представлению областей работоспособности с помощью нерегулярных сеток, построение которых основано на детализации отдельных элементов регулярной сетки. Рассматриваютс...»

«Российская Академия Наук Институт философии МЕНЯЮЩАЯСЯ СОЦИАЛЬНОСТЬ: КОНТУРЫ БУДУЩЕГО Москва УДК 300.36 ББК 15.56 М 51 Ответственный редактор ддоктор филос. наук, проф. В.Г. Федотова Рецензенты доктор филос. наук Н.Н. Зарубина доктор филос. наук М.С. Киселева Меняющаяся социальность: контуры будущего [Текст] / М 51 Рос. ака...»

«81 БIОФIЗИЧНИЙ ВIСНИК Вип. 21 (2). 2008 ДІЯ ФІЗИЧНИХ ФАКТОРІВ НА БІОЛОГІЧНІ ОБ'ЄКТИ УДК 577.3 ВЛИЯНИЕ КВЕРЦЕТИНА НА АГРЕГАЦИЮ ТРОМБОЦИТОВ КРОВИ У САМОК КРЫС ПРИ ИНСУЛИНОРЕЗИСТЕНТНОСТИ В УСЛОВИЯХ ДЕФИЦИТА ЭСТРОГЕНОВ Н.С. Кудинов, С.В. Гаташ, О.А. Горобченко, О.Т. Николов, Н.И. Горбенко* Харьковский нацио...»

«Изменение порядка установления запретов, ограничений и условий допуска товаров, происходящих из иностранных государств, работ, услуг, выполняемых, оказываемых иностранными лицами, для целей госзакупок В соответствии с положениями ст. 14 Зак...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" Ка...»

«Виши термаль с1 инструкция 25-03-2016 1 Сметающий морфий это не пьющее предоставление щавеля. Брыканья это досадливые объедания. Сингапурское выщипывание умело раскраивать. Лукаво подтягивающий океанолог является пряно функционирующим лоботрясом. Загоравшие инжекторы экстремально накануне прилетают сра...»

«ВВЕДЕНИЕ Название образомуниципальное общеобразовательное учреждение "Чернореченская вательного учресредняя общеобразовательная ждения школа №2 имени Героя Советского Со...»

«Глава 18 Опции и гарантии Разделы программы (d)(iv) Обсудите определение стоимости активов, будущих пособий и будущих взносов с точки зрения:причин, по которым предположения и методы, используемые для оценив...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ С.А. ЕСЕНИНА" ПРОГРАММА вступительных испытаний в магист...»

«УДК 376.1–058.26:316.614 Е. М. Старобина, Е. О. Гордиевская, Г. Б. Рачина Технология оценки профессионально важных качеств с использованием профессиональных проб с учетом ограниченных возможностей здоровья При наличии ограниченных возможностей здоровья в процессе профессиональной ориентации при профотборе и п...»

«Камера MIC серии 550 Прочная поворотная камера для использования вне помещений 2 | Камера MIC серии 550 Новый стандарт видеонаблюдения f Изящный компактный дизайн для незаметной интеграции в окружение f Прочная вандалозащищенная конструкция f Удобство настройки и интеграции си...»

«Аннотация к рабочей программе по обществознанию 8 класс Рабочая программа преподавания обществознания в 8 классе разработана на основе Федерального компонента Государственного стандарта общего образования и Примерной программы основного общего...»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.