WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«В.В.ШУЛИКОВСКАЯ НАСТОЯЩИЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ ВОВРЕМЕНИ ИЖЕВСК УДК821.161.1-4 ББК84(2)6-46 Ш955 Шуликовская В. В. ...»

-- [ Страница 2 ] --

—АДрэюэтосовсемненужнобыло.Тыбылучшеобъяснилему,чтожитьнестоит,Пхатх.Дрэйведьдумал,что стоит.

—Тынедоучка,Лич,раньшетакихназываливторогодниками.Скакойпопыткитысталстудентом?Сдесятой?

—Япоступилспервогоразаинебылвторогодником,— Личиспытывалжгучуюненависть,темболеежгучую,что Пхатхбылправ.Каконвыгляделвгодыихучебы?вкабинетеФернана?

—Тытожеплохосыграл,Пхатх.Тыбылслишкомактивенисуетлив,втебенебылодревнейпокорности.

—УДрэяеетоженебыло.Всущности,Дрэйужезавалилвседело,ещедотебя,навстречесНармером.Дрэй неумелкланятьсяинехотел.Онбылбеззащитно-высокомерным.Иливысокомерно-беззащитным,янеразбираюсь втакихвещах.

—Пхатх,онведьнеизШколы?

—Нет,япроверял,оннеизШколы,сталбыониначе выпендриватьсяпередтобой.

Либосолгал,либосказалправду,инепроверишьтеперь.

—Пойдешьсомной,Лич.

—Куда?

Настоящие путешественники во времени —ВШколу,Лич,вШколу!СперваяпохоронюДрэя,яне хочу,чтобыон…—неожиданноПхатхвсхлипнул.Личсмотрел,каконборетсясослезами.«Дочегожеонменяненавидит.» Повинуясь новому длясебягадкомучувству, Лич почтипрошипел:

—Заколименя,Пхатх,преждечеммыотправимсявШколу.Посмотришь,какябудуумирать?МоейсмертьютыдокажешьверностьНехбет,утебяведьвсеготово,итысам станешьдзати.

—Атыредкийдурак,Лич,—Пхатхбуквальноразмазал егочернымвзглядом.—Язадушутебя,такихдавитьнадо.

АпотомПхатхкак-тообмяк,дажепозволилЛичусложить в могилу побольше вещей, чтоб Дрэю было хорошо встранемертвых.

—Емуедваисполнился21год,помоимподсчетам,— сказалПхатхвместоэпитафии.



«Надвагодамладшеменя»,—подумалЛич.

Нокогдаонистояливкабинетедиректора,голосПхатха вновьприобрелвсюсвоюгневнуюсилу:

—Ондаженедогадалсясообщитьмне,чтовсебыло предопределено,хотяведьзнал,чтоянесмогупроверить.

Егоследовалобывышвырнутьизпутешественниковвовремени!ЯбылвынужденубитьДрэя,моеголучшегодруга!

—Дрэйбылимоимдругом!—взорвался,наконец,Лич.

— Идите, Пхатх, — устало сказал директор. — Я сам разберусьсним.

ПхатхокинулЛичапрезрительнымвзглядомивышел, хлопнувдверью.

*** Какое-товремяонимолчали.Казалось,директорсовсемвжалсявсвоекресло,ослабелиустал.

—Садитесь,—сказалоннаконец.—ПхатхиФатых.

Звучиточеньпохоже.Самяпонялэтомноголетспустя.

Личподумал,чтоуФатыхавнешностьидеальногодиректора.

Ты — наша случайность — Так я стал директором Школы. Я узнал Вас сразу, когда Вы впервые вошли в этот кабинет. Вам ведь хотелосьуйти,оченьхотелось,верно,Лич?Аянедолженбыл Васзачислять,Вынепрошлиниэкзаменов,нисобеседования.НоВысоздалиситуациюпредопределенности,когдавозлетрупаДрэякричалиПхатху,чтопоступиливШколу с первого раза. Как я Вас ненавидел! А потом Фернан подал списки первокурсников, подлежащих исключению.

Вашеимястоялотампервым,Лич,первым,аспискибыли общиезавсегоды!

«Фернан,всегдатакойдружелюбный.»

—Ноязнал,чтонемогуВасисключить.Апотомясам выдалВамМашинуВременииотправилубиватьДрэя.Вы были знакомы с ним полгода, Пхатх знал его всю жизнь.

Какябылмолод!

—Фатых,почемуПхатхубилДрэя?

—Выраскрылиинкогнито,хотяэтоможнобылообратитьвшутку.НоВыпоказалиемуМашинуВремени,показалиееработуи,повсему,несобиралисьостанавливатьсянадостигнутом.

—Онумерсчастливым.

—Да.Подумайтенадосуге,чтомоглостатьсДрэемпослеВашихоткровений,иВыпоймете,чтоемулучшебыло умереть.

Фатыхзамолчал.Прошломногоминут,преждечемЛич решилсяпошевелиться.ТогдаФатыхпродолжилсвоюречь:

—Вобщем,ярад,чтодляменяпредопределенность кончена.Янезнаю,чтобудетсВамидальше,еслитаким былоначало.АведьуВаснемалыелингвистическиеспособности, Вы могли бы прожить спокойную жизнь, посвященнуюдревнимязыкам.





«ИвиделсябысЭваром!ИженилсябынаАнж!»

—Выслучайносюдапоступилиислучайнозакончили Школу,Лич.Идите.Побудьтеженщиной,можетбыть,эторасширитВашкругозор.

Личвстал.

—Запомни,Лич,ты—нашаслучайность!

Интерлюдия Личвышел,аккуратнозакрывзасобойдверь.Емупоказалось,чтоФатыхпосмотрелнанегосжалостью.

–  –  –

Личвернулсявсвоюквартиру.Слова«Ты—нашаслучайность»приговоромзвенеливегоушах,акнимпримешивалсяиздевательскийголос:«Побудьтеженщиной,можетбыть,эторасширитВашкругозор».

«Побудьте женщиной.» Из всех женщин его интересовалатолькоодна,Анж.Прошлочетырегода.Иличетыре споловинойпоеголичномувремени.Анж.Котораязнала, чтоонпоступитвШколу,Анж,котораялюбилапредсказыватьбудущее!

«Побудьтеженщиной.»ЕслибынепророчестваАнж,ничегобынеслучилось.ГлупозапрятыватьМашинуВремени вбраслет,удобнееноситьмедальон,какФернан.УАнжтоже былмедальон,онаносилавнемпортретпокойнойматери.

Ни один путешественник во времени, разве что такой плохой, как Лич, не стал бы предсказывать будущее, как этоделалаАнж.Несталбы,еслибыэтонебылопредопределено.АопредсказанииАнжзналитолькодвачеловека:онаиЛич.

Почемутем,последним,летомонапрошланатерриториюШколы?ЭтонеФернанеепровел,онбытакогонесделал,онапростоимелаправотутбыть.

«Побудьтеженщиной!»Личподошелкзеркалуивпервыеувиделсебяпо-настоящему:спутанныеволосы,чернаяборода.ИменнотакоймужчинаподходилкАнжвдень похоронеематери,когдаонавыскользнулаводвор,апотомонасказалаЛичу,чтодяденькаподарилеймедальон.

«Обычномыспешимпоскорееразделатьсясситуациейпредопределенности»,—говорилФернан.

«Побудьте женщиной!» Это устроить совсем не трудно:сначалаонпроделаетнекиеманипуляциинадещене родившейсядевочкой,покаспитеебеременнаямать,поНастоящие путешественники во времени томперенесетсяна9летвпередивручитАнжмедальон с пультом управления, потом отдаст мысленную команду МашинеВремени… Личухотелосьзареветь,ионнемог.Вдумчивоитщательноонсталготовитьсякосуществлениюсложнейшей изоперацийсвременем.

Часть 2 АНЖ Онапроснуласьдляжизнигодавтри,какобычныедети,посколькуЛичнерешилсяпровестивполномсознании девятьутробныхмесяцевигодвколыбели.Онаувидела лицоматериипоняла,чтосможетназыватьэтуженщину мамой,адругую—мадам.Онаулыбнулась,ееждалстаренькийдвор,гдевпесочницевозятсядвакарапуза:Лич иЭвар.

Анж,Анж,онатвердиласвоеновоеимя.«Подойдетли ономне?»—мечталаона,глядявзеркало.Ах,именноона придумала Личу и Эвару их имена. Значит, они никем не придуманы? Какой смешной, оказывается, был Лич в три года:толстощекий,пухлыйирозовый,онпоходилнапупсикаизеекукол.АвотиЭвар,ужесейчасспокойныйиясноглазый, немного смуглый, темные волосы еще вьются.

Почемуволосыперестаютвитьсяувзрослых?

Счастьембылоокунутьсявволшебныймирдетства,Лич не понимал этого счастья, ведь он еще не был взрослым, аАнжпонимала.Правда-правда,Личвсегдасчиталееособенной, умной, умнее других, если б он знал… АЭвар, что думаетонейЭвар?Анжсинтересомгляделаназолотоволосогомальчишку,вкоторогоейсужденобудетвлюбиться, идумала,чтоейнесоставиттрудачитатьегомысли,надо тольковспоминать,онаужесейчасвсевспоминает.Удивительно,какможнопривыкнутьнеговоритьпроЛича«я»,словноонпосторонний.АнжневольнообращалавзглядкЭвару, сЭваромейнебылотакстранноижутко,сЭваромонане испытывалачувства,чтообщаетсясамассобой.

Черезнескольколетумерламать.Анжзналавремясмерти с точностью до часа, но ее ужаснуло горе отца, ведь длянеговсеслучилосьнеожиданно.Онатревожнождала похороны,боясьвстречисЛичем,взрослым,ноЛичторопливосунулеймедальониушел.Отцуонасказала,чтонашлаеговчулане,средистарогохлама,афотографиюони выбиралиивставляливместе.

Настоящие путешественники во времени ТеперьвосьмилетнийЛичдолженнеловкообнятьеево дворе.Поразительно,ейсовсемнехотелосьплакать,она просто склонилась на плечо Лича. Боже, какая холодная кожа.Личдумал,чтовтотмоментонуспокоилее,ноонее совсемнеуспокоил,ведьоназнала,каквсамыйнеподходящиймигЛичподумалобугощениинапоминкахигадал, дадут ли там сладкое. Она высвободилась из его неумелыхрук.«Спасибо,Лич»,—иАнжвскользнулавгостиную сгробом,чтобыувидетьто,очемЛичнезнал.

Эвар держал за руку ее отца и говорил своим тихим, совсемнемальчишескимголосом:«ДядяЯн,онатакпохожанаАнж,такпохожа»…Аотецвдругразжалстиснутые рукиикрепкообнялЭвара.Анжубежала,забиласьвсвою комнату,залезлаподстол,онавспоминала—этопомнил Лич—какдобрбудеткнейотецвсеследующиегоды.Он такинеженитсявовторойраз.Иемубудетвсегосорок, когдаАнжпогибнет.

*** Они уже посещали школу, и Анж стала притворяться, чтонеумеетчитатьиписать,дажеучиласьонанена«отлично». У нее появились подружки, с которыми приятно былосмеятьсяпоугламиобсуждатьмальчишек.Тутона впервые поняла, что превращение в женщину дается не так-то просто, если в тебе память мужчины. Раньше она счи алапредопределенностьюбросатькуклуиидтииграть т смальчишкамиводвор.Новежливоулыбаться,когдатебя тащат за руку девчонки и, хихикая, показывают подарок кднюрождения,какую-нибудьбраслетку,ноэтостремлениепропускатьвпередподружек,этарастерянность,если разговорзаходитоплатьях,аАнжтакинеусвоилаотличияюбки«модерн»от«мини»…Неужелиеевсемунаучит Жанет?Значит,ждатьещедолго.

Вдвенадцатьлетонаготовиласьквстреченачердаке.

ВтотденьЛичрешил,чтолюбитее,аона?Чтопочувствуетона?Анжискалавсебекрупицынежности,но,перевяАнж зываяпорезаннуюруку,онаневольноловиласебянамысли, что вспоминает весь ряд гадких видений юного Лича, он сделал ее участницей этой грязи, если бы она могла забыть… А ведь сейчас мальчишке кажется, что его глазазатмилисияниемзвезды,онтакбоялся,чтоегомысли выдастулыбкаилиневерныйголос.НоАнжвиделатолько жалкоеизбитоесущество,унегоигубыдрожали,иголос срывался,словноотобиды.Личневспоминалначаладраки, какой непростительный непрофессионализм для выпускникаШколы,аведьонбылсамвиноват,онслишком любилдразнитьсяизадиратьнос.Наверно,веенежностикЛичубудетчто-томатеринское.АещеАнжвиделато, чегонезаметилвтотденьЛич:Эвара,которыйвступился заЛичавдраке,апотомнесегоначердак.Эвара,наруке котороготеперькрасовалсяздоровыйсиняк,аонтихоуспокаивалЛича.Толькораз,когдаАнжслучайнооторвала взглядотповязки,онаувидела,какЭвар,незная,чтона негосмотрят,позволилсебескривиться.ИранаЛичавдруг показаласьАнжпустяковойцарапиной.

*** Лич объяснился ей в любви через три года, неумело, каквсе,чтоонделал.Ондолгообъявлялей,чтодолжен сказать кое-что важное, долго таскал ее по улицам, выбираяукромныйуголок,чтобыпотомгромкокрикнуть,он иглазазажмурил,всамомнеподходящемместе:«Ялюблютебя!»Чтоподумаютпрохожие.Онастиснулаегоруку, поцеловалавлобиубежала.Такдлжно.Аонвообразил себе бог знает что, ведь он уже тогда считал себя неотразимым,гораздокрасивееЭвара.Хужевсего,оназнала, каксегоднявечеромвкомнатеЭвараЛичскажетсовсем неожиданно:

—Эвар,чтотыдумаешьобАнж?

ИЭварпожметплечами,откроетокноиответитсовсем равнодушно:

—Оназамечательнаядевчонка,тыжезнаешь.

Настоящие путешественники во времени

АЛичповернеткнемусияющеелицо:

—Ялюблюее,давнолюблю!

—Правда?—улыбнетсяЭвар.

—Наверное,ялюбилеевсегда,авотпонялнесразу,— тутЛичзальетсякраской,впервыезавесьдень,—Эвар, яскажутебе,мылюбимдругдруга,понимаешь… —Даэтожечудесно!—рассмеетсяЭварибудетвесел весь вечер. Тот самый Эвар, который в последнее время такчастоследилзанейсвоимибольшимиглазами,аиногдаулыбалсятактепло.НеужелиизсочувствиякЛичу?

Анж подходила к зеркалу и вглядывалась в свое лицо.

Онатакиненаучиласьинтересоватьсяфигурой,хотяумело копироваладвижениядевушекпередтрюмоипомнилапару диет. Какой противный профиль: вздернутый нос, безвольныйподбородок,скошенный,какуиндианки,лоб.Серыеволосы,невыразительные…АЛичсчиталеепрекрасной.Она былатожесветлокожей,светловолосойисветлоглазой.Простоудивительно!Чтож,онавсегдабудетуверена,чтопокрайнеймереодинчеловексчитаетееплатьесамымкрасивым, априческу—самойлучшей.Новотстранно,онапоняла,что этоейсовсембезразлично,совсем.

*** ОнапознакомиласьсЖантужевпоследнихклассах школы, у Анж и раньше были подружки, но никто не проводил с ней столько времени, сколько эта красавица-мулатка,жгучая,вызывающая—всвои15лет.ОколоЖанет всегдавертелисьмальчишки,ионагулялатосодним,то с другим. Удивительно, но Лич не обращал внимания, он едвапомнилоеесуществовании.Пожалуй,онавозилась сАнж,точноскуклой,ноАнжэтонеобижало,АнжнезавидовалавеселойЖанет,толькозлилась,когдатавтягивала еевсвоилегкомысленныепохождения.

—Страннаяты,Анж.Дружишьсдвумяпарнями,идаже ниразунепоцеловалась,—болталаона,например,разглядываясвоиновыесерьги,—чудеса,даитолько.

Анж

Анжневольновспыхнула:

—Мыдружимсдетства,чтотывообразила,Жанет.

—Невероятно!Иниодинизнихневлюбилсявтебя?

—Может,ивлюбился.

—ЛичилиЭвар?Онисидятзаоднойпартой,атывсе времясмотришьтуда,да-да,неотпирайся,смотришь,но янемогупонять,накого.Такктовтебявлюбился?

—Лич,например.

—Но,Анж,онжечудовищныйнеженка,знаешь,по-моему,второйкудазанятней.

—Эвар?

—Да,Эвар.Яведьнепутаю?Личбеленький,аЭвар— которыйбрюнет,правильно?Ещевсевремямолчит,прямо какрыцарь,молчаливыйисильный.Он,наверное,всегда скрываетвсесвоичувства.Может,онсовсембесчувственныйилизаторможенныйкакой-то?

—Данет,Жанет,онпростоскромный.

—Невообразимо!Тычастовидела,чтобыонсмеялся?

—Видела,Жанет,видела.Но,конечно,смеетсяонредко,исердитсяредко,—Анжподумала,какуюрадостьейдоставляет в последнее время тайком ловить на лице Эвара проблески чувств, словно она коллекционировала в своей памяти:Эварвесел,Эваргрустен,Эварсердит,Эвароскорблен.ОндажесЛичемничемнеделился,аведьЛичбегал кнемускаждойобидойинеудачей.

—Вот-вот,настоящиесредниевека.

«Какиесредниевека,Жанет,чтотыонихзнаешь,выдумаласебебогвестьчто.»

—Онсовсемвзрослый,Жанет,вотивсе.

Ониещепоболталиопустяках,апотомАнжосталась однаидолгодумалаотом,очемЖанетнесказала:Эвар еще с детства был поразительно чутким, и у него всегда были добрые глаза, и почему-то в его присутствии Анж обволакивало теплом, он ничем не напоминал античное мраморноеизваяние.

Аещеонбылупрям,иужтогдадобивался своего, и мог хладнокровно разнять дерущихся, аоднаждыоннспорвдругспрыгнулсмоста,никтоине Настоящие путешественники во времени ожидалтакого,совершенноспокойный,итакжеспокойно пошелдомой,ноАнж-товидела,какойонбылбледный… *** …Она старательно осваивала все женские ухищрения, всето,чему,видимо,нормальныедевчонкиучатсяотприроды.Анжужепривыклаккаблукам,нестесняласьдекольтеилимини,но,помнениюЖанет,всеещенеобладала настоящим стилем и вкусом. Порой ей казалось, что она никогданеосвоитсоотношениемодыифантазииввыбореплатьев,иумениявнесколькосекундсотворитьизприческималенькоечудо,иизящнуюпоходку,Личуонаитак казаласьизящной.

Нооднаждыонапоняла,чтонасейразунееполучилось.

«Обворожительно!» — сказала ей Жанет. Ее платье было образцомнастоящеговкуса,Анжпридумалавсеса а,про-м явивсмелостьиблагоразумиевравноймере.Онапридала нижней юбке, гибкой и жесткой, форму опрокинутого тюльпана,аповерхэтогокорсета(каксмешно,чтораньшекорсет надевали на туловище) пенились белые кружева до колен.

Декольтегармонировалосожерельем(подарокЛича,норазвеэтоважно),челкавставаланадлбом.

Втотденьбылбольшойшкольныйбалпослучаюначалаканикул.Онавертеласьвтуалетнойкомнатепередзеркалом так и эдак, то дергая мешочек с духами, основной тонвзапахеоназадалаещедома,ноеготребовалосьосвежить,тодобавляясебеещенемноготеней.Аведькогдатовтуалетныхкомнатахбылитолькозеркала,иженщины таскалиссобойкосметички.Ужасноенеудобство!Ипусть Жанетвыглядываетиз-зазанавескитакнетерпеливо.СегодняАнжнаучиласьопаздывать.

Онанасмешливоинемногосвысокасмотреланаюношей,толькострелкинабрюкахвыдаваливнихнечтопраздничное.Интересно,причесываютсялионихотьизредка?

ЛоконыЛичадавноследовалопостричь,акакойбезобразныйпроборуЭвара… Настоящие путешественники во времени Какжаль,чтоЛичвсеприглашаетиприглашаетеенатанец,оннедаетдругиммальчикамникакогошанса.Ихсчитаютвлюбленнойпарой,ноАнжчастозадаваласьвопросом, какойпорывтолкнетееоднаждывобъятияЛичавгородском парке?Удивительнаяштука…Из-заплечаЛичаоначастовиделазадумчивогоЭвара.Онследитглазамизалучшимдругомидевочкой,которуюзнаетсдетства.НовотЭварсловно стряхнулссебянерешительность.Любопытно,скемонбудет танцевать?ЭварподходиткЖанет.Онадаетемуруку.Все это просто любопытно, но почему Жанет так улыбнулась?

ИчемузасмеялсяЭвар?Онведьтакредкосмеется… АнжневпопадотвечаланасловаЛичаипочтисдосадойвспомнила,чтоименноэтурассеянностьонпринялза проявлениеподлиннойстрасти.Онауженедумалаотом, чтоотвернуласьотсвоегопартнера,глядянатанцующие пары,точнее,пару…Когдажекончитсятанец?Пригласит лиЭварЖанетещераз?ПочемуАнждолжнабытьверна Личу?Еслибыонанезналанаверняка,скемпротанцует весьвечер…Каклегкобылобыулыбнуться,сказать:«Что этоЭварскучает?Давайегоразвеселим!Небудешьдуться,еслиястанцуюснимвальс?Принесинамчто-нибудь попить,хорошо?»Личбынедогадался.

Эвар приглашал Жанет снова и снова. Анж как во сне разглядывалаплатьеЖанет,белоенасмуглойкоже.Декольте унееглубже,аюбкакороче.Оначто-тошепчетЭвару.Онне смеялсястолькозавесьгод!Почему,нупочемуЭвартанцуетсЖанет?СердцеАнжразрывалосьотревности.Неужели нельзябылодогадатьсясразу,чтооналюбитЭвара,азаветнаясценасЛичем—лишьмимолетныйкаприз!

АЛичничегонезамечал.Анжвспомнила,вкакихмыслях о ней он проведет ночь.

Как просто с парнем, мысли которогознаешьнаизусть,икаксложно… *** ПослешкольногобалаАнжнервнождаласценывпарке.УжеобъявилаонаЛичу,чтоонпоступитвШколу,иЛич Анж покорноготовитсякэкзаменамвместесЭваром.Ужепривычнойсталадлянеедрожьиощущениежара,когдаЭвар входил в комнату и приближался, чтобы просто сказать:

«Привет!»НовсеещеонагляделанаЛича,идеальнокрасивого,мраморнохолодного,изадаваласьвопросом:почему,каконаиспытаетлюбовькнему?

Наконец,насталтотдень,когдаонидолгогулялииоказалисьвсамомглухомместепарка.Этодолжнопроизойти сейчас.НоЛичказалсявсестольжехолоднымидалеким.

Вотзаигралатасамаяпесня.Онипростостоялиподдеревом,ничегонеговорядругдругу.

Ту,вкоторойятону, Мнедругойволныненадо.

Пустьшершавыйсмехпеска… НуивкусыуЛича.

Анж подумала, что могла бы видеть в нем хорошего друга,еслибыненеобходимостьигратьвлюбовь.

Онавдругпоняла,чтопеснякончилась,аонивсестоят вмолчании.Неможетбыть!Чувствомгновенногооблегчения сменилосьневозможнымужасом,потомучтоонауслышала голос Фернана: «Первую часть закона вы можете пытаться нарушить, но у вас это никогда не получится…» Что же теперьбудет?Итутзнакомаяпесняраздаласьещераз.Вэтот деньеевключилидваразаподряд,аЛичинезапомнил!

Этожнадобытьтакойдурой!Данебудетникакойстрасти!Просто…всепредопределено.Онамедленноподняла руку,вспоминаяслова:

—Лич,иногдая… Теперьпоцеловатьеговгубы.«Кажется,яплохоиграю.

Аоннепонимает,ничегонепонимает.Хорошо,чтоэтоне Эвар.Эвараябынепровела»,—иАнжтутжеобругаласебя.

ВедькакговорилФернан?Надовестисебякакнивчемне бывало,всесамособойсложитсянеобходимымобразом.

Какая мокрая трава и мокрые суетливые руки у Лича.

Онхолодный,снимейвсегдабылохолодно.Еслибыне холод,онамоглабызакрытьглазаипредставить,чтоэто Эвар,сЭваромейбылобытеплее.

Настоящие путешественники во времени Больше всего она боялась, как бы кто-нибудь не засталих.Личведьмогинепомнить.Акогдавсекончилось, оналишьсоблегчениемподумала,чтодомапреждевсегонадобудетхорошеньковымыться.АЛичзамаралсвою куртку,оннестанетеечистить,такиуедетвгрязной.Придав голосу нежность, она попросила Лича не прощаться снейзавтра.

Наконец-тоодна.Анжнепокидалоощущение,чтоона вымазаласьвгрязи.Толькосейчасонапоняла,какустала общатьсясЛичемивсевремяпомнитькаждыйсвойследующий жест, каждое слово, совершать свои маленькие пророчества…УЛичаивпрямьхорошаяпамять.

ЦелыйгодбезЛича!Онамоглабыненавидетьего.ЦелыйгодонапроведетсЭваром,теперьможнонепритворяться,непророчествовать,неиграть,какплохаяактриса вполузабытойпьесе.Изаснулаонатаксчастливо,словно незналаосвоейскоройсмерти.

*** Прошел месяц, целый месяц назад уехал Лич. Домой вернулсяЭвар,уженеделюоназанималасьснимязыками—увлечениеЛича,—аонсмотрелнанееясными,ласковымиглазами,ходилгулятьснейвпаркибылнеизменно вежлив,спокоенипредупредителен.Иногдаонпрощался иуходил,спеша.

«Он,наверное,всегдаскрываетсвоичувства»,—сказалакак-тоЖанет.Анжрешиласделатьпервыйшаг.

Этобыловпарке,сновавпарке,носегоднярядомсней стоялЭвар.Анжнервнокусалатравинку,разглядываяего.

Эвар,вотличиеотЛича,несчиталсебякрасивым.Возможно,ониминебыл,ноунегогустыеволосыивыразительныеглаза,утомительныезанятияужепрочертилина них красную сетку и собрали на веках ранние морщины.

Анжподумала,чтодажестареющийЭварстанетейтолько дороже,какаясладкаяболь—видетьпометывременина его лице. «Какой он усталый и сильный. С таким я могла Анж быничегонебоятьсяиниочемнезаботиться.Эвар,скрутименя,поведизасобой!Нудогадайся,пожалуйста!Нет, он не мог бы предать меня или оскорбить, он вообще не способеннатакое.»Чтожесказатьему?Анжвдругпоняла,чтосмотритнаЭвараслишкомпристально,ужедавно.

Итогда она просто прижалась к его груди, его тепло уже необжигалоее,амягкообволакивало,позволяязакрыть глаза… Паракрепкихруквзялаееплечииотстранилаотсебя.

—Личмойдруг,—мягко,оченьмягкосказалЭвар.— Личмойдруг.Атылюбишьего.

Анжнеответила.Нет,ейничегонестоилооткрытьему все, совсем все, с ним не случится того, что случилось сДрэем.Простоонавдругвспомнила,чтоунееестьдругоеимя.ВедьАнж,ейосталосьжитьвсегонесколькомесяцев,аЛичусужденадолгаяжизнь.Онадолжназабыть об Эваре. Как иначе Эвар с Личем посмотрят друг другу вглаза,чтостанетсихдружбой?РадиЛича,онимеетправосохранитьдруга,АнждолжназабытьобЭваре.

—Извини,Эвар,простомнеиногдабываеттакодиноко.

—Явсепонимаю.

«Тыничегонепонимаешь!»—нотутАнжобовсемзабыла,потомучтоонвзялвладониеелицо.Ондумал,что она плакала. Но нет, она не плакала. И Эвар все так же спокойносказал:

—Развлекайся,Анж.Мненадоидти.

«Развлекайся!»Онавдругвспомнила,какЛичпрощалсясЭваромвШколе.«ПозаботьсяобАнж,развлекайее, дружище.»НеужелиЭварпростовыполнялобещание?НеужелиЭварневидит,чтоубиваетеесвоейвежливостью?

Анж считала бы гадостью следить за ним еще вчера, но сегодня ничто не помешает ей выяснить, куда он уходит, спеша. И увидеть, как его ждет Жанет. «Он опоздал, он скрывал от нее, что гуляет со мной!» Увидеть, как рука Эвара ложится на ее талию, они смеются. Она будет целоватьЭвара,какцеловаладоэтогодесятокмальчишек.

Эвар,которыйплохоодевалсяиещехужепричесывался, Настоящие путешественники во времени Эвар,которыйбылтакдобримужественен,Эваруходил сЖанет.

*** ДомаАнждосталафотографиюЖанетидолговсматриваласьвзнакомоелицо.Потомпротянулафотоотцу.

—Папа,чтотыдумаешьоЖанет?

Отецвзглянулнапортретиотложилего.

—Знаешь,иногдамнекажется,чтовы—сестры.Нет, недумайничеготакого.Уваскакое-тонеуловимоесходство,иделоневцветекожи,даженевчертахлица.Что-то вмимике,вголосе,можетбыть… Бедныйотец,тебесужденовскорепотерятьменя.Ты останешьсяодин.УЛичабылбрат,уЭвара—сестренка.

Еслибынепредопределенность.

—Анжелика,—тревожнопозвалотец.

—Всевпорядке,папа.

Отецудивилсятому,какнепривычнодрожалголосдочери.Онудивилсябыещебольше,узнав,чтоАнжпроплакалавсвоейкомнатедорассвета.

*** Иснованасталолето.Анжкупалась,иходиланатанцы, иследилапотелевизорузаизгибамимускулистогопарня внабедренной повязке. В тот год он был самой популярноймоделью.Рекламабаковисветлыхволос.Отведенное ейвремянасчитывалоуженемесяцы,анедели,когдаона вспомнилаосвоейпоследнейвстречесЛичем.Наконецтоонаиспользуетмедальон.

Удивительно, но ей и впрямь захотелось в Школу, почемубынепогулятьпознакомымулицам,попарку,если она достоверно знает, что опасности встретить Лича нет никакой.

АпотомстолкнутьсясФернаномвозлекачелейипоклониться,когдаонгалантнопропуститеевперед.

Анж —Вашеимя,прелестнаянезнакомка?

—Анж.

Фернанпогляделнанеескаким-тоновыминтересом.

Ну конечно, ведь Лич болтал о своей великой любви направоиналево.

—Уменяздесьдруг.

— Этот молоденький, кудрявый и голубоглазый, Лич, кажется?

—Да,верно.

—Аонзнает?

—Нет,онинеподозревает,ктоя.

«Вот бы сейчас выпытать его отношение к Личу. Или посоветоватьпоставитьфамилиюЛичапервойвспискеисключенных?Тогдавсебудетпредопределено,нетакунизительно.»

Фернанбеззаботнораскачивалкачели,инеожиданно Анжпочувствовалабезудержноевеселье,дажесмехЭвара,звучавшийейвесьпоследнийгод,прекратился.

—Атыповеселела!

Онинезаметноперешлина«ты».Чтож,Личприревнуетее,значит,пустьхотябынезря!«Ямоглабывлюбиться вФернана»,—Анжсамаудивиласьтакомуоткрытию.

—Значит,ябылагрустной?

Фернан кивнул. Взгляд его остался пронизывающим, лицосготовностьюизображалосочувствие.

—Представляешь,20летпрожитьвситуациипредопределенности, зная каждый свой день и час, — неужели она может так легко, по-светски безразлично выкладывать ему своегоре?Какоегоре?Почемувсетакзабавно?—Даеще любитьодного,апритворятьсявлюбленнойвдругого!

—Да,тяжкотебепришлось.Нозатотыужеточнознаешьглавное.

—Главное?

—Нуда,чтохужеврядлибудет.

Анжсмеялась.Качелилетелинатакойвысоте,чтоони уженеговорилидругсдругом.НевольноАнжвсматриваласьвчеловека,которомустотысячлет,которыйтаквеНастоящие путешественники во времени сел,которыйчерезминутуспрыгнетотсюдаксвоемуобезглавленномутрупуихорошознаетэто.Какиеслезытуманят егоглаза?Чтозначитэтотненасытный,нежданноязыческий оскал великолепного рта? Удивительное лицо. Казалось, он наслаждается каждой секундой полета. Чем он такпьян?Жизнью?Собой?

Ага,вотоно.

—Извини,—Фернанисейчасбылгалантен,дажеотвесилшутливыйпоклон.Какойпрыжок!Казалось,ипрыгнул-то он от радости жизни, ей даже почудилось, что он заорал,какдикарь.Нет,простосвистнул.Ктобысмогповторить этот полет! Какой воздушный гимнаст, любимец публики… Качелипочтивстали.Онавспомнила,чтоейещепредстоитдатьпощечинуЛичу.Кажется,онапроделаетэтоснемалымудовольствием.

*** Ейоставалосьтолькоумереть.ПятьлетЛичискалпричину смерти, которая не имела причины. Анж не хотела умирать.Ненаэтихгрязныхтрубах,нетак…Впрочем,она умрет,преждечемдолетитдоземли.

ПоследнююнеделюАнжизучалаподходыкдому,скоторогоейпредстоялоспрыгнуть.Здесьоставляютоткрытымчердак.Онапрощалась.Сотцом,сЖанетиЭваром, которыйсразупослееепохоронуедетсдаватьэкзамены вШколу, ей только сейчас пришло в голову. Она прощалась,аониинезнали… Всвойпоследнийденьонанаделадлинноебелоеплатье,настоящийсаван,закрытоеинемодноеплатье.Еслибы кто-нибудь увидел ее в сумерках… Последний этаж. Авот иходнасамыйверх.Лестницаказаласьненадежной.«Эвар, Эвар»,—стучалонакаждомшагуеесердце.Впрочем,она ещеуспеетподуматьобЭваре,покалетитвниз.

Сколькоздесьгрязи,старыедоски,запахкраски.Анж открылаокноивдохнуласвежийвоздух.ОнавсталанапоИнтерлюдия доконник.Несмотретьвниз.Всущности,ейосталосьсовсемнемного:шагнутьвпередиподождать,покасработает SAVER.

–  –  –

ЛичдержалврукахфотографиюАнж.Пятьлетонастоялаунегонастоле.Вкабинетеивгостиной.Подконецжизни Анж возненавидела Лича. А кого ему ненавидеть? Ее, себя?Ктоон?Комунуженэтотназойливыйстук?Вдверь… Конечно,20летназадЛичзачем-тозаперее.

НапорогестоялЭвар.Казалось,Личувжизнинедоводилосьвидетьничегоужаснее.Эвару,которыйплохоодевалсяиещехужепричесывался,шелсредневековыйкостюм.Жанетсчиталаегорыцарем.Пронего,анепроЛича сочиняларомантическиесказкиАнж.

СтраннымобразомЛич все еще испытывал влечение кЭвару,егоприсутствиеповергалоЛичавшок.

—Япростопришелузнать,какдела,—пояснилтот.

—Да,былотутоднопутешествие,—ах,какестественнозвучитегоголос,какспокойно.

—Эвар,япобреюсьивымоюсь,апотоммыпоболтаем.

—Приходивгости,Лич.

—Конечно,старик.

Эварушел.Личвзглянулнасебявзеркало,схватилпортретАнжисразмахушвырнулегонапол.Наконец-товнем заговорилмужчина!Переключениеролейсостоялось.

Ивоттогдаонощутилфизическуюпотребностьболи.

—ИтывспомнилЭваровысредниевека.Словнотебя запрограммировали на это. И ты выкрасил волосы. И ты отправился в испанскую деревушку и вошел в храм, воткнул нож в икону и начал свою проповедь, сложенную из всевозможных ересей. Без всякой подготовки, но среди слушателей не было знатоков, и ты не рисковал. Избитый,тыдожидалсяприбытиясвященника,ионувезтебя ипытал,атыупорствовалидобилсявожделенногокостНастоящие путешественники во времени ра,—сказалпортретусвятойотецФранциск.—Тыничего непрочиталвглазахтвоегоинквизитора,аяузналтебя, Лич,я,пытаятебя,вспоминал,кактебебылобольноикак будетбольногореть,когдатынедашьпалачумилосердно сломатьтебешею.

Святомуотцупоказалось,чтоэтоонвновьстоитперед зеркалом в квартире Школы, придя в себя после костра.

«Все тщетно, — думал Лич. — Все тщетно.» Если бы он могумереть,по-настоящему.«Выдажепридушитьсебяне сможете!»Когдаонслышалэтуфразу?Личвзглянулвзеркалоещераз.Лицо,котороетакненавиделаАнж.Любилли егохотькто-нибудь?Можнолиегополюбить?Алицоэто онвиделвШколе,наконец-тоЛичвспомнил,гдеикогда.

Перенестисьназад,выскочитьвкоридорикрикнутьим всем, удивленным, особенно вон тому, тоненькому и холодному,холодному… —Умрите,дети!Умритесейчас!Потомучтопотомвы дажепридушитьсебянесможете!ПроклятыйSAVERспасетвас!

Все.Теперьможноидтибриться.Потомонзаглянетвмагазин.Ввинныйотдел.

*** Потянулись последние дни Лича. Лич никогда не пил, нооннаучился.Деньзаднемонсиделвсвоемкабинете, поставивнастолдвапортрета:АнжиЭвар.Толькоестествомоглозаставитьеговстать,ионненавиделсебяеще иза это. Потом он стал курить, перемежая выпивку с сигаретой.Онсиделвдымовойзавесе,оцепенев,ничегоне желая. Никогда он больше не посмотрит ни на одну женщину,потомучтолюбаяженщинабудеттеперьназываться длянегоАнж… Наседьмойденьунегокончилисьбутылки,ионрешил заявиться в бар. Он сидел за столиком, точно как дома, толькопортретовнебыло.ИтогдапоявиласьОна.Наглая, вызывающая. Чуть-чуть неженственная, но все мужчины Интерлюдия оборачивалисьейвслед.ТакаянепохожаянаАнж.Ивто жевремяпохожая.КакЖанет.

Видимо, Лич оказался для нее милее других, раз она селазаегостолик.Онабылапочтиобнажена,онабезустали дразнилась, а он был пьян, слишком пьян, поэтому, увидев,чтодевушкахочетуйти,Личдвинулсязаней.

*** Личпроснулсяивпервыезавсюнеделюпочувствовал себятрезвым.Девушкаспаларядом.Наверное,онаувела егоизбара.Знакомыймедальонблеснулнаеегруди,какой старый,гораздостарше,чемуЛича.ИлиЭвара.Илидаже уФатыха.Мгновенныйпорыв—несоветоваллиФернан отдаватьсяпорывам—иЛичраскрылего.

Перваяизфотографийтожебылазнакома.Прыщавый юнецвтолстыхочках.Личзатрясспящую,ондажеимяее неспросил:

—Фернан,Фернан,вставай!Иприми,радибога,мужскойоблик.Вставай,сейчасяоденусь.

КогдаЛичвновьвзглянулнакровать,тамужесидел,скалясь,Фернанипросматривалсвоюколлекциюпортретов.

—Тыуверен,чтомызнакомы?—безмятежноспросил он.Личпонял,чтоопятьнарушилэтику.

Средифотографийнашласьидевчонка.

— Один из моих первых женских образов. Не очень удачный,но,надеюсь,тебепонравился.

—Янепомню,—Личвстряхнулголовой.—Намнужно поговорить.Фернан,яхочусменитьоблик.

—Нутакменяй.

—Совсем.ЯнехочувозвращатьсякЛичупоSAVER-у иливэкстренномрежиме.Подыщимнемужчину,некалеку,неурода,нооннедолженпоходитьнаменя.ИнаЭвара тоже. Устрой, чтоб без всяких предопределенностей, аглавное—позаботьсяотелеЛича.Ядостовернознаю, чтоуженевернусьвэтотоблик,значит,надопохоронить мойтруп.АвШколекладбищанет.

Настоящие путешественники во времени

Фернан,еслииудивился,неподалвида.Ужскореевстревожился:

—Тыуверен,Лич?Аеслитызахочешьвернутьсякродителям?Вернись,сообщи,чтотебявыгналисIкурса,мы всетакделаем.

—Предопределено,—бросилЛич.

—Нусовторого.

—Нет.

—Тыможешьпередумать.

—Нет.

—ТебявиделинапохоронахАнж,—вдругсказалФернан.

«Аэтоуженарушениеэтики,—подумалЛич,—конечно,еслиононепредопределено».Вслухонпроизнес:

—Воттытудаисходишьвмоемоблике.

—Явсе-такисохранютелоЛича,вдругтыпередумаешь.

—Найдимнекого-нибудь.

—Хорошо,какхочешь,—иФернанисчез.Онмогбывернутьсявтожемгновениесворохомкандидатур,но,видно, решилпощадитьчувстваЛичаивернулсяминутойпозже.

—Янашелкое-что.Незнаю,откажешьсяилинет.Придетсяпрожитьгрязныегоды.

—Надеюсь,неманьяк-убийца?—опасливоспросилЛич.

—Нет,нет.Испанскийинквизитормелкогопошиба.

Личвгляделсявлицо,даженеподозревая,чтовидит егоневпервые.Тонкиегубы,смуглаякожа.Морщины.Все резко,четко.Сухой,волевойчеловек.Быстрыечерныеглаза.Наверное,умееткривоулыбаться,какДрэй.

—Какегозовут?

—СвятойотецФранциск.Имянатужебукву,чтоитвое.

Унасобычайтакой:повозможностиподыскиватьименастой жебуквы.

—Франциск,—Личсловнопробовалимянавкус.Оно подходилоклицу.Почемубыемунепытатьлюдей?

—Ясогласен,—сказалонФернану.—Вконцеконцов инквизитор—этовсеголишьследователь,еслиперевестислатыни.

Интерлюдия Фернан рассмеялся, словно предвидел встречу Лича иФранциска,когдаодинизнихбудетвисетьнадыбе,авторой—этойдыбойорудовать.

*** СвятойотецФранцискзакрылмедальон.Рассвет.Онне хотелрассвета.Личкончилсвоюбесславнуюжизнь,чтобы назвать матерью простую крестьянку со строгим лицом, апотомуйтивмонастырь.

И все-таки жертва Анж была не напрасна. Иначе бы Эварнепришелкнемувтотпамятныйноябрьскийдень.

–  –  –

ДляЭваравсеначалосьсосмертиЛича… *** СвятойотецФранцисквспомнилтотдень,когдаЛичочнулсявкабинетеФатыха.

Шли недели криминальной практики, и он должен был расследоватьочередноеубийство.Ножвспину,ничегоособенного,нопоразилоЛичато,чтострана,кудаемупредстоялоотправиться,игодсовсемнесоответствовалитем,скоторымионпривыкиметьдело.Оннесталзадаватьвопросов:

для чего, если в ответ услышит старую отговорку: «Предопределено».

Тщательно загримированный, Лич стоял на автобусной остановкеиждал.Через2минутыпоегочасамздеського-то зарежут.Какобычно,Личмысленнопроверялсебя.Скрытая камеранаместе,пультуправлениявлевойруке,правойон включитзапись,толькобнеупуститьмомент… Подъехалавтобус(скольковековтакиевотмашиныназываютавтобусами,словноониинеизменилисьдонеузнаваемости). Открыл двери. В этот момент Лич увидел убийцу,оннесомневался,чтопереднимубийца.Костановкешелстариквотвратительномчерномпальтодопят, с грязной седой бородой, безобразный старик, но здесь такиевпорядкевещей,еслибыоннедержалврукекухонныйнож,совсемновый,навернякаещеострый.Личдаже скривилсясдосады.Чтозанелепыйубийца.Иявнонесможетскрыться.Аместныеследователивконецобленились, раззаставляютторчатьздесьпутешественникавовремени.Неиначе,старикпьяниввяжетсявдраку.Личоглядел стоящихнаостановке.Ктоизнихбудетжертвой?Онвдруг подумал,что,есливсадитьножпосамуюрукоятку,онможетпройтинасквозь,тогдаострыйконецвысунетсянаружу…Господи,дачтосним?Людивходиливавтобус,Личу Настоящие путешественники во времени пришлосьнаправитькамеруназадиповернутьсякстарику спиной. Почему он так волнуется? Ни разу с Личем не случалось подобного неудобства. Он был не блестящим криминалистом, до сих пор практика не вызывала унего ничего,кромескуки.

Поднимаясьпоступенькам,онпочувствовалтолчоквспинунеожиданной силы. Что-то обожгло его сзади. Он еще успелуслышатьпронзительныйвизг,обернутьсяивзглянутьвглазаЭвара.Эварвчерномпальтоисприклеенной бородой...

*** —Знаешь,яивпрямьиспугался,когдаузналтебя,идаже в кабинете Фатыха боялся тебя, пока ты говорил, что все предопределено, — весело болтал Лич тем же вечеромвгостинойЭвара,прихлебываякофе.

—Предопределено?

—Ну,убийство.Какойужас!Какподумаю,что,может, имнеточнотакжепридетсяпоступитьскем-то…Этоне очереднаялабораторкапопсихоэмоциям?Нет?

Личзамолчал,вдругосознав,каксейчастяжелоЭвару.

Бедный.Почемуонпопалвтакуюпроклятуюситуацию?

—Лич,—попросилЭвар.—Расскажимнеещеразпро этодело,все,чтознаешь,—ипотянулсязавторойчашкой.

Ониужепрощались,когдаЭварпопросилегоещеоб одномодолжении.

—Лич,обещай,чтоникогданезаговоришьсомнойоб… убийстве,азначит,ивообщенискемнезаговоришь,вдруг тынеузнаешьменя.Иникакихнамеков,пожалуйста,толькоеслиясамзахочувспомнить.

Лич,ужеуспевшийсбегатькФернану,слегкасмутился.

—Конечно,дружище,японимаю,кактебетяжело.Кстати,почемувсебылопредопределено?Тытакинесказал мне.

— Я не могу сказать, это, видишь ли, тоже предопределено.

Эвар —Проклятоеслово!

—Проклятое,—усмехнулсяЭвар.—Спокойнойночи, Лич.

—Спокойнойночи.

Эварпостоялнапорогеиотправилсянакухню.Оносмотрелножиивыбралодин,самыйподходящий,судяпо описаниюЛича.

Надожебылопрожить900летивдругзахотетьявиться сюда,вШколуVгода,вквартирутогдашнегоЭвара,еще не испытавшую всех перестановок Эвара нынешнего. Он знал,чтовэтуночьстудента-Эваранебудетдома,иЭварпутешественник во времени сможет побыть наедине со своимпрошлым.Неучелонтолько,чтодверьнезапиралась,аЛичкЭвару,какиЭваркЛичу,входилбезстука.

Хорошо,чтоЛич,апозжесвятойотецФранцисксдержатслово,Эвар-студентничегонеузнаетобэтойистории ибудетжитьвневедении900лет…досегодняшнегодня.

СтоилолисказатьЛичу,чтоонсамсоздалситуациюпредопределенности?Глядишь,иневляпалсябывисторию сДрэем…Атеперьнельзя,поздно.Эварпопробовалтяжестьножа.Одновремяеготянулокэффектнымкровавым сценам,кжестокостям.Взболтатьостывшуюкровь,спутешественникамивовременитакоеслучается.Однаждыэто привелоегокфашистам…НоубийствоЛичанапоминало галлюцинациюбезумца.Такоеневозможнопридумать,такоеможнотолькопредопределить.ЕмуещепредстоитперенестисьвовчераипоговоритьсФатыхом,чтобытотвсе устроил.

Старательноскалязубы,Эварпринялсяточитьнож.Если ножбудетдостаточноострым,Личнепочувствуетболи.

*** Идиотскийпоступокпрошелизабылся,малолиокаянств совершил он в жизни. Он забыл, как падал Лич: на колени,апотомлицомвгрязь,инеприятныечасызаключения, покаФатыхнеосвободилего,онтожезабыл,онведьбыл Настоящие путешественники во времени профессионал.Все-такиониспытывалкакую-тонеловкость, совершеннонедопустимоосложнявшуюегожизнь.Какраз втупоруемупришловголову,чтоЭлизабетмоглабыизбавитьегоотэтойнеловкости.ЭварвспомнилЭлизабет.

Онабылакаприздлиноювчеловеческуюжизнь.Эвара всегда привлекала Европа, особенно средневековая, однаждыонрешилпрожитьжизньпростойкрестьянкиисовершеннонаугадвыбралФранцию,14век.«Хотьхозяйничатьнаучусь»,—посмеивалсяон,выполняянеобходимые формальности.

Элизабет. Он думал о ней в третьем лице, как о всех своихпрошлыхобликах.КогдаонбылЭлизабет,онтакже отчужденнодумалобЭваре.Здоровая,крепкосколоченная девушка, иногда скучавшая в деревне. Она не была красива, но ее глубокие серые глаза привлекали немало поклонников,поканеслучилосьто,очемивспоминатьне хотелось.Бандыпастушковужемесяцнаводилиужасна окрестныедеревни,втотденьониворвалисьвдомЭлизабет.Следующимутроммолодойпарень,ещевчератак желавшийназватьееженой,быстро,каквсе,чтоонделал, скидал свои вещи и ушел вслед за пастушками, оставив Элизабетвоспоминаниеоегоцепкихобъятиях,причиняющихболь.Нескольконедельейвкошмарахснилосьлицо другого, рыжего, дурно пахнущего парня и грубый смех бродяг, а потом она поняла, что ей предстоит еще одно испытание.Онаскрылапозор,иоднаждыматьотнеслаее новорожденного рыженького сына из дому. За всю свою жизнь,ажизньунеебыладолгая,Элизабетневспомнила обэтомребенке,окруженнаяцелымвыводкомдругих,белокурыхдетей.ИвоттеперьЭвариспытывалнепреодолимоежеланиеувидетьего.

*** ВыслеживатьматьЭлизабет—какрезковтотгодеесостарилогоре!—ночьюуворотмонастырябылонетрудно, кудатруднееоказалосьвыждатьнесколькоминут,прежде Эвар чемвзятьмладенцанаруки.Какойтяжелыйсверток,или он забыл, как тяжелы дети? Эвар с удивлением осознал, чтоедвастоитнаногах,еготомиластраннаяслабость,казалось,скаждымвыдохомсердцеопускаетсякуда-товниз, искаждымвдохомемувсетруднеевернутьегонаместо.

Серые глаза матери, рыжеватые волосы отца. Мальчик неспал,ноинеплакал,аЭварвсенерешалсяопустить егообратно,откудавзял.Емупочудилось,чтозаэтуночь мягкийснегзамететзолотистыеволосыиличерный,светившийся синевой монастырь сломит хрупкую жизнь. Как жеЭлизабетмноголетназадсмоглаоставитьребенка,такогомаленького,навсюночьнаморозе?Ребенок!Такой, какоймогбыродитьсяуЛичаиАнж,еслибыони,конечно, успелизавестиребенка.«Этоведьвовсенемойсын,это сынЭлизабет»,—растерянноуговаривалсебяЭварибыл совсем беспомощен перед неожиданной нежностью. Он такдавноникогонелюбил…Емувдругзахотелоськматери,уткнутьсялицомвчье-топлечо,чтобыласковыеруки сомкнулисьнависках,ивыложитьвсюправду,всеосвоих бедах.Какбудтоонимеет,хотьразимелправо.

Оннедолжениспытыватьтайнойтелеснойсвязисмладенцем,свойственнойматерям.Неужелипамятьтеласыграласнимзлуюшутку?Собственно,чтоонпотеряет,оставшисьздесь,вэтомвеке,вэтойстране… Недумаябольшениочем,Эварподхватилмальчишкуиселнаконя.ЕмуполагалосьбыперенестисьвШколу испокойносоставитьсебелегенду,ноегопреследовала мысльопятьброситьгрудногоребенкавснег,совсемодного.УмомЭварпонимал,какабсурденегострах,непройдетидолисекундыобычноговремени,но,скороговоркой сказалонсебе,можнопридуматьчто-нибудь,поканекончитсяночь.Главное,никогоневстретить.Еслионпроскачетлесом,кутруонуспеетвыдуматьсвоюисторию.Надо придумать имя себе, а главное — выбрать какое-нибудь длямальчишки.

*** Эвар Перебираявпамятизнанияобэпохе,он,наконец,припомнил,какподвизалсявролимолодогорыцаряпридвореКарлаМартела.Языконзнает.Акакразвэтигодыодин старыйвенгр,бывшийбогатей,упрямоведущийродословнуюотсамихАрпадов,послалсвоегосынавкакие-тоанглийскиевладения.Эварподозревал,чтоюноше,кстати, егозвалиЛасло,простохотелосьпопутешествовать,вотон иупросилотца.Чтож,ЛаслотакЛасло.Главное,чтоэтот самыйЛаслосгинулгде-товГермании,скореевсего,был убит,авнешневесьманапоминалЭвара.Неслучитсяничего страшного, если Эвар немного попутешествует под видомЛасло.Кажется,устарикабыливоФранциидрузья, надотольконапрячьпамять.

*** —Конечно,мойдорогой,мыбылидружнысВашимбатюшкой,такчторасполагайтесь,каксчитаетенужным.

Хорошо,чтовподделкепечатейЭварбылоднимизлучшихвШколе.

—Ах,какойчудныймалыш!Навернякаегоматьбыла настоящейкрасавицей,сознайтесь!

—Этопростонайденыш,яподобралего,апотомнесмог бросить.

—Рассказывайтесказки,дорогойдруг!Инеоставили вближайшеммонастыре?Но,междунами,зачемВытаскаетеегоссобой?Отдайтекормилице,ямогуустроить,если хотите.

—Конечно,еслибыябылуверен,чтовернусьвваши места.Нет,видно,ябудунестиегодосамойВенгрии…Нет, нет,ясправлюсьибезслуги,онбылбымнетольковтягость.О,ничегоудивительного… Чтобыневызыватьподозрений,Эварповесилнашею ребенкумаленькийкрестик.Онпонимал,какнеобычновыглядитегопоявлениесмладенцемнарукахдляобитателейзамков,нотакиемелочинемогутсмутитьнастоящего путешественникавовремени,разветольковопрособимеНастоящие путешественники во времени ниребенка.Почему-тоЭварнехотелдатьемуимя,словно, назвав,онперевелбыеговразрядобыкновенныхдетейиз разрядадетейособенных.Емубылоприятнодумать,что умальчишки есть выбор из огромного количества имен.

Самонзвалегомальчиком,сыномилиребенком.ПостороннимЭварторопливоговорилчто-нибудьпо-венгерски, каждыйразразное,ипереводилразговорнадругуютему, дожидаясь, пока радушные хозяева не прикажут подать обед.ЗаобедомшелпересказисториицарствованияКарлаМартела,«сословбатюшки»,атакже,взависимостиот вкусов собеседников, отстаивание права батюшки вести родословную от Арпадов или насмешки над этим самым правом.

Онудивленнообнаружил,чтоненавидитохоту,лицаохотников, но страх обидеть хозяев, считавших своимдолгом развлечь гостя, вынуждал его покоряться. Тогда ребенка приходилосьотдаватькаким-нибудьнерасторопнымнянькам.Эварместасебененаходилотбеспокойства.

Постепенноонстализбегатьдворянскихзамков,предпочитаяпостоялыедворы.Намаленькихдворахникогоне удивляло, что господин ночует в одной комнате с сыном, иЭваруженемогспать,непритянувмалышакгруди.Он самкормилегоизрожка,неподпускаякормилицу,женщинам оставалось только дивиться, как ловко молоденький венгрможетуправлятьсясдетьми.Зналибыони,чтоэтот холеныйдворянчик,окоторомтакприятнобудетповздыхатьскучнымивечерами,умеетстиратьиваритьсуп,толькобоитсявызватьнехорошиеподозрения… *** ДвагодаспустяЭварсоннопокачивалсянасвоемконе, предавшисьсамымразныммыслям.Ребенок,какобычно, дремал,вцепившисьвотцовскуюодежду,аЭварприкрывал его плащом и поддерживал снизу. «Точно обезьянка»,— говорилиемуслучайныеспутники.ЭварпривычнонеощущалтяжестималенькоготелаитакжепривычновслушиЭвар валсявегодыхание,опасаясь,чтоонопотеряетсвойритм иливзнакомоесопениевторгнутсязвукиночноголеса.

Передсномоншепталсынусловастарыхсказок,вдорогетихонькозаговаривалсним,еслималышнеспал.Маленький мальчик познавал мир на птичьих дворах, в полях, у лесных костров. Отцовская ладонь стала для него убежищем,изкоторогоможноразглядыватьнезнакомцев иступатьневернойногойнатеплуюсухуюземлю.Ибыл день,вконцеихпервоголета,когдаЭварпоставилегона остаткистаройкрепостнойстены,обещаяпоказатькружевной замок далекого города, а он нетерпеливо дернул его зарукав:«Отец!»—иобернулся,сампораженныйсвоим первымсловом.НичьиглазаникогданесмотрелинаЭвара так,какэти.Затаивдыхание,онопустиллицовзнакомые рыжеватыеволосы.Какхорошообращение«отец»,разуж мальчик не должен знать его настоящее имя. И Эвар почувствовалвсюнастойчивостьмаленькихкулачков.Этоза красные полоски на детском лбу, оставленные его щетиной.Смеясь,ондалсебесловобритьсятакчастоитщательно,какпотребуетегомаленькийдеспот.

Сыну исполнилось два с половиной года в лето, когда крестьяне и знатные сеньоры все чаще умирали, выпив отравленной воды. Страшные слухи, достигавшие ушей Эвара,всеширились,и,наконец,насталдень,вкоторый ониссыномнеожиданнообнаружили,чторекииколодцына многиельевокруг—запретны.Эварклялсебя.Емудавно следовалобыбежатьзапределыФранции,атеперьпредстоитсражатьсязакаждуюкаплюдрагоценнойчистойводы для сына, или его дитя умрет от жажды прямо на берегу однойизсмертоносныхрек.Он,профессиональныйпутешественниквовремени,изчистоголюбопытстваумиравший от чумы и в зубах волков, висевший, тонувший, любовавшийсяатомнымвзрывом,приходилвсодроганиеот одной мысли о муках ребенка, которые, в отличие от его страданийисмертей,будутнастоящими.Чтовообщеможетожидатьеговэтойпроклятойстране,гдезадвагода скончалось три короля, а вскоре, хотя этого еще никто Настоящие путешественники во времени незнает,умретчетвертый?Мальчикубудет18лет,когда начнетсяСтолетняявойна,27—вгодбитвыприКресси, 29,когдачумаунесетполовинуфранцузов.Эвар,ругаясь, сталпробиратьсянасевер.

*** Мальчикужедавнобылголоден,хотяинепросилесть, толькокрепчеобнималотца.

«Вот и расправились с пастушками, — лениво думал Эвар,—итотщуплыйпаренексмутнымиголубымиглазами,твойжених,Элизабет,которыйтаклюбилпениевцерквииумелсмеятьсязаразительно,словноФернан,тотпаренеклежиттеперь,разрубленныймечом.Гдеонлежит?

Арыжийверзила?Верзила,предположим,сострелойвгруди.Возможно,онилежатрядом… Асейчас,сынок,знаешь?Сейчасте,ктолюбитубивать, врываютсявлепрозории.Лепрозории,сынок,этоубежища дляоченьбольныхлюдей,такихбольных,чтотыбыиспугалсяихвида.Ноонисовсемнестрашные,чтобыниговорилнамвчератотгоспитальер,неониотравилиЛуару, сынок,нет,неверьлюдям.Хужевсего,язнаю,ктоэтосделал, но не могу ничего изменить, и мне нельзя говорить.

Толькотебе,моймаленький…»

Лошадьвдругвстала,точнозастыланаместе.Еебеспокойство передалось Эвару, заставив оторвать глаза от ребенка и взглянуть вперед. В следующий момент Эвар закрылмальчикуладоньюлицо:онинаткнулисьнапрокаженных.

*** Эварразглядывалотверженных,несомненно,недавно безумнаятолпазарезалаихтоварищей,такихжестрашных, вязвах,спрогнившимикостями.Кое-ктосжималнелепые бесполезныетрещотки.Онинесобиралисьнападать,они самиожидалинападения.Отмысли,чтоэтилюдибоятся Эвар его,Эварпочувствовалстраннуюжалость,даженежность.

Один, еще совсем молодой, еще зрячий, издевательски протянулемурукуладоньювверх,словнодляподаяния.

—Лазарь,—прохрипелон.

Эварувдругсталостыднозасвоездоровье,своюмолодость,засвоебессмертие.Онпокрепчеобнялсына,спокойновзялизуродованнуюрукувсвоюисжал,опустивглаза.

«Ошибка!»—сужасомпонялон.Сейчаснадоповернутьсяиуйтисвоейдорогой.Аоннесможет.

Дочеговсенадоело…Еслибыихссыномоставиливпокое.Эварсклонилголовунаплечо,подальшеотребенка, чьедыханиемешалоемудумать,игубыегоусталодрогнули.ОнвыведетэтихлюдейзапределыФранцииибудет заботитьсяоних,покаимнеудастсяукрытьсязачьиминибудьмилосерднымистенами.Надораздобытьзакрытые повозки.Те,ктоещенеобезображен,будутправитьими.

Надопозаботитьсяоедедлянихиребенка.

«Кемтыстанешь,святымЭваром?Нет,длянихтысвятойЛасло»,—ондаженеулыбнулся,терзаемыйстрахом засына.Еслиегомальчикоднаждызакричитотболивсуставах,никакаяэтиканезапретитемупринестилекарство, созданноедесятьвековспустя.

*** Долгиенеделионипряталисьвлесах,оживляясь,когдаЭварприносилимеды,выпрошеннойвмонастыряхза бесценок.

Авсежесамымтягостнымсталсамыйпервыйденьпутешествия, когда возникла необходимость сделать запас воды.Прокаженныеуказалиемудорогукколодцуипотянулисьследом,послевстречивлесуонитакбоялисьпредательства,что,уходя,Эварвсегдаотдавалимсвоегоребенка,молясь,чтобыозлобленныелюдинеприкоснулись кнему.Эварзачерпнулводыизамер.Никтонасветенемог сейчасподсказать,смертельналиэтавлага.Онпочувствовал,какегопечальныеспутникисгрудилисьрядом.СмотНастоящие путешественники во времени рели они вовсе не на Эвара. Все, даже слепые, с удивительнойинтуициейповернулиголовывсторонуодногоиз своих. На вид совершенный старик, он протягивал вытянутыми руками пса, больного и покорного. Вот чего они ждут, а собачьи глаза сами предлагают себя. Интересно, они приручают собак в лепрозории, или же этот пес бежалвследзазаболевшимхозяином?Илидолгоразыскивалего,брошенный,ирадостнолизаллицопривстрече?

Ясно, он не проживет долго, беззубые челюсти и клочья шерстинахудыхбокахговорятсамизасебя.Эварчутьне захлебнулся от накатившего жара. Пес все равно умрет!

Преодолевнерешительность,онзачерпнулводувкружку и выпил, он не уступил бы этого права ни одной собаке!

Вскореоноселназемлю,радуясьблагополучномуисходу и слушая постукивание ведер о стены колодца и шлепки обводу.Ещедавно,готовяжизньЭлизабет,онизучилкартувсехчистыхисточниковнаееродине.Элизабетгде-то здесь, совсем близко. Эвар прижал ладони к щекам. Ему вродебыиневчемкаяться,носейчасвовзглядекаждого изсвоихспутниковонвиделнезримыйукор.

Алошадейоннеуберег,лошадислеглинатретиймесяц пути,когдаираныотизвечногокнута,Эваризбавилихоткнута,ужеподсохлиизатянулись.Какниопаснабылалюбаязадержка,Эваростановилпродвижениенасевервнескольких переходахотцели.Онвиноватозаглядывалвизможденные людскиелица,творявдушеочереднуютоскливуюложь.Да развектопосмеетвыказатьемухотьудивление?Еслибон могхотьсамомусебеобъяснить,какаясилаведетего,ничего непонимающеговлошадиныххворях,гретьиммордыикормитьсладони,сторожитьихсон,словноэтиухищрениямогутспастихотьоднускотину,покорнуюиверную.Броситьих?

Броситьихживыми,оннесможетубить,ивсевремязнать,что онибудутхрапеть,истоять,покахватитсил,апередсмертью смешно задергают ножонками, пока замелькают, сменяясь, мечты:мечтаоноше,мечтаоплети—чегоимещезнать— и,последняя в скудных умишках, мечта ожизни с мольбой истрастью,которыеЭварууженикогданеизведать.

Эвар Нет.Ещенемногоусилий,толькобынезаснуть,ионбудетволен,онунесетсвоегомальчикавтихиестраны,где можно пить воду, не зная страха, и не вымаливать крохи хлебаучужихлюдей.Какиеземлионпокажетмальчику?

Ивотводнуизночей,нарассветеуже,когдаонвсеже заснул, в лесу раздался неясный гул, упущенный чутким ухомЭвара,апотомлязганьеметаллаигрубыекрики.Отрядвооруженныхкрестьян,толькоодинвсадникбеспечно гарцевалпозадивсех.Небыловозможностипротивостоятьим.Эварещенепроснулся,ещенеуспелпонять,чтосегодняшнееутро,наконец,подводитчертуподегодурацкой одиссеей, когда раздался крик: «Отец! Отец!»— имальчик,егомальчик,упал,пораженныйстрелойпрямовгрудь.

Эварвскочил,растерявостаткисна.Эварстоялисмотрел, какнесуразноторчитстрела,слишкомбольшаядлятакого маленького тела. Обостренный слух сам классифицировалзвукибоя:хлюпанье,есликопьепротыкаетнасквозь, итреск, это когда рубят. А в горящей повозке— это был солнечный,веселыйдень—мечетсяМарисдевочкой,дочкой юного Лазаря, и крестьяне не дают им выскочить из огня.ИизвсехжеланийнасветеуЭвараосталосьтолько одно: чтоб Мари перестала кричать. Пусть она замолчит,ионсумеетсправитьсяснеудержимымстремлением пойтитуда,кним,подудары.Господи,данеужелинельзя убиватькак-нибудьпо-другому,нетак?Казалось,больные восприняли смерть как должное, они полностью принималисмерть,итолькоЛазарьподкралсясзадиккрестьянам, окружившим повозку, и вытер руки об их шеи. И те, ктовзглянулемувлицо—аболезньсильнопродвинулась запоследниймесяц—услышалихриплый,лающийхохот, которым Лазарь хохотал до конца. Эвар содрогнулся. Он виделсосвоегоместа,чтоЛазарькоснулсякрестьянтой ладонью,гдебылаздороваякожа.

Словновспомнив,Эвармгновеннообнажилполокоть своичистые,безпятнышка,руки.Надоуспетьзакататьрукавасыну,ксчастью,егоминовалапроказа,егопощадят, должныпощадить.ТолькотеперьЭварпочувствовал,каНастоящие путешественники во времени киехолодныеумальчикапальцы.Да,ончастомерзпоутрам,хорошобыегосогреть… Эвар опомнился и отпустил одежду. Неужели он будет так слаб, что побоится взглянуть на правду, на вот эту чернуюгрязнуюстрелу?«Этастреладолжнабылаубить меня»,—прошепталон,пораженный.Да,испугавшись,сын привычно вцепился в отцовскую одежду и заслонил его собой.Чтомогребенокпочувствовать?Эварискалнаего лицепометыстрахаилиудивления,новиделтолькоразмытый грязный след на щеке. Всего в два года его сыну удалось то, что никогда не удастся Эвару: пожертвовать собой, чтобы спасти другого… и разгадать тайну смерти.

Несомненно,мальчикужезнаетсмерть,хотяэтоникакне отразилось,никогданеотразитсянаегонекрасивомлице.

Впервые Эвар понял, что выбрал своему мальчику имя.

Себастьян.

КаквоснеЭварсмотрелнажалкийбукетикфиалок,зажатыйвхолоднойруке.Могутлирастенияспокойновыноситьмедленнорвущуюсяплоть?Сынок,тысобиралцветы, тырвалих.Больнобылоцветам.Атеперьбольнотебе.

Безумные слова, казалось, роились помимо него, помимовсегомира.Эварненашелвсебесилшевельнуться, словно сердце, так долго стучавшее в унисон с детским дыханием,вновьсталопроваливатьсявниз,какприихпервойвстрече.Каконулыбалсяпослесна!Теплый,доверчивыймальчик,которыйникогданеболелинекапризничал.

Елеоторваввзгляд,Эварзаметил,чтокнемутанцующей, как у паяца, походкой приближается человек в доспехах, хотябезшлема.Рыцарьобросбородой,ноеговолосыЭвар могбыузнатьвлюбыхобстоятельствах,даичертылица былиболеечемзнакомы.

—Фернан!—прохрапелЭвар,уверенный,чтонеошибся.—Спасиего!Тыведьможешь,спасимоегомальчика!

СтарыйпесзашелсявхрипенадтеломЖана-Луи,своегогосподина.

*** Эвар Неповредивтравы,ониопустилисьпрямонаполе,охраняяребенка,имирнобеседовали,впрочем,дляФернана всевпорядкевещей.Эварнеприязненноразглядывалего гладкуюкожу,безукоризненныезубы.Видать,любитэтот облик, если появляется в нем где попало. Эвар представил,какФернанподыскиваетсебевнешность,проверяет, нетлиздесьнакладокспредопределенностью,изчистого любопытствапереживаетвполномсознаниироды… —Спасиего,—повторилонещераз.

—Накакойсрок,Эвар?

—Что?

—Наскольколет?Онведьвсеравноумретраноили поздно.Сейчасонпрожилдвасчастливыхгодаипогибвнезапно,немучаясь.Летчерез20–30выобатруднеевынесете…расставание.Кемонвырастет,еслитынеотпускал егоотсебянинашаг?Видишь,ядаженеговорю,чтовсе предопределено.Эвар,яведьнаблюдалзатобойпоследниймесяц.

—Инесмогпредотвратитьвотэто?

—Адлячего?Дасиди,чтотывскочил,тыведьнеобнажишьоружияпротивбедных,невежественныхвилланов.

Какточно.Эварпостаралсяпересилитьсебя.Он,словновнеге,откинулназадголовуипротянулпочтиласково:

—Бедныевилланы,которыеубиваютслепых.Фернан, этотынавелкрестьян?

—Ещечего,радостьмоя,васвыследилипастухи,увы, дружок, в последние дни ты потерял бдительность, а я, япросто завернул к ним по пути. Тебя-то я заметил случайно,как-товмонастыре,истехпортайкомприглядывал затвоимитуристами.Эвар,чтотыссобойделаешь?

—Яхотелспастиих.

—Чтобыобречьнамедленнуюсмертьотпроказы?Не лучшелиимумеретьсейчас?

—Толькомынеобречены.

—Тывроденеглупец,атворишьглупости.Начтотебе мальчик?Тыникогданесможешьбытьснимоткровенным доконца.

Настоящие путешественники во времени —АеслиотправитьеговШколу?

—Аеслиунегонетнужныхспособностей?Даутебя можетбытьдругойсын.

—Мнененужендругой,ялюбилэтого.Онмойсын,мой мальчик,янянчилего,неужелитебетактруднопонять?

—Осмеливаешьсялюбить,такмирисьспотерями.

—Самты,конечно,неосмеливаешься.

— Ну почему, случалось полюбить пару раз кого-нибудьизлюдейпо-настоящему.Ихоронить.Датыведьсам знаешь,какиемы.Вотвприпадкахунасчто-тооттаивает, имывлюбляемсявовсечеловечество.

—Ижалеемихдосмерти.

—Да,ведьонистареютиумирают,хотясамиобэтом не слишком думают. И на самом деле нам все равно, на когоизнихобратитьсвоювсесильность.Эвар,послушай дружескийсовет.Тызнаешь,чтоутебясейчасприпадок?

Да-да,тыпереживаешьприступ.Этодоброта,такоебывает,этоболезнь,скоторойможноинужнобороться.Этодаженормально,словнонамотпущенокакое-тотвердоеколичестводобраимыусиленнорасходуемего,чтобыпотом целыегодыжитьспокойно.Эвар,еслибыямогтебеобъяснить, что такое смерть человека, не открывая свойств времени!Тыбынеповерил.Жалетьтутнеочем.

—Тогдаяхочуумереть.Отключиотменяоживление.

—Нет.

—Скажешь,предопределено?

—Какаяразница.Тынеможешьумереть,нотыможешь замкнутьжизнь,—Фернанпочтиулыбнулся,толькоулыбканевышла.

Нагрудимальчика,нетам,гдестрела,аниже,сидела оса.Эварвзялеевладонь,оченьосторожно.Насекомые всегда чувствуют смерть тоньше, чем люди, а закрытая ладонь может стать ненавистной тюрьмой, тогда они жалят,амыиммстим.Эварссилойотбросилосуподальше.

Жужжащийкомочекобрадованноулетелпрочь.Вотивсе, и никакой благодарности. Какой настойчивый у Фернана взгляд.

Эвар —Нет,Эвар,нет.

—Янесмогубезнегожить.

—Сможешь.

Бесполезно.ИмсСебастьяномещенадорешитькоекакиеобщиедела,вдвоем.Небезвнутреннегоколебания Эварзакрылсынуглаза.Положилего,ещетеплого,наколени.Потомвзялнаруки,каккогда-тодавно,резковстал ипошелпрочь.Никтонеостановилего.

*** Он решил сам раскрыть тайну Машины Времени. Неделюзанеделейонотправлялсебявсамыедальние,самыерискованныепутешествияи,вопрекивсемправилам, вглядывался широко открытыми глазами в обступающее ничто.Оннеумелрыдатьотбессилия,нопослеочередной попыткипризналсясебе,чтослишкомглуп,открытияему несовершить,значит,остаетсятолькождать.

Ивсе-такионсмогбыпережить,жилжеонпослеэтого целых три года, если бы ему не захотелось отправиться вВест-Индиисновоявленнымиконкистадорамиипереселенцами.Онискалобществасамыхгрубых,самыхжестоких.

Корабльужевышелвморе,когдасредисолдатЭварразглядел Фернана. Не сговариваясь, оба сделали вид, что незнакомы.Черезнеделюпосленачалаплаванияонипопаливбурю.

…Эварврастерянностицеплялсязапалубу,сожалея, чтоещенеуспелпобытьморяком.Егонеудивлялиобезумевшиепассажиры,нокоманда,команда,котораявступилавсхваткуушлюпок.Эварследилзаматросамиидумал, чтокорабль-тоещеможноспасти.Холодныеволныстали всечащенакрыватьегосголовой.Шепчаочем-то,Эвар терялсознание,когдачьи-тонемилосердныерукишвырнулиегокмачтам,подальшеоткраякорабля.

Фернан,тотФернан,которыйобрекнасмертьегоребенкаидвадесяткапрокаженных,даещесмеялсянадвсем, этотсамыйФернанметалсяпопалубе,налицеегозастыл Настоящие путешественники во времени звериныйоскал,новегодействияхнебылонистраха,ни бессмыслицы.Онспасалупавшеговводумальчишку,он спасал больного от лихорадки, безвольно скользившего вниз матроса, он вытаскивал кого-то из-под обрушенной мачты,онзакрывалсвоимтелом…Фернанделалбольше, гораздобольше,чемвчеловеческихсилах,но,казалось, совсемнеуставал.Неужелиисейчасонподлопользуется властьюнадвременем?Где-тоЭваружевиделэтибыстрыехлесткиедвижения,этусильнуюфигурку.Неужеливгорящей,истлевающейХиросиме?

АпозжеЭварзаметил,какФернанотдаеткоманды,быстрыеичеткие,и—удивительно!—людипослушныему,его спокойному мужеству, его веселости, и вот уже матросы воспрянулидухом,ивсеувидели,чтобуря-токончилась… Эварискалегосредираненыхипьяных,уматросовна палубе и у капитана, пока не наткнулся на него в трюме средивинныхбочонковикаких-топыльныхмешков.Фернанзакусывал солониной,кружкасвиномстоялатутже, уегоног,иногдаонпридерживалеесвободнойрукой.ЗаметивЭвара,онжестомвелелемусестьрядомирванул мясотак,чтоголовадернуласьвобратнуюсторону.Чтоже емусказать?

—Тыспаскорабль,Фернан.Еслибынеты,япростоне знаю.

Фернанвдруграсхохотался.Онделалэтооченьстранно,заложиврукизаголовуисловнопотягиваясь.Наконец онвыдавил,захлебываясьотсмеха:

—Ятольковконцевспомнил,каквяжутсяназваниекораблясдатойотплытия!Черездвадняонипопадутврукипиратовипойдутсмолотка,проклинаячеловека,непозволившегоимпогибнутьвбурю!Никогданеследуетдушитьвсебе добрыепорывы!Нучто,удеремсейчасилиподождем?

Эварпонял,чтоэтогоонневынесет.СтатьФернаном, мотылькомФернаном,сегобезупречнойвнешностьюибезупречным—влюбойкультуре—образованием,совсеми способностями,какиетолькоможетиметьчеловек,развитымидостепенипревосходной.Егочасыдавностоят!

Настоящие путешественники во времени Фернан вдруг перестал смеяться и схватил Эвара за плечи.

—Эвар,тыоченьдобрый,Эвар,—произнесоннеожиданнотихо.Несомненно,онупивалсясвоимгорькимнастроением.

—Тыкак-тонепредостерегалнасотэтогонамировоззрении.

—Яхотелуберечьвасотбед,которыенавалятсясразу…Атытолькочтонарушилэтику.

—Да,язнаю.Кажется,намбольшенечегосказатьдруг другу,верно?

Эварвдругподумалорежимевоспоминаний.«Увлекающиесявоспоминаниямиобычнозамыкаютжизнь.»Впервыеидеязамкнутьжизньневнушилаемуужаса.

*** Сколькоонпредаетсяиллюзиям?Минуты—повнешнимчасам,игодыпсихическоговремени.Вновьивновьон включалрежимвоспоминаний,чтобыпережитьпутешествиесСебастьяномнаруках—былолихотьоносчастьем?— ииспытатьгоречьпотери.Всеэтонеприблизитеголичный возрасткдолгожданнойотметке.

Сколькоонможетпродолжать?Эварперебиралвпамятисвоюжизнь.Детство,самоепервое.Боль,вызванная тоскойпопрошлому.Этоонперетерпел,всего7лет,сдесятидосемнадцати.Анж,егонесбывшаясямечта,впрочем, онанесмоглабызаставитьегозабытьопрошлом,ноона инехотела…Школа.Странствия.ТеперьЭвардержалврукахколлекциюсвоихфотографий.Немногоих,небольше десятка. Был ли кто-нибудь из этих людей счастлив? Эрнестбылчащевсегодоволенжизнью,иХэйе,иЭлизабет… Последниегорькиегоды.Хорошо,пустьбудетдвадцатьлет боли.И900—покоя.Такуюжизньможнопрокручиватьснова иснова.

Эвар стал вспоминать свою службу в СС, он вспомнил скитаниянаваховирабствовКитае.Сколькоразонлгал?

Интерлюдия Итасемья,которуюонразорил,унихбылопятьчеловек детей,старший,самыйталантливый.Онразрушилемужизнь.

Он вспоминал тех, кого убил сам, и тех, кого убивали по егоприказу.Егопамятьуслужливосохранилалица.Можно потерять все моральные принципы, можно хладнокровно убивать,потомучтотакпредопределено,нооднаждыдобротанастигнеттебя… Хорошо,чтоонбылаккуратенизаканчивалжизнь,прежде чем начать следующую. Он должен точно выяснить, какая из их встреч с Личем будет последней по личному времениЛича.

Интерлюдия

ВтотпамятныйденьсвятойотецФранцисксказалслу ам, г чтодолженпомолитьсяводиночестве,иосталсявсвоем пустом огромном соборе. Ему хотелось побыть наедине ссобой.

—Лич!

Святойотецвздрогнулотужаса.Отвходакнемуприближалсястранниквплащескапюшоном.

—Эвар,янеЛич,Франциск.

— Для меня ты всегда был Лич. И побудешь еще немного.

Гулкийзал.

—Святойотец!—ихголосаотражалисьотсводов,делаясьгромчеизначительней.—Яхочуисповедоваться.

Францискнедоуменновзглянулвсторонуисповедальни.

—Бросьэто,Лич.Поговоримздесь,—Эвароткинулкапюшон.—Япришелпроститься.

*** —Этоконец,Лич.Мойконец.Янесмогбыстатьдаже женщиной,хотяженщинелегчелюбить.Тыкогда-нибудьбыл женщиной?

Настоящие путешественники во времени —Нет,—твердосолгалФранциск.

—Зря.Иникогданеоткрывалглазавовремя…путешествия?

—Нет.

—Аяпробовал,столькоразпробовал.

—Ичтоже?

—Пустота,толькочернаяпустота.

Онипомолчали.

—Явсесделалтак,чтоэтонашапоследняявстреча.

Может,тыиувидишьменя,ноятебянеувижуилинебуду знать,чтоты—этоты.Такчтопрощай,—Эваробнялего.

Воспоминания Анж не тревожили Франциска, он словно окаменел.

—Прощай,Лич,—повторилЭвар.—Посмотришь,как замыкаютжизнь.Яотойду,тынеприближайсякомне.

Эвардосталпультуправления,которомусужденосейчасвзорватьсявместестелом.

«Никогда,никогда»,—повторялФранциск.Ондавноне верилэтомуслову.Ивдругонпонял,чтонасейразникогда—этоивпрямьникогда,онуженеувидитЭвара,ведь оннесобираетсяменятьоблик,разветольковрежимевоспоминаний,ноувлекающиесяимзамыкаютжизнь.Емупоказалось,чтонаодномгновение,всегонаодномгновение святойотецФранцисксталпрежнимЛичем.

—Неделайэтого!

Эвар!Эвар!

Эдвард!

Казалось,отсилыегокрикадолжнырухнутьстеныстарогособора.

—Эвар!—крикнулонвторойразипонял,чтоопоздал.

Эваранестало,аФранцискнескольконедельнемогсказатьнислова:онсорвалголос.

Часть 4

СЧАСТЛИВЧИК

СвятойотецФранцискразжалстиснутыепальцыисудивлениемувидел,чтоужедавнонаступилдень.Поразительно,сколькоонуспелвспомнить.АведьЭваранестало30лет назад.Тридцатьлет,изнихвИспании—годадва,неболее, послеЭвараондолгоневыносилИспании,остальноепошлобогзнаетначто.

СвятойотецФранцискустроилсяпоудобнееисталвспоминатьдни,когдавсешлонетакужплохо.Онвспомнил деньизсвоегоновогодетства,когдаонивсейдеревнейгналиведьму,покаонанеповернулакниммокроегрязноелицо.Втотденьон,задыхаясьотзапахапотаисжимаягрубую острую лопату, стал частью тяжелой злобной толпы, утратилсвоюволю,своюпамять,словноонтакойже,каквсе, одинизмногих...Какаягадость.Аегоперваяпроповедь?

Апирушкипослебессонныхночей?Столичныйинквизитор непозволилбысебетакогосподчиненными,ноФранциск позволял.

Потомбылаболезнь.Однаждыонпроснулсясрединочи ивдругподумал,чтоэтаночьникогдауженеповторит я, с ионзатосковалпоней,словноночьбылаживымсуществом, уходящимнаегоглазахвмогилу.«Никогдаодинитотже человекневходилдваждыводнуитужереку.»Неожиданномысльвызвалаунегосильную,чернуюкакую-тоболь.

Подобные приступы повторялись все чаще. Он вдруг исходилжалостьюккривомустулуилиразбитойчашке,они казалисьстариками,отжившимисвойвек,иотгоречислезысаминаворачивалисьнаглаза.Оншепталсломанному перутакиеслова,которыеникогданеговорилдажеАнж.

Припадки,каконихназывал,проходилитакжевнезапно, какпоявлялись,толькотянулисьвседольше… А потом настал день, когда пришло безумие и терзало его целый месяц. Ему вдруг стало жаль Анж, и Лича, иегоучебувШколе,котораяникогданеповторится,иего детства,единственногонастоящегодетствазавсюжизнь, Настоящие путешественники во времени исвоихнесчастий,которыетоженевозвратятся.Онжалел героевкнигифильмов,ониуходиливнебытиесословом «конец»,ноон-тознал,чтовоследнадонаписатьвсегодва слова:старостьисмерть,—ивихсудьбеФранцискничего немогизменить.Болезньсодраласнеговсюзащиту,старательновыстроенную,чей-товымыселсделалареальнее целогосветаинавсегдазакрыластраницыхроник,эпопей, сериалов.Слишкоммноговремениониохватывали.Францископлакивалумершихцарей,игероев,инеизвестных, пропавшихвомглевеков,маленькихлюдей,окоторыхникто не вспомнит. Кто вспомнит Франциска? «Лучше иметь ипотерять,чемнеиметьвообще!»Гдеонслышалэтислова?Онначалтихонькорезатьсеберуки,скрываяраныпод рясой,поканожнепересталемупомогать,тогдаон,чувствуя в себе черную боль, пытался сломать кость, чтобы физическиестраданиязаглушилидушевные.Онсталбоятьсяодиночестваивсечащеприводилксебеженщин,но женщинынемоглиегоспасти.Онработалночами,чтобы вбесчувствиисвалитьсявбеспробудныйсон.Емуниразу небылотакплохо,разветолько…Да,именнотогда,вШколе,когдаониспыталпсихическуюболезнь.Воспоминание вдругнахлынулонанегововремяочередногоночногобдения.Такнеужелионболен?«Ятоскуюиз-заневозможности попастьвпрошлое,какслепорожденныйтоскуетоневозможностивидеть.»Этоназывалиностальгией.Неужелион испыталтусамуюностальгию,окоторойобмолвилсякактовдалекомдетствеЭвар?Апотом—Фернан.Аеслибы этослучилосьснимвдесятьлет?Эварждалдолгиегоды, чтобыпоступитьвШколу.«Атыприползбы,наколеняхбы книмприполз»,—думалФранциск,когдаметалсябезсна всвоейпостели.Вот,значит,какприходятвШколунастоящиепутешественникивовремени,вотпочемуониучатсятаксудорожно.ТеперьФранцисквнимательновспоминалсоветыФернана.Оннедолженсожалетьопрошлом человечества, так как может там побывать. Для него нет прошлогоибудущего,всемоментывремениравны.Онне можетсожалетьосвоемпрошлом,ведьунегоестьвоспоСчастливчик минания.Правда,увлекающийсявоспоминаниямиобычно замыкаетжизнь… Такиеуговорысбивалиболь.Францисквыжидал.Через нескольколетприступысталислабееичаще,скрыватьсвою грустьуженичегонестоило.Апотомвсепревратилосьвнекоеобщеесочувствиеклюдям,исвятойотецФранцискплакалоних,обыкновенных,смертныхитакихсмелых,продолжающихжить.Еслибыонмогвзятьнасебявсеихпечали.

Себяонбольшенежалел.Силнебыло.

Потомегосталимучитьстрахи,когдаонвдругподумал, что может по очереди принять облик всех своих знакомых, иони,вполневозможно,одинитотжечеловек.ОнбылАнж, почемуемунестатьЭваром?Амать,егомать?Обыкновенная ли она? А Фернан? Мог ли Франциск стать Фернаном?

РазвевтотвечервбареонвиделвсефотографиивмедальонеФернана?Моглионвоплотитьсяпоочередивовсех живущихнаЗемле?Теперьсвятойотецвсечащевскакивал отрезкогострахаишелпосвоимпоко мсосжавшимсясеря дцем. А если и Лич — не Лич на самом деле? Чего стоило кому-нибудь, перевалившему за заветную тысячу лет, вселитьсявнего,отключивпамять,носохранивсвое«я»,побыть немного обыкновенным?.. Действительно ли Эвар замкнул своюжизнь?Онбынеоб анулЛича,ноэтомоглобытьпрем допределено.Аеслитак:нажатьназамыкание,очнутьсяиузнать,чтоты—перевоплощениекого-нибудьизШколыитвой поступокнедействителен?

Франциск поднимался ночами и бродил по ненавистнымсвоимхоромам,думаяолюдях,особаках,отравинках в поле… Он мог быть каждой из них, всеми ими. Он устроилсявболеепозднихвеках,гдебылоэлектричество, ивключалночьюлампу,апотомтемнотаещедолгоказаласьнечерной,асерой.Естьлинасветехотьоднакнига, хотьоднооткрытие,иливсеонисозданыникем,результат предопределенности? Кем создана жизнь? Вселенная?

Почемуондосихпорненаблюдалеерождение,воспользовавшисьОсобымНормальным?

Какжестокомститнамжизнь… Настоящие путешественники во времени *** Какжестокомститнамжизнь… «Великий инквизитор, а проще — пес господень»,— презрительно подумал он о себе. Великий инквизитор провинциальногогородка,пытошникиубийца.Францисквдруг усмехнулся,подумав,чтосегодняонникогонеубьет.Невиновен!Ипыталонсамогосебя,такчтоиздесь—невиновен.

СвятойотецФранцисквдругощутилвсвоейгрудинеобычайнуюпустоту.Ничтонеимелозначения.Пустойибессмысленныймир,полныйбессмысленныхжизней.Можно ливнембытьсчастливым?Можно,еслипринятьэтубессмысленностьинежить,аигратьвжизнь,какиграетФернан. Неожиданно святой отец подумал, что именно ради нее,этойжуткойпугающейпустотыстоиложить.Счастье духовной смерти! Вот что должно было случиться с ним вконцеIкурса!Вотчтослучалосьскаждымизнастоящих!

Онсможетжить.Анжсмоглабы…Даисколькоможнотерзатьсебяэтойдурацкойисторией?УнегоестьвоспоминаниеопылкойюношескойлюбвиЛича,унегоестьвоспоминание о чистой жертвенной любви Анж. Многие ли могут похвастатьсяэтим?АведьЛичникогданелюбилАнж,он выдумалэтулюбовь,простопотомучтоАнжвыросларядом,толькоиз-заэтого.Лич,Лич,почемутынепонялэтого сразу?Почемутыпохоронилсебявсеройрясе?Чтотебе средневековаяЕвропа?Эваратянулокней,нетебя,тебе быловсеравно,аведьпередтобойогромнаяжизнь,икто помешает тебе превратиться в Эвара или в Фатыха? Неужелислова«Ты—нашаслучайность»смутяттебя?

ОнвспомнилречьФернана,егопоследнююречьвШколе:

—Живите,вампредстоитдолгаяжизнь!Живите,знайте,выможетебытьсчастливы.Будьте!Играйте!Ведьвам всеравно,гдебытьикак,такустраивайтесьпоудобнее!

Ввязывайтесьвсногсшибательныеавантюры!

Создайтесебесказочнуюатмосферу,ведьвыпопадетевсказку,стариннуюволшебнуюсказку!

Счастливчик Создайтесеберомантическуюатмосферу,миргорьких предчувствий,мирстраха!Беззаботновеселитесьнакануневойныичумы,окоторыхещеникто—тольковы—не знает!

Творитеинебойтесьтисковпредопределенности!Творите,знаясудьбусвоегопроизведения!Творите,зная,что онозатеряетсяввеках!

Станьте фанатиками, загоните мысль о бесцельности жизниглубоковнутрь!

Живитесимпатиямиклюдям,вмиретакмногосимпатичныхлюдейималенькихподарков!

Наслаждайтесьсобой,отделывайтесебя,какмастер— своелюбимоетворение!Повторяйте:«Я—совершенство!».

Ищитевсебевсеновыеталанты!

Любите физическую силу, вы можете расхотеть жить, новамнерасхочетсяесть,илибредитьвсладкойистоме!

Ипомните,чтоувасестьШкола,увасестья,иФатых, всевашипреподаватели,всевашидрузья… ГолосФернаназвучалунеговушах.«Такпустьженаша Школа…»ЭтоужеФатых… Онтолькосейчаспонял,каквыкладывалсяФернанна каждом своем уроке, а он действительно выкладывался.

Фернан,единственный,бесстрашнорешилличнопровестимировоззрениенавсехпервыхкурсахШколы.Аэтосотни лет… Неужели предопределено? Взять на себя роль самого старшего, самого умного. Какие тайны похоронил Фернан глубоко в душе? Франциск захотел проучиться вШколеещеразподчьим-нибудьименем.Пожаловаться приятелюнаочереднойприпадокностальгииивыслушать словасочувствия.Илипобытьтамбарменом,продавцом вмагазине,портье.Сколькиеизнастакпоступают?Какая долгаяжизньвпереди.Снимможетслучитьсято,чтослучилосьсЭваром.ЭварнесталФернаном.Ктоизнихвыиграл,ктопроиграл?НоЭварувсямудрость,которуюЛич, апозжеФранцискдобылитактяжело,досталасьслишком быстро,враннейюности.АещеЭварнесмоготречьсяот дружбысним,Личем.Неужелиэтосгубилоего?СФранСчастливчик циском все будет по-другому. Недаром мать назвала его Феличе, что значит «счастливчик». Возможно, когда-нибудь его будут звать Фернан… Ему захотелось принять облик Лича и вернуться домой, как все они делают, сказав, что еговыгналиизШколы.ЕговиделинапохоронахАнж?Отлично!ФранцискпересталненавидетьЛича.ЛичанелюбилаАнж,ноэтонезначит,чтоегониктонелюбил.Онможет вновьстатьАнж.АведьАнжмоглабылюбитьЭвара,она должнабылаоткрытьсяЭвару,Эвар-то—путешественник вовремени,онбывсепонял.ИАнжещеможетзавоевать еголюбовь.

Да,незабытьбыпрогулятьсявиюньVгодаШколы,он должен испортить Личу краску для волос. Сколько всего онпроделаетпослетысячилет,онсможетотключитьпараллельныймозгипобытьоднимизобыкновенных!Через 900лет,незряустановлентакойсрок,дажеон,худшийиз всех,случайность,станеткэтомусрокупутешественником вовремени,ипустьвзапредельномпространственакапливаютсяжелезныекоробкиегомозгов!

СкольконаскончалоШколу?Небольшесотни…Асколько среди этих ста одних и тех же людей? Сколько из нас завладели Машиной Времени, только чтобы сразу же замкнутьжизнь?Сколькосразужешагнуливбудущее,вто будущее,вкотороеоднаждыуйдемодинзадругиммывсе?

Сколькожизнеймысможемпрожитьдажезамиллионлет?

Стотысяч?Двести?Миллионжизней,миллионобликовна всех.Апотомлюдистанутсовсемдругими,сейчасФранцискпонялэто,хотяибоялсябыватьвбудущем,ивремя длянихстанетсовсемнето,чтодлянас,ионинезахотят путешествийвнашмир,онистанутжитьпо-своему,по-другому.

Миллионнасразбросанповсейисториичеловечества, остальныелюди—обыкновенны.

«Благословиженас,Боже!—привычноподумалсвятой отецФранциск,—ибомыуженелюди,ноещенете,другие…Какнасмалонаэтойтонкойграни…Вотмыиулыбаемся,вотипостроилисебесчастливуюстрану,назвавее Настоящие путешественники во времени Школой…»Ивовсемэтомнебылоникакогосмысла.Ему неочемгрустить.

Онподошелкокну.Какогокрасивогоцветанебопроглядываеттакпронзительновоконцажемчужно-серых,словновнебекто-торазлилакварель,туч!Итолькоодно,только однооконцеизвсехослепительножелтое,цветасолнца, желтоенасером.Желтыйсветпадалнанижнийслойоблаков,придаваяиммириадыосязаемыхформ.Есликвечерупрояснится,тохищноизогнутсялистьядеревьев,темно-синиенаглубокоголубом,похожиенарисуноктушью.

Разве может надоесть даже за миллионы лет это вечно меняющееобликнебостонкоподсвеченнымиоблаками?

Где-тоедвазапахлоапельсинами.ИФранциск,иЛичсдетствалюбилиапельсины.ИАнжлюбила.

Святойотецвзялбокал,тяжелый,богатоукрашенный бокал, ласкавший своим прикосновением пальцы, какой мастерделалего?Распахнулокно.Онсмотрел,какмедленно,каплязакаплей,вспыхивалоиискрилосьнасолнце, уходилоотнегоотравленноевино.Егождетобед,искусныйобед,таммясообожжетглубинуегортапикантностью приправ,заставляядрожатьязык.Тамхлебраспадетсятугимикрошкамииобласкаетдревнимпростымдухом.Иэта милаясоломеннаявдовушка,совсемдевочка,ногорячая инежная,онабудетждатьего.Онувидитаутодафе,свою собственнуюказнь,чтоможетразвлечьегозабавнее?Что разгляделтогдаЛичвглазахсвятогоотца?Вглазахсвоегопалача?

СвятойотецФранцисквыпрямился.Личнебылвнимателен,оннеувиделтамторжества,граничащегосбезумием.

Онпоставилбокалисжалрукойраспятие.Онсталнастоящим.Наконец-тоонсталнастоящим.

–  –  –

Синий вечер Городвертикальныхрадугквечерузатихисталгородомосыпающихсяогней,времяотвременивздрагиваяих цветом. Это случилось так, как случалось каждый божий вечер: небесный художник, ученик в звёздной мастерской,медленноопустилкисть,чтобыобмакнутьеёвновую краску. Его последний мазок получился рваным и перламутровым,стонкимрозовымкраем.Онбылбыгруб,если бы дальше на небе, в стороне солнца, не было ничего примитивного. Художник поднял кисть — и неожиданно радостныйлимонныйлуч—апоследнийсветнебазимой такмягок—пробежалпогороду,золотяснежныесугробы иснежные крыши домов. И кто-то, влюбленный в лазурь, коснулся своей рукой руки художника. И вдруг — ах, задержать бы хоть раз это мгновение — воздух поголубел, ивновомвоздухекартиныгородаобрелиособуючёткость, сталичищеизначительнее,словновозросломастерство ученика.Ивотдоманавостокезарумянилисьненадолго, зарделись,адома на западепервымиобрелитоненькую размытую каемку, сперва голубую, потом — все больше сиреневую, а краски ложились все гуще, пока сиреневый цветнепревратилсявлиловый,азатемнеисчезсовсем.

Небесныйхудожниктакстарался,ивотснегзаалелнаветвяхнаещелазоревомнебе,иблесткиего,видимыевсамыйтихийиясныйдень,засеребрилисьпоулицамгорода, создаваязримыйветер.Идругиеученикисклонилисьнад городом,мешаядругдругу.Иплотныебелыенитиоседали теперьснебес.Иные,невидимыенитилетелипрямовлицо,пронизываягород,изажигализолотыеогни,оживляли черно-сизыекартинкивдомах,приносяихолод,итепло, ивестиизневедомыхмест.Ибелыйдымвнебезастылот холода,икто-толасковый,сгрустнойусмешкойвглазах, Замок Бессмертия тонкойпалочкойбамбукаобрисовалголыеветвидеревьев и маленькие чёрные точки, предназначенные отобразить живых. И несколько взмахов белого карандаша создали средигрязииубожествабелыеполосыинеяибелыетрубыдомов,меловыестволыдеревьевимраморныестолбы фонарей,вставшиевгородевертикальнымстроемколонн.

А потом небесный художник, старательный и своевольный, стал закрашивать небо в багряные и зеленые тона, следя,чтобынежнаякаёмкаузданийисчезлаиихконтуры обрелипрежнюючеткость.Итогдадомаизсерыхкамней показалисьвсумеркахпрозрачными.

Сгущаласьтемнота,иогнибольшогогородастановилисьвсеогромнее,аокнавдомахсделалисьзеркалами.

Пастельные тона незаметно исчезли, и невесомая плотнаятучазакрылаполнеба,свинцовая,апосле—чернильная,иказалось,чтовэтойсторонегородауженаступила ночь.Художникрисовалнебо,ивновыхслояхкраскиснег уже подчинялся огням и покорно принимал их цвет. Аогнибылитакиеразные:желтые,солнечные,веселозвали ксебе.Розовыеивинные,нежные,маленькиетёплыепятнышки, они согревали. И были дома с фосфорическими, полыннымиогнями,торчавшие,точногнилыезубы,навасильковом,ультрамариновомнебе.

Онихолодилиитянули к себе, обещая сказку, смерть и приключения. Но над всемиимивластвовалфарфоровыйцветиндиго,точнонескольколавандовыхкапельбылоподмешановкаждыйтон на палитре художника, точно каждый мазок и штрих привносилссобойтольняной,тогранатовыйоттеноксинего нанебеса.Идругойхудожникподнялкисть,ибледныемолочныекаплиочертиликонтурыгородскихулиц,изаструилисьпонимсуматошныерыжиеогоньки,умеющиеослеплятьисбиватьсног.Иневедалсамозабвенныйхудожник, чтоегокистьподдерживаетсутьэтогонеба—движение, итак будет всегда, пока ученик не станет мастером и на егоместоневстанутдругиеученики.Художникневедал, что сто лет назад огни, скрытые теперь многими слоями краски,былидобрее,нетакпронзительны.Акогда-то,вте Синий вечер дни,когдаподкраскойещёпроступалигрубыеузелкихолста,небылоникакихогней.

Между тем город стал драгоценен. Издалека, совсем издалека,онбылпокрыттонкойпленкойсветаинадежно укутан тьмой, но те, кто стоял ближе, видели неподвижныесветлыестолбы,восходившиеотфонарейитаявшие высоко в темноте. И чья-то робкая рука разбрызгала над городом серебро, и кто-то ахнул растерянно: «Стожары!

Этонельзя».Городнепризнавалзвезднасвоемнебе,хотя там осторожно дрожала планета. И размазалась серебристаяпыль,сталатуманом,итеперьтолькоогни,бриллиантовыеогниокраин,определялиграницунебаиземли.

Расплавленные реки огней обтекали черные светящиеся дома, и художнику показалось, что тепло этих огней коснулосьеголица.Художникприкрылглазаишагнулназад.

Совсемчуть-чуть.Онинезаметил,какэтоунеговышло, инеподумал,сколькоразпришлосьотступатьпоколенияммастеров,покахолствсетяжелелиразрастался,отступатьнемного.Совсемчуть-чуть.

В мертвенном свете снега деревья, тонкие и чёткие, похожие на ноги мертвого затаившегося паука, пугали своей неподвижностью. Деревья потеряли серебряную пушистость, и узловатая, соломенного цвета тросточка быстрымиштрихамиопятьоживилаихинанеслаконтуры черныхлюдей.Итотчасхохот,икрики,ирадостнаямузыканаполнилигородскуюпустоту,иинейсталблагодарно вспыхивать, потому что желтые фонари и разноцветные лампочки,ракетыисветящиесяигрушкиразрезалитемноту.Инебесныйхудожник,забывшись,подалсявперед,все ещёсжимаякисть,аснегдарилгородуфейерверкиледяныхароматов.Алюди,привыкшиеделитьвремянакрохотные секунды и огромные тысячелетия, праздновали приближениеновогогода.Инебылосрединихтакого,ктобы навопрос:«Какаясамаяпрекраснаяночьвгороде?»—не ответилбы:«Новогодняя».Инебылосрединихтакого,кто несогласилсябы,чтоэтотНовыйгод—самыйпраздничныйизвсех,чтоемудовелосьувидетьзасвоюжизнь.Не Замок Бессмертия простостарыйгодпровожалочеловечество,человечество прощалосьсостарымвеком.Ивотвэтомгороде,между двумявзрывамиракет,когдавесельенамоментзаглохло, чтобыперевестидух,изглубиныподворотнивысунулась осторожнаятень.

*** Тень вдруг вытянулась, впечаталась в уличный снег, врезаласьвстены—донеба,апотомнехотясвернулась обратно,оставляязасобойполоскуболееяркуюичистую, которую,впрочем,тутжезатянулапрежняягрязь.

…Человексобралвсесилы,какиетолькоимел,чтобы, закрывглаза,нарисоватьсебесвоесолнце,чуть-чутьдругое,нетакое,какздесь… Исладостный,чудесныйзапахгнилиичеловеческого разложенияпоползвверх,почтивидимый,какклубящийся пар,авглубинеподворотниначалоськакое-тошевеление ишуршание,точночернотатамсражаласьсещёбольшей чернотой,стремясьвырваться,затопитьбелыйснегипоглотить узкую тонкую башню, её стеклянную макушку, посылающуюнагородмертвыйискусственныйсвет.

...илестницейдругнаддругом—аркискользкихсверкающихмостов,исладкиереки,гдесплошнойароматный туманструитсяпоруслам...

Ивиделисьвчернильнойтемнотеклубкитраурныхзмей, икрысаснепослушнойшёрсткойвсёпыталасьвстатьивсё скользилакогтишкамиполипкойстене,иамёба,стесненная кирпичами и аркой над подворотней, пробовала щупальцавнадеждеобнятьиприжатьксебекого-нибудьиз легкомысленныхпарочек,что,смеясь,рассекалиночь.

...исмешныепоющиеколокольчики,ипрозрачныедверивстране,гденепрощаютошибок...

Иниктоизжителейгороданезнал,чтотолькоодиниз них, черных людей, только один случайный поздний прохожий праздновал эту ночь по-своему: сегодня, не смея выйтиизтемноты,скрывающейруки,одеждуилицо,онне Синий вечер чувствовалхолода.Покабезжизненнаяледянаяладошка нескользнетпоегоспинеинетолкнетвперед.Волнуясь изадыхаясь,онждалеёсухогоприкосновения.

Ивотточноизвестьюплеснуливширокие,нарочнораспахнутыеглаза:много-многобелыхточеквразпоявилось подопухшимитемнымивеками,ибелыеструйкипотекли потихоньку,сливаясь.

...Ивдалекой,ужедавнонедоступнойстранеонувиделкладбище,полноецветовимертвецов,родныелица, спервапроступавшиесквозьвинныелепесткироз,игруды новыхтелицветков,погребенныевтойжеяме,утехже холмов...

Ион,любившийвсестрашное,вдругпредставилсебе, какмутныезеленоватыепленочкипузырятсянаегоглазах, сгибаютсявскладкиивсерастут,ивотимуженехватает местаподвеками,ионивырываютсявниз,обволакивают его,точносаван,развеваютсяихлопаютнаветру.Фантастическиеодежды...

...Аплащимоглистановитьсятяжелымиитянутькземле, и настойчиво мерцать, переливаться электрическим светом...

Усилием воли человек прогнал любезную его сердцугаллюцинациюиобнаружил,чтоулицанаконецпуста.

Итогдаонсорвался,вылетелизподворотни,приплясывая ипрыгаянаходу,ивсветефонарявпервыесделалосьзаметно,насколькоонстар.Ивиднобыло,кактяжелотрудятся распухшие вены за потухшей кожей лица. И казалось, чтоэтотчеловекмёртв,умеружедавно,ивнутриеготела суетятсямогильныечерви,этоонипроталкиваютсясневиданнойскоростьютам,гдераньшетеклакровь.Иказалосьещё,чтоонизадеваюткакие-точувствительныеструны, ещё скрепляющие разлагающиесякуски, потому этот старик и скачет, и дергается, как марионетка, и вертится взалихватскомбезудержномвальсепрямопосредибелой пустыни улиц, и может выкинуть что угодно, любой трюк хотябыпрямосейчас.Ноеслибыкому-тоизпосторонних хватилосмелостиприблизитьсякпляшущемустарикуили Замок Бессмертия остротызрения,чтобразглядетькаждуюниткуегоодежды идрожащиеуголкигуб,то,заглянуввраспахнутыеглазищи,можнобылобыубедиться,чтовнихнетниискрырадости.Ниследа.

*** Семидесятилетнийникогданемогпонять,почемуименновсвоюпоследнююночьондолжентакбыстро,такотвратительно стареть. Он знал, что скоро ослепнет, стоит только покинуть город, и потому жадно смотрел вперед.

Для его угасающих глаз огни занимали полнеба, раньше ониказалисьменьшеизлее,исемидесятилетнемуоставалось только разглядывать эти цветные шары, заполонившиевоздухистенывокруг.Поройонопускалвекиитак продолжалсмотретьфонари,тоядовитозеленыеввишневойчерноте,то,стоилоповернутьголову,рыжиенакрасныхразводах.Жаль,чтозакрытыеглазаневиделизвезд.

Семидесятилетний шел от фонаря к фонарю, и лицо его попадалоизсветавтеньисновавсвет,инебоказалось емупоочереднотосиним,тофиолетовым.

*** Кристаллыпамятикопятсявдеревьях,итолькодревниедеревьятайги,которыезапасаютвсевиденноевтолще своих стволов, могли бы рассказать, как дряхлый изможденныйстарикспешил,проваливаясьвглубокийснег,хватаясьзаветви,обдираяногтисрук,оставляяклочкиодеждытем,комуонисовсемненужны.Нодеревьянемы,лишь самыемаковки,полоскавшиесявнебе,шумелитревожно истрашно.Многиеживыеблуждалиуихкорней,петляли испотыкались.Этотплуталстранно,непохоже,ужасно:он могвстатьилиотойтиназад,могринутьсявпередиупасть, но ни разу, ни разу он не отклонился и не сбился с пути, онелепередвигалноги,ношелпрямо,всевремяпрямо, хотяслезыкатилисьградомиззатянутыхбельмамиглаз.

Синий вечер Седая борода трепетала, трепетали обрывки одежды на ужеполуголомтеле.Егоединственнымспутникомбылхолод,ведьоннечувствовалхолода.Мерзлаяпыль,искрясь всветезвезд,заметалаегоследы.

*** Большевсегоонбоялсянеуспетьисовсемнебоялся заблудиться.Опозданиеозначалобынеминуемуюгибель прямотам,уворот,таккаксилусемидесятилетнегопочти неоставалось.Асмертьпо-прежнемустрашилаего.Впрошлыеразыонуспевал.Впрошлыевека...Каждуюсекунду он знал, как следует сделать следующий шаг, хотя глаза егосовсемослепли.Еслибыногивесиличутьпоменьше, еслибынетактяжело,всетяжелее,становилоськаждый разотрыватьихотземли...Семидесятилетнийпопытался поверить, что в конце пути издыхающий человек непременно достигнет цели. Впереди его ждал Змок. Замок Бессмертия.

*** Онзнал,чтопришел,ещёнекоснувшисьворот.Татаинственнаясила,чтовеласемидесятилетнегопохолодномулесу,заставилаегопонять,чтоворотаЗамкаоткрыты, ужедавнооткрыты,болеетого,онискорозакроются,ведь большойколоколЗамкаужезвенел.Семидесятилетнийне считалегоударов,ноонбылуверен,чтоследующийстанетшестымипоследним.Ичто-товмеханизмегигантских часовужезаскрипелоисдвинулось.Истарческиесилыизменилисемидесятилетнему.Онбольшенечувствовалног.

Еслибыможнобыловыдратьбелуюгрязьиз-подвек,но так,чтобыглазаосталисьцелыми!Неужеликонец?Руки!

Пустьунегобольшенетног,ноунегоещеестьруки!Семидесятилетний укусил себя остатками зубов и схватил край крепостной стены. Когда раздался последний удар колокола,рукирванулиеговперед.Падая,преждечемпоЗамок Бессмертия терятьсознание,онпонял,чтоуспелпроникнутьвЗамок, иощутил,какворотазахлопнулисьзаним.НаЗемлебыло шестьчасоввечера.

–  –  –

Семидесятилетнийнезнал,какдолгоонраскачивалсяна воротахискольколежалбезчувствнажесткомснегу.Теперь емунезачембылоспешить.Еслионуспелпопастьсюда,то все,чтослучитсяснимдальше,произойдеттакже,какпроисходилокаждыестолет.Так,какзахочетсяЗамку.

Силывернулиськсемидесятилетнему,оншевельнулся и взглянул на сугробы вокруг. Из темноты под ноги кнему бросился испуганный заяц, заяц как заяц, только вывернутыйнаизнанку,так,чтоможнобыловидетьжелудок исердце,итугонамотанныекишки,имозгвгрязно-серой пленочке. Этот бурый комок бежал, не касаясь земли, но где-товнутри,средишерсти,егоногитолкалисьидвигались, рас ирая бока. Семидесятилетний улыбнулся виновато п изастенчиво.ОнивпрямьвсадунатерриторииЗамка,где даже снег и камни, казалось, такие же, как везде и всегда, были чуть ярче и тревожнее, словно здесь проявлялсяскрытыйсмыслвещей.Всеугрожалоиобещалотайну.

Семидесятилетний потер ладонью колючий подбородок.

Деревьятайгизавтранедосчитаютсяклочковегоодежды.

Илинет?Этогосемидесятилетнийнезнал.Всегоодинбеспомощный шажок — и его глаза уже различили тяжелую аркупримитивногостиля,послужившуюсегодняворотами.

А вот и ослепительный Замок засиял на агатово-черном фоне. И жесткий луч света протянулся от окна до ворот, задержалсяввышине,поколебалсяирухнулвниз,указываясемидесятилетнемупуть.Ивегоблескевычертились надтемнотойпричудливыеперевернутыекусты,спрятавшие листву внутрь ствола. Кое-где из трещин лопнувшей корывырывалсябелыйсолнечныйсвет.Тотсвет,который другиедеревьязабирали,этиотдавалиизсебя.Ктобымог подумать,чтовЗамкеБессмертиявремяидетназад!

Черная ночь *** Неудержимомолодея,шестидесятисемилетнийшелкглавномувходу, и тоненькая тропинка, сплавленная из самых драгоценных цельных камней, посылала в его глаза слабый отраженный свет звезд. Разноцветные снежинки падалинаскользкийрубин,иихзвонрождалудивительную мелодию,икобальтовыецветырасцветалиусамыхглаз.

Под музыку снега и скрип отшлифованных гиацинтов он срывалснеожиданновозникавшихальмандиновыхветвей особеннотяжелыеикрасивыекарбункулы,взвешивалих владониибросал,когдаониразогревалисьивспыхивали оттепладрожащейруки.Шестидесятипятилетнийузнавал сад,который,дажезамерзнув,совсемнеизменилсясполузабытыхвремен,когдавсеегочудесаещебылидоступны,ашестидесятипятилетнийещемечталпривестисюда друзей и подруг. Вот справа послышался злобный свист иудары.Этоплощадьиграющихшаров,ровноеполеобсидианаичерноготурмалина,гдесталкиваютсяввечной ненавистиони,бурыеибагровые,вишневыеипурпурные, все крепкие, тяжелые, все в трещинах, и летят ошметки крови,идалекоуходитихугрожающийскрип.Арядом,над ними, кружатся, толкают друг друга, взмывают и падают веселые малиновые капли, вечные насмешники и попугаи. А чуть подальше, ближе к Замку, мятная трава, уже нескрываясь,светиласобственнымсветом,такаязапоздалая среди огненного опалового снега. Там, в глубине, блестелиумершиеледяныеозера,которыекогда-тобыли живыми.

Шестидесятитрехлетний ускорил шаг и чуть не упал, таким неровным оказался оранжевый, почти рыжий, сапфир, вытеснивший все красное с волшебной дорожки.

Ислеваотсебяонузналкуползноя,выделявшийсявполумракесадапламеннымиибронзовымицветами.Тысячи летназадонлюбилэтотоазисжары,неизменноянтарный всамыесуровыезимы.Ипустьхолодлютует,сколькоему заблагорассудится!ШестидесятилетнийотсчиталещесоЗамок Бессмертия тнюшаговиуслышалзнакомыйслабыйвсплескподногами.Теперьонбрелпорасплавленномухолодномузолоту и видел набережные из винно-желтого топаза и солнечногокамня.Иродникислимоннымиабрикосовымсоком, адальше—широкуюапельсиновуюреку,океаныоранжевыхводиполупризрачныймостизтрехцветногоберилла.

Пятидесятивосьмилетний вспомнил молочные водопады иопасныелунныекамни,обкоторыечутьнеразбилсяоднажды... Справа лужайка мертвых озер осталась далеко позади,уступивместопылающейклумбе.Вотздесьпятидесятишестилетний сажал когда-то огни. Он находил их маленькимиразноцветнымиискоркамиибережнорастил, а потом опускал уже повзрослевшие язычки пламени на ладонь и относил в рыхлую клумбу. Пятидесятичетырехлетнийвнимательнейпосмотрелнакрасивыерослыеснопы света. Горят ли среди них те, что вырастил он? Руки его в те дни были вечно обожжены и поранены, зато как жечудесномечталосьтогда,чтоонвозделываетбудущие звезды.Хотя,наверное,толькоуоченьхорошегосадовникаогонекмогбыстатьзвездой.

Золотаязаводькончилась,смениласьцитриномихризолитом, а потом пятидесятидвухлетний шагнул на ровный прямоугольный изумруд. Здесь проходил зеленый поясЗамка,всецветыидеревьямира,гибкие,кланялись ему, точно и не было на свете зимы, а в просветах меж ними, приглядевшись, пятидесятилетний встречал строгие,немыескульптуры.Тутбылисобранылюди,большей частьюужепогибшие,изтех,чтопопадалисьемувгодах уходящеговека.Коралловыебюсты,символымимолетных встреч,икумирыизсердоликаирубеллита,альмандиновыеиберилловыедрузьяипорфировыеврагискарминнымиглазами.Терракотовыеродители,когда-топриютившие его, слицами, подкрашенными киноварью. И любовницы, имевшиетотособыйблесксамыхнежныхпокрововчеловеческоготела.Ипрозрачные,радужные,цветарозового турмалина,те,когоонласкалвмечтах,комурассказывал безсловсвоитайны,встречаяпониманиеилюбовь.ИдеЧерная ночь ти того странного цвета, который можно увидеть в солнечный день, крепко зажмурив глаза. И его собственные изваяниясотсветоморифламмы.Врядлионувидитеще разкого-тоизних,дажевоттак,всмарагдовомполумраке, подхрустсапфировияблочныхжадеитов...Отбросиввоспоминания,пятидесятилетнийвзглянулвперед,зачерномалахитовые столбы, на бирюзу и облачный аквамарин.

Тамемусталобыещехолоднее,еслибыоннечувствовал холода.Сорокавосьмилетнийпошелбыстрее,почтипобежал,узнаваяирощуполярногосияниязагранатовойизгородью,игалерею,гдедосихпорбыливывешеныплоские миры,меняющиеся,забавныеичужие.Ивблескесинего сапфираонузналопаловыйгрот,вдальнемуглукоторого должны быть свалены в беспорядке кристаллы абстрактных идей, острые и холодные. Он не успел разложить ихпередизгнаниемизЗамка.Далеевозникалиисчезал, мерцая,егостарыйаквариум,айсбергврамкеизгорного хрусталя,гдеплавалиижилисеребристыерыбы,азаним, уаметистовогокраядорожки,беспрестанноразрушалась истроиласьплощадь,накоторойлучшиемелодииикартиныправилибесконечныйбал.Сорокашестилетнийостановилсявзглянуть,каксменяютдругдругавиденияпейзажей и натюрмортов, каждый со своими нотами. Все-таки Замоктакинесмогприучитьегокмузыке,такойчудесной и смешной, а ведь это было бы важно, важнее, чем хитросплетениясловитанцыактеров...Ислеваотлевойруки вгалантныесостязаниянотворвалсянескончаемыйвой, это в пустыне смерчей и ветров, сразу за опаловым гротом,бесновалисьзимниевихри.

Сорокачетырехлетний ступил на скользкий, чисто отполированный алмаз. Вот она, дверь. Кристаллики гипса иломаныерисункиагата.Итотчасжераздалсямелодичныйзвон,ивсекомнаты,всепереходыигалереиЗамказапеливответ,каждаянасвойлад,вседверираспахнулись, истряхнуливековойсонковрыипортьеры.Двестворкипарадноговходавспыхнулитак,чтосорокадвухлетнийотпрянул,какэтослучалоськаждыестолет,апотомистаялиразЗамок Бессмертия ноцветнымиогнями.ИвовсемЗамкезажегсясвет,илампы егонаполнилисьсилойизамигали,подзываяксебе.

Сорокалетний перешагнул порог, и дверь за ним затвердела.

*** Прихожая являла собой невесомое звездное небо, толькозвездыегобыликрупныеинеправильные,всеуворачивались,когдасорокалетнийпыталсяухватитьих,чтоб несорватьсявниз,туда,гдемногочисленныеподземелья ЗамкавстречаютсясжидкимцентромЗемли.Итолькоон догадался,чтоэтонезвездывовсе,кактутжеизоднойиз них,вдругставшейсамойблизкойиглавной,стрескомвытянулсяржавыйнешлифованныйкрюк,навевающиймыслиогрубойскользкойверевке.Замокпо-прежнемуобожал парадоксы. У сорокалетнего не было веревки, потому он небрежнозакинулрукуипозволилутянутьсебявглубь.

ТридцатидевятилетнийшелпоЗамку,неторопливоосматриваясвоивладения.Залымешалиему,неразбирая дороги,бесстыднотасовалисьпрямонаглазах,акоридоры,зеркальныеискользкиеотполадопотолка,вдругвыгибалисьилираздваивались,итогдатридцативосьмилетний виделсквозьпрозрачнуюстенуполированныешестиногие столикикрасногодерева,похожиечем-тонабольшихпауков.Подделовитуюритмичнуюмузыкуонискользилина кухню:там,впутаницеподземныхкоридоров,собирались лучшие слуги Замка, чтобы готовить ему праздничный обед.Зеркалаотражалисьвзеркалах,ивкаждойкомнате Замкаонмогпройтисквозьзеркалоилипопробоватьжирнуюземлювцветочномгоршке,неожиданновмещавшем егоступню,вторую,найтиотверстиевстеблеилисъехать накончикпера,торчащегоизчернильницы,—итридцатисемилетнийвиделновуюдверь,идверьвелаеговновую комнату.Ивзалесбелымрассыпчатымполомикрашеным потолкомтридцатишестилетнийнашелсвойсобственный старыйшкаф—откудаонвЗамке?—ещевчерастоявший Черная ночь унегодома,атеперьвотвисевшийсвободно,чуть-чутьне достигаяполов,чуть-чутьнезадеваяхрустальнуюлюстру, освещавшуюкомнатуснизу.Ибиткомнабитпыльнойодеждой,акаждоеплатье,оказывается,хранитсвоюисторию исвоютайну.Тридцатишестилетнийперебиралкомнатуиз шелковыхволосималенький будуар,полный водопадов, гдетридцатипятилетнийнырялистранствовалподводой, адобраявлагаочищалалицоотморщиниделалаегомоложе,ещемоложе,еслиэтотольковозможно.Водасвкусомизапахомвыносилаеговдругойдворец,выточенный изалександритовойглыбы,итакискуснобылиподобраны свечи и цветы, что утро и вечер цельного камня смешались,егоквадратнаямебель,неотделимаяотполаистен, былабагровой,асамистены—ядовито-зелеными.Онвиделегипетскийхрамишумерскуюмозаику,инефритовый зал,коврыидиваны,какиекогда-нибудьпоявятсяназемле:густаяподатливаямассасавантюриновымиискорками светавнутри.

Но каждый раз путь тридцатитрехлетнего заканчивался в круглой комнате. Сегодня это был маленький теплый ночнойзакуток,вцентрекоторого,наравномрасстоянииот круглых стен, стоял блестящий бронзовый сосуд. А впрошлыйраз,вдругойкомнате,воттакжеблеснулоовальное зеркало, и тридцатидвухлетний смотрелся в него, пока не заметилсзадиострыезубыичешуюмалахитовогочудовища.Спасаясь,оннепонял,какпрыгнулвпередиоказался вТеатре...Мгновениенепреодолимогостраха—ионкоснулся бронзового сосуда, который зашатался и зазвенел, ипронзительныйзвонеговсеширился,ивотужевсякомната пришла в дрожь, ее предметы проскакивали сквозь тридцатидвухлетнего и резали его на части, не причиняя, впрочем, ни малейшего вреда: он слышал, как булькает кровьихруститперебитыйпозвоночник,иопадаютлегкие, выпускаявоздух,—апотомшлобеспамятствоизнакомая страшнаякомната,вкоторойегоокружалинебритыепауки.

В слабом сиянии их челюстей, светившихся от прикосновения к человеческой коже, тридцатилетний виЗамок Бессмертия дел настойчивые голодные глаза, разбросанные по телу, и жесткую, точно стальную, щетину. Вежливо напившись егокрови,паукиотступили,подрагиваятонкимиляжками, итридцатилетниймогвзглянутьнастеныТеатра,каквсегдаувешанныесценамидалекихвремен,когдаещенебыло Замка.Иоднаизкартин,та,кудаслучайноупалеговзгляд, оживала,иначиналосьпредставление.Этобылиэпизоды егожизни,всегдаэпизодыизегопрежнейжизни,носовсем нетакие,какпредставлялисьониемураньше,фрагменты изфрагментов,соднимначаломиразнымиконцами,иЗамокмогвыбиратьихбесконечно,ибоегожизньвпрежнем мире в некотором из земных смыслов была бесконечна.

ОднакоЗамокскаким-тобеспощаднымупорствомсоздавалоднизлыесцены,так,чтотридцатилетнийкаждыйраз хваталтеньсамогосебя,пытаясьудержатьсяотпреступления,ноегообликначиналдрожатьирасплываться,чтоб возникнутьвдругомкраюкомнаты.Прочиетенибылиеще болеенеустойчивы.Казалось,ужаспередзлодеяниембыл таквелик,чтоневозможнобылонесовершитьего,какэто случаетсяулюдей.Икто-тонезримый,ощутимыйлишьпо скрипуидрожипаркета,клалбелоенаносилкииуходил прочь.

— Но я же не знал! — кричал Замку тридцатилетний.

Конечнонезнал,откудаонмогзнатьвпрежнеммире,что естьдоброичто—зло?

—Этоподлог!

Апотомеготянуловмирпредставления,ведьувидеть свое прошлое еще раз он сможет только сто лет спустя.

Очарованныйтеатром,тридцатилетнийзабывалотвратительный облик актеров, время от времени подходивших попить его крови, чтоб возобновить драматическую игру.

Онбезропотноотдалбыимвсе,чтоестьвегожилах.Тоска попрежнемумирусновойсилойохватывалаего.Икогда горечь заставляла его упасть, актеры вновь обращались впауковиспешиликнему,дрожаляжками,итридцатилетнийвидел,чтоонидеревянные,совсемдеревянные.Ион начинал крушить все подряд, а потом глядел, как дергаЧерная ночь лисьикаталисьотболипополуоторванныетонкиеноги, апузырькиихлаковыхглазоклопались,какэтослучается спузырьками,исоединялись,покауногдвадцатидевятилетнего не остался один большой обиженный глаз, которыйподождалнемного,вздрогнулнесколькораз,апотом потухизакрылся.Итогдадвадцативосьмилетнийубегал, а скрип и хихиканье неслись вслед, бархатные портьеры вдруг окутывали его, обдавая теплом, старинные кинжалы взметались и проносились со свистом на волосок от еголица,ноЗамоксловноуставалотсвоихигриподдавался,сухойивежливый,иегополы,горбясь,саминесли двадцатисемилетнего,сужаякруги,кцентруЗамка—уже пора!—вглавныйзал—пора!—аонвсемолодел,хотя вЗамкеэтопроисходиломедленнее,чемнадорожкесада, скоторойонзавсевекаитысячелетияниразунерешился сойти.

На Земле было девять часов вечера, когда вновь загремел главный колокол Замка, а вслед ему взорвались все маленькие колокола. Замок ненадолго померк и содрогнулся,ноэтотударизвоннемогбытьсамымстрашным.Окнаподмигнулидвадцатишестилетнему.Вглавном залеужебылготовпраздничныйобед.

*** Главный зал запомнился ему как вторая неизменная комнатаЗамка,годотгодачередующаятолькоцвета.Путь туда лежал через толщу стены, создававшей в зале подобиенеполнойперегородки.Выглянувизстенынаправо, можнобылоувидетьобеденныйстолвлегкойдымке,слева плавалаполнаяпухапостель.Впереддвадцатипятилетний старалсянесмотреть.Впередибыловозвышениеввиде круга,ностена,противоположнаявходу,переламывалась так,чтоотэтогокругабылвиденлишькусочек,маленький участочек с краю. Между кругом и входом в зал на полу блестелопятно,оставленноевродебыпонебрежности,но именно этого пятна двадцатипятилетний боялся больше Замок Бессмертия всего,большепауковиживыхстен,большетвердогосвета ивывернутыхдеревьев.Низачтонасветеоннесогласилсябыприблизитьсяикоснутьсяеголипкогокрая.Покрайней мере, сейчас. По периметру круга, везде, где только двадцатипятилетний мог видеть, и там, где он видеть не мог,стоялилесенки-постаменты,увенчанныеманекенами обоихполов.Двадцатипятилетниймогнепомнитьнекоторыхимен,ноонвточностизналихвозраст:двадцатьлет.

Теманекены,чтосправа,неподвижнозастыв,прямыеипокорные,сжималиврукахтяжелыекруглыекамни.Те,что слева,вытягивалирукипошвам.Толькоодинпостамент, точнопосередине,точнонапротиввходаипятнанаполу, былпустым,итолькоразвстолетиевдлиннойчередеманекеновпустовалоещеодноместо.

*** Он вкушал блюда, изысканнее которых нет на земле, изапивалихсамымитонкими,самымиблагороднымивинами. Каждый из этих напитков содержал смертельный яд,исмельчаки,решившиеузнатьвкуслюбогоизналитых здесьвин,расплатилисьбыжизньюзасвоелюбопытство.

Нодвадцатичетырехлетнийнемогумереть,немогнинасытиться,нипроголодаться.ВремявЗамкепо-прежнему уходиловспять.Кисейныетени,похожиенастолбблестящихвлучесолнцаснежинок,отливаяторозовым,тонебесным,тоизумрудом,отделяяотсебясияниеисгущаясь дотемнотыилиискрясьфейерверком,топохожиеналюдей,товытянутыевфантастическиегаллюцинацииформ, вытирали его лицо белоснежной прохладой полотенец, всеменялиименялиприборы,неслышноподавалиблюда иподливаливинавпрозрачныйбокал,какбынесуществующий,словноонвозникалспервойкаплейналитоговина и умирал с последней его каплей. Другие тени представлялиегоглазамволшебныесказки,неговорянислова,но с каждым их жестом двадцатитрехлетний начинал знать недостающиеречи.Толькоизредка,напуганныебрызгами Черная ночь черногосокаарбузаилинектаромволшебногомяса,тени моглиотпрянутькстене,новследующиймигонипродолжали рассказ точно на прерванной ноте. А посуда вдруг вырастала, и вот уже маленький и легкий двадцатидвухлетнийуходилвполе,сплетенноеизмясныхволокон,плавалинырялвозерепикантногосоуса,карабкалсянашоколадныеутесыипрыгалвколодецизчистогожелатина, гдеегождалишафранногоцветазвезды.

*** Ивтретийразбилколокол,ивоттогдавсекраскиЗамка вдруг поменялись, как на цветном негативе (или это перевернулись глаза двадцатилетнего?), и на Земле наступилаполночь,иновыйвекосторожновтиснулсявстарыйуставшиймир,пугливоозираясьпосторонам.

Тогдадвадцатилетнийпокидалстол,залитыйчерным светом,ишёлкмерцающемупятну,каждыйраззная,что последует, но каждый раз трепеща. На этом пути он искалтеплоладони(сколькотеплыхрукбыловегопрежней жизни!),норукитенейускользалиотнего,покаонненатыкалсянасобственныехолодныепальцы.Икаждыйраз, вступаявсвоймаленькийзаколдованныйкруг,двадцатилетнийчувствовалвсюзыбкостьэтогомира.Ислышалон, как вздыхали манекены справа от пустоты и вспыхивали ихбелыекамни.Ивторилиимманекеныслеваотпустоты, ужелишенныеэтихкамней.Вотодинизних,первыйсправа, поворачивает к двадцатилетнему свое лицо и прыгаетнапол,точноегосталкиваютспьедестала,иидет,еле волочаноги,новсенабираясьсил,покадвадцатилетний всеслабеет.Еслибыглазаманекенаслилисьсчернотой белковилиослепительнойбелизнойзрачка,онибылибы нетакужасны,ноегоглазавообщенеимелицвета.Икаждый раз двадцатилетнему хотелось бежать от этих мертвых,пустыхглаз,нооннемогсделатьнишагу.Ондолжен смотреть в глаза, прямо в приближающиеся глаза, оттененныечернымибликами,покаихзрачкиненачнутраспаЗамок Бессмертия датьсянаотдельныекрупныеточки.Итогда—о,сколько разонпыталсяпойматьэтотмиг—онувидит,каквходит разумподновыевеки,апотомвдругвглядывалисьвнего ненавистно и пристально другие глаза, те, что двадцатилетний еще недавно считал своими, он смотрел, как разумпокидаетих,хотяэтоипротиворечилологикелюдей.

Глаза отодвигались, теперь двадцатилетний мог видеть напряженные густые мазки празелени на своем прежнем лице,егоострыеграниималахитовыенюансы.Ктожелепил и формовал этот цвет? Голубец и ультрамариновые струйкинагубах.Следыприторносладкихслез,звучащие неяркоичисто.Чёткуюзернистуюфактурукожи.Смелые контурычерныходежд,ихспокойныеплоскости.Строгие, замедленныелинииладонейведвазаметномдвижении.

Манекенпереставалбытьманекеном,аегопрежнеетело, пустое и мертвое, возвращалось на свой постамент, покинутый век назад. Вот он еле ступает на пьедестал, но потом, точно вздернутый чьей-то плетью, выпрямляется изамирает,вытянуврукипошвам.Икольцо,полноемертвецов,поворачиваетсяпочасовойстрелке,чтобыпустота вновьоказаласьпосередине,иодинизлевыхманекенов исчезаетвпроеместены,аиздругогопроема,справа,появляетсяновый,скамнемвруках.Икаждыйраздвадцатилетнийоборачиваетсякцентрукругавнадежде,чтоэтот новый манекен будет его самым первым, его настоящим телом,итогдадвадцатилетнийпоймет,чтожизньегоблизкакзавершению.Икаждыйразегонадеждагаснет,ведь оннезнаетниистиннойдлиныкруга,нивеличиныглавногозала,ниразмеровЗамкаБессмертия.

Онстоялвозлевыходаиззала,имгновениезамгновениемпереднимпроносилиськартиныбудущегостолетия, тойстраны,гдеемупредстояложить.Чтобыонзналипраздновалвсевойныибуризаранее.Икаждыйраздвадцатилетний чувствовал немой вопрос Замка: какую жизнь предпочтет он на этот век, блестящую, где ему суждено сделатьчто-нибудьгромкое,жизньсослепительнымкрахомвконцеилидругую,полнуюстрахаипокоя.Икаждый Розовое утро раз, прежде чем он успевал проговорить связную мысль, его новое, но все такое же трусливое сердце сжималось от нежелания смерти. Ведь двадцатилетний до сих пор мечтал однажды вернуться в тот мир, из которого когдатопришел.Значит,сноваробкиешагиподкидыша,снова скитанияпочужимлюдямимедленноевзросление,пока не закончится первая треть века. И камень, тот самый, который двадцатилетний держал сейчас в руках, начнет медленнотаять,защищаяегоотстарениямира.Онбудет метатьсяпоразнымстранам,помня,чтонезнакомыелюди не смогут заметить задержки в его времени. И бояться, всевремябоятьсяпотерятьдрагоценныйкамень.Пройдет ещетретьвека,преждечемкаменьрастает,итогдадвадцатилетнийначнетстареть,старетьвсебыстрееибезобразнее,особенновдень,когдакончитсятретяятретьвека, ионпокинетсвойдомипойдет,спеша,чтобывпоследний моментчудомуспетьпройтисквозьворотаЗамка.

Но двадцатилетний до сих пор не узнал, какой могла быбытьегожизнь,избериондругуюсудьбу.

*** Теперьонсворачивалвлевуюнишузала,гдеегождалипохожиенаоблакочерныепростыниинеудержимоежеланиеспать.Сныовладевалиим,преждечемонсмыкал глаза,преждечемтрепетныетениубаюкивалиего,укрывалиеготело.Постельизгибаласьиобволакивалавсего двадцатилетнего,сголовыдоног,массируяшеюиспину, волныпрохладыитеплатожебежали,сменяядругдруга и дразня кожу. И казалось ему во сне, что лицо его разрастается,разрастаетсяивбираетвсебявесьЗамок,всю Землю,весьмир.

–  –  –

Онспал,иемуснилисьрозовыесны.Сны-воспоминания, такие сладкие, такие желанные. Но самый розовый, Замок Бессмертия самыйжеланный,лишьмелькалвсознаниииисчезалпрежде,чемдевятнадцатилетнийуспевалудержатьего,тоже, всегдатоже,чтопоказывалиемупрозрачныепауки.Свою прошлую жизнь. Может, это и было время титанов, золотойвек?ИпроносилсяГородпраздников.ИГородПечали.

Там,какиздесь,былизеркала,нотезеркалавозвращали людямдрагоценныелица,прекрасныелица,вкаждомиз которыходнаединственнаячертабыладоведенадокрайности и преображала своего обладателя. Девятнадцатилетний помнил огромный рот, улыбку, способную согреть мир.Идругоелицо:глаза,такиеглубокиенабледнойкоже, чтонебылосилпосмотретьсявних,глаза,затягивающие в бездонную жуть, зовущие пройти вместе все ступени впропасть. И узкое тонкое лицо, лицо-клинок, не ведающеесомнений,незнающеефальши.Ивосемнадцатилетнийтянулсякэтимлицамиуспевалвспомнить,какпозже их обладатели тушевались, облекались в наряды из мелочей,иемуужеказалось,чтоонвернулся,—итогданачиналась слепота. Восемнадцатилетний не мог помнить, былолиэтовдействительности:лаково-черноенебопересекаюттонкиебелыезигзаги,всевремяразные,всесменяющиедругдругавполнойтишине(восемнадцатилетний не знал слова «гроза», на родине восемнадцатилетнего людиневиделигроз),—иеслиэтобыло,тоскольколет онбеспомощнобарахталсятам,вчерноте,искольколет чернотавращаласьнадним.Апотомвосемнадцатилетний осознавал,чтотеперь-тооннаходитсянаогромнойльдине,быстроплывущейвкосмосе.Так,покрайнеймере,считалиеёобитатели.Икаждыйразегоохватывалужас:не онлинатворилэтотмир,всеэтимиры,когдауходил,без чувств, без памяти, в момент чудовищного горя, прежде чем,опомнившисьнасеройскале,увиделсвоиколени?

Иприходилдругойсон,сонотом,каконвпервыеочнулсявновоммире.Семнадцатилетнийпомнилтотдень безукоризненно.Отпечаткивдавленныхпальцевнакоже, вот что было вначале. Отпечатки пальцев на коже колена.Онхотелрассмотретьихполучше,задержать—ине Розовое утро смог.Апотомбылстуквзволнованногосердца,четкийпоследовательный стук. Конечно, ему и раньше доводилось ощущать себя вот так и чуять свой запах, такой терпкий, что казалось, возьми он эту кожу в рот — и язык тут же сведет судорога. Семнадцатилетний нажал ладонями на вискиисталраскачиваться:онвсепонял.То,чтоонстолько раз проделывал в шутку, теперь довлело над ним. Он немогостановиться.Имирвокругбылсовсемнезнаком, ниводномизуголковегожизнинебылотакогозлоговетраитакихкрошащихсякамней.Семнадцатилетнийпонял, чтоуженевернетсявпрежниегорода,гдежилещетакнедавно.Стоударовсердцаназад.Иможносколькоугодно грызтьототчаяньяпальцы.

Вследующиймоментонсталзнатьвсе.Илиегодрузья,застенчивыйобладательулыбкиималышкасизящнымируками,смогли,преодолеввсепреграды,помочьему?

Каксмешно,нет,нет.Этотеперьонсталдуматьмыслями своего нового мира, словно там, откуда он пришел, был возможнымпоступок.О,теперьонвременамидажеискал причинусвоегогоря,словновегомиреугоря,даиурадости,существовалипричины.Да,онсталзнатьпроЗамок Бессмертия,тогдаЗамокещебылегодругом,анепалачом. Он стал знать, что должен выжить и ждать. Когданибудь он вернется, хотя семнадцатилетний не понимал, какимонстанеттогда.Прежним?Ахотеллисемнадцатилетний стать прежним? И как долго ему суждено ждать?

Пока погибнут все люди? Но он был раньше, чем люди.

КогдапогибнетЗемля?НевзорватьлиемуЗемлю?Ноон пришелсюда,когдаЗемляужеродилась...

«...Исветилопрогорклоенебо»,—говорилторжественночей-тоголос.Да,втотденьсветилопрогорклоенебо, алистьяитраванаегофоне,наветру,иводоросливходящемходуноммоременялисьбыстрее,чемкартинкивкалейдоскопе,ивсезвукиэтогоневедомогоместасливались вкакой-тонескончаемый,неотвратимыйстон.Ишестнадцатилетний видел со стороны тонкую фигурку человека, ещесмелого,ещенадменного.Полускрюченнымпальцем Замок Бессмертия указывал он на горизонт, и шестнадцатилетний понимал, что этим человеком был он сам. И шестнадцатилетний шел по взморью, как когда-то, пока фигурка становилась все ближе, и он видел свое растерянное лицо, и вот уже сам складывал губы в издевательскую усмешку, и вдруг жалостьисостраданиекэтомумирупронзалиего.Онвидел,какойодинаковоровныйсветисходилсовсехсторон неба.Всеказалосьсерымнаэтойбескрайнейсеройземле:

глыбакрошащегосякамня,тянувшегосякуда-тодалекоза спиной,холоднаябеспокойнаявода.Какаянеуютная,вся вуглахиразломах,земля.Втотдень,когдаголыескалы служилиемуопорой,шестнадцатилетнийещенепонимал слов«миллиардылет»,онещенепонималслова«никогда»,ноужезнал,чтокрошащиесякамнираноилипоздно обнажатсвоютвердуюсуть.Слованенавистиипрезрения виталивокругнего,нопятнадцатилетнийещенеумелговорить.И,вытянувшисьдоневозможного,онжадноинежно всматривалсявперед,глядя,каксераягрязьтаялавнебе, а что-то шероховатое, пепельное, отслаивалось иоседалокногам.Лишьточновверхунебобылотемнееоблаков.

Будьонпроклят,этотмир!Итогдачастьнебасталаярче, яркобелой,так,чтодругиекраяпочернели,ичто-токруглоеочертилосьнадголовой.Дыравнебе?Или...



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
Похожие работы:

«Internal use only ФОТОСЕПАРАТОР ISORT ISORT 3G SERIES ТЕХНОЛОГИЯ ФОТОСЕПАРАТОРА Фотосепарация (от англ. colour sorting – цветосортировка, сортировка по цвету) – технология сортировки любых сыпучих материалов, основанная на ана...»

«УДК 81’25 Фаттахова Я.Р. Fattakhova Ya.R. Екатеринбург, Россия Ekaterinburg, Russia ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА THE PECULIARITIES OF THE ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ PHRASEOLOGICAL UNITS’ ЕДИНИЦ TRANSLATION Аннотация. В статье рассмотрены Abs...»

«ОТПАРИВАТЕЛЬ ОДЕЖДЫ МОДЕЛЬ: S-102 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Спасибо за приобретение нашей продукции. Убедитесь, что в гарантийном0талоне поставлены штамп -магазина, подпись и дата продажи. Пожалуйста, внимательно прочтите руководство перед тем, как приступ...»

«№ 1 (21), 2012 Гуманитарные науки. Философия УДК 1(091) О. С. Исаева МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ПРОЕКТА ЕВРАЗИЙЦЕВ Аннотация. Статья посвящена крупному идейно-политическому течению русского зарубежья – евразийству. Анализируется...»

«Часть 1-2 Передо мной выцветшая от времени групповая фотография. На ней Ямамото Исороку, в те времена капитан 1-го ранга, вместе с более чем двадцатью другими офицерами, окончившими в один год с ним Военно-морскую академию. Снимок сделан в середине или в конце 1920 года, у входа в клуб морских офицеров. Кроме Ямамото, можно у...»

«Самарская Лука: Бюл. 2007. Т. 16. № 1-2(19-20). С. 82-90. ©2007 И.В. Рузаева СОСТАВ КОЛЛЕКЦИИ РОЗ В БОТАНИЧЕСКОМ САДУ САМАРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Ruzaeva I.V. THE ROSES’ COLLECTION IN THE SAMARA STATE UNIVERSITY BOTANICAL GARDEN. The data on structure of the roses...»

«Служебник Содержание • Информация о первоисточнике • Последование вечерни • Последование утрени • Проскомидия • Литургия Иоанна Златоуста • Благодарственные по причащении • Указ об отпустах • Отпусты Владычних праздников • Отпусты дневнии • Ли...»

«Роль политико-административных сетей в принятии государственных решений: иллюзия "захвата государства" ЖУРАВЛЕВА Татьяна Андреевна Специфическая роль политико-административных сетей в принятии государственных решений чаще всего связана с такими формами управленческого воздействия,...»

«Практика контроля безнадзорных (бездомных) животных в Европе Обзор стратегий контроля популяций безнадзорных (бездомных) собак и кошек в 31 стране. Обзор основан на вопросах стандартной анкеты, на котор...»

«БРАЗИЛИЯ Дорогие друзья! Перед началом поездки прочитайте пожалуйста данную памятку, которая ознакомит Вас с особенностями пребывания в стране Регистрация на рейс начинается за 2 часа до вылета и заканчивается за 40 минут. Если Вы несвоевременно пр...»

«ПРОБЛЕМЫ ИЗМЕРЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ МОБИЛЬНОСТИ М.Г.Бурлуцкая Свердловск • В статье рассматриваются основные вопросы, которые социолог решает в ходе исследования мобильности: конструирование шкалы мобильности, выбор метода обработки и данных, проблемы интерпретац...»

«Генрих Станиславович НЕЙГАУЗ (Генрих НЕЙГАУЗ-младший) СТАРЫЕ ФОТОГРАФИИ. IV. Ген ри х Гус та вови ч Н ЕЙГАУЗ Конечно, нельзя думать, что у Нейгауза были сплошные "черные полосы". Ранее я упомянул о его возлюбленной в Италии. Вернувшись оттуда, дед решил жениться на своей двоюродной сестре, Аде Нейгауз (...»

«Литературно-поэтический сборник Прикосновение: [стихи юных дарований лит. студии Океан и членов лит. клуба Белый Кутх], 2008, 5961000869, 9785961000863, издательство не указано, 2008 Опубликовано: 22nd March 2012 Литературно-поэтический сборник Прикосновение: [стихи ю...»

«ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ПОИСКА МЕТАЛЛА И ОТБРАКОВКИ Вертикальная шахта с сепаратором TRANSITECT типа ATR ОПИСАНИЕ ПРИБОРА Пневматическая сепараторная установка с вертикальной шахтой и сепаратором Transitect типа AT...»

«Ситуационный центр при проведении выборов в единый день голосования 13 сентября 2015 года Благовещенск Уважаемые избиратели! В единый день голосования 13 сентября 2015 года в области ра...»

«В Ч Н О Е IV СОДЕРЖАНІЕ 1. Преи. Ефремъ Сиринъ. Къ Богородиц.2. Еп. еофанъ Затворникъ. О говній.3. О первыхъ дняхъ страстной недли. А., Н. Муравьева.4. Архіеп. Иннокентій. Слово на Великій Пятокъ.5. Молчальникъ Титъ.6....»

«Клинические задачи для тестового контроля для врачей-интернов (специальность – инфекционные болезни) по инфекционным болезням при сдаче квалификационного экзамена 1. Укажите правильное утверждение. Сочетание расстройс...»

«Основы защиты информации Безмалый В.Ф. MVP Consumer Security Microsoft Security Trusted Advisor Результаты недавно представленного исследования специалистов "Лаборатории Касперского" свидетельствуют о постоянном росте...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ПРЕЛЕСТНЕНСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА" Согласовано Согласовано Утверждено Руководитель МО Заместитель директора Директор МБОУ "Прелепо УВР МБ...»

«Пути с Посланием Граля МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ ГРАЛЯ Пути с Посланием Граля МЕЖДУНАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ ГРАЛЯ Пути с Посланием Граля Издание 1, 2011 г. Все права сохраняются © 2011 Международное Движение Граля, Фомперберг Почтовый адрес и контактные адреса: Marktstrae 19 • 6130 Schwaz, sterreich Тел. +43 (0) 5242 7138...»

«Аскетика Евагрия Понтийского и Оригена Древнейшие свидетельства о практике "Иисусовой молитвы" (Опыт сопоставления). ISOLOPHEY 2006 г. Аскетика Евагрия Понтийского и Оригена. Древнейшие свидетельства о практике "Иисусовой молитвы". [Курсовое сочинение по патрологии студ. III к. Ростовского-на-Дону филиала СТО при теол. фак. П...»

«УДК 636.4.085.55 ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПШЕНИЦЫ В КОМБИКОРМАХ ДЛЯ СВИНЕЙ С. И. Кононенко, д. с.-х. н. (ГНУ СКНИИЖ), Н. С. Паксютов (ГНУ ДЗНИИСХ) Потенциал питательности и продуктивного действия кормовых средств используется животными не полностью из...»

«Семестр 2 Лабораторная работа № 1 Тема: Сервер на основе UDP протокола. Поддержка подтверждения получения информации.Задание: 1. Написать клиент-серверную программу на основе транспортного протокола UDP. Реализовать: подтвер...»

«у рыборазводного пруда в д. Черново и возле оз. Анисимовское, причём нигде не кричали две или более особей в одном месте. Серебристая чайка Larus argentatus. Гнездо чаек с двумя яйцами было найдено 29 апреля на острове оз. Осыно. Другая пара чаек с тремя птенцами д...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ТРУДЫ ОТДЕЛА ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИНСТИТУТА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVI Л. А. ДМИТРИЕВ Принцип трехчленности в композиционном построении "Слова о полку Игореве" В Ученых записках Тамбовского пединститута напечатано исследова­ ние Б. Н. Двинянинова, посвященное одному из существенных вопросов изучения "Слова о...»








 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.