WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«1 ПАРИЖ. ПУТЕВОДИТЕЛЬ АФИШИ 01. 10 ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ НУЖНО СДЕЛАТЬ В ПАРИЖЕ 1. Рано выйти из отеля и пройти по умывающемуся городу к площади Вож, ...»

-- [ Страница 2 ] --

На площади стоит «Комеди Франсез» (Comdie Franaise) — «дом Мольера». Много раз сгоревший и много раз перестроенный, самый известный театр страны славится умением своих актеров говорить по-французски — кабы не козни большевиков, у нас так же уважали бы Малый театр. В фойе кроме мраморного Вольтера можно видеть кресло, в котором унесли со сцены театра в Пале-Руаяль Мольера, потерявшего сознание прямо в своей коронной роли из «Мнимого больного».

«Комеди Франсез» прислонился к дворцу Пале-Руаяль (Palais Royal). Это замечательный дворец и замечательный сад — самая демократичная из всех монархических построек Парижа. В Пале-Руаяль так веселились и так грешили, что здесь до сих пор как-то особенно хорошо дышится. Прежде он назывался Дворцом кардинала, поскольку был построен для Ришелье. Именно сюда к нему за лейтенантским патентом приходил д’Артаньян. Умирая, кардинал завещал дворец Людовику XIII.

В итоге здание досталось его вдове регентше Анне Австрийской и малолетнему Людовику XIV, который быстро подрос и стал пользоваться свободой. Это сюда вели с завязанными глазами врача к его любовнице маркизе де Лавальер.

«Двадцать лет спустя» королей прогнала отсюда Фронда. С тех пор дворцом в свое удовольствие пользовались королевские родственники герцоги Орлеанские. Во дворце принимали государственных гостей — так, 15 мая 1715 года здесь славно повеселились с молодым и застенчивым русским царем Петром I. На месте правого крыла дворца и был построенный Ришелье театр, со сцены которого в 1673 году унесли умирать Мольера.

Войти во двор Пале-Руаяль можно с крошечной площади Колетт (place Colette). В курдонере смешные полосатые колонны скульптора Даниэля Бюрена прорастают из-под земли, как развалины античного форума. Дети используют 260 колонн как препятствия для гонок на роликах, взрослые — как трамплины, чтобы научить малышей прыгать с высоты.

Просторный сад Пале-Руаяль с трех сторон окружен единообразными фасадами домов конца XVIII века. В их аркадах — кафе, рестораны, бутики и художественные галереи. В квартирах верхних этажей жили литератор Жан Кокто и романистка Колетт. Им можно позавидовать: сад прекрасен вне зависимости от времени года и совершенно отрезан от окружающего мира.

Дома вокруг сада построил Луи Филипп Орлеанский с целью наживы. После этого Пале-Руаяль стал самым оживленным местом не только квартала, но и всего Парижа, чем-то вроде современного центра Помпиду — даже художественные выставки здесь устраивали. А какие здесь закатывали оргии, какие страсти кипели в аркадах! После падения Наполеона здесь стояла рулетка и крупье в пух и прах раздевали победителей. Здесь страшно проигрался железный маршал Блюхер — Франция взяла реванш за Ватерлоо. « 113 в Пале-Рояле; на третьем этаже — сборище публичных девок, на втором — игра в рулетку, на антресолях — ссудная касса, на первом этаже — оружейная мастерская. Этот дом — подробная и истинная картина того, к чему приводит разгул страстей», — писал в 1814 году русский гвардеец. И даже цирк-шапито стоял в центре двора, пока не погорел в прямом смысле слова.

Сейчас центральные клумбы и фонтан сада Пале-Руаяль с двух сторон окружены темными каштановыми аллеями со скамейками. В полдень здесь отдыхают с газетой чиновники из расположенных здесь Государственного и Конституционного советов и Министерства культуры.

Гуляют соседские дети, и не так уж часто проходят туристы. Придя с главного входа, они лишь заглядывают во двор. Только самые хитрые начинают осмотр Пале-Руаяль с другой стороны. Вход с тыла от Больших бульваров по пассажам и через маленькую калитку пассажа Д-Павийон (Passage des deux pavillons) — острое удовольствие, которое местные жители дарят своим приезжим друзьям.

В галерее Божоле (Galerie Beaujolais) Пале-Руаяль находится Le Grand Vfour, старейший ресторан Парижа (1780), даже больше, чем кухней, славящийся интерьером. Он не менялся со времен Директории: живопись на стенах и потолке, позолота, хрустальные люстры. В числе клиентов в разное время бывали Наполеон, Гюго, Кокто, Сартр.

Хозяйка одного из бутиков в галерее Монпансье (44-45, Galerie Montpensier) занимается реставрацией шляп всевозможных стилей и эпох. Кроме того, здесь продаются сотни свадебных платьев. В галерее Валуа (Galerie Valois), где Шарлотта Корде купила кинжал, чтобы заколоть Марата, теперь работает довольно дорогой Restaurant du Palais Royal с хорошей кухней, свежими цветами на столах и прекрасным видом из окон.

Не просмотрите впопыхах вход в метро Palais Royale — Muse du Louvre на площади Колетт — смешную композицию в духе современного искусства на тему знаменитых входов в метро Гимара, эталонов стиля ар-нуво. И загляните в «Лувр антикваров» (Louvre des Antiquaires), где антикварная лавка сидит на антикварной лавке, а художественная галерея погоняет художественной галереей.

ПЛОЩАДЬ ПОБЕД

Круглую площадь Побед (place des Victoires) спроектировал в 1686 году на итальянский манер Жюль Ардуэн-Мансар в честь военных кампаний Короля-Солнце. Заказчик, маршал де ла Фейяд, очень спешил сделать Солнцу приятное, и на открытии площади незаконченные здания заменили нарисованными. До сих пор фасады стоят как на картинке, а в центре возвышается статуя Людовика XIV, организатора всех наших побед, — не первая и не вторая, последовательно переплавленные в 1792 и в 1815 годах, а новая, конная (1822). Скульптор изобразил легендарного короля во всем античном величии, то есть совершенно голым. Поскольку теперь площадь Побед стала одним из центров продвинутой высокой моды, сравнение с примерочной напрашивается неизбежно.

08. ЛЕ-АЛЬ, МАРЭ И БАСТИЛИЯ ОРИЕНТАЦИЯ Район Ле-Аль, бывшее «чрево Парижа», расположен на правом берегу Сены, всего в нескольких шагах от Пале-Руаяль и Лувра. Однако именно между Лувром и Ле-Аль проходит символическая граница, разделяющая ближайшие к Сене кварталы Правого берега на безжизненный королевский запад и живой «народный» восток. Надо осмотреть Ратушу, взглянуть на Париж с крыши La Samaritaine, зажмурившись, миновать сам торговый центр «Форум-де-Аль», присесть в церкви Сент-Эсташ, потолкаться несколько часов в Центре Жоржа Помпиду c его самой большой в Европе коллекцией современного искусства и уйти в квартал Марэ с аристократическими особняками XVII века, площадью Вож и Музеем Пикассо. Закончить прогулку можно на площади Бастилии, не так давно считавшейся началом рабочих окраин, но теперь ставшей одним из самых модных адресов города.

ПЛОЩАДЬ ОТЕЛЬ-ВИЛЬ И ОКРЕСТНОСТИ

Сегодня площадь Отель-де-Виль (place de l’Htel de Ville) — пешеходная зона, где всегда толкутся туристы, а парижане назначают встречи. Замощенная камнем, она выглядит слишком парадной, слишком скучной. Конечно, теперь на ней нельзя развлекать народ, как раньше, когда она называлась Гревской (place de Grve) и была местом публичных казней. Четыре века на площади вешали, рубили головы, четвертовали и жгли под одобрительные крики публики, перемежая эти народные зрелища народными гуляниями. Теперь, чтобы смягчить ее официальность, летом на площади ставят карусель, а зимой заливают каток.

Возле туристов пасется самая пестрая публика: самозваные гиды, мелкие попрошайки, безработные — еще во времена Луи Филиппа площадь была биржей труда, где безработные каменщики били баклуши.

Отсюда французы производят слово «бастовать» (tre en grve). Мимо Отель-де-Виль до сих пор ходят манифестации.

Главное здание на площади — громада Ратуши (Htel de Ville), непременной штаб-квартиры всех парижских мятежей и революций. Строительство первого здания по проекту итальянского архитектора Доменико Бернабеи было начато в 1533 году, а завершено только в XVII веке. При подавлении Парижской коммуны Ратуша полностью выгорела, и ее пришлось отстраивать заново.

Ратуши, они же мэрии, — особые здания во всех французских городах. Французская буржуазия сделала из них дворцы, прославлявшие сначала купеческое сословие, а потом и всю республику. Если появится малейшая возможность (здесь довольно часто устраивают разнообразные и многолюдные приемы), попытайтесь попасть внутрь — увидите, что смогли сделать за тридцать лет сотни искусных мастеров, работавших в Париже. Интерьер с настенной позолотой, росписями на потолках, хрустальными люстрами относится ко времени постройки здания. Здесь размещен аппарат мэрии, а целый этаж занимают личные апартаменты мэра Парижа. Долгое время в бытность свою мэром здесь квартировал нынешний президент республики Жак Ширак.

Четыре фасада Ратуши украшены сотней статуй знаменитых парижан и тридцатью символическими изображениями главных городов Франции. Перед фасадом, обращенным к Сене, стоит статуя видного бунтовщика, головы парижских купцов Этьена Марселя, в начале Столетней войны захватившего власть в городе на три года. Даже по статуе видно, что местный Долгорукий характером был крут.

Мечом, что он держит в левой руке, городской голова перерезал на глазах у юного Карла V горло королевским советникам и вытер кровь своей красно-синей шапкой. С тех пор Карлу как-то неуютно стало в старом дворце Консьержери на Сите, и он перебрался в Лувр, бывший тогда неприступной крепостью, и стал его перестраивать. В 1358 году парижане растерзали Этьена Марселя, заподозрив в предательстве, но не помнят зла: во-первых, поставили ему памятник, а во-вторых, назвали его именем улицу невдалеке от Сент-Эсташ.

Противоположным фасадом мэрия выходит на длиннющую улицу Риволи (rue de Rivoli), уходящую направо и налево сколько видит глаз. В доме № 52 уже полтора столетия располагается прародитель супермаркетов — универсальный магазин BHV. Здесь можно купить все — от парфюмерии до строительных материалов. Еще один универсам, на этот раз чуть помоложе, начала XX века, — в нескольких минутах ходьбы в сторону Лувра.

Из всех корпусов La Samaritaine, занимающих три квартала на берегу Сены, самый интересный — Magasin 2 (1905-1928), выстроенный в стиле ар-деко:

бетон и камень, стекло и сталь, выкрашенная зеленым и золотым, с керамическими панно и кованым железом внутри. Владельцами La Samaritaine были супруги Эрнест Коньяк и Луиза Жэ, торговцы и коллекционеры, завещавшие городу свое собрание, ставшее основой музея, носящего их имена.

Терраса на крыше этого корпуса — самая высокая смотровая площадка в центре Парижа. Здесь можно и задержаться — на верхнем ярусе открылся новый ресторан, интерьер которого создан Филиппом Старком. Под ногами — Сите и Лувр, между вами и Лувром — церковь Сен-Жерменл’Оксеруа (Eglise Saint— Germain-l’Auxerrois), с колокольни которой был дан сигнал к началу Варфоломеевской ночи: «Бей гугенотов, спасай Францию!»

На полпути между La Samaritaine и ратушей находится площадь Шатле (place du Chtelet), где когдато стоял королевский замок, а потом — королевская тюрьма, известная своими мастерами допросов с пристрастием. В Шатле все признавались во всем. От тюрьмы не осталось и следа, сейчас на ее месте — два театра, Thtre du Chtelet и Thtre de la Ville. В глубине одного из примыкающих кварталов видна готическая башня Сен-Жак (Tour Saint-Jacques) — все, что осталось от церкви СенЖак-де-ля-Бушри, от которой в Средние века отправлялись на край света, в главное паломничество западного христианства — к гробнице апостола Иакова в Сантьяго-де-Компостела. Церковь разломали во время Революции, башню сохранили исключительно для физических опытов — здесь Паскаль изучал барометрическое давление. В начале XX века колокольня Сен-Жак была одним из излюбленных мест парижских сюрреалистов благодаря связям ее с алхимиком Николя Фламелем. Дом, построенный Фламелем в 1407 году, находится неподалеку, на углу улиц Сен-Мартен (rue Saint-Martin) и Монморанси (51, rue Montmorency); это одно из самых старых жилых зданий Парижа.

Путь от La Samaritaine к Шатле стоит проделать по набережной Межиссери (quai de la Mgisserie).

Между Новым мостом и мостом Шанж (Pont au Change) всегда существовали птичьи рынки, и до сих пор нижние этажи выходящих на набережную домов сплошь заняты зоомагазинами, где рядами стоят клетки со щенками любых пород, котятами, черепахами, кроликами (от карликового за €35 до гиганта за €150). При необходимости зверюгам здесь же сделают прививки и выдадут сертификат. «Нет, мы не можем в случае чего поменять цвет», — уговаривает мама сына, который держит в руках клетку со щенком французского бульдога. Покупать здесь зверей не стоит: от постоянного притока посетителей в их маленьких головках царит невероятный сумбур. Здешние собаки и кошки — все до единого хамы, неврастеники и мизантропы. Если уж непременно хочется чего-нибудь здесь купить, купите распустившийся цветок или луковицы тюльпанов, которые лежат в авоськах — наподобие картошки.

ЛЕ-АЛЬ В нескольких кварталах к северу от площади Шатле начинается район Ле-Аль (Les Halles). Первые торговые ряды на этом месте появились еще в XII веке. Сначала рынок был еженедельным, потом стал ежедневным, и к XIX веку сами ряды и окружающие кварталы превратились в «чрево Парижа», эдакую парижскую Хитровку, в описании ужасов которой упражнялись французские романисты во главе с Эмилем Золя. В очаге порока и разврата власти пытались навести порядок, для чего в 1851 году даже возвели над рядами огромную крышу — по последнему слову науки, из ажурной стали, вроде тех, которые уже закрывали дебаркадеры парижских вокзалов. Последние павильоны завершили в 1936 году. Однако рынок не спасла ни крыша, ни смягчающий нравы прогресс, ни усиление полицейской части.

После Второй мировой случилось страшное. В последний день февраля 1969 года, несмотря на все протесты общественности, Парижу взрезали брюхо: павильоны сломали — и самый большой, старейший и прославленнейший парижский рынок перенесли за город, восстановив там в виде утешения для краеведов один из павильонов. Следующие десять лет на месте Ле-Аль зияла огромная яма, которую потом начали потихоньку наполнять этажами и заливать бетоном. Результат был явлен в 1980-х — Форум-де-Аль (Forum des Halles), одно из самых уродливых зданий современного Парижа, напрасно пытающееся воспроизвести ажурные очертания старого рынка. Это огромный торговый центр, уходящий на четыре уровня под землю, плюс пересадочная станция метро и RER, самая большая в городе. Здесь сходятся три из пяти линий RER — A, B и D, а большинство публики — обитатели предместий и городов-спутников, приезжающие днем в город культурно отдохнуть. Молодая и безработная часть отдыхающих проводит свой досуг тут же, у выходов из метро. То еще удовольствие.

Самый щадящий маршрут — быстрый проход через парк с детскими площадками, аллеями и бассейном с оранжереей тропических растений. Не доходя до Форума, в сквере Невинных (square des Innocents) взгляните на единственный в Париже ренессансный фонтан, украшенный скульптурами нимф работы Жана Гужона (1549). Это все, что осталось от средневекового городского кладбища Невинных. В 1786 году кладбище было закрыто, а захоронения перенесены в Катакомбы.

В парке Ле-Аль напротив южного фасада церкви Сент-Эсташ (Eglise Saint-Eustache) лежит скульптура работы Анри де Миллера — гигантская каменная голова весом более 70 тонн. Когда-то она удивляла прохожих, теперь никто на нее не оглядывается. Смотрят на Святого Евстафия — одну из самых красивых парижских церквей. На ее месте была часовня Святой Агнессы, о чем, верно, помнила Agns B., открывая на близлежащих улицах свои бутики.

Посещение церкви Сент-Эсташ пн-вс 9.00-19.30 Церковь у рынка была своей для тысяч парижан — к Святому Евстафию можно было зайти между овощным и мясным рядами. Здесь крестили младенцев, не разбирая их будущего, а ведь среди них оказались кардинал Ришелье, Мольер и мадам де Помпадур. За сто с лишним лет, пока церковь строили (начали в 1532 году), готика успела смениться ренессансом, а фасад возвели уже классический — и все отлично срослось. Над головой висят хоры и галереи, а также трубы знаменитого органа, помнящего Берлиоза и Листа. Его звук можно услышать и во время торжественных служб, и на проходящих в церкви концертах.

В 1844 году Сент-Эсташ полностью выгорела. Реставрировал ее архитектор Балтар, автор крыши над погибшими торговыми рядами, об уничтожении которых напоминает забавная скульптура современного художника Реймона Масона в одной из часовен церкви. Она титулована «Фрукты и Овощи Покидают Сердце Парижа 28 февраля 1969 года» и сопровождается реквиемом потерянному раю — то было не чрево Парижа, а именно его сердце, настаивает художник.

Большое здание с круглым куполом, виднеющееся от церковных ворот, — Товарная биржа (Bourse de Commerce), где в старину торговали зерном. Под куполом — очень красивый зал, осмотром которого, однако, можно и пренебречь.

ЦЕНТР ПОМПИДУ (БОБУР) От площади Отель-де-Виль по улице Ренар (rue du Renard) или от Ле-Аль по улице Рамбюто (rue Rambuteau) можно пройти в квартал кафе и галерей Бобур (Beaubourg), где находится главный французский Центр современного искусства. По замыслу президента Жоржа Помпиду, он должен был стать таким пространством, в котором нашлось бы место не только музею, но и библиотеке, кинозалам, студии детского творчества, кафе, книжным магазинам и так далее. До реализации проекта президент не дожил, но Центр, открывшийся в 1977 году, был назван в его честь.

Библиотека Бобура (BPI) — место уникальное. Как в супермаркете, на полках стеллажей в строгом порядке лежат книги, словари, учебники, газеты и журналы. Каждый может подойти и взять их для работы. Абонемент не нужен. пн, ср-пт 12.00-22.00, вт, сб-вс 17.00-22.00 Пропустить здание Центра Помпиду (Centre Georges Pompidou), более известное парижанам по имени квартала, невозможно. Вынесенная на фасады и раскрашенная в веселенькие цвета инфраструктура здания — лифты, эскалаторы, вентиляционные шахты — заметна издалека. Предельно непочтительный проект молодых и никому тогда еще не известных архитекторов, итальянца Ренцо Пьяно и англичанина Ричарда Роджерса, как нельзя лучше отвечал требованиям конкурса — создать музей, куда бы ходил тусоваться весь Париж, а не эзотерическое убежище для гнилой интеллигенции. Что проект, что постройка вызвали страшный скандал. Префект запретил устанавливать могучие вентиляционные шахты, архитекторам пришлось ждать, когда префект отдаст богу душу. Но когда Бобур был построен, с ним очень быстро смирились, более того — его полюбили.

Главный аттракцион даже для ненавистников современного искусства — наружный эскалатор, по которому стоит подняться. Раньше это можно было сделать бесплатно, войдя с площади, теперь придется миновать контроль. Но Центр Помпиду стоит того. Даже наоборот — потребуется некоторое усилие воли, чтобы не зависнуть в нем на целый день. Ради его больших выставок многие специально приезжают во Францию, а собрание музея — отличный краткий курс истории современного искусства.

В логику смешной машины, предназначенной стереть грань между музейным искусством и искусством уличным, не демонстрировать культуру, а ее производить, вписывается не только Бобур, но и вся жизнь вокруг здания. Музей лишен монументального входа, без которого музеи в то время были немыслимы, но взамен Пьяно и Роджерс разбили перед ним большую пешеходную площадь, на которой клоуны, мимы, жонглеры, пожиратели огня, певцы с гитарами и продавцы сувениров занимают туристов, а торговцы легкими наркотиками — молодых людей в кожаных куртках с красными волосами и пирсингом. Отличный способ насладиться бобуровской жизнью — засесть в выходящем на площадь кафе Beaubourg, которое спроектировал другой знаменитый архитектор — Кристиан де Портзампарк.

Рядом с кафе на маленькой площади Игоря Стравинского перед церковью Сен-Мерри (Eglise SaintMerri) — фонтан Стравинского (Fontaine Stravinsky) работы великого скульптора Жана Тенгли и его ничуть не менее талантливой подруги Ники де Сен-Фаль примиряет вас с классической музыкой:

забавные цветные фигуры разыгрывают спектакль, по очереди выпуская струйки воды. Под фонтаном — основанный Пьером Булезом Центр музыкальных исследований ICRAM.

Реконструкция старого здания и выходящая на поверхность башня из стекла и красной терракоты — также дело рук Ренцо Пьяно, парижская мастерская которого находится в Марэ на улице Аршив.

ЮГ МАРЭ Квартал Марэ (Le Marais), начинающийся сразу за улицей Бобур (rue Beaubourg), — одна из самых интересных частей Парижа, сохранившая ощущение средневекового города. В Марэ узкие улицы, неожиданные площади и огромное количество музеев человеческого масштаба: от забавного Музея охоты и природы (Htel Guenegaud, 60, rue des Archives) до роскошного Карнавале. И каждый расположен в особняке, который сам по себе достоин внимания.

Марэ повезло — его вовремя забросили. Градостроительная горячка Оссманна не затронула этой части города. В старину здесь было болото (по-французски — marais), откуда и пошло название. В XII веке трясину с северного ее конца начали осушать рыцари-тамплиеры; рядом располагалась средневековая еврейская община Парижа; неподалеку, на месте нынешней площади Вож, стоял дворец Турнель, где жили французские короли до переезда двора в Лувр в середине XVI века. После того как при Генрихе IV эта ближняя к Сене часть болота была окончательно осушена, юг Марэ стал первым в Париже аристократическим районом. Знатные семьи с удовольствием строились на незанятой еще местности, за какие-то полстолетия до того вообще находившейся за чертой города. От XVII века в этой части Парижа сохранилось не менее сотни особняков. Потом в квартал, прослывший элитным, начали втираться нувориши-буржуа, старые семьи заскучали, съехали на запад, за ними потянулось и среднее сословие — квартал скатывался по социальной лестнице все ниже и ниже. Дворцы превратились в совершеннейшие лачуги.

Спасли Марэ интеллектуалы, евреи и гомосексуалисты. Один из самых живых уголков Марэ — старый Еврейский квартал вокруг улицы Розье (rue des Rosiers). В старину на месте этой улицы проходила крепостная стена, с внутренней стороны которой были разбиты сады с розовыми кустами (пофранцузски — rosier). Евреи появились здесь в XII веке, но через 200 лет были изгнаны из королевства. Накануне Великой французской революции часть общины вновь поселилась вокруг площади Сен-Поль (place Saint-Paul), которую с тех пор называют Еврейской. В XX веке население квартала пополнилось выходцами из России и Польши, бежавшими от погромов. В годы оккупации французская полиция выдала евреев немецким властям для отправки в лагеря. После войны в квартале появились евреи-сефарды из североафриканских колоний Франции.

В Еврейском квартале в лавках продаются фалафель и штрудель, здесь много кошерных магазинов, ресторанов и закусочных. Вывески и указатели продублированы на идиш или иврите. В Еврейском квартале все знакомы друг с другом, на улице люди приветствуют друг друга, громко разговаривают и по-восточному эмоционально жестикулируют. На улице Экуфф (rue des Ecouffes), как на какойнибудь жаркой средиземноморской площади, на террасе за чашкой чая отдыхают жители соседних домов. А на улице Тампль (71, rue du Temple) можно зайти в Музей искусства и истории иудаизма (Muse d’Art et d’Histoire du Judasme).

Внимание артистической элиты Марэ привлек около сорока лет назад. Вслед за интеллектуалами и художниками на улицах Вьей-дю-Тампль (rue Vieille du Temple) и Сент-Круа-де-ля-Бретонри (rue Sainte-Croix de la Bretonnerie), прописались парижские геи. И сегодня в аптеке Pharmacie du Village можно увидеть тонкого молодого человека в брюках клеш, выбирающего контактные линзы василькового цвета, а в магазине одежды двух милых ребят, обсуждающих ажурные футболки и шелковые безрукавки со столь же милым продавцом, к тому же безукоризненно говорящим порусски.

Центральную ось Марэ, с запада на восток, образуют улицы Рамбюто (rue Rambuteau) и ФранБуржуа (rue des Francs Bourgeois). Улица меняет название у старинной башни, уцелевшей части крепостной стены, которой обнес свой город Филипп II Август в 1200 году, собираясь в Крестовый поход. Напротив — великолепный особняк Субиз (Htel Soubise, 60, rue Rambuteau) XVIII века, который занимает Национальный архив Франции (Archives Nationales de France). Там среди прочих реликвий (письма Жанны д’Арк или завещание Наполеона) можно увидеть, в частности, памятную по Консьержери 24-ствольную «адскую машину» террориста Фьеши.

На улице Фран-Буржуа не проходите мимо двух особняков XVI века: музея Карнавале (Muse Carnavalet) и Исторической библиотеки (Bibliothque Historique de la Ville de Paris). Музей Карнавале посвящен истории Парижа от Франциска I до начала XX века. Этот городской дворец построен и украшен лучшими мастерами эпохи (Мансар, Гужон), к тому же здесь воссозданы и знаменитые интерьеры Caf de Paris (Анри Соваж) и ювелирной лавки, оформленной Альфонсом Мухой.

Буквально за углом от Карнавале — музей Коньяк-Жэ в особняке Донон (Muse Cognacq-Jay, Htel Donone, 8, rue Elzvir) c коллекцией западноевропейской живописи XVIII века, завещанной городу богатой семьей меценатов — владельцев La Samaritaine. А на улице Ториньи (rue de Thorigny) в особняке Сале (Htel Sal) XVII века открыт Музей Пикассо (Muse Picasso), самого французского из испанских художников. Экспозицию составляют картины, скульптуры, маски, фотографии и письма, принадлежавшие Пикассо ко времени его смерти в 1973 году, — все, что государство сумело выжать из родственников в качестве налога на наследство.

Улица Фран-Буржуа ведет к самой, пожалуй, красивой парижской площади — площади Вож (place des Vosges). Современное название она носит с 1799 года в честь революционного департамента Вогезы, до этого же называлась Королевской. В середине XVI века на этом месте стоял дворец Турнель, парижская резиденция французских королей. 30 июня 1559 года в честь подписания мира с Испанией и Англией под стенами дворца был организован большой рыцарский турнир, в котором участвовал сам Генрих II. Он одерживал одну победу за другой, пока ему не пришлось состязаться с гвардейским капитаном шотландцем Монтгомери. Бились, как и положено на турнирах, деревянными копьями. Монтгомери попал королю в шлем, и щепка, отскочившая от наконечника его копья, проникла через забрало Генриху в глаз. Врач Амбруаз Паре ничем не смог помочь королю, и несчастный погиб через десять дней в ужасных муках. Дворец, в котором он провел последние часы, его вдова, королева Екатерина Медичи, приказала снести. На его месте открыли конский рынок. При Генрихе IV было принято решение о закладке здесь Королевской площади. Строительство завершили уже после смерти короля, в 1612 году, во время регентства Марии Медичи при малолетнем Людовике XIII. Памятник Людовику XIII (послереволюционная копия) стоит ныне в скверике, разбитом в центре площади. Конструкция забавна — конское брюхо подперто странным пеньком, на котором в итоге и восседает Людовик.

Строительство площади Вож стало первой попыткой создания в Париже целостного городского ансамбля. Четырехугольная площадь обстроена двадцатью четырьмя одинаковыми кирпичными павильонами — выделяются только Павильон Короля и Павильон Королевы, более высокие, чем соседние дома, — и обведена в уровне первого этажа аркадами. Главное, встав в центре площади Вож и сказав: «Ах, какая красота!» — не решить, что вы все уже тут видели. При том, что четыре ее стороны и вправду почти одинаковы, пройдясь по аркадам, вы увидите мебельный магазин и какуюто заброшенную лавку, галерею с хорошим искусством и галерею с плохим искусством и четырехзвездочный отель. В середине XIX века в доме 6 жил Виктор Гюго; сейчас в его квартире музей. В доме № 8 некоторое время квартировали Альфонс Доде и Теофиль Готье. Можно присесть в расположенном на площади Caf Hugo — не на том, конечно, углу, где жил и работал крестный, но на той же хотя бы стороне. Посидеть приятно даже зимой, под раскаленным медным кругом газовой горелки, как бра, укрепленной в стене.

А между кафе «Гюго» и музеем Гюго спрятан один из секретов площади. Если вы вдруг направитесь к синагоге Вож (Temple des Vosges, № 14), навстречу выйдет молодой человек и долго будет вас расспрашивать: кто вы? откуда? чего ради вы вдруг интересуетесь крошечной вывеской — ну примерно так же, как если бы пришли сюда садиться на самолет израильской авиакомпании El Al.

В тихом, пахнущем круассанами утреннем Париже это удивительное ощущение. А на прощание вас попросят навсегда забыть о том, что на площади находится синагога. Забудьте.

Лучше отправляйтесь наискосок — ровно по диагонали в углу площади есть незаметная деревянная дверь. Ровно в 10 утра ее откроют — и за ней окажется домашний сад особняка Сюлли (Htel de Sully). В нем в середине XVII века жил советник Генриха IV и крупный парижский градостроитель Сюлли. Сегодня в особняке проходят фотовыставки, зайти в музей Сюлли можно и с главного входа, с улицы Сент-Антуан, — там прекрасный курдонер и замечательный первый двор. Но эффект прохода в освещенный сад из-под темной аркады куда интереснее.

Париж вообще потаенный город. Только с вертолета можно увидеть, какое количество волшебных садов и двориков скрыто за глухими воротами и стенами, особенно в средневековых кварталах. Идея русской улицы, где фасад отдраен до блеска, а во дворах гадости по колено, в Париже вывернута наизнанку. Поэтому как только перед вами откроются ворота или консьерж забудет запереть калитку, попытайтесь войти. В худшем случае вы увидите старую винтовую лестницу, а то и фонтан, барочный, увитый виноградом фасад; в лучшем — окажетесь в райском саду. Вроде сада Сюлли. Точно так же любая надпись на мраморной доске (кроме Libert, Egalit, Fraternit) должна быть внимательно изучена: там может быть написано такое, о чем никакой гид и никакой путеводитель не знают.

Пройдя особняк Сюлли насквозь, вы окажетесь на улице Сент-Антуан (rue Saint-Antoine). Неподалеку, между улицами Севинье (rue de Svign) и Тюренн (rue de Turenne), находится очаровательная маленькая пешеходная площадь Марше-Сент-Катрин (place du March Sainte-Catherine) со старинным фонтаном. В нескольких кварталах к югу, на улице Ботрейи (17, rue Beautreillis), прожил последние полгода своей жизни лидер группы The Doors Джим Моррисон. Отсюда он ходил смотреть на реку с набережной Анжу (quai d’Anjou) на острове Сен-Луи, что в нескольких шагах. Здесь его нашли мертвым в ванне утром 3 июля 1971 года.

СЕВЕР МАРЭ Северную часть Марэ, что ближе к площади Республики, занимает район Храма, или Тампль (Temple). Сейчас уже ничто здесь не напоминает о рыцарях-тамплиерах, которые первыми поселились в этом месте в середине XII века и начали обрабатывать здесь землю. Орден тамплиеров, или храмовников, появился в Иерусалиме во время Крестовых походов — рыцари охраняли паломников на Святой земле — и вскоре стал одной из самых богатых и могущественных организаций в Европе.

В начале XIV века орден был распущен по велению короля Филиппа Красивого — того же, что изгнал из Франции соседей тамплиеров — евреев. А на месте бывших орденских владений накануне Революции была свободная зона торговли и ремесел. В районе улиц Вольта (rue Volta), Вертю (rue des Vertus) и Гравийе (rue des Gravilliers) и сегодня живут мелкие торговцы и коммерсанты. В Тампле — самая старая азиатская община Парижа, множество арабских, вьетнамских и китайских ресторанчиков и лавок. Вечерами на темных улочках страшновато, но заманчиво, из раскрытых дверей клубов доносятся звуки экзотической музыки (Tango — лучшая африканская дискотека города).

Фахверковый дом № 3 по улице Вольта — один из самых старых в городе. В пассаже Рец (Passage de Retz) на улице Шарло (rue Charlot) проходят выставки современного искусства и дизайна. На углу улицы Перш (rue du Perche) в небольшом сквере стоит армянская церковь — в этом квартале осели армяне, бежавшие от геноцида 1915 года. На улице Бретань (rue de Bretagne) — самый маленький продуктовый рынок Парижа (March des Enfants-Rouges). Рядом, на улице Пикарди (rue de Picardie), каждый день с 9.00 до 12.30 (в воскресенье до 13.00) работает крытый рынок Карро-дю-Тампль (Carreau du Temple).

Passage de Retz 9, rue Charlot 01 48 04 37 99 Metro Filles du Calvaire вт-вс 10.00-19.00 Вход — €6, для студентов и лиц старше 60 лет — €4, для детей свободный

ВОКРУГ ПЛОЩАДИ БАСТИЛИИ

На площади Бастилии (place de la Bastille) никакой крепости-тюрьмы давно нет. Только линия ее стен отмечена на мостовой, и план не кажется таким уж внушительным. Посредине стоит 52-метровая Июльская колонна работы Виолле-ле-Дюка с золотой фигурой Гения Свободы на вершине. Это один из парижских ориентиров, завершенный в 1840 году, когда пустота площади перестала быть символом Революции, а стала казаться форменной бесхозяйственностью. До этого здесь прозябал Слон (тот самый, в котором жил Гаврош) — макет фонтана в форме слона, который начали возводить при Наполеоне, а потом бросили.

Построенная во второй половине XIV века Бастилия изначально служила крепостью. Став тюрьмой, она превратилась в символ тирании: сюда заключали без суда и следствия. Среди узников была, например, таинственная Железная Маска, под которой, как недавно выяснилось, скрывался актер Леонардо Ди Каприо. Правда, к началу Великой французской революции, сигналом к которой послужило взятие Бастилии (14 июля 1789 года), крепость использовалась в основном для содержания впавших в немилость аристократов — с большим штатом слуг, врачей и лучшими винами на столе. Некоторых отправляли сюда родственники, некоторых — кредиторы. Ворвавшись в тюрьму и растерзав открывшего ворота коменданта и его маленький гарнизон, революционеры обнаружили внутри лишь семерых узников. Правда, их могло бы быть и восемь: в начале месяца пришлось перевести в Шарантон заключенного де Сада — провоцируя собиравшуюся у стен крепости толпу, он кричал из своего окна в самодельный рупор, что в Бастилии убивают патриотов.

Ненавистную крепость решили снести, особенно усердствовали подрядчики, испытывавшие острую необходимость в строительных материалах. Насилу удалось вырвать у них 93 камня, которые, вырезав из них макеты Бастилии, разослали в знак победы по другим городам (один из этих камней хранится в музее Карнавале). А остатки фундамента одной из башен Бастилии, найденные при прокладке метро в 1989 году, перенесли в сквер Анри Галли (square Henri Hally) — по пути на остров Сен-Луи.

Современный вид площадь Бастилии приобрела в XIX веке. От нее, как и от площади Звезды, лучами отходят длинные прямые бульвары. К 200-летию Великой французской революции в рамках одного из «Больших проектов» президента Франсуа Миттерана была построена Опера Бастилии (Opra Bastille). Проект ультрасовременного здания для самого классического искусства вызвал бурные споры. Тем не менее гигантский стеклянный аквариум, спроектированный Карлосом Оттом, был построен. Вместе с Театром Гарнье он служит одной из сцен Парижской оперы. В ночь на 14 июля на площади традиционно устраиваются танцы. Опера, выглядящая на ночной площади крепостью, уже никого не удивляет, как и танцы вокруг могилы: в основании Июльской колонны похоронены парижане, убитые в 1830 и 1848 годах.

В окрестностях же Бастилии пьют и танцуют круглый год. Улица Лапп (rue de Lappe) еще в довоенные годы славилась своими танцевальными залами, в которых проходили народные балы. Здесь любили бывать Эдит Пиаф и Жан Габен. В 1980-х Бастилия снова вошла в моду, и теперь по ночам Лапп и соседняя Рокетт (rue de la Roquette) с барами, клубами и модными ресторанами — самые оживленные места города. На улице Келлер (rue Keller) расположены старые музыкальные магазины и новые гейклубы, а пройтись по улице Шаронн (rue de Charonne) вообще одно удовольствие: здесь масса баров.

09. ЛАТИНСКИЙ КВАРТАЛ ОРИЕНТАЦИЯ Примыкающая к реке часть 5-го округа, «Латинский квартал» экскурсоводов, кишит туристами;

южнее, в сторону Пантеона, окрестности становятся поспокойнее. Пока поспокойнее: туристы с каждым годом продвигаются все дальше и дальше вглубь квартала. Дорогу им прокладывают местные обыватели, заботливо прибивающие на столики кафе и стены домов таблички с громкими именами былых жильцов и завсегдатаев. Сами парижане говорят, что очаг вольнодумия и бесшабашного веселья, синонимами которых были когда-то эти места, давно переехал на Правый берег, но рядовому путешественнику до таких тонкостей дела нет.

СЕН-СЕВЕРЕН И МОБЕР

Квартал студентов и профессоров, журналистов и библиофилов на левом берегу Сены был назван Латинским еще в Средние века, когда на латыни велось преподавание в расположенном здесь университете Сорбонна. Римляне с трудом узнали бы эту странную латынь, приспособленную наподобие нынешнего всеобщего английского к надобностям парижских студентов и профессуры.

Античная литература была под сомнением, а то и под запретом: иных авторов запрещали за республиканство, иных за разврат.

Латинский квартал начинается на небольшой площади Сен-Мишель (place Saint-Michel) с огромным, 26-метровой высоты, фонтаном 1860 года. Под его святым Георгием, поражающим дракона, парижане назначают встречи и ищут драгдилеров. Вокруг площади расположены малопривлекательные книжные магазины, кафе и закусочные. Отсюда отходит бульвар Сен-Мишель (boulevard Saint-Michel), на языке студентов — Бульмиш, отделяющий Латинский квартал от Сен-Жермен-де-Пре.

Улица Юшетт (rue de la Huchette) носит свое название уже больше 700 лет. Сейчас она занята преимущественно недорогими греческими ресторанами, владельцы которых зазывают по вечерам прохожих туристов — то интимным шепотом, то театральными жестами — из освещенных дверных проемов. Вот хозяин выбегает на улицу прямо с тарелкой, готовый разбить ее у ваших ног. Сиртаки доносится справа и слева, осколками посуды завалены тротуары. Но если вы предпочитаете бить посуду в домашней обстановке, отложите это хотя бы до Греции.

В Театре Юшетт (Thtre de la Huchette) уже более пятидесяти лет идет пьеса Эжена Ионеско «Лысая певица» (23, rue de la Huchette), а в доме № 5 находится старейший джазовый клуб города — Caveau de la Huchette, где играл на тромбоне Борис Виан. С набережной Сены улицу Юшетт соединяет самая узкая парижская улочка Ша-ки-Пеш (rue du Chat-qui-Pche), которая дает представление о том, как выглядел Париж XVI века: если на ней запарковали мотороллер, пролезть почти невозможно.

Поблизости старые улицы — Арп (rue de la Harpe), Cен-Северен (rue Saint-Sverin), Ксавье-Прива (rue Xavier Privas). В разбойничьи годы Парижа в этот средневековый лабиринт легко было зайти, но не так уж легко было выйти целым и невредимым, с часами на цепочке и кошельком на поясе.

Восточную границу этого квартала образует длинная улица Сен-Жак (rue Saint-Jacques), проходящая поверх главной дороги римского Парижа. На ней стоит приходская церковь Сен-Северен (Eglise Saint-Sverin), необычайно широкая и короткая. В Париже нет другого столь впечатляющего образца пламенеющей готики. Обратите внимание на нервюры, вырастающие в свод из капители колонны наподобие пальмы, и вы поймете, за что готику так полюбили мастера французского ар-нуво.

По соседству загляните в зеленые витрины первой в городе библиотеки для детей Heure Joyeuse (6, rue des Prtres Saint-Sverin).

Посещение церкви Сен-Северен пн-пт 11.00-19.30, вс 9.00-20.30 В двух шагах отсюда, в выходящем на Сену сквере Вивиани (square Viviani), жандармы гоняют греющихся на солнце клошаров. Отсюда открывается самый открыточный вид на Нотр-Дам. Здесь же растет древнее парижское дерево — робиния, или ложная акация (Robinia pseudoacacia), посаженная еще в 1661 году. С ней может соперничать только робиния 1635 года из Ботанического сада. Чтобы дерево не упало, его подпирает бетонная плита. Рядом со старейшиной городских акаций стоит старейшая церковь Сен-Жюльен-ле-Повр (Eglise Saint-Julien-le-Pauvre), XII-XIII веков, прихожанином которой был в свое время еще изгнанник Данте. В XV-XVI веках Сен-Жюльен-ле-Повр повидала не один дебош студентов Сорбонны, во время революции в ней устроили соляной склад, а в 1920-е годы она была излюбленным местом антиклерикальных выходок парижских дадаистов.

Словом, судьба обошлась с принадлежащей ныне грекокатолической общине церковью без особых сантиментов. Тем приятнее в ней сейчас находиться: она обшарпана в самую меру, чтобы казаться живой. В одной из часовен справа от входа можно видеть неведомо как попавшую сюда русскую икону Богоматери.

Посещение церкви Сен-Жюльен-ле-Повр пн-вс 9.30-13.00, 15.00-18.30 Справа от сквера почти на набережную Сены с 1951 года выходят витрины английского книжного магазина Shakespeare & Co. Хозяин, внук Уолта Уитмена, назвал свое заведение — трехэтажный лабиринт забитых книгами комнаток со столами, за которыми некоторые посетители ухитряются читать, — в честь легендарной лавки Сильвии Бич, державшей до войны свой магазин на улице Одеон.

Есть даже довольно большая секция книжек на русском, при взгляде на которую долго гадаешь, кто, когда и с какого дуба рухнув привез в Париж полные собрания сочинений Шолохова и Горького и что потом случилось с этим человеком.

Невдалеке от Сен-Жюльен-ле-Повр расположен старый квартал Мобер (Maubert). На площадь Мобер выходит улица Метр-Альбер (rue Matre Albert — от этого названия, произнесенного с кашей во рту, вероятно, и произошло имя площади), на которой в доме 13 жил известный всему Парижу негр Замор, тот самый «Радостный негр», которого вы увидите потом на вывеске на улице Муфтар. Любимый слуга королевской фаворитки дю Барри отправил хозяйку на революционную гильотину, жил долго и умер здесь в 1820 году, оплаканный как городская достопримечательность, осколок королевской эпохи.

В тупике Мобер была лаборатория знаменитой отравительницы маркизы де Бринвилье, убившей своего отца и двух братьев, но не успевшей отравить сестру.

ТЕРМЫ КЛЮНИ И МУЗЕЙ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Руины и средневековая стена на пересечении бульваров Сен-Жермен и Сен-Мишель — бывшая резиденция настоятелей могущественнейшего бургундского монастыря Клюни, построенная на месте галло-римских терм (общественных бань, thermes) II века н.э. В северной части терм, со стороны бульвара Сен-Жермен, находятся два симметричных зала, соединенные проходом, в котором занимались гимнастическими упражнениями перед принятием ванн. Лучше других сохранился просторный «холодный» зал — фригидарий — под самым большим во Франции куполом галло-римской эпохи. С западной стороны, в нишах «теплого» зала — тепидария, стояли ванны для купания, выходя из которых отдыхающие отправлялись греться сухим паром в «жаркий» зал — кальдарий. Построенный в XV веке на месте терм дворец аббатов Клюни (Htel de Cluny) — редкий сохранившийся образец средневековой гражданской архитектуры. После Великой французской революции здание было национализировано, а в 1833 году его приобрел коллекционер Александр де Соммерар. Когда он умер, государство выкупило у наследников и здание, и коллекцию, а в 1844 году в Клюни был открыт Музей Средневековья (Muse du Moyen Age). Вход в музей — во дворе с аркадами, центральной башней и колодцем XV века. К нему можно подойти со стороны площади Поль-Пенлеве (place Paul-Painlev).

Музей этот стоит посетить, во-первых, для того, чтобы пройтись по средневековому городскому аббатству, а во-вторых, чтобы навестить «Даму с единорогом» — редчайший и прекраснейший образец французского средневекового ткачества. Кроме того, в Клюни хранятся отбитые в революцию головы королей с собора Нотр-Дам.

В термах Клюни регулярно проводятся концерты средневековой музыки 01 53 73 78 16 (заказ билетов, 9.15-17.30) Вход — €16, для льготников — €13.

СОРБОННА По бульвару Сен-Мишель или улице Сен-Жак можно выйти к зданию самого старого университета Франции — к Сорбонне (Sorbonne). Коллеж, основанный Робером де Сорбоном в 1257 году, перерос в теологический факультет, где уже в XIV веке учились более 10 000 студентов. Людовик XI дал Сорбонне праздничный день Святого Карла (28 января), и студенты страшно веселились на своего Карла. К тому же университет пользовался экстерриториальностью — и судебные власти знали: если сгоряча повесить двух-трех уличенных в дебошах студентов, скандала по такому мелкому поводу не оберешься.

На площади Сорбонны (place de la Sorbonne) не только парапет фонтана, но и каждый свободный уличный столбик засижен студенческой молодежью и заклеен листовками прогрессивного содержания.

В кафе на площади собираются в перерывах между лекциями студенты и преподаватели. Рядом находится университетский книжный магазин PUF (Presses Universitaires de France).

По площади можно выйти к церкви Сорбонны (Eglise Sainte-Ursule-de-la-Sorbonne), построенной при Ришелье. Кардинал присматривал за университетом с 1622 года и не пожалел собственных средств на строительство двух корпусов и церкви, которая одновременно должна была стать его фамильной усыпальницей. Церковь Сорбонны, посвященная святой Урсуле, выходит для простых прихожан на площадь, для своих — в знаменитый внутренний двор, стены которого истерты студенческими спинами. Соответственно, у нее два фасада — со стороны нефа и слева, со стороны трансепта. Внутрь, к сожалению, можно попасть только по случаю какой-нибудь устроенной там бессмысленной выставки современного искусства. Тогда идите и не сомневайтесь, потому что в пустой церкви стоит мраморное надгробие Ришелье работы архитектора Франсуа Жирардона. Под ним должен был ждать Страшного суда великий кардинал. Правда, суд последовал более скорый: революционные безумцы разграбили церковь, чтобы устроить в ней Храм разума. Могилу Ришелье спас Александр Ленуар, который увез ее в свой музей.

Во время Великой французской революции Сорбонну закрыли. В 1806 году она снова начала принимать студентов, но уже на светские курсы и за пределами Латинского квартала. Нынешние здания, напоминающие казармы, появились в конце XIX века. После студенческих волнений 1968 года Сорбонну разделили на несколько различающихся по номерам университетов — Paris I, Paris II и т.д.

Здесь прописан Paris IV.

Восточнее здания Сорбонны, ближе к Пантеону, расположен престижный лицей Людовика Великого (Lyce Louis-le-Grand), выпускниками которого были Мольер, Робеспьер, Виктор Гюго и Жорж Помпиду.

В Коллеж-де-Франс (Collge de France, 11, place Marcelin-Berthelot) преподавали Мицкевич, Валери, Жолио-Кюри, Мишель Фуко. Поблизости, на узкой улице Ланно (rue de Lanneau), сохранились здания XVI века. Ее продолжение — улица Эколь-Политекник (rue de l’Ecole Polytechnique), которая получила свое название от Политехнического института, передавшего здание Министерству науки и техники.

Напротив есть несколько приятных ресторанов и кафе. Недавно был открыт для публики сад Политехнического института (Jardin de l’Ecole Polytechnique), который уже успели облюбовать парочки (вход с улицы Декарта).

Поблизости, на улице Монтань-Сент-Женевьев (11, rue de la Montagne Sainte-Genevive), имеется русский книжный магазин Les Editeurs Runis. Здесь нагружали подрывной литературой всех советских командированных, которых случай или намерение заводили сюда. Рядом с «Воспоминаниями галиполийца» и «Русским корпусом во Франции» вы найдете кассету с фильмом «Охота на сутенера», виниловый диск Жоржа Брассанса и «Два века вместе» Солженицына на французском: видимо, спор русского и еврея выносится на третейский суд галла. Из периодики — подборки журналов «Домовой»

и «Караван историй» за много лет. Продавец и сейчас считает во франках, как принципиально считали, наверно, в царских рублях его предшественники.

ПАНТЕОН Холм, носящий имя покровительницы города (montagne Sainte-Genevive), — древнее ядро университетского Парижа. Людовик XV выстроил на его вершине церковь, посвященную святой Женевьеве, молитва и обет которой исцелили короля от тяжелой болезни во время осады Меца в 1744 году. Огромный храм строил королевский любимец Суффло, работу довел до конца его ученик Ронделе в 1789-м. И как раз вовремя: грянула революция, которая лечила королей исключительно острым железом.

Во время революции, в 1791 году, было решено превратить церковь в Пантеон (Panthon) — некрополь великих граждан Франции. Здесь в назидание потомству похоронили Руссо, Вольтера, Мирабо и Марата. Когда революция закончилась, Мирабо и Марата вынесли прочь.

На фронтоне Пантеона скульптурная аллегория — «Родина со Свободой и Историей венчает великих людей». Поскольку венчает она их исключительно посмертно, неизвестно, стоит ли становиться в очередь слева за Бонапартом. Или в очередь справа, для штатских, где Вольтер, Лафайет и Руссо.

Тем более что во Франции в припадке гражданского обожания людей буквально рвали на части:

сердце туда — тело сюда. Например, покоящийся здесь первый гренадер Республики де Латур д’Овернь. Его сердце долго носили перед полками в специальном ящичке, пока не вернули потомкам, которые подержали его немного дома, а потом отдали в Дом инвалидов.

Пантеон 01 44 32 18 00 пн-вс 10.00-18.15 Вход — €7, льготный билет — €4,50, для лиц до 18 лет и в первое вс месяца вход свободный В 1885 году Париж торжественно провожал сюда прах Виктора Гюго. Кроме него в крипте покоятся Вольтер, Руссо, Золя и многие другие. А в 2002 году в Пантеон с большой помпой переехал самый знаменитый в мире французский писатель Александр Дюма. На очереди — Жорж Санд. Если президенту Шираку будет угодно, она станет второй женщиной в Пантеоне — рядом с Марией Склодовской-Кюри.

Под куполом Пантеона висит копия знаменитого маятника, с помощью которого физик Жан Бернар Леон Фуко продемонстрировал публике, что Земля все-таки вертится. На свои опыты на людях в 1851 году он собирал приятелей следующими словами: «Приходите, я приглашаю вас посмотреть, как вертится Земля».

Красивое пространство заставляет русского вспомнить Исаакиевский собор: Монферран вдохновлялся именно Пантеоном. Американец вспомнит Капитолий: его купол тоже слизан у Суффло и Ронделе.

На стенах — фрески, изображающие разные моменты жизни и творчества святой Женевьевы (ясно, что парижане не давали ей и дня прожить без чуда). Лучше всего работы Пюви де Шаванна, но и другие примечательны — одни мастерством, другие наивностью. Чего стоит написанная Жан-Полем Лораном сцена с двумя обнаженными малолетками на переднем плане, до которых еще не дотянулась лига борьбы с педофилами. Фрески Жюля Эжена Ленепв, изображающие победы и поражения Жанны д’Арк, подозрительно знакомы по учебнику истории Средних веков.

На площади Пантеона, слева от громады Лицея Генриха IV (Lyce Henri IV), весьма высоко котирующегося учебного заведения для одаренных детей, чуть в глубине стоит церковь Сент-Этьендю-Мон (Eglise Saint-Etienne-du-Mont) XVII века. У нее интересный план: здание изгибается вдоль улицы, и боковые нефы оттого заметно разной ширины. Это еще готическая конструкция, но очень светлая, с большими окнами и с единственным сохранившимся среди парижских церквей мостиком поперек главного нефа. Дойдите до алтаря, чтобы увидеть две колонны: у одной похоронен Жан Расин, у другой — Блез Паскаль. Их бюсты можно увидеть в часовнях слева от входа. В начале главного нефа плита отмечает место, где отлученный священник Жан Верже 3 января 1857 года зарезал архиепископа Парижа.

Церковь Сент-Этьен-дю-Мон пн-пт 7.45-19.30, сб 7.45-12.00, 14.00-19.30, вс 8.45-12.15, 14.30За апсидой церкви, в доме 39 по улице Декарт (rue Descartes), умер Верлен, а с 1923 года жил Хемингуэй. Пока на дверь хемингуэевского дома не установили код, можно было видеть сохранившиеся с начала XX века писсуары на лестничных площадках. Ниже Сент-Этьен-дю-Мон, на улице Кловис (rue Clovis), виден участок крепостной стены Филиппа II Августа.

УЛИЦА МУФТАР

Уходящая направо от Сент-Этьен-дю-Мон улица Декарт пересекает площадь Контрескарп и переходит в улицу Муфтар (rue Mouffetard), одну из самых старых улиц города. Парижане называют ее La Mouffе.

Небольшая площадь Контрескарп (place de la Contrescarpe) с фонтаном, быть может, слишком вылизана и ухожена, но она ничуть не хуже площадей ближе к Сене, притом куда спокойнее и не так истоптана туристами. Сюда когда-то приходил Рабле обсуждать с друзьями тонкости французского языка. Чуть ли не с тех времен сохранилась вывеска на кабачке La Pomme de Pin («Шишка» на фасаде № 1. Эта шишка — не просто шишка, это товарный знак почище нынешнего «Макдоналдса»: такими украшали свои заведения виноторговцы. К этим самым Pomme de Pin круглые сутки тянулся народ.

В сравнительно недавние годы площадь и, в частности, кафе La Choppe частенько видывали поселившихся на соседней улице Кардинал-Лемуан (rue du Cardinal Lemoine) писателей — Джойса (№ 71), Хемингуэя (№ 74; дом, описанный в «Празднике, который всегда с тобой», легко опознается по бару Under Hemingway на первом этаже) и Жоржа Брассанса с гитарой.

Пешеходная улица Муфтар проложена вдоль старой римской дороги. Оцените живописный фасад мясной лавки Facchetti, внутренние дворики, фонтан на углу улицы Пот-де-Фер (rue Pot de Fer), пассажи Пост (Passage des Postes) и Патриарш (Passage des Patriarches), расходящиеся соответственно направо и налево около дома 101, и старые вывески, заменявшие в то время почтовый адрес, улицу и номер дома. Например, дом «Добрый источник» (Bonne Source), нынешний № 22, может похвастаться вывеской, появившейся еще при Генрихе IV. На вывеске «Радостного негра» (Le Ngre Joyeux, № 14) изображена фаворитка Людовика XV мадам дю Барри в сопровождении известного всему Парижу негра Замора.

В нижней части улицы работает рынок, где каждый день, кроме понедельника, торгуют свежими овощами и фруктами, сырами, медом, цветами (лучше приходить за покупками рано утром). Здесь множество крошечных ресторанов, греческих забегаловок, недорогих пиццерий и кафе, по воскресеньям выступают музыканты. В конце улицы (№ 141) стоит церковь Сен-Медар (Eglise SaintMdard) с фасадом XV века и более поздними хором и часовней.

Неподалеку, на улице Монж (rue Monge), сохранился галло-римский цирк II-III веков, так называемые Арены Лютеции (Arnes de Lutce). Амфитеатр, обнаруженный в 1869 году во время прокладки улицы, вмещал до 17 000 человек. Он еще не раскопан до конца, это скорее парк, чем памятник античной архитектуры, хотя при входе со стороны сквера «Капитан» (square Capitan) стоят плиты, которые обозначали меcта — что-то вроде семейных лож в нынешних оперных театрах. Сейчас арены напоминают обычное песчаное поле с амфитеатром и остатками сцены — это не те великолепные римские цирки, которые сохранились в Ниме или Арле.

Арены Лютеции Лето: пн-вс 8.00-22.00; зима: пн-вс 8.00-17.00

ПАРИЖСКАЯ МЕЧЕТЬ И БОТАНИЧЕСКИЙ САД

Первая мечеть (1, place du Puits de l’Hermite) была построена в Париже в 1920-х годах в память о солдатах-мусульманах, погибших за Францию в Первую мировую. Тогда страна еще располагала исламскими колониями и ничто не предвещало, что от них придется отказаться. Здание выдержано в мавританском стиле, а украшения на дверях, плафон, мозаика и керамический орнамент внутреннего убранства мечети выполнены марокканскими ремесленниками. Рядом с мечетью имеются и турецкие бани (hammam) с сувенирной лавкой (souk) и чайным салоном, в котором подают превосходный чай с мятой.

Вход в мечеть — €2 пн-чт, сб-вс 9.00-12.00, 14.00-18.00 (кроме мусульманских праздников) С угла открывается исключительно приятная картина c плетеными столиками в зеленом дворе, но со стороны входа для правоверных у минарета ощущается странная напряженность, как у синагоги на площади Вож. Здесь запрещено ставить машины, и от ощущения, что за тобой внимательно следят, не отделаться.

Напротив мечети — вход в Ботанический сад (Jardin des Plantes), разбитый в 1635 году личным врачом Людовика XIII для разведения лечебных трав. Со временем сад стал экспериментальной базой великих ботаников, чьи имена носят сегодня соседние улицы: Бюффон, Жюссье, Добантон. Бюффону даже поставили по месту работы памятник при жизни. Здесь была собрана огромная коллекция растений, которые столетиями привозили со всех концов света. В сад пересадили старые деревья, открыли зоопарк и оранжерею. В начале XX века здесь с натуры писал свои тропические леса Таможенник Руссо.

Ботанический сад пн-вс 8.00-18.15 В Ботаническом саду работает Национальный музей естественной истории (Muse National d’Histoire Naturelle). В 1994 году, после реставрации, была снова открыта Галерея эволюции (Galerie de l’Evolution) с несколькими десятками тысяч чучел животных.

Одной стороной своей Ботанический сад выходит на набережную Сен-Бернар (quai Saint-Bernard), превращенную в городской музей скульптуры под открытым небом. Выше по набережной, напротив острова Сен-Луи, стоит здание Института арабского мира (Institut du Monde arabe) архитектора Жана Нувеля, одна из самых знаменитых построек конца XX века. Главное здесь — фасад, раскрывающий и закрывающий глаза-диафрагмы по мере движения солнца. При этом рисунок суперсовременных диафрагм напоминает арабский орнамент. Институт призван крепить связи между Францией и арабскими странами (многие из которых были французскими колониями); в здании имеются музей, выставочные залы, библиотека и, конечно же, ресторан — какая дружба народов без ресторана.

Институт арабского мира 1, rue des Fosss Saint-Bernard 01 40 51 38 38 www.imarabe.org Metro Jussieu вт-вс 10.00-18.00, библиотека вт-вс 13.00-20.00 Вход в библиотеку свободный

10. СЕН-ЖЕРМЕН-ДЕ-ПРЕ ОРИЕНТАЦИЯ Прилегающая к Сене часть 6-го округа, что на Левом берегу между Латинским кварталом и Эйфелевой башней, — одно из самых насыщенных культурными ассоциациями мест в Европе. Квартал вокруг площади Сен-Жермен-де-Пре в 1940-1955 годах был философской столицей Вселенной, а вокруг площади Одеон написана половина английской и американской литературы XX века, что и говорить о французской.

Южнее располагается церковь Сен-Сюльпис, вокруг которой жили мушкетеры Дюма. Дальше, на границе с еще одним легендарным парижским кварталом, Монпарнасом, — Люксембургский сад, самый красивый парк в городе, если не в мире.

Попасть в Сен-Жермен можно двумя путями: либо старым, торжественным, с набережной, перейдя Новый мост (Pont Neuf) или Мост искусств (Pont des Arts), либо вынырнув из метро Odon.

ИНСТИТУТ ФРАНЦИИ, МОНЕТНЫЙ ДВОР И ШКОЛА ИЗЯЩНЫХ ИСКУССТВ

Прекрасное здание с куполом на парадной полукруглой площади, в которую упирается Мост искусств, — коллеж Четырех наций, который кардинал Мазарини перед смертью заказал гениальному Лево. Теперь здесь расположен Институт Франции (Institut de France) — академия, даже пять академий, самая знаменитая из которых, Французская (Acadmie Franaise), была учреждена еще Ришелье в 1635 году. Сначала академия «бессмертных» располагалась в Лувре, пока Наполеон I не перевел ее сюда в 1805 году. Библиотека Мазарини в левом крыле — первая публичная библиотека во Франции.

Институт Франции 23, que Conti 01 44 41 44 41 www.institut-de-france.fr Экскурсии по выходным и праздникам, заказывают заранее по тел. 01 44 41 44 35 Вход — €3,10 Под куполом, где Мазарини хотел видеть часовню, теперь устроен амфитеатр, в котором каждую неделю заседают академики. Среди 40 «бессмертных» — в основном литераторы, но есть и ученые, и политики. В 1966 году членом Академии стал Морис Дрюон, в 1970-м — Ионеско, в 1973-м — ЛевиСтрос, в 1988-м — Жак Ив Кусто. Членство — пожизненное; когда «бессмертный» наконец умирает, на его место выбирают другого. У каждого академика есть треуголка, парадный костюм и шпага, даже если академик — дама.

Кроме прочих важных дел академики издают словарь французского языка и не на жизнь, а на смерть борются с англицизмами и американизмами, предписывая, например, заменять английское computer французским ordinateur. Попасть на торжественное заседание в зал на 400 человек невозможно, но можно войти и посмотреть на пустые скамьи под куполом, где проходит церемония рождения нового «бессмертного», которого, впрочем, еще должен утвердить президент республики.

Слева от академии — Монетный двор (Htel des Monnaies). Людовик XV перевел его сюда под свой присмотр — королевские окна выходили прямо на набережную напротив. Архитектор Антуан, построивший здание в 1762-1775 годах, немедленно прославился, был принят в Академию архитектуры и прожил остаток жизни тут же, в здании Монетного двора. Здесь давно уже не чеканят монеты, но все еще делают юбилейные медали и эталоны по заказу Палаты мер и весов. Один из эталонов стоит во дворе — это пирамидка, отмечающая Парижский меридиан, в напрасной гордыне установленная Парижской обсерваторией. Здесь работает музей, устраивают выставки, а вид сквозь арку двора на Правый берег и террасу La Samaritaine просто замечателен.

Справа, через улицу Бонапарта, расположена Школа изящных искусств (Ecole des Beaux-Arts), находящаяся на месте монастыря, который построила королева Марго в начале XVII века. Школа прославилась во время революции, когда сюда стали свозить скульптуры, колонны, части разрушаемых монастырей и церквей — все, что счел ценным основатель Музея французских памятников Александр Ленуар (1761-1839). Разрушали много, выбор был большой, и в короткое время Ленуару удалось собрать более тысячи превосходных экспонатов, тем более что он сам и разрушал.

Для революционеров он был своим, хотя и защитником старого, в эпоху Реставрации стал разрушителем и вандалом. Вернувшиеся господа припомнили гражданину Ленуару фразу «Сен-Дени вычищена от королевской породы», сказанную после того, как останки королей из базилики Сен-Дени свалили в две ямы. В 1816 году музей закрыли и отдали Школе изящных искусств. Загляните во двор со стороны улицы Бонапарта — и вы увидите многие свезенные сюда Ленуаром архитектурные детали, используемые с тех пор в качестве учебных пособий.

ПЛОЩАДЬ СЕН-ЖЕРМЕН-ДЕ-ПРЕ И ОКРЕСТНОСТИ

Сен-Жермен-де-Пре (Saint-Germain-des-Prs) — парижский миф, причем статус этот он обрел совершенно в одночасье. Если бы вы спросили, чем прославлен на весь мир Сен-Жермен, у парижанина золотого межвоенного времени, тот лишь недоуменно поднял бы брови. Квартал вокруг площади ассоциировался тогда с церковью и издательствами, двойным наследием стоявшего здесь когда-то бенедиктинского монастыря, считавшегося в XVII веке крупнейшим интеллектуальным центром Европы. Во время революции монастырь был разрушен, монахи казнены, а большая часть уникальной библиотеки разграблена.

С тех пор Сен-Жермен долго оставался серым пятном на парижской карте, пока в 1910-е в местные кафе не начали забредать писатели и артисты из соседнего Монпарнаса и из Латинского квартала.

Но настоящая слава к Сен-Жермен пришла в первое послевоенное десятилетие благодаря философамэкзистенциалистам, со времен оккупации работавшим за столиками кафе Le Flore и Les Deux Magots, прежде всего — Жан-Полю Сартру и Симоне де Бовуар; они жили на углу площади Сен-Жермен и улицы Бонапарт и каждый день ходили работать то во «Флору», то в Les Deux Magots, рассаживаясь подчас в разные углы, чтобы не отвлекаться на разговоры. Весной 2000 года маленький кусочек площади был назван их именем — place Sartre-Beauvoir. Буйная молодежь, совершенно скандально отплясывавшая под джаз в барах, открывшихся тогда едва ли не в каждом подвале на ныне совершенно вымершей улице Сен-Бенуа (rue Saint-Benot), тоже называла себя экзистенциалистами — этим словом тогда обозначалась вся аура Сен-Жермен и выросшая из нее особая манера проживать свою жизнь, которой вскоре стали подражать во всем мире. Ни Монмартр, ни Монпарнас даже в лучшие свои дни не видали такой концентрации интеллектуальной страсти и творческой энергии. И никогда ни на Монмартре, ни на Монпарнасе все не заканчивалось так быстро. То была последняя эпоха, когда интеллектуальные и артистические течения в Париже имели точную прописку. В 1955 году век Сен-Жермен закончился так же внезапно, как и начался, и с тех пор ни один парижский квартал не поднял упавшего знамени. А Сен-Жермен, превратившийся в одно из самых буржуазных мест в Париже, забитый бутиками дизайнеров и антикварными галереями, и поныне живет останками былого величия.

Даже живые свидетели заклялись сюда возвращаться. «На что там смотреть? Нас-то там уже нет», — говорят они. Но до сих пор в великих кафе можно во множестве встретить девушек, в попытке воскресить литературных духов выводящих в своих ноутбуках: «Ясным осенним утром я сидела, как обычно, в кафе Les Deux Magots…»

От прославленного бенедиктинского аббатства, стоявшего в центре квартала, на площади СенЖермен-де-Пре (place Saint-Germain-des-Prs), сохранились лишь церковь и классический фасад дворца настоятеля 1586-1699 годов (3bis, rue de l’Abbaye). Но его остатки неожиданно прорастают в городе на соседних скверах и площадях. Церковь Сен-Жермен-де-Пре (Eglise Saint-Germain-desPrs) неоднократно перестраивалась. Неф относится к XI веку, хор был пристроен в 1144 году по образцу церкви Сен-Дени в Сансе, некоторые витражи датируются XIII веком. В церкви висит «Богоматерь с младенцем» XV века, перенесенная сюда, как и распятие, из собора Парижской Богоматери. Перед входом, на месте, где находилась могила святого Германа, стоит часовня СенСинфорьен (Chapelle Saint-Symphorien). Слева от церкви, на месте старого кладбища, разбит сквер.

В сентябре 1793 года, когда этот сквер был монастырским кладбищем, там казнили 186 монахов.

Площадь же Сен-Жермен появилась гораздо позже — в годы Второй империи. И уже сравнительно недавно на углу ее установили памятник Аполлинеру работы Пикассо.

Посещение церкви Сен-Жермен-де-Пре пн-вс 8.00-20.00 Поблизости найдите площадь Фюрстенберг (place de Furstenberg), известную Музеем Эжена Делакруа (Muse National Eugne Delacroix). Когда-то эта маленькая четырехугольная площадь с несколькими деревьями посредине была внутренним двориком аббатства. Хотите — идите в дом Делакруа, который поселился здесь, когда расписывал соседнюю церковь Сен-Сюльпис, хотите — погружайтесь в замечательный магазин мебели и всяких прекрасных штучек для дома Flamant home interiors, который уходит на много комнат вперед слева от музея, пока вы не доберетесь до маленького бара — съесть салат, выпить кофе или пива и поболтать о декоре с продавцами.

ВОКРУГ СЕНТ-АНДРЕ-ДЕЗ-АР Если вам предложат «встретиться на Одеоне», напрасно вы станете бродить по площади у одноименного театра. На самом деле вас звали на перекресток Одеон (carrefour de l’Odon), где улица Ансьен-Комеди (rue de l’Ancienne Comdie), перейдя через бульвар Сен-Жермен, превращается собственно в улицу Одеон (rue de l’Odon). Перекресток Одеон — живое место, площадь Одеон (place de l’Odon) — едва живое.

Выход из метро Odon — стандартное место встречи, «у Дантона», который для парижан все равно, что Пушкин для москвичей. Памятник Дантону (1891, скульптор Огюст Пари) стоит на том месте, где когда-то был его дом. На пьедестале — его изречение: «Народу сразу после хлеба нужно просвещение». По сторонам буржуазного революционера изображены два человека из народа — один с ружьем, другой с барабаном, но без малейшей жажды просвещения на лицах.

Дантон указывает на другую сторону улицы, где расположен вход во двор Коммерс-Сент-Андре. Оттуда можно попасть в очаровательный двор Роан (cour Rohan). Его образует целая анфилада крошечных внутренних двориков, окруженных особняками XVI века. Рядом со старинной мастерской, с правой стороны от входа, стоит башня, бывшая частью крепостной стены при Филиппе II Августе.

Сам двор Коммерс-Сент-Андре (cour de la Commerce Saint-Andrе) с невысокими домами — часть старого Парижа, скрытого за фасадом бульвара Сен-Жермен. В доме № 8 была типография, в которой Марат печатал своего «Друга народа». А в № 9 — мастерская Тобиаса Шмидта, в которой доктор Гийотен испытывал на ягнятах свою машину идеальной смерти, гильотину, которой он мечтал облагодетельствовать человечество, положив конец грубости публичных казней. Устав рубить кудрявые головы, он спускался во двор, куда и сейчас выходит задняя дверь старейшего парижского литературного кафе-ресторана Le Procope.

Главный вход в «Прокоп» — со стороны улицы Ансьен-Комеди (13, rue de l’Ancienne Comdie), проходящей параллельно двору Коммерс-Сент-Андре. В 1686 году итальянец Франческо Прокопио деи Кольтелли открыл здесь первое в Париже кафе. В XVIII веке Дидро задумывал здесь с друзьямифилософами «Энциклопедию», а Бомарше коротал время, ожидая окончания своих спектаклей в соседнем «Одеоне». Лейтенант Бонапарт однажды едва не пропил в «Прокопе» свою шляпу.

Во время революции здесь заседали Робеспьер, тот же Дантон, Марат и Демулен, которые и не догадывались, что многие их них — будущие пациенты доктора Гийотена. Они, верно, находили, что «Прокоп» — крайне приятный ресторан, обставленный исключительно просто, демократично, с необходимым минимумом позолоты, серебра и хрусталя. Черные переплеты, красные панели, желтые стены, зеркала, самое то, что нужно для санкюлота, — сначала хлеб, а там и просвещение. Так должно было бы выглядеть московское кафе «Пушкин», если бы его не забыли основать в XVII веке.

На дверях сортиров и сейчас написано «Citoyen» и «Citoyenne» («Гражданин» и «Гражданка», а относительно повадок гражданок — над писсуарами цитата из Вольтера про то, что женщины непостоянны, как флюгер, и останавливаются только тогда, когда совсем заржавеют, — философы и тогда писали на стенах в мужских туалетах всякие глупости.

Двор Коммерс-Сент-Андре дойдет до улицы Сент-Андре-дез-Ар (rue Saint-Andr-des-Arts), где, задрав голову, можно разглядывать фасады домов с коваными балконами, вывесками и скульптурами.

Живописный пассаж Ласточки (Passage de l’Hirondelle) выводит на улицу Жи-ле-Кр (rue Gt-le-Coeur).

Хороши миниатюрные особняки на улицах Сегье (rue Sguier) и Кристин (rue Christine). Улица Сюжер (rue Suger) напоминает о старых провинциальных городах. Этот маленький квартал к востоку от СенЖермен, фактически на границе Латинского квартала, состоящий из старых узких улочек с домами XVII-XVIII веков, словно специально создан для неспешных прогулок.

ВОКРУГ ПЛОЩАДИ ОДЕОН

Театр «Одеон» (Odon) был построен в 1778-1781 годах на месте особняка Конде. Близлежащие улицы и площадь Одеон появились позднее. Здание театра дважды горело, но было полностью отреставрировано в 1819 году. В 1784-м здесь состоялась премьера «Женитьбы Фигаро», принесшая Бомарше славу и кратковременное знакомство с Бастилией.

Потолок расписан Андре Массоном каких-то сорок лет назад, в 1965 году. На сцене «Одеона» играли в 1860-1870-х Сара Бернар, в 1960-х Мадлен Рено и Жан-Луи Барро. Ни в чем не повинному театру крепко досталось, когда его в 1968 году захватили бунтующие студенты. Теперь театр называется «Одеон — Театр Европы» (Odon — Thtre de l’Europe). Пристроенный в 1967 году небольшой зал Роже-Блен — площадка для театральных экспериментов.

Квартал вокруг площади застроен особняками XVII-XVIII веков (rue de Cond, rue de Tournon).

На небольшой улице Одеон (rue de l’Odon) до войны стояли два главных книжных магазина Парижа.

В № 7 с 1915 года работал Maison des Amis des Livres Адриенн Монье. Здесь собирались авангардисты, Валери, Аполлинер, устраивались поэтические вечера. Напротив, в доме № 12, находился Shakespeare & Co Сильвии Бич, заветное место всех живших в Париже англичан и американцев. Хозяйки обоих магазинов не только были матерями родными писателям и поэтам, ссужая их чтением, деньгами и углем, но и издавали их книги. Так, Сильвия Бич была первой, кто опубликовал джойсовского «Улисса», а Монье издала роман на французском.

Джойс, Паунд, Хемингуэй, Фицджеральд — словом, весь цвет англоязычной литературы 1920-1930-х годов — выходили из Shakespeare & Co, делали несколько шагов и оказывались в кафе Voltaire (1, place de l’Odon), 150-летнем заведении, обжитом еще французскими романтиками и символистами.

Сейчас в этом здании — Франко-американский центр.

Неподалеку сохранились два исторических ресторана: на улице Расин (3, rue Racine) — старое бистро Bouillon Racine, которое в начале века называлось Bouillon Camille Chartier, и на улице Месье-ле-Пренс (41, rue Monsieur-le-Prince) — бывший молочный магазин, а позже ресторан Polidor, в котором по более чем доступным ценам обедали и обедают уже несколько поколений обитателей Левого берега. Но, увы, это не старый «Вольтер». Новый литературный центр — приятный ресторан Les Editeurs, который мало что содержит в своих залах библиотеку, но еще и собирает жюри и присуждает литературную премию имени себя (Le Prix des Editeurs). Литература, конечно, литературой, но не вздумайте здесь читать в обеденное время — рядом с каким-нибудь «Крустийон де шевр» в меду никакая книжка в горло не полезет.

ВОКРУГ СЕН-СЮЛЬПИС

Классическую церковь Сен-Сюльпис (Eglise Saint-Sulpice) начали возводить еще в середине XVII века и строили более 130 лет. Фасад, спроектированный флорентийцем Сервандони, так и не был завершен. У Сен-Сюльпис две разные башни, а балюстрада на фасаде заменяет сгоревший от удара молнии фронтон. Первую часовню справа от входа расписывал Эжен Делакруа. В алтаре невиданная вещь — скульптура облака, с которого, как девочка на шаре, спускается Богоматерь с младенцем, успевая при этом попирать змею.

Церковь Сен-Сюльпис пн-вс 7.30-19.30 Напротив — моднейший и огромнейший китайский магазин La Maison de la Chine (76, rue Bonaparte), оформленный безо всякой дешевой этнографии как бутик современного дизайнера. Мечта правоверного маоиста 1960-х: все от набора чаев до френчей и кепок с красной звездой, евро по 700 за кепку.

На площади вокруг фонтана два раза в год бывает книжный антикварный рынок. Говорят, что тени казненных монахов Сен-Жермен-де-Пре приходят туда искать инкунабулы своей разграбленной библиотеки. На углу сохранилось Caf de la Mairie, весьма ценившееся некогда сюрреалистами.

И до сих пор это кафе — приятное место, если найти свободный столик на площади. В солнечный день это трудно, но реально.

Вокруг Сен-Сюльпис Дюма-отец поселил своих мушкетеров. Д’Артаньян квартировал на улице Сервандони (rue Servandoni), названной в честь архитектора Сен-Сюльпис. Эта короткая улица начинается примерно от середины левого фасада собора. Ближайшим его соседом был Атос с улицы Феру (rue Frou). Арамис поселился поблизости, на улице Вожирар (rue de Vaugirard), а на улице Старой Голубятни (rue du Vieux Colombier, Вь-Коломбье) жил Портос.

Сейчас здесь прочно обосновались бутики — Agns B., Christian Lacroix, Yves Saint Laurent Rive Gauche — и их клиенты. На более демократичных улицах, уходящих от площади Сен-Сюльпис на восток, к бульвару Сен-Мишель, прописались книжные магазины учебной литературы.

ЛЮКСЕМБУРГСКИЙ САД И СЕНАТ

Люксембургский сад (Jardin du Luxembourg) — самый нежный из парижских парков, воспетый всеми великими французами — Франсом, Бодлером, Нервалем, Верленом — и примкнувшим к ним немцем Рильке. До сих пор жители района готовы сделать изрядный крюк, чтобы пройти через сад.

Он не такой французский, как Тюильри, это парк другого времени, более романтичный. Регулярный партер окаймлен английскими газонами с изогнутыми дорожками. По этим дорожкам много лет бегают, почти что не заходя домой, одни и те же окрестные люксембуржцы. Бегуны знакомы друг с другом и составляют своего рода неформальный клуб.

В полдень студенты Сорбонны c сэндвичами и конспектами занимают все скамейки и стулья вокруг пруда. Поблизости любезная дама выдает напрокат модели парусников, которые можно отправить в плавание. Мамаши из буржуазного 6-го округа гуляют по парку с детьми, молодежь катается на роликах. На деревянных террасах парка по воскресеньям выступает духовой оркестр. В саду есть детская площадка с качелями, пони и киосками, торгующими сахарной ватой. Днем дает спектакли старый кукольный театр. Профессионалы и дебютанты сражаются на кортах, в отдельном загончике играют в петанк, и среди усатых господ вы можете иногда увидеть ловко управляющуюся с тяжелым шаром седовласую даму. С людьми в парке мирно уживаются пчелы, всегда готовые личным примером проиллюстрировать организуемые на задворках сада лекции по пчеловодству.

Центральный партер сада с бассейном окружен статуями королев Франции, включая красавицу Марию Стюарт, наследницу шотландского престола, выданную за малолетнего придурочного Франциска II, овдовевшую в 18 лет и казненную в 44 года по приказу Елизаветы Английской. Если времени мало, лучше сразу выйти к фонтану, отвернуться от поднимающейся на горизонте современной Башни Монпарнас и рассмотреть Люксембургский дворец (Palais du Luxembourg). Он был выстроен по заказу Марии Медичи, которой стало скучно в Лувре и захотелось чего-нибудь, похожего на родную Флоренцию. Архитектор взял за образец флорентийский палаццо Питти, но вышла исключительно французская Италия. Справа от дворца — самое тенистое место сада, фонтан Медичи (Fontaine de Mdicis) XVII века с золотыми рыбками.

Люксембургский дворец закрыт для посещений Королева-мать потеряла и дворец, и Францию, попытавшись поссорить своего сына Людовика XIII с Ришелье. Король предпочел министра, а мать отправил доживать свои дни в Кельн на дальний германский север. Во всем, что касалось политики, Мария Медичи была очень склочной дамой, но в умении украшать свою и парижскую жизнь ей не откажешь.

Сейчас здесь заседает французский cенат, так что во дворец не пускают, зато рядом, на улице Вожирар (19, rue de Vaugirard), находится Музей Люксембургского дворца (Muse du Luxembourg), в котором проводятся временные выставки. Выйдя из него, можете измерить свой рост: на стене дома № 36 сохранился мраморный метр, укрепленный здесь еще во времена Великой французской революции, когда всех начали мерить одним аршином. Обходя дворец слева, бросьте взгляд на Оранжерею, к стене которой в любой ясный день, что в январе, что в августе, приходят греться на солнышке опытные люксембуржцы.

КАФЕ И БАРЫ СЕН-ЖЕРМЕН

Первый эшелон в плеяде великих представляют кафе Les Deux Magots, Le Flore и пивная Lipp, причем представляют совершенно официально: все три охраняются государством как исторические памятники.

Открытое в 1885 году Les Deux Magots (6, place Saint-Germain-des-Prs) названо в честь двух деревянных истуканов, подпирающих потолок заведения. Эти китайские божки украшали когда-то магазин, в котором потом обосновалось кафе. Благодаря этим странным существам кафе обжили сюрреалисты во главе с Андре Бретоном, испытывавшие болезненное влечение к загадочным городским фигурам и знакам. Среди завсегдатаев — Верлен, Рембо, Малларме, Аполлинер, СентЭкзюпери, Превер, Батай, Пикассо, Фолкнер. И, разумеется, Сартр и Симона де Бовуар, в 1950-е годы приходившие сюда работать строго на два часа каждый день.

Caf de Flore (172, boulevard Saint-Germain), для своих Le Flore, — сосед и вечный конкурент Les Deux Magots. Оттуда в это старое (1887 года) кафе сбежали леваки: во «Флоре» никто искоса не смотрел на демократические наряды и манеры. До них кафе облюбовали ультраправые монархисты из «Аксьон Франсез», до чернорубашечников — Аполлинер, проводивший здесь свои «Парижские вечера». При немцах «Флора» слыла единственным кафе в Париже, где каждый день были свежие яйца. С тех пор здесь регулярно бывали Сартр и де Бовуар. Летом они работали в глубине зала, слева от двери;

зимой — ближе к печке, справа под окнами. Андре Бретон занимал банкетку сразу налево от входа, лицом к кассе. Семейство, владевшее «Флорой», заведение свое продало на сторону, что в табели о рангах Сен-Жермен сразу ставит ее на полступеньки ниже Les Deux Magots.

Brasserie Lipp (151, boulevard Saint-Germain), в отличие от первых двух, не кафе, а пивная (открыта в 1880 году). Пивная дорогая и крайне буржуазная, сохранившая керамический декор и мозаики, которыми украсил ее в свое время отец поэта Леона Поля Фарга. Сын же, поэт, являлся сюда каждый день как на службу. И каждый день встречал здесь Сент-Экзюпери, Камю и всех редакторов близлежащих издательств. Хемингуэй писал в Lipp «Прощай, оружие!».

На полпути от Lipp к Le Flore находится бар Rhumerie martiniquaise (166, boulevard Saint-Germain), испокон веков специализирующийся на коктейлях с ромом. В некогда любимом заведении Ман Рэя, Батая и Арто сменился даже декор, так что и капли былого духа не осталось.

Caf de la Palette (43, rue de la Seine) — любимое кафе художников, учившихся по соседству, в Школе изящных искусств. Наименее известное из великих — каждый новый посетитель считает себя первооткрывателем типичного парижского заведения. Из последних «первооткрывателей» — Альберто Моравиа и Джим Моррисон.

11. ОТ ЭЙФЕЛЕВОЙ БАШНИ ДО ДОМА ИНВАЛИДОВ

ОРИЕНТАЦИЯ Седьмой округ Парижа — заповедник посольств, министерств, правительственных резиденций и самых монументальных монументов. Хоть расстояния между ними и велики, зато потеряться невозможно.

Глядя с террасы Трокадеро на Марсово поле, Эйфелеву башню и Военную школу или с моста Александра III на эспланаду Дома инвалидов, можно почувствовать себя букашкой перед лицом былого французского величия. Нынешнее величие, «старые деньги 7-го аррондисмана», не выставляет себя на эспланады, а спокойно живет на соседних улицах, в домах с дворами и садами, куда туристы не зайдут, даже если очень захотят.

ЭЙФЕЛЕВА БАШНЯ И МАРСОВО ПОЛЕ

Эйфелеву башню (Tour Eiffel) готовили ко Всемирной выставке 1889 года. 31 марта 1889-го инженер Эйфель, поднявшись на 1 710 ступенек, вывесил флаг на 300-метровой высоте. Последнее достижение техники уходящего века стало самым высоким в мире зданием и предметом ожесточенных споров.

Мопассан говорил, что чувствует себя хорошо только на ее вершине: это единственное место, откуда не видно чудовища. А вот Кокто, Аполлинер, Утрилло чудовищем восхищались. Владимир Маяковский заводил «Разговорчики с Эйфелевой башней» и уговаривал: «Идемте, башня, к нам». Отношение к башне стало проверкой художников на готовность войти в XX век. Не нравится? — Отправляйтесь, дедуля, на Пер-Лашез. Нравится? — Добро пожаловать в новое художественное столетие.

Воспроизводящие башню миллиарды сувениров и игрушек не могут передать главного — ее невероятной легкости. Если пропорционально уменьшить ее до 30-сантиметровой высоты, башня будет весить всего 7 грамм. И вот что удивительно: как использовать башню, не знали и даже об этом не задумывались. Ее строили как чистый артефакт, как инженерное упражнение. После окончания выставки башне грозил снос, но Эйфель ее отстоял, придумав своей постройке практическое применение. На вершине открыли метеорологическую лабораторию и радиостанцию, а позже установили и телевизионную антенну. Башня подросла до 320 метров.

Подняться на башню можно на лифте или пешком. Первые два уровня — смотровые площадки. С них делали панорамы художники и фотографы, прыгали изобретатели парашютов и простые самоубийцы.

Здесь открыт ресторан Jules Verne — дорогой, вкусный и забавный. На третьем уровне начинается уже совсем жюльверновская фантастика — можно заглянуть в кабинет Эйфеля, который устроил себе, точно насест для демона, великий инженер.

Эйфелева башня 1 января — 10 июня, 29 августа — 31 декабря: пн-вс 9.00-0.00 Лифт на 1-й уровень (57 м) — €4,10, на 2-й (115 м) — €7,50, на 3-й (276 м) — €10,70, лестница до 2-го уровня — €3,80, до 25 лет — €3, для детей до 3 лет свободный От башни длинный парк Марсова поля ведет к зданию Военной школы (Ecole Militaire), построенной в период с 1751 по 1775 год по заказу Людовика XV архитектором Жаком Анжем Габриелем для подготовки офицеров французской армии. Строили школу на налог на азартные игры — монументальность и размеры ее показывают, как азартен был в то время народ. Самым известным учеником был корсиканец Бонапарт, выпущенный лейтенантом артиллерии с аттестацией «далеко пойдет, если обстоятельства позволят».

Марсово поле (Champ de Mars) тоже было спроектировано Габриелем и первое время использовалось как учебный плац. В 1833 году его приспособили под ипподром (который через 20 лет был перенесен в Лоншан), а в 1889 году здесь установили павильоны Всемирной выставки. Сейчас это просто очень симпатичный городской парк, где можно найти и современные кафе, и чудом уцелевшие выставочные павильончики не из главных. В марте 2000 года на Марсовом поле появилась Стена мира (Mur pour la Paix) — вариация из стекла и стали на тему Стены Плача в Иерусалиме. Памятник — нечто вроде прозрачного греческого храма — спроектирован Кларой Альтер и Жан-Мишелем Вильмотом. Стена испещрена небольшими отверстиями для записок с пожеланиями. Для малограмотных предусмотрены компьютерные экраны, с которых одним касанием можно разослать послания мира всем знакомым.

Правда, Стена все время зависает и мирный спам не уходит по адресам.

Задний фасад Военной школы выходит на построенный в 1957 году Дом ЮНЕСКО (Maison de l’unesco).

Поскольку его строили объединенные нации и сразу как шедевр, пригласили аж трех знаменитых архитекторов — француза Бернара Зерфюса, американца Марселя Брейера и итальянца Пьера Луиджи Нерви. Здание украшает скульптура Генри Мура, фрески Пикассо и Тамайо, керамические панно Миро, рельефы Ханса Арпа, громадный мобиль Александра Кальдера. СССР— со временем добавил к ним работу Ильи Глазунова, прозванную собратьями-художниками «фреска при ЮНЕСКО».

МЕЖДУ ВОЕННОЙ ШКОЛОЙ И ДОМОМ ИНВАЛИДОВ

В Седьмом округе живут те, кого французы называют «старые деньги». Здесь меньше достопримечательностей и туристов, но много улочек, на которых отчетливо чувствуешь себя в Париже. Прежде всего — пешеходная улица Клер (rue Cler), на которой по праздникам работает рынок с фермерскими продуктами, керамической посудой и провансальскими скатертями. Особняки XVIII века на улицах Гренель (101, 110, 116, rue de Grenelle) и Сен-Доминик (14-16, rue SaintDominique) заняли министерства и ведомства. Ближе к набережной стоят интересные образчики стиля ар-нуво, построенные архитектором Лавироттом: один, с бычьими головами, — на авеню Рапп (29, avenue Rapp), другой, с великолепными решетками и коваными балконами, — на улице Седийо (12, rue Sedillot). Неподалеку (7, rue Edmond Valentin) поселился в 1930-е годы Джойс и ходил, полуслепой, разглядывать Сену с близлежащего моста Альма (Pont de l’Alma). В 50 метрах от моста расположен вход в подземный Музей городской канализации (Muse des Egouts). В старинной клоаке, где и сейчас бегут сточные воды, можно увидеть любопытные экспонаты. Например, чучело гигантской крысы — одной из тех, что прежде здесь водились во множестве. Вывески на стенах указывают, какие улицы проходят над головой.

ДОМ ИНВАЛИДОВ

Перед Инвалидами запрещено играть в футбол. Поэтому молодежь приходит сюда играть с особым удовольствием — мало того что ты гоняешь мяч, так тебя самого еще гоняет полиция. Да и как удержаться, когда от самой набережной Орсе (quai d’Orsay) до Дома инвалидов протянулась эспланада — огромный (500x250 м) партер, разбитый в XVIII веке Робером де Коттом. Вдоль ровных газонов идут ряды аккуратно подстриженных деревьев. С эспланады открывается великолепный вид на Сену с ее мостами и Большим и Малым дворцами на противоположном берегу и на сам Дом инвалидов, важный парижский ориентир, с золотым куполом главного собора.

Дом инвалидов (Htel des Invalides) был построен при Людовике XIV в качестве приюта для вернувшихся с войны раненых солдат. Торжественный и строгий фасад лишен декора, только портал украшает барельеф с Королем-Солнце на коне. Обрамление люкарн на высокой крыше — в виде рыцарей-великанов, как будто сошедших с классических иллюстраций Доре к «Гаргантюа и Пантагрюэлю».

Из двух церквей Дома одна была предназначена для ветеранов, другая — для короля. Военный министр Людовика XIV Лувуа поручил архитектору Жюлю Ардуэну Мансару сделать церковь, в которой король мог бы молиться вместе со своими ветеранами, но при этом по возможности отдельно.

Архитектор поставил две церкви по сторонам алтаря. Когда-нибудь таким образом станут проектировать двухзальные кинотеатры.

Дом инвалидов и Музей армии 01 44 42 37 72 www.invalides.org Апрель-сентябрь: пн-вс 10.00октябрь-март: пн-вс 10.00-17.00 Вход — €7, для детей до 18 лет и безработных свободный Конечно, Собор инвалидов роскошнее, чем Солдатская церковь (Eglise des soldats), но и та тоже не по-солдатски красива. В нее обязательно стоит зайти — посмотреть на свободное светлое пространство нефа и военные трофеи Франции, вражеские знамена, которые здесь хранятся.

В Соборе инвалидов (Eglise du Dme) находится главная достопримечательность Дома — гробница Наполеона: в круглой крипте под куполом установлен саркофаг из темно-красного гранита, присланного русским императором. Останки Наполеона покоятся здесь с 1840 года: при Луи Филиппе они были перевезены в Париж с острова Святой Елены. В музейном коридоре, если хорошенько поискать, можно увидеть тот самый лермонтовский «камень тяжелый, чтоб встать он из гроба не мог» — надгробную плиту императора, привезенную с острова.

В четырехэтажных корпусах по бокам от парадного дворца и церкви открыт Музей армии (Muse de l’Arme), а на четвертом этаже восточного крыла работает Музей планов и макетов (MusОe des Plans-Reliefs), сокровище старой фортификационной школы, когда военных инженеров по этим макетам учили строить крепости и оборонять города. Музей армии — один из самых больших и богатых в мире. К сожалению, Западное крыло закрыто. Его обещают открыть к 2006 году, зато закроют Восточное и будут его реконструировать до 2007-2008 года. Тогда снова откроются залы, длинные лестницы и переходы, где наравне с танком Первой мировой стоит парижское такси Renault.

8 лошадиных сил и 2 цилиндра — реквизировав все такси города, французы в сентябре 1914-го перебросили их к Марне и победили германцев, основав заодно моторизованные войска.

Если повезет, в музее, до сих пор принадлежащем Министерству обороны и состоящем под командованием генерала, вы застанете парад. Из автобусов во дворе вылезают солдаты в трениках и быстро-быстро облачаются в парадную форму с аксельбантами, касками, пестрыми значками и конскими хвостами. А офицеры, деловито одергивая узкие брюки с лампасами и поправляя форменные кепи, подъезжают — кто на метро, кто на такси, кто на казенном лимузине.

ВОКРУГ МУЗЕЯ РОДЕНА

Справа от Дома инвалидов, на улице Варенн (rue de Varenne), в особняке XVIII века расположен Музей Родена (Muse Rodin) — один из самых приятных музеев Парижа. По совету ученого немцасекретаря (звали умника Райнер Мария Рильке) скульптор в 1908 году получил у мэрии особняк Бирон (Htel Biron) в обмен на обещание оставить Парижу в наследство свои работы. Огюст Роден обещание сдержал. В музее, открытом здесь с 1919 года, помимо хрестоматийных произведений мастера выставлены также работы Камиллы Клодель, его ученицы, натурщицы и любовницы, умершей молодой в сумасшедшем доме.

Среди моделей и отливок найдите никогда нигде не виданный кондитерский конкурсный проект памятника 1899 года «Башня Труда», который самого Зураба Церетели заставит кусать локти от зависти. И осмотрите сам дом, прекрасную парадную лестницу, высокие окна в зеленый двор, анфиладу первого этажа со слепыми старинными зеркалами и обнажившейся деревянной резьбой стен (квартировавшие когда-то в доме благородные девицы сильно попортили слишком роскошный и легкомысленный для них интерьер — только это и осталось). Судя по вдрызг исхоженному паркету, особняк не трогали со дня смерти Родена в 1917 году. И хорошо делали. Правда, у ворот затеян евроремонт по какому-то жуткому проекту, гордо вывешенному на заборе.

Прекрасный сад, на который первые хозяева, помешанные на тюльпанах, тратили немыслимые деньги, город густо засадил произведениями Родена — здесь вся классика (и «Мыслитель», и «Граждане Кале», и «Бальзак», мрамор в специальной застекленной галерее, бронза вдоль газонов и дорожек.

Если отвлечься от истории искусства, все это походило бы даже не на музей, а на дом коллекционера, сильно поехавшего на скульптуре. Мешает только сувенирная лавочка, заваленная Роденами и Камиллами и предлагающая скромный белый стул с плетеным сиденьем — копию музейного — за какие-то €460.

На той же улице, что и музей, находится особняк Матиньон (Htel Matignon), резиденция французского премьер-министра (№ 57), которого охраняет одинокий полицейский. В нескольких особняках XVIII века расположились посольства. Дом № 47 — особняк Буажелен (Htel de Boisgelin), № 50 — особняк Галифе (Htel de Galliffet). На параллельной улице Гренель (rue de Grenelle) в доме № 61 расположен Музей Майоля (Muse Maillol). В музее представлены работы великого скульптора, принадлежавшие его подруге, русской по происхождению, Дине Верни. Это и памятник ей. Дина Верни позировала для многих его работ, и, сдается, либо скульптор нашел в ней свой лелеемый с детства идеал женщины, либо весь стиль классического Майоля, его тяжелые и прекрасные тела, создан этой встречей художника и модели.

На улице Бак (rue du Bac) в XIX веке появились первые магазины с ценниками. Один из старейших городских универмагов — Le Bon March — находится в доме № 140, и его описание вы найдете в романе Эмиля Золя «Дамское счастье». Среди парижских Больших магазинов он аристократ. Здесь заметно меньше народу, чем в аду кромешном на бульваре Оссманн, приятный, спокойный интерьер, спроектированный Эйфелем и не испорченный Андре Путман. Стоит зайти, подняться на эскалаторе под крышу, оценить световые фонари и красивые тонкие колонны. Здесь же, наверху, выставлена на продажу дизайнерская мебель и можно взглянуть на хиты Филиппа Старка. А чтобы не ликовал француз, в соседнем здании Le Bon March открыт магазин столь же коммерческого и удачливого английского дизайнера Теренса Конрана.

Не вздумайте пропустить на улице Бак божественно прекрасный магазин Deyrolle (№ 46). Купив старый магазин чучел, новые хозяева сохранили его как приманку — на двух этажах на старом рассохшемся паркете остались стоять десятки зверюг от зайца до лошади. На приманку так и идут посетители: одни приходят сюда по совету, другие — просто заинтересовавшись странной витриной.

И тех и других принимают с дружелюбным достоинством, хотя покупателей в них не видят.

На улице Бабилон (57bis, rue de Babylone) стоит экзотичное здание некогда популярного парижского кинотеатра La Pagode, периодически закрывающегося из-за финансовых проблем.

В доме № 5bis на улице Верней (rue Verneuil) жил певец и символ эпохи Серж Генсбур. До регулярного появления маляров фасад дома украшали граффити чуть более высокого качества, чем рисунки на Стене Цоя на Арбате в Москве. И, будьте уверены, как только маляры уходят, дом снова покрывается надписями и рисунками — как и могила Генсбура на кладбище Монпарнас.

ВОКРУГ МУЗЕЯ ОРСЕ

В большом здании на набережной Сены находился вокзал Орсе, выстроенный ко Всемирной выставке 1900 года. В 1939 году вокзал перенесли — и здание использовалось не по назначению. Новую жизнь вокзал обрел, когда здесь открылся музей Орсе (Muse d’Orsay), в который были собраны работы французских импрессионистов и постимпрессионистов из нескольких парижских музеев. Перестройка здания была поручена итальянке Гае Ауленти, в 1984 году реконструировавшей палаццо Грасси в Венеции. На верхнем уровне работает кафе с террасой, откуда открывается вид на берег Сены.

Подходя к музею, следите за надписями. Во-первых, он чаще всего бастует. Во-вторых, в нем разные входы для групп и индивидуальных посетителей. В-третьих, вдоль очереди аккуратно отмечено: «20 минут ожидания от этого места». Мимо очереди ходят с товаром самозваные художники, которых не пускают даже на Тертр. Смотреть на них с презрением и без жалости.

В музее не так уж много выставочных площадей. Однако стоит выработать жесткую тактику поведения, прежде всего потому, что план экспозиций довольно запутан и легко пройти мимо того, что точно стоит посмотреть, заплутав в лабиринтах скульптуры и архитектурных макетов. Самое ценное здесь — конечно, импрессионисты и постимпрессионисты. Но не живопись времени их расцвета, которой в избытке и в других музеях, а ранние работы, которые вовремя были куплены Люксембургским музеем, откуда перешли в музей Орсе. Это время «Олимпии» Мане, которая, как «Джоконда» в Лувре, была и остается главной картиной музея. Любителям стиля модерн стоит посмотреть разделы по символизму и декоративной живописи рубежа веков, а поклонникам исторической живописи — не имеющий аналогов в мире раздел французской академической школы. Здесь же отличные Энгр, Давид, Жерико и Делакруа. Скорее всего, не в начале, но в конце вашей экскурсии по музею вы наткнетесь на один из самых удивительных его залов — зал огромных работ Курбе, который находится еще при входе, перед кассами.

На соседних улицах Лилль (rue de Lille) и Юниверсите (rue de l’Universit) много любопытных зданий. Среди них — особняки Сальм (Htel de Salm, 64, rue de Lille), Богарне и Сэньелэ с симпатичными садами со стороны набережной (Htels de Beauharnais et de Seignelay, 78-80, rue de Lille), Дом почтовых дам (Maison des Dames de Poste, 41, rue de Lille), построенный в 1907 году для женщин из провинции, работавших на почте. В доме № 51 по улице Юниверсите доживал свой век и умер граф Карл-Андрей Поццо ди Борго (1764-1842) — корсиканец на русской дипломатической службе, враг Наполеона, «богато одаренный и очень честолюбивый» (по выражению Стендаля).

В отеле Voltaire (27, quai Voltaire) останавливались Бодлер (поэт прожил здесь два с половиной года), Вагнер и Уайльд, утверждавший, что со своего третьего этажа созерцает самый красивый вид в мире.

12. ЕЛИСЕЙСКИЕ ПОЛЯ ОРИЕНТАЦИЯ Сами парижане не очень любят Елисейские Поля (Champs-Elyses). Это улица для парадов, а не для прогулок, считают они. Но Поля для того и вели к Триумфальной арке, это основа Триумфального пути Парижа. Проспект продолжает линию центральной аллеи Тюильри от площади Согласия на северозапад до Триумфальной арки на площади Звезды.

Париж, как и любая столица, в вечной вражде со своими пригородами, а у Триумфальной арки расположены выходы со станций пригородных линий. Вторжение толп из Подпарижья отпугивает коренных жителей, и конец Елисейских Полей сдан туристам и приезжим. Зато начало проспекта удивительно симпатичное и зеленое, чрезвычайно ухоженное и очень парковое. Так могли бы выглядеть московские Сокольники, если бы туда в XVIIIi веке поселили французов. Так что на сам проспект стоит потратить минимум времени, побродив по его началу и совершив ритуальный обход Триумфальной арки в конце.

ОТ ПЛОЩАДИ СОГЛАСИЯ К РОН-ПУЭН

Улица-витрина, улица-променад, улица-песня. «Il y a tout ce que vous voulez aux Champs-Elyses», — пел Джо Дассен. Здесь действительно есть все что угодно — кроме самих полей. Начинался проспект с разделенного широкой аллеей сада. После захвата Парижа войсками антинаполеоновской коалиции сад разорили и загадили остановившиеся здесь бивуаком казаки. Причем сделали это так капитально, что на возрождение его потребовалось два года.

В 1830-1840-х годах на Полях появились фонтаны и газовые фонари, особняки, рестораны и концертные эстрады. Один из павильонов 1848 года сохранился до сих пор: желтое здание в парке слева — «Ледуайен» (Pavillon Ledoyen). Роберт Олтмен снимал здесь одну из сцен фильма «Прет-апорте».

Как и все знаменитые французские рестораны, Ledoyen сыграл большую культурную роль:

здесь едали Флобер, Мопассан и Золя, а Андре Жид и Жан Кокто основали за одним из столиков NRF — «Новый французский журнал». Обстановка была просто идиллической: раскручивая заведение, хозяин Ledoyen угощал гостей молоком пасущихся невдалеке коров.

Но вскоре коров погнали: на Елисейских Полях стали открываться театры и кафе, здесь показывали панораму «Пожар Москвы» и представления Летнего цирка. Сюда с Больших бульваров перебралась модная публика — гулять и слушать музыку на многочисленных музыкальных балах. В одном из залов музыкант по имени Сакс развлекал публику игрой на изобретенном им инструменте — саксофоне.

Здание в парке справа, где теперь расположен зал Espace Pierre Cardin, построили одним из последних, в 1930-х. Тогда оно называлось Pavillon des Ambassadeurs. Мистингет, Морис Шевалье, все великие шансонье довоенной эпохи срывали в «Амбассадорах» аншлаги.

Слева от Елисейских Полей, за «Ледуайеном», видны здания двух выставочных залов, построенных ко Всемирной выставке 1900 года. Тот зал, что слева, если стоять к Сене лицом, — Малый дворец (Petit Palais); сейчас этот музей, объединяющий художественные коллекции классического искусства, принадлежащие городу Парижу, закрыт на реконструкцию. Ремонтируют и второй зал, Большой дворец (Grand Palais), с фантастическим стеклянным куполом, стеклянной крышей и неоклассическими колоннами, место художественных манифестаций, вошедших в историю, — вроде Салона Независимых или знаменитой Выставки декоративного искусства, обозначившей в 1925 году рождение ар-деко. Желающим увидеть грандиозный 43-метровый купол в самом модном сейчас «оранжерейном» стиле придется подождать. Но в часть помещений доступ все же открыт, и художественные экспозиции проводятся здесь по-прежнему. В южной части Большого дворца расположен факультет русского языка Сорбонны (Paris IV), а в западном крыле работает музей науки — Дворец открытий (Palais de la Dcouverte) с отличным планетарием.

К той же выставке 1900 года был построен и ведущий от дворцов к Дому инвалидов мост Александра III (Pont Alexandre III), носящий имя русского императора. Первый камень заложил его сын Николай в 1896-м, а фонари на парапете — копии фонарей Троицкого моста в Питере. Отделяющая Большой дворец от Малого авеню Уинстона Черчилля (avenue Winston Churchill) идет от моста к площади Клемансо (place Clemenceau). Памятник железному премьер-министру установлен со стороны Сены.

Глава британских вооруженных сил во время Второй мировой войны шагает, выставив живот и опираясь на палку, в сторону моста, рыча при этом что-то вроде значащегося на постаменте «We shall never surrender!». Со стороны площади с таким же угрюмым видом, но совершенно в другую сторону идет «отец Победы» Клемансо, железный президент Франции в годы Первой мировой. Так, с развевающимися усами, спешил он, должно быть, в бытность свою мэром Монмартра в любимый кабачок Au Lapin Agile. А буквально через дорогу в какую-то третью сторону твердо и мрачно шагает Шарль де Голль. Возможно, в сторону президентского Елисейского дворца (Palais de l’Elyse), который выходит к площади примерно напротив.

Симпатичное, типично садово-парковое здание за Большим дворцом — старая Панорама. Теперь это театр Рон-Пуэн (Thtre de Rond-Point), в котором с 1980-го обосновалась Compagnie RenaudBarrauld, основанная заслуженными работниками французского театра Мадлен Рено и Жаном-Луи Барро.

ОТ РОН-ПУЭН К ПЛОЩАДИ ЗВЕЗДЫ

Еще в 1950-е годы Елисейские Поля считались весьма фешенебельным районом. Но за последние десятилетия они подрастеряли былой шик и совсем уже грозили превратиться в парад офисов авиакомпаний, царство фаст-фуда, игральных автоматов и тому подобных плебейских развлечений.

После реконструкции 1990-х годов будущее проспекта начинает казаться не столь унылым. Возможно, когда-нибудь Елисейским Полям действительно удастся стать альтернативой модным ныне Бастилии и Марэ — снобы в Париже никогда долго не остаются на одном месте.

На Елисейских Полях толком нечего смотреть, по ним надо идти и идти вперед, глядя на постепенно вырастающую в перспективе арку и натыкаясь на бесконечные телевизионные группы — когда нужен комментарий, журналистам проще всего приехать сюда: задник из Триумфальной арки обеспечит парижский колорит, а простонародная многоцветная публика всегда рада поболтать и покорчить рожи в камеру.

Длинную улицу запросто можно пройти пешком, тем более что на Полях разгрузили дорожное движение и расширили тротуары. Помимо офисов авиакомпаний (в том числе «Аэрофлота» на Полях расположились шоу-румы автомобильных фирм, дорогие кафе и дешевые забегаловки, кинотеатр Gaumont, мюзик-холл Lido (№ 116bis) и дорогой бар и ресторан Le Fouquet’s (№ 99), в котором обмывают свои призы лауреаты кинопремии «Сезар». На террасе Le Fouquet’s туристы из Японии и стран Персидского залива потягивают пластмассового вкуса шоколад и вертят головами в надежде высмотреть за соседними столиками какую-нибудь знаменитость.

Единственный дом, перед которым стоит задержаться с правой стороны, — это особняк Паива (Htel Pava, № 25), которым в конце прошлого века владела авантюристка русского происхождения Тереза Лахман. Оплатив грандиозные долги испанского маркиза де Паива в обмен на обещание жениться, она стала маркизой и уже со следующим германским графом построила этот самый роскошный особняк Парижа времен Второй империи. Более века назад здесь обосновался Travellers’ Club, и дорогие гости могут пройти по знаменитой лестнице из оникса, по которой поднимались к московской маркизе на ее гремевшие на весь Париж ужины братья Гонкур. Туристам, увы, предназначен только обменник валюты, прислонившийся к ограде особняка.

В № 74 расположились отель Claridge и торговая галерея Galerie du Claridge. В изящном здании в стиле ар-нуво (№ 68) находится парфюмерный магазин Guerlain. Знаковый адрес «на Елисейских Полях»

привлекает сюда и иностранцев. Здесь прописались музыкальный супермаркет Virgin Mgastore (№ 52), Disney Store (№ 44), ресторан Planet Hollywood (№ 78). Не ешьте, не пейте, ступайте себе мимо к площади Звезды.

ПЛОЩАДЬ ЗВЕЗДЫ И ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА

Площадь Звезды (place de l’Etoile) — сущий кошмар для автомобилиста, который пытается выйти с круга, одновременно увертываясь от бегущих со всех сторон к арке туристов. Площадь получила название благодаря расходящимся от нее двенадцати лучам проспектов, один из которых — сами Елисейские Поля. За наполеоновской аркой Триумфальный путь меняет название с Елисейских Полей на авеню Великой армии (avenue de la Grande Arme) и уходит дальше, туда, где виднеется миттерановская арка в Дефансе.

Возвышающаяся в центре площади Триумфальная арка (Arc de Triomphe) — самая большая в мире, ни одному тирану с тех пор не удалось ее превзойти. Постройка Жана Франсуа Шальгрена — такой же официальный символ города, как Эйфелева башня или Нотр-Дам. На создание монумента, который по замыслу Наполеона должен был символизировать силу императорской армии и власти, ушло более 10 млн франков и 30 лет работы: строительство завершили только в 1836 году, когда заказчик уже лежал под камнем тяжелым на острове Святой Елены. Зато в 1840-м погребальная колесница с прахом Наполеона прошла здесь к месту его последнего успокоения в соборе Дома инвалидов.

В 1920 году под Триумфальной аркой был зажжен Вечный огонь в память о неизвестном солдате, погибшем в годы Первой мировой. В 1970 году, после смерти генерала де Голля, площадь получила двойное название: place Charles de Gaulle — Etoile.

Арку стоит обойти по кругу, отбиваясь от продавцов самых худших печеных каштанов в Париже.

С внешней стороны ее украшают скульптуры, с внутренней выбиты названия мест сражений и имена генералов. Две главные скульптурные группы обращены к центру — это знаменитая «Марсельеза»

Рюда («Уход добровольцев 1792 года» и недооцененная, но забавная «Триумф 1810 года» Корто с Наполеоном в центре. Барельефы по сторонам арки — сцены самых триумфальных побед императорской армии. Наших бьют справа, со стороны улицы Ваграм (победа при Аустерлице).

Зайти под арку (лучше по многочисленным подземным переходам) стоит только ради взгляда — вперед-назад. Назад — в сторону Лувра и арки Карузель, вперед — в сторону Большой арки Дефанса, дабы убедиться в том, что французские градостроители вас не обманули. Если не лень, можно подняться на арку. С 50-метровой высоты открывается неплохая панорама города, и оценить безупречную геометрию Триумфального пути проще всего именно отсюда.

Подъем на Триумфальную арку пн-вс 10.00-23.00 Вход — €7

АВЕНЮ МОНТЕНЬ И ПЛОЩАДЬ АЛЬМА

Самая нарядная улица Парижа ведет от площади Рон-Пуэн к мосту Альма. На авеню Монтень (avenue Montaigne) расположены бутики известных кутюрье, ювелиров и парфюмеров: Dolce & Gabbana и Emmanuel Ungaro (№ 2), Prada (№ 10), Ins de la Fressange (№ 14), Valentino (№ 17/19), Louis Vuitton (№ 22), Christian Lacroix (№ 26), Christian Dior (№ 30), Chanel (№ 42), Bulgari (№ 45), Thierry Mugler (№

49) и другие. № 13-15 занимает Театр Елисейских Полей (Thtre des Champs-lyses), построенный в 1910-1913 годах братьями Огюстом и Густавом Перре вместе с бельгийцем Хенри ван де Вельде (все — знаменитые мастера, предтечи современной архитектуры). Здесь впервые была исполнена «Весна священная» Стравинского, здесь выступал балет Дягилева, танцевал Рудольф Нуриев.

Аллегорические рельефы на фасаде театра были выполнены Антуаном Бурделем, а потолок Большого зала украшают четыре панно Мориса Дени.

Можете дружески кивнуть швейцару, украшающему вход в гостиницу Plaza Athne, что напротив театра. С его предшественником каждое утро здоровалась Марлен Дитрих, отличавшаяся показным демократизмом к братьям нашим меньшим. Доживавшая последние годы в соседнем доме дива неизменно завтракала в ресторане отеля.

Авеню Монтень ведет к площади Альма (place d’Alma), где выходит на поверхность туннель вдоль Сены, в котором в ночь на 31 августа 1997 года разбилась принцесса Диана. Поклонники покойной много лет забрасывали цветами и записками торчащий над въездом в туннель золотой факел в полной уверенности, что это памятник бывшей принцессе Уэльской (на самом деле это копия факела статуи Свободы, призванная олицетворять франко-американскую дружбу). Потом городским властям это надоело, и место отгородили от беснующихся туристов. Подействовало.

13. БОЛЬШИЕ БУЛЬВАРЫ ОРИЕНТАЦИЯ Большие бульвары (Grands Boulevards) — удобная вещь. Они помогают туристу ориентироваться на Правом берегу и не путают его в средневековых улочках. Путь от Мадлен до Республики вы найдете даже без карты.

Каких-то 200 лет назад это было очень модное место Парижа. С тех пор Большие бульвары поутихли и стали считаться местом прозаичным и скучноватым. Но они будут скучны, только если пилить по ним, никуда не сворачивая и не заглядывая в заманчивые перспективы, которые будут открываться справа и слева. Осмысленный ходок по бульварам начнет путь от Оперы Гарнье, завернет посмотреть на антикваров из Отеля Друо, покрутится в районе улицы Сен-Дени и площади Каир, «горячей точке»

центрального Парижа.

Бульварами в начале XVIII века в Париже назвали широкие аллеи, которые проложили на месте старых крепостных стен. Вскоре гулять по бульварам и сидеть на соломенных стульях в тени деревьев вошло в моду. В западной части состоятельные парижане стали строить особняки, на востоке, ближе к современной площади Республики, открывались театры и цирки, бордели и бистро; прямо на тротуарах давали представления уличные комедианты. В середине XIX века префект Оссманн расширил бульвары,разбил площади Оперы и Республики и проложил ведущие к ним улицы. В XX веке на Больших бульварах появились варьете и кинотеатры, банки и универсальные магазины.

Большие бульвары в XIX веке — витрина парижской жизни. Здесь совершались великие открытия и происходили самые громкие скандалы, здесь писали музыку и снимали фильмы. На бульварах парижане демонстрировали новые экипажи и модные наряды, сюда приходили за сильными ощущениями и многообещающими встречами. Бальзак писал: «Настоящая жизнь — здесь!» В первый же день XX века настоящая жизнь собрала чемоданы и переехала на Елисейские Поля — только ее и видели.

БУЛЬВАР КАПУЦИНОК

Можно отправиться по бульварам от цветочного рынка у Мадлен. Короткий бульвар Мадлен довольно быстро перейдет в бульвар Капуцинок (boulevard des Capucines), названный по имени стоявшего здесь монастыря. Слева — самый заслуженный концертный зал Парижа, Olympia (№ 28). Его построили в 1893 году, но в 2004-м «Олимпия» совершенно справедливо отпраздновала свое 50-летие.

По-настоящему знаменитой ее сделал после войны импресарио Бруно Кокатрикс, победивший довоенных любимцев — и «Альгамбру», и «Бобино». В «Олимпии» выступали все великие французские шансонье. Зал подчищен и перестроен, но фасад сохранился таким же, как во времена Эдит Пиаф, Ива Монтана, Мориса Шевалье.

В доме № 14 в 1895 году состоялся первый в мире киносеанс: братья Люмьер показали «Выход рабочих с фабрики» и «Прибытие поезда». Едва ли когда с тех пор люди так волновались в кино, как на этих короткометражках. В студии фотографа Надара (№ 35) прошла первая выставка импрессионистов. Так что бульвар Капуцинок немало сделал для прогресса — недаром по нему пустили первый парижский омнибус.

Дом № 27 сохранил великолепный фасад ар-нуво. А на углу бульвара и площади Оперы стоит открывшийся в 1863 году Grand Htel de la Paix. Главное из чудес гостиницы, сохранившей дух и декор belle Оpoque Второй империи, — салон Гарнье (он же — салон Опера). Этот трехсветный зал с зеркалами и люстрой остается самым большим из частных парижских салонов, местом особо торжественных событий и праздников. На террасе Caf de la Paix сиживали Оскар Уайльд, Ги де Мопассан, Эмиль Золя и Андре Жид — и хорошо еще, что не в одно и то же время.

ОПЕРА ГАРНЬЕ

Сама площадь Оперы (place de l’Opra) была разбита при Оссманне. Ее центр — Гранд-опера, или Опера Гарнье (Opra Garnier). Строительство начали после того, как Феличе Орсини едва не убил на ступенях старой оперы Наполеона III. Отказываться от любимых арий император не собирался, и префекту пришлось строить новый театр — красивый и безопасный для посещения.

35-летний Шарль Гарнье, выигравший у 171 конкурента, создал вдохновенный памятник бесстыдной роскоши Наполеона III. С этим согласится любой, кто поднимался по знаменитой лестнице под 30метровой высоты плафоном или сидел в зале, разглядывал восьмитонную люстру и опасливо вспоминал сюжетные повороты «Призрака оперы». Дворец Гарнье и вправду стоит на подземном озере, в которое собрали воду протекавших под фундаментом речек и ручьев. Там, на нижних уровнях сцены, держал свое бюро тайный хозяин Оперы, гениальный Эрик, герой Гастона Леру и Эндрю ЛлойдУэббера. Говорят, что в подземельях театра и вправду нашли таинственный скелет, но принадлежал ли он таинственному Хозяину или одной из рядовых жертв коммунаров, занявших здание в дни восстания, — неизвестно.

Оперу начали при императоре, кончили при президенте, строили 14 лет, и она стала шедевром инженерного искусства — недаром перед ее макетом ахают посетители музея Орсе. И хотя Гарнье забыли пригласить на открытие, состоявшееся 15 января 1875 года, до своих последних дней он числился главным архитектором Парижской оперы.

Плафон зрительного зала расписан в 1964 году Марком Шагалом, и многие приходят сюда только для того, чтобы увидеть роспись. В Гранд-опера выступали Федор Шаляпин, Вацлав Нижинский и Сергей Лифарь, а Рудольф Нуриев несколько лет руководил балетной труппой.

Посещение Оперы пн-вс 11.00-17.00 (когда нет спектаклей и репетиций)

БОЛЬШИЕ МАГАЗИНЫ

Позади Гранд-опера проходит бульвар Оссманна (boulevard Haussmann), на котором расположены Большие магазины (Grands Magasins): Printemps и Galeries Lafayette — парижские ГУМ и ЦУМ, построенные в 1881 и 1910 годах. Это совершенно умопомрачительные храмы торговли, если рассматривать их снаружи. Между ними проложены висячие мостки, крыши уступами поднимаются к небу. Внутри творится не такой ужас, как можно было бы себе представить с улицы, — магазины как магазины, правда неимоверных размеров. Они растут и размножаются, становясь еще больше.

На противоположной стороне бульвара много лет находился магазин Marks & Spencer. В конце концов он выбросил белый флаг и сдался Galeries Lafayette.

БУЛЬВАР ИТАЛЬЯНЦЕВ И БИРЖА

В XIX веке завсегдатаи кафе на бульваре Итальянцев (boulevard des Italiens) и продолжающем его бульваре Монмартр диктовали моду на наряды, манеры и нравы. В Париже Бальзака и Оффенбаха то были бульвары par excellence, где лакеи, скрестив руки, стояли позади кабриолетов, где мужчины снимали цилиндры перед красивыми дамами и увлекали их в отдельные кабинеты модных заведений:

Tortoni (№ 22), Maison Dore (№ 20), Caf Riche (№ 16). Зимой на бульваре Итальянцев строились крутые деревянные настилы — «русские горки», пользовавшиеся у бульвардье бешеной популярностью.

Между улицами Фавар (rue Favart) и Мариво (rue Marivaux) на бульвар выходит театр «Опера Комик» (Opra Comique). Сюда в XVII веке переехала труппа, которая до этого играла в Htel de Bourgogne, но замахнулась на святое — всесильную королевскую фаворитку мадам де Мантенон.

Король заступился за слабую женщину, и артистов с беспримерной жестокостью сослали в соседний квартал, в новое здание. Актеры были частью французы, частью итальянцы, но всех прозвали итальянцами — отсюда и имя бульвара. В XIX веке в «Комической опере» с успехом шли оперетты жившего невдалеке Оффенбаха.

Opra Comique place Boildieu 08 25 00 00 58 (заказ билетов, €0,15/мин.) www.opera-comique.com Metro Richelieu-Drouot Современный бульвар Итальянцев из места развлечений превратился в деловой центр. Здесь находятся офисы крупных французских банков: Crdit Lyonnais (№ 19), Banque Nationale de Paris (№ 16). Многие из банковских зданий примечательны фасадами в стилях ар-нуво и ар-деко. Они строились с таким же тщанием и чувством стиля, как храмы и театры. В новую эпоху они были и тем и другим — вы почувствуете это, если дойдете до площади Биржи (place de la Bourse). Путь лежит c бульвара Монмартр по пассажу Панорам (Passage des Panoramas) и по улице Нотр-Дам-де-Виктуар (rue Notre-Dame-des-Victoires). Здание Биржи (Bourse des Valeurs), обведенное колоннадами, построено в 1826 году. Вас даже пропустят в зал, где идут торги, но обязательно попросят предъявить паспорт или иное удостоверение личности.

БУЛЬВАР МОНМАРТР И ОТЕЛЬ ДРУО

Со времен шумной славы бульвара Монмартр (boulevard Montmartre) сохранились Caf Madrid (№

6) и, как его называли в прошлом веке, «Храм водевиля» — Thtre des Varits (№ 7). В почтенном 120-летнем Музее восковых фигур Гревен на противоположной стороне бульвара (№ 10) рядом со «смертью Наполеона» и «убийством Марата» вы рискуете увидеть виртуальную Лару Крофт и Майкла Джексона. Идти — только если все остальные способы справиться с детьми уже перепробованы.

Лучше идите в соседний центр антикварных продаж, Отель Друо (Htel des ventes Drouot).

Во Франции нет английской системы аукционных домов, гиганты вроде Christie’s и Sotheby’s не командуют на рынке. Зато существует система комиссаров-призеров, которые формируют коллекции и проводят торги. Для них и выстроено это трехэтажное здание. Красным цветом стен, металлом эскалаторов и суетой публики оно напоминает мюзик-холл или театр — действо и в самом деле сродни театральному. Здесь — пускают с молотка охотничьи трофеи из опустошаемого наследниками замка; аукционист комиссарствует на фоне густого леса рогов и копыт. Там — продают ковры. Рядом — голландскую живопись. Душераздирающее зрелище — первый этаж, где нет собранных искусствоведами коллекций, просто наследники распродают ненужное. Это очень грустные залы, в которые вытряхивается все ценное, что накопилось в огромной парижской квартире. Итог жизни, воплощенный в сумме вещей. Вот коллекция игрушечных паровозиков, вот собрание негритянских масок, вот пейзажи Алжира, запонки, гребешки, бусы, кресло ар-деко, рекамье, китайский шкаф. Если у вас есть время, чтобы дождаться торгов, здесь стоит даже что-нибудь прикупить. Удар молотка и возглас «Adjug!» («Продано!» могут вам принести какую-нибудь славную вещицу, которая потом — в антикварном магазине или на блошином рынке, куда тоже идут вещи с Друо, — будет стоить гораздо дороже.

Htel des ventes Drouot 9, rue Drouot 01 48 00 20 20 www.drouot.fr Выставки лотов: за день до аукциона, вт,чт сб 11.00-12.00 Аукционы начинаются в 14.00

БУЛЬВАР ПУАССОНЬЕР

Днем бульвар Пуассоньер (boulevard Poissonnir) — оживленное место торговли, ночью — развлечений.

Легендарный кинотеатр Rex, построенный в 1932 году, — император парижских кинотеатров, с башней, достойной фильма «Метрополис», и с роскошным, по старой моде, залом, где только недавно запретили курить во время сеансов. Рама сцены выполнена в виде светящейся арки, за которой вытянулись фонтаны. Их включают на рождественские праздники, а лампочки, вмонтированные в потолок, призваны напоминать голливудское звездное небо. Rex — в списке исторических памятников города, но вместе со своим клубом до сих пор остается очень живым местом. В доме № 24 — еще один заслуженный парижский кинотеатр, панорамный зал Max Linder с экраном 18х10 метров. А в Caf Brabant (№ 32) Эмиль Золя собирал писателей натуралистической школы всласть побичевать под шампанское пороки капиталистического общества.

БУЛЬВАР И УЛИЦА СЕН-ДЕНИ

В начале одноименного бульвара (boulevard Saint-Denis) стоят ворота Сен-Дени (Porte Saint-Denis), построенные в 1672 году на пути из Лувра в церковь Сен-Дени, где хоронили французских королей.

Пересекающая бульвар улица Сен-Дени (rue Saint-Denis) — одна из самых старых торговых улиц Парижа. На ее углу, у дома № 142, сохранился старинный фонтан, из которого в дни больших праздников текли вино и молоко. На улицу выходит красивый пассаж Гран-Серф (Passage du Grand Cerf); туда стоит заглянуть, помня, однако, что настоящим старым пассажем, несмотря на почтенный возраст, его не назовешь — он не так давно был отреставрирован до фальшивого блеска.

Теперь место ремесленных мастерских Сен-Дени заняли магазины одежды, забегаловки с блинами и салатами и многочисленные и явно знавшие лучшие времена секс-шопы. На каждом — объявления о скидках и распродажах (в основном распродаются кассеты и диски). Те из них, которые готовы вам предложить хоть какое-нибудь развлечение кроме телевизора, гордо пишут «Body-body jusqu’au plaisir» («до удовольствия»), но до чьего удовольствия — не уточняют, и не зря.

Чем ближе к Большим бульварам, тем чаще расставлены проститутки, смотрящие на вас с немым призывом. Согласно закону, они не могут к вам приставать и вынуждены ограничиться формальным «Привет». У них разный цвет кожи и волос, разные способы обозначить свой род занятий (одни стоят в мини-юбках, другие в меховых шубках на голое тело), но выглядят они при этом совершенно одинаково и рождают странные размышления о сексуальных вкусах парижан. Им всем за сорок, и каждая из них могла бы сыграть у Феллини Сарагину. У большинства такие неимоверные груди, что беднягам приходится стоять в парадных, чтобы не стеснять прохода публики.

Правда, жить и работать здесь многим из них больше не по карману: угроза спида отпугивает от СенДени все больше и больше клиентов. Сами проститутки валят вину за весь застой в делах на интернеткомпании, в массовом порядке заселяющие пустующие дома в этом районе: народ, говорят, теперь не делом занимается, а по порносайтам ходит.

БУЛЬВАР И ВОРОТА СЕН-МАРТЕН

В начале бульвара Сен-Мартен (boulevard Saint-Martin) установлена другая триумфальная арка — 1674 года. Одна из декоративных скульптур изображает Людовика XIV в виде обнаженного Геракла в парике. На бульваре расположены два театра: в доме № 16 — Театр Порт-Сен-Мартен (Thtre de la Porte Saint-Martin), в доме № 20 — Театр Ренессанса (Thtre de la Rennaissance). Оба театра связаны с именем Сары Бернар. В первом великая актриса играла в «Даме с камелиями», вторым руководила в последние годы XIX века.

САНТЬЕ Проходя по улице Сен-Дени, вы окажетесь на странном перекрестке с улицей Каир (rue du Care), уставленном господами восточного по преимуществу вида с ручными тележками. Это законспирированная секта носильщиков-колясочников, которых можно нанять, если вам надо куданибудь переезжать, а платить официальной транспортной компании вы не готовы.

Второй сборный пункт профсоюза — на старинной площади Каир (place du Care), где начинается лабиринт пассажа Каир (passage du Care) с его тремя галереями, в отличие от Гран-Серф пребывающими в приятной разрухе. Вход в один из первых парижских пассажей украшен в псевдоегипетском духе — гротескные изображения фараонов призваны были символизировать наполеоновское покорение Египта.

Именно здесь, в квартале Сантье (Le Sentier), находился пресловутый Двор чудес — воровское дно города, куда даже днем боялась заходить полиция. Парижская Хитровка располагалась между улицами Пти-Каро (rue des Petits Carreaux), Дамьет (rue de Damitte), Форж (rue des Forges) и Ниль (rue du Nil) и получила свое название из-за обыкновенного чуда: утром оттуда на соседние улицы выползали полчища слепых, хромых и увечных, а вечером почтенные калеки, сдав выручку, чудесно преображались и до утра отплясывали с подругами в кабаках.

Последние следы «чрева Парижа» сохранились вокруг площади Каир. Этот район традиционно занят оптовой торговлей тканями и одеждой, напоминая о том времени, когда каждая улица вокруг главного парижского рынка имела свою исключительную специализацию.

Сейчас рядом с торговцами тканями селятся молодые интернет-компании — примерно половина всего сетевого бизнеса во Франции сосредоточена на улице Сантье (rue du Sentier). Одной из первых стала Yahoo! France, чья штаб-квартира скрывается за невзрачным фасадом дома № 8.

ПАРИЖСКИЕ ПАССАЖИ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«Начало Реализация контейнера Название Безопасная реализация контейнера Уровни безопасности исключений Правила обеспечения безопасности исключений Лекция 6. Безопасность исключений Проектирование ПО на C ++ 25 сентября 2010 г. Лекция 6 1 / 40 ...»

«ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ ПО ОПЕРАТИВНОЙ ХИРУРГИИ И ТОПОГРАФИЧЕСКОЙ АНАТОМИИ Предмет и задачи топографической анатомии и оперативной хирургии. Понятие о 1. топографо-анатомической области, ориентире и проекции. Классифик...»

«МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 февраля 1997 г. N 6 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ МЕЖОТРАСЛЕВЫХ НОРМ ВРЕМЕНИ НА РАБОТЫ, ВЫПОЛНЯЕМЫЕ В БИБЛИОТЕКАХ Министерство труда и социального развития Российской Федерации постановляет: 1. Утвердить Межотраслевые нормы времени на работы, выполняемые...»

«ISSN 0869-4362 Русский орнитологический журнал 2013, Том 22, Экспресс-выпуск 890: 1625-1678 Динамика плотности населения, численности и распределения куликов по местообитаниям в 11-летнем внутривековом климатическом цикле 1973-1982 годов в дельте Селенги Ю.И.Мельников Юрий Иванович Мельников. Федеральное государственное бюджет...»

«Абсолютный Баланс Практическое Руководство по Кундалини йоге Yoga Press Delivering Sacred Knowledge Абсолютный Баланс Практическое Руководство по Кундалини йоге Альманах. Издание второе. Под общей редакцией Хари Картар Каур и Дхарам Атма Сингха Книга “Абсолютный Баланс” — э...»

«Проект ПОЛОЖЕНИЕ о региональном конкурсе "Школа-Лидер образования Воронежской области" Данное положение о конкурсе является неотъемлемой частью регионального мегапроекта "Создание, апробация и распространение инновационных образовательных моделей, способствующих эфф...»

«сонала, зависит будущее развитие организации. Руководителям организации нужно знать, что эффективность подбора персонала будет зависеть от той системы и тех регламентирующих процедур, которые будут использовать специалисты, подбирающие персонал [5, с.26 — 28]. Процедура подбора персонала в банковской сфере на прим...»

«Кроноцкий государственный природный биосферный заповедник Камчатский филиал Тихоокеанского института географии ДВО РАН В. И. МОСОЛОВ, В. И. ФИЛЬ ДИКИЙ СЕВЕРНЫЙ ОЛЕНЬ КАМЧАТКИ Издательство "Камчатпресс" Петропавловск-Камчатский УДК 639.1 ББК 47.18 М 81 Мосолов В. И., Филь В. И...»

«МВД России Санкт-Петербургский университет 310 ЛЕТ СО ДНЯ ОСНОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Программа регионального научно-теоретического Круглого стола 29 мая 2013 года Санкт-Петербург План 2013 г., раздел IV п. 15 310 лет со дня основания Санкт-Петербурга: программа регионального научно-теоретического Круглого стола. Санкт-Петербург, 29 мая 2013 года / сос...»

«ОЖИДАЕМАЯ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ НАСЕЛЕНИЯ БАШКОРТОСТАНА Р. Р. ШАЯХМЕТОВА, И. Б. УТЯШЕВА ШАЯХМЕТОВА Римма Рафаэлевна кандидат социологических наук, доцент кафедры прикладн...»

«Во имя нравст­ венной силы молодежи Послание Первого Президентства к молодежи НАШИ ДОРОГИЕ ЮНОШИ И ДЕВУШКИ! Мы безгранично верим вам. Вы – возлюбленные сыновья и дочери Бога, и Он вас помнит и беспокоится о вас. Вы пришли на Землю...»

«ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО от 6 августа 2007 г. N 36 ОБОБЩЕНИЕ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ БАНКА РОССИИ ПО ВОПРОСАМ ВАЛЮТНОГО КОНТРОЛЯ Вопросы по применению Инструкции Банка России от 15.0...»

«354 НОВИНИ СВІТОВОЇ НАУКИ Людмила Ким РЕГИОНАЛЬНАЯ НЕРАВНОМЕРНОСТЬ УРОВНЯ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ В статье рассмотрены региональные неравенства в уровне жизни населения Казахстана. Для решения данной проблемы предложена методика оценки уровня жизни населения, выявления потенциала для повышения уровня жизни насе...»

«ОАО ХК МЕТАЛЛОИНВЕСТ Баланс (Форма №1) 2013 г. На 31.12 На 31.12 года, На отч. дату Наименование Код предыдущего предшеств. отч. периода года предыдущ. АКТИВ I. ВНЕОБОРОТНЫЕ АКТИВЫ Нематериальные активы 1110 28 073 20 745 8 486 Результаты исследов...»

«Сенсорная панель оператора EA9 Руководство по эксплуатации EA9-USER-M-RUS ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Спасибо за то, что вы купили оборудование для автоматизации фирмы Automationdirect.com. Мы хотим,...»

«320 МАШИНОСТРОЕНИЕ _ точность изготовления бокового профиля. В доступной авторам литературе соответствующие расчеты не выполнялись. В.В. ШЕВЕЛЬКОВ., А.С. БЫЛЕЕВ АНАЛИЗ КЛИМАТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДЛЯ ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НВИ...»

«UTProp Scalping теоретический курс Оглавление Индустрии, сектора, фундаментальные данные по акциям, основные индексы (S&P500 и DJIA). 3 Новости и отчеты компаний Основные понятия в трейдинге (скальпинге): Понятие тренда в акции, ECN, котировка, спрэд, ликвидность, волатильность, уровни по...»

«ВОЗВРАЩЕНИЕ ОСТАТКА: ВОЗРОЖДЕНИЕ МЕССИАНСКОГО ИУДАИЗМА Майкл Шиффман Перевёл с английского Сергей Вашкевич Коррекция и редакция издательской группы HI, г. Ровно [К сожалению, на сайте МЕБИ http://www.mjbi.org.ua/ru/resources/?ext=http://www.mjbi.org.ua/ru/includes/ m_iudaizm/vozvrashcheniye_ostatka.htm откуда я взял эту книгу, текст...»

«ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Весы напольные SATURN ST-PS-0284 (скачано с www.Magazinpnz.ru) Общие правила техники безопасности Внимательно прочтите данную инструкцию перед началом использования прибора. Храните инструкцию вместе с гарантией, кассовым чеком,...»

«Загородный учебный центр "Сосново" по состоянию на 18.04.2014 г. Учебный центр находится в Ленинградской области по адресу: Приозерский р-н, п. Сосново, д. Кривко, на земельном участке площадью 8,16...»

«М. Г. Смирнова 7 М. Г. Смирнова* СОцИАЛьНыЕ ПРИТЯзАНИЯ И ЛОббИзМ Социальное притязание является проявлением воли человека и выступает важнейшим условием, способным увеличить или уменьшить свободу индивида. Это проявляется как в выборе одного из возможных вар...»

«ПРОБЛЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОРИЕНТАЦИИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ Лаверченко Т.О., ЛавроваЮ.С. ФГАОУ ВПО "НИУ БЕЛГУ" Белгород, Россия THE PROBLEM OF PROFESSIONAL ORIENTATION STARSHEKLASSNIKOV Laverchenko T.O., Lavrova...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РАСПОРЯЖЕНИЕ от 29 мая 2015 г. № 996-р МОСКВА 1. Утвердить прилагаемую Стратегию развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года (далее Стратегия).2. Минобрнауки России: с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной...»

«Бот. журн. 2004. Т. 89, № 7 Международные курсы гербарного дела в Королевском ботаническом саду в Кью (Великобритания) в 2003 году А.П. Серегин Московский государственным университет им. М. В. Ломоносова, 119992 Москва, ГСП-2, Воробьевы Горы, Гербарий Факс (095) 932-88-36 E-mail: allium@hotbox.ru International dipl...»

«ВІД БАРОКО ДО ПОСТМОДЕРНІЗМУ. 2015. Випуск XІX ПОЕТИКА ЛІТЕРАТУРНИХ ФОРМ У ЗМІНІ ЗАГАЛЬНОЄВРОПЕЙСЬКИХ СТИЛІВ: РЕНЕСАНС, МАНЬЄРИЗМ, БАРОКО УДК 821.111 – 13.09 Л. П. Привалова Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гончара ОБРАЗ ЗАМКА ЛЕДИ АЛЬМЫ В "ЛЕГЕНДЕ О РЫЦАРЕ Г...»

«Купцов Константин Александрович РАЗРАБОТКА ТВЁРДЫХ ИЗНОСОСТОЙКИХ НАНОСТРУКТУРИРОВАННЫХ ПОКРЫТИЙ Ti-Cr-Si-C-N И Ti-Al-Si-C-N С ВЫСОКОЙ ТЕРМИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТЬЮ И ЖАРОСТОЙКОСТЬЮ Специальность 05.16.06 Порошковая металлургия и...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.