WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«1 ПАРИЖ. ПУТЕВОДИТЕЛЬ АФИШИ 01. 10 ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ НУЖНО СДЕЛАТЬ В ПАРИЖЕ 1. Рано выйти из отеля и пройти по умывающемуся городу к площади Вож, ...»

-- [ Страница 3 ] --
Парижские пассажи — редкая возможность оказаться в первой половине XIX века. Именно тогда они были созданы для удобства чистой публики. Во-первых, пассажи спрямляли путь, как все проходные дворы, — изначально они и были проходными дворами, над которыми соорудили стеклянные крыши, а потом декорировали. Во-вторых, они позволили совершать неспешные пешие прогулки, фланировать, что стало так модно в эпоху, когда формировался «весь Париж». Весь Париж — это и знать, выжившая или вернувшаяся из эмиграции, и богатая буржуазия, еще не принятая в салонах Сен-Жермен, но уже одетая так же и населяющая те же кварталы, посещающая те же лавки и кафе, что и аристократия. Такие прогулки были бы абсолютно немыслимы просто по улицам Парижа.

В то время это был город, унаследовавший от Средневековья узкие кривые улочки с потоками грязи, плохо вымощенные, без тротуаров и системы канализации. Не случайно пассажи находятся в основном на Правом берегу, в модном тогда районе Больших бульваров.

По словам путеводителя того времени, «эти пассажи, новейшее изобретение индустриального комфорта, представляют собой находящиеся под стеклянной крышей облицованные мрамором проходы через целые группы домов, владельцы которых объединились для такого предприятия. По обе стороны этих проходов, свет в которые падает сверху, расположены шикарнейшие магазины, так что подобный пассаж — город, даже целый мир, в миниатюре». Вы и сейчас легко найдете их. Они очень разные.

Утонченно-элегантный пассаж Вивьен (Passage Vivienne, 4, rue des Petits Champs/6, rue Vivienne/5, rue de la Banque, Metro Bourse) с его бутиками (Jean Paul Gaultier и др.

), с чайным салоном A Priori-Th, где не только пьют чай, но и обедают, с большим винным магазином Legrand filles et fils. Сохранивший патину времени пассаж Панорам (Passage des Panoramas, 10, rue Saint-Marc/11, boulevard Montmartre), с фресками, которые любили расшифровывать сюрреалисты, с лавками филателистов, гравировальной мастерской Стерна, интерьер и витрина которой выглядят так же, как в день ее открытия в 1840 году.

С другой стороны бульвара Монмартр (№ 12) — пассаж Жуффруа (Passage Jouffroy) c лавками букинистов, магазинами игрушек «как когда-то» и музеем восковых фигур Гревен. Пассаж Бради (Passage Brady, 43, rue du Faubourg Saint-Martin/46, rue du Faubourg Saint-Denis, Metro Chteau d’Eau), переполненный индийскими ресторанами, парикмахерскими и магазинами. В перестроенном с тех пор пассаже Шуазель (Passage Choiseul, между rue Saint-Augustin и rue des Petits Champs, Metro Pyramides, Quatre Septembre) прошло детство Луи-Фердинанда Селина, описанное в его романе «Смерть в кредит». Наконец, один из первых и самых красивых парижских пассажей, призрачный Веро-Дода (Passage Vro-Dodat), с ветхими расписными потолками и мраморными колоннами, проходит между улицами Круа-де-Пти-Шан (rue Croix des Petits Champs) и Жан-Жак Руссо (rue Jean-Jacques Rousseau).

Чтобы представить, как он будет выглядеть после реставрации, загляните в трехэтажный пассаж ГранСерф (Passage du Grand Cerf) между улицами Сен-Дени (rue Saint-Denis) и Дессуб (rue Dessoubs):

впечатляющее кованое железо и резные фасады лавок, все отчищено, а по ощущению — какой-то «Макдоналдс». Видимо, реставрация пассажам противопоказана. Пусть уж лучше остаются руинами фантазий парижских буржуа героической поры — именно за это их так ценили сюрреалисты.

14. МОНМАРТР ОРИЕНТАЦИЯ Монмартр (Montmartre) вы увидите уже из центра города — холм на севере с сахарной головой базилики Сакре-Кр (который местные русские называют «наш XXC», да и парижане относятся к нему с той же иронией). Когда-то здесь была деревня. В 1860 году ее присоединили к Парижу, но до сих пор этот квартал, со своими жителями, улицами, кафе и виноградниками, сохранил дух французской провинции.

Легенды Монмартра, связанные то с художественной коммуной, а то и с Парижской, которая здесь родилась и напилась крови в 1871 году, ему изрядно навредили. Идти страшно: ожидаешь полный Арбат с художниками и туристическую давку. Придя, обнаруживаешь, что туристы в основном локализованы вокруг Сакре-Кр, а холм в полном вашем распоряжении.

Название Mons Martyrum, «холм мучеников», холм получил в честь казненных здесь в III веке первого епископа Парижа, святого Дени, и его последователей. Во время войн Монмартр использовался как стратегический пункт: занять его стремились в 1590 году войска Генриха Наваррского, в 1814-м — русские казаки, в 1870-м — пруссаки. В начале XX века невысокие цены на жилье и деревенская простота жизни привлекли сюда писателей, композиторов, художников. Здесь жили Золя, Берлиоз, Ренуар, Сера, Дега, Ван Гог, Пикассо — всех перечислить невозможно. В каждом из монмартрских кафе висит список завсегдатаев, достойный каталога ГМИИ им. А.С.Пушкина. Имена повсюду одни и те же, из чего можно сделать важный вывод: мастера искусств были не дураки выпить, не раз и не в одном месте.

Подняться на холм можно на фуникулере, в котором действителен обычный билет на метро (остановка — у метро Anvers). Лучше всего, конечно, гулять пешком, хотя надо быть готовым все время подниматься и спускаться по крутым улочкам, местами переходящим в лестницы. Это нелегко.

Недаром многие местные и живут даже не как в деревне, а как в горном ауле, всячески оттягивая утомительный спуск-подъем на равнину.

С 8.00 до 20.00 холм объезжает автобус — от площади Пигаль до метро Jules Joffrin

ПЛОЩАДЬ АББЕС И ВОСТОЧНЫЕ СКЛОНЫ МОНМАРТРА

По пути от станции Anvers на площадь Аббес, откуда вы полезете на холм, найдите площадь ШарльДюлен (place Charles Dullin). Стоящий здесь театр Ателье (Thtre de l’Atelier) привлекателен не только тем, что здесь начинал когда-то великий Жан-Луи Барро. Основанный после революции и знавший расцвет между мировыми войнами, он больше никакой не международный артистический центр, национальная гордость и прочее, а просто деревенский театр, замечательное здание с тонкими колоннами на маленькой площади, где можно присесть отдохнуть — если не станете готовиться к штурму холма в винном баре A l’Affiche на углу.

На площади Аббес (place des Abbesses) имеется одна из двух сохранившихся в Париже станций метро эпохи ар-нуво, со стеклянным павильоном и фонарями, построенная архитектором Гимаром.

Ее перенесли сюда из центра города, со станции Htel de Ville. Поскольку тут же обычно кружится карусель, гимаровское ажурное литье кажется аттракционом парижской жизни, а не настоящей норой под землю.

Стоящая на площади церковь Сен-Жан-л’Еванжелист (Eglise Saint-Jean-l’Evangliste) — первая во Франции, построенная из железобетона (1897-1904); ее архитектор Анатоль де Бодо — ученик Виолле-ле-Дюка. Заказчик, аббат Алекс Собо, — его скульптурный портрет можно видеть внутри, справа от входа, — дважды защитил Бодо, когда городские власти пытались строительство остановить.

Снаружи храм выглядит обычным, правильным зданием своего времени (за кирпичные фасады ее тут же прозвали «Иоанн-кирпичник» — Saint-Jean-des-Briques), но интерьер поразителен: темные железобетонные своды и арки, купола со световыми фонариками и отличные люстры ар-нуво.

Посещение церкви Сен-Жан-л’Еванжелист Лето: пн-сб 8.30-12.00, вс 16.00-19.00; зима: пн-сб 8.30-12.00, вс 8.30-12.00, 15.00-18.00 На брандмауэре дома напротив церкви на всех мыслимых языках выложено «я тебя люблю» — почемуто под лозунгом бунтовщиков 1968 года «Будьте реалистами, требуйте невозможного». За славян отдуваются болгары («обичам те», а надпись по-русски искать замучитесь).

Подниматься отсюда на вершину холма можно двумя путями. Более прямая дорога проходит через улицу Вьвиль (rue de la Vieuville), в конце которой надобно повернуть направо и по ступенькам улицы Древе (rue Drevet) подняться к площади Кальвэр (place du Calvaire), самой маленькой в городе.

На улице Норвен сохранилось здание сумасшедшего дома (22, rue des Norvins), в котором содержался поэт Жерар де Нерваль. Это была прогрессивная клиника, главный врач которой пошел на научный эксперимент — перестал, как было принято в тогдашней врачебной практике, держать пациентов на цепи. Ближе к площади Тертр Норвен пересекает крошечная мощеная улица Сен-Рюстик (rue Saint-Rustique) без тротуаров — она считается самой старой на Монмартре.

Другой путь на вершину Монмартра проходит с площади Аббес по одноименной улице, а потом по улице Толозе (rue Tholoz), в конце которой ступеньки ведут к изображенной на одной из картин Ренуара мельнице-трактиру 1622 года «Мулен-де-ла-Галетт» (Moulin de la Galette). Сюда часто заходил Тулуз-Лотрек, заказывал большую миску глинтвейна с корицей и выпивал ее залпом.

Мельница прославилась в 1814 году, когда владельцы засели в доме и до последнего патрона отстреливались от наступавших казаков — по преданию, трупы защитников распяли на мельничных крыльях. Потомки не стали устраивать мемориалов, а открыли быстро сделавшийся модным танцевальный зал, где гостей угощали выпеченными здесь же галетами. Сегодня «Мулен-де-лаГалетт» в частной собственности — ограда, код и сигнализация скрывают ее от посетителей. Самым настойчивым угрожают злыми собаками. Хозяев можно понять: им здесь жить, а в сад все лезут и лезут туристы со своим Тулуз-Лотреком.

Лучший вид на мельницу — с угла улиц Лепик (rue Lepic) и Оршан (rue d’Orchampt). С этого перекрестка куда ни направишься, все равно окажешься на вершине холма. Можно пойти прямиком по Лепик — где-то на полпути там обнаружится кафе Deux Moulins, где работала Амели Пулен (заведение легко опознать по бесчисленным плакатам с портретами Одри Тoту). Внутри — нетронутый интерьер 1950-х годов, обалдевшие от наплыва амелиманов официанты и туалет, в котором была устроена личная жизнь ипохондрички Сюзанны.

А можно отправиться в обход, по тихой провинциальной Оршан, мимо особняка певицы Далиды, через площадь Эмиль-Гудо (place Emile Goudeau) c ее каштанами, скамейками и фонтанчиком перед серым фасадом, оставшимся здесь от старого «Бато-Лавуар», сгоревшего в 1970-м (как это часто бывает, сразу же после того как его признали памятником). Летом 1904 года гроза застала на одной из этих скамеек красавицу Фернанду Оливье. Она бросилась под навес, где наткнулась на маленького черноглазого человечка с котенком в руках. Человечка звали Пабло Руис Пикассо. Фернанда станет его любовницей, натурщицей и экономкой. Они проживут вместе до весны 1912 года.

ПЛОЩАДЬ ТЕРТР И БАЗИЛИКА САКРЕ-КЕР

На Монмартре вы встретите удивительных персонажей — старичка с хорьком, совместно выпивающих пастис в кафе, молодого апаша в галифе и кепке, вышагивающего мимо виноградника. Можно подумать, что их наняла и подкармливает мэрия, но они явно держатся в стороне от туристского Монмартра, центр которого заняла открыточная площадь Тертр (place du Tertre) на самой вершине холма, существовавшая еще в XIV веке. Сегодня она окружена ресторанами и оккупирована живописцами и графиками, на скорую руку изготавливающими виды Парижа и портреты туристов.

Халтурить здесь имеют право только члены местного Союза художников, которые к тому же гарантируют, что виды аутентичны, a краска с полотна не облупится. Покупать местную живопись не стоит даже с гарантией, зато можно посмотреть на туристов, которые тоже бывают очень забавными и аутентичными. Вообще, гуляя по Монмартру, ловите момент, когда вы перейдете из тихого, молчаливого и застенчивого (буквально) города в туристский бедлам, мешающий немецкий с китайским, а английский с русским. Это всегда удивительное ощущение: то город принадлежит тебе одному, а то вот на тебе — набежала целая банда.

В нескольких шагах от площади, на пересечении улиц Сент-Элетэр (rue Saint-Eleuthere) и Мон-Сени (rue du Mont Cenis), стоит романская церковь Сен-Пьер-де-Монмартр (Eglise Saint-Pierre-deMontmartre) 1134 года — все, что осталось от бенедиктинского монастыря, с которого начиналась деревня. Основала аббатство в 1133-м и умерла здесь в 1154-м королева Франции Аделаида Савойская, супруга Людовика VI. Внутри, у входа, сохранились колонны галло-римского храма. В XIX веке сильно обветшавшее здание решили снести, но на защиту памятника старого Монмартра поднялись художники, и Сен-Пьер пощадили.

Церковь совершенно теряется ныне в тени своей соседки, гигантской базилики Сакре-Кр (SacrCoeur), возведенной рядом во искупление грехов Парижской коммуны. Старожилы Монмартра предпочтут ей стоящую в соседнем квартале живописную водонапорную башню, подпитывающую живительной влагой все окрестные кварталы. Псевдовизантийская базилика (1875-1914) Поля Абади с самого начала не вызывала у парижан особой симпатии. Несмотря на массовую оппозицию, проект был-таки реализован, но противники Сакре-Кр отыгрались, присвоив скверу у ее подножия (square Willette) имя местного художника, кричавшего на освящении церкви: «Да здравствует дьявол!»

Зато с вершины Сакре-Кр открывается великолепный вид на город. Впрочем, панорамой можно полюбоваться и бесплатно — со смотровой площадки у входа, кишащей продавцами сувениров, туристами и карманниками. В маленьком сквере поблизости установлен памятник кавалеру де Ла Барб.

1 июля 1762 года 19-летний юноша осмелился не снять шляпу перед религиозной процессией и даже напевал фривольные куплеты. Кавалера отвели куда следует, вырвали у него язык, чтобы не напевал, отрубили руку, чтобы шляпу снимал, и сожгли его на медленном огне — в назидание подрастающему поколению.

Базилика Сакре-Кр пн-вс 6.00-23.00 Вход в базилику свободный

СЕВЕРНЫЙ СКЛОН ХОЛМА

Спускающаяся с северной стороны холма улица Соль (rue des Saules) проходит через монмартрские виноградники, высаженные здесь художником Пульбо и его друзьями, которые в 1929 году захватили пустующий клочок земли в знак протеста против ненасытных застройщиков. Правда, в виноделии художники мало что понимали — вопреки науке, виноград высажен на северном склоне. Более того, Пульбо и его друзья не знали, что лозам потребуется на созревание 4 года, и устроили праздник первого урожая уже следующей осенью: не терпелось выпить. Виноградниками (каждый год производящими около 1 500 бутылок вина, которые, вне зависимости от качества, считаются редкостью) управляет Синдикат Монмартра, ежегодно избирающий мэра и президента холма и организующий по этому поводу праздники в первую субботу октября.

В доме № 22 по улице Соль сохранилось легендарное кабаре Au Lapin Agile («У ловкого кролика».

Заведение, на фасаде которого был нарисован веселый кролик, выскакивающий с бутылкой вина из большой кастрюли, открылось в 1860 году. Сначала его назвали «Кролик Жиля» (Le Lapin Gill) — по владельцу художнику Андре Жилю, потом стали звать попросту, по вывеске. И Верлен, и Ренуар, и Клемансо, тогдашний мэр Монмартра и будущий президент Франции в годы Первой мировой, — все навещали ажилистого кролика. В 1903 году поэт и певец Аристид Брюан (детина в красном шарфе со знаменитой афиши Тулуз-Лотрека) выкупил кабаре и поручил его своему другу, папаше Фреде, благодаря которому заведение стало еще более популярным и еще более богемным местом. На стене долго висела картина, на которой один из завсегдатаев, некто Пикассо, написал себя в виде Арлекина, жену приятеля вывел Коломбиной, а папашу Фреде изобразил в виде гитариста (ныне в частной коллекции в США). До сих пор «Кролик» остается на своем месте, хотя и безбожно подорожал — вход стоит €24.

Au Lapin Agile rue des Saules (18) 01 46 06 85 87 www.au-lapin-agile.com вт-вс 21.00-2.00 Вход — €24, для студентов — €17 (включая один напиток) Угол улиц Соль и Абревуар занимает «Розовый Дом», который обессмертил Морис Утрилло.

В честьэтого прекрасного живописца и горького пьяницы можно опрокинуть стаканчик в расположенном здесь ресторане La maison rose.

В двух шагах отсюда, в доме XVII века с симпатичным зеленым двориком (12, rue Cortot), в разное время квартировали Ренуар, Сюзанна Валадон, Утрилло. Сейчас здесь Музей Монмартра (Muse de Montmartre), который стоит навестить даже не коллекции ради, а просто посмотреть, «как люди жили». Из окон по-прежнему открывается замечательный вид на виноградники, склон холма и северную часть Парижа.

Музей Монмартра www.museedemontmartre.com вт-вс 10.00-18.00 Вход — €5,50, для студентов и людей старше 60 лет — €3,50, для детей до 10 лет свободный Примыкающий к виноградникам заросший пустырь — вовсе никакой не пустырь, а специальный дикий сад (Jardin sauvage Saint-Vincent), который в 1985 году было решено сохранить в таком виде для изучения естественной флоры и фауны. Поблизости, на углу улицы Мон-Сени (22, rue du Mont Cenis), стоял когда-то дом, где жил со своей женой-англичанкой Берлиоз. Сама улица представляет картинную панораму Монмартра: отвесно уходящие вниз ступеньки с перилами посередине и старыми фонарями.

По другую сторону от «О Лапен Ажиль» — окруженный фасадами ар-нуво сквер Сюзанн-Бюиссон (square Suzanne Buisson) и тем же ар-нуво застроенная авеню Жюно (avenue Junot). Этот проспект иногда называют Елисейскими Полями Монмартра. Жилье здесь самое дорогое на севере Парижа.

На углу проспекта и улицы Жирардон (rue Girardon) живет актриса Анук Эме. От № 11 в сторону улицы Лепик отходит переулок, в котором находится так называемая «Деревушка художников» (Hameau des Artistes) — павильоны и мастерские, окружающие небольшой садик. Самый интересный в этом анклаве дом — № 15, построенный в 1926 году знаменитым венским архитектором Адольфом Лоосом для дадаиста Тристана Тцара.

Площадь Марсель-Эме (place Marcel Aym) — одна из самых крошечных в Париже, но раз попав сюда, вы ее уже не забудете. Памятник жившему здесь писателю Марселю Эме (сделанный, между прочим, Жаном Марэ) напоминает о его маленькой повести 1943 года «Passe-Muraille» («Человек, проходящий сквозь стену» и, натурально, изображает месье Эме, протискивающегося сквозь грубую каменную кладку.

КЛАДБИЩЕ МОНМАРТР

На Монмартре два кладбища — маленькое Сен-Венсан (Cimetire Saint-Vincent) через дорогу от Au Lapin Agile и главное кладбище Монмартр (Cimetire de Montmartre), вход на которое находится со стороны авеню Рашель (avenue Rachel). Это сравнительно новое кладбище: как и два других, Монпарнас и Пер-Лашез, его открыли в конце XVIII века, когда стало ясно, что покойников на церковных погостах буквально некуда девать. Кладбище расположено ниже уровня улицы, в бывших карьерах, ставших во время революции местом массовых захоронений. Теперь покоиться здесь весьма престижно — бок о бок с Гонкурами, Стендалем, Дега, Нижинским, Готье, Дюма-сыном и его «дамой с камелиями», Берлиозом и Далидой. В северном углу кладбища, на аллее Берлиоза, находится могила Франсуа Трюффо. Режиссер завещал, чтобы его похоронили здесь, после того как ему пришлось тайком снимать тут сцену для одного из фильмов: администрация отказала в разрешении на съемку.

Кладбище Монмартр 6 ноября — 15 марта: пн-пт 8.00-17.30, сб 8.30-17.30, вс 9.00-17.30;

16 марта — 5 ноября: пн-пт 8.00-18.00, сб 8.30-18.00, вс 9.00-18.00 За стеной кладбища стоит вилла Фюзен (Villa des Fusains, 22, rue Tourlaque) с красивым фахтверковым фасадом и старинной фаянсовой табличкой-указателем. Павильоны виллы, выстроенные для Всемирной выставки 1900 года, затем приспособили под мастерские художников.

В разное время их занимали Ренуар, Дерен, Боннар, Миро и Макс Эрнст. Улица, на которой стоит вилла, восточнее упирается в Лепик (rue Lepic). Прежде чем свернуть к вершине Монмартра (налево) или к метро и прочь отсюда (направо), поднимите голову: из окон невзрачного дома № 54 писал парижские панорамы Ван Гог, два года проживший здесь у брата Тео.

ОТ ПИГАЛЬ К ПЛОЩАДИ КЛИШИ

Когда-то тут был рынок натурщиц, на который спускались с Монмартра художники — поискать себе моделей и подружек. Сейчас квартал вокруг площади Пигаль (place Pigalle) у подножия холма пользуется тщательно поддерживаемой репутацией пристанища разврата. Но разврат здесь такой же туристический, как искусство на площади Тертр. Вдоль тротуаров растянулась цепочка автобусов, из которых вечером на площадь валит многонациональная толпа. Помимо туристов местная публика состоит из клошаров, проституток, сутенеров, наркоманов и пьяниц. Владельцы секс-шопов, эротических шоу, видеобаров с неоновыми вывесками и стендами с порнографией зазывают посетителей. Не вступайте в переговоры. Хотите — входите, не хотите — ступайте, ступайте мимо с криком «Pas ce soir!» («Не сегодня!»). Объявленные снаружи цены не всегда соответствуют реальным, а вывешенные фотографии — девушкам, которые вас там ждут.

На всех языках мира вас будут убеждать наслаждаться. Вам сделают скидку, — разумеется, только сегодня. Вам опишут программу, намекнув, что продолжение банкета будет зависеть только от вас. Вам объяснят, что именно сегодня в их борделе день открытых дверей и распродажа всего прекрасного и нежного. Дадите слабину — инженеры человеческих тел раскусят, что из вас можно веревки вить.

Глазом не успеете моргнуть, как окажетесь за столиком в последнем ряду в компании неприветливой тетки и скверного шампанского за €200. Зато в магазинах местной секс-спецодежды можно прикупить забавные туфли на сверхвысоком каблуке или сапоги-ботфорты, доходящие до плеч, — такие, что не снились Жан-Полю Готье.

От площади Пигаль на запад уходит залитый неоном бульвар Клиши (boulevard de Clichy), который в 1814-м храбро оборонял от русских маршал Монсо. Бульвар выходит на площадь Бланш (place Blanche), на которой стоит кабаре Moulin Rouge, любимое место Тулуз-Лотрека, объявившего местный канкан лучшим в мире. Усталые девушки отдыхают в запущенных барах La Nuit и Le Chat Noir (ничего общего уже не имеющим с легендарным «Черным котом» Аристида Брюана). От площади Бланш начинается улица Лепик — пока еще совершенно прямая и не такая живописная, какой станет выше по холму. В Lux Bar (№ 12) сохранилось столетнее керамическое панно, изображающее «Мулен Руж».

Поблизости, в № 90 по бульвару Клиши, в Cit Vron, жили Жак Превер и Борис Виан. Через дорогу скрывается крошечная часовня Сент-Рита (65, boulevard de Clichy), куда Генри Миллер частенько водил своих подружек-проституток. Знакомился он с ними, как правило, не так далеко отсюда, на площади Клиши (place de Clichy), в пивной Weppler (№ 14). Любимое заведение писателя какимто образом умудрилось не испортиться, что для этой части города, вообще-то, немалая редкость. Попрежнему отличные устрицы, хотя не сказать, чтобы такие же дешевые, как во времена «Тихих дней в Клиши». Местная терраса — один из лучших в этой части города наблюдательных пунктов для любителей разглядывать площадную жизнь.

БАТО-ЛАВУАР В 1899 году некоему мсье Тьонвилю пришло в голову разделить принадлежавшую ему фабрику пианино на мастерские, которые можно было бы сдавать художникам. Ветхое здание стояло на крутом откосе холма, так что с улицы Гаро (rue Garreau) оно казалось пятиэтажным курятником, а с нынешней площади Эмиль-Гудо, где был расположен вход, — одноэтажной хибарой. В «Бато-Лавуар» не было ни газа, ни электричества — и только один кран с водой на все пять этажей. В лабиринт дешевых клетушек с печками-буржуйками заселилась целая колония писателей и художников, в том числе Брак, ван Донген, Грис, Дерен, Вламинк, Модильяни. Поэт Макс Жакоб прозвал это здание «плавучей прачечной» (Bateau-Lavoir): оно напоминало ему одну из старых барж, на которых стирали тогда белье, да и полы здесь скрипели, как снасти корабля. Весной 1904 года одна из мастерских станет первым парижским прибежищем 23-летнего Пикассо. Здесь он проживет 5 лет, здесь будет писать при свете керосиновой лампы (а когда не будет денег на керосин — при свечах) своих клоунов и арлекинов, здесь полгода прокорпит над «Авиньонскими девушками», с которых начался кубизм.

В 1970 году здание, из которого вышла добрая часть европейского искусства первой половины века, выгорело дотла. Сохранился лишь фасад, выходящий на площадь Эмиль-Гудо. В пристроенных к нему после пожара мастерских и сейчас работают какие-то неинтересные художники и скульпторы.

15. МОНПАРНАС ОРИЕНТАЦИЯ Монпарнас — такой же артистический миф, как и Монмартр. Как и на Монмартре, знаменитые художники собирались в знаменитых кафе, а потом ложились под плиты знаменитого кладбища.

Сначала стоит взглянуть на город с вершин главного парижского небоскреба — Башни Монпарнас, прогуляться по одноименному бульвару, навестить великих за кладбищенской оградой, взглянуть на выставочный зал Фонда Cartier и на вход в парижские Катакомбы, названные Адом. Назло врагам можно пойти еще дальше ада и помахать окнам бывшей ленинской квартиры на улице Мари-Роз.

БУЛЬВАР МОНПАРНАС

Квартал Монпарнас (Montparnasse) находится на Левом берегу, к югу от Латинского квартала и СенЖермен. Вся холмистость — в названии: mont Parnasse, гора Парнас, от студентов, приходивших сюда в XVIII веке покуражиться, выпить вина и подекламировать стихи с насыпи. Самый низкий холм в городе, не холм даже — так, горка отвалов из близлежащих карьеров, которую к тому же потихоньку заравнивают: строить удобнее. В начале XX века на улицы Монпарнаса начали перебираться художники и писатели: Пикассо, Аполлинер, Модильяни и прочие, и прочие. Золотой век квартала — «сумасшедшие годы» между двумя мировыми войнами, когда Монпарнас и особенно террасы кафе на перекрестке Вавен были центром артистической и литературной Европы.

Главная улица квартала, бульвар Монпарнас (boulevard du Montparnasse), начинается у футуристического фасада Монпарнасского вокзала, перед которым стоит 209-метровая черная башня — Башня Монпарнас (Tour Montparnasse). Она прекрасно видна из всех центральных районов.

Чем ближе, тем зрелище неприятнее, но, по крайней мере, встав на этой земле, башня не стала наводить здесь свои порядки, и окрестные улицы остались как есть (да здравствует частная собственность на землю). У любителей панорам есть выбор: потратить €8,50 на открытую смотровую площадку 59-го этажа одного из самых высоких небоскребов Европы либо пропить эту же сумму в баре на 56-м этаже, откуда вид тоже неплох. Возле вокзала — неплохой торговый центр с Galeries Lafayette и другими магазинами, но лучше поберечь время и силы.

Башня Монпарнас Апрель-сентябрь: пн-вс 9.30-22.30; октябрь-март: пн-чт, вс 9.30-22.30, пт-сб 9.30-23.00 Подъем на 59-й этаж — €8,50 (14.00-18.00 — €7,50) К востоку от вокзала проходит улица Гэте (rue de la Gat), на которой недолгое время жил Троцкий.

На фасаде пивной La Libert (угол Гэте и бульвара Эдгара Кине), в которой часто обедал Сартр, сохранилась старая вывеска. Гэте — это еще и улица театров. О прекрасной эпохе напоминает красивый фасад с кариатидами Театра Монпарнаса (Thtre Montparnasse), на первом этаже которого находится популярное бистро. Напротив — здание Театра Гэте-Монпарнас (Thtre de la Gat Montparnasse). Рядом — битком набитый бар с большим портретом Жана Габена у входа.

Если вокзальная площадь и Galeries Lafayette — центр жизни Монпарнаса нынешнего, то в героические времена пуп земли находился в нескольких шагах к востоку, вокруг перекрестка Вавен (carrefour Vavin). Название это способно ввести в заблуждение. Одноименная улица действительно проходит совсем рядом, но к самому перекрестку не выходит, а пересекаются здесь на самом деле бульвары Монпарнас и Распай (boulevard Raspail). На площади стоит роденовский Бальзак, за которого в свое время Огюста Родена чуть не убили критики, не принявшие такого вольного отношения скульптора к национальной литературной иконе. Памятник установили в 1939 году, и назвать перекресток именем Бальзака, видимо, помешала разразившаяся война. К пущей неразберихе в 2000 году перекресток переименовали в площадь Пабло Пикассо (place Pablo Picasso), но пока еще никто так его называть не научился.

Здесь — самый центр Монпарнаса, вершина исчезнувшей ныне насыпи. И здесь же расположены все, кроме одного, великие кафе, составившие славу Монпарнаса.

Вначале был Le Dme. Правда, в 1900-х это был не роскошный рыбный ресторан, как сейчас, а простая забегаловка для рабочих. Не было и нынешней террасы (ее пристроили в 1923 году, когда Le Dme уже стал крайне модным заведением), да и нужды в ней никакой не было: рабочие предпочитали играть на бильярде в задней комнате, а вскоре прописавшимся здесь нищим иностранцам важнее всего была теплая печка. Большинство из них было либо русскими революционерами, либо художниками из Германии или Австро-Венгерской империи, которые быстро превратили Le Dme в эдакое венское кафе, где проводили весь день и разве что не спали.

Ближе к началу Первой мировой, и особенно после нее, Вавен решительно в моде. Теперь нищенствующие поэты и художники обжили не только Le Dme, но и его соседей: бар Le Select, кафе La Coupole и La Rotonde. «26 марта 1913 года я сидел, как всегда, в кафе «Ротонда» на бульваре Монпарнас перед чашкой давно выпитого кофе, тщетно ожидая кого-нибудь, кто бы освободил меня, уплатив терпеливому официанту шесть су. Подобный способ прокормления был открыт мной еще зимою и блестяще себя оправдал. Рядом со мной пыхтел жирный испанец, совершенно голый, а на его коленях щебетала безгрудая костистая девушка, также нагишом, но в широкой шляпе, закрывавшей лицо, и в золоченых туфельках. Кругом различные более или менее раздетые люди пили мар и кальвадос. Объяснялось это зрелище, довольно обычное для «Ротонды», костюмированным вечером в «неоскандинавской академии», — пишет один из тогдашних завсегдатаев, Илья Эренбург.

Ныне от былой богемности перекрестка Вавен остались одни воспоминания, хотя все четыре исторических заведения сохранились и по-прежнему вполне качественны. Это не кафе-музеи, в них вполне можно поужинать, хотя они уже совсем не для бедных. Молодому Эренбургу в них делать было бы нечего. В этом смысле особого внимания заслуживает дочернее предприятие Bistrot de Dme, расположенное напротив большого «Дома» и славящееся своей рыбкой и ненаглыми ценами настолько, что лучше заказывать столик заранее. Хорошо соблюдает себя и бар Le Select. Между войнами он был единственным кабачком в Париже, открытым ночью. Можно себе представить, как со всех темных окраинных улиц в поисках внутреннего и внешнего тепла сюда тянулись художники.

Он до сих пор работает до двух ночи (по пятницам и субботам — до полпятого) и частенько полон.

Немцы, захватив Париж в июле 1940-го, первым делом закрыли все знаменитые кафе. Вход был разрешен только для немецко-фашистских оккупантов, и это, видимо, стало так невыносимо, что даже освобождать Париж начали с Монпарнаса. С этой стороны вошли в город танки генерала Леклерка, и 25 августа 1944 года военный комендант Парижа генерал фон Хольтиц, которому Гитлер приказал разрушить Париж, подписал капитуляцию в задах вокзала Монпарнас.

Еще одно не менее заслуженное кафе — La Closerie des Lilas, чуть дальше на восток по бульвару (171, boulevard du Montparnasse). Сейчас на столах его красуются медные таблички с именами стародавних завсегдатаев: за этим столом сидел Пикассо, за этим — Ман Рэй, за этим — Аполлинер.

Некоторые краеведы шепотом жалуются, что таблички перепутаны — как будто бы сами сиживали за столами.

Один из самых именитых клиентов, Хемингуэй, квартировал буквально за углом, в доме № 113 по улице Нотр-Дам-де-Шан (rue Notre-Dame-des-Champs). На той же улице (№ 70 bis) жил Эзра Паунд, учивший Хемингуэя писать в обмен на уроки бокса.

Близ La Closerie des Lilas установлен памятник маршалу Нею. Принятый на королевскую службу, герой наполеоновских войн не только отказался выступить против Наполеона, но и встал на его сторону, когда тот вернулся во Францию на свои «Сто дней». Маршала, которого не взяли ни русские, ни английские, ни прусские пули, расстреляли французские солдаты на площади Обсерватории 7 декабря 1815 года.

Поблизости, на пересечении улиц Нотр-Дам-де-Шан и Вавен, стоит взглянуть на облицованный белой и синей плиткой «Дом-сад» 1912 года (26, rue Vavin). Знаменитый фантазер архитектор Анри Соваж предлагал дать больше света квартирам, располагая их уступами, все дальше и дальше от улицы.

Ввести это в обычай парижского строительства у него не получилось, но пример вышел отличный — квартиры здесь расположены террасами, на крыше каждой высажены деревья, а под стеклянной крышей двора был даже устроен бассейн.

КЛАДБИЩЕ МОНПАРНАС И ОКРЕСТНОСТИ

На расположенном поблизости от вокзала кладбище Монпарнас (главный вход с бульвара Эдгара Кине — boulevard Edgar Quinet) похоронены многие знаменитости: Шарль Бодлер, Антуан Бурдель, Камиль Сен-Санс, Осип Цадкин, Хулио Кортасар, Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Эжен Ионеско, Хаим Сутин, Тристан Тцара, Ман Рэй, Жак Деми. Многие из них жили по соседству и не расстались с любимым районом и после смерти.

Спросите у привратников план: они большие патриоты Монпарнаса, искренне гордятся своими покойниками и страшно ревнуют к Пер-Лашез. Они укажут вам, к примеру, путь к могиле Сержа Генсбура на главном круге, которая всегда забросана неимоверным количеством записочек, фенечек, свечечек и подарочков. Дворники терпеливо сметают их, как осенние листья. Большинство тех, кто приходит к нему на могилу, безответный ныне певец, актер и знаменитый харизматик при жизни, наверное, погнал бы грубым матом. Из наших поблизости лежат шахматист Александр Алехин и борец за самостийную Украину Симон Петлюра, которого здесь пишут через «у» — Petloura.

Кладбище Монпарнас Апрель-октябрь: пн-пт 8.00-18.00, сб 8.30-18.00, вс 9.00-18.00; ноябрь-март:

пн-пт 8.00-17.30, сб 8.30-17.30, вс 9.00-17.30 Улица Эмиль-Ришар (rue Emile Richard) — единственная в Париже, на которой нет жителей, нет домов, нет магазинов, — отделяет Большое от Малого кладбища, где стоит одно из самых необычных надгробий: под лампой собственного изобретения на бронзовой кровати читает книгу Шарль Пижон, а рядом с ним безмятежно спит его супруга. Тут же похоронены Ги де Мопассан, жертва судебной несправедливости капитан Альфред Дрейфус, основатель автомобильной фирмы Андре Ситроен и автор статуи Свободы Фредерик-Огюст Бартольди. Знаменитый «Поцелуй» стал надгробием его автору, скульптору Константину Бранкузи.

За северной стеной кладбища, в доме № 31 по бульвару Эдгара Кине был шикарный Le Sphinx — единственный бордель на Левом берегу. На открытие был приглашен весь Монпарнас. Бар «Сфинкса»

не уступал по части декора La Coupole, и обставленное по последнему слову техники — с кондиционерами и никелевой отделкой — заведение пользовалось заслуженной популярностью.

БУЛЬВАР РАСПАЙ И ОКРЕСТНОСТИ

Поблизости, на улице Кампань-Премьер (rue Campagne Premire), жили Рильке (№ 9) и Рембо (№ 14). Мастерские в № 31 снимали Миро, Джакометти, Макс Эрнст, Кандинский. В фильме Годара «На последнем дыхании» герой Бельмондо выскакивает из дверей дома 11, бежит от полицейских пуль вниз по улице и падает на перекрестке с бульваром Распай.

Дом, перед которым он погибает, — недорогой отель Istria (№ 29), куда в более хозяйственной стране давно пускали бы только по билетам. В 1920-е годы здесь, приезжая в свои парижские командировки, останавливался Маяковский — явно экономил на «рено» для Лили Брик. Тем более что в соседних номерах были все свои: Рильке, Тцара, Пикассо, Сати, Дюшан, Ман Рэй и почти родственник Луи Арагон с сестрой Лили Брик Эльзой Триоле. А еще — некоронованная королева этих мест Кики де Монпарнас, выступавшая на углу в Le Jockey.

Ближе к Сене здешних неписанных авторитетов не признавали, но в бистро и в мастерских 14-го округа они были настоящими знаменитостями. Вокруг каждого из них клубились обожатели, приносившие свою скромную дань. Певица и модель Кики не только получила из их рук свой дворянский титул Kiki de Montparnasse, но и вошла в историю Франции.

На другой стороне бульвара Распай (boulevard Raspail) была мастерская Пикассо (№ 242) и чуть подальше — Модильяни (№ 216). Впрочем, на бульваре Пикассо долго не выдержал и через год переехал за угол (№ 5bis, rue Victor Schlcher): из окон новой мастерской открывался прекрасный вид на монпарнасское кладбище. Железному испанцу предстояла долгая жизнь, баснословное богатство и самая шумная слава среди художников его поколения. Вино и наркотики свели в могилу его соседа.

Модильяни не прожил и 36 лет. 24 января 1920 года он умер в больнице, а два дня спустя покончила с собой его подруга Жанна Эбютерн.

Теперь за все искусство на Распае отвечает Фонд Cartier (Fondation Cartier) в № 261 — штаб-квартира художественной институции, созданной знаменитым ювелирным домом. Здесь проходят забавные выставки, но лучшее — само здание, один из безусловных шедевров современной архитектуры.

Не поленитесь посмотреть на эту стеклянную клетку для искусства, построенную главным французским архитектором Жаном Нувелем. За стеклами Фонда вы прямо с бульвара увидите выставочный зал, сад во дворе и одно из деревьев (посаженных почти что двести лет назад жившим здесь поэтом Шатобрианом) прямо перед главным фасадом.

ВОЖИРАР Доброй половине обитателей Le Dme, La Rotonde или La Closerie des Lilas приходилось пересекать по дороге к своим именным столикам железнодорожные пути вокзала Монпарнас. За линией, в квартале Вожирар (Vaugirard), главной считалась улица Бломе (rue Blomet), на которой в № 45 жил Жоан Миро.

Шагал, начиная со своего первого приезда в Париж в 1910 году, работал в мастерской «Ля-Рюш» (La Ruche, «Улей», в переулке Данциг (Passage Dantzig) у нынешнего парка Жоржа Брассанса. Этот круглый павильон, Ротонду вин, инженер Эйфель выстроил для Международной выставки 1900 года. Когда выставка закрылась, друг Родена, разбогатевший на выгодных заказах скульптор Альфред Буше, купил участок земли у черта на рогах — в 15-м округе. Туда перенесли Ротонду, назвав ее «Ульем». «Улей» поделили, как циферблат, на 24 маленьких мастерских, где 24 часа в сутки что-то происходило.

Едва ли не единственным французом среди обитателей «Ля-Рюш» оставался Фернан Леже, остальные были эмигрантами — в основном евреями из России и Польши. До того как устроиться самостоятельно, у Шагала жили соотечественники Хаим Сутин и Осип Цадкин. Жили в ужасающей нищете — Леже вспоминал, как русские угощали его маринованной в водке кошатиной. Водка, впрочем, была всегда, недаром павильон строился для вин. В «Улье» до сих пор живут художники и скульпторы и до сих пор — со всех сторон света, кроме Франции.

ПЛОЩАДЬ ДАНФЕР-РОШЕРО И ОКРЕСТНОСТИ

Бульвар Распай завершается у площади Данфер-Рошеро (place Denfert-Rochereau). Можно миновать эту площадь, посреди которой дремлет каменный лев скульптора Бартольди, и так и не узнать, что здесь вымощена дорожка в ад. С площади есть ход в парижские Катакомбы (Catacombes) — старые каменоломни, настоящие лабиринты, простирающиеся под городом на многие километры. Туда перед революцией были снесены кости с десятка ликвидированных кладбищ в центре города. Понятно, почему площадь была названа площадью Ада (place d’Enfer) и долго ей оставалась, пока обеспокоенные власти не подыскали ей подходящего крестного. С 1880 года площадь носит имя удачно названного родителями Пьера Мари Филиппа Аристида Данфер-Рошеро, героя франко-прусской войны.

Выезд с площади фланкируют два павильона, построенные в XVIII веке у городских ворот. Вход в Катакомбы открыт в левом из них. Спуститься в парижскую преисподнюю и отправиться по туристическому маршруту (шаг вправо, шаг влево — побег) можно только в составе экскурсии.

Самостоятельные вылазки в Катакомбы запрещены специальным законом. Это, конечно, не останавливает местную молодежь, но иностранцу подобное развлечение не порекомендуешь.

Во время оккупации под землей прятались партизаны, а в 1980-х устраивались подпольные вечеринки.

Страдающим клаустрофобией рекомендуется воздержаться. Слабонервным тоже: лежавшим здесь скелетам давно нашли применение — из костей и черепов выложены сложные архитектурные композиции. Идея странная, но объяснимая. В конце концов, к покинутому телу относились не более почтительно чем к жестянке из-под пива. Душа улетела, что же трястись над пустой оболочкой.

Кто здесь лежит — неизвестно, любой из великих французов Средневековья, но этого уже никто никогда не узнает. При этом к костяным узорам отношение исключительно уважительное. Ни одна косточка, ни один позвонок, ни одна плюсна не пропадет — при выходе вас тщательно осмотрят и заставят открыть сумку.

Далеко за площадью Ада на улице Мари-Роз (rue Marie Rose) на советские деньги много лет был открыт парижский филиал музея Ленина. Квартира в доме 4, где Ленин и Крупская поселились в 1909 году, была когда-то главным адресом для советских туристов, которые часто недоумевали, что же тем не сиделось в Париже-то, на маленькой буржуазной улочке. В наши времена с дома сняли мемориальную доску, но приятно видеть на ее месте надпись — на высоте второго этажа, между прочим, и не каким-нибудь спреем, а старомодным грифельным карандашом: «Vive Lenin!»

Музей Ленина 4, rue Marie Rose (14) 01 42 79 99 58 пн-пт 9.30-17.00, закрыт один месяц летом Вход свободный От Катакомб бульвар Араго (boulevard Arago) выходит своей левой стороной к Парижской обсерватории (Observatoire de Paris), одной из первых в Европе. Кольбер открыл ее еще в 1668 году (61, avenue de l’Observatoire). Сады Обсерватории, тянущиеся до Люксембургского сада, выравнены строго по линии «север-юг»: здесь проходил Парижский меридиан, обозначавшийся как нулевой на всех французских картах, пока в 1911 году Франция не согласилась, скрепя сердце, считать нулевым меридианом Гринвич.

Дальше с правой стороны бульвара вы увидите высокую стену знаменитой парижской тюрьмы Санте (Maison d’ArrРt de la Sant). Почти на углу с улицей Санте (rue de la Sant) сохранился, возможно, последний в Париже открытый уличный писсуар — вещь столь же парижская, как парижское бистро, и поражавшая еще Эренбурга, наблюдавшего сцены непринужденных бесед влюбленных у стальной выгородки, начинающейся чуть ниже колена и заканчивающейся чуть выше груди. А вот Генри Миллер высоко ценил представителей исчезнувшего племени vespatiennes: «Ни один нормальный человек не станет отрицать, что созерцать мужчину, остановившегося возле жестяного желоба и взирающего на людскую толчею с довольным, ублаготворенным, чуть рассеянным видом, подметить в его глазах выражение неизъяснимого блаженства — одно удовольствие. И неудивительно: освободить переполненный мочевой пузырь — одна из величайших жизненных радостей».

16. К ВОСТОКУ ОТ ПЛОЩАДИ РЕСПУБЛИКИ

ОРИЕНТАЦИЯ На площади Республики (place de la Republique) заканчиваются Большие бульвары и начинаются рабочие предместья, символом которых стал Бельвиль (Belleville), ныне заселенный иммигрантами из Африки и Китая. Через все восточные предместья с севера на юг проходит канал Сен-Мартен (canal Saint-Martin), впадающий в Сену у Бастилии. До последнего времени эти кварталы были не так модны и востребованы, в результате здесь сохранились городская среда и дух Парижа рубежа веков, что ввело район в бешеную моду. Предместье Фобур-Сент-Антуан (Faubourg Saint-Antoine) с его ремесленными мастерскими краснодеревщиков теперь скупают парижские бо-бо — буржуазная богема.

Единственный район на востоке города, подвергшийся тотальной трансформации, — Ла-Виллетт (La Villette), где на месте городских скотобоен была выстроена местная ВДНХ: ультрасовременный Город науки и промышленности (Cit des Sciences et de l’Industrie). Достопримечательность восточного Парижа — кладбище Пер-Лашез (Cimetire Pre-Lachaise), на котором похоронено больше знаменитостей, чем где бы то ни было в мире.

ФОБУР-СЕНТ-АНТУАН На площади Бастилии, от угла улицы Рокетт (rue de la Rouquette), начинается пассаж Шеваль-Блан (Passage du Cheval Blanc) — маленькие дворики, носящие название одного из месяцев года. Иные сохранились в симпатичной разрухе, иные зачищены и отлакированы до безобразия. «Март» приятнее «Мая», а после «Июля» год неожиданно заканчивается.

Выйдя из пассажа, вы попадаете на улицу Фобур-Сент-Антуан (rue du Faubourg Saint-Antoine).

Длинная прямая улица, вдоль которой расположено бывшее парижское предместье ремесленников, соединяет две площади — Бастилии (place de la Bastille) и Насьон (place de la Nation). Здесь стояло аббатство Сент-Антуан, которое имело помимо прочих привилегий дарованное королем право невозбранно пасти своих свиней на всех парижских улицах при единственном условии — на шею монастырским свиньям вешали колокольчики.

При Людовике XI ремесленникам, селившимся в квартале Фобур-Сент-Антуан, предоставлялись привилегии для открытия дела. Раньше других здесь появились столярные мастерские. В старину ремесленникам было запрещено трудиться после захода солнца, а днем требовалось держать дверь мастерской открытой, чтобы клиенты могли контролировать качество продукции. И сегодня под старыми вывесками на улице Фобур-Сент-Антуан и в мастерских на соседних улицах работают краснодеревщики, золотых дел мастера, а в доме № 160 до сих пор открыта самая старая парикмахерская Парижа.

Идя по тротуарам, надо все время нырять направо и налево: в пассаж Шантье (Passage du Chantier) и во внутренние дворы с красивыми фасадами и деревянными лестницами XVII века (cour du Bel-Air — № 54-56, cour de l’toile-d’Or — № 75). За типичной городской аркой, уставленной зелеными мусорными баками, перед вами откроется анфилада комнат-дворов с двух— и трехэтажными фасадами совершенно сельского типа — росписи, цветы на окнах и балконах и царственные кошки. Некоторые дворы ведут от Фобур-Сент-Антуан на улицу Шаронн (rue de Charonne).

На углу Шаронн и авеню Ледрю-Роллен (avenue Ledru-Rollin) c начала XX века сохранилось Le Bistrot du Peintre в стиле ар-нуво — с отапливаемой террасой, мрамором отделанным фасадом и красивыми деревянными переплетами витрин. Золотыми буквами на мраморе выведены цены: чашка кофе на заре прошлого столетия стоила 10 сантимов (теперь — 1,50, и не франков, а евро). Нынешнее Le Bistrot du Peintre тогда называлось А Jeanne Pierre и не прислонялось, как сейчас, к уродливому многоквартирному дому, отгрызшему угол квартала. В особняке Мортань (Htel Mortagne, №53) Жак Вокансон разместил в 1746 году свою коллекцию автоматических машин, которая положила начало Национальному музею ремесел и профессий.

Справа от Фобур-Сент-Антуан, в глубине квартала между бульваром Дидро (boulevard Diderot) и авеню Домениль (avenue Daumesnil), на площади Алигр (place d’Aligre) каждое утро кроме понедельника работает один из самых больших и недорогих рынков Парижа. За покупками сюда приезжают даже из других районов. На рынке Алигр можно найти продукты африканские и провансальские, индийские и китайские. Ближе к полудню цены падают. А если хорошо порыться, на развалах можно отыскать настоящие сокровища.

Сама полукруглая площадь была заказана настоятельницей монастыря Сент-Антуан в XVIII веке как живое, рыночное место, чтобы отвадить веселых торговцев от ворот аббатства, к тому времени уже лишившегося своих свиных привилегий. А назвали ее в 1867 году — в честь канцлерши мадам д’Алигр, основательницы расположенного поблизости приюта для найденышей.

В центре площади стоит старый рыночный павильон March Beauvau, такой — как и все старые парижские крытые рынки — красоты, что можно понять всю скорбь горожан по «чреву Парижа».

В центре павильона стоит фонтан, у фонтана играет аккордеонист, мясник режет мясо, сыровар угощает сыром. Идиллия.

А напротив находится хлебный магазин Le pain au naturel, у которого можно снимать кадры для репортажей в брежневскую «За рубежом»: «С раннего утра парижане вынуждены выстраиваться в бесконечные очереди за хлебом».

Отоварившись, посетители рынка (язык не поворачивается назвать этих зрителей и актеров в одном лице покупателями) идут в тайное прославленное место — устричное заведение Baron Bouge с винными бочками перед входом. Оно был окрещено как Baron Rouge, «Красный барон», и гордо несло красные маркизы — в цвет триплана знаменитого аса Первой мировой. Но потом вышла история — наследники геройского Манфреда фон Рихтгофена запретили трепать по ветру национальную гордость, и хозяева уступили, хотя и по-иезуитски: R на вывеске просто подогнула ножку и стала более походить на В. Так что называется место теперь Baron Bouge, «Барон движется», — хотя оно уже много лет как вросло в улицу Теофиля Русселя (rue Thophile Roussel) и выдает свежайшие устрицы и разливное вино прямо на бочку. Завсегдатаи поедают устрицы дюжину за дюжиной, моллюсков открывают рядом на прилавке огромным ножом, похожим на абордажный крюк. Прохожие останавливаются и заговаривают с едоками, все друг с другом знакомы, а если и нет, то готовы познакомиться. Никого не смущает объевшаяся на рынке девочка, которую мучительно тошнит. Толпа поддерживает ее и ободряет.

Baron Bouge 1, rue T.Roussel (12) 01 43 43 14 32 вт-чт 10.00-14.00, 17.00-22.00, пт-сб 10.00-22.00, вс 10.00-14.00, 17.00-22.00 На соседней улице Бодлера (20, rue Charles Baudelaire) не пропустите магазин, предлагающий товары для охотников за сокровищами — от промывочного лотка и кирки до металлоискателей с эхолотами и с «Практическим руководством золотоискателя во Франции».

На улице Сен-Бернар (30, rue Saint-Bernard) стоит один из самых очаровательных парижских храмов XVII-XVIII веков — церковь Сент-Маргерит (Eglise Sainte-Marguerite). Внешне она похожа на самую обычную сельскую церковь, но внутреннее убранство не по-деревенски изящно. На «кладбище Людовика XVII» слева от церкви, как предполагается, был похоронен 10-летний сын Людовика XVI, несчастный мальчик, умерший в башне Тампля, после того как его родителей отправили под нож.

Но ясности в этом вопросе нет: историки до сих пор так и не сошлись во мнении, кто был похоронен у Святой Маргариты — сын короля-мученика или один из возникших на его костях многочисленных лже-Людовиков.

«ВИАДУК ИСКУССТВ»

Вдоль современной авеню Домениль протянулся длинный виадук. В 1859 году здесь была открыта первая 17-километровая ветка городской железной дороги. В середине следующего века она вышла из строя, а в 1989 году виадук был отреставрирован, и в его шестидесяти аркадах открылись мастерские стеклодувов и галереи дизайна. Над «Виадуком искусств» (Viaduc des Arts) проложена Зеленая аллея (La Coule Verte) из лип, вишневых деревьев и цветочных кустов. Удивительно, но сами парижане тоже не ленятся подняться на узкую и не очень удобную тропу над землей. Сверху видны дворики и крыши улицы Фобур-Сент-Антуан. После прогулки можно посидеть в одном из ресторанов виадука: в № 43 — Le Viaduc Caf, в № 75 — бар Au Pre Tranquille, в меню которого более 50 сортов пива.

ВДОЛЬ КАНАЛА СЕН-МАРТЕН

Посредством вырытого в 1802-1825 годах канала Сен-Мартен (canal Saint-Martin) планировалось снабдить город питьевой водой. Узкий канал, перекрытый чугунными мостами, отходит от Сены на границе 4-го и 12-го округов. В 10-м он прорезал старый квартал, где до 1760 года стояла знаменитая парижская виселица на 60 персон, при этом персоны на ней болтались весьма значительные — например, королевские финансисты. Из Сены в Сен-Мартен ведет шлюз, поднимающий и опускающий маленькие прогулочные катера и огромные индустриальные баржи. Когда суда идут по каналу, мосты разводятся и движение на пересекающих его улицах останавливается.

Всего на канале 9 шлюзов — чудес техники начала XIX века.

Под площадью Бастилии канал ныряет под землю и выныривает только в двух остановках метро. Под землю его упрятал барон Оссманн, накрывший воду величественным сводом с окнами в зените. После земного заточения канал идет на одном уровне с мостовой и практически ничем от нее не отгорожен.

И сам канал, и деревья по берегам, и маленький порт Арсенала (port de l’Arsenal) между бульварами Бастилии и Бурдон чрезвычайно живописны.

Там, где Сен-Мартен переходит в водоем Ла-Виллетт (bassin de La Villette), надо посмотреть шедевр великого Николя Леду — ротонду Ла-Виллетт (Rotonde de La Villette). Старая площадь с 1945 года называется площадью Сталинграда (place de Stalingrad), и ротонда с широким портиком, построенная в 1789 году, идеально подошли бы советским архитекторам для очередной панорамы Сталинградской битвы.

Сен-Мартен с его мостами и шлюзами очаровал режиссера Карне, запечатлевшего набережные канала и Htel du Nord в фильме «Дети райка» (1944). В 1970-е годы обсуждался проект строительства на месте канала скоростного шоссе, но, к счастью, он не был утвержден. Сейчас по каналу ходят прогулочные теплоходы Paris Canal. А если нанять баржу и плыть, и плыть, и плыть, можно приплыть в Бельгию и Голландию.

Paris Canal 19, quai de la Loire (19) 01 42 40 96 97 www.pariscanal.com Отправление от музея д’Орсе 9.15, обратный рейс 14.30 Билет — €16, до 26 лет — €12, до 11 лет — €9 ПАРК ЛА-ВИЛЛЕТТ Эта парижская выставка достижений народного хозяйства была выстроена в середине 1980-х.

От бывшего здесь когда-то промышленного района сохранились склады сахара и зерна на набережной Луары (41, quai de la Loire) и металлический подъемный мост на улице Криме (rue de Crime), сооруженный в 1885 году. В Ла-Виллетт тогда работали бойни и рынок скота, на котором ежедневно продавали до 1 300 голов. В 1974 году коров амнистировали, бойни закрыли, и 12 лет спустя на их месте был построен парк Ла-Виллетт (parc La Villette) с входящим в него Городом науки и промышленности (Cit des Sciences et de l’Industrie).

Город науки и промышленности 30, avenue Corentin-Cariou (19) 01 40 05 80 00 www.citesciences.fr вт-сб 10.00-18.00, вс 10.00-19.00 Билет Explora (выставки и кинотеатр Louis Lumire) — €7,50, павильоны — €3-9, карта Cit-Pass Expos (без ограничений) — €25, до 26 лет — €20 Музейные залы Города науки и промышленности с их интерактивными аттракционами-экспонатами посвящены океану, энергии, небу и так далее. Здесь есть детский городок, «Пассаж профессий», кинотеатр Louis Lumire со стереоизображением, гигантский аквариум, отслужившая свой срок в Средиземном море подводная лодка «Аргонавт» и кинотеатр Gode с самым большим в мире полусферическим экраном.

Футуристический парк вокруг спроектировал Бернар Чуми. Здесь разместился Город музыки (Cit de la Musique), состоящий из Консерватории, концертного зала на 1 200 человек и богатой коллекции инструментов в Музее музыки. В восточной части сада находится зал Znith, где засветились самые большие рок-звезды. В ажурной металлической конструкции бывшего рынка, сохраненной рядом с Городом музыки, устраиваются спектакли, выставки и концерты. Летом в парке работает кинотеатр под открытым небом. Здесь каждый день бесплатно крутят старые классические фильмы. Люди приходят с подстилками, циновками и подушками и смотрят кино, сидя или лежа на траве, выпивая и закусывая.

БЕЛЬВИЛЬ И МЕНИЛЬМОНТАН

На холме с виноградниками к востоку от города стояла деревня Бельвиль (Belleville), известная веселыми питейными заведениями. В этом, как и в высоте холма, она успешно соперничала с Монмартром. К 1860 году Бельвиль становится частью рабочего Парижа. И очень своенравной частью. Здесь бесконечно строили баррикады, а на улицах хозяйничали банды апашей, носивших рубашку апаш, кепку апаш и исполнявших в местных кабаках танцы апашей.

В XX веке в Бельвиле отечественных хулиганов сменили иммигранты. Зайдите на китайско-арабский рынок, который работает по вторникам и пятницам на бульварах между станциями метро Belleville и Mnilmontant. На углу улицы Фобур-дю-Тампль (rue du Faubourg du Temple) и бульвара Бельвиль (boulevard de Belleville) — китайские, турецкие и греческие рестораны. На улице Рампоно (rue Ramponeau) евреи-сефарды держат кошерные магазины. Проезд на автобусе здесь как будто бы срежиссирован Эйзенштейном. Вышли арабы — зашли китайцы, вышли китайцы — зашли негры, вышли негры — зашли евреи.

Это до сих пор рабочие предместья, действительно эмигрантские уголки, но не безнадежные, а чрезвычайно живописные и даже ухоженные. Дело в том, что этот квартал все более и более входит в моду, и коренные пришельцы вытесняются скупающими квартал бо-бо — так в Париже называют молодых и продвинутых — «богемную буржуазию» (bourgeois-bohme). Термин изобрел Дэвид Брукс из The New York Times, наблюдая за перерождением племени мирных яппи. По большей части это молодые, хорошо зарабатывающие семьи, которые покупают бывшие ремонтные мастерские, гаражи, заброшенные фабрики — от неуемной тяги к оригинальности и оттого, что здесь пока что относительно дешево. Но тем самым они спасают город: иначе старые кварталы уже бы разрушили, а на их месте стояли бы веселенькие 20-этажные дома с лоджиями. Благодаря бо-бо сохранился характер и силуэт рабочих предместий с их трех-, четырехэтажными домами, узкими зелеными дворами, маленькими барами и кафе, где еще можно услышать аккордеон, когда диджея не могут добудиться.

Между улицами Бельвиль (rue de Belleville) и Менильмонтан (rue de Mnilmontant) сохранились маленькие переулки и пассажи, появившиеся на месте тропинок, проложенных в прошлых веках к виноградникам. На доме № 72 по улице Бельвиль установлена мемориальная доска: на его ступеньках нашли подкидыша — будущую Эдит Пиаф. На самом деле Джованну Гасьон произвели на свет в соседней больнице, но это бы выглядело не так романтично, и Пиаф предпочла стать дочерью улицы, а не отпрыском матери-певицы и отца-акробата.

На улице Фобур-дю-Тампль (105, rue du Faubourg du Temple) Пиаф позже любила бывать в клубе La Java. Зал сохранился, но традиционные танцы под аккордеон (bal musette) сменила сальса. Улица Пиат (rue Piat), в конце которой в XIX веке стояли две мельницы, выходит к парку Бельвиль (1900), бывшему винограднику. Недавно здесь был снова высажен виноград, но уже не для дела, а для красоты. На улице Анвьерж (rue des Envierges) находятся разнообразные клубы — район между Бельвилем и Менильмонтаном становится популярным тусовочным местом. Из пассажа Плантен (Passage Plantin) видны домики виллы Кастель (Villa Castel), в которой Франсуа Трюффо снимал некоторые сцены фильма «Жюль и Джим» (1962). Короткая улица Каскад (rue des Cascades) похожа на кукольный городок: здесь стоят несколько низких домиков, традиционное парижское бистро и старинная лавка стеклодува (№ 15-23).

В XVIII веке Менильмонтан (Mnilmontant) был одним из любимых мест прогулок парижан. Название района происходит от Mesnil Mautemps, что означает «жилище плохой погоды». Так же назывался один из особняков, стоявших раньше на высотах Менильмонтана. Сегодня на бульваре Менильмонтан расположилось несколько баров и клубов: Le Soleil (№ 136), Le Robinet-Mlangeur (№ 123) — награда тем туристам, которые добредут сюда из центра.

ПАРК БЮТ-ШОМОН Сто лет назад здесь находились карьеры, в которых скрывался от полиции местный преступный мир.

Потом на их месте были разбиты парки Бют-Шомон (parc des Buttes-Chaumont) и Бют-дю-Шапо-Руж (parc des Buttes du Chapeau Rouge — «парк холмов Красной Шапочки»), а вокруг них понастроили особняков. Потом особняки в большинстве посносили и насытили район пятиэтажками, но парк, спроектированный инженером Жан-Шарлем Альфаном и садовниками Барийе-Дешаном и Давиу в 1863 году, остался нетронутым.

Парк Бют-Шомон открыт круглосуточно, что довольно редко для Парижа, и в нем всегда разрешается ходить по траве. Парижане этим пользуются и лежат и сидят на горке с бутылками и ноутбуками.

В центре парка — церковь-грот и небольшое озеро, через которое перекинут «Мост самоубийц»

(Pont des Suicids). Пока мост не огородили перилами, с него бросались вниз даже простые прохожие, у которых минуту назад и в мыслях ничего подобного не было.

КЛАДБИЩЕ ПЕР-ЛАШЕЗ

Отцом Лашезом звали исповедника Людовика XIV. Работа исповедника была тяжелой и вредной для здоровья — для отдыха отцу выделили участок за городом, к северу от Бастилии. В 1804 году выкупившие его городские власти устроили здесь кладбище Пер-Лашез (Cimetire du Pre-Lachaise).

Но горожане, привыкшие хоронить умерших близ церквей, вначале враждебно приняли новое место.

Тогда власти сделали эффектный жест и перенесли на Пер-Лашез захоронения Элоизы и Абеляра.

Любовники похоронены в одном склепе — в почетном углу справа от входа. По легенде, когда через 20 лет после смерти Абеляра в его могилу опустили тело Элоизы, он раскрыл объятия ей навстречу.

Неприятное, должно быть, зрелище.

Потом прибавили прах Мольера и Лафонтена. Перспектива покоиться после смерти рядом со знаменитостями понравилась парижанам гораздо больше. Да и архитектор Александр-Теодор Броньяр сделал кладбище на совесть, буквально как для себя — он лежит здесь в одной из могил.

Одно из первых надгробий с левой стороны от входа — могила Колетт. Как ни странно, на нем нет плачущих кошек, столь любимых писательницей при жизни. На могильном камне Альфреда де Мюссе эпитафия гласит: «Друзья мои, когда я умру, посадите на могиле плакучую иву». Выполнить просьбу поэта оказалось трудно: по неизвестной причине ивы на кладбище Пер-Лашез не приживаются. Рядом похоронен парижский префект Оссманн — убийца старого Парижа и создатель парижского великолепия, свирепый строитель столичных улиц, площадей и бульваров.

Найти могилу Джима Моррисона нетрудно: фанаты The Doors рисуют на асфальте мелом стрелки, указывающие путь к его надгробию. Раньше тут даже служили черные мессы, пока на могиле не были установлены две скрытые камеры, изображение с которых передается прямиком в будку охранников.

Аллеи Мольера и Лафонтена ведут к захоронениям писателей. Мраморный храм с колоннами посвящен княжне Демидовой-Строгановой. По легенде, она завещала солидную сумму денег тому, кто поселится в склепе, чтобы составить ей компанию. Вроде бы администрация кладбища до сих пор получает письма с предложениями кандидатур. Всегда много цветов на могиле Эдит Пиаф. Рядом — могилы Модильяни и его 22-летней возлюбленной Жанны Эбютерн.

Не прекращается паломничество к могиле Ивана Салмона, журналиста, писавшего под псевдонимом Виктор Нуар. Обиженный Пьер Бонапарт застрелил двадцатидвухлетнего Нуара. Скульптура изображает молодого человека умирающим: он лежит на спине, шляпа откатилась в сторону. Трудно теперь сказать, был ли скульптор суровым реалистом или просто перестарался, когда лепил мошонку и член публициста. Они поражают своими размерами и протерты до блеска юными почитательницами покойного. Считается, что мистическая скульптура обладает благоприятными для деторождения свойствами.

Среди других знатных клиентов Пер-Лашез — Аполлинер, Бальзак, Бомарше, Жильбер Беко, Сара Бернар, Жорж Бизе, Этторе Бугатти, Мария Каллас, Гюстав Кайеботт, Эжен Делакруа, Гюстав Доре, Айседора Дункан, Стефан Грапелли, Доминик Энгр, Поль Элюар, Макс Эрнст, Ив Монтан и Симона Синьоре, Жерар де Нерваль, Камиль Писарро, Франсис Пуленк, Марсель Пруст, Гертруда Стайн, Оскар Уайльд, Фредерик Шопен. В 2003 году здесь похоронили актрису Мари Трентиньян, убитую в Вильнюсе своим приятелем, солистом Noir Dsir Бертраном Канта.

С южной стороны кладбища находится стена Коммунаров (Mur des Federes), возле которой 28 мая 1871 года расстреляли 147 членов Парижской коммуны. B колумбарии покоится прах знаменитого анархиста Нестора Махно.

Бродящий между могилами бородатый гном в беретке — кладбищенский сумасшедший, знающий о знаменитостях Пер-Лашез все и крайне болтливый.

Кладбище Пер-Лашез 16 марта — 5 ноября: пн-пт 8.00-18.00, сб 8.30-18.00, вс и праздники 9.00ноября — 15 марта: пн-пт 8.00-17.30, сб 8.30-17.30, вс и праздники 9.00-17.30 Вход со стороны бульвара Менильмонтан

17. ТРОКАДЕРО И ЗАПАДНЫЙ ПАРИЖ ОРИЕНТАЦИЯ Кварталы, расположенные в западной части Парижа (16-й и 17-й округа), традиционно называют «Красивыми» (Beaux Quartiers). Это бывшие предместья Пасси и Отй, отчасти сохранившие провинциальный флер. Новые дома появились здесь в XIX — начале XX века, а тогда понимали толк в комфорте. Среди них можно найти ряд забавнейших архитектурных курьезов и шедевры Гимара, Ле Корбюзье, Малле-Стивенса. Здесь если и упиваться историей, то новейшей. Стоит заглянуть в Музей Мармоттан с его коллекцией Клода Моне. И выбрать время посещения Булонского леса — патриархального днем и неузнаваемого в темное время суток.

ТРОКАДЕРО Полукруглая площадь Трокадеро (place du Trocadro), в центре которой стоит памятник маршалу Фошу, — одна из самых парадных точек нового Парижа. При Наполеоне здесь строили замок для «короля Рима», наследника императорского престола. Орленок (Aiglon), сын Наполеона и Марии-Луизы Австрийской, умер в 21 год пленником в венском Шенбрунне. Строительство было заброшено и возобновилось уже много после того, как Париж весело отметил Эйфелевой башней начало xx века.

Но все градостроители заботились о том, чтобы с площади открывался образцовый вид через реку и мост Йена на Эйфелеву башню, Марсово поле и Военную школу.

С оглядкой на эту панораму и был спланирован весь ансамбль Трокадеро для Всемирной выставки 1937 года. Дворец Шайо (Palais de Chaillot) возведен в лучших традициях ар-деко, прозванного у нас сталинским ампиром.

Сейчас его занимают Театр Шайо (Thtre National de Chaillot) и три музея:

антропологический Музей человека (Muse de l’Homme), Военно-морской музей (Muse de la Marine), а главное — Музей кино, названный именем основателя Французской синематеки Анри Ланглуа (Muse du Cinema — Henri Langlois). В нем было собрано все: декорации к «Метрополису» Фрица Ланга и «Кабинету доктора Калигари» Вине, макеты и рисунки Эйзенштейна, костюмы и афиши. Здесь же располагается один из залов Синематеки. Впрочем, осенью 2005 года она должна переехать в Берси, в здание, которое Фрэнк Гери построил для американского культурного центра.

На выставке 1937 года перед фасадом дворца Шайо разыгралась заочная дуэль между Гитлером и Сталиным. Мир обошли фотографии: стоящие враг напротив врага советский и германский павильоны — работы любимого архитектора Сталина Бориса Иофана и любимого архитектора Гитлера Альберта Шпеера. «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной на крыше советского павильона шли прямо на гигантского орла со свастикой, венчавшего павильон германский. Если поглядеть с террасы на сады, идущие до самой Сены вокруг центрального бассейна, можно представить, до чего было бы здорово, если бы товарищ Сталин все-таки разрешил оставить здесь «Рабочего и колхозницу», как просили парижане.

Между маленькой площадью Хосе Марти (place Jos Marti) и проспектом Жорж-Мандель (avenue Georges Mandel) на Трокадеро выходит стена кладбища Пасси (Cimetire de Passy). Когда Париж строил новые большие кладбища и очищал старые, одно, поменьше, оказалось в центре города. Его открыли в 1820 году, и первое время никаким проклятым поэтам или художникам не светило забыться сном под сенью его каштанов. Оно считалось самым роскошным и аристократическим кладбищем для богатого Парижа, который поражался невиданной роскоши — тут впервые стали отапливать контору и зал для церемоний.

Кладбище Пасси пн-пт 8.00-17.30, сб 8.30-17.30, вс, праздники 9.00-17.30 С видом на Эйфелеву башню здесь лежат Эдуард Мане и Клод Дебюсси, Жан-Луи Барро, Мадлен Рено и великий комик Фернандель, юная иранская принцесса Лейла Пехлеви, последний император Вьетнама Бао Дай и племянник Николая II князь Георгий Брасов. В часовне похоронена Мария Башкирцева — русская художница, умершая в 24 года. В 1959 году стену кладбища Пасси украсили барельефы, изображающие подвиги французских солдат на полях Первой мировой; теперь маршалу Фошу на его лошади не так одиноко среди роллеров, давно облюбовавших для своих упражнений площадь Трокадеро.

ДВОРЕЦ ТОКИО

Недалеко от Трокадеро есть еще несколько музеев: Музей искусства Азии Гиме (Muse des Arts Asiatiques — Guimet) на авеню Йена (avenue d’Ina), Музей моды и костюма во дворце Гальера (Palais Galliera; 10, avenue Pierre ier de Serbie) и Музей Дворца Токио (Palais de Tokyo). С площади Трокадеро к нему ведет проспект Президента Вильсона.

Дворец Токио (13, avenue du Prsident Wilson) всегда славился коллекцией Музея современного искусства города Парижа (Muse d’Art Moderne de la Ville de Paris): Матисс, Модильяни, Брак, Пикассо, Сутин, Вламинк, Дюфи, Цадкин. Постимпрессионисты, кубисты, фовисты, художники Парижской школы, дадаисты, сюрреалисты, абстракционисты — все старые добрые модернистские течения xx века. А в последние годы дворец (в частности, расположенный здесь же Национальный центр фотографии) представляет временные экспозиции одна лучше другой. Но даже если вы не планируете побродить по залам, сходите посмотреть на само здание, построенное к выставке 1937 года, как и дворец Шайо. Только здесь понимаешь, каким замечательным может быть ар-деко — стиль, смутно памятный нам по Ленинской библиотеке, — когда делают его не в рамках соцреализма и не руками советских зэков.

ПАССИ Квартал особняков, парков и цветущих садов за Трокадеро всегда манил писателей и художников.

В 1840-1847 годах, когда деревня Пасси (Passy) не была еще присоединена к Парижу, здесь поселился Бальзак. Автор «Человеческой комедии» снял дачку в пять комнат и с садом, где, по его словам, цветы и книги «росли, как грибы». Семь лет под именем господина Де Бреньоля писатель прятался от сумасшедшего Парижа, чтобы работать в свое удовольствие и в привычном для себя ритме. Вставал в полночь, писал до восьми, завтракал, снова работал до пяти вечера и ложился спать.

В Доме-музее Бальзака (Maison de Balzac) на улице Рейнуар (rue Raynouard) воспроизведен интерьер писательских комнат. Отдельный зал посвящен памятнику Бальзаку, созданному Огюстом Роденом. Современники восприняли его как карикатуру на писателя, а в 1930-х годах оценили, полюбили и поставили на Монпарнасе. Обратите внимание на кофейник лиможского фарфора с инициалами HB (Honor de Balzac). Мэтр был совершенным маньяком кофе и для пополнения запасов обходил три разных лавки, в каждой из которых покупал определенный сорт: в одной — мартиникский кофе, в другой — арабику, в третьей — мокко, а потом собственноручно их смешивал. Одна из этих лавок, Torrfaction de Passy, функционирует до сих пор (28, rue de l’Anonciation).

Пройдитесь по узкой улице Бертон (rue Berton) с увитыми плющом фасадами. В особняке XVIII века, где теперь турецкое посольство, раньше была знаменитая клиника психиатра Бланша. В 1821-м доктор Эспри Бланш открыл сначала на Монмартре, а потом в Пасси свою модную лечебницу. Он спасал всю французскую энциклопедию — к нему приходили Жюль Верн, Эжен Делакруа, Берлиоз, Теофиль Готье (вот он, клуб гашишистов с Сен-Луи!), Альфред де Виньи, Эдгар Дега. Бланш лечил Жерара де Нерваля и Шарля Гуно, у него на руках умер Ги де Мопассан, сдавшись на милость разрушавшего мозг сифилиса. Один Бальзак, со своим крепчайшим кофе и строжайшим распорядком ночи, ускользнул от доброго доктора.

Лечение у Бланша стоило очень дорого, зато если в сумасшедших домах того времени на пациента приходилось не больше четверти часа докторского внимания в год, то Эспри проводил дни у кровати больных, которые жили в домашнем пансионе, садились за стол с его семьей и гуляли в его саду.

На улицу O (rue des Eaux — «улица вод») в XVIII веке богатые парижане приходили к термальному лечебному источнику. На ней же находится Музей вина (Muse du Vin) — это на улице-то воды!

Но можно припасть и к этому источнику, благо в музее можно неплохо выпить и закусить: именно так, с дегустациями, проводятся предварительно заказанные экскурсии.

В доме № 11bis по авеню Колонель-Боннэ (avenue du Colonel Bonnet) у Мережковского и Гиппиус на еженедельных вечерах «Зеленой лампы» бывали Бунин, Бальмонт, Ходасевич, Поплавский. По пути сюда подслеповатый Керенский, из кокетства не носивший на улице пенсне, наталкивался, переходя улицу Пасси, на машины, снимал шляпу и говорил: «Пардон, мадам». Словом, весь цвет русской эмиграции. Шантрапу с Монпарнаса, понятно, никто и на порог не пускал.

Южной границей Пасси служит гигантское круглое здание «Радио Франс» (La Maison de Radio France, 116, avenue du Prsident Kennedy) c 70-метровой башней. От него по мосту Гренель можно попасть на длинный тонкий Лебединый остров (Ile aux Cygnes). Лебедей привезли при Людовике XIV, и кудато они с тех пор задевались. Зато на южной оконечности острова стоит бронзовая копия статуи Свободы, как в Нью-Йорке, но поменьше. Это модель того же Бартольди, который поставил подаренную французами Свободу при входе в нью-йоркскую гавань. Мини-Свобода отдарена городу в 1885 году вечно признательными парижскими американцами, большим и влиятельным национальным меньшинством, имеющим в Париже на авеню Георга V (avenue Georges V) собственную церковь, (American Cathedral in Paris), она же клуб и биржа труда.

ОТЕЙ Вокруг церкви Отй (Eglise d’Auteuil), центра бывшей деревни, строил архитектор Эктор Гимар, не только создавший стиль парижского модерна ар-нуво, но и познакомивший с ним улицу.

Он придумал чугунные входы в метро, ставшие одним из символов Парижа. Гимар выиграл заказ на конкурсе у двух десятков конкурентов. Всех поразило, с каким искусством он применил чугунное литье, совместив конструкции и украшения. Журналисты, правда, облили его презрением: Le Figaro потребовала, чтобы гимаровские входы были разрушены. Самая известная работа Гимара — Кастель Беранже (Castel Beranger) — стоит на улице Лафонтен (14, rue La Fontaine). Этот доходный дом на 36 квартир (среди них нет двух одинаковых) архитектор превратил в рекламу собственного стиля, устроив пышную презентацию и написав о доме книгу. Париж сдался и присудил ему премию за лучший фасад. Перед самой Второй мировой кавалер ордена Почетного легиона уехал с женой в Америку, благо был зятем нью-йоркского банкира, и умер в Нью-Йорке в 1942 году, так и не увидев освобождения Франции. Теперь, когда где-нибудь в казино Лас-Вегаса пытаются построить маленький Париж, «стиль Гимара» — среди обязательных цитат, наряду с Эйфелевой башней.

Улица Отй (rue d’Auteuil) ведет к площади Жан-Лоррен (place Jean Lorrain), на которой по субботам работает рынок. По улице Пуссен (rue Poussin) вы дойдете до виллы Монморанси (Villa Montmorency) — деревушки с невысокими домами, внутренними двориками и садами в английском стиле. В разное время в Монморанси жили Виктор Гюго, Сара Бернар, Андре Жид и братья Гонкур.

По улице Доктор-Бланш (rue du Docteur Blanche) можно выйти к скверу Доктор-Бланш (square du Docteur Blanche), где стоят, прижавшись друг к другу, две виллы Ле Корбюзье 1920-х годов.

В то время основоположник современной архитектуры пользовался сомнительной репутацией полемиста и фантазера — свой первый большой проект Корбюзье реализует только десять лет спустя и только в Москве.

Виллу Ля Рош (Villa La Roche) архитектор построил для своего друга — швейцарского банкира Рауля де ля Роша. Тот коллекционировал современное искусство и смог оценить все пять принципов новой эстетики, которые провозгласил Ле Корбюзье: дом поднят на колонны, у него плоские крыши-террасы, свободный план, которому следует фасад, и длинные ленточные окна. А заодно архитектор пристроил к вилле Ля Рош маленький домик для своего старшего брата, музыканта Альбера Жаннере.

Сейчас в вилле Ля Рош располагается коллекция Фонда Ле Корбюзье (Fondation Le Corbusier), а виллу Жаннере (Villa Jeanneret) занимают сам Фонд и библиотека. Соответственно, в одно здание пускают, в другое нет. В Ля Рош обязательно надо зайти. Дом удивительно современен, лишь по электрическим лампочкам накаливания и латунным выключателям можно понять, что это очень немолодой довоенный модернизм.

Фонд Ле Корбюзье 01 42 88 41 53 www.foundationlecobusier.asso.fr Рядом находится не менее интересный архитектурный заповедник — маленькая улица МаллеСтивенс (rue Mallet-Stevens). В 1926 году гению ар-деко Роберу Малле-Стивенсу дали наконец-то построить целую улицу. Считалось, что модернистам можно сплавить дешевые социальные заказы, дома для рабочих. Но богатые люди искусства оценили успех и не отдали модернизм пролетариату.

Сорокалетний парижанин построил на частной улице пять частных домов. Здесь жили скульпторы братья Мартель (№ 10), пианистка Райфенберг (№ 8) и сам Малле-Стивенс, устроивший в № 12 свою мастерскую. Полвека спустя улицу едва не снесли, вышел грандиозный скандал, и ее объявили памятником архитектуры, правда, слишком поздно для того, чтобы сохранить скамейки, фонари, тумбы — все это тоже до последнего винтика придумал Малле-Стивенс.

МУЗЕЙ МАРМОТТАН

В примыкающий к Отй квартал Мюэт (La Muette) туристы попадают в основном ради Музея Клода Моне — Мармоттан (Muse Marmottan Monet). Поль Мармоттан наполнил бывший охотничий дом на опушке Булонского леса коллекциями живописи, бронзы и мебели ампира и неплохо среди всего этого пожил. В 1932 году он оставил дом Академии изящных искусств, и через два года здесь открыли музей.

В 1957-м музей получил роскошный подарок — собрание картин, принадлежавших Жоржу де Бельо, доктору, лечившему Моне и Мане, Сислея, Писарро, Ренуара. А когда в 1966-м сын Клода Моне Мишель отдал сюда все, что получил в наследство от отца, музей стал главным собранием Моне в мире — здесь, в частности, выставлена его знаменитая работа «Впечатление. Восход солнца»

(«Impression. Soleil levant»), давшая возможность критикам обругать художника «импрессионистом»

и тем самым окрестить новое течение в живописи.

И, раз уж вы здесь оказались, зайдите заодно на виллу Босежур (Villa Beausjour, 7, boulevard Beausjour): здесь, вдали от шумных улиц, стоят три деревянные избы — «русские дачи», построенные к Всемирной выставке 1867 года. Когда эти места были еще просто опушкой Булонского леса, в одной из избушек вместе жили мадам Рекамье и поэт Шатобриан.

БУЛОНСКИЙ ЛЕС

Это не просто один из самых больших парков Парижа, а почти настоящий лес. Днем Булонский лес (Bois de Boulogne) принадлежит всадникам: здесь расположены прославленные ипподромы XIX века Лоншан (Longchamps) и Отй (Auteuil), конюшни и школы верховой езды, перед которыми всегда забиты паркинги. В глубине леса спрятаны казармы кавалеристов Республиканской гвардии. Здесь катаются на велосипедах и роликах, а также на лодках по одному из лесных озер. Кроме того, к лесу примыкают многочисленные корты и теннисные городки стадиона «Ролан Гаррос» (Rolland Garros).

Лес стал частью города при Наполеоне III. Император пристрастился к садоводству во время своей ссылки в Великобритании, и, может быть, поэтому планировка сделана в английском живописном вкусе. До урагана зимы 1999 года, от которого лес сильно пострадал, здесь росло более 140 тысяч разнообразных деревьев, многим из них было несколько сотен лет. Они оставались в лесу еще с королевских времен, когда на его 846 га скрывались Робин Гуды местного значения, а аристократы строили себе маленькие дворцы для своих маленьких шалостей. Зачем ездят в этот лес, знал каждый парижанин, слышавший пословицу о том, что свадьбы в Булонском лесу играют без священника. Среди сохранившихся павильонов XIX века — маленький замок Багатель (Chteau Bagatelle) со своим парком.

Поблизости находится Музей народных искусств и традиций (Muse des Arts et Traditions Populaires), но главная из народных традиций, поддерживаемых в Булонском лесу, — безусловно, проституция.

Ночью здесь торгуют телом проститутки всех полов, возрастов и цветов кожи. Клиенты приезжают на своих машинах или такси, так что если ночью вы решитесь совершить моцион в Булонском лесу, у вас могут спросить цену. Отпираться бесполезно. Но днем вы найдете здесь только самых отчаянных ревнительниц профессии и десятки гуляющих по лесу полицейских, едва ли готовых оказать вам услугу сексуального характера.

Музей народных искусств и традиций 6, avenue de Mahatma Gandhi (16) 01 44 17 60 00 www.musee-atp.fr

18. ВОКРУГ ПАРИЖА ОРИЕНТАЦИЯ Поклонники футуризма могут отправиться в Дефанс; читателям Дюма рекомендуются поместья времен Людовика XIV — регулярные сады и дворцы Версаля и его прототипа Во-ле-Виконта; любители живописи прекрасно проведут время в Живерни или Овер-сюр-Уаз, а те, кому во Франции не хватает России, могут посетить Медон или русское православное кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Проще всего разъезжать по окрестностям на машине, тогда вы не будете зависеть от расписания поездов и автобусов; вдобавок далеко не до всех мест можно добраться на общественном транспорте.

Но если с машиной почему-то не получается — в ближние пригороды ходит местная электричка RER, а дальше можно перемещаться на поездах.

ДЕФАНС Когда собираются построить город будущего, всегда выходит величественный памятник прошлому. Так получилось и в пригороде Дефанс (La Dfense) к северо-западу от Парижа. Не пожалейте час-другой на то, чтобы вспомнить, как представляли будущее в 1960-1970-х. Именно тогда поставили на пересечении двух дорог бетонную платформу-грушу Дефанса, вобравшую в себя все мыслимые средства городского транспорта. Под ней ездят машины, а внутри нее метро встречается с RER и переходит в лифты и эскалаторы, поднимающие вас в город небоскребов.

Панорамный кинотеатр в форме стеклянного шара Dme Imax, огромный торговый центр Quatre Temps (250 магазинов на трех этажах), магазин книг и дисков FNAC, парк с фонтанами и эспланада — настоящий заповедник городской скульптуры 1970-х годов: свой заказ здесь отработали и Кальдер, и Такис, и Сезар, и Ричард Серра. Отправляться сюда лучше в хорошую солнечную погоду без ветра — иначе на бесконечных дефансовских дистанциях вы проклянете современную архитектуру, вместо того чтобы ею наслаждаться.

В Дефансе надо влезть на Большую арку Дефанса (Grande Arche de La Dfense). Она не просто большая, она огромная. В ее раму можно было бы легко встроить Нотр-Дам. Парижане долго придумывали, чем бы завершить Триумфальный путь, начинающийся у пирамиды Лувра. Три президента искали архитекторов: сначала Помпиду, потом Жискар д’Эстен, пока Миттеран не выбрал очень простой на вид проект датчанина Иохана Отто фон Шпрекельсена. Арку три года проектировали, четыре года строили, а в 1989 году открыли саммитом «Большой семерки» на крыше. Шпрекельсен своего триумфа не увидел: он умер весной 1987-го. Заканчивали 112-метровую арку из стекла и белого каррарского мрамора Поль Андрие и Питер Райс, добавившие висящее на тросах сетчатое облако. В пилонах арки — конторы, а в перемычке расположен выставочный зал. В нем бывают забавные выставки, но главный экспонат — вид сверху на Триумфальный путь. Подъем на стеклянном лифте — отдельный аттракцион.

Подъем на Большую арку Дефанса пн-пт, вс 10.00-19.00, сб 10.00-20.00 Вход — €7, для студентов, детей — €6, до 6 лет свободный ВО-ЛЕ-ВИКОНТ Поместье Во-ле-Виконт (Vaux Le Vicomte) было построено в 1650-е годы для Никола Фуке, министра финансов Людовика XIV. Друг Мазарини, покровитель Мольера и Лафонтена, привлекший к строительству лучших мастеров своего времени — архитектора Лево, живописца Лебрена и садовника-пейзажиста Ленотра, — он создал настоящий шедевр, предтечу Версаля. И заплатил за это. Через три недели после праздника, который он устроил в честь короля, Фуке был арестован (д’Артаньяном, если верить Дюма).

Молодой Людовик XIV был впечатлен великолепием дворца, парка и самого праздника. Обед, приготовленный знаменитым поваром Вателем (который спустя несколько лет покончит с собой, потому что рыба будет запаздывать к обеду короля), подается на 36 дюжинах тарелок из массивного золота. Столы накрыты в парке. В боскетах укрыты музыканты. На специальных подмостках Мольер и его труппа разыгрывают написанную по этому случаю пьесу. Лафонтен читает оды. Паузы заполняются балетом.

С наступлением темноты забили фонтаны. Для их устройства Фуке купил пять деревень и тотчас приказал их срыть, чтобы провести воду в свои мраморные водоемы. Итальянские пиротехники устроили фейерверк. По словам Лафонтена, все было сделано для удовольствия короля: и музыка, и фонтаны, и фейерверк, и даже звезды. Но Людовик задумывается над могуществом своего министра.

Оно подтверждает худшие его подозрения: уж не олигарх ли он? Фуке сажают в тюрьму, где он умирает через 15 лет. Но никакого передела собственности. Поместье возвращается семье Фуке.

Только апельсиновые деревья король забрал, не удержавшись, в строящийся Версаль, а шпалерные мастерские стали основой для Королевской мануфактуры гобеленов.

Потом замок продали маршалу де Виллару, и наступила его вторая блестящая эпоха. Гостивший здесь в гостях Петр I реализовывал потом под Петербургом свои мечты о незабываемом французском парке.

Последующие владельцы старались поддерживать дворец — даже во время революции. Поместье и по сей день в частной собственности. Это не просто памятник, это дом, в котором в разные эпохи жили разные люди. К росписям, выполненным по заказу Фуке, добавились батальные сцены побед маршала де Вилларa, рядом — семейные портреты следующих владельцев. Они у себя дома, а мы — у них в гостях.

В вестибюле обратите внимание на античные мраморные скульптуры. Поднимаясь по лестнице — на шпалеру, выполненную по рисунку Лебрена, и гравюры, иллюстрирующие военные победы Людовика XIV. Потолок в «Салоне муз» — самая красивая роспись, выполненная Лебреном. «Салон Геркулеса», украшенный в итальянском стиле, должен был олицетворять могущество Фуке. Два овальных стола из красного мрамора — единственная мебель, никогда не покидавшая дворец.

«Большой салон» еще не был закончен в момент празднества в честь Людовика XIV. Работы в нем не возобновлялись с момента ареста Фуке. Кариатиды, поддерживающие купол (высота его — 18 м), символизируют знаки зодиака. В цокольном этаже сохранились служебные помещения, планировка которых не менялась на протяжении трех столетий.

Парк Во-ле-Виконт стал первым большим классическим французским регулярным парком. Геометрия его читается легко и быстро. Ленотр манипулирует плоскостями разной формы и величины, объемами, линиями. Конусы, шары, пирамиды и кубы, в которые превращены рукой человека деревья и кустарники, расставлены по принципам строгой симметрии.

Поместье Во-ле-Виконт 01 64 14 41 90 www.vaux-le-vicomte.fr 19 марта — 13 ноября: пн-вс 10.00-18.00; 12 ноября — 18 марта: только для групп Вход — €12 (€15 на вечер при свечах), для детей 6-16 лет и многодетных семей — €9,50 (€13 при свечах) ВЕРСАЛЬ Одна из самых посещаемых достопримечательностей Франции, дворец Людовика XIV в Версале (Versailles) был построен, чтобы затмить поместье министра финансов в Во-ле-Виконте. Король нанял тех же мастеров, которых открыл в Во-ле-Виконте Фуке, — архитектора Лево, живописца Лебрена и мастера парковой архитектуры Ленотра, потом архитекторов Ардуэн-Мансара и Габриеля, садовника Ришара — и приказал им построить что-нибудь в том же духе, только в сто раз больше.

Даже тот, кто никогда не был во Франции, слышал о Версале. Версаль — символ монаршего торжества, его создал и в нем царил Король-Солнце, Людовик XIV, провозгласивший «Государство — это я!», но Версаль — это и символ заката этой же власти, связанный с именами Людовика XVI и Марии Антуанетты. Два века французской истории и немножко всемирной: в Версале был подписан договор после Первой мировой войны, в котором было заложено начало Второй.

Начиналось все банально. В месте унылом и неблагодатном, как писал о нем Сен-Симон, без воды, леса и земли, поскольку это было болото, Людовик XIII строит охотничий замок, такой маленький, что в нем нет места ни для комнат королевы-матери, ни для королевы-жены. Видно, именно это ему и нравится. К тому же Версаль на полпути от Парижа к Фонтенбло — в это время официальной загородной королевской резиденции. Его сыну, Людовику XIV, замок тоже подошел. Сначала просто для холостяцкой жизни, потом он начал его перестраивать, вошел во вкус, и строительство это стало главной страстью его жизни. Такой, что на смертном одре он завещал потомкам никогда не затевать строительство, как другие завещают не заводить войн.

Начав со скромного переустройства отцовского замка, Людовик XIV создал огромный ансамбль, в котором жили тысячи человек и тысячи являлись туда ежедневно. Это был не просто дворец, это была столица Франции. Войти сюда мог любой — достаточно было иметь шляпу и шпагу (впрочем, их легко можно было взять напрокат). Расстояния были так огромны, что существовали наемные портшезы, которые использовались как такси. Слуги же тех избранных, кто жил во дворце в собственных апартаментах, имели побочный заработок: позволяли чужим господам попользоваться туалетами своих господ.

И теперь для посещения Версаля надо запастись временем и терпением. Поездка займет целый день.

Большую часть залов дворца можно посетить только с экскурсионной группой. Для осмотра парка, Большого и Малого Трианона, «деревни» Марии Антуанетты можно воспользоваться туристическим поездом или прокатным велосипедом. Или последовать инструкции самого Людовика XIV: «Выйдя из дворца через Мраморный двор, идите на площадку. На лестнице нужно остановиться, чтобы оценить партеры, водную гладь и фонтаны. Затем идти к фонтану Латоны и там сделать паузу, чтобы полюбоваться им, скульптурами на Королевской аллее, Аполлоном, каналом, и затем надо повернуться, чтобы увидеть партер и дворец». Кто посоветует лучше, чем хозяин?

Дворец Версаль 01 30 83 77 88, 01 30 83 77 43 www.chateauversailles.fr Апрель — октябрь: вт-вс 9.00-18.30; ноябрь — март: вт-вс 9.00-17.30 Вход — €7,50, льготникам — €5,30, для детей до 18 лет свободный ФОНТЕНБЛО Со времен Средневековья, от Людовика VII, и почти до конца XIX века, до Наполеона III, Фонтенбло (Fontainebleau) был резиденцией французских королей. Дворец то становился центром жизни страны, то превращался в захудалый охотничий замок, потом о нем вновь вспоминали, перестраивали, достраивали, уничтожая созданное до того, заказывая новые картины, новые скульптуры, новые фрески, соответствующие новым вкусам и требованиям.

Эпоха славы началась для Фонтенбло с Франциска I (1515-1547). Это была эпоха расцвета, в том числе в строительстве: восстанавливались старые замки, появлялись новые — Амбуаз, Шамбор и Блуа в долине Луары. Это были уже не старые средневековые укрепления, а нарядные дворцы, окруженные парками, созданные для того, чтобы их видели и ими любовались. Франциск выписывает из Италии Леонардо да Винчи, заказывает несколько картин Рафаэлю. Итальянские мастера работают над планировкой дворца, его декорацией, его парками.

Галерея Франциска I становится одним из самых значительных памятников французского Возрождения. Это длинное (64 м) и довольно узкое пространство, которое, тем не менее, совсем не создает ощущения коридора прежде всего потому, что большие окна, выходящие в парк, открывают и расширяют его. Основная роль в убранстве галереи отведена живописи. Впервые во Франции все росписи — исключительно светского характера. Все они посвящены заказчику — Франциску, его победам, мужеству, любви к наукам и искусству, но, безусловно, не прямолинейно: все зашифровано в замысловатые аллегории. Их необязательно рассматривать. Шестидесяти четырех метров прогулочным шагом вполне достаточно, чтобы проникнуться тем духом любви к жизни, который был так свойствен этой эпохе.

По приказу Людовика XIII со стен варварски сбиваются все фрески, убираются картины и скульптуры с изображением обнаженного тела. Людовик XIV был слишком увлечен Версалем, чтобы основательно что-нибудь менять в Фонтенбло. Он произвел только самую необходимую перестановку: оборудовал апартаменты для мадам де Мантенон. Да еще переменил структуру парка, придав ему строгий геометрический порядок, характеризующий так называемый французский парк. Исключение составляет парк Дианы (закрыт на реставрацию).

Настоящее возрождение Фонтенбло происходит при Наполеоне. Версаль был еще слишком тесно связан с Людовиком XVI и Марией Антуанеттой, с бурными и кровавыми событиями революции, чтобы император мог сделать его своей резиденцией. Фонтенбло же способен был придать блеск и легитимность новому двору. Странно, но Наполеон действительно чувствовал себя не революционером, а наследником традиций. Он не только проводил большие работы по реконструкции дворца, но и тщательно сохранял память обо всем, что было создано до него. По его заказу были выполнены альбомы зарисовок всех классических интерьеров, которые он подверг изменению.

Фонтенбло, столь любимый им, становится свидетелем его печального конца. Здесь Наполеон подписывает свое отречение, здесь он прощается со своей гвардией. Прощается в одном из внутренних дворов дворца, который примыкает к Пруду карпов (L’Etang des Carpes). Пруд так называется, естественно, потому, что со времен Франциска I в нем живут исключительно крупные карпы.

Их почтенный род прервался только дважды: в 1815 году карпов съели союзные войска, а в 1940-м — немцы.

Прогулка по Фонтенбло замечательна всегда. Если вам повезло с погодой, можно до бесконечности бродить по парку — удивительно разнообразному, перетекающему от строго геометрических перспектив центральной аллеи к удивительным потаенным уголкам, спрятанным чуть дальше. Надо пройти между разными корпусами дворца, заглядывая во внутренние дворы. Особенно впечатляет овальный двор. Войти в него нельзя. Можно сначала разглядеть из окон во время прогулки по дворцу (не бойтесь отодвигать занавески и выглядывать из окон: дворец был построен так, чтобы вид из них дополнял интерьеры) или сквозь закрытые ворота из узкого прохода между двумя корпусами.

Обязательно надо пойти и в сам дворец. Это не Версаль. Вы там не потеряетесь и не потеряете день.

Он небольшой, но увидите вы очень многое. Материальная история Франции пройдет перед вами, от Франциска I с его возрожденческим изобилием и великолепием до мелкобуржуазного шарма эпохи Наполеона III.

Если у вас действительно много времени, надо посмотреть все вокруг Фонтенбло. Заехать в Мийи-лаФоре (Milly-la-Fort): помимо того что это замечательный средневековый городок с церковью XV века и рынком того же времени, там находится часовня Сен-Блэз (Chapelle Saint-Blaise) XII века, расписанная Жаном Кокто, почетным гражданином этого города. Любителю живописи стоит доехать до Барбизона (Barbizon), связанного с именами Коро, Диаса и Теодора Руссо. Местной природе мы обязаны появлению так называемой «барбизонской школы» — первых пейзажей с натуры, которые привели в результате к появлению импрессионизма. Кроме того, леса Фонтенбло просто удивительно красивы. Особый шарм им добавляют скалы: Фонтенбло известно как место тренировки любителей скалолазания. Кроме того, тут много грибов, особенно много потому, что французы их почти не собирают.

Дворец и парк Фонтенбло 01 60 71 50 70 www.musee-chateau-fontainebleau.fr Октябрь — май: пн, ср-вс 9.30-17.00; июнь — сентябрь: пн, ср-вс 9.30-18.00 Вход — €5,50 СЕН-ДЕНИ Пригород Парижа Сен-Дени (Saint-Denis) лежит на пути в аэропорт Шарль-де-Голль, и, в принципе, если у вас есть время перед вылетом, его можно оставить на последний день. Сен-Дени пользуется смешанной репутацией: он знаменит своим первым в Европе готическим собором и огромным стадионом Стад-де-Франс (La Stade de France), построенным к чемпионату мира по футболу 1998 года.

Кроме того, он известен как город, где незачем бродить одному по ночам, если не хочешь получить по затылку.

В 384 году маленькое аббатство Сен-Дени захватили поднявшиеся по Сене викинги, а теперь большей частью городка владеют арабские эмигранты в первом и третьем поколении. В городе равно популярны знаменитые фестивали танца и джаза «Сен-Дени» и шумные митинги на тему «non aux expulsions!» («нет высылкам!»). Одни посещают стадион (в дни матчей столпотворение такое, что лучше не соваться; билеты спрашивают еще на шоссе), другие — расположенный здесь Центр борьбы с токсикоманией, третьи приезжают посмотреть на великолепный собор.

Фестивали танца и джаза «Сен-Дени» www.festival-saint-denis.fr В 1122 году Людовик VI сделал королевскую базилику Сен-Дени (Basilique de Saint-Denis) официальным кладбищем французских королей. Уже при входе справа вы увидите мемориальную доску — раненная при осаде Парижа Жанна д’Арк пожертвовала собору свои доспехи. Слева, в одной из капелл, представлены под стеклом неимоверной красоты и роскоши погребальные наряды.

Поразительна горностаевая мантия, которую заказал себе в последний путь Людовик XVIII, похороненный в соборе в 1824 году.

От дореволюционных захоронений остались лишь саркофаги:

революция старательно вычищала все следы королевской Франции. Кости монархов сбросили в две общие могилы, разграбили сокровищницу и содрали медные листы с крыши, но саму церковь разрушать не стали.

Базилика Сен-Дени 01 48 09 83 54 Октябрь-март: пн-сб 10.00-17.00, вс 12.00-17.00; апрельсентябрь: пн-сб 10.00-19.00, вс 12.00-19.00 Вход — €4,88 Надгробия спас гражданин Ленуар, который как раз занимался составлением своего «Музея французских памятников», находившегося на набережной Сены в будущем здании Школы изящных искусств. Туда свозились древности из разрушаемых церквей и аббатств.

В некрополе надо побывать обязательно. Это возможность увидеть всех французских королей — и Пипина Короткого, и Карла VI Безумного. Обратите внимание на надгробие Франциска I, правившего Францией с 1515 по 1547 год: король и его супруга изображены обнаженными и удивительно реалистично. Искусно сделанный фриз на постаменте изображает бесконечные сражения, рыцарей с копьями, схватки за знамя и батареи с пушками. А рядом, на вазе, где хранилось королевское сердце, темы рельефов совсем другие — Архитектура, Картография, Скульптура, Живопись. Видимо к этому больше клонилось сердце Франциска, который, в частности, положил начало Национальной библиотеке Франции.

В 1830 году здесь захоронили казненных на площади Согласия Людовика и Марию Антуанетту. Судя по качеству скульптуры акт национального покаяния был несколько натянутым: королевская чета выглядит нераскрашенными персонажами музея восковых фигур Гревен, но им единственным приносят цветы.

Витражи собора местами датируются XII-XIII веками, и эти участки заметно темнее других. Большая часть творчески отреставрирована Виолле-ле-Дюком в XIX веке, одна из стен составлена из современных реплик (пока демонтированные оригинальные витражи ждут реставрации).

Но благодаря тому что солнце так легко проходит через новые цветные стекла, ближе к алтарю стены размечены такими причудливыми цветными пятнами, как будто собор расписан по эскизу художникаимпрессиониста.

ШАРТР В Шартре (Chartres), в 80 километрах к юго-востоку от Парижа, находится один из красивейших готических соборов Франции. В отличие от бурного Сен-Дени это настоящая провинция, то есть исключительно приятный буржуазный городок. От вокзала улица приведет вас к площади Шатле (place du Chtelet), где с одной стороны разбит парк, а с другой начинается дорога к храму, по которой и надо лезть вверх.

Собор Нотр-Дам-де-Шартр (Notre-Dame de Chartres), отнесенный ЮНЕСКО к числу сокровищ мирового значения, построен в 1194-1260 годах. Обратите внимание на резьбу порталов и сбитые коегде головы — этим очень увлекалась Французская революция. Самые старые витражи внутри относятся к XIII веку.

Нотр-Дам-де-Шартр 02 37 21 75 02 пн-вс 8.30-18.45 Собор — главная достопримечательность и приманка Шартра, но ограничиваться им ни в коем случае не стоит. Обойдите его слева, и вы окажетесь во дворе художественного музея — бывшего дворца епископа — и оцените отличный вид с террасы, усаженной деревьями, на несколько садиков и подпорных стенок, спускающихся к реке. Спуститесь к церкви Сент-Андре (Eglise Saint-Andr, 1134перейдите мостик и вы окажетесь на первом из двух островков, которые рукавами-каналами обходит река Эр (Eure). Следуйте направо по набережной (rue du Massacre), и вы увидите ресторан Le Moulin de Ponceau на мельнице с террасой над рекой — отличное место для обеда; далее встретите самые старые в городе витражные мастерские (46, rue de la Tannerie). Смотрите на дома по обе стороны канала. Каждый из них по-своему подходит к воде — то мостками, то купальнями, то лодочными сараями. Берег сплошь засажен цветами.

Le Moulin de Ponceau 21/23, rue de la Tannerie 02 37 35 30 05 www.lemoulindeponceau.fr Закрыт в сб днем и вс вечером Дойдете до моста Бужю (Pont Bouju) и поворачивайте обратно к собору, поднимаясь по улице Бур (rue du Bourg). По пути увидите средневековые дома, украшенные резными деревянными капителями и контрфорсами. Взгляните на Дом лосося (Maison du Saumon), не пропустите лестницу королевы Берты (Escalier de la Reine Berthe) и не беспокойтесь, что устанете, — на это уйдет максимум три четверти часа, все рядом. Загляните во двор старой ратуши (Parloir aux bourgeois) конца XIII века, под раскрытую дверь с грозной надписью: «С 1 октября 1953 года эта дверь всегда должна быть заперта».

Если поленитесь ходить и постесняетесь сесть в детский туристический поезд (паркуется на соборной площади и полчаса ездит по городу; €5,50, для детей — €3), можно устроить себе экскурсию на лодке, правда, они отплывают из парка Бор-де-л’Эр (Parc des Bords de l’Eure), до которого от церкви еще идти и идти.

ЖИВЕРНИ Дом и сад Клода Моне на полпути из Парижа в Нормандию. Моне обитал в Живерни (Giverny) последние 40 лет своей жизни и разбил здесь сад, в котором с мая по июнь каждый месяц должны были расцветать новые растения, добавляя краски в общую картину. Интерьер дома сохранен таким, каким он был при жизни художника. Заслуживает внимания коллекция японских рисунков Моне.

По понедельникам сад открыт для художников, которые могут работать среди цветов (по предварительной договоренности: 02 32 51 28 21). Нового Моне так пока и не появилось. Для всех остальных сад открыт с апреля по ноябрь со вторника по воскресенье (9.30-18.00, вход — €5,50, для студентов — €4, для детей от 7 до 12 лет — €3).

МЕДОН Городок Медон (Meudon) — «русский» пригород Парижа. Эмигранты из России начали селиться здесь после революции и гражданской войны. В Медоне до сих пор много магазинов и ресторанов с русским ассортиментом, а потомки эмигрантов первой волны заговаривают на улицах с туристами, услышав русскую речь. В Медоне провел последние годы своей жизни скульптор Роден. В 1895 году он купил виллу Брийян (Villa des Brillants) и устроил там мастерскую. Сохранилась столовая, где пожилой скульптор обычно ужинал с Розой Бере, на которой женился, прожив с ней 50 лет. На следующий день после свадьбы Роза умерла. Роден пережил ее всего на несколько недель. Урна с прахом скульптора и Бере стоит на террасе виллы, рядом со скульптурой «Мыслитель».

Villa des Brillants 19, avenue Rodin 01 41 14 35 00www.musee-rodin.fr 1 мая — 11 ноября: пт-вс 13.00-18.00

ОВЕР-СЮР-УАЗ В небольшом городке Овер-сюр-Уаз (Auvers-sur-Oise) в 35 км к северо-западу от Парижа, на берегу реки Уазы, провел два последних года жизни и написал многие из своих лучших картин Ван Гог.

В мрачной комнате отеля Auberge Ravoux, которую до сих пор можно посетить (вт-вс 10.00-18.00, вход — €5, для детей до 18 лет свободный; с 25 декабря по 7 января закрыта), Ван Гог скончался на руках брата Тео. Братья Ван Гог похоронены у приходской церкви в старой части Овера.

КЛАДБИЩЕ СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЕ-БУА Русское православное кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (Cimetire Sainte-Genevive-de-Bois) и церковь Успения Богородицы. Здесь похоронены более 10 тысяч русских: офицеры царской армии и потомки знатных фамилий (князь Георгий Львов, князь Феликс Юсупов, княгиня Ирина Александровна), философы, литераторы (Сергий Булгаков, Иван Бунин, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Борис Зайцев, Тэффи, Александр Галич, Виктор Некрасов), художники (Константин Сомов, Зинаида Серебрякова, Альберт Бенуа), режиссер Андрей Тарковский, французский генерал Зиновий Пешков — усыновленный Горьким младший брат Свердлова.

Церковь в духе новгородских храмов построена и расписана Альбертом Бенуа в 1938-1939 годах.

Справа от иконостаса установлена мемориальная доска в память о 32 тысячах солдат и офицеров, служивших во Вторую мировую в немецкой армии. Они были сданы союзниками советскому командованию и казнены в ССС— за измену.

Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа rue Leo Lagrande, Sainte-Genevive-de-Bois 01 60 15 11 40

19. МУЗЕИ И ВЫСТАВОЧНЫЕ ЗАЛЫ ОРИЕНТАЦИЯ Тем, кто планирует посвятить большую часть своего времени в Париже музеям, стоит купить музейную карточку (Carte Muses-Monuments). Сделать это можно в туристических офисах, на станциях метро, в магазинах fnac, в самих музеях. С музейной карточкой, рассчитанной на один (€18), три (€36) или пять дней (€54), можно посетить 70 музеев и памятников в Париже и пригородах. При этом не придется стоять в очереди, но карточка не дает права на посещение временных выставок. Но вот если музей будет закрыт из-за забастовки (что в Париже случается довольно часто) денег не вернут и карточку не продлят.

Льготный тариф, как правило, распространяется на посетителей старше 60 и моложе 18 или 26 лет (по предъявлении документа с датой рождения) и студентов (при предъявлении ISIC). Музеи бесплатны для детей младше четырех, некоторые — двенадцати, некоторые — восемнадцати лет. В воскресенье во многих музеях действует 50%-ная скидка. Вход в некоторые муниципальные музеи бесплатный в воскресенье до 13.00, в большинство государственных — в первое воскресенье месяца.

Традиционный выходной в национальных музеях — вторник, в муниципальных — понедельник или вторник. Имейте в виду, что во вторник, когда закрыты большинство музеев и Лувр, в других главных музеях города (особенно в Орсе) бывают совершенно немыслимые толпы. И помните, что музейные кассы прекращают работу, как правило, за 45 минут до закрытия самого музея.

В сентябре — в период Недели Национального наследия — открыты многие памятники, недоступные в обычное время, например, Елисейский дворец, резиденция президента республики.

ИСТОРИЧЕСКИЕ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ МУЗЕИ

Лувр (Muse du Louvre) Главный вход через пирамиду Cour Napolon (1) www.louvre.fr Metro Palais Royal — Muse du Louvre Музей Лувра был открыт в 1793 году на основе королевской коллекции, которая постоянно увеличивалась за счет новых приобретений и пожертвований, а также начиная с XIX века благодаря активной работе французских археологов в Египте и на Ближнем Востоке. В залах выставлены около 25 000 произведений искусства, которые размещены в семи отделах: Древний Восток и искусство ислама; Древний Египет; древнегреческое, этрусское и древнеримское искусство; прикладное искусство; живопись; скульптура; графика. Восьмой, исторический, отдел музея — Средневековый Лувр.

Лувр состоит из трех корпусов, имеющих четыре уровня — от цокольного до третьего: северный корпус Ришелье, выходящий на улицу Риволи; Сюлли, расположенный в восточной части; Денон, расположенный к югу, вдоль Сены. У входа в музей есть бесплатные планы залов на нескольких языках.

Лувр буквально набит хрестоматийными шедеврами — практически все их вы уже видели в учебниках.

На шедевры указывают и планы музея, они в изобилии и на многих языках имеются у билетных касс в пирамиде. Вполне можно просто следовать этому плану и осматривать именно те объекты, которые выделены как особые и изображены прямо на карте. Однако стоит проявить любопытство и посмотреть чуть более того — все равно мимо хитов не пройдешь. Можно начать с открытых недавно раскопок королевского дворца и посмотреть Средневековый Лувр. В подвальном этаже крыла Денон стоит осмотреть египетскую экспозицию — никто в мире, кроме разве еще британцев, не вывез из Египта столько и такого качества древностей. Египет удачно продолжается на первом этаже Сюлли, а при переходе в Сюлли из Денона не миновать Венеры Милосской.

На втором этаже можно перейти в Денон, дабы передозироваться итальянским Возрождением.

«Джоконда» здесь, конечно, главная, но шансов рассмотреть ее немного: она под стеклом и окружена толпой. Так было всегда, а уж после публикации «Кода да Винчи» стало и вовсе невыносимо.

К Джоконде надо приходить либо утром, либо на «ноктюрны» — в день, когда музей открыт допоздна (ср, пт до 21.45).

Однако в соседних залах есть многое ничуть не хуже: здешние Рафаэли, Тицианы и да Винчи — из самых знаменитых в мире. Не так далеко от итальянцев расположилась Ника Самофракийская, а любителям испанской живописи стоит взглянуть на здешних Эль Греко, Гойю, Сурбарана, Риберу.

Третий этаж гораздо меньше, но обязательными для осмотра вещами забит под завязку. Абсолютно исключительным Лувр, конечно же, делает собрание французской школы: лучшие Жорж де Ла Тур, Энгр, бесподобные Жерико и Делакруа. Это пропустить нельзя. Здесь же стоит зайти во флигель Ришелье: тамошние Ван Эйк, Брейгель, Вермеер, Рембрандт немногочисленны, но уникальны.

Чтобы избежать гигантских очередей в кассы, запаситесь музейной карточкой или купите билет заранее; сделать это можно в магазинах FNAC, Carrefour, Continent, Auchan, Extrapole, Hyper-Media, Le Bon March, Printemps, Galeries Lafayette, BHV, Virgin Mgastore или в интернете (www.ticketnet.fr, louvre.francebillet.com). Вход в Лувр с таким билетом — через пассаж Ришелье или через галерею Карузель (прямо здесь же, в Virgin Mgastore, его можно купить), а в очередях во дворе Наполеона пусть толпятся другие. Билет действителен весь день: входите-выходите сколько душе угодно.

В Лувре работают еще несколько музеев: Музей декоративного искусства (Muse des Arts Dcoratifs, 107, rue de Rivoli, 01 44 55 57 50, www.ucad.fr), Музей рекламы (Muse de la Publicit, 2-й этаж крыла Роган, вход через Музей декоративного искусства, 01 44 55 57 50, www.museedelapub.org), Музей моды и текстиля (Muse de la Mode et du Textile, 1-й этаж крыла Роган, 01 44 55 57 50, www.ucad.fr).

К сожалению, Музей декоративного искусства закрыт до 2006 года, зато можно посетить отличную Galerie des bijoux со штучными произведениями знаменитых ювелиров и ювелирных домов, ныне существующих и давно исчезнувших. Если вы решили перекусить, можно это сделать и под землей, но лучше засесть в кафе «Марли», расположенном во внешней галерее Лувра, прямо напротив пирамиды.

пн, чт, сб-вс 9.00-18.00, ср, пт 9.00-21.45 Закрыт 1 января, 1 мая, 25 декабря Вход на постоянную экспозицию и временные выставки (кроме зала Наполеона) — €8,50 (включая посещение Музея Эжена Делакруа) или €6 (ср, пт 18.00-21.40); на временные выставки в зале Наполеона — €8,50; на постоянную экспозицию и все временные выставки (включая посещение Музей Эжена Делакруа) — €13, ср, пт 18.00-21.40 — €11; 14 июля и в первое вс месяца (кроме зала Наполеона), для посетителей до 18 лет, инвалидов и сопровождающих лиц; для лиц до 26 лет по пт 18.00-21.45 (кроме зала Наполеона) свободный Отделы Лувра Отдел живописи (с позднего Средневековья и до середины XIX века). Итальянская школа — Джотто, Фра Анджелико, Тициан, Караваджо, Веронезе (второй этаж, крыло Денон); немецкая — Дюрер, Лука Лейденский (третий этаж, крыло Ришелье); фламандская — Рубенс, Хальс (третий этаж, крыло Ришелье); испанская — Гойя (второй этаж, крыло Денон); голландская — Вермеер, Рембрандт, Ван Эйк (третий этаж, крыло Ришелье). Собрание французской живописи XIX века — Жерико, Делакруа, Давид, Энгр, — попавшее в Лувр в начале XX века из Музея современного искусства, находившегося в Люксембургском дворце (второй этаж, крыло Денон; третий этаж, крыло Ришелье, Сюлли).

Отдел графики Рисунки и гравюры Леонардо да Винчи, Дюрера, Рембрандта (второй этаж, крыло Денон; третий этаж, крыло Ришелье, Сюлли).

Отдел скульптуры Лучшие образцы французского классицизма — Антуан Куазевокс, Огюстен Пажу, Гийом Кусту, Пьер Пюже (полуподвал и первый этаж, крыло Ришелье, Денон). Итальянская школа представлена работами Донателло, Микеланджело, Кановы (первый этаж крыла Денон).

Отдел египетских древностей Саркофаги, мумии, сакральная скульптура, папирусы, а также предметы повседневного обихода: посуда, мебель, одежда, туалетные принадлежности (первый и второй этажи, крыло Сюлли; первый этаж, крыло Ришелье).

Отдел греческих, этрусских и римских древностей Редкие по качеству античные вазы и скульптура — в частности, Венера Милосская (полуподвал, крыло Денон; первый и второй этажи, крыло Денон, Сюлли). В новых залах крыла Денон выставлена сакральная скульптура Кикладских островов и Крита.

Отдел декоративно-прикладного искусства Средневековая резная кость, мебель эпохи Возрождения, лиможский фарфор, предметы из дорожного несессера Марии Антуанетты, интерьер зала для церемоний французского Министерства финансов и т.д. (второй этаж, крыло Ришелье, Сюлли;

галерея Аполлона на втором этаже крыла Денон).

Музей Орсе (Muse d’Orsay) 62, rue de Lille (7) www.musee-orsay.fr Metro Solfrino RER Muse d’Orsay Музей был открыт 15 лет назад в здании вокзала и посвящен искусству второй половины XIX века.

Коллекция живописи 1848-1914 годов была перенесена сюда из галереи Ж-де-Пом и представлена в хронологическом порядке. На первом этаже — академическая школа: Энгр, Делакруа; здесь же представлены работы Гюстава Моро, Оноре Домье, Гюстава Курбе, а также «Олимпия» Эдуарда Мане. На втором — скульптура конца XIX — начала XX века (Роден, Бурдель, Майоль), мебель стиля ар-нуво, работы художников группы «Наби» (Вюйар, Боннар, Дени). На третьем этаже — импрессионисты и постимпрессионисты: Клод Моне, Огюст Ренуар, Камиль Писарро, Эдуард Мане, Винсент Ван Гог, Эдгар Дега. Каждые два-три года экспозиция меняется, так как выставочные залы не способны вместить всю коллекцию.

вт-ср, пт-сб 10.00-18.00, чт 10.00-21.45, вс 9.00-18.00 Закрыт 1 января, 1 мая, 25 декабря Вход на постоянную выставку — €7,50; для лиц от 18 до 25 лет, для всех по вс, а также вт-ср, пт-сб с 16.15, чт с 20.00 — €5,50; для лиц до 18 лет, для всех в первое вс месяца свободный Музей современного искусства — Центр Помпиду (Muse National d’Art Moderne — Centre Georges Pompidou) Place Georges Pompidou (4) www.cnac-gp.fr Metro Htel de Ville, Rambuteau RER Chtelet — Les Halles Коллекция современного искусства Центра Помпиду считается самой полной в мире (наряду с ньюйоркским музеем Метрополитен). На двух уровнях представлено более 1 400 произведений искусства XX века. Но даже после ремонта и перестановок места в музее хватило, чтобы разместить только 3% коллекции.

На уровне V представлена историческая экспозиция Art Moderne (1905-1960), от фовизма до абстрактного экспрессионизма: Матисс, Пикассо, Брак, Леже, Кандинский, Поллок. На IV уровне — современное искусство (Art Contemporain, 1960-2000) от поп-арта до наших дней: Уорхол, Кляйн, Тенгели, наши Владимир Дубосарский и Александр Виноградов. В Центре Помпиду можно увидеть не только живопись, скульптуру, инсталляции, но и промышленный дизайн (например, в 1999 году компания Apple преподнесла в дар музею новый тогда iMac).

Филиал музея — мастерская румынского скульптора Константина Бранкузи (Atelier Brancusi), прожившего большую часть жизни в 15-м округе Парижа. Его мастерская была перенесена на площадь перед Центром и находится слева от главного входа в музей (пн, ср-вс 14.00-18.00). В музее работают библиотека, кинозал, есть видео— и аудиоархивы.

Помимо посещения мастерской Бранкузи и некоторых временных выставок входной билет в Центр позволяет подняться на 6-й этаж здания, откуда открывается, быть может, самый прекрасный вид на Париж. Не с птичьего полета, как с Эйфелевой башни или с Монмартра, — он открывается на уровне глаз, позволяя рассматривать город в самых мелких деталях. Если нет времени и желания смотреть современное искусство, просто посидите в кафе George на крыше.

пн, ср-вс 11.00-21.00 Вход — €10, льготный тариф — €8, для лиц до 18 лет и в первое вс месяца свободный Музей Пикассо (Muse National Picasso) Htel Sal 5, rue de Thorigny (3) www.musee-picasso.fr Metro Saint-Paul Музей Пабло Пикассо находится в большом особняке Сале XVII века. В собрании — произведения, перешедшие государству после смерти художника и его жены, Жаклин Пикассо: в счет уплаты налогов на наследство наследникам пришлось отдать немалую часть коллекции. Благодаря этому и был создан один из самых красивых парижских музеев. Перестроенный архитектором Роланом Симуне, он удивительно гармонично сводит вместе классическую архитектуру и авангардный дух, присущий любой работе великого испанца. Это понятно уже при входе, когда видишь скульптуры Пикассо, установленные на парадной мраморной лестнице.

Музей построен по хронологическому принципу: все развитие Пикассо и во многом им определенное развитие современного искусства — как на ладони. В собрании немало знакомых вещей, встреча с которыми всегда приятна. Например, портрет Ольги Хохловой, первой жены Пикассо, и два портрета их сына Пабло, Поля, Павла — в костюме Арлекина и в костюме Пьеро. Знаменитая «Голова быка»

1942 года, составленная из велосипедного седла и руля — наследников не зря заставили делиться.

Очень ясно показаны в экспозиции периоды работы Пикассо, его невероятный творческий темперамент и невероятная плодовитость — во всех смыслах. На особом стенде — рядом со скульптурой «Беременная» — представлены четыре жены и указан список ныне живущих потомков, на которых, должно быть, природа отдыхает от бесконечного шока, которым была долгая и продуктивная жизнь главного художника XX века. Не пропустите знаменитую «Козу», «Женщин за туалетом» в особой подвальной часовенке и «Поцелуй» 1969 года.

1 апреля — 30 сентября: пн, ср-вс 9.30-18.00; 1 октября — 31 марта: пн, ср-вс 9.30-17.30 Вход — €5,50, льготный тариф — €4, для лиц до 18 лет, для всех в первое вс месяца свободный Музей современного искусства города Парижа (Muse d’Art Moderne de la Ville de Paris) Palais de Tokyo 11, avenue du Prsident Wilson (16) www.palaisdetokyo.com Metro Alma — Marceau RER Pont de l’Alma Музей находится в восточном крыле дворца Токио — замечательного произведения ар-деко, построенного к Международной выставке современного искусства и техники в 1937 году. Музей был создан в 1961 году на средства коллекционера доктора Жирардена, чье собрание и стало основой коллекции. Здесь можно увидеть картины и скульптуры Пикассо, Матисса, Дерена, Дюфи, Брака, Модильяни и многих других. Ежегодно проводятся большие персональные (Малевич, Пикабия и другие) и тематические выставки («30-е годы в Европе», «Фовизм, или Испытание огнем» и т.п.), привлекающие гораздо больше публики, чем постоянная экспозиция. Сейчас музей закрыт на реконструкцию, но работают выставочные залы — с полудня до ночи они показывают современное искусство самого разного качества. Поскольку основная экспозиция недоступна, ехать туда стоит, только если в расписании объявлена какая-нибудь особенно интересная выставка.

вт-вс 12.00-0.00 Закрыт в праздничные дни Вход — €5, льготный тариф — €3, для детей до 13 лет свободный Музей Средневековья — Термы Клюни (Muse National du Moyen Age — Thermes Cluny) 6, place Paul Painlev (5) www.musee-moyenage.fr Metro Cluny — La Sorbonne, Saint-Michel Средневековое подворье аббатства Клюни (XV век), построенное вокруг полуразрушенных терм античной Лютеции (II век). Музей Средневековья открылся в 1843 году, его основой стала переданная государству коллекция Александра дю Соммерара. В начале XX века музейное собрание соперничало с отделом средневекового искусства Лувра: здесь представлены редкие по качеству и сохранности вышивки и гобелены, манускрипты с миниатюрами, деревянная скульптура, алтари, слоновая кость, коптские и византийские ткани, витражи. На втором этаже в зале со специальным освещением выставлен главный хит: серия гобеленов XV века «Дама с единорогом», обнаруженная в 1841 году в замке Буссак Проспером Мериме.

От терм лучше всего сохранился холодный зал — фригидарий; сейчас в нем выставлены головы королей, отбитые во время революции с портала собора Парижской Богоматери.

пн, ср-вс 9.15-17.45 Вход — €5,50, льготный тариф — €4 (вс для всех), для лиц до 18 лет и в первое вс месяца свободный Малый дворец (Le Muse du Petit Palais) Avenue Winston Churchill www.paris.fr/musees/petit_palais/index.html Мetro Champs-Elyses — Clmenceau Здание напротив Большого дворца было выстроено по случаю все той же Всемирной выставки 1900 года, отпраздновавшей наступление XX века (знали бы, чему радуются!). После выставки дворец стал Музеем изящных искусств города Парижа и объединяет роскошные коллекции живописи (искусство французского и итальянского Ренессанса, картины фламандцев и голландцев) с прикладным и монументальным искусством. Само здание тоже достойно осмотра. Открытие после нескольких лет реконструкции предусмотрено на осень 2005 года.

Музей Оранжери (Muse de l’Orangerie) Jardin des Tuileries (1) Metro Concorde Музей открыли в 1927 в бывшей императорской оранжерее. Главная приманка собрания — панорамные картины Клода Моне «Кувшинки» («Nymphas»), которые были переданы художником государству с условием, что они всегда будут экспонироваться вместе. В музее также хранятся коллекции Жана Вальтера и Поля Гийома, которые в 1965 году добавили к Моне работы Сезанна, Ренуара, Руссо, Матисса, Модильяни, Сутина, Пикассо.

Закрыт на реставрацию до 2006 года Музей Родена (Muse Rodin) Htel Biron 77, rue de Varenne (7) www.musee-rodin.fr Metro Varenne Музей расположен в особняке, построенном финансистом Бироном, и окружен одним из самых красивых в Париже садов. В конце XIX века особняк собирались снести, однако Роден попросил не разрушать дом Бирона, пообещав взамен завещать государству все свои скульптуры. В разное время в особняке останавливались Айседора Дункан, Кокто, Матисс, работал секретарем скульптора поэт Рильке. Сейчас в музее более 500 скульптур Родена, а также наброски, этюды и рисунки. В одном из залов — скульптуры ученицы и подруги Родена Камиллы Клодель.

Апрель — сентябрь: вт-вс 9.30-17.45; парк вт-вс 9.30-18.45 октябрь — март: вт-вс 9.30-16.45; парк вт-вс 9.30-17.00 Вход — €5, льготный тариф — €3, для лиц до 18 лет и в первое вс месяца свободный; в парк — €1 Музей Карнавале — Музей истории Парижа (Muse Carnavalet — Muse de l’Histoire de Paris) 23, rue de Svign (3) www.paris.fr/musees/musee_carnavalet Metro Saint-Paul Музей истории Парижа размещен в особняке госпожи Карнавале (XVI век), в котором жила мадам де Севинье. В 1996 году была завершена серия реставрационных работ, выставочное пространство увеличено за счет переноса части экспозиции в расположенный по соседству особняк Ле-Пелетье-деСен-Фаржо.

Необременительный, приятный музей посвящен различным аспектам истории города:

археологии, архитектуре, декоративному искусству. Здесь можно составить представление, как красиво устроен был городской дворец королевских времен, рассмотреть несколько перенесенных сюда из разрушенных зданий интерьеров (например, настенные панели с пилястрами, которые вместо капителей увенчаны кирасирской каской — из «Военного кафе» 1761 года), увидеть гигантский ботфорт статуи Генриха IV с Нового моста, снесенной санкюлотами. Обязательно загляните в живописнейший французский сад.

вт-вс 10.00-18.00 Закрыт в праздничные дни Вход на постоянную экспозицию свободный, на временные выставки — €6, льготный тариф — €4,50, для молодежи — €3, для детей до 13 лет свободный Музей искусства Азии Гиме (Muse National des Arts asiatiques — Guimet) 6, place d’Ina (16) www.museeguimet.fr Metro Ina, Trocadro, Boissire История цивилизаций стран Азии — от Тибета до Японии. Первый в Европе (и до сих пор самый большой и главный) музей восточного искусства вновь открылся после капитальной реконструкции 2001 года. Создателем музея в 1889 году стал лионский промышленник Эмиль Гимэ (1836-1918).

Собранные им египетские коллекции со временем отошли к другим разделам и к Лувру, а музей решительно обратился к Востоку. В 1991-м в соседнем доме (19, avenue d’Ina) был открыт Буддистский павильон (le Panthon bouddhique), где объединены вещи, привезенные из Японии самим Гимэ и дополненные его последователями. У павильона разбит японский садик. Музей славен бесподобной коллекцией искусства ангкорской цивилизации, вывезенной из Камбоджи, когда та была частью французского Индокитая.

пн, ср-вс 10.00-18.00 Вход на постоянную экспозицию и временные выставки — €8, льготный тариф — €5,5, для лиц до 18 лет и в первое вс месяца свободный; на временные выставки — €6, льготный тариф — €4 Музей Института арабского мира (Muse de l’Institut du Monde arabe) 1, rue des Fosses Saint-Bernard (5) www.imarabe.org Metro Jussieu, Cardinal Lemoine, Sully — Morland Помимо коллекции Института арабского мира в музее представлены и экспонаты, переданные из частных собраний и музеев Туниса и Сирии, — история арабских стран и искусство ислама. В музее регулярно проводятся тематические выставки, посвященные арабской культуре и искусству стран, находившихся под ее влиянием. Самым главным доказательством судьбоносного влияния исламской культуры на западную цивилизацию задолго до американских событий 11 сентября стало само здание музея, построенное в 1987 году архитекторами Жаном Нувелем и Пьером Сорья. Арабское традиционное мушараби — приоткрывающееся и закрывающееся в зависимости от солнца окно — здесь превращено в выполненные из стекла и стали диафрагмы фасада, реагирующие на освещенность. На крыше музея — неплохой ресторан с панорамным видом на Сену.

вт-вс 10.00-18.00 Вход на постоянную экспозицию — €3,81, льготный тариф — €3,05; на временные выставки — €6,86, льготный тариф — €5,34 Музей Клода Моне — Мармоттан (Muse Marmottan Monet) 2, rue Louis Boilly (16) www.marmottan.com Metro La Muette RER Boulainvilliers Музей находится в особняке искусствоведа и коллекционера Поля Мармоттана, который завещал свой дом и собрание произведений искусства государству. Здесь же представлены и работы Клода Моне из коллекции сына художника, Мишеля Моне. В 1996 году собрание пополнилось живописью из Фонда Дени и Анни Руар.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
Похожие работы:

«Коллаборативная фильтрация Онлайн-модели Рекомендательные системы Сергей Николенко Центр Речевых Технологий, 2012 Сергей Николенко Рекомендательные системы Коллаборативная фильтрация Ближайшие сосе...»

«Бурлаков В.А. Стратегическая коммуникация как метод. 7 УДК327.88 Бурлаков В.А. BurlakovV.A. Стратегическаякоммуникация какметодсовременнойгеополитики Strategiccommunicationasamethodofmoderngeopolitics Традиционная геополитика основное внимание уделяла рассмотрению значения силовых факторов. Несиловые факторы или рассматривались в каче...»

«ОАО Мобильные ТелеСистемы филиал в Пермском крае г.Пермь, ул. Советская, 50 www.corp.perm.mts.ru тел. (342) 243-08-80, 0990 (с мобильного телефона МТС); Современный тариф ULTRA (корп.) ULTRA безлимитное общение дома и в поездках по России, бесплатный доступ к электронной почте и безлимитный Ин...»

«Приложение №2 к приказу от 10.12.2013 № 231 ЗАКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО КОМЕРЧЕСКИЙ БАНК “Квота-банк” Тариф ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ БАНКА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ПОРУЧЕНИЙ КЛИЕНТОВ ПО ОПЕРАЦИЯМ В ВАЛЮТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ИНОСТРАНОЙ ВАЛЮТЕ черезсистему...»

«ТАРИФНЫЙ ПЛАН "Одна страна" Тарифы действуют для абонентов, заключивших договор об оказании услуг связи на территории Республики Северная Осетия-Алания. Тарифный план закрыт для подключения и переходов. Абонентская плата за оказание услуг связи с использованием федерального номера.0 руб. При подключении АКТИВНЫ сл...»

«КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ РЕГИОНОВ БЕЛАРУСИ: ОБЩИЙ ОБЗОР Ирина Точицкая, Игорь Пелипась* Резюме В работе представлены интегральные оценки конкурентоспособности регионов Беларуси, которые были сделаны на основе официальной статистики и данных опросов предп...»

«1 ВАЛЕРИАН МУРАВЬЁВ ОВЛАДЕНИЕ ВРЕМЕНЕМ КАК ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА Издание автора Москва — 1924 Главлит № 20409. Тираж 1.000 экз. Интернациональная 39-я типография "Мосполиграф", Путинковский, 3. ОГЛАВЛЕНИЕ. —— Предисловие ВВЕДЕНИЕ: 1) Проблема времени. 2) Проблема множестве...»

«Девятый класс Задание: Вам выданы два набора пробирок. 1-й набор содержит растворы Ba(OH)2, NaOH, H2SO4, HCl, 2-й набор содержит растворы Na2SO4, Pb(CH3COO)2, BaCl2, NH4Cl, MnSO4, Al2(SO4)3,...»

«Чупрынина Елена Викторовна ЛИНГВОКОГНИТОЛОГИЯ НАРОДНЫХ ПРИМЕТ В данной статье рассматриваются лингвокогнитологические особенности народных примет. В работе делается акцент на то, что понимание всегда сопряже...»

«© Составление: Выграненко М. А., vygranenk o@mail.ru Текстовый редактор Microsoft Word (MS Office 2000 – 2003) Задание № 4 Заголовок, работа с фрагментами текста, нумерованный список 1. Запустить редактор и открыть файл текстового документа, полученного при выполнении Задания...»

«Модель Международного уголовного суда 2012 НОМЕР КОМАНДЫ 0152 МЕМОРАНДУМ ЗАЩИТЫ Общее количество слов: 11 847 Язык оригинала: Русский Дата: 29 февраля 2012 года ICC-04/11-03/11 Палата предварительного производства VI СИТУАЦИЯ В КАРИБСКОМ И ЮЖНОМ ДЕПАРТАМЕНТАХ РЕСПУБЛИКИ БЛЕНДА Дело "Прокурор против Луиса Ангела дель По...»

«От Space 1.0, минуя Space 2.0, вперед к Space 3.0 Ионин Андрей Данный документ является внутренним документом ОАО "НИС". Он содержит конфиденциальную информацию, касающуюся коммерческой деятельности и текущего состояния ОАО "НИС", его дочерних и аффилированных компаний. Вся информация, со...»

«Взаимосвязь представлений об отношении родителей, установок на воспитание ребенка и семейную роль у матерей в Исламе Э.И.Сахапова, А.Ф.Минуллина A. F. Minullina Kazan (Volga Region) Federal University, chair of g...»

«Добавление 1 Стратегия АНТКОМ в области кадрового обеспечения и заработной платы (2015–2018 гг.) Введение В 2013 г. Комиссия утвердила предложение о пересмотре Стратегического плана на 2012–2014 гг. (CCAMLR-XXXII, Приложение 7, п. 6). Данный пересмотр дает возможность пересмотреть и Стратегию в обла...»

«2007 году аналитические продукты информационного агентства INFOLine были по достоинству оценены ведущими европейскими компаниями. Агентство INFOLine было принято в единую ассоциацию консалтинговых и маркетинговых агентств...»

«С. А. Гильманов. Чувственный уровень взаимодействия психики и музыкального произведения ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2015 г. Выпуск 1 (36). С. 45–52 УДК 159.955 ЧУВСТВЕНН...»

«859 УДК 338.2 ПРОБЛЕМЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ PROBLEMS OF TAXATION BANKING SECTOR AND METHODS FOR THEIR SOLUTION Мринская Е.Н. Южно-Российский институт управления – филиал Россий...»

«Стратегическая сессия: Барьеры и возможности развития международной кооперации и экспорта Основные результаты Барьеры и возможности развития международной кооперации и экспорта Оглавление Оглавление Цели и задачи Основные итоги Тема 1. Производство экспортно ориентированной продукции Те...»

«Отбор кандидатов на должность охранника Проблема отбора кадров встает перед руководством частного охранного предприятия в двух случаях: при создании новых подразделений и при замещении вакантных должносте...»

«Сообщение о существенном факте о решениях, принятых общим собранием акционеров эмитента Общие сведения 1.1. Полное фирменное наименование Публичное акционерное общество эмитента (для некоммерческой "МОСТОТРЕСТ" организации – наименование) Сокращенное фирменное 1.2. ПАО МОСТОТРЕСТ наименование...»

«© 1992 г. И.Е. СТОЛЯРОВА ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ СТУДЕНТОВ ВУЗОВ: ОПЫТ ВСЕСОЮЗНОГО ОПРОСА1 СТОЛЯРОВА Ирина Ефимовна — кандидат философских наук, старший научный сотрудник кафедры социологии и политологии Самарского государственного университета...»

«3.8.5 Движение НМА Учет движения нематериальных активов в системе Амортизируемое имущество (“ОС и НА”) производится с помощью бланка Движение НМА.Данный бланк позволяет выполнить следующие операции: Ввод нач...»

«Комплексные системы для промышленности по производству древесно-плиточных материалов www.siempelkamp.com Все от одного производителя: Общий портфель для комплектных производственных установок На Siempelkamp можн...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.