WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

«УДК 94(5) Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2013. Вып. 3 А. К. Шагинян СТАНОВЛЕНИЕ СУВЕРЕННОГО АРМЯНСКОГО ГОСУДАРСТВА В VII в.* VII столетие в многовековой летописи Древней и Раннесредневековой ...»

УДК 94(5) Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2013. Вып. 3

А. К. Шагинян

СТАНОВЛЕНИЕ СУВЕРЕННОГО АРМЯНСКОГО ГОСУДАРСТВА В VII в.*

VII столетие в многовековой летописи Древней и Раннесредневековой Армении

стало эпохой возрождения армянского государства с политическим статусом княжества. Это стало возможным благодаря учреждению в 631 г. на соборе высшей знати Византийской Армении и юридическому оформлению со стороны официального Константинополя национального института «ишхан Армении» ( ).

В XLI главе «Истории» авторитетного епископа VII в. Себэоса после повествования о возвращении (21 марта 631 г.1) креста Господня в Иерусалим можно обнаружить имена двух зораваров-армян — Мжэжа Гнуни и Давита Сахарруни, которых мы считаем правителями Византийской Армении. Дело в том, что второй из них, по словам Себэоса, «принял должность полководца с согласия и одобрения всего войска. (Затем. — А. Ш.) царь [Иракл] по просьбе (армянских. — А. Ш.) князей назначил его правителем (Армении. — А. Ш.)… дал ему звание куропалата и утвердил… в своем подданстве…»

[2, с. 88].

Относительно Мжэжа современник событий аналогичного рассказа для нас не сохранил. Однако нам известна другая его заметка: «…Мжеж… предложил католикосу Езру поехать в Греческую страну и причаститься св. тайн с императором; “в противном случае, говорил он, мы изберем себе другого католикоса…”» [2, с. 87]. Затем Мжэж планирует коварство против марзпана Персидской Армении Вараз-Тироца Багратуни (628–

631) и вынуждает его бежать в Константинополь. Последний раз Мжэжа мы встречаем среди защитников императора во время известного заговора против него 637 или же 638 г. Тогда он задерживает Давита и безуспешно пытается отправить его ко двору, так как тот был причастен к заговору [3, с. 131–133].

Мы считаем, что Мжэж, так же, как и  его преемник, должен был быть избран и признан первым среди равных армянских князей, т. е. первенствующим князем, затем утвержден в должности императором, но только без придворного титула. В противном случае он не посмел бы потребовать от духовного главы Армении Езра I (630– 641), резиденция которого в Двине даже не входила в границы распространения его власти, непременно отправиться к  Ираклию и  принять унию. Не посмел бы Мжэж лишить власти представителя персидской администрации в  Армении, Вараз-Трдата, Шагинян Арсен Карапети  — д-р ист. наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный университет; Полпред ректора Ереванского государственного университета в Санкт-Петербурге и Северо-Западном ФО РФ; e-mail: a_shaginyan@mail.ru * Работа выполнена на средства гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых — докторов наук МД-1664.2012.6, проект: «Раннесредневековая география стран Южного Кавказа (Закавказья) и Армянского нагорья».

1 По свидетельству византийского писателя Антиоха Стратига, Св.Крест был доставлен в Иерусалим 21 марта 17-го года после пленения Иерусалима персами в 614 г., 21-го года правления императора Ираклия I (610–641) и 3-го года после убийства шахиншаха Хосрова II (590–628) (см.: [1, с. 66, 66]). Все три варианта сходятся на 631 г.

© А. К. Шагинян, 2013 резиденция которого также находилась в Двине. Не стал бы он так активно бороться с участниками заговора против императора 637/8 или 638 г. (?) и, наконец, говоря о Давите, Себэос уточняет, что избрание его стало возможным только после того, как тот смог (в 637/8 г.) избежать репрессии, перетянуть на свою сторону армянские войска и ликвидировать Мжэжа [3, с. 133].

Итак, после 21 марта 631 г. на политической карте Армянского нагорья после двухсотлетнего перерыва сформировалось автономное государство — Армянское княжество, вассальное от Византии. Автономия заключалась в том, что политическая и военная элита страны сама выбирала себе главу из числа местных князей. Вассально-сюзеренные отношения заключались в том, что затем избранного главу высшая армянская знать представляла императору на утверждение и принятие в подданство.

На начальном этапе это политическое образование охватывало только территорию Византийской Армении. Более точно  — пределы исключительно тех областей сасанидского марзпанства Армения, которые вошли в состав Византии по миру с Ираном 591 г.

и на которые не был распространен общеимперский административный статус. Это Айрарат без района Двина, Тайк и Туруберан, которые императором Маврикием (582–602) были обозначены как «Внутренняя Армения», «Глубинная Армения» и «Великая Армения»

соответственно2. На это указывают и  наследственные владения Мжэжа Гнуни и  Давита Сахарруни. Нам уже удавалось показать, как основные домены Гнунидов охватывали гаварр Алиовит (обл. Туруберан), а основные домены Сахаррунидов — гаварр Ширак (обл.

Айрарат) [5, c. 148–155]. Эти земли оказались в составе Византии только в 591 г. Поэтому Мжэж, как мы покажем ниже со ссылкой на Себэоса, «прибывает из Армянской земли», т. е. из марзпанства Армения.

В то же время власть основоположников армянского автономного государства распространялась на те велико-армянские гаварры, которые после ликвидации Сасанидами восточно-армянской государственности в  428  г. были включены в  состав марзпанства Асур, но по миру 591 г. достались Маврикию. У Себэоса вслед за рассказом о возвращении креста Господня в Иерусалим читаем: «Оттуда… (Ираклий. — А. Ш.) направился прямо в Сирийскую Месопотамию, чтобы утвердить за собою города, входящие в ее границы».

Затем он пишет: «После этого полководец Мжеж Гнуни прибыл из Армянской земли и занял всю (эту. — А. Ш.) страну по вышеуказанным границам» [2, с. 86 и 87].

Бесспорно, речь идет о восточных гаваррах Алдзника, а также двух гаваррах Месопотамии Армянской, которые до 591 г. пребывали в составе марзпанства Асур (см.

об этом: [6, с. 173–182]). Аналогичный намек присутствует в тексте Себэоса и в отношении Давита: «Царь [Иракл]… назначил его правителем всех тех стран…» [2, с. 88], т. е. над всеми велико-армянскими землями, которые оказались в составе Византии по миру 591 г. На эту мысль нас наводит также сохранившаяся «Надпись 639–640 гг.

о  построении Мренского собора», что в  Аршарунике (обл. Айрарат). В  ней Давит титулуется «всехвальным патриком, куропалатом и стратилатом Армении и Сирии»

[7, с. 137–138]3.

2 Нераспространение общеимперского административного статуса, на наш взгляд, заключалось в том, что приобретенные в 591 г. земли Персидской Армении Маврикий не объединил с теми армянскими провинциями Византии, которые со времен Юстиниана I (527–565) обозначались как Армения I, Армения II, Армения III и Армения IV. Маврикий отказался и от подобного принципа их порядковой нумерации (см. об этом: [4, с. 66–69]).

3 В древнеармянском тексте он обозначается термином Уже через несколько лет территория Армянского княжества расширится в разы, что было связано с изменением геополитической ситуации в Передней Азии; в 633 г.

начались великие завоевания арабов-мусульман в Византийской империи и Сасанидском Иране. После аннексии Арабским халифатом всех византийских провинций Восточного Средиземноморья, когда мусульманские войска вплотную оказались у  югозападных границ Армянского княжества, ситуацией воспользовались византийские армяне. По свидетельству Себэоса, Давит Сахаруни на 3-м году своего правления «стал ненавистен войску и был изгнан… Только один… храбрый Т’еодорос, владелец Рштунийской области, привел в  устройство войска своей страны (т. е. Персидской Армении  — А. Ш.) и, благодаря своей… мудрости, охранял (он всю.  — А. Ш.) страну» [2, с. 88–89]. В армянском войске, таким образом, случился заговор, в результате которого законно избранный знатью и назначенный Ираклием первенствующий князь был свергнут, а среди ишханов и персидской, и византийской части возвысился авторитет марзпана Армении Тэодороса Ррштуни4.

Из контекста данного отрывка и последующей главы «Истории» Себэоса следует, что переворот случился в канун смерти Ираклия [3, с. 137] 11 февраля 641 г., т. е. в 640 г.

Раньше он и не мог случиться, так как по эпиграфическим данным нам стало известно, что Давит на 30-м году правления Ираклия все еще оставался у власти. Более того, 3-й год его правления, которым епископ-историк датирует случившийся заговор, примерно приходится на 640 г.

Несмотря на государственный переворот, Константинополь соглашается признать власть Тэодороса только после воцарения Константа II (641–668), внука Ираклия I.

Причина, по данным первоисточника, заключалась в том, что при преемнике Ираклия, Константине III (641), «для Армянской земли не был избран военачальник, ибо армянские князья не пришли к согласию…» [2, с. 92]. Там сказано, как по просьбе новоизбранного католикоса Нерсэса III (641–661) Констант II назначил Тэодороса зораваром Армении и возвел его в сан патрик(ия)5. Епископ-историк датирует назначение годом смерти Езра и возведения на престол Нерсэса [3, с. 139], получается — не раньше осени 641 г., так как Констант воцарился в августе того же года.

Итак, в нашем распоряжении есть все основания утверждать, что в 640 г. Тэодорос Ррштуни смог под своей властью в рамках единого княжества объединить не только Персидскую Армению, которая к тому времени охватывала большую часть Васпуракана, Мокк и Двин с округом; он смог объединить и всю Византийскую Армению, которая к тому времени охватывала Малую Армению, Месопотамию Армянскую, центрально-западные области Великой Армении — Айрарат без Двина с округом, Алдзник, Высокая Армения, Тайк, Туруберан и Цопк. Так что Армянское княжество в 640 г. на северо-западе омывалось Черным морем, на северо-востоке граничило с княжеством Картли, на востоке — с княжеством Алуанк6. На западе границы доходили до византийских провинций Еленопонт, Каппадокия, Киликия, Евфратесия и Осроена, а на юге — до иранских марзпанств Асур 4 Тэодороса Ррштуни мы считаем последним в истории марзпаном Персидской Армении (см.: [4, с. 96, примечания]).

5 Другие армянские авторы власть Тэодороса обозначают терминами «архонт» или «ишхан» Армении [8, с. 190, 191; 9, р. 739, 741, 742 & 748].

6 Княжество Картли со столицей в Тбилиси де-факто сформировалось в 572 г. в границах иранского марзпанства Варджан, а княжество Алуанк со столицей в Партаве — в 629 г. в границах иранского марзпанства Арран.

и Адурбадаган. Но к тому времени территория трех последних византийских провинций и первого из двух иранских марзпанств уже была аннексирована халифатом. Та же учесть в 642 г. постигнет и территории Адурбадагана.

Более того, мусульманская армия, воспользовавшись государственным переворотом в Армянском княжестве, впервые вторглась в его пределы, а 6 октября 640 г. временно заняла даже Двин (подробнее об этом: [4, с. 95–99]). Но оккупационный режим был установлен только в юго-западных областях княжества. Как нам удалось установить, уже осенью 639 г. была оккупирована византийская провинция Армения IV с центром в Амиде, а зимой 640–641 гг. — «Юстинианова Армения» с центром в Мартирополе. Наконец, в октябре 645 г. будет оккупирована Армения I с центром в Мелитене и «Другая Армения IV» с центром в Аршамашате [4, с. 95–97 и 106–107].

Оккупация более трети площади княжества [10, p. 55–68] заставила Тэодороса Ррштуни вступить в переговоры с наместником арабского халифа, Му‘авийей. В результате был достигнут мир, заключенный, по нашему определению, в августе 652 г. [4, с. 115–116].

Полный текст договора донес до нас Себэос:

«Таков будет мирный договор между мною и вами, на сколько лет вам будет угодно: три года не возьму с вас дани, а после этого срока платите, сколько пожелаете. В этом даю вам клятву. Держите в вашей земле конницу в 15 000 человек, им на содержание [хлеб] отпускайте из вашей страны, и это я зачту в счет дани. Конницу вашу я не вызову в Сирию, но в другие места, куда бы я ни потребовал, она должна быть готова к выступлению. Я не пришлю в ваши крепости эмиров [комендантов], ни арабского войска, даже ни единого всадника. Никакой враг не вступит в Армению, если же ромеи нападут на вас, то я пришлю на помощь войско, сколько вы пожелаете. Клянусь всемогущим Богом, что не обману вас» [2, с. 116–117].

У основоположников мусульманской историографии сведений об этом документе обнаружить невозможно. Единственный договор с жителями Дабила (Двина), дошедший до нас благодаря ал-Баладзури (ум. в 892 г.), мы относим к осени 654 г. [4, с. 120–122]. Как ни странно, но даже намека о нем нет и в остальных источниках VII в. на языке грабар. Зато в византийской исторической традиции упоминание о нем мы обнаружили: «В сем году возмутился против царя Пасагнатес патриций Армении, сделал мирные условия с Мавией…», — пишет Феофан Исповедник (ок. 760–818) [11, с. 253]. К сожалению, Себэос ничего не говорит о том, где и с кем был подписан документ и как долго шли переговоры. Единственная заметка, предшествующая тексту договора, следующая: «Владетель исмаильтян так сказал…» [2, с. 116], под которым у Феофана подразумевается Му‘авийа.

Мы считаем, что договор Тэодорос Ррштуни подписывал, представляя интересы не только армянской знати, но еще и Картли, Алуанка и отпавшего от Армении в 571 г.

Сюника. На эту мысль нас наводят свидетельства неизвестного автора «Истории 684 года», которой нашлось место в «Истории страны Алуанк» Мовсэса Дасхуранци (Х в.): «…Джуаншер заключил союз с полководцем армянским и уговорил его (снова. — А. Ш.) повиноваться императору ромеев». Он датирует их 20-м годом царствования шахиншаха Йазкерта, он же Йездигерд III, т. е. ок. 652 г., или 31-м годом агарян (арабов), т. е. хиджры (651/2 г.) [12, с. 98].

Перед этим анонимный автор пишет, как к раненому (в сражении при Кадисийи 636/7 г.) ишхану и спарапету Алуанка Джуаншеру прибыл правитель Грузии (Картли) Атрнерсех (Адарнасе), который своими же руками перевязывал ему раны и  который заключил с  ним нерушимый союз. Наконец, Джуаншер берет в  жены дочь ишхана Сюника [13, р. 814–815]. Думается, брак состоялся после 651 г., когда Сюник после падения Сасанидского Ирана, по свидетельству Себэоса, был возвращен в состав Армении [3, с. 175]7.

Эти сообщения позволяют нам предположить установление иерархической, сеньориально-вассальной зависимости между первенствующими князьями региона.

Джуаншера своим сюзереном еще в  637  г. признал эрисмтавари Картли, после 651  г.

(?) — ишхан Сюника. В свою очередь ишхан Алуанка признал верховенство ишхана Армении. Поэтому Себэос говорит: «с ним (т. е. Т’еодоросом. — А. Ш.) в союзе были грузины, аг’ваны и  сюнийцы, которые (после мира.  — А. Ш.) по его указанию разошлись по своим странам…» [2, с. 118].

Итак, Армянское княжество вместе с княжествами Картли и Алуанк по договору 652  г. признало гегемонию Арабского халифата, отстояло свою политическую самостоятельность и право содержания регулярной армии. По условиям мира, армянская кавалерия могла быть переброшена на любой фронт за исключением сирийского; тем самым она освобождалась от участия в арабо-византийских войнах, а именно в сражениях против своих единоверцев на стороне иноверцев-мусульман. При этом в самой Армении не должны были дислоцироваться чужеземные войска. Более того, Армения получала крупные налоговые льготы, а на три года вовсе освобождалась от их уплаты.

В отличие от светской знати высшее духовенство Армении резко осудило политическую сделку первенствующего князя. «Заключил (Т’еодорос. — А. Ш.), — как отзывается Себэос, — союз со смертью и договор с адом, отвергнув союз божественный»

[2, с. 116]. Подобные строки отражали официальную позицию Армянской церкви и католикоса Нерсэса III.

Современные исследователи также неоднозначно отзываются об этом договоре. Если, например, авторитетный арабист А. Тер-Гевондян расценивал действия Теодороса (Тэодороса) как смелый шаг на пути спасения страны [14, с. 36], то авторитетный византинист В. Арутюнова-Фиданян считает, что владетель Р(р)штуника ни де-факто (поскольку, якобы, его не поддерживало большинство нахараров), ни де-юре (поскольку он был подданным империи) не имел права заключить такое соглашение [15, c. 73]. Вот что нам пишет Себэос относительно поддержки со стороны большинства нахараров: «Т’еодорос, владетель Рштунийский вместе со всеми армянскими князьями заключил (этот. — А. Ш.) союз…» [2, с. 116]. Что же касается юридической стороны вопроса, то здесь исследовательница, конечно, права; Тэодорос своими действиями в  одностороннем порядке отменил суверенитет Константинополя над Армянским княжеством. Однако византийские власти были уже не в состоянии обеспечивать дальнейшую внешнюю безопасность Армянского княжества, что является важнейшим залогом сюзеренного права, а, по нашему глубокому убеждению, именно этого, т. е. обеспечения внешней безопасности, путем переговоров с Му‘авийей добивался Тэодорос Ррштуни. В качестве компромисса, как нам кажется, он не поднял вопрос об оккупированных армянских землях. В противном случае подобному условию обязательно нашлось бы место в тексте мирного соглашения. Поэтому мы также оправдываем политическую сделку Тэодороса.

Констант II не собирался так легко сдать Армению, поэтому он уже осенью 652 г.

предпринял большой поход на восток. Его даже не оставил ультиматум Му‘авийи, который был предъявлен ему прямо у армянской границы: «Армения — моя, туда не ходи; если же пойдешь, я приду на тебя и сделаю так, что и убежать обратно не смоО временном исключении Сасанидами Сюника из состава марзпанства Армения см.: [4, с. 54].

жешь». Письменный протест донес до нас Себэос; он не позабыл донести до нас и ответ императора: «Та страна — моя, и я иду туда; если ты пойдешь на меня, то справедливый Бог будет нашим судьей» [2, с. 117]. Как следует из заметки Феофана, «справедливый Бог» решил судьбу Армении в пользу арабов: «…не имея никакой надежды удержать Армению, (царь оттуда. — А. Ш.), возвратился» [11, с. 253].

Продолжая свое повествование, Себэос говорит, что с наступлением весны (653 г.) к Тэодоросу по его же просьбе примкнул 7-тысячный отряд исмаилтян (мусульман), при поддержке которого в пасхальные дни, т. е. в апреле месяце, он полностью очистил территорию княжества от ромеев (византийцев). Затем Тэодорос отправился в Дамаск к М(у‘)ави(й)и, а тот вручил ему инсигнии власти: «…золотые и золототканые одеяния и такое же полотнище (т. е. знамя. — А. Ш.)» [2, с. 121]. Кроме того, назначил его правителем над Арменией, Грузией (Картли), Алуанком и Сюником до Капкоха (Кавказа) и ворот Чола [3, с. 169].

Тэодорос обязался покорить все эти земли и передать их под подданство М(у‘)ави(й)и [3, с. 169], но в ту же зиму (653–654 гг.) он тяжело заболел и уединился в своей резиденции, что на острове Алтамар. Тогда «князья армянские, с  греческой и с  таджикской стороны…, — читаем у епископа-историка, — сошлись вместе и сговорились, заключили между собой мир …, разделили страну по числу всадников каждого и назначили (собственных. — А. Ш.) сборщиков податей…» [2, с. 124].

В этих условиях Тэодоросу оставалось вновь призвать своего нового сюзерена, т. е.

Му‘авийу, на военную помощь. Этим мы можем объяснить тот факт, что выступившие на север в конце 654 г. одновременно два арабских полководца Хабиб ибн Маслама (в сторону Армении и Картли) и Салман ибн Раби‘а (в сторону Алуанка) в ходе всей кампании, как уверяет нас ал-Баладзури, выдавали владетельным князьям «охранные грамоты» (араб. аман), а с жителями столиц и других крупных городов заключали мирные соглашения. В грамотах гарантировались наследственные права и привилегии князей, в соглашениях, тексты которых мусульманский писатель предпочитает процитировать целиком8, — безопасность жизни горожан, всего их движимого и недвижимого имущества, а также свобода вероисповедания. Арабская сторона во всех случаях выдвигала одно единственное условие — уплата подушной подати (араб. джизйа) (подробно об этих двух кампаниях см.: [4, с. 119–129]). Заметим, что обложение армян джизйей практически совпадало с  завершением трехлетнего льготного периода налогообложения, установленного по условиям договора августа 652 г.

Как и в случае с договором, официальная позиция Армянской церкви в отношении военной кампании Хабиба и Салмана оставалась строго негативной, что и следовало ожидать: «…Т’еодорос Рштуни и все князья страны…, — пишет епископ Себэос, — подчинились им и старались во всем исполнять их желания, ибо над ними тяготел страх ужасной смерти … Они ограбили (и. — А. Ш.) Армянскую землю, и Аг’ванию, (и Вирк, и. — А. Ш.) Сюник’…» [2, с. 126, 127].

Между тем мы абсолютно уверены в том, что инициатива кампании Хабиба и Салмана исходила от самого Тэодороса. В пользу данной теории выступают не только сведения ал-Баладзури; в противном случае после ее успешного завершения в 655 г. он не отправился бы с Хабибом добровольно в Ассирию, т. е. в Дамаск, как пишет Себэос.

8 Полностью процитированы тексты соглашений с жителями Дабила (Двина), Тифлиса (Тбилиси) и Джурзана (Картли) [16, р. 200–202].

Более того, он свидетельствует, что после кончины там Тэодороса от тяжелой болезни «тело перевезли в свою область и похоронили в усыпальнице предков» [2, с. 127]. Как известно, тела заложников не разрешают перевозить на родину и хоронить в родовой усыпальнице! Мы также считаем, что по итогам кампании Хабиба и Салмана территории княжеств Армения, Картли и Алуанк были де-юре переданы под управление Тэодороса9, а следовательно, в подданство Му‘авийи. Одним словом, был реализован проект халифского наместника 653 г., когда ишхан Армении осуществлял к нему в Дамаск визит.

Поэтому мусульманская историография раннего Средневековья склонна завоевание и формирование из армянских и южнокавказских земель вилайета Арминийа связать именно с этой военной кампанией.

Де-юре признание сюзеренитета Арабского халифата со стороны княжеств Армянского нагорья и Южного Кавказа продолжалось до кончины Тэодороса около 659 г.10 в Дамаске. По Себэосу, армяне «совместно с князьями и войском аг’ванов и с князьями Сюнийскими» во главе с Хамазаспом Мамиконеаном тут же восстали против исмаилтян (мусульман). Они объявили о признании отныне верховной власти царя, т. е. императора [2, с. 128]. Поэтому Костандин, он же Констант II, «сделал Амазаспа… куропалатом, дал ему серебряное седалище и назначил правителем Армении: также даровал почести другим (армянским. — А. Ш.) князьям,…» [2, с. 128].

Придворного титула и  инсигнии власти, по свидетельству неизвестного автора «Истории 684 года», удостоился и ишхан Алуанка Джуаншер [13, р. 817–818]. Примеру Армении и Алуанка, видимо, последовала и Картли. Думается поэтому у неизвестного грузинского автора «Мокцеваи Картлисаи» эрисмтавари Гуарам II, современник событий, в отличие от своих ближайших предшественников, титулуется «куропалат» [17, с. 72–138].

Однако, как только Му‘авийа 21 числа месяца раби‘ I 41 г.х. (=25 июля 661 г.) добился халифской власти (подробно см.: [18, с. 90–104]), он тут же восстановил сюзеренные права халифата. Случилось это, по данным архимандрита Левонда (VIII в.), после разгрома армяно-греческих коалиционных сил в битве, которая имела место в долине Евфрата на 1-м году его же правления, в день страстной субботы (=16 апреля 662 г.). После этого М(у‘)-ави(й)а I (661–680) потребовал от армянских нахараров созвать собор. На нем было принято решение удовлетворить обращение халифа, которое заключалось в  уплате ежегодной дани в размере 500 дахеканов (=2,4 тыс. золотых динаров) [9, p. 741–743].

Как замечает арабист О. Большаков, речь могла идти о 500 литрах (фунтах), что соответствует 36 тыс. золотых динаров [18, с. 317, примечания]. В любом случае сумма остается символической; если учесть еще и тот факт, что она должна была собираться не в одной только Армении. Так что сюзеренитет Дамаска, установившийся над христианскими княжествами при Му‘авийи I в 662 г., был номинальным и заключался только в получении с них ежегодной дани.

Продолжая повествование, Левонд пишет, как М(у‘)ави(й)а в начале 2-го года своего правления, т. е. после 25 июля 662 г. с почетом отпустил на родину Григора, брата Хамазаспа Мамиконеана, который накануне собора был выдан ему в качестве заложника. Халиф даже пошел навстречу нахарарам; по их просьбе он назначил Григора ишханом Армении [9, p. 743]. Асолик на рубеже XI в. добавит: ишханом Армении и Грузии [19, с. 122].

9 Де-факто Тэодорос не мог ими управлять, так как из-за болезни оставался до своей смерти в Дамаске.

10 Дата установлена нами [4, с. 132].

Признание Картли сюзеренитета армянского ишхана Григора, а, следовательно, и арабского халифа Му‘авийи, косвенно подтверждают и некоторые синхронные грузинские источники. Так, у Сумбата Давитис-дзе (XI в.) преемник Гуарама II Вараз-Бакур в  отличие от него титулуется «антипатрик(ий)» [17, c. 376]11. Подобное звание наглядно свидетельствует о  том, что новый эрисмтавари Картли принял подданство враждебной Византии державы.

Формальное признание княжествами Армянского нагорья и Южного Кавказа верховной власти Арабского халифата продолжалось до смерти Му‘авийи I в 680 г. Дело в том, что при его преемнике Йазиде I (680–683) «хаос охватил Тачиков, переросший в жестокие (междоусобные. — А. Ш.) войны. Тогда Хайк, Вирк и Алуанк перестали платить им подать после 30-летнего повиновения». Эти строки принадлежат перу автора «Хроники 685 года» — предположительно армянского архимандрита Пилона Тиракаци [20, p. 969]. До сих пор начало этого «возмущения» датировалось годом смерти Му‘авийи (см. напр.: [21, с. 249; 14, с. 50; 22, с. 123]).

Однако следует датировать его в период между августом 681 г. и августом 682 г., считая «30-летнее повиновение» с  момента заключения арабо-армянского договора в августе 652 г. Процитированная из «Хроники 685 года» заметка перекликается с преданием, которое сохранилось у ал-Баладзури. В нем говорится, как Арминийа во время гражданских войн при ибн аз-Зубайре (682–692 гг.) тут же отложилась, нарушив заключенный прежде союз [16, р. 205]12. Более того, у другого мусульманского писателя ал-Йа‘куби (ум. в 897 г.) чудом сохранился налоговый реестр [24, р. 277–278], который, как думается, относится к этому времени; в нем наличествуют все бывшие владения Сасанидов, но отсутствует Арминийа, которая при Му‘авийи I подати регулярно выплачивала, а при Йазиде I от них полностью отказалась.

Настоящее решение официального Двина, Тбилиси и  Партава было, по нашему мнению, равносильно полной государственной суверенизации христианских княжеств. Ведь кроме уплаты ими символической дани ничего более со стороны Дамаска не ограничивало суверенитет первенствующих князей в самостоятельном осуществлении государственной власти, в том числе в осуществлении внешней политики. В то же время они не заявили о том, как это было в 659 г., что готовы признать отныне сюзеренитет соперничающей державы. Такое важное событие в истории этих княжеств, как полная государственная их суверенизация, могло иметь место в сентябре 681 г.

Дело в том, что, по свидетельству автора «Истории 684 года», Вараз-Трдат, который (в 659 г.) был удостоен императором титула «апуипат патрикий», а после убийства его дяди Джуаншера избран новым ишханом Алуанка, первым (из трех первенствующих князей) был интронизирован, как следствие государственной суверенизации княжества: «И тут же все вельможи распустили свои знамена с изображениями зверей, протрубили в трубы, подняли… (Вараз-Трдата. — А. Ш.) на щит с золотым пупком и трижды подбросили его [вверх] восхваляя его. Вот таким образом с превеликим ликованием, передав ему сан первого князя отеческого престола, они преподнесли новому правителю дары и подарки» [12, с. 120].

Анонимный автор из Алуанка, который не только умеет красочно описывать церемонию интронизации Вараз-Трдата, но и посвящает целую главу террору, жертвой котоВ «Мокцеваи Картлисаи» тот же титул записан как «апай патрикиос».

12 Подробно о гражданской войне см.: [23, с. 177–178; 18, с. 217–257].

рого стал предшественник того [13, p. 855–859], не сообщает дату гибели Джуаншера. Зато он говорит, что убийство имело место, «когда прошли палящие знойные дни и наступил… великий праздник (Святого. — А. Ш.) Креста» [12, c. 115]. Говорит он также о наступлении 62 г. южного царства, т. е. хиджры (681/2 г.) [13, p. 868].

Поскольку 62 г.х. наступил 20 сентября 681 г., то речь идет о сентябре 681 г., когда Алуанская церковь вслед за Армянской 15, 16, 20 и 21 числа торжественно отмечала день Воздвижения Животворящего Креста Господня13.

Мы считаем, что сакральная легитимация княжеской власти Вараз-Трдата, которая, таким образом, имела место в конце сентября 681 г., стала возможной только в результате государственной суверенизации Алуанского, впрочем, как и интересующего нас Армянского княжества. Более того, мы не исключаем возможность того, что правитель Армении Григор Мамиконеан поспешил принять царский титул. На эту мысль нас наводит анонимный автор из Алуанка при описании событий осени 681 г. Так, супругу Григора Елинэ он обозначает титулом не «княгиня» (), а «царица» () Великой Армении [13, p. 867]14. Кстати, Вараз-Трдата он называет правителем «царства Алуанкского…» [13, p. 864].

Итак, в первой половине VII в. в условиях верховной власти Константинополя на политической карте Армянского нагорья шел процесс генезиса автономного государства, точнее, процесс возрождения армянской государственности. Это стало возможным благодаря появлению в Византийской Армении и юридическому оформлению со стороны Константинополя национального института первенствующего князя. Воспользовавшись новой геополитической ситуацией в  переднеазиатском регионе, когда под ударами завоевателей мусульман Сасанидский Иран пал, а Византия лишилась своих провинций в Восточном Средиземноморье, эти правители Армении, с точки зрения современных международно-правовых воззрений, добились в 652 г. суверенизации княжества. В первую очередь она заключалась в том, что отныне они могли и вели самостоятельную внешнюю политику, т. е. осуществляли свой суверенитет в международной сфере. Содержание собственной армии и отсутствие по договору войск великих держав в  пределах Армянского княжества говорит об осуществлении местными правителями еще и суверенитета на своей территории. В то же время ишханы Армении второй половины VII  в. в  зависимости от военно-политической ситуации в  переднеазиатском регионе вынуждены были признавать верховный сюзеренитет либо императоров, либо халифов (выплачивая ежегодную дань). А те выступали гарантом внешней безопасности и территориальной целостности Армянского княжества. Таким образом, глава одной из великих держав частично ограничивал осуществление суверенитета его правителями, — как на своей территории, так и в международной сфере.

Это частичное ограничение Двин в одностороннем порядке снял в сентябре 681 г., когда отказался от уплаты в халифскую казну ежегодной дани, установленной в 662 г. Тем самым он добился полной государственной суверенизации княжества, а следовательно, и его государственной независимости.

13 Армянская церковь отмечает этот праздник в  воскресенье, которое выпадает в  промежуток между 11 и 17 сентября, а также в понедельник, пятницу и субботу следующей недели. В 681 г. воскресный день в этом промежутке, по нашим подсчетам, выпал на 15 число, а понедельник следующей недели — соответственно на 16 число, пятница и суббота — на 20 и 21 числа.

14 «В надписи 670(?) о построении Аручской церкви» Григор засвидетельствован как ишхан Армении, а супруга его — без какого-либо титула [7, c. 139].

Первенствующие князья Армении помимо гражданской администрации, за редкими исключениями, прибирали в свои руки и военную администрацию. Не случайно первые ишханы Армении Мжэж Гнуни, Давит Сахарруни, Тэодорос Ррштуни продолжали обозначаться в первоисточниках зораварами. Кстати, власть Григора Мамиконеана анонимный автор «Истории 684 года» один раз решается обозначить тем же термином [13, p. 867].

Из процитированного нами текста арабо-армянского договора 652 г. следует, что численность армянской кавалерии составляла 15 тыс. В источниках мы так и не обнаружили даже намека на силы армянских пехотинцев, что на первый взгляд позволяет думать о том, что военные силы Армянского княжества по преимуществу были конными. Однако подлинно известно, что конница была лишь ударной силой местной армии на протяжении долгих столетий. Поэтому она везде и фигурирует. Учитывая это и тот общеизвестный в исторической науке фактор, что соотношение численности конницы и  пехоты в  царстве Великая Армения было примерно 1:5, надо полагать, что общая численность военных сил Армянского княжества в случае всеобщей мобилизации всех нахарарских отрядов могла доходить до 75 тыс.

В Армянском княжестве продолжал функционировать орган государственной власти, состоявший из представителей высшей политической и военной элиты — феодально-княжеский собор, известный со времен последних Аршакидов (52 офиц. 66– 428). Более того, с восстановлением государственности армян расширились его права и полномочия. На соборах принимались решения, касающиеся внешнеполитического курса княжества и его политической ориентации. Из «Истории» Левонда, например, мы узнаем, как в 662 г. был созван собор, который удовлетворил требования Му‘авийи I по признанию гегемонии Дамаска и  установлению фиксированной ежегодной дани.

Начиная с 631 г. в Армении регулярно созывались соборы для избрания нового правителя княжества, а также в случае, если тот был уже не в состоянии исполнять свои обязанности, скажем, по состоянию здоровья. Вспомним по этому поводу заметку Себэоса: «Так как Рштунийский владетель (Т’еодорос. — А. Ш.) тяжко заболел… и не имел силы… предпринимать что-нибудь, то [князья] разделили страну по числу всадников каждого и назначили (собственных. — А. Ш.) сборщиков податей…».

Мы установили, что принятые на соборах решения, имели для глав великих держав юридическую силу. Например, халиф Му‘авийа I был удовлетворен вышеупомянутым постановлением Армянского собора и отпустил Григора Мамиконеана в Армению в качестве ее законного правителя, а византийские императоры утверждали во главе Армянского княжества лишь того правителя, которого официально представлял местный собор.

Источники и литература

1.  — Пленение Иерусалима // Антиох Стратиг. Пленение Иерусалима персами в 614 г. / груз. текст исследовал, изд., пер. и араб. извлечение приложил Н. Марр. СПб.:

Типогр. Имп. Акад. наук, 1909. 224 с.

2. [Себэос (рус. пер.)]. История епископа Себеоса / пер. С. Малхасянца. Ереван: Изд. АРМФАН-а, 1939.

184 с.

3. [Себэос]. / .. . :, 1979 — История Себэоса / раб. Г. Абгаряна. Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1979. 445 с.

4. Шагинян А. Армения и страны Южного Кавказа в условиях византийско-иранской власти. СПб.:

Алетейя, 2011. 512 с. Сер. «Византийская библиотека. Исследования».

5. Шагинян А. Количественный и территориальный состав нахарарств Армении при арабах // ВЕУ.

(Общ. науки). 2008. Вып. 3 (126). С. 148–155.

6.  Шагинян А. Административно-политическая карта Византийской Армении в  VI веке //  Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2012. N 1 (11). С. 173–182.

7. Орбели И. Багаванская надпись 639 г. и другие ктиторские надписи VII века // Христианский Восток. 1913. Т. II, вып. I. С. 105–142.

8. [Повествование о делах армянских]. Повествование о делах армянских / текст, пер. и коммент. В. Арутюновой-Фиданян //  Арутюнова-Фиданян  В. А. «Повествование о  делах армянских»

(VII век). Источник и время. М.: Индрик, 2004. C. 149–256.

9. [Левонд]. … // .

.  ( ). –, 2007. 711–851 — История Великого армянского вардапета Левонда // Armenian Classical Authors. Vol. II (8th Century). Antelias [Lebanon] Armenian Catholicosate of Cilicia,

2003. Р. 711–851.

10. Shahinyan A. Territory and the Boundaries of the Autonomous Armenian Principality in the 7-th Century // Journal of the Society for Armenian Studies. California State University, 2011. Vol. 20. P. 55–68.

11. [Феофан]. Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта / пер. В. Оболенского и Ф. Терновского. М.: [s. t.], 1884. 370 с.

12. [Каланкатуаци (рус. пер.)]. Мовсэс Каланкатуаци. История страны Алуанк / пер. Ш. Смбатяна.

Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1984. 258 с.

13.  [История 684  года]. 684  // ..  ( ).

–, 2005, 793–895 — История 684 года // Armenian Classical Authors. Vol. II (7th Century). Antelias [Lebanon]: Armenian Catholicosate of Cilicia, 2003. Р. 793–895.

14. Тер-Гевондян А. Армения и Арабский халифат. Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1977. 326 с.

15. Арутюнова-Фиданян В. А. «Повествование о делах армянских» (VII век). Источник и время. Москва: Изд-во «Индрик», 2004. 272 с.: ил.

16.  [Ал-Баладзури].   — Liber expugnationis regionum auctore Imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori / ed. M. de Goeje. Lugduni Batavorum: [s. t.], 1866. 539 р.

17. [Картлис Цховреба]. / . .. 1., 1955 — Картлис Цховреба / изд. С. Каухчишвили. Т. 1. Тбилиси: Сахелгами, 1955.

18. Большаков О. История халифата. Т. III. М.: Восточная литература, 1998. 382 с.

19.  [Асолик]. / .

. ..:.., 1885. 440  — Всеобщая история Степаноса Таронеци Асолика / раб. С. Малхасеанца. СПб.: Типогр. И. Н. Скороходова, 1885. 440 с.

// ..  ( ). – 20.

, 2005. 897–969 — Пилон Тиракаци. Хроника // Armenian Classical Authors. Vol. V (7th Century).

Antelias [Lebanon]: Armenian Catholicosate of Cilicia, 2005. Р. 897–969.

21. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. IV в. до н. э. — VII в. н. э. М.; Л.:

Изд-во АН СССР, 1959. 392 с.

22. Garsoan N. The Arab Invasions and the Rise of the Bagratuni (640–884) // The Armenian People from Ancient to Modern Times / ed. by R. Hovannisian. 1. New York: St. Martin’s Press, 1997. 372 p.

, (2500 ..  — 1918).

23.

: «», 1961 — Астарчеан Г. Полная, всеобщая история арабов (2500 до З. Х. — 1918).

Бейрут: Типогр. «Севан», 1961. 580 с.

24.  [Ал-Йа‘куби]. — Ibn Wadhih qui dicitur al-Ja‘qubi. Historiae / ed. M. Houtsma. 2. Lugduni Batavorum: [s. t.], 1883. 630 р.

Похожие работы:

«Нормативноправовая основа Настоящая программа по геометрии для одиннадцатых классов создана на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования, примерной программы о...»

«КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Российское предпринимательское право Цикл ОПД.Р. 03 общепрофессиональные дисциплины; Специальность: 021100 – "Юриспруденция" Казань 2004 Рабочая программа дисциплины Российское предпринимательское право Предназначена для студентов 4 к...»

«ВМЕСТЕ №7 2008, Москва hippy.ru Вместе №7, hippy.ru, 2008 Оглавление Свободные путешествия Мой автостоп, Евгения Тетеревлёва, Северодвинск Свободная любовь Право на любовь, Дмитрий Паренский, Владивосток ЛГБТ-правозащитное движение в России Нужна ли нам такая власть? Манифест прот...»

«Дата актуализации: 12.12.2016 WWW.GARANT.RU Актуальную версию смотрите на сайте Бюджетный кодекс Российской Федерации по состоянию на 12.12.2016 г. Принят Государственной Думой 17 июля 1998 года Одобрен Советом Федерации 17 июля 1998 года Бюджетный...»

«УДК 340 Гараева Галина Фаизовна Garaeva Galina Faizovna доктор философских наук, профессор, D.Phil., Professor, заместитель директора по научной работе Deputy Director of Research, Северо-Кавказского филиала North Caucasus Branch of Российской академии правосудия the Russian Academy o...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 547 920 C1 (51) МПК C12G 3/06 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации патентообладатель обязуется заключить договор об отчуждении патен...»

«А. И. МРАМОРНОВ. ЛИКВИДАЦИЯ НАЧАЛЬНЫХ ДУХОВНЫХ ШКОЛ РОССИИ РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ А. И. Мраморнов * Ликвидация начальных духовных школ России в 1917–1918 гг. (по материалам духовного уч...»

«Дагестанский государственный университет народного хозяйства Гаджимирзаев Муси Мусаевич Магомедов Анвар Шамильевич Кафедра государственно-правовых дисциплин Учебное пособие (курс лекций) по дисципл...»

«УДК 101.1:[801/73:340] ББК 87.251 Л 68 З.Х. Ловпаче, соискатель кафедры философии Кубанского государственного технологического университета, тел. 8 918 383 60 29. Юридическая герменевтика как раздел науки о понимании (Рецензирована) Аннотация. Статья посвящена осмыслению юри...»

«Клещина Елена Николаевна Kleshchina Elena Nikolaevna кандидат юридических наук, доцент Candidate of Law, associate professor, Московского университета МВД России Moscow University of Russian Ministry of тел.: (861) 290-14-51 Internal Affairs tel.: (861) 290-14-51 ПОТЕРПЕВШИЙ КАК ОБЪЕКТ VICTIMS AS OBJECT OF КРИМИНАЛИСТИ...»

















 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.