WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 || 3 |

«НЕОДНОКРАТНОЕ ПРЕСТУПНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ...»

-- [ Страница 2 ] --

http://www.civisbook.ru/files/File/Monteskye_O%20dukhe.pdf (дата обращения: 10.04.2013).

См.: Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. URL:

http://lib.ru/FILOSOF/RUSSO/prawo.txt (дата обращения: 10.04.2013).

Дж. Локк, К. Гельвеций, П. Гольбах, Д. Дидро, Ф. Вольтер, И. Бентам и другие писали, что причиной совершения преступлений является социальная неустроенность1. Первопричинами для большинства мыслителей эпохи Просвещения, однако, выступало невежество людей: они считали, что достаточно воздействовать на формирующую поведение среду просветительными мероприятиями.

Достаточно своеобразная ситуация сложилась в Германии в конце XVIII – начале XIX в. Представители классических школ решительно отвергали теологическое понимание преступности как проявления сатанинского, дьявольского начала. По их мнению, преступление — следствие сознательного поведения человека, который, обладая полной свободой воли, осуществляет выбор варианта своих действий, в свою очередь, этот выбор предопределен тем, насколько человек усвоил нравственные правила жизни.

Один из первых представителей немецких философов И. Кант. Основной трансцендентальной идеей и первым постулатом кантовской этики является свобода человека, его свободная воля, которая определяет смысл моральной независимости и автономии личности, ее способность и право самой устанавливать правила должного и следовать им без внешнего принуждения и давления.

Однако для И. Канта был характерен весьма своеобразный взгляд на преступное поведение. Знаменитый философ в § 49 своей «Антропологии»

утверждает: «Если человек преднамеренно причинил другому несчастье, и возникает вопрос, виновен ли он и в какой мере, т.е. если надо установить, был ли он в эту минуту душевнобольным или душевно здоровым, - тогда суд должен направить это дело не на медицинский, а на философский факультет.

Вопрос, обладал ли обвиняемый при совершении преступного действия споСм.: Человек, природа и общество в философии французского просвещения.

URL:http://cyberfac.ru/publ/filosofija/filosofija/helovek_priroda_i_obshhestvo_v_filosofii_franc uzskogo_prosveshhenija/ 19-1-0-641 (дата обращения: 10.04.2013).

собностью суждения, есть вопрос всецело психологический»1. Таким образом, по мнению И. Канта, экспертиза преступников должна находиться в ведении философов и психологов.

В своих трудах И. Кант определяет, что каждое преступление в обязательном порядке должно быть наказано (абсолютная теория наказания).

Г. Гегель в своем труде «Философия права» пишет, что преступление – это сознательное нарушение права как права, и наказание поэтому является, не только средством восстановления нарушенного права, но и правом самого преступника, заложенным уже в его деянии — поступке свободной личности.

По логике гегелевской трактовки, снятие преступления через наказание приводит к морали. На этой ступени, когда личность (персона) абстрактного права становится моральным субъектом, впервые приобретают значение мотивы и цели поступков субъекта. Требование субъективной свободы состоит в том, чтобы о человеке судили по его самоопределению. Лишь в поступке субъективная воля достигает объективности и, следовательно, сферы действия закона; сама же по себе моральная воля ненаказуема2.

К иррационалистическому направлению относится учение Ф. Ницше.

По наблюдению Л.В. Сердюка, Ф. Ницше обосновывал идею необходимости и даже полезности насилия в человеческом обществе как в международных масштабах (в форме войн), так и в межличностных отношениях, и даже насилие каждого человека к самому себе, изгоняя лень, смирение, нигилизм и другие собственные психологические пороки.

Сама жизнь, по мнению Ф.Ницше, в сущности, в основных своих проявлениях действует путем насилия и не может быть вовсе мыслима помимо этого характера.3 Кант И. Антропология. URL: http: // ihavebook.org/ books/ 454310/ sochineniya-vshesti-tomah-tom-6.html (дата обращения: 10.04.2013).

См.: Гегель Г.В.Ф. Философия права. URL: http://fanread.ru/book/8571835 (дата обращения: 10.04.2013).

См.: Ницше Ф. «Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умов».

URL: http://www.nietzsche.ru/works/main-works/human/var-human/ (дата обращения:

10.04.2013).

С начала XX в. под влиянием учения австрийского врача-психиатра З. Фрейда, основателя концепции психоанализа получили распространение фрейдистские концепции. Основа его теории состоит в том, что человек с рождения биологически обречен на постоянную жестокую борьбу антисоциальных глубинных инстинктов – агрессивных, половых, страха – с моральными установками личности. Появляются комплексы, которые получают свои мифологические наименования «комплекс Эдипа», «комплекс Герострата» и «комплекс Электры». В настоящее время современные психоаналитики называют их «комплексами неполноценности» (лица, не сумевшие удержать свои подсознательные антисоциальные влечения, совершают преступления).

З. Фрейд различал бессознательное Оно (природное, генетическое начало в человеке, совокупность двух основополагающих инстинктов: самосохранения, в том числе сексуальности, и разрушения), сознательное Я и Сверх-Я как нечто, находящееся над человеком: идеалы общества, социальные нормы и т.п. – все то, с чем человек вынужден считаться. Инстинкт разрушения может быть направлен как внутрь (совесть, самоубийство), так и во вне (агрессия)1. Преступления совершаются, когда Оно выходит из-под контроля Сверх-Я.

Определенный интерес представляет неофрейдистская теория

Э. Фромма. В книге «Анатомия человеческой деструктивности» он утверждает, что человек не подвластен ни природе, ни обществу; человеком владеют страсти, укорененные в его характере, которые делятся на две группы:

1) любовь, солидарность, справедливость, разум («синдром поддержания жизни»); 2) алчность, жестокость, садизм, эгоизм («синдром разрушения жизни»). Какие сочетания синдромов проявляются в человеке, таким и будет поведение этого человека. Злокачественные страсти, которые возникают в результате внешней неустроенности человека и являются всевозможными вспышками его же агрессивности. Выход Э. Фромм видит в самосовершенСм.: Фрейд З. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989. С. 428–429.

ствовании человека, во внутреннем изменении человеческой личности, в насыщении человеческой души любовью к жизни1.

Французский философ Э. Дюркгейм утверждал, что есть феномен «аномии», которая и является основной причиной преступности. Под аномией он понимал такое состояние общества, при котором существенно ослабевает сдерживающее действие морали, и общество в течение какого-то времени не способно оказывать ограничивающее воздействие на человека, в результате чего человек при социальной дезорганизации общества и влиянии «социальных факторов» остается наедине с собой и своими преступными мыслями. Общественная мораль, которая диктует конкретным людям правила поведения ослабевает, что может привести отдельных индивидов к совершению преступлений.2.

Что касается личности преступника в философско-исторических взглядах России, то они приходились на ХIХ — начало ХХ века и являли в своей основе идеи гегелевской философии (Б.Н. Чичерин), либо полное противопоставление этих идей (П.Н. Новгородцев). Основной интерес представляют воззрения В.С. Соловьева.

Главный объект его критики –– это теория преступления. Он совершенно не согласен с теми основаниями, на которых она строится. По мысли Соловьева, их три: во-первых, концепция злой воли, во-вторых, представление о том, что человек обладает свободой воли и соответственно свободой выбора, т.е. может совершать преступления, но может их и не совершать, и, в-третьих, что за свои преступления человек должен получать наказание той же мерой. Человеческая воля, считает Соловьев, есть всегда момент более широкой действительности, через нее свершаются события, причина которых может лежать далеко за пределами человеческой субъективности и человеческих устремлений. Поэтому идея свободы воли –– это абстракция, вырыСм.: Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности.

URL:

http://iknigi.net/avtor-erih-fromm/34744-anatomiya-chelovecheskoy-destruktivnosti-erihfromm/read (дата обращения: 10.04.2013).

См.: Дюркгейм Э. Норма и патология // Социология преступности. М., 1966. С. 42.

вающая человека из цепи причинно-следственных связей, из единого мироздания с его бесконечным числом действующих факторов и представляющая этого оторванного от мира человека в качестве единственного источника своих поступков.

Поэтому нельзя и так называемую злую волю человека считать единственной причиной преступления. Он, правда, признает, что есть еще свидетельства совести, которые могут четко указывать и на то, что человек вполне осознанно совершил преступление, и на то, что он это сделал по злому умыслу. Однако этим свидетельствам В.С. Соловьев отказывает в праве быть объективными доказательствами, подтверждающими верность общей («абсолютной») теории преступления1.

«Лозунгом» ученых до середины ХХ века было выражение Ф. Листа:

«Не преступление, а преступник, не понятие, а человек»2. И хотя с тех пор прошло много лет, но вопрос о том, кто является преступником остался...

Итак, можно утверждать, что личность преступника является ключевым фактором в преступлениях, совершенных неоднократно. В период Античности серьёзных исследований личности преступника не проводилось, но определённые описания и попытки вычленения злодеев из общей массы людей встречаются уже тогда. В то время зарождается идея «прирожденного преступника», которую в будущем использовал в своем учении Ч. Ломброзо и его последователи. Философы того времени считали, что преступление совершают люди, в чью душу вселилась идея преступления, т.е. человек, имеющий определённые негативные черты характера, психологии социального положения, припоминает близкие ему идеи преступления. А основными чертами, способствующими совершению преступлений, являются изнеженность и безделье (чему способствует роскошь), а также низменные чувства и желание делать зло (чему способствует нищета). Существенным при назначении наказания считались такие обстоятельства, как рецидив, особая жестоСм.: Соловьев В.С. Три силы.

URL:

(дата обращения:

http://az.lib.ru/s/solowxew_wladimir_sergeewich/text_0170.shtml 10.04.2013).

Личность преступника. URL: http://www.wikidocs.ru/preview/25 (дата обращения:

10.04.2013).

кость виновного, нежелание загладить причиненный вред, и ряд других.

Предлагалось разграничивать оценки преступлений и оценки тех людей, которые их совершили, учитывать, какова роль «внешних» обстоятельств и роль самого преступника в механизме противоправного поведения.

В период Средневековья (вплоть до XV в.) уголовно-правовые учения находились в полной зависимости от церкви. Было велико влияние римского права и философских учений Античности, преобладали взгляды о происхождении преступности и совершении преступлений как результата божественного предначертания или одержимости злыми духами.

Для большинства мыслителей эпохи Просвещения на первый план среди причин социального зла выступало невежество людей.

Представители классических школ решительно отвергали теологическое понимание преступности как проявления сатанинского, дьявольского начала. По их мнению, преступление — следствие сознательного поведения человека, который, обладая полной свободой воли, осуществляет выбор варианта своих действий. Этот выбор предопределен тем, насколько человек усвоил нравственные правила жизни.

§ 2. Личность преступника, совершившего общественно опасное деяние неоднократно Исследование личности преступника, совершившего общественно опасное деяние неоднократно, необходимо и для разработки авторской концепции противодействия неоднократному преступному поведению, и для выработки научно обоснованных мер, направленных на совершенствование уголовного законодательства об ответственности за неоднократное преступное поведение.

Отчасти достижению названных целей исследования может способствовать изучение субъекта преступления. Однако «субъект преступления» и «личность преступника» – понятия однородные, но не совпадающие по объему. Если субъект преступления отвечает на общий вопрос, кто может нести уголовную ответственность, то по личности преступника определяются характер и объем этой ответственности. Норма уголовного закона является единым правилом для всех субъектов, но в случае ее нарушения ответственность или иные меры уголовно-правового воздействия всегда индивидуальны. Достаточно сказать, что суд, прежде чем назначать наказание, должен составить для себя четкое представление о том, как нужно исправлять подсудимого. В одних случаях правоприменительная практика имеет дело с устоявшимися негативными наклонностями и чертами характера преступника, в других – возникает необходимость незначительной коррекции системы его ценностных ориентаций.

Вместе с тем ранее изложенное (см. параграф 2 гл. 1) позволяет утверждать, что при совершении лицом преступления неоднократно может иметь место не только уголовно-правовой рецидив, но и «реабилитированный», и криминологический рецидив (которые совпадают с совокупностью, неоднократностью/повторностью преступлений). Последний имеет место, если совершившее преступление лицо было освобождено от уголовной ответственности за ранее совершенное преступление, в отношении его прекращено уголовное дело/ преследование по нереабилитирующему основанию: в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ, 25 УПК РФ), деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ, 28 УПК РФ), изданием акта об амнистии (ст. 84 УК РФ, п. 3 ч.1ст. 27 УПК РФ), истечением срока давности (ст. 78 УК РФ, п. 3 ч.

1 ст. 24 УПК РФ), вследствие возмещения вреда от преступления в сфере экономической деятельности (ст. 761 УК РФ, ст. 281 УПК РФ).

Заслуживают пристального внимания результаты исследования В.В. Сверчкова, согласно которым в России в последние годы практически к каждому сотому осужденному применяются меры освобождения от уголовной ответственности, заключающиеся в прекращении уголовных дел по нереабилитирующему основанию за совершенные преступления. Увеличение числа таких лиц связано с периодами либерализации уголовного законодательства и практики его применения, в том числе с изданием актов об амнистии. Бльшая часть таких лиц вновь совершали различные умышленные преступления, в том числе корыстной направленности. За время действия УК РФ в среднем более половины лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращалось по нереабилитирующим основаниям, было осуждено за вновь совершенные ими преступления, причем тяжкие либо особо тяжкие.

Таким образом, происходит фальсификация уровня уголовноправового рецидива путем неучитывания умышленных преступлений, в связи с которыми виновные лица освобождались от уголовной ответственности, при совершении ими новых умышленных преступлений. Получается, что фактически неоднократное/повторное преступное поведение наличествует, в то время как юридически его нет. По сути, предшествующее освобождение от уголовной ответственности является обстоятельством, способствующим недопущению ужесточения наказания за совершение нового преступления1.

Итак, характеризующие личность преступника особенности, связанные с неоднократным преступным поведением, не влияют на уголовно-правовые последствия (как при уголовно-правовом рецидиве) совершения нового преступления.

Между тем многолетний опыт диссертанта в сфере расследования преступлений позволяет утверждать о непосредственной связи между характеризующими личность правонарушителя особенностями, в том числе его склонностью к аморальному, противоправному поведению, и совершением им впоследствии преступного деяния.

О личности преступника, как о ключевом содержательном факторе пишет и В.П. Малков, считая, что виновный при совершении новых (неодноСм.: Сверчков В.В. Освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела (преследования), отказ в его возбуждении: проблемы теории и практики.

СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. С. 11.

кратно/повторно совершенных) преступлений, демонстрирует вызов обществу и тем самым обнаруживает свою повышенную опасность, которая формирует у него в дальнейшем преступный профессионализм1.

Оценку личности правонарушителя, неоднократно совершающего однородные правонарушения, дает В.К. Бабаев. Он отмечает, что личность, неоднократно нарушающая одни и те же юридические нормы, становится общественно опасной2. В поддержку этой идеи возможно привести точку зрения П.Д. Фризена о том, что переход административного правонарушения в преступление происходит через субъекта, совершившего деяние. То есть конструкция административной преюдиции предполагает не переход из количества совершенных правонарушений в их качество, а приобретение нового качества лицом, совершившим правонарушение или уже преступление3.

Аналогичную позицию занимают А.В. Козлов, В.И. Колосова4.

К выводу, что особенности личности преступника в значительной степени определяют характер преступления и его общественную опасность, в своем исследовании пришел Ю.И. Бытко5.

Личность обладает многими чертами (свойствами) и качествами (позитивными или негативными чертами личности). Однако не все эти качества личности учитываются в ходе применения норм уголовного права. Имеют значение только те черты (свойства) личности преступника, которые в той См.: Малков В. П. Множественность преступлений: сущность, виды, правовое значение. Казань : Изд-во Казан.ун-та, 2006. С. 25.

См.: Теория государства и права: учебник / под ред. В.К. Бабаева. М.: Юристъ, 2004.

С. 487–489.

См.: Фризен П.Д. Административно-правовое предупреждение отдельных видов преступлений: дис.... канд. юрид. наук. Барнаул, 2004. С. 12–14.

См.: Козлов А. В. О допустимости административно-правовой преюдиции в уголовном законодательстве России // Вестник Дальневосточного юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации. 2012. № 1(22). С. 42-49.; Колосова В.И. Административная преюдиция как средство предупреждения преступлений и совершенствования уголовного законодательства // Вестник Нижегородского университета имени Н.И. Лобачевского. 2011. № 5 (1). С. 246-254.

См.: Бытко Ю.И. Личность виновного как обстоятельство, подлежащее учету при назначении наказания // Личность преступника и уголовная ответственность. Правовые и криминологические аспекты. Вып. 3. Изд-во Саратовского ун-та, 1987. С. 41-49.

или иной степени явили противоправное его поведение и учет которых важен для профилактических мероприятий. Поэтому личность преступника – это совокупность социально-значимых черт (свойств) и качеств лица, которые будут отражаться в субъективной причине совершенного лицом преступления.

В юридической литературе личность преступника представлена по четырем группам признаков: 1) социально–демографические; 2) нравственнопсихологические; 3) социально-ролевые; 4) уголовно–правовые, или собственно криминологические1. Встречается включение в группу социальных характеристик и уголовно-правовой характеристики (вид, характер, степень тяжести совершённого преступления, совершение преступления впервые или повторно и т.д.).

К социально-демографическим признакам относятся пол, возраст, социальное положение, уровень образования, семейное положение и др.

В содержание нравственно-психологических признаков (особенностей) личности преступника входят потребности, интересы, чувства, идеалы, темперамент, мотивационная система личности, определяющая ее поведение, представления о ценности социальных норм и о себе, характер.

Социально-ролевые признаки как структурный компонент личности показывают поведение человека в общественной жизни в иных сферах. Эти признаки человек приобретает в ходе своей практической деятельности при общении с иными людьми.

Уголовно–правовые, или собственно криминологические, признаки: неоднократность преступного поведения, судимость, соучастие в преступлении и т.д.

Анализ статистических данных свидетельствует о том, что на фоне стабильного роста удельного веса ранее судимых лиц, удельный вес лиц, имею

<

Горшенков Г.Н. Криминологический словарь. Нижний Новгород: Нижегородский

государственный университет им. Н.И. Лобачевского, 2004. С. 99-108.; Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М.: Наука, 1986. С. 386.

щих рецидив преступного поведения, в общем массиве осужденных растет.

Существенное изменение уголовного законодательства в 2003 году привело к тому, что определенная часть так называемых рецидивистов была выведена из сферы действия ст. ст. 18, 68 УК РФ. Еще большую стабильность демонстрируют показатели, отражающие удельный вес лиц, осужденных за совершение впервые двух и более преступлений. В среднем около 6% и отклонения в некоторые годы незначительны. Количество ранее судимых лиц в общем массиве осужденных растет: с 188219 человек в 2003 году до 239794 в 2015 году. Данные показатели говорят о больших проблемах эффективности уголовного наказания, постпенитенциарного контроля, социальной реабилитации и помощи осужденным.

Наибольший удельный вес рецидивистов и лиц, ранее совершавших преступления, зафиксирован в числе осужденных за преступления против собственности (в 2003 – 16,5% и в 2015 – 41,4%), против половой свободы и половой неприкосновенности личности (в 2003 – 14,7% и в 2015 –27,9%), против жизни и здоровья личности (в 2003 – 12,2% и в 2015 – 32,3%), против здоровья населения и общественной нравственности (в 2003 – 10% и в 2015 – 27,5%).

Можно выделить преступления, которые обладают наиболее высокими показателями рецидивной и иной неоднократной преступности. Если взять преступления против жизни и здоровья личности, то такими преступлениями будут причинение тяжкого вреда здоровью (рецидив 32,4% и 23,1% ранее судимых), убийство (соответственно 18,6% и 10,9%); среди половых преступлений – изнасилование и насильственные действия сексуального характера (94,9% и 86,9%); среди преступлений против общественной безопасности и общественного порядка – преступления, связанные с оборотом оружия (79% и 64,5%); среди преступлений против здоровья населения и общественной нравственности – преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ (96,5% и 95,2%). Около совершенных при рецидиве преступлений тождественны или однородны преступлениям, за которые лицо ранее осуждалось, что говорит о тенденции специализации и профессионализации так называемых рецидивистов1.

Анализ и обобщение статистических данных позволили прийти к выводу о том, что лица, неоднократно совершившие преступления (и неоднократно осужденные), являются, как правило, лицами мужского пола; преимущественно 30-49-летнего возраста, имеющими среднее профессиональное или среднее общее образование; постоянными жителями местности, в которой совершены преступления; большее их количество трудоспособно, но без определенного рода занятий.

В ходе анализа материалов 150 уголовных дел, находящихся в производстве подразделений дознания и следствия УМВД России по Ярославской области, нами установлено, что подавляющее большинство лиц, совершивших преступления неоднократно 92% – мужчины, 8% – женщины. Средний возраст – 30-35 лет.

По семейному положению данные лица распределяются следующим образом: 54% холосты, 37% женаты, 9% сожительствуют. По сравнению с впервые совершившими преступления, доля лиц, не состоявших в браке, среди неоднократно судимых явно больше. Чем больше судимостей у лица, тем менее он после отбытия наказания собирается обзавестись семьей.

Проявившие неоднократное общественно опасное поведение имеют, как правило, среднее либо среднее специальное образование. С высшим образованием таких лиц небольшое количество (12%). Невысокий уровень их образования и культуры вряд ли позволяет данным лицам в полной мере и всесторонне оценивать реальную действительность. Начинают свой криминальный путь такие лица, как правило, в молодом возрасте. Оставшись без присмотра со стороны родителей, воспитателей, преподавателей, молодые люди подвержены «влиянию улицы», где весело проводят время, попадают в компании, под влияние старших «товарищей». Последние вовлекают их снаСм.: Досаева Г.С. Социально-криминологическая характеристика множественности преступлений // Библиотека криминалиста. 2014. № 6. С. 188–197.

чала в правонарушения, например, мелкие хищения, а затем, если вовремя не будут остановлены родными (близкими) людьми, то появится первая судимость. Воспитание и образование «по понятиям» они продолжат получать уже в специальных воспитательных учреждениях, среди других правонарушителей. В результате чего такие лица, как правило, специальности не имеют. В лучшем случае они поверхностно освоят какую-либо рабочую специальность.

Большинство лиц, неоднократно совершающих общественно опасные деяния, не имеют места работы, ведут праздный образ жизни. Их занятия сводятся к употреблению спиртных напитков, наркотиков, игрой в азартные игры и т.п. В связи с этим сотрудникам правоохранительных органов необходимо проводить профилактические мероприятия, своевременно ставить на учет лиц, склонных к совершению преступлений, неоднократно совершающих административные правонарушения.

Поведение лица во многом зависит и от особенностей конкретной личности. Не все лица, неоднократно совершающие общественно опасные деяния асоциальные, опустившиеся люди, не имеющие семьи, малообразованны, подпадающие под влияние других лиц.

Некоторые авторы, например, A.M. Яковлев, И.И. Карпец, при изучении рецидивистов, выявили в них таких лиц, которые выступают в роли «активных творцов», проявляют себя как «яркие личности». Такие преступники, обладают лидерскими качествами, упорством в подборе и создании условий для совершения новых преступлений. Такие преступления они, как правило, совершают в одиночку, а если и создают группу, то организованную и являются ее идейными лидерами и вдохновителями. И.И. Карпец отмечал, что путь преступников-рецидивистов выбирают в большинстве своем личности с сильным характером, имеющие ярко выраженные организаторские способности, благодаря своим способностям и качествам умеют сплачивать вкруг себя людей. Но характерно то, что они вокруг себя создают такую психологическую атмосферу, которая вокруг сеет панику, страх, в результате чего люди со слабым характером лишаются человеческого достоинства1.

Лиц, неоднократно совершивших общественно опасные деяния, возможно классифицировать и типологизировать. В отличие от классификации типология – это более высокий уровень познания. Классификация дает описание изучаемого объекта, а типология – его объяснение, т.е. с помощью типологии можно глобально вскрыть его природу, причины, закономерности зарождения и развития, составить прогноз.

В свое время Ч. Ломброзо выделял типы по склонности лиц к совершению преступлений: убийцы, изнасилователи, воры, мошенники. В своей первоначальной теории он говорил о врожденном преступнике, позже, изменив свою теорию на психиатрическую, – в человеке, совершающем преступления, существуют признаки помешательства2.

Э. Ферри разделил преступников на пять групп: душевнобольных, прирожденных, привычных, случайных, по страсти (подвид случайных преступников, люди с повышенной чувствительностью, нервным темпераментом)3. Ф. фон Лист подразделил преступников на «преступников привычки»

(в свою очередь подразделялись на способных к исправлению, неисправимых и прирожденных) и «преступников случая»4.

На две большие группы делил всех преступников С.В. Познышев: эндогенных (расчетливо-рассудочные, эмоциональные, импульсивные и т.д.) и экзогенных (стесняющиеся, пассивные, бессердечные и т.д.)5.

А.Г. Ковалев разделил лиц, совершающих преступления, по степени криминальной зараженности: глобальный преступный тип (полностью зараСм.: Панько К.А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве.

Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1988. С. 4.

См.: Ломброзо Ч. Преступный человек. URL: http: // www.universalinternetlibrary.ru/book/6558/ogl.shtml (дата обращения: 10.04.2013).

См.: Ферри Э.Уголовная социология / сост. и предисл. В.С. Овчинского. М.:

Инфра-М, 2005. С. 137.

См.: Лист Ф. Задачи уголовной политики. Преступление как социальнопатологическое явление/ сост. и предисл. В.С. Овчинского. М.: Инфра-М, 2004. С. 38-84.

См.: Познышев С.В. Криминальная психология Преступные типы / сост. и предисл. В.С. Овчинского и А.В. Федорова. М.: Инфра-М, 2007. С. 34.

женный), парциальный (частично зараженный) и предкриминальный1. Г.Н.

Горшенков преступников сформировал по этому же основанию на особо опасные, опасные, неустойчивые и ситуативные2.

А.Б. Сахаров определил преступных лиц по признаку взаимоотношений между личностью и обществом: привычный, профессиональный, случайный3.

Наряду со случайным, тип криминогенной личности выделяет А.И.

Долгова и подразделяет его на подтипы: последовательно-криминогенный, ситуативно-криминогенный, ситуативный4.

Пять преступных типов выделяет В.Н. Бурлаков: профессиональный, привычный, неустойчивый, небрежный, случайный5.

В отечественной криминологии наиболее развита типология по субъективным признакам.

По мотивационным признакам преступного поведения Ю.М. Антонян выделяет такие типы: корыстолюбивый – его составляют лица, совершающие преступления из корысти, алчности, жадности; престижный – лица, совершающие преступления, чтобы занять более высокое социальное место, завоевать авторитет; игровой – лица, которые совершают преступления ради острых ощущений. Игровые мотивы присущи для первых двух типов; защищающийся – лица, которые с помощью преступления защищаются от действительных или мнимых опасностей; насильственный – лица, испытывающие удовлетворение от того, что причиняют боль, страдание, смерть; сексуСм.: Ковалев А.Г. Психологические основы исправления правонарушителя.

М.:

Юрид. лит., 1968. С. 49-52.

См.: Горшенков Г.Н. Криминологический словарь. Нижний Новгород: Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, 2004. С. 99-108. Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М.: Наука, 1986. С. 229-230.

См.: Сахаров А. Личность преступника и типология преступников // Советское государство и право. 1968. № 9. С. 19-24.

См.: Долгова А. И. Криминология. 3-е изд., перераб.и доп. М. : Норма: ИНФРА-М,

2013. С. 237-240.

См.: Личность преступника и назначение наказания : учебное пособие / Мин-во высш. и сред. спец. образования. Ленинг. гос. ун-та имени А. А. Жданова. Л.,1986. С. 43.

альный – лица, совершающие преступления ради удовлетворения сексуальных потребностей1.

Кроме защищающегося типа, все остальные типы присутствуют среди преступников, совершающих неоднократные преступления. Превалирует над всеми типами корыстолюбивый тип.

Также Ю.М. Антонян проводит типологизацию в зависимости от признаков, показывающих степень общественной опасности, согласно которой преступников целесообразно разделить на четыре типа. Абсолютно опасный тип – совершающий серийные убийства, в т.ч. наемные и сексуальные. Особо опасный тип – совершающий убийства в конфликтной ситуации, а также совершающий длительное время корыстные и корыстно-насильственные преступления. Опасный – совершающий преступления против личности, нарушающий общественный порядок и т.д., но не посягающий на жизнь человека.

Представляющий незначительную стойкую опасность – остальные преступники, совершившие преступления не умышленные, в силу обстоятельств, не против жизни человека2.

Для лиц, совершающих неоднократные преступления, характерны первые три типа, что говорит об их ярко выраженной степени общественной опасности.

Для лиц неоднократно привлекаемых к уголовной ответственности характерно то, что они не собираются исправляться, зачастую намеренно ведут антиобщественный образ жизни, пытаются не следовать требуемой в обществе формы поведения. Мотивация их поведения связана с отсутствием интереса к работе, обучению, дисциплине. Отсюда ограниченность, односторонность и узость потребностей и побуждений. Такие люди смело противопоставляют себя и свои интересы интересам общества, государства и конкретного лица. В них преобладает чувство недоверия, злости к человеку, коллективу, отсутствие чувства долга, стремление выгородить себя. Они нередко ру

<

См.: Антонян Ю. М. Криминология: учебник для бакалавров. 2-е изд., перераб. и

доп. М. : Изд-во Юрайт, 2014. С. 122-123.

См.: Там же. С. 125.

ководствуются правилом: «своя рубашка ближе к телу». Данные лица, как правило, без морально-нравственных колебаний, без угрызений совести, идут на совершение новых преступлений.

На лиц, совершающих новые тождественные или однородные общественно опасные деяния, большое влияние оказывают их потребности, которые и влияют в дальнейшем на мотивацию поведения. Цели и направления поведения человека во многом обусловлены той средой, в которой он живет, которая в свою очередь формирует его потребности в виде интересов, желаний, стремлений, влечений и т. д. Мысли, умозаключения, потребности вызывают мотивацию. Она рождает решение, переходящее в поведение, которое изменяет внешнюю среду и порождает новые потребности, а они вызывают новый мотив. В ходе этого меняется и личность – субъект поведения.

По мере познания окружающей действительности набор естественных потребностей человека увеличивается. С развитием цивилизации человек стремится обладать усовершенствованным набором предметов, входящих в дополнительные потребности, что нередко побуждает совершение новых преступлений. Для лиц, совершающих неоднократные противоправные деяния характерны два основных мотива – корысть и неуважение к обществу, далее идут месть, ревность.

Следует согласиться с мнением Г.Н. Горшенкова, А.И. Долговой, А.Б. Сахарова (см. ранее по тексту) в том, что для лиц совершающих неоднократные преступные деяния характерны опасный (привычный) и особо опасный (профессиональный) типы с последовательно-криминогенным подтипом, который формируется в микросреде, где систематически нарушаются нормы морали и права. Преступление вытекает из привычного стиля поведения и обусловливается стойкими антиобщественными взглядами, социальными установками.

Таким образом, лица, неоднократно совершающие общественно опасные деяния, нуждаются в особом внимании со стороны сотрудников органов внутренних дел, поскольку составляют значительную часть преступников, представляют повышенную общественную опасность, т.к. по своей социальной природе они быстро находят подходящую ситуацию для совершения новых преступлений, а при отсутствии последней создают ее сами, оказывают отрицательное влияние на других слабовольных людей, вовлекая их в преступную деятельность. Криминологические исследования таких личностей показывают, что совершение ими тяжких преступлений является результатом не скачка от нормального поведения к наиболее общественно опасному преступному, а постепенного нарастания интенсивности и общественной опасности негативного поведения1.

Следующие друг за другом факты преступного поведения виновного, который совершая несколько преступлений, обнаруживает наличие стойкого, крайне негативного отношения к обществу составляют основу института неоднократности преступного поведения. Кроме того, неоднократное совершение преступлений делает более опасным само преступление, поскольку лицо приобретает преступный опыт, криминальную профессионализацию.

Изучение типов лиц, совершивших общественно опасные деяния неоднократно, позволило прийти к выводу о целесообразности выделения опасного (привычного) и особо опасного (профессионального) типов в контексте института неоднократности преступного поведения. Первому характерно совершение повторных/неоднократных преступлений, второму – систематическое совершение преступлений и осуществление преступного поведения в форме промысла.

См.: Криминология: учебник / под общ.ред. А.И. Долговой. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма: ИНФРА-М, 2008. С. 345.

§ 3. Причины, условия неоднократного преступного поведения и меры его предупреждения Личность во многом формирует социальная среда, в которой он находится. С детства человека окружают родители, друзья, воспитатели, учителя и просто незнакомые люди, с которыми приходится сталкиваться ежедневно.

И не всегда человек находится в ладу со своим окружением. Иногда состояние человека и его психические процессы идут в разрез с общепринятыми. И тогда из возможных вариантов человек может выбрать преступное поведение.

Г.А. Аванесов утверждает, что проблема причин преступности, преступного поведения относится к категории «вечных»1.

Причинность – это один из видов производящей связи вещей и явлений, определяющей факт порождения какого-то явления, процесса. Говоря о причинности, используют категории «причина и следствие», «причинноследственные связи», «причинные цепочки» и другие. Особенность причинных связей заключается в том, что причина, производя действие, порождает следствие, причина всегда предшествует по времени следствию. Область действия причин – это, прежде всего, стадии мотивации и принятия решения2.

Исследователями предложены четыре подхода к пониманию причинности3: 1) кондиционалистский (условный), который понимает под причиной совокупность обстоятельств и факторов; 2) традиционный, согласно котороСм.: Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М.: Изд-во Акад.

МВД СССР, 1980. С. 170.

См.: Долгова А. И. Криминология.3-е изд., перераб. и доп. М. : Норма: ИНФРАМ, 2013. С. 156.

См.: Иванов В.Г. Причинность и детерминизм. Л., 1974.; Кудрявцев В.Н.

Причинность в криминологии.(О структуре индивидуального преступного поведения):

монография. М.: Изд-во Проспект,2007.С. 10.; Криминология. М., 1968. С. 293-294.;

Криминология: учебник / под общ. ред. Н.Ф. Кузнецовой. 2-е изд., перераб. и доп. М.,

2004.С. 124.; Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов:

изд-во Саратовского ун-та, 1975. С. 38.

му причиной преступления является внешнее силовое воздействие как физическое, так и психическое; 3) традиционно-диалектический, в соответствии с ним причина – это характеристика личности преступника и общественная психология (субъективный момент); 4) интеракционистский, заключается в том, что причина преступного поведения – это взаимодействие социальной среды и личности преступника.

В определении причин неоднократного преступного поведения главную роль играют особенности личности преступника. Все внешнее влияние воспринимаются им с учетом уже сформированных у него отрицательных качеств (свойств).

Таким образом, причинами индивидуального неоднократного преступного поведения будут различные:

сформированные в процессе конфликта с социальной средой отрицательные и криминогенные качества личности;

факторы, формирующие мотивы преступного поведения и провоцирующие принятие решения о совершении преступления;

столкновение с обстоятельствами, при которых правомерное поведение становится невозможным, а возможность противоправного поведения

– наиболее вероятным;

доминирование у личности мотивов преступного поведения;

благоприятная ситуация для совершения преступления;

состоявшийся факт совершения преступления ранее;

неэффективное функционирование системы правоохранительных органов при совершении им преступлений ранее.

Все причины преступного поведения имеют одну основу формирования. Ею являются потребности человека. Их неудовлетворение приводит к девиантному, и, как следствие, преступному, поведению.

Понятие механизма преступного поведения рассматривается в более широком смысле, чем понятие преступления. В уголовном праве преступление определяется как общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания (см. ст. 14 УК РФ). Речь идет лишь об одном акте человеческого поведения. Тогда как механизм преступного поведения представляет собой процесс, в который включены обстоятельства и психологические явления, предшествующие появлению мотива нарушить закон.

Социально-психологический механизм преступного поведения включает в себя свойства личности и мотивы поведения преступника, микро- и макросоциальные условия, которые привели личность к решению совершить преступление, а также характер поведения жертвы и жизненную ситуацию, которая спровоцировала преступное деяние.

Этапы механизма преступного поведения обычно включают в себя три составляющих:

1. Мотивация. Процесс возникновения и формирования мотива для совершения преступления. Это желание или потребность, которые под влиянием внешней среды и определенной ситуации приняли острую форму.

2. Цель преступного поведения и принятие решения о совершении преступления. Это желаемый результат преступного деяния и прогноз его последствий, с учетом возможностей, реальной обстановки и выбора средств.

3. Собственно совершение преступления.

Однако криминологи рассматривают не только эти стадии. Типы механизма преступного поведения различны. Человек может совершить преступление не только умышленно, но и по неосторожности, в состоянии аффекта, и с отягчающими обстоятельствами. В этих случаях уголовное дело рассматривается с учетом всех факторов, повлиявших на совершение преступления, и меры наказания могут отклоняться от нормы в сторону ужесточения либо смягчения.

Основными причинами формирования криминальных мотивов и возникновения механизма преступного поведения личности, чаще всего становятся явления социальной жизни. Каждая причина преступного поведения состоит из ряда элементов, и если хотя бы один из этих элементов исключить из общей цепочки, то преступление не произойдет.

Кроме причин преступности в криминологии принято выделять условия, способствующие совершению преступлений1. Причина преступления становится таковой только во взаимодействии с условиями.

Факты и явления, способствующие возникновению у человека намерения совершить преступление, относятся к конкретным проявлениям преступности и могут корениться в различных сферах общественных отношений и функционирования общественного и государственного механизма.

Среди них: недостатки в организационно-технической сфере, а также в сфере охраны как правопорядка в целом, так и в отдельной его области (охране имущества, учете материальных ценностей и т. д.), недостатки в деятельности различных государственных органов (например, полиции, прокуратуры, судов и пр.), местных и иных органов власти, мэрий и префектур, ответственных за состояние правопорядка на своей территории, контролирующих органов (прежде всего финансовых и налоговых инспекций) и т.п.Эти условия могут присутствовать или отсутствовать, равно как и преступление может быть совершено, а может и не быть совершено. Так, отсутствие замков на дверях склада материальных ценностей — бесспорное условие, способствующее совершению преступлений, однако кражи с этого склада может и не произойти. Выявлять условия преступного поведения проще, чем его причины, поскольку во многих случаях первые — на поверхности.

В принятых ранее законах, в действующем УПК РФ предусматривается обязанность правоохранительных органов по каждому конкретному уголовному делу выявлять причины и условия, способствующие совершению преступлений, и принимать меры к их устранению. Ликвидация условий, способствующих совершению преступлений, как правило, не требует больших материальных затрат, но имеет немаловажное значение.

См.: Условия преступного поведения – это обстоятельства, способствующие достижению преступного результата, под которыми понимаются те явления и факты, которые прямо преступлений не вызывают, но наличие которых может способствовать возникновению у человека намерения совершить преступление.

На характеристику условий (обстоятельств), способствующих совершению преступлений, влияют и криминогенные фоновые явления, которые хотя и не относятся к преступным, тем не менее сами по себе активно питают преступность, создают для ее существования и распространения благоприятную обстановку. К их числу в первую очередь относятся бродяжничество, проституция, алкоголизм, наркомания, игромания.

Среди условий, вызывающих неоднократность преступного поведения, можно назвать такие: негативная среда, в том числе криминогенная семья, связь с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни. Эти обстоятельства могут иметь место как до первой судимости, так и при совершении нового преступления.

Следующим условием неоднократности преступного поведения является снижение социальной роли семьи, культуры, изменение взглядов на ценности материального характера. В современной России проповедуются культура силы и всемогущество денег, делающих человека «крутым» и независимым, что увеличило приток в ряды преступников молодых людей. Согласно статистическим данным, в последние время существенно снизился возраст лиц, совершающих корыстные преступления, а это является явным показателем социальной дезориентации молодежи.

В другую группу условий, вызывающих неоднократность преступного поведения, можно отнести недостатки деятельности самих правоохранительных органов, а именно: несвоевременное реагирование на совершенное преступление, медлительность при возбуждении уголовных дел, низкую раскрываемость преступлений, нарушение требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств совершенного преступления, волокиту при производстве расследования и т.д.

Кроме того, в законодательстве и судебной практике, равно как и в теории уголовного и уголовно-исполнительного права, имеет место явная недооценка и занижение значения и роли уголовных наказаний, отличных от лишения свободы. Согласно статистическим данным, применение такого вида уголовного наказания, как лишение свободы, не способствовало успешной борьбе с преступностью. Почти три четверти рецидива преступлений приходится на лиц, ранее содержавшихся в исправительных учреждениях1.

При неоднократности преступного поведения в форме уголовноправового рецидива можно говорить о том, что мера воздействия – уголовное наказание – не достигла предупредительной цели. Человек совершая новые преступления и имея за плечами ранее совершенное преступление, тем самым подчеркивает привычный для него общественно опасный характер своего поведения, демонстративно показывает обществу, что не желает вести общественно полезный образ жизни.

Рецидивной и профессиональной преступности способствуют и такие условия, как трудности социальной адаптации лиц, освобожденных от наказания, в первую очередь, от лишения свободы. Данные проблемы возникают в связи с выходом осужденного из условий обычной жизни общества, ослабление или даже полное разрушение социально-полезных связей и формирование взамен антисоциальных связей, «привыкания» к режиму и обстановке в местах лишения свободы, психические нарушения, появляющиеся вследствие длительного заключения в замкнутой и изолированной системе. Кроме того весьма негативно влияет на осужденных распространение и навязывание преступниками друг другу обычаев и традиций преступной среды.

Следующее условие – существование криминальных традиций и обычаев, которые возникли давно и в течение длительного времени утвердились среди профессиональных преступников. С помощью этих традиций и обычаев преступное сообщество, а в профессиональной преступности – это еще и кастовое сообщество, воспроизводит себя и способствует защите, безопасности и «процветанию» своих членов. В свою очередь традиции и обычаи, являясь катализаторами криминогенных процессов и условиями осуществления

См.: Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповой преступностью средствами уголовного

закона. Учебное пособие. Саратов: Изд-во Сарат. юрид. ин-та, 1999.С. 24.

профессиональной преступности, обусловлены определенными социальными условиями.

Наконец, условием рецидивной и профессиональной преступности является недооценка правоохранительными органами общественной опасности данных видов преступности. В советское время официальными властями не уделялось должного внимания решению проблемы профессиональной преступности. Учет ее не велся, в связи с чем не проводилась работа, направленная на предупреждение данной преступности, не изучались ее причины.

Проблема профессиональной преступности не отражена и в законодательстве

– профессиональность преступника не учитывается при назначении наказания. Понятие «рецидивист» современное российское уголовное законодательство не содержит.

Вместе с тем совершение лицом не одного, а нескольких преступлений свидетельствует о повышенной опасности личности, ее более устойчивой антиобщественной направленности.

Более того, нельзя придавать одинаковое правовое значение совершению преступления лицом не судимым и лицом, которое уже было ранее судимо.

Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (см. ч. 2 ст. 43 УК РФ). Уголовноисполнительный кодекс РФ в ч. 1 ст. 1 ставит своей целью исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами. В числе задач, стоящих перед уголовным законодательством РФ, в ч. 1 ст. 2 указано предупреждение преступлений.

Ч. Беккариа вслед за античными мыслителями и Ш. Монтескьё также утверждал, что лучше предупредить преступления, чем наказывать1.

См.: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. URL:

обращения:

http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/ Philos/Bekkar/_Index.php (дата 5.04.2014).

В приказе Генерального прокурора РФ от 16.01.2012 № 7 «Об организации работы органов прокуратуры Российской Федерации по противодействию преступности» прямо предписано «практиковать использование результатов криминологических и других исследований с целью внесения корректив в формы и методы надзора, а также координационной деятельности по борьбе с преступностью», в первую очередь в совершенствование предупреждения преступлений.

Предупреждение преступности представляет собой многообразную, многоаспектную, разноуровневую, практическую деятельность многочисленных государственных органов, общественных организаций и отдельных граждан, направленную против преступности, с целью удержания ее на социально терпимом уровне, посредством устранения или нейтрализации порождающих ее причин и условий.

В зависимости от иерархии причин и условий преступности выделяют три основных ее уровня: общий (общесоциальный), специальный (специально-криминологический) и индивидуальный1.

Общесоциальное предупреждение понимается в основном как система мероприятий экономического, политического, социально-культурного, идеологического, организационного характера, направленных на развитие экономики, повышение материального и культурного уровня жизни граждан и т.д.

Основными направлениями общей профилактики в настоящее время являются: социальная защита наименее обеспеченных слоев общества; повышение уровня культуры членов общества; преодоление правового нигилизма, воспитание уважения к морали и праву как высшей ценности; вытеснение стереотипов алкогольного общения как причины насильственной преступности и хулиганства путем применения таких форм общения как проведение культурных, спортивных мероприятий и т.д. В русле общесоциального

См.: Устинов В.С.Криминология. Общая часть: учебное пособие. Нижний

Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2001. С. 157-161.

предупреждения следует рассматривать также меры по укреплению нравственности и социальной дисциплины.

В связи с этим возрастает роль специального предупреждения как деятельности, специально направленной на выявление и устранение причин преступности и способствующих ей условий.

В рамках специального предупреждения следует рассмотреть вопрос о роле охранительного (предохранительного)предупреждения преступлений.

Под охранительным предупреждением понимается деятельность по недопущению возможности совершения преступлений неустойчивыми гражданами в определенных ситуациях, обладающих повышенной криминогенностью.

Большую роль играет уголовно-правовая профилактика. В.С. Устинов под уголовно-правовой профилактикой (превенцией)понимает предупредительное воздействие на преступность уголовной ответственности и наказания и других институтов уголовного права с целью сокращения, стабилизации преступности на определенном уровне1.

Назначение уголовно-правового предупреждения состоит в устрашении уголовной ответственностью и практикой ее осуществления, способствовании исправлению преступника, лишении физической возможности совершать преступления, предупреждении совершения более тяжкого преступления, воспитательном воздействии уголовного права.

Методами уголовно-правового предупреждения являются методы уголовной ответственности и наказания.

Основным методом данной подсистемы признается уголовное наказание. Объектами уголовно-правового предупреждения являются: 1) лица, совершившие преступление; 2) неустойчивые лица с антиобщественной на

<

См.: Устинов В.С. Система предупредительного воздействия на преступность и

уголовно-правовая профилактика. М., 1983. С. 16.

правленностью, не совершившие преступление (но склонные его совершить);

3) все остальные граждане1.

Воздействие на первую группу граждан именуется специальной (или частной) превенцией; на вторую – общей превенцией. На третью группу уголовное право оказывает общее воспитательное, мобилизующее влияние, оно стимулирует активное участие граждан в борьбе с преступностью. В большинстве случаев это воздействие включается в сферу общей превенции2.

Общая превенция характеризуется как устрашающее воздействие на неустойчивых граждан, обладающих повышенной криминогенностью, а также воспитательное воздействие в широком смысле3.

Общая превенция – это психологическое воздействие метода принуждения. Основными формами общей превенции являются разъяснение уголовных законов и получение информации о судебном рассмотрении уголовных дел, о расследовании и раскрытии преступлений, об исполнении уголовного наказания.

Специальную превенцию, так же как и общую, следует рассматривать как самостоятельный метод борьбы с преступностью. Сущность специальной превенции состоит в устрашающем и воспитательном воздействии уголовной ответственности и наказания на лицо совершившее преступление. К специальной превенции относятся кроме устрашающего и воспитательного воздействия, лишение или ограничение фактической возможности совершения преступлений; недопущение совершения более тяжкого преступления путем привлечения к уголовной ответственности за менее опасные деяния и т.д.

См.: Устинов В.С. Система предупредительного воздействия на преступность и уголовно-правовая профилактика. М., 1983. С. 50.

См.: Саркисова Э.А. Общественное мнение в борьбе с преступностью. Минск:

Изд-во Беларусь, 1975; Саркисова Э.А.Предупредительная роль уголовного закона. Минск:

Наука и техника, 1979. С. 35-36.

См.: Устинов В.С. Система предупредительного воздействия на преступность и уголовно-правовая профилактика. М., 1983. Анашкин Г.З., Горкин А.Ф.Настольная книга народного заседателя. Пособие для слушателей. Изд. 3-е, перераб. М.: Знание, 1980. С. 27Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов, 1975. С. 11.

Основными формами общей превенции являются разъяснение уголовных законов.

Положительную роль в предупреждении рецидива преступлений со стороны осужденных, не поддающихся исправлению, может выполнить правовая пропаганда тех норм закона, которые предусматривают повышенную ответственность за рецидив преступного поведения. Правовую пропаганду среди осужденных нельзя сводить к угрозе наказанием, хотя эта угроза – ее обязательный элемент. Задача правовой пропаганды – не описание «санкций», а разъяснение обязанностей членов общества перед социумом и государством.

Предупредительное воздействие уголовного законодательства на неисправившихся осужденных может заключаться, во-первых, в четкой формулировке закона, который должен предусматривать повышенную ответственность за рецидив преступного поведения. И, во-вторых, в информировании населения о неотвратимости ответственности, которую понес преступник.

Ранее отмечалось, что закрепление исправления, достигнутого осуждением и отбывание наказания, требует оказания освобожденным помощи со стороны государственных и общественных организаций и контроля за их поведением, особенно на первых порах. Тем более, необходим административный или общественный контроль за теми судимыми лицами, поведение которых вызывает опасения, что они не исправились и могут вновь совершить преступления. Административный и общественный контроль за судимыми лицами заключается, прежде всего, в оказании им помощи приобщения к нормальной жизни, в надзоре за их поведением, в пресечении опасного развития их поведения.

Одно из направлений профилактики неоднократного преступного поведения заключается в создании условий, облегчающих адаптацию освобожденных после отбытия наказания к условиям свободной жизни, нейтрализации негативных последствий лишения свободы. Согласно УИК РФ осужденным перед окончанием срока наказания предоставляется возможность проживания и работы вне колонии, без охраны, но под надзором. Государственные органы и общественные организации должны оказывать помощь в трудовом и бытовом устройстве лиц, отбывших наказания, так как это способствует более быстрой и качественной социальной адаптации данных лиц, что в сою очередь приводит к снижению вероятности повторного преступного поведения.

Направлением профилактики рецидива служит социальный контроль за отбывшими наказание. Мерами такого контроля являются помещение лиц, больных алкогольной, наркотической или иной зависимостью (например, зависимостью постоянной игры в азартные игры, являющейся психологической проблемой и подлежащей лечению) в специальные лечебные учреждения; а также установление административного надзора органов внутренних дел.

Хорошо организованный административный надзор дает возможность контролировать поведение поднадзорных и затрудняет или пресекает новое преступное поведение с их стороны.

Административный надзор заключается в гласном контроле за поведением поднадзорного и соблюдением им установленных правоограничений, например запрещение в определенное время уходить из дома, запрещение находиться в определенных местах и т. д.

Самым сложным в плане надзора является специальный рецидив. Для его профилактики используются меры уголовного наказания, такие как запрет занимать определенные должности в течение определенного времени или заниматься определенным родом деятельности. Если же специальный рецидив повторяется неоднократно, приходится признать, что произошел переход к криминальному профессионализму.

В предупреждении профессиональной преступности значительную роль играет уголовное законодательство, так как, говоря о профессиональном преступнике, имеется в виду не случайный, а злостный тип преступника.

Борьбу с преступностью данных лиц можно усилить совершенствованием института неоднократности преступного поведения с целью справедливой квалификации общественно опасных деяний, максимальной дифференциации и индивидуализации ответственности.

Среди мер по предупреждению профессиональной преступности надо выделить и меры по нейтрализации и искоренению криминальных традиций и обычаев, законов неформальных объединений. Должна существовать специальная программа по перевоспитанию осужденных, в которой должны принимать участие социологи, психологи, специалисты по субкультуре. Следует исключать возможные контакты профессиональных преступников с несовершеннолетними правонарушителями и другими осужденными, «не зараженными блатным образом жизни».

Также нужно вести централизованный учет профессиональных преступников по категориям. Целесообразно создание специальных подразделений в органах внутренних дел, разработать новые формы и методы выявления и пресечения криминальной деятельности, разработать меры экономического воздействия, для создания условий, при которых будет невыгодно вести преступный образ жизни.

Отдельно рассмотрим проблему неоднократного преступного поведения среди несовершеннолетних лиц, поскольку причины, условия совершения ими преступлений отличаются от таковых при совершении преступлений взрослыми.

Нами проведен анализ статистических данных судов РФ общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел в отношении осужденных, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте (форма № 12) за период с 2003 г. по 2015 г. (см. таблицу 1)1.

–  –  –

Из полученных статистических сведений мы видим, что, несмотря на уменьшение количества несовершеннолетних осужденных, число несовершеннолетних, совершивших преступления неоднократно, имеющих неснятую (непогашенную) судимость или тех, кто состоял на учете в специальном государственном органе до совершения преступления, остается на прежнем уровне и их общий удельный вес ежегодно составляет 3740% от всех осужденных несовершеннолетних лиц.

К особенностям неоднократного преступного поведения несовершеннолетнего лица в современных условиях относится повышенная общественная опасность личности. Изучение уголовных дел, проведенное в ходе исследования, показало, что неоднократные преступления, совершаемые несовершеннолетними, являются в большей части тяжкими и особо тяжкими. Более всего несовершеннолетние лица совершают повторно грабежи, кражи, угоны автотранспорта, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ. Характерными чертами неоднократного противоправного поведения несовершеннолетних являются насилие и жестокость.

В момент совершения новых преступлений значительная часть несовершеннолетних характеризовалась асоциальным поведением, большинство из них были уже известны органам внутренних дел как правонарушители, так как первое общественно опасное деяние совершили, будучи малолетними, до достижения ими возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Повторное общественно опасное поведение несовершеннолетних, как правило, имеет место в 1617 лет.

Несовершеннолетние, совершившие неоднократные преступления, согласно проведенному исследованию, не отличались хорошей учебой и примерным поведением в школе. Зачастую это отстающие подростки, которые оставались неоднократно на второй год либо ученики, которых хоть и переводили в следующий класс, но они в четверти получали по учебе оценки «3»

и «2».

Несовершеннолетним, совершающим неоднократные преступления, свойственны относительная устойчивость антиобщественных взглядов и привычек, извращенный характер жизненных ориентаций, что затрудняет процесс их исправления, воспитания. Кроме того, они разлагающе действуют на других подростков, приобщая их к совершению преступлений. Среди несовершеннолетних преступников, совершающих преступления неоднократно, много лиц употребляющих алкоголь и наркотические средства. Все это свидетельствует о их повышенной социальной опасности, необходимости изучения связанных с таким поведением проблем и разработки мер по предупреждению такового.

Причинами формирования преступности среди несовершеннолетних являются:

Негативное влияние семьи (существенные изъяны в воспитании, 1.

минимальное количество денег, не позволяющее обеспечить основные потребности ребенка и т.д.).

Негативное влияние окружения со стороны, как взрослых, так и 2.

сверстников (проникновение в сознание несовершеннолетнего через СМИ, через личные бытовые контакты и т.п.).

Отсутствие занятости ребенка.

3.

А также на уровень неоднократной преступности несовершеннолетних влияют следующие условия: беспризорность, безнадзорность, низкий уровень требований в образовательных учреждениях, отсутствие культурномассовых мероприятий, организаций, занимающихся детским досугом и трудоустройством.

Если несовершеннолетний ранее совершал правонарушение, состоит на учете в органах по делам несовершеннолетних, то к нему могут и должны быть применены особые меры профилактики, не допускающие рецидива.

Данный уровень профилактических мер включает в себя:

исправление и перевоспитание несовершеннолетнего, ранее совершавшего нарушение закона;

ликвидацию источников негативного влияния на подростканарушителя.

Так, Ю.В. Новикова указывает, что предупреждение преступлений, совершаемых неоднократно несовершеннолетними, эффективно в том случае, если будут установлены причины и условия их совершения, глубоко проанализирована их этиология1. Она предлагает ввести для профилактики несовершеннолетней рецидивной преступности максимальное ограничение применения наказания в виде ареста и лишения свободы, так как считает данные меры для указанных лиц не эффективными. Ею предлагается усилить административный надзор и следовать принципу индивидуализации. То есть подходить к каждому несовершеннолетнему «преступнику-рецидивисту» индивидуально с учетом его психологических особенностей, помогать ему социально адаптироваться, это касается квартирного вопроса и трудоустройства.

Как замечает К.Н. Тараленко, показатели рецидива преступлений несовершеннолетних говорят о неадекватности уголовной политики, недостаточно обоснованной пенализации деяний и не совсем эффективной работе органов уголовной юстиции. В то время как рецидив свидетельствует о повышенной общественной опасности самого лица, его совершившего. Если лицо совершает преступление второй и третий раз, то можно констатировать увеличение влияния субъективных детерминант преступного поведения лица См. : Новикова Ю.В. К вопросу общесоциальной профилактики рецидивной преступности несовершеннолетних во второй половине ХХ – начале ХХIв. // История государства и права. 2008. № 20. С. 6.

над обстоятельствами объективными, что говорит об актуальности индивидуальной предупредительной (коррекционной и адаптационной) работы с осужденными1.

Как ранняя профилактика, так и предупреждение рецидива правонарушения осуществляются с использованием различных способов и приемов в зависимости от ситуации. Например, профилактика преступлений в школе, имеющая общий характер, может заключаться в проведении специальных открытых уроков с приглашенными на беседу психологами, работниками детских исправительных учреждений.

В Российской Федерации профилактика преступлений среди несовершеннолетних регулируется на законодательном уровне, согласно Конституции России, нормам международного права, а также Федеральному закону от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Таким образом, в России определенными компетентными органами проводится предупреждающая безнадзорность, беспризорность и совершение преступлений среди несовершеннолетних деятельность, которая в первую очередь направлена на защиту законных прав и интересов детей, оказавшихся в социально опасном положении.

При этом безнадзорным ребенок считается в случае, если над его поведением отсутствует контроль в результате ненадлежащего воспитания, содержания и образования со стороны родителей или законных представителей. Беспризорным считается несовершеннолетний, который не имеет места пребывания или места жительства. А под социально опасным положением понимается обстановка, подразумевающая угрозу жизни или здоровью ребенка или не отвечающая требованиям к его содержанию, воспитанию, обучению.

См. : Тараленко К.П. Рецидивная преступность несовершеннолетних, осужденных условно, и ее предупреждение: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2004. С. 14.

Общая профилактика преступлений и безнадзорности/беспризорности детей заключается в осуществлении социальных, педагогических, правовых мер, способствующих общему снижению количества преступлений среди несовершеннолетних и их безнадзорности/беспризорности. Такие способы, мероприятия помогают выявить соответствующие причины и условия и устраняют их.

Также специальными учреждениями может проводиться индивидуальная профилактика преступлений и безнадзорности/беспризорности детей, которая заключается в выполнении работы, направленной на своевременное выявление конкретных несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, на предотвращение совершения такими детьми правонарушений или на их реабилитацию.

Учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что неоднократная/повторная преступность несовершеннолетних имеет свои особенности.

Проявляются они в повышенной общественной опасности, поскольку часто сопровождаются более тяжкими преступлениями, насилием и жестокостью.

Несовершеннолетним, совершающим неоднократные/повторные преступления, свойственна относительная устойчивость антиобщественных взглядов и привычек, криминальная деформация жизненных ориентаций, что осложняет процесс их исправления, кроме того они разлагающе действуют на других подростков, вовлекая их в противоправную деятельность, а также являются «резервом» совершеннолетних преступников, совершающих преступления неоднократно/повторно.

Предупреждение преступлений, совершаемых несовершеннолетними неоднократно/повторно, следует считать одними из наиболее значимых задач в общей системе предупреждения преступлений. Для обеспечения результативности в деле предупреждения преступлений, совершаемых несовершеннолетним повторно, используя индивидуальную профилактику, представляется необходимым: рассматривать раннее предупреждение анализируемых преступлений в качестве приоритетного; осуществлять непрерывное индивидуальное профилактическое воздействие на несовершеннолетнего, склонного к совершению повторного общественно опасного деяния.

Выполнять предупредительную функцию при совершении преступлений неоднократно/повторно может также и административная преюдиция.

Речь идет, например, о предупреждении предпринимателя о том, что им совершены неверные действия, которые в данном случае влекут за собой административную ответственность, а затем последует уголовная ответственность. В настоящее время лица, занимающиеся экономической деятельностью, зачастую просто не знают о том, что в определенных случаях (при наступлении указанных в законе последствий) она начинает носить криминальный характер. И далеко не всегда это обусловлено нежеланием лица ознакомиться с положениями уголовного законодательства. Отчасти это связано с отсутствием четких границ между сферами уголовного, гражданского и административно-правового регулирования в процессе регламентации экономических взаимоотношений.

В свою очередь, реализация административной ответственности обеспечит точное и неукоснительное знание субъектами экономических отношений возможных последствий их действий. Представляется, что при этом существенным образом повысится и роль уголовного законодательства в части выполнения предупредительной функции. Если лицо знает, какие конкретно действия носят общественно опасный характер, то функция предупреждения преступлений, возложенная на УК РФ, будет выполнена с большей вероятностью. У правоприменителя в такой ситуации появится дополнительный рычаг воздействия на виновного, которым будет являться уголовная ответственность. Возможность ее реализации способна в гораздо большей степени оказать положительное воздействие на субъекта правоотношений и предостеречь его от дальнейших противоправных действий, чем сами меры уголовной репрессии1.

По нашему мнению, административная преюдиция в уголовном праве, при ее грамотном использовании, может стать эффективным средством противодействия преступности. Подробнее изложено об административной преюдиции в параграфе 2 гл. 3 диссертационного исследования.

Подводя итоги изложенному, мы приходим к следующим выводам.

Основными причинами формирования криминальных мотивов и возникновения механизма преступного поведения личности, становятся явления социальной жизни. Каждая причина преступного поведения состоит из ряда элементов.

Этапы механизма преступного поведения обычно включают в себя три составляющих: мотивация, цель преступного поведения и совершение преступления.

В предупреждении неоднократности преступного поведения значительную роль играет уголовное законодательство, так как, говоря о профессиональном преступнике, имеется в виду не случайный, а злостный тип преступника. Борьбу с преступностью лиц, совершающих преступления неоднократно, можно усилить совершенствованием института неоднократности преступного поведения с целью максимальной индивидуализации наказания и правильной квалификации уголовных деяний. Может выполнять предупредительную функцию также и административная преюдиция.

Таким образом, мерами предупреждения (уголовно-правового и криминологического) неоднократного преступного поведения будут являться:

четкая формулировка закона, предусматривающего повышенную ответственность за совершение преступлений неоднократно; информирование населения о неотвратимости уголовной ответственности, которую понес преступник при совершении преступлений неоднократно; административный См. : Бавсун М.В., Бавсун И.Г., Тихон И.А. Административная преюдиция и перспективы ее применения на современном этапе // Административное право и процесс.

2008.№ 6.C. 56.

надзор за лицами, ранее привлеченными к уголовной ответственности; административная преюдиция в уголовном праве; централизованный учет преступников опасного (привычного) и особо опасного (профессионального) типов (в том числе профессиональных преступников); введение специальной программы по исправлению осужденных лиц с участием социологов, психологов, специалистов по субкультуре.

Установленные причины и условия неоднократного преступного поведения взаимосвязаны с установленными типами лиц, осуществляющих такое поведение и должны способствовать выработке мер уголовно-правового предупреждения данного поведения, противодействия ему. Указанное предупреждение неоднократного преступного поведения главным образом связано с совершенствованием уголовного законодательства и практики его применения.

Глава III. ДОКТРИНАЛЬНЫЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ

ОСОБЕННОСТИ ФИКСАЦИИНЕОДНОКРАТНОГО ПРЕСТУПНОГО

ПОВЕДЕНИЯ И ПОГРАНИЧНОЙ С НИМ АДМИНИСТРАТИВНОЙ

ПРЕЮДИЦИИ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

§ 1. Особенности фиксации в доктрине отечественного уголовного права не предусмотренных законом форм неоднократности преступного поведения Совокупность, рецидив, повторность, систематичность, промысел преступлений представляют собой формы института неоднократности преступного поведения. В действующем российском уголовном законодательстве не закреплены такие формы неоднократности преступлений как повторность, систематичность и промысел преступного поведения.

Ряд авторов, признают разновидностями повторности а) неоднократность, систематичность и промысел1; б) неоднократность, реальную совокупность и рецидив преступлений2.

Повторность в качестве разновидности проявления множественности преступлений всегда была высоко дискуссионной категорией. О повторении как множественности с судимостью упоминало еще Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. На повторность указывал УК РСФСР 1922 года: в качестве отягчающего обстоятельства признавалось «совершено ли преступление профессиональным преступником или рецидивистом» (см. ст. 25). УК РСФСР 1926 года в качестве отягчающего обстояНиколаева З.А., Новоселов Г.П., Семернева Н.К.

Множественность преступлений:

квалификация и назначение наказания: учебное пособие. Свердловск: Изд-во Свердл.

юрид. ин-та, 1990. С. 36.

Сверчков В.В. Курс уголовного права. Общая часть: в 2 кн.: учебник для бакалавриата и магистратуры. М.: Издательство Юрайт, 2014. Книга I. Преступления и другие деяния. С. 311.

тельства предусматривал повторность совершения преступления (см. п. «г»

ст. 47). УК РСФСР 1960 года регламентировал в качестве отягчающего обстоятельства совершение нового преступления лицом, которое было взято на поруки (см. п. 12 ст. 39).

Некоторые авторы предлагали ввести в уголовный закон понятие «повторение», объем которого должны составлять повторность и рецидив, с вполне понятным представлением о повторности1. Имелись и другие мнения.

Например, Н. Ф. Кузнецова считала, что «единый ущерб при одной форме вины, причиненный два и более раза, образует повторность, неоднократность или систематичность»2, т. е. за пределы повторности выведены неоднократность и систематичность; в результате возникла ситуация отсутствия какоголибо объединяющего эти три вида множественности понятия.

Ю. Юшков считает, что понятие повторности создают и множественность без судимости, и множественность с судимостью, т. е. рецидив, но связанные с тождественными или однородными преступлениями3; такое понимание создает необходимость дополнительного выделения еще двух видов множественности преступлений: совокупности преступлений и совокупности приговоров, связанных с разнородными преступлениями, что будет не совсем точным хотя бы применительно к последним. На такой же позиции стоят и некоторые иные авторы, но дополнительно включающие в повторность еще и некоторые случаи совокупности преступлений4. Данные позиции были подвергнуты критике со стороны В. П. Малкова, «так как их принятие потребоСм.:Фролов Е.А., Галиакбаров Р.Р. Множественность преступных деяний как институт советского уголовного права. Свердловск, 1967. С. 9.

Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности. М.: Госюриздат, 1958. С. 79.

См. : Юшков Ю. Повторность как квалифицирующий признак преступления // Социалистическая законность. 1977. № 2. С. 38.

См.: Святохин П., Жгутов В. К понятиям о повторности и неоднократности преступлений // Советская юстиция. 1971. № 21. С. 19.

вало бы пересмотра и ломки ряда сложившихся и оправдавших себя на практике юридических понятий и институтов уголовного права»1.

Многие авторы включают в повторность все формы множественности вне зависимости от их тождественности или разнородности, наличия или отсутствия судимости2. При этом сторонники данной позиции одновременно выделяют повторение как общий признак, включающий в себя повторность, реальную совокупность, рецидив; повторность же представляет собой неоднократность, систематичность и промысел3. Даже приведенные не в полном объеме позиции по поводу структуры повторности показывают отсутствие единства в представлении о содержании.

Отсюда совершенно различными являются и определения повторности;

каждый из авторов понимает ее по-своему: некоторые говорят о широком и узком понимании повторности, другие – только узком смысле; некоторые ограничивают повторность только тождественными и однородными преступлениями, другие же включают разнородные; некоторые ограничивают повторность только множественностью без судимости4, другие же вводят в нее и множественность с судимостью; одни вводят в повторность и реальную совокупность, другие не позволяют себе этого сделать.

Б.А. Блиндер, пишет, что «повышенная общественная опасность повторного преступления определяется не самим фактом совершения лицом двух преступлений… обусловлена тем, что здесь ярко проявляется устойчивая однородная линия антисоциального поведения субъекта»5, т. е. автор досМалков В.П. Совокупность преступлений (вопросы квалификации и назначения наказаний). Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1974. С. 25.

См.: Святохин П., Жгутов В. К понятиям о повторности и неоднократности преступлений // Советская юстиция. 1971. № 21. С. 19.

См.: Николаева З.А., Новоселов Г.П., Семернева Н.К. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказания: учебное пособие. Свердловск: Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1990. С. 19.

См.: Криволапов Г.Г. Множественность преступлений по советскому уголовному праву и установление ее признаков органами внутренних дел: учебное пособие. М.: Издво МССШМ МВД СССР, 1989. С. 15–17; Кафаров Т.М. Проблемы рецидива в советском уголовном праве. Баку: ЭЛМ, 1972. С. 8.

Блиндер Б.А. Рец. на кн.: Малков В.П. Совокупность преступлений. Казань, 1974 // Советское государство и право. 1976. № 3. С. 152.

таточно точно определил вторую составляющую множественности преступлений.

Следующий автор – И.Б. Агаев – привел следующее представление о повторности: 1) простая повторность, состоящая из повторности неосторожных преступлений и повторности умышленных преступлений и 2) преступный промысел1.

А.П. Козлов, А.П. Севастьянов, считают повторность первой ступени – это неоднократность, когда возможна применительно к каждому конкретно совершенному преступлению вина различного вида, отсутствуют антисоциальные ориентация и установки личности, общая цель и субъективная взаимосвязанность преступлений, что показывает слабо выраженную антисоциальную направленность сознания виновного.

Зачастую лицо совершает повторно несколько преступлений, но его действия не попадают не под одну форму множественности. Мы имеем в виду совершение лицом, например, преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств». Данное лицо привлекают к уголовной ответственности, суд выносит обвинительный приговор. После отбытия назначенного наказания, это лицо совершает, например, грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества (ст. 161 УК РФ). Нельзя сказать, что имеет место совокупность преступлений, так как лицо судимо за предыдущее преступление. Нельзя назвать такое сочетание преступлений уголовно-правовым рецидивом, так как первое совершенное преступление не является умышленным.

В другом примере, лицо причиняет по неосторожности тяжкий вред здоровью потерпевшего (ст. 118 УК РФ), а было судимо за умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ). Здесь также не будет ни совокупности, ни уголовно-правового рецидива преступлений.

См. : Агаев И.Б.Проблема повторности в уголовном праве. М.: Юрист, 2004. С.

106–112.

В своей статье Ю.А. Гладышев предлагает назвать эту форму квазирецидивом (от лат. квази – мнимый, ненастоящий), что означает совершение умышленного преступления лицом, ранее судимым за неосторожное преступление, либо совершение неосторожного преступления лицом, ранее судимым за умышленное преступление. Таким образом, он предлагает изменить содержание ст. 18 УК РФ1.Данное предложение заслуживает пристального внимания. К данной теме в своем исследовании обращался и Ю.И. Бытко2.

Несколько иную картину представляет собой характеристика систематичности, по поводу которой не все благополучно обстоит в теории уголовного права и в законодательстве.

Начало систематичности положило Уголовное уложение 1903 г., в ст.

64 которого было выделено две разновидности совокупности преступлений:

а) по привычке к преступной деятельности и б) обращение преступной деятельности в промысел. Комментируя данную норму, Н. С. Таганцев особого внимания на эти разновидности совокупности преступлений не обращает и анализирует только правила назначения наказания3.

Несколько позже С. В. Познышев называет данные виды квалифицированной совокупностью преступлений и считает, что «в таком выделении случаев, обнаруживающих привычку к преступной деятельности, нельзя не видеть некоторого шага вперед по сравнению с действующим правом»4. Как видим, законодатель отразил в Уголовном уложении субъективный момент (привычку к преступной деятельности), на этой основе выделил виды совоСм. : Гладышев Ю.А. Вопросы определения множественности преступлений по действующему Уголовному кодексу Российской Федерации // Государственно-правовая политика в сфере противодействия преступности на современном этапе: сборник материалов межвузовского научно-практического семинара / отв. ред. Е.В. Царев. Н. Новгород, 2013. С. 42–47.

См.: Бытко Ю.И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве: История и современность: Монография. Саратов: СГАП, 1998.

См. : Таганцев Н.С. Уголовное Уложение 22 марта 1903 г. СПб.: Типография «Феникс», 1904. С. 128–134.

Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. М.: изд. А.А. Карцева,

1912. С. 628–629.

купности преступлений, и теория уголовного права в определенной части одобрительно отнеслась к этому.

Советское уголовное право выделяло систематичность в качестве квалифицирующего признака. Однако в теории уголовного права единства мнения по ее сущности и законодательной приемлемости достичь не удалось.

Указанный субъективный момент некоторое время сохранялся применительно к пониманию систематичности1. Затем он все более корректировался объективными моментами: «Только многократность повторения одних и тех же действий позволяет говорить о системе поведения человека... Систематичность представляет собой не просто сумму разрозненных преступных актов, а их тесную внутреннюю связь, свидетельствующую об определенном поведении лица, его наклонностях, взглядах»2.

Однако это скромное упоминание субъективного момента при анализе систематичности не удовлетворило некоторых ученых, поскольку «в интересах правильного понимания закона важно иметь четкое представление о количественном признаке систематичности, так как по нему легче распознавать рассматриваемую разновидность повторности преступлений»3. Отсюда «под систематичностью понимаются такие случаи, когда в течение более или менее продолжительного времени лицо совершает одно и то же преступное деяние три раза и более, если ни за одно из этих преступлений оно не подвергалось осуждению, а содеянное свидетельствует об определенной отрицательной тенденции в поведении виновного»4.

См. : Жижиленко А.А. Должностные (служебные) преступления. М.: Право и жизнь, 1924. С. 25; Трайнин А.Н. Уголовное право РСФСР. Л.: Госиздат, 1925. С. 157.

Фистин А.Повторность преступлений: систематичность, преступный промысел // Социалистическая законность. 1973. № 9. С. 61; Криволапов Г.Г. Множественность преступлений по советскому уголовному праву и установление ее признаков органами внутренних дел: учебное пособие. М.: Изд-во МССШМ МВД СССР, 1989. С. 18–19.

Малков В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1982. С. 64.

Там же. С. 66.

Все это послужило сигналом к полной объективизации понимания систематичности, последнее стало господствовать в теории уголовного права1 и постепенно было сведено к простейшей формуле — совершение преступлений три и более раза2.

Однако ряд авторов считают, что трехкратное совершение лицом определенных тождественных или однородных действий будет свидетельствовать о системе лишь при условии, что между ними имеется необходимая внутренняя связь3.

По мнению И. Б. Агаева, многие правоведы считают систематичность преступлений разновидностью повторности преступлений и при определении систематичности преступлений они сосредотачивают свое внимание в основном на количественном критерии, т. е. считают, что систематичность преступлений предполагает совершение тождественного преступления не менее трех раз, что и свидетельствует об определенной тенденции в поведении виновного. Данный автор полагает, что совершение преступления не менее трех раз не является поводом для выделения систематичности преступлений как вида повторности4 и делает вывод: выделение систематичности преступлений и неоднократности преступлений в качестве разновидностей повторности приводит к тому, что понятия «повторность», «неоднократность», и «систематичность» дублируют друг друга, в связи с чем нецелесообразно использовать их для обозначения видов повторности5.

См. : Филимонов В.Д. Общественная опасность личности отдельных категорий преступников и ее уголовно-правовое значение. Томск: Изд-во ТГУ, 1973. С. 32; Панько К. А. Вопросы общей теории рецидива в советском уголовном праве. Воронеж: Изд-во Воронеж.ун-та, 1988. С. 35.

См. : Николаева З.А., Новоселов Г.П., Семернева Н.К. Множественность преступлений: квалификация и назначение наказания: учебное пособие. Свердловск: Изд-во Свердл. юрид. ин-та, 1990. С. 28; Хлупина Г. Н. Квалификация нескольких преступлений.

Красноярск, 1996. С. 20.

См. : Палий В.В.Систематичность: спорные вопросы определения // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. М., 2007. С. 143.

См. : Агаев И.Б. Проблема повторности в уголовном праве. М.: Юрист, 2004. С.

См. : Там же. С. 111.

А.П. Козлов отвечает И.Б. Агаеву, что непригодность существующей теории по определению того или иного социально-юридического феномена еще не повод для отрицания его. Вполне понятно, что автору на фоне существующей доктрины не удалось точно и убедительно выделить какие-либо виды повторности, не являющиеся промыслом, и он пошел по более легкому пути их обобщения. Однако неоднократность и систематичность существовали еще в XIX веке и к аргументации их социальной обоснованности или необоснованности следовало подойти более основательно. И если бы И.Б.Агаев прислушался к своему внутреннему «голосу», который диктовал ему: «совершение нескольких преступлений свидетельствует о повышенной общественной опасности личности преступника, его более устойчивой антиобщественной направленности, о стойкости негативного отношения к обществу», он бы нашел критерии выделения неоднократности и систематичности1.

Итак, анализ развития понятия систематичности привел к неутешительному выводу: и закон, и теория уголовного права «забыли» об одной истине — наказание назначается конкретному лицу в соответствии с его личностными характеристиками, куда входит и степень привычки к преступной деятельности. И уголовным законом, и теорией уголовного права была упущена возможность формирования и формулирования точного определения систематичности преступлений с учетом общественной опасности личности преступника. Именно субъективный момент должен быть главным в понимании систематичности.

В чем же заключаются субъективные характеристики систематичности? Прежде всего, систематичность предполагает возникновение социальной ущербности правосознания лица, при котором лицо предполагает в той или иной мере постоянное разрешение социальных конфликтов преступным путем.

Козлов А.П., Севастьянов А.П. Единичные и множественные преступления. СПб.:

Изд-во «Юридический центр-Пресс», 2011. С. 167.

В сознании лица возникают достаточно четко выраженные антисоциальные ориентации, которые могут быть направлены на совершение определенного вида преступления или же на неопределенный круг преступлений.

Если преступное поведение лица не пресечено, то у него создается синдром безнаказанности, который усиливает антисоциальные ориентации личности.

Однако и пресечение преступного поведения не всегда исключает эти ориентации. Среди социологов и криминологов распространено мнение о том, что в местах лишения свободы определенная масса преступников проходит «тюремные университеты», все больше утверждая себя в антисоциальных ориентациях. И чем длительнее сроки лишения свободы, тем привычнее для преступников становятся места отбывания наказания, тем менее они их отпугивают в качестве потенциального результата преступления, тем весомее база для антисоциальной ориентации таких преступников.

При этом антисоциальные ориентации становятся фундаментом для возникновения антисоциальных установок, которые приводят к профессионализации преступников. По крайней мере, именно при систематичности появляются зачатки профессионализации преступников. В таких случаях борьба против антисоциальных установок все чаще разрешается в пользу последних; общее предупреждение социальных мер воздействия все менее эффективно, специальное предупреждение действует кратковременно, только в период отбывания наказания.

При систематичности появляется антиобщественная мотивация на более или менее продолжительное преступное поведение. Постепенно мотив из вторично преступного становится главным, когда все менее значима борьба против антисоциальных мотивов, хотя в доминирующий пока не превращается.

Цели преступления по-прежнему обращены на каждое совершенное преступление, однако между целями появляется связь, создающая некую субъективную систему.

Вина лица при систематическом преступном поведении только умышленная, связывающая каждое преступление; лицо стремится не упускать возможности совершить новое преступление.

Изложенные субъективные характеристики показывают возникновение нового качества — субъективной привлекательности занятия преступной деятельностью, привычки к преступной деятельности, субъективной связанности отдельных преступных актов. Данная субъективная обобщенная характеристика устремлений личности вызывает к жизни объективное совершение множества преступлений.

Далее рассмотрим промысел, как форму неоднократности преступного поведения.

Как было указано в первой главе диссертационного исследования, в Уголовном Уложении 1903 года преступный промысел закреплен в качестве разновидности совокупности преступлений. Однако нам не удалось найти определения промысла применительно к данному законодательному акту. Ни в комментарии Н. С. Таганцева1, ни в пособии С. В. Познышева2, которые содержат информацию о промысле, не дано определения понятия «промысел», тем более его толкования. Хотя, ранее Н. С.

Таганцев писал следующее:

«Еще ближе к совокупности подходит последний тип сложных преступлений, так называемые преступные наклонности или преступное ремесло, которые представляют не только раздельность преступных актов со стороны объективной, но и полную их самостоятельность с субъективной, так, что каждое преступление представляется продуктом особого намерения, хотя в то же время все они соединяются в единое целое, или потому, что являются продуктами одной и тойже преступной наклонности, или потому, что они суть проявления постоянной деятельности лица, его обычных занятий, доставляющих ему, например, средства к жизни»3. Очевидно, автор выделяет два типа преступного поведения лица, связанных либо с преступными наСм. : Таганцев Н.С.Уголовное Уложение 22 марта 1903 г. СПб., 1904.

См. : Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. М., 1912.

Таганцев Н.С. Курс русского уголовного права. СПб., 1878. Кн. 1. Вып. 2. С. 266.

клонностями лица, либо с постоянным занятием преступной деятельностью, являющейся источником доходов лица. Надо признать, что такое деление является не вполне корректным, поскольку один тип поведения выделен в зависимости от субъективных характеристик виновного, а второй тип – в зависимости от постоянства занятия преступной деятельностью. Мало того, постоянное занятие преступной деятельностью (второй тип) не может не базироваться на преступной наклонности. Именно поэтому автор должен был избрать либо только объективные, либо только субъективные характеристики с их разграничением.

В советском уголовном праве данная категория множественности преступлений использовалась широко. В Руководящих началах по уголовному праву 1919 года речь шла о профессиональных преступниках (рецидивистах) (п. «г» ст. 12). В УК РСФСР 1922 года профессиональные преступники и рецидивисты уже разъединены («профессиональные преступники или рецидивисты» – п. «е» ст. 25), профессионализм преступников указывается и в Особенной части УК, например, применительно к краже (п. «б» ст. 180). Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 года о профессиональных преступниках уже не упоминают и говорят только о рецидивистах (п. «г» ст. 31). УК РСФСР 1926 года не регламентирует в Общей части ни того, ни другого и указывает только на повторность (п.

«г», ст. 47), однако в Особенной части множественность преступлений представлена более широко: повторностью (см.п. «б» ст. 162), неоднократностью (см. п. «г» ст. 162), промыслом (см. ч. 2 ст. 164). В уголовном законе вновь появляется промысел как форма множественности преступлений, хотя, надо признать, что указание промысла по отдельным и даже не самым опасным видам преступлений не решало проблемы профессиональной преступности.

Такая ситуация сохранялась до УК России 1996 года, которым данная форма множественности преступлений упразднена.

Какими бы мотивами ни руководствовалось государство в данном случае, глубочайшей ошибкой является игнорирование личности преступника, особенно — привычного и трудно исправимого или неисправимого вовсе преступника, т. е. при наличии промысла. Именно поэтому, на наш взгляд, было ошибкой непризнание промысла особо опасным проявлением неоднократности преступного поведения, и следующим шагом законодателя должно быть введение промысла в уголовный закон в качестве формы неоднократности: «Учитывая, что систематическое совершение разных преступлений (в нашем случае — корыстных) свидетельствует о повышенной общественной опасности субъекта, необходимо, чтобы суд имел правовую возможность действительно реально индивидуализировать наказание... Уголовный закон должен обеспечить такое состояние правопорядка, при котором бы ни один случайный преступник не попал в места лишения свободы и, наоборот, ни один профессионал, совершающий преступления, не остался на свободе»1.

По данному поводу может последовать возражение того плана, что профессиональная преступность выливается в организованную, с которой законодатель борется путем введения в уголовное законодательство ответственности организованных групп и преступных сообществ (см. ст. 35 УК РФ).

Однако, во-первых, профессиональная преступность не всегда групповая, она может носить и индивидуальный характер; а, во-вторых, наказание соучастникам вне зависимости от формы соучастия назначается с учетом индивидуальных особенностей соучастника, характера и степени участия его в совершении преступления (см. ст. 67 УК РФ), что требует и учета преступной профессионализации соучастника; кроме того, наказание должно быть повышено в соответствии с опасностью группового объединения (см. ч. 7 ст. 35 УК РФ). Отсюда следует, что наличие организованной преступности и социальной реакции на нее не исключает индивидуализации наказания в связи с преступной профессионализацией лица. А наличие промысла как раз и отражает эту профессионализацию.

Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М., 1990.

С. 229–248 В понимании промысла особых разногласий в теории уголовного права не отмечено. При промысле лицо не только систематически совершает преступления, но и делает последние источником материальных благ, необходимых для своего существования1. По мнению других авторов, под совершением преступления в виде промысла следует понимать а) «такую систематическую преступную деятельность с целью извлечения нетрудового дохода (наживы), который является для виновного основным или дополнительным, но существенным источником средств существования либо является источником систематического обогащения»2; б) неоднократные преступные действия, направленные на извлечение дохода, служащего основным или дополнительным источником существования3; в) многократное (три и более раза) совершение лицом тождественных преступлений с целью извлечения определенной материальной выгоды, служащей основным или дополнительным источником его доходов4. Похожее определение промысла мы находим у И. Б.

Агаева5, у А.И. Гурова6.

Как видим, почти на всем протяжении XX в. ученые давали сущностно одинаковое определение промысла как более или менее постоянной преступной деятельности, результатом которой являлось получение основного или дополнительного источника существования виновного. Имелись в теории уголовного права и некоторые модификации определения преступного промысла, например систематическое занятие преступной деятельностью, обязательным признаком которой является извлечение виновным нетрудового доСм. : Гродзинский М.М.Рецидив и привычная преступность // Право и жизнь.

1923. № 5. С. 64.

Малков В.П.Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1982. С. 73.

См. : Филимонов В.Д. Общественная опасность личности отдельных категорий преступников и ее уголовно-правовое значение. Томск, 1973. С. 32.

См. : Фистин А. Повторность преступлений: систематичность, преступный промысел // Социалистическая законность. 1973. № 9. С. 63.

См. : Агаев И. Б. Проблема повторности в уголовном праве. М.: Юрист, 2004. С.

137.

См. : Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М.,

1990. С. 256.

хода из определенной преступной деятельности1, что не меняет сути представленного понимания преступного промысла.

Такая преступная деятельность, преступное состояние, продолжающееся определенное время, в свою очередь, предполагает совершение множества поступков. Но эти поступки не разрозненны — это элементы единой внутренней цепи. Человек, совершая одно общественно опасное деяние, уже знает, что через некоторое время он совершит такое же общественно опасное деяние — без такого осознания нет промысла. Преступный промысел предполагает единство умысла и единую цель, что заложено уже в самом определении промысла, и проявляется в виде получения материальной выгоды, которая должна являться, с нашей точки зрения, основным источником существования виновного.

Вряд ли можно согласиться с утверждением В. Песлякаса о том, что промысел является не множественностью преступлений, а единичным продолжаемым преступлением2. Правда, в этом утверждении он не был одинок3.

Однако другие сторонники анализируемой позиции подходили к вопросу двояким образом: если промысел был отражен в законе в качестве квалифицирующего обстоятельства, то он признавался разновидностью множественности; если же он представлял собой конструирующий вид преступления признак, то в таком случае он признавался единичным преступлением4. Данную позицию трудно признать обоснованной, поскольку одну и ту же категорию уголовного права — отраженную в законе множественность преступлений (промысел) — они толковали различным образом в зависимости от ее местонахождения в норме, что, по существу, разрывало закон и реальность.

Думается, сторонники отождествления промысла и продолжаемого преступСм. : Криволапов Г.Г.Множественность преступлений по советскому уголовному праву. М., 1974. С. 18–19.

См. : Песлякас В. Уголовно-правовая оценка множественности деяний, подпадающих под одну статью Уголовного кодекса // Право. 1989. Вып. 22. С. 28.

См.: Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1976. С. 169.

См.: Козлов А.П., Севастьянов А.П. Единичные и множественные преступления.

СПб.: Изд-во «Юридический центр-Пресс», 2011. С. 171.

ления были не правы, поскольку они не обратили внимания на различия между данными категориями, заключающиеся в общей цели, которая присутствует в них, однако представлена различным образом: в продолжаемом преступлении, на наш взгляд, общая цель всегда должна быть конкретизирована по объему, структуре, размеру, стоимости, тогда как при промысле она может носить обобщенный, размытый, рассчитанный на неопределенный срок характер.1 Таким образом, промысел характеризуется следующими субъективными факторами. Во-первых, полной антисоциальной ориентацией сознания виновного. Во-вторых, в сознании лица происходит деформация социальных ценностей одного или нескольких направлений; данная деформация признается субъектом личностным благом при осознании того, что данное благо входит в противоречие с общепризнанным в социуме положением вещей.

На этом фоне у лица возникает антисоциальная установка, при которой лицо создает или использует любой удобный момент для совершения преступления. В определенной степени при промысле сознание лица всегда готово к противоправному поведению того или иного направления; преступное поведение становится привычкой сознания. Данная готовность является всепоглощающей, доминирующей на грани фобии; отсюда очень важно для психиатров точно вычленить сознание лица, когда фобии еще не возникает.2 Мотив действия в антисоциальном направлении становится доминирующим на грани навязчивой идеи. Побуждение к действию в данном направлении реализуется всегда или почти всегда при наличии удобного момента. Цель будущего поведения является общей, т. е. лицо понимает, что преступное поведение будет им осуществляться и позже, возможно, всегда.

При этом ощущение общности преступного поведения может возникать у лица либо на момент целеполагания по первому преступному акту либо в См. Козлов А.П., Севастьянов А.П. Единичные и множественные преступления.

СПб.: Изд-во «Юридический центр-Пресс», 2011. С. 172.

См.: Там же. С. 175.

связи с последующими противоправными актами. Все это свидетельствует о крайней степени выраженности сознательной антисоциальной направленности личности, которая выражается в возможной неисправимости лица1.

Максимальная антисоциальная направленность личности проявляется и в вине. И здесь ситуация несколько усложняется. По мнению А.П. Козлова, всех «привычных» преступников можно разделить на две группы. Первую из них составляют лица, характеризующиеся промыслом с холодным расчетом, когда преступной деятельностью лицо занимается полностью осознанно (например, вор – карманник), когда подходы к оценке промысла и его социальной значимости однозначны — более высокая ответственность за промысел.

Вторую группу составляют лица, которые, с одной стороны, характеризуются вменяемостью на грани невменяемости, т. е. с очевидно асоциально актуализированным, в определенной степени, деформированным сознанием, когда лицо не в полной мере может руководить своими поступками в определенном направлении; но, с другой стороны, асоциальной направленностью на совершение множества преступлений, наличием единства умысла, связывающего эти преступления в некую общность.

В предложенной нами модели института неоднократности преступного поведения первую названную группу следовало бы отнести к лицам, проявляющим преступное поведение в виде промысла; вторую группу – к лицам, проявляющим преступное поведение в виде систематичности.

См.: Козлов А.П. Механизм построения уголовно-правовых санкций. Красноярск.

1998. С. 252–258.

§ 2. Особенности закрепления ответственности за неоднократное административное правонарушение и преступное поведение в Уголовном кодексе Российской Федерации В действующем УК РФ неоднократность закреплена в качестве специального рецидива в связи с совершением особо тяжкого преступления и признака, конструирующего основной состав преступления. В последнем случае неоднократность представляет собой проявление административной преюдиции в уголовном праве.

Институт административной преюдиции в уголовном праве является одной из наиболее обсуждаемых и дискуссионных тем среди как теоретиков, так и практиков. Аргументов pro et contra возрождения этого института и упрочения его позиций в УК РФ не мало.

Вопрос об административной преюдиции в уголовном праве в последнее время вновь встал в центре внимания теоретиков. Широкая дискуссия развернулась на VI международном теоретическом семинаре в Академии Генеральной прокуратуры РФ1.

Кроме того, поводом к обсуждению вопроса соотношения уголовного права с административно-деликтным, стало формирование в практике Европейского Суда по правам человека концепции «уголовно-правовой сферы», которая охватывает собой и собственно уголовно противоправные поступки и иные виды правонарушений, если в процессе государственного реагирования на них требуется соблюдение гарантий прав человека, свойственных уголовному процессу. Специалисты уголовного права разделились во мнениях о необходимости трактовки уголовного права «в широком смысле». Ряд авторов встали на позицию «отраслевой чистоты» и самостоятельности уголовного права, говоря о невозможности приведения адСм.: Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2011. №

3. С. 58–71.

министративных правонарушений к преступлениям 1. Другие авторы выступили за отождествление правовой природы административных правонарушений и преступлений2.

Административная преюдиция должна стать самостоятельным и достаточным признаком, отграничивающим преступления от административных правонарушений3.

11 февраля 2009 года на заседании президиума Государственного совета «О состоянии уголовно-исполнительной системы Российской Федерации» В.В. Путин указал на необходимость возвращения к административной преюдиции в связи с ее эффективностью, хотя в свое время от нее отказались из-за каких-то общетеоретических соображений 4. В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ 2009 года подчеркивалось, чтобы уголовное законодательство России и практика его применения были более современные, то использовать административную преюдицию нужно шире, то есть привлекать к уголовной ответственности только в случае неоднократного совершения административного правонарушения5.

В своем Послании к Федеральному Собранию В.В. Путин 3 декабря 2015 года вновь обратился к этой теме, предлагая поддержать предложения См.: Крылова Н.Е. Существует ли уголовное право «в широком смысле слова»? // Научные основы уголовного права и процессы глобализации: материалы Российского конгресса уголовного права. М., 2010. С. 721–727; Малиновский А.А. Критические размышления о концепции уголовного права в «широком» смысле // Библиотека криминалиста. 2013. № 2. С. 173–178; Досаева Г.С. К вопросу о множественности преступлений // Российская юстиция. 2014. № 10 (октябрь). С. 18–21.

См.: Есаков Г.А. Уголовное право в «широком» смысле: концептуальный подход // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы Х Международной научнопрактической конференции. М., 2013. С. 35–38; Головко Л.В.

Границы уголовного права:

от формального к функциональному подходу // Библиотека криминалиста. 2013. № 2. С.

77–90.

См.: Отзыв кафедры уголовного права Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина на проект Федерального закона «О внесении дополнений и изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», находящийся на рассмотрении Общественной палаты Российской Федерации.URL:

http://www.sartraccc.ru/i.php?oper=read_file& filename=Law_ex/e_pz_-uk09.htm (дата обращения: 19.11.2015).

URL: http://news.kremlin.ru/transcripts/3149 (дата обращения: 10.03.2015).

URL: http://kremlin.ru/transcripts/5979 (дата обращения 10.03.2015).

Верховного Суда России о декриминализации ряда деяний и перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений, но с принципиальной оговоркой: повторное совершение проступка должно квалифицироваться как уголовнонаказуемое деяние1.

Об актуальности легализации административной преюдиции говорит и подготовленный депутатом Государственной Думы РФ И.А. Яровой проект Федерального закона о введении в УК РФ ст. 1581 «Мелкое хищение чужого имущества, совершенное неоднократно»2. В своем проекте депутат предлагает рассмотреть вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение мелкого хищения повторно и ввести соответствующую статью в УК РФ.

Наконец, п. 43 Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 9 июня 2010 года № 690, указывает на целесообразность более широкого использования административной преюдиции в уголовном законодательстве3.

Главный упрек в адрес административной преюдиции касается того, что эта конструкция ведет к смешению преступлений и проступков, размывает основания уголовной и иной юридической ответственности. А также противоречит правовым принципам: справедливости, законности, вины, равенства граждан перед законом4.

Заметим, мысль не нова. В середине XIX в. по смежному с исследуемым вопросу В.Д. Спасович писал: проанализировав учение о повторении, можно прийти к выводу, что оно должно быть исключено из уголовного праURL:http://pravdaoputine.ru/official-putin/obrashhenie-putina-k-federalnomusobraniyu-3-de-kabrya-2015-tekst-video-online (дата обращения 15.12.2015).

URL:

http://asozd2c.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/13D5CCC58594ED9043257E2A00310 691/$FILE/771893-6_17042015_771893-6.PDF?OpenElement (дата обращения: 15.12.2015).

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 24, ст. 3015.

См.: Безверхов А.Г. Возвращение «административной преюдиции» в уголовное законодательство России // Российская юстиция. 2012. № 1. С. 48–53.

ва, так как нарушает правило non bis in idem, в связи с тем, что в меру наказания за новое преступление оно вводит признаки и элементы заимствованные из прежнего, которое было уже погашено наказанием; оно есть признак только дурного нрава подсудимого, его злохарактерности, причем признак тем более сильный, чем более похоже новое преступление на прежнее и чем меньшим промежутком времени они разделены1.

В отечественной юриспруденции содержание этого принципа non bis in idem, как правило, сводится к запрету на повторное привлечение лица к уголовной ответственности за одно и то же преступление (см. ч. 1 ст. 50 Конституции РФ, ч. 2 ст. 6 УК РФ). Однако в соответствии с международными стандартами прав человека, получившими развитие в прецедентной практике Европейского суда по правам человека, указанный принцип имеет более широкое содержание, предполагая запрет на повторное осуждение за одно и то же правонарушение. В этом плане намного предпочтительнее выглядит законодательная формулировка, используемая в п. 3 ст. 34 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 года № 1920-1: «Никто не должен дважды нести уголовную или иную ответственность за одно и то же правонарушение».

Дальнейшая абсолютизация указанного принципа и его подобного рода трактат порождает вопрос о допустимости и целесообразности рецидива в Общей части УК РФ. Так недалеко и до материализации мысли о том, что и судимость является дополнительным (вторичным) наказанием, «аморальна (безнравственна), противоречит принципам права, справедливости и гуманизма и представляет собой рудимент прошлого, тоталитарного режима»2.

См.: Спасович В. Учебник уголовного права. СПб., 1863. Т. 1. Вып. 1. С. 295–296.

Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Н.В. Витрука. Постановление Конституционного Суда от 19 марта 2003 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также пунктов 1–8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 г. «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» в связи с заПрименение аналога обсуждаемой административной преюдиции имело место в России 100–150 лет назад. Это усматривается из Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в ред. 1885 г.), которое предусматривало усиление юридической ответственности за повторение тождественных правонарушений. Институт административной преюдиции активно применялся в советском уголовном праве. Административная преюдиция была закреплена и в УК РСФСР 1922 г., и в УК РСФСР 1926 г., и в УК РСФСР 1960 г. К примеру, согласно ст. 79 УК РСФСР 1922 г. неплатеж отдельными гражданами налогов и отказ от выполнения повинностей или производства работ, имеющих общегосударственное значение, в первый раз карался административными взысканиями, а за повторный предусматривалась уголовная ответственность. В УК РСФСР 1960 г. наличествовало порядка пятнадцати такого рода статей, которые предусматривали ответственность за имущественные, хозяйственные, экологические, транспортные преступления и преступления против порядка управления. Например, административная преюдиция активно использовалась при применении ч. 4 ст. 156 УК РСФСР (1960 г.), согласно которой уголовно наказуемым признавался обман потребителей в небольшом размере, совершенный повторно в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение.

Административная преюдиция в уголовном праве не имеет отношения к множественности преступлений рассмотренной нами в параграфе 2 гл. 1 диссертации, так как множественность преступлений составляют как минимум два единичных преступления, содержащие признаки самостоятельных составов. Административная преюдиция является выражением неоднократности противоправного поведения и требует отграничения от неоднократности преступного поведения.

В основание уголовно-правового запрета с административной преюдицией положены следующие доводы: совершение двух или более администрапросом Останкинского межмуниципального (районного) суда города Москвы и жалобами ряда граждан» (см.: Собрание законодательства РФ. 2003. № 14, ст. 1302).

тивных правонарушений за незначительный промежуток времени (к примеру, в течение года), признаки специального субъекта (лица, ранее совершившего тождественное нарушение и привлеченного к административной ответственности) и, соответственно, вступившее в законную силу процессуальное решение суда, иного органа или должностного лица о назначении за первое деяние административного наказания.

Противники административной преюдиции говорят, что данная конструкция является пережитком советского прошлого. Отмечая, что ни в одной из стран Западной Европы, на которую часто равняется российское законодательство, не предусмотрена правовая конструкция административной преюдиции. С указанным аргументом трудно согласиться, так как в уголовном законодательстве, к примеру, Бельгии, Республики Сан-Марино содержится конструкция административной преюдиции. В иных странах Западной Европы административная преюдиция не применяется ввиду того, что в уголовном законодательстве создана система уголовных проступков. Разграничение преступных деяний и административных правонарушений производится не по критерию наличия или отсутствия общественной опасности, так как такого понятия там вообще не существует. Административные правонарушения отграничены от преступлений по своей сути – они посягают на порядок управления (на административную деятельность в той или иной отрасли). С другой стороны, не признаются административными правонарушениями деяния, хотя и имеющие невысокую степень вредоносности, но криминальные, называемые уголовными проступками1.

В настоящее время административная преюдиция завуалированно присутствует в составах преступлений, отраженных в статьях 1511,154, 180, 2121, 2154, 2641, 2841 УК РФ.

См.: Хавронюк Н.И. Административная преюдиция и институт рецидива с точки зрения уголовного права европейских стран.URL: http://www.zakon.kz/190761administrativnaja-pre-judicija-i.html (дата обращения 25.02.2014).

В УК РФ ст. 1511, предусматривает ответственность за розничную продажу алкогольной продукции несовершеннолетним1.

Итак, эта норма определяет: уголовная ответственность за розничную продажу несовершеннолетним алкогольной продукции наступает в случае совершения обозначенного деяния неоднократно, т.е. первоначально в форме административного правонарушения. Речь идет о неоднократности не преступлений, а правонарушений. А поскольку подобный институт отсутствует в КоАП РФ, законодатель пошел таким путем – дал частное понятие неоднократности в примечании к ст. 1511 УК РФ как розничной продажи несовершеннолетнему алкогольной продукции, если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение ста восьмидесяти дней.

Логика и результаты нашего научного исследования совпали с предложением законодателя об изменении содержания ст. 1511 УК РФ. Федеральный закон от 28 ноября 2015 года № 346-ФЗ «О внесении изменения в статью 1511 Уголовного кодекса Российской Федерации»уточнил определение понятия «неоднократная розничная продажа несовершеннолетним алкоголя», под которой признается продажа лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию. В соответствии со статьей 4.6 КоАП РФ такой срок составляет один год.

Таким образом, если ранее основание криминализации деяния и формулирование диспозиции соответствующей нормы посредством использования отсутствующих в уголовном законе дефиниций вызывало на практике вопросы. То теперь таких вопросов быть не должно.

Административная ответственность установлена ст. 14.16 «Нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей проСм.: О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер по предотвращению продажи несовершеннолетним алкогольной продукции: Федеральный закон от 21 июля 2011 г. № 253-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2011. № 30,ч. 1,ст. 4601.

дукции, а также пива и напитков, изготавливаемых на его основе» КоАП РФ.

В соответствии с ее ч. 2.1 за розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния, предусмотрено наказание в виде административного штрафа. При этом штрафные уголовно-правовые санкции несколько скромнее. Правда, в ст. 1511 УК РФ предусмотрено наказание в виде исправительных работ на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Но пока суды ограничиваются только штрафами.

Думается, что уголовный закон по своему карательному потенциалу не должен уступать административному законодательству.

Более того, представляется, что суд, на разрешение которого поступило уголовное дело по ст. 1511 УК РФ, обязан проверить законность и обоснованность административного наказания, поскольку именно предшествующее правонарушение является условием уголовной ответственности.

Кроме того, анализ содержания ст. 1511 УК РФ показал, что законодателем неверно выбрано место расположения этой статьи в Особенной части УК РФ (гл. 20)1.Рассматриваемую уголовно-правовую норму следовало бы поместить в статью, расположенную в гл. 25 УК РФ «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности», так как нарушаются не столько интересы конкретного потерпевшего несовершеннолетнего, сколько нормальное физическое, психическое, нравственное состояние и развитие нации, подрастающего и будущего поколений.

Следующая статья 180 УК РФ, в которой мы также можем видеть административную преюдицию в ее первой части. Административная ответственность за незаконное использование товарного знака предусмотрена статьей 14.10. КоАП РФ. Диспозиции административного и уголовного кодексов (ст. 14.10 КоАП РФ и ч. 1 ст. 180 УК РФ) во многом совпадают. В то же вреВ КоАП РФ данное правонарушение находится в гл. 14 «Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности».

мя уголовная ответственность наступает, если указанное деяние причинило крупный ущерб или совершено неоднократно1.

Большой минус по правоприменению данной статьи в том, что в ст. 180 УК РФ не указан срок, в ходе которого лицо является привлеченным к административной ответственности и возможно привлекать это же лицо к уголовной ответственности. Предполагается, что этот срок должен регулироваться ст. 4.6 КоАП РФ и составлять один год. Однако диссертантом в ходе практической деятельности встречались случаи привлечения лиц к уголовной ответственности по ст. 180 УК РФ и по истечении годового срока привлечения к административной ответственности.

Далее, к уголовной ответственности должно быть привлечено то же самое лицо, которое привлекалось к административной ответственности.

Арбитражными судами по ст. 14.10 КоАП РФ привлекается к административной ответственности непосредственно сам индивидуальный предприниматель, а к уголовной ответственности привлекается то физическое лицо, которое незаконно использовало товарный знак, таковым может быть администратор магазина.

По прошествии пяти лет, мы видим новое обращение законодателя к административной преюдиции. С 1 июля 2015 года вступил в законную силу Федеральный закон от 31 декабря 2014 года № 528-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения», который ввел в УК РФ статью 2641 «НарушеВ пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 года № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»

разъяснено, что в ч. 1 ст. 180 УК РФ имеется в виду под неоднократностью, то есть совершение лицом двух и более деяний, состоящих в незаконном использовании товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров (при этом может иметь место как неоднократное использование одного и того же средства индивидуализации товара (услуги), так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара).

ние правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию». Эта статья предусматривает привлечение к уголовной ответственности лица ранее подвергнутого административному наказанию или за управление транспортным средством в состоянии опьянения, или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо лицо уже имеет судимость за совершение преступления, предусмотренного частями второй, четвертой или шестой статьи 264 УК РФ или настоящей статьей. Во втором полугодии 2015 года по данной статье осуждено 19 170 человек1.

Все правонарушения, в особенности административные проступки, в той или иной степени социально опасны, поскольку они причиняют или создают реальную возможность причинения вреда тем или иным охраняемым нормами российского законодательства общественным отношениям и (или) личностным благам. В основе всякой общественной опасности деяния лежит их вредоносность. Всякое правонарушение постольку социально опасно, поскольку оно вредоносно или создает реальную опасность причинения вреда общественным отношениям, конкретной личности, обществу или государству.

Вызывает недоумение, когда, по логике законодателя, своеобразным водоразделом между общественной опасностью деяния и его неопасностью для общества могут быть не только отдельные дни, но и разница, исчисляемая в десятых, а то и в тысячных долях грамма наркотического или психотропного вещества (см. ст. ст. 228, 2281 УК РФ и ст. 6.8 КоАП РФ)2; либо несколько рублей, составляющих разницу между мелким хищением (администСм.: Судебный департамент при Верховном Суде РФ. Данные судебной статистики. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 28.05.2016).

Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 2281, 229 и 2291 Уголовного кодекса Российской Федерации: постановление Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. № 1002 (в ред. Постановления от 23 ноября 2012 г.

№ 1215) // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения:

12.04.2015).

ративный проступок) и уголовно-правовым хищением. И это при всем при том, что сам характер деяний (преступления и проступка), определяемый прежде всего объектом посягательства, а также формой вины лица, во всех приведенных примерах один и тот же. А раз так, то значит, границу между преступлением и иным правонарушением, в частности административным проступком, следует искать в степени общественной опасности этих деяний1.

На сегодняшний день административная преюдиция в отечественном уголовном праве официально не признана. По мнению В.В. Лунеева, она при отсутствии научных и практических оснований была просто «выброшена» из УК 1996 г. 2. Думается, что признание и расширение административной преюдиции в уголовном праве может способствовать решению многих достаточно сложных проблем правоприменительной деятельности, находящихся на стыке смежных отраслей права.

Направление, связанное с признанием административной преюдиции в уголовном праве и ее активным использованием, возможно признать приоритетным при решении проблемы отграничения административных правонарушений от преступлений. Ее решение должно осуществляться за счет включения в содержание ряда норм действующего УК РФ неоднократности противоправного поведения как необходимого условия реализации уголовной ответственности. При этом преступные последствия должны либо выступать в роли обстоятельств, отягчающих наказание, либо служить альтернативой неоднократности, закрепленной в основном составе. В законе следует четко прописать положение о том, что при наличии установленного факта привлечения виновного к административной ответственности за правонарушение, в частности, в сфере экономической деятельности, в случае повторного совершения им аналогичного деяния, вне зависимости от размера причиненного вреда, лицо подлежит уголовной ответственности.

См.: Акутаев Р.М. Об уголовных проступках и категоризации преступлений в свете Постановления Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2013 г. // Российская юстиция. 2013. № 5. С. 41–45.

См.: Лунеев В.В. Проблемы юридических наук криминального цикла // Государство и право. 2007. № 5. С. 47.

Мы согласны с Е.С. Изюмовой, что применение административной преюдиции в настоящее время возможно относительно некоторых видов правонарушений, которые несут в себе наиболее социально опасные проявления девиантного поведения1.

Нами проведен анализ статистических данных судов РФ общей юрисдикции по рассмотрению дел об административных правонарушениях (форма № 1-АП) за период с 2009 г. по 2015 г. (см. таблицу 2). Мы выбрали по административным составам лишь те правонарушения, которые либо уже образуют при своем повторении состав преступления либо еще не закреплены в виде административной преюдиции в уголовном законодательстве, но часто совершаются, за что соответствующие лица привлекаются к административной ответственности.

Таблица 2 Результаты рассмотрения дел об административных правонарушениях по I инстанции судов РФ общей юрисдикции (по числу лиц)

–  –  –

Анализ данных, представленных в таблице, показал, что управление транспортным средством в состоянии опьянения и иные обозначенные нами административные правонарушения, в сравнении с незаконным использованием чужого товарного знака и продажей алкогольной продукции несовершеннолетним в разы больше. Тем не менее, год от года число лиц, привлеченных к административной ответственности, за данный вид правонарушений также растет.

При изучении показателей данной таблицы мы также видим, как высок количественный уровень лиц, привлеченных к административной ответственности за такие правонарушения, как мелкое хулиганство (ст. 20.1 КоАП РФ), нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации (ст. 18.8 КоАП РФ), мелкое хищение (ст. 7.27 КоАП РФ), осуществление предпринимательской деятельности безгосударственной регистрации или без специального разрешения (лицензии) (ст. 14.1 КоАП РФ), нарушение правил охоты, иных правил пользования объектами животного мира и правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства (ст. 8.37 КоАП РФ), уничтожение и повреждение чужого имущества (ст. 7.17 КоАП РФ).

А.К. Перевозчиков полагает, что необходимо вернуться к административной преюдиции как условию уголовной ответственности, предусматривающей ответственность за передачу запрещенных предметов для родных и близких заключенного1. Г.Н. Борзенков считает, что проблему административной преюдиции необходимо обсуждать, так как думается, что российский законодатель поторопился почти полностью исключив административную преюдицию из УК2. По мнению Т.Д. Устиновой, административную преюдицию желательно было бы включить в конструкцию составов с незаконным предпринимательством, осуществляемым без регистрации, с представлением См.: Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. № 3.

С. 43–47.

См.: Борзенков Г.Н. Тенденции и перспективы развития уголовного законодательства в XXI веке (опыт сравнительно-временного анализа) // Уголовное право в XXI веке: материалы Международной научной конференции. М., 2002. С. 114.

заведомо подложных документов или без лицензии1. В.И. Радченко предлагает ввести административную преюдицию по делам о незаконном предпринимательстве, нарушении антимонопольного законодательства, по некоторым экологическим преступлениям2. Мы разделяем мнения указанных авторов, однако позицию А.К. Перевозчикова считаем не бесспорной. За передачу запрещенных предметов привлекается к уголовной ответственности ничтожно малое количество лиц.

Отдельно выделим проблему незаконного оборота психоактивных средств/веществ. На протяжении нескольких лет такие федеральные округа как Приволжский, Центральный, Южный и Сибирский, находятся в лидерах по лицам, привлеченным к административной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и лицам, потребляющим наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги. Нами проведен анализ статистических данных судов РФ общей юрисдикции по рассмотрению дел об административных правонарушениях (форма № 1-АП) за период с 2009 г. по 2015 г. (см. таблицу 3).

Таблица 3 Результаты рассмотрения дел об административных правонарушениях по I инстанции судов РФ общей юрисдикции (по числу лиц)

Статьи КоАП РФ 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015

Незаконный оборот наркотических средств, психотроп- 13276 13304 11779 11401 12743 13684 14180 ных веществ или их аналогов (ст. 6.8) Потребление наркотических средств или См.: Устинова Т.Д. Расширение уголовной ответственности за незаконное предпринимательство // Журнал российского права. 2003. № 5. С. 97–103.

См.: Радченко В.И. Хорошо сидим. Почти четверть мужского населения уже прошла тюремные университеты // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2008. № 4. С.

67–73.

психотропных ве- 90752 91129 94312 92563 84298 78897 76962 ществ без назначения врача (ст. 6.9) Потребление наркотических средств или психотропных ве- статистические 9043 8066 9668 ществ без назначения сведения отсутствуют врача в общественных местах (ч.2 ст.

20.20) Итого привлечено физических лиц 104028 104433 106091 103964 106084 100647 100810 Из приведенных данных виден стабильно высокий количественный уровень лиц потребляющих наркотические средства, психотропные вещества и занимающихся их незаконным оборотом. В состоянии эйфории (наркотического опьянения) или абстиненции (наркотического голода) лица, употребляющие наркотики, способны на агрессивные действия, у них проявляются низменные качества и черты личности, скрытые при нормальном состоянии.

В таком состоянии человек в некоторой мере утрачивает контроль над собой, частично или полностью устраняет действие сдерживающих факторов (совесть, страх наказания), желание получить «дозу» наркотиков может подтолкнуть человека на совершение практически любого преступления.

Проводимые нами исследования указанной проблемы свидетельствуют, что подавляющее большинство из числа употребляющих наркотики составляют лица моложе 30 лет. Например, в 2015 году из 6764 лиц, осужденных за преступления, совершенные под воздействием наркотических средств 3729 лиц совершили их в возрасте от 18 до 29 лет. Аналогичные показатели можно увидеть при изучении показателей о лицах, совершивших преступления под воздействием наркотических средств и за предыдущие годы.

Распространение в последние годы «тяжелых» наркотиков, таких как героин, дезоморфин приводит к быстрому развитию наркотической зависимости. Наркотическая зависимость, в свою очередь, толкает людей на совершение корыстных и корыстно-насильственных преступлений. Употребление наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ является одной из главных причин совершения многих преступлений: краж, грабежей, вымогательств, убийств.

В 1987 г. УК РСФСР был дополнен ст. 2243, предусмотревшей ответственность за потребление наркотических средств без назначения врача, совершенное повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения1. После внесения указанных изменений в УК РСФСР непродолжительный период времени с 1987 г. по 1991 г.

существовала одновременно административная и уголовная ответственность за незаконное потребление наркотических средств.

Учитывая все ранее изложенное, мы считаем целесообразным в настоящее время, ввести в УК РФ положения, позволяющие привлечь лицо к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ, если лицо ранее было подвергнуто административному наказанию за незаконное потребление наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ (ст. 6.9 КоАП РФ) или за незаконное потребление наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ в общественных местах (ч. 2 ст. 20.20 КоАП РФ), или незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов (ст. 6.8 КоАП РФ).

Таким образом, институт неоднократности преступного поведения по правовой природе близок институту административной преюдиции в уголовном праве, который для более эффективного предупредительного воздействия на лиц, умышленно неоднократно осуществляющих противоправное поведение, для дифференциации ответственности и восстановления О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях и другие законодательные акты РСФСР: указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 июня 1987 года № 6462-XI // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1987. № 27, ст. 961.

справедливости целесообразно легализовать в российском уголовном законодательстве.

Конструкции некоторых закрепленных в УК РФ норм с административной преюдицией (см. ст. 2121, 2841 УК РФ) нужно изменить: вместо слов «ранее привлекалось к административной ответственности за … деяние в течение … дней» написать «ранее подвергнуто административному наказанию за аналогичное деяние».

Указанная преюдиция должна входить в строго определенные УК РФ виды и категории преступлений. В основание ее конструирования законодателю следует положить преступления небольшой и средней тяжести, совершаемые с прямым умыслом, посягающие на личность, экономику, экологию, транспортную безопасность, интересы службы, и, с криминологической точки зрения, имеющие высокую частоту повторения.

Срок давности административного правонарушения, необходимый для привлечения к уголовной ответственности, в связи с совершением деяний, ответственность за которые предусмотрена ст. 1511, 154, 180, 2121, 2154, 2641, 2841 УК РФ, надо привести в соответствие с требованиями ст. 4.6 КоАП РФ.

Лицо, подлежащее уголовной ответственности по какой-либо из указанных статей УК РФ, нужно считать подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. Для применения иных вводимых в УК РФ норм с административной преюдицией следует установить аналогичное правило исчисления срока давности административного правонарушения.

§ 3. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за неоднократное преступное поведение Основное место в уголовно-правовом предупреждении неоднократного преступного поведения, противодействии ему занимает совершенствование уголовного законодательства с учетом особенностей преступников опасного (привычного) и особо опасного (профессионального) типов.

По справедливому замечанию В.П. Малкова, в УК РСФСР 1926 и 1960 гг., в УК России 1996 г. (до внесения в него изменений и дополнений Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) широко использовался прием установления более строгого наказания за совершение преступлений повторно и неоднократно, что упрощало процессуальную деятельность органов следствия и суда. Установление повышенной ответственности за несколько преступлений открывает широкие возможности к использованию ее применительно к различным преступным деяниям, характеризующимся тенденцией к их повторяемости1.

Институт неоднократности преступного поведения, с закреплением таких форм как повторность, систематичность и промысел, является крайне необходимым в настоящее время.



Pages:     | 1 || 3 |
Похожие работы:

«Межрегиональная ассоциация экспериментальной психологии Московский институт психоанализа ЛИЦО ЧЕЛОВЕКА В ПРОСТРАНСТВЕ ОБЩЕНИЯ Ответственные редакторы К. И. Ананьева, В. А. Барабанщиков, А. А. Демидов Москва Когито-Центр УДК 159.9 ББК 88 Л 65 Все права защищены. Любое использов...»

«Серия Философия. Социология. Право. НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2014. № 9 (180). Выпуск 28 УДК 130.2 СУБКУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И ВИЗУАЛЬНОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ* В статье рассматриваются некоторые молоджные субкультуры, М.В.НОВАК1) характерные для России 2000-х...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ В Ы С Ш Е Г О О Б Р А З О В А Н И Я СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ИСПЫТАНИЙ ПО ОБЩЕСТВОЗНА...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 592 220 C1 (51) МПК C12G 3/08 (2006.01) A23L 2/38 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации патентообладатель обязуется заключи...»

«i ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН О виноградарстве и производстве винодельческой продукции в Республике Дагестан Принят Народным Собранием 29 октября 2015 года Республики Дагестан Статья 1. Предмет регулирования настоящего Закона 1. Настоящий Закон устанавливает правовые о...»

«ПРОЕКТ ВНЕСЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ В ПРАВИЛА ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ И ЗАСТРОЙКИ Г.УВАРОВО Содержание: ВВЕДЕНИЕ ЧАСТЬ 1. ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВИЛ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ И ЗАСТРОЙКИ И ВНЕСЕНИЯ В НИХ ИЗМЕНЕНИЙ ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖ...»

«Прокуратура города разъясняет: Родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права). Отец и мать имеют равные родительские права независимо от того, состоят ли они в браке, живут вместе или раздельно и т.п. Важно только одно: отцовство и материнство должно б...»

«6. Надежность и эффективность в технике [Текст] : Справочник в 10 томах М.: Машиностроение, 1987 351 с.7. Рейли Р. Оценка нематериальных активов [Текст] / Р. Рейли, Р. Швайс ; пер. с англ. Бюро переводов Ройд, под ред. В.М. Рутгайзера М. : ИД "КВИНТО-КОНСАЛТИНГ", 2005. 792 с.8. Тришин В.Н. О начислении износов при массовой оценке...»

«Пояснительная записка Программа духовно-нравственного воспитания разработана на основе требований ФГОС. Нормативно – правовой и документальной основой Программы являются Закон РФ "Об образовании", Стандарт, Концепция духовнонравственного развития и воспитания личности гражданина России. Прог...»

«ВЕСТНИК ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ По благословению Высокопреосвященного КИРИЛЛА, митрополита Екатеринбургского и Верхотурского ЕКАтЕРИнбуРгсКАя ДухоВнАя сЕмИнАРИя ВЕСТНИК ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ Выпуск 2(6) / 2013 Екатеринбург...»

«Защита на экспорт? Строго по лицензии! Сетевой журнал №12.2000 Сергей Вихорев, директор департамента ОАО ЭЛВИС-ПЛЮС В последнее время все более актуальными становятся проблемы трансграничного распространения...»

«H-pay.ru Справочное руководство сервиса Справочное руководство H-pay.ru Оглавление 1. Глоссарий. 2 2. Общие принципы работы Сервиса. 3 3. Ввод и оплата счета. 4 Быстрая оплата 4 Режим опытного пользователя (спи...»

«БИЧАН Наталья Витальевна ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ ПОМОГАЮЩИХ ПРОФЕССИЙ 13.00.08 – Теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель: Доктор педагогических наук, доктор психологическ...»

«\ql Приказ МВД России от 19.06.2012 N 609 (ред. от 30.12.2014) Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче юридическому лицу с особыми уставными задачами разрешения на хранение и ношение служебного оружия и патронов к нему (Зарегистрир...»

«Журнал "Психология и право" www.psyandlaw.ru / ISSN-online: 2222-5196 / E-mail: info@psyandlaw.ru 2014, № 3 -Социально-психологические факторы формирования некоторых элементов правосознания у студенческой молод...»

«Nikon Ru Руководство Nikon по цифровой фотографии Цифровая фотокамера COOLPIX45OO Настройка камеры Меню настроек Setup Творческая фотография Управление снимками Меню просмотра Playback Удаление снимка после съемки Справочное руководство к NikИзучение программы on View 5 (находится на CD) Nikon View 5 Подключение к ТВ...»

«Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. Москва УДК 346.546 ББК 67.404.06 К64 Издание подготовлено к XI Ежегодным научны...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 586 662 C1 (51) МПК C12G 3/08 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Фед...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 591 456 C1 (51) МПК C12G 3/08 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации патентооблада...»

«ПРАВО И СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ  Н.В. Летова ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА РЕБЕНКА: ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ, КРИТЕРИИ КЛАССИФИКАЦИИ Характеристика правового положения ребенка осуществляется в рамках трех основных видов правовых статусов: общего, специального, индивидуального. В юр...»

«2013.03.028 Программе ООН по окружающей среде, почвы, подверженные различным видам деградации, занимают около трети поверхности планеты и сказываются на качестве жизни более чем 1 млрд. человек в бол...»

«Чернышева Анна Владимировна ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ ЭВОЛЮЦИОНИЗМ КАК ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ОСНОВА ТЕОРИИ КУЛЬТУРЫ: ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТУРЫ А. А. БОГДАНОВА В статье дан анализ философии культуры А. А. Богданова. Основное внимание автор уделяет рассмотрению идеи последовательно...»

«Упрощенная процедура банкротства С учетом нестабильности рыночных правоотношений и рискованности предпринимательской деятельности у юридических лиц возникает необходимость прекратить свою деятельность путем несостоятельности (банкротства). Наиболее быстрый вариан...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011 Право №2 УДК 342.95 А.В. Илюшин ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ Анализируется проблема "девальвации" свидетельских показаний по делам об административных правонарушениях; рассматриваются вопросы соотношения сроков дав...»

«Вестник Томского государственного университета. Право. 2016. №2 (20) УДК 349.227 DOI: 10.17223/22253513/20/12 Р.Р. Назметдинов ЗАЩИТА ОТ ДИСКРИМИНАЦИИ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ АМЕРИКИ В статье на основе законодательства Соединенных Штатов Америки, локальных нормативно-правовых актов и материалов судебной практик...»

«Ольга Копылова Худеть нельзя помиловать Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9307179 Копылова, Ольга. Худеть нельзя помиловать: АСТ; Москва; ISBN 978-5-...»

«НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ "CETERIS PARIBUS" №3/2015 ISSN 2411-717Х ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ Ким Сергей Сенгуевич аспирант кафедры "Уголовно-правовые дисциплины" ДВГУПС, г. Хабаровск, РФ, судья Хабаровского краевого суда Е-mail: kimss74@mail.ru ВЛИЯНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОСПРИЯТИЯ НА ОБЪЕКТИВНОСТЬ ПОКАЗАНИ...»

«Публичный отчет ГБОУ Республиканского башкирского лицея-интерната за 2011-2012 учебный год Информационно-аналитические сведения I. Общие сведения об образовательном учреждении 1.1....»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.