WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«СТРАХОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДОГОВОРУ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Законодательство не дает ответа на вопрос о природе ответственности арбитражного управляющего, указывая лишь форму ответственности возмещение убытков в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в деле о банкротстве.

В доктрине данный вопрос однозначно также не решен.

Отсутствие единообразного подхода к квалификации страхования ответственности арбитражного управляющего является следствием такой же неопределенности в вопросах о правовой природе ответственности арбитражного управляющего и самого арбитражного управления.

Отметим, что данная обязанность не применяется в случае участия арбитражного управляющего в банкротстве отсутствующего должника, а также должника, балансовая стоимость которого не превышает сто миллионов рублей (п 2 ст. 24.1 Закона о банкротстве).

В литературе высказывались мнения о том, что арбитражный управляющий является: представителем кредиторов ; представителем должника; аналогом органа управления юридического лица (руководителя, ликвидатора) 2 ; органом конкурсной массы, образующей самостоятельную юридическую личность, не обладающую гражданской дееспособностью;

опекуном3; аналогом судебного пристава4; аналогом следователя в уголовном процессе ; доверительным управляющим ; независимым лицом, выполняющим административные функции ; лицом, обладающим самостоятельным статусом, определяемым целями конкурсного права8.

Соответственно, вопрос о квалификации ответственности также является нерешенным.

По мнению одних исследователей, ответственность арбитражного управляющего является деликтной; другие квалифицируют данную ответственность как ответственность за нарушение договора.

Т.П. Шишмарева считает ответственность арбитражного управляющего деликтной. Она отмечает, что «договор страхования ответственности арбитражных управляющих следует отнести к договору страхования ответственности за причинение вреда, поскольку при определении правового статуса арбитражного управляющего не выявлено договорного отношения Бардзкий А. О пределах власти окружного суда при назначении присяжных попечителей по делам несостоятельности должников //Журнал гражданского и уголовного права. 1886. №10. С. 35. Гессен Я.М.

Устав торговый с разъяснениями. СПб. 1910. С. 55. Масевич М.Г., Павлодский Е.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) // Право и экономика. 1997. №5-6, С.20.

Калинина Е.В. Правовое положение арбитражного управляющего. Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград,

2005. С.92.

Добровольский А.А. Свод общеимперских положений о торговой и неторговой несостоятельности. – М.,

1914. С. 194.

Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности. Казань. 1890. С. 289.

Гальперин С.П. Права и обязанности присяжного попечителя по делу торговой деятельности //Журнал Гражданского и Уголовного права. 1892. Кн. VI. С. 19.

Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М.,

2011. С. 87-89.

Федоров С.И. Некоторые особенности рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве). Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С.79.

Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. М. 226-229.

между ним и должником или иными субъектами, к договору следует применять положения ст. 931 ГК РФ»1.

И.Ю. Мухачев придерживается аналогичного формального подхода:

«отсутствие договорных отношений ограничивает сферу применения не только по форме, но и по видам гражданско-правовой ответственности. Так, наступление ответственности не связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением договоров, поэтому гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего всегда является внедоговорной. Следовательно, регулирование применения ответственности осуществляется Законом о банкротстве и в рамках ст. 1084 – 1094 ГК РФ»2.

Аналогичная позиция высказывалась В.С. Дедиковым 3, Е.Г. Дорохиной 4, М.В. Жаботинским5, Е.В. Мурашкиной6, С.Л. Сотниковым7.

Суды исходят из деликтной природы ответственности арбитражного управляющего.

Так, Президиум Высшего арбитражного суда РФ при разрешении дела №А14-5839/2012 по иску арбитражного управляющего, возместившего убытки, причиненные его незаконными действиями конкурсному кредитору, к страховой компании указал, что договор страхования гражданской ответственности арбитражного управляющего является имущественным страхованием ответственности и в силу пункта 3 статьи 931 ГК РФ считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей).

Шишмарева Т.П. Страхование ответственности арбитражного управляющего // Цивилист. 2010. №2. СПС «Консультант Плюс».

Мухачев И.Ю. Правовое регулирование деятельности арбитражного управляющего при несостоятельности (банкротстве). Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С.156.

Страхование ответственности: правовое сопровождение, андеррайтинг, маркетинг. Практическое пособие под общей редакцией С.В. Дедикова. М.: Издательский дом «Регламент-Медиа», 2011 С. 141.

Дорохина Е.Г. Правовой статус арбитражного управляющего в деле о банкротстве организации. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С.49.

Жаботинский М.В. Арбитражный управляющий как субъект гражданских правоотношений при банкротстве. Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. С.178.

Мурашкина Е.В. Гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего. Дис. … канд. юрид.

наук. М., 2008. С.69.

Сотников С.Л. Страхование профессиональной ответственности. Дис. … канд. юрид. наук. Красноярск,

2010. С.53.

Вестник ВАС РФ, №2, 2014.

По нашему мнению, ответственность арбитражного управляющего деликтной не является. Формальное отсутствие договорных отношений не свидетельствует о деликтном характере ответственности арбитражного управляющего.

Справедливо, на наш взгляд, отмечает А.А. Дубинчин, что «лицо, будучи назначенным арбитражным управляющим и выполняя публичные функции, вступает в гражданско-правовые отношения, становясь стороной в обязательстве, в силу которого оно обязано совершить определенные действия по отношению к должнику, его имуществу и кредиторам»1.

До момента возникновения страхового случая, у арбитражного управляющего уже есть целый спектр строго определенных обязанностей, что свидетельствует о наличии между арбитражным управляющим и лицами, участвующими в деле о банкротстве, гражданско-правовых обязательств, пусть даже обязанности по этим обязательствам установлены не договором, а законом. В этой связи некоторыми учеными делается вывод о том, что раз ответственность арбитражного управляющего не является деликтной, значит, она является договорной.

Так, Е.Е. Владыка, не давая окончательную правовую квалификацию ответственности арбитражного управляющего, вместе с тем, отмечает, что «деятельность арбитражного управляющего ближе всего к оказанию услуг» 2.

Также высказывалось мнение о том, что отношения между арбитражным управляющим и должником имеют природу договора доверительного управления3.

Дубинчин А.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) юридического лица. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С.131.

Владыка Е.Е. Арбитражный управляющий – субъект профессиональной деятельности // Предпринимательское право. Приложение Бизнес и право в России и за рубежом. 2011. №3. СПС «Консультант Плюс».

Попондопуло В.Ф. Слепченко Е.В. Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде. – СПб.:

Юридический центр Пресс, 2004. С. 220.

В настоящее же время действующим законодательством заключение подобного договора не предусмотрено, хотя на целесообразность заключения такого договора указывалось в литературе1.

Поскольку договор с арбитражным управляющим отсутствует, Ю.Б. Фогельсон указывает: «выбирая между договорным и деликтным характером его ответственности (а ничего другого нам гл. 48 ГК РФ не предоставляет), следует остановиться на договорном»2.

По нашему мнению, договорной, в строгом смысле слова, ответственность арбитражного управляющего не является, поскольку договор, устанавливающий основания и размер такой ответственности, действительно отсутствует. В то же время, деликтной такая ответственность также не является в силу наличия до момента возникновения страхового случая обязательственного правоотношения между арбитражным управляющим и лицами, участвующими в деле о банкротстве, за нарушение которого ответственность и возникает.

Страхование ответственности нотариуса.

В соответствии со ст. 18 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1; в ред. от 29.06.2012, далее – Основы законодательства о нотариате) 3 нотариус, занимающийся частной практикой, обязан заключить договор страхования своей ответственности. Объектом страхования в данном случае являются имущественные интересы, связанные с риском ответственности нотариуса по обязательствам, возникающим вследствие причинения имущественного вреда гражданину или юридическому лицу, обратившимся за совершением нотариального действия, и (или) третьим лицам при осуществлении нотариальной деятельности.

Свит Ю.П. Договор с арбитражным управляющим. Проблемы правового регулирования. Труды МГЮА.

М., 1998. №3. С. 262, 272.

Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю.Б.

Фогельсон. – М. : Норма : ИНФРА-М, 2012. С. 445.

Ведомости СНД и ВС РФ, 11.03.1993, N 10, ст. 357.

В соответствии со статьей 16 Основ законодательства о нотариате деятельности нотариуса является профессиональной.

Нотариальные услуги, по своей сути, являются публичными: нотариат в Российской Федерации призван обеспечить в соответствии с Конституцией Российской Федерации, конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации (статья 1 Основ законодательства о нотариате).

Нотариальные действия в Российской Федерации совершают как нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе, так и нотариусы, занимающиеся частной практикой. Независимо от того, кто оказывает нотариальную услугу, суть ее как публичной не меняется1.

Услуги, оказываемые государственными органами, принято именовать государственными, а услуги, оказываемые государственными органами и негосударственными структурами – публичными услугами2.

Легальное определение функции по оказанию государственных услуг дано в Указе Президента РФ от 09.03.2004 N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» 3, согласно которому под такими функциями понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти непосредственно или через подведомственные им федеральные государственные учреждения либо иные организации безвозмездно или по регулируемым органами государственной власти ценам услуг гражданам и организациям в области образования, здравоохранения, социальной защиты населения и в других областях, установленных федеральными законами.

Публичные услуги и право: науч.-практ. пособие / под ред. Ю.А. Тихомирова (автор главы – Л.К.

Терещенко). – М.: Норма, 2007. С. 11.

Терещенко Л.К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского парва. 2004.

№10. С. 16-17.

Собрание законодательства РФ, 2004, N 11, ст. 945.

Таким образом, государственные органы могут выполнять публичные функции несколькими способами:

1) самостоятельно;

2) делегировать их оказание органам местного самоуправления или специально созданным для этого организациям;

3) организовать их оказание коммерческими и некоммерческими организациями.

Т.В. Жукова указывает, что о государственных услугах законодатель говорит в двух случаях: когда речь идет, во-первых, о реализации функций государства в социальной сфере, а во-вторых, о ряде функций, которые направлены на удостоверение какого-либо юридически значимого факта1.

О.В. Гутников справедливо отмечает, что услуги, оказываемые уполномоченными государственными и муниципальными органами, организациями и учреждениями при реализации своих государственновластных полномочий, не регулируются гражданским правом, а носят административный характер и подчиняются нормам административного права. Уплата соответствующих пошлин и сборов за такие действия не может рассматриваться как плата по гражданско-правовым договорам оказания услуг 2. Согласимся с мнением А.С. Кузьминова, который со ссылкой на Определение Конституционного суда РФ от 14 мая 1992 г. №88-О указывает, что взимаемые за оказание публичных услуг платежи не являются вознаграждением в смысле гл. 47 ГК РФ, а являются компенсацией затрат публичной власти в связи с оказанием услуг3.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 года № 18-П указано, что деятельность нотариусов не Жукова Т.В. К вопросу о понятии и содержании правовой категории «государственные услуги»: взгляд цивилиста. В кн.: Публичные услуги: правовое регулирование (российский и зарубежный опыт): сборник / под общ. ред. Е.В. Гриценко, Н.А. Шевелевой. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 43.

Публичные услуги и право: науч.-практ. пособие / под ред. Ю.А. Тихомирова (автор главы – О.В.

Гутников). – М.: Норма, 2007. С. 359-360.

Кузьминов А.С. Природа платежей за публичные услуги. В кн.: Публичные услуги: правовое регулирование (российский и зарубежный опыт): сборник / под общ. ред. Е.В. Гриценко, Н.А. Шевелевой. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 243.

является предпринимательством или какой-либо иной не запрещенной законом экономической деятельностью и не преследует цели извлечения прибыли, «деятельность занимающихся частной практикой нотариусов является особой юридической деятельностью: она осуществляется от имени государства, что гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов и предопределяет специальный публично - правовой статус нотариусов» 1.

Согласно ст.

17 Основ законодательства о нотариате, нотариус, занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица в результате:

1) совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации,

2) неправомерного отказа в совершении нотариального действия,

3) разглашения сведений о совершенных нотариальных действиях.

Вопрос о квалификации вида страхуемой нотариусом ответственности является спорным.

По мнению Н.С. Ковалевской, выраженному в Отчете о научноисследовательской работе Института нотариата юридического факультета СПбГУ по заказу Федеральной нотариальной палаты РФ в 2010 году, ответственность нотариуса является деликтной2.

А.П. Лебединов отмечает, что поскольку страховым случаем по договору страхования гражданской ответственности нотариуса является факт причинения имущественного вреда гражданину или юридическому лицу, «ясно, что ответственность нотариуса имеет внедоговорный характер»3.

Собрание законодательства РФ, 2000, N 3, ст. 353.

Страхование профессиональной ответственности нотариуса. Отчет о научно-исследовательской работе, выполненной Институтом нотариата юридического факультета СПбГУ по заказу Федеральной нотариальной палаты РФ (автор главы – Н.С. Ковалевская). – М.: ФРПК, 2010. С. 82.

Лебединов А.П. О продолжительности срока исковой давности при страховании профессиональной ответственности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2010. №3. СПС «Консультант Плюс».

Аналогичное мнение высказывалось Е.В. Дмитриевой, Е.Ю. Масловой2.

Вместе с тем, в литературе также высказывалась и точка зрения о договорном характере ответственности нотариуса.

Так, С.В. Дедиков указывает: «учитывая, что частный нотариус заключает с клиентом устный договор об оказании нотариальных услуг, то здесь, несомненно, речь идет о страховании договорной ответственности»3.

По мнению Жана-Люка Обера, отношения заказчик-нотариус имеет договорный аспект по нескольким причинам: клиент имеет возможность выбора того или иного нотариуса; «нотариус привлекается в качестве должностного лица, наделенного полномочиями удостоверять юридические факты… стороны по сути вступают с ним в договор, состоящий в должном исполнении им его обязанностей»; нотариус исполняет свои обязанности после того, как его клиент обратился к нему с просьбой о его посредничестве4.

По нашему мнению, ответственность нотариуса за причинение вреда при совершении нотариальных действий не является ни договорной, поскольку договор действительно не заключается, ни деликтной, поскольку ответственность наступает за ненадлежащее исполнение существующего между сторонами обязательства.

Кроме того, деятельность нотариуса не ограничивается только совершением нотариальных действий.

Речь идет о таких полномочиях нотариуса, которые связаны с совершением нотариальных действий, но нотариальными не являются (вспомогательные, сервисные услуги). В частности, к ним относятся оказание

Дмитриева Е.В. Взаимное страхование профессиональной ответственности нотариусов. Монография. – М.:

АП «Наука и образование, 2011. С. 27.

Маслова Е.Ю. Правовые основы обязательного страхования гражданско-правовой ответственности в Российской Федерации. Дис… канд. юрид. наук. – М., 2006. С. 117.

Дедиков С.В. Основные проблемы страхования ответственности по договору // Цивилист. 2010. N 1 // СПС КонсультантПлюс.

Обер Ж.Л. Гражданско-правовая ответственность нотариусов. – М.: Фонд развития правовой культуры,

2007. С. 30, 32.

услуг правового и технического характера (составление проектов сделок, заявлений и других документов, изготовление копий документов и выписок из них и т.д.).

Конституционный суд РФ в Определении от 01.03.2011 N 272-О-О 1 указал, что услуги правового и технического характера являются дополнительными и предоставляются нотариусами гражданам и юридическим лицам исключительно при наличии их согласия и вне рамок нотариальных действий.

Министерство финансов РФ в письме от 19 января 2012 года №03-05указало, что за составление проектов сделок, доверенностей, заявлений, завещаний и других документов, за выполнение технической работы по изготовлению нотариальных документов НК РФ не предусмотрено уплаты государственной пошлины. За выполнение вышеперечисленных действий, определенных ст. 15 Основ о нотариате, как за оказание услуг правового и технического характера, взимается плата с учетом себестоимости затрат на составление данных документов.

При рассмотрении данного вопроса интересным представляется дело №А40-49279/133, рассмотренное Арбитражным судом города Москвы.

Федеральной антимонопольной службой РФ приказом от 16 апреля 2013 года была инициирована проверка соблюдения НО «Московская городская нотариальная палата» (далее – Нотариальная палата) требований антимонопольного законодательства при оказании услуг правового и технического характера, а именно, при установлении тарифов на работы правового и технического характера.

По мнению Федеральной антимонопольной службы, данные услуги не являются публичными функциями и не осуществляются от имени Российской Федерации, в связи с чем, являются предпринимательской деятельностью.

Нотариальный вестник, N 5, 2011.

Документ опубликован не был // СПС КонсультантПлюс.

Судебные акты опубликованы не были // СПС КонсультантПлюс.

По мнению Нотариальной палаты, услуги правового и технического характера не носят гражданско-правового характера и деятельность по их оказанию не является предпринимательской, так как эти услуги оказываются в связи с нотариальным действием и не могут быть оказаны отдельно. Закон исключает возможность осуществления нотариальной деятельности на основе принципов свободы конкуренции, свободы предпринимательства.

Полагая приказ о проведении внеплановой выездной проверки незаконным, Нотариальная палата обратилась с иском в суд о признании его недействительным.

Арбитражный суд города Москвы в решении от 22 июля 2013 года указал, что нотариусы не вступают в договорные, гражданско-правовые отношения и обязательства с лицами, в отношении которых совершают нотариальные действия и которые оплачивают тариф и правовую и техническую работу, а к деятельности нотариусов не применяются положения ст. 779 ГК РФ (о договорах возмездного оказания услуг), поскольку взимаемые нотариусами платежи по своей природе не являются стоимостью гражданско-правовой услуги (ценой договора). Результаты совершения нотариального действия не могут потребляться в процессе его совершения, поскольку правовые последствия, связанные с нотариальной деятельностью, наступают после его совершения. Результатом нотариальных действий являются юридические последствия, возникающие в силу оформленного нотариального акта после совершения нотариального действия.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции было оставлено в силе.

Федеральным арбитражным судом Московского округа Постановлением от 6 февраля 2014 года судебные акты по делу отменены, производство по делу прекращено. По мнению суда кассационной инстанции, оспариваемый приказ не может быть предметом судебного обжалования, поскольку сам по себе не влечет негативных последствий для Нотариальной палаты.

Нельзя не сказать, что определенную точку в данном споре поставил законодатель, приняв Федеральный закон №379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым внесены изменения в Основы законодательства о нотариате. Данный закон прямо предусматривает, что вопросы оплаты за совершение нотариальных действии и других услуг (выделено мной – А.Н.), оказываемых нотариусом, не являются предметом регулирования антимонопольного законодательства.

В доктрине вопрос о возможности страхования ответственности нотариуса за причинение вреда при оказании услуг технического и правового характера является дискуссионным.

Так, по мнению М.С. Шварца, поскольку причинение вреда в результате оказания услуг правового и технического характера не входит в перечень страхуемых рисков, современное регулирование вопроса об ответственности нотариуса не охватывает причинение вреда в таких случаях, соответственно, на него не распространяются гарантии, предоставляемые обязательным страхованием1.

Действительно, формальное толкование положений статей 16 - 18 Основ законодательства о нотариате позволяет сделать подобный вывод.

Согласно пункту 3 статей 18 Основ страховым случаем по договору страхования гражданской ответственности нотариуса является установленный вступившим в законную силу решением суда или признанный страховщиком факт причинения имущественного вреда гражданину или юридическому лицу действиями (бездействием) нотариуса, занимающегося частной практикой, в результате совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации, либо неправомерного отказа в совершении нотариального действия, Страхование профессиональной ответственности нотариуса. Отчет о научно-исследовательской работе, выполненной Институтом нотариата юридического факультета СПбГУ по заказу Федеральной нотариальной палаты РФ (автор главы – М.С. Шварц). – М.: ФРПК, 2010. С. 48.

подтвержденного постановлением нотариуса, а также разглашения сведений о совершенном нотариальном действии.

Подобное ограничение страхового покрытия, на наш взгляд, не отвечает целям страхования ответственности нотариуса.

Отметим, что 2 декабря 2013 года в Государственную Думу РФ был внесен проект Федерального закона №398234-6 «О нотариате и нотариальной деятельности» (Проект закона о нотариате)1, кардинально меняющий систему страхования ответственности нотариуса.

Новая редакция статьи 16 Проекта закона о нотариате не содержит более ограничений ответственности нотариуса. Предусмотрено, что причиненный при осуществлении нотариальной деятельности вред личности гражданина, а также имуществу гражданина или юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме нотариусом, чьими действиями или бездействием такой вред причинен.

По нашему мнению, оказание нотариусом услуг правового и технического характера является, по своей правовой природе, возмездным оказанием услуг; ответственность нотариуса при оказании данной услуги также может быть застрахована.

В целом страхование ответственности нотариуса по своей природе также не относится ни к страхованию ответственности за нарушение договора, ни к страхованию деликтной ответственности.

Страхование ответственности лиц, входящих в состав органов управления юридического лица.

Согласно положениям действующей статьи 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации / http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=398234-6&02. Законопроект находится на рассмотрении в первом чтении. Дата обращения – 21.12.2013 г.

неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

В соответствии со статьей 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) 1 и статьей 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО)2 члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Согласно пункту 2 статьи 25 Федерального закона от 14.11.2002 N 161ФЗ (в ред. от 02.07.2013) «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» руководитель унитарного предприятия несет в установленном законом порядке ответственность за убытки, причиненные унитарному предприятию его виновными действиями (бездействием), в том числе в случае утраты имущества унитарного предприятия.

Законодатель не относит указанных лиц к субъектам профессиональной деятельности, вместе с тем, такие предложения высказывались в доктрине4.

Вопрос о природе ответственности лиц, исполняющих обязанности единоличного 5 и коллегиального исполнительных органов, членов совета Собрание законодательства РФ, 1998, N 7, ст. 785.

Собрание законодательства РФ, 1996, N 1, ст. 1.

Собрание законодательства РФ, 2002, N 48, ст. 4746.

4 Например, по мнению Е.В. Филипповой деятельность членов совета директоров является профессиональной. См.: Филиппова Елена Владимировна. Гражданско-правовая ответственность членов совета директоров акционерного общества: Дис.... кандидата юридических наук : 12.00.03 / Москва, 2014. – С. 9.

Для целей настоящей статьи термины «руководитель» и «лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа» будут использоваться как синонимичные.

директоров (наблюдательного совета) перед обществом является дискуссионным в доктрине гражданского права.

К договорной ответственность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, относят по двум причинам.

По мнению одних ученых, ответственность указанных лиц перед обществом носит договорный характер, поскольку основана на нарушении трудового договора, заключенного с обществом1.

С.В. Дедиков указывает: «В случае причинения убытков обществу единоличный исполнительный орган и члены коллегиального исполнительного органа несут договорную ответственность перед своей организацией, поскольку их связывает трудовой контракт (договор)» 2.

Аналогичная точка зрения высказана Г.Л. Рубеко3.

С подобной позицией, по нашему мнению, согласиться нельзя.

Руководитель организации имеет двойственный статус в обществе.

С одной стороны, руководитель является работником общества, которого связывают с обществом трудовые отношения, регулируемые трудовым договором. За нарушение трудовых обязанностей он несет ответственность, предусмотренную трудовым законодательством: полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации (статья 277 Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ4). В этой связи, безусловно, справедливо А.Ф. Нуртдинова и Л.А. Чиканова отмечали, что руководитель организации, как и всякий другой работник, обязан осуществлять работу по определенной Широков А.В. Правовые вопросы страхования ответственности директоров и иных должностных лиц // Предпринимательское право, 2007, №4 // СПС КонсультантПлюс.

Дедиков С.В. Страхование ответственности руководителей юридических лиц // Юридическая работа в кредитной организации, 2012 №2 // СПС КонсультантПлюс.

Рубеко Г.Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. М.: Статут, 2007. // СПС КонсультантПлюс.

Собрание законодательства РФ,2002, N 1 (ч. 1), ст. 3.

должности, то есть выполнять определенную трудовую функцию, а не передавать работодателю конечный результат своего труда1.

В то же время руководитель исполняет обязанности единоличного исполнительного органа, то есть, является органом управления юридического лица. Единоличный исполнительный орган без доверенности действует от имени общества, самостоятельно совершает определенные сделки.

Данные отношения регулируются корпоративным, но не трудовым законодательством, на что прямо указано в пункте 3 статьи 69 Закона об АО:

на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Трудового кодекса РФ.

Приоритет в применении норм гражданского права перед нормами трудового к отношениям, возникающим между акционерным обществом и физическим лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа, был отмечен Конституционным судом Российской Федерации2.

Данный подход является преобладающим и в доктрине гражданского права.

Можно согласиться с А.А. Маковской, которая пишет «об отношениях, складывающихся между обществом и лицами, выполняющими функции его органов или входящими в его органы при осуществлении этих функций, как об отношениях корпоративных, отличных от отношений между

Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. Соотношение трудового и нового гражданского законодательства. В кн.:

Новый гражданский кодекса России и отраслевое законодательство. М., 1995. С. 14.

Постановление Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан» // Собрание законодательства РФ, 2005, N 13, ст. 1209.

работодателем и наемными работниками и являющихся по своей природе отношениями гражданско-правовыми»1.

П.В. Степанов замечает, что отношения между юридическим лицом и гражданином, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, с одной стороны, являются трудовыми, а с другой – внутрикорпоративными, что определяет специфику его трудовых отношений2.

А.В. Богданов указывает, что «права и обязанности по осуществлению функций руководства текущей деятельностью общества (абз. 2 ч. 3 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах») не могут быть включены в предмет трудового договора. Это гражданско-правовые полномочия, не относящиеся к сфере регулирования трудового права и не могущие быть охарактеризованы как особая трудовая функция»3.

По мнению Т.Ю. Коршуновой, в настоящее время не существует ни конкуренции, ни коллизии норм трудового и гражданского права: каждая отрасль законодательства регулирует отношения, входящие в ее предмет4.

По нашему мнению, наличие трудового договора между руководителем организации и обществом само по себе не свидетельствует о договорном характере ответственности за нарушение установленной корпоративным законодательством обязанности действовать добросовестно и разумно в интересах представляемого им юридического лица.

Что касается членов совета директоров (наблюдательного совета), то трудовое законодательство в силу статьи 11 Трудового кодекса РФ на них не распространяется. Их ответственность носит гражданско-правовой характер.

Маковская А.А. Основание и размер ответственности руководителей акционерного общества за причиненные обществу убытки // Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / отв. ред. М.А.

Рожкова. М.: Статут, 2006. // СПС КонсультантПлюс.

Степанов П.В. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002, №12. С. 93.

Богданов А.С. Юридическая конструкция договора между акционерным лицом и лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа // Вестник Пермского университета.

http://www.jurvestnik.psu.ru/ru/vipusk2122011/122-2011-2-11.html. Дата обращения - 09.11.2013 года.

. Коршунова Т.Ю. Единоличный исполнительный орган юридического лица: проблемы правового статуса»

В кн.: Новое в гражданском законодательстве: баланс публичных и частных интересов: материалы для VII Ежегодных научных чтений памяти профессора С.Н. Братуся – М. ИЗиСП. 2012, С. 146.

По мнению других ученых, ответственность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, носит договорный характер, поскольку основана на нарушении договора на осуществление корпоративных функций. При этом сам этот гражданско-правовой договор понимается по-разному.

Н.В. Козлова считает, что по своей правовой природе договор с руководителем или иным субъектом, выполняющим функции юридического лица и связанным с ним трудовыми отношениями, надлежит квалифицировать как особый договор (sui generis)1.

И.Л. Иванов отмечает, что ответственность лиц, участвующих в управлении акционерным обществом, «можно считать договорной, поскольку правовое отношение, из которого она возникает, действительно базируется на договоре, и, говоря конкретнее, связано с его нарушением… Имеется в виду, конечно, не формальное заключение договора, а состоявшееся в установленном порядке назначение лица на должность или наделение его соответствующими полномочиями компетентным органом общества, с одной стороны, и согласие на это назначаемого лица, в том числе выраженное путем реального начала исполнения функций, с другой стороны.

Уже сами названные факты свидетельствуют о возникновении обязательственного отношения между управляющим и обществом вне зависимости от соблюдения надлежащей формы договора»2.

Е.Н. Бычкова указывает, что меры ответственности, установленные ст. 71 Закона об АО, применяются в случае заключения межотраслевого договора, объединяющего положения двух отраслей права – гражданского и трудового. Гражданско-правовой договор может быть заключен по модели Козлова Н.В. Гражданско-правовой статус органов юридического лица // Хозяйство и право. 2004. №8. С.

47-48.

Отметим, что под «управляющим» И.Л. Иванов понимает членов совета директоров (наблюдательного совета), членов коллегиального исполнительного органа, лицо, занимающее должность единоличного исполнительного лица, а также управляющую организацию или управляющего. Иванов И.Л. Гражданскоправовая ответственность лиц, участвующих в управлении акционерным обществом, в праве России и Германии. Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 1999. С. 8, 177.

договора доверительного управления имуществом, возмездного оказания услуг, агентского договора по типу поручения1.

Также нельзя не отметить позицию Е.В. Тычинской, которая исходит из единства правового статуса лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, вне зависимости от того, кем конкретно они реализуются (коммерческой организацией - управляющей компанией, индивидуальным предпринимателем - управляющим или физическим лицом – генеральным директором). В этой связи Е.В. Тычинская предлагает квалифицировать отношения лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа, с обществом как отношения по договору о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, в силу которого одна сторона (генеральный директор либо управляющая организация) обязуется оказывать другой стороне (обществу) услуги по осуществлению функций единоличного исполнительного органа данного общества, а общество обязуется оплачивать их2.

По нашему мнению, договорной ответственность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица (кроме управляющего и управляющей компании), не является. С членами совета директоров гражданско-правовой договор, как правило, не заключаются, свои полномочия они осуществляют на основании решения общего собрания акционеров (участников). С руководителем, как правило, заключается только трудовой договор, который гражданско-правовые отношения сторон не регулирует.

Поскольку формально договор на осуществление корпоративных функций с лицами, входящими в состав органов управления юридического лица, не заключается, некоторыми авторами делается вывод о деликтном Бычкова Е.Н. Договорная ответственность исполнительных органов акционерного общества. Дис. … канд.

юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000. С.157, 164, 173.

Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества / под ред. Л.Ю. Михеевой. М.: Статут, 2012. // СПС КонсультантПлюс.

характере их ответственности (В.И. Добровольский, 1, А.Е. Молотников 2, Е.В. Орлова3, Е.В. Филиппова4).

С данным выводом, по нашему мнению, также согласиться нельзя.

Как в случае с арбитражным управляющим, между лицами, входящими в состав органов управления, и обществом до момента причинения последнему убытков уже существуют обязательственные правоотношения.

Следствием нарушения этих обязанностей является возникновение ответственности у лиц, участвующих в управлении юридическим лицом.

К таким обязанностям, в частности, относится уже упоминавшаяся обязанность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, действовать в интересах представляемого юридического лица добросовестно и разумно. Разумность и добросовестность должны присутствовать при осуществлении обязанности по выбору и контролю за действиями (бездействиями) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работникам юридического лица, а также надлежащей системы управления юридическим лицом5.

Итак, ответственность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, не относится ни к договорной, ни к деликтной. Она не основана на договоре, поскольку таковой не заключается, и не является следствием причинения вреда.

Исследование положений о страховании ответственности арбитражного управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, а также оснований их ответственности Добровольский В.И. Вопросы страхования ответственности руководителей компаний в России (Directors and Officers Liability Insurance (D&O) // СПС КонсультантПлюс.

Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2005. С.

163.

Орлова Е.В. Страхование гражданской ответственности директоров: налоговые последствия // Российский налоговый курьер. 2011. N 12. // СПС КонсультантПлюс.

4 Филиппова Елена Владимировна. Гражданско-правовая ответственность членов совета директоров акционерного общества: Дис.... кандидата юридических наук : 12.00.03 / Москва, 2014. – С. 95.

Пункт 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» №62 от 30.07.2013 года // Размещено на официальном сайте Высшего арбитражного суда РФ 20.08.2013 г. [Электронный ресурс]. URL: www.arbitr.ru.

позволяет сделать вывод о том, что такое страхование не относится ни к страхованию договорной, ни к страхованию деликтной ответственности.

По нашему мнению, возможны три пути решения поставленной проблемы: а) признание наличия в рассматриваемых случаях договора sui generis и осуществление страхования по правилам о договорной ответственности; б) расширение смысла понятия «договорной ответственности» путем включения в нее не только договорных, но и иных обязательств и приравнивание к ней ответственности из иных правомерных оснований в) выделение страхование внедоговорной ответственности в самостоятельный подвид страхования гражданской ответственности.

А) Безусловно, не лишены смысла представленные в настоящей главе подходы авторов, настаивающих на существовании гражданско-правового договора при исполнении обязанностей арбитражным управляющим, нотариусом и лицами, входящими в состав органов управления юридического лица.

Ведь началу осуществления вышеуказанными субъектами своих функций предшествует сложный юридический состав действий, оформляющих назначение такого лица на должность, наделение его полномочиями и определение его обязанностей.

Полномочия арбитражного управляющего устанавливаются определением арбитражного суда.

Полномочия лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, устанавливаются решением общего собрания акционеров (участников) общества.

Страховая практика показывает, что ответственность арбитражного управляющего и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, страхуется по правилам о страховании деликтной ответственности.

Подобное, по нашему мнению, недопустимо.

В этой связи, признание в данном случае договора «особого рода»

могло бы стать в каком-то смысле решением проблемы.

При признании рассматриваемых отношений договором sui generis, ответственность указанных субъектов профессиональной деятельности следует квалифицировать как договорную и страховать ее по правилам о страховании ответственности за нарушение договора в порядке, установленном статьей 932 ГК РФ, если возможность такого страхования предусмотрена законом.

Возможность (более того, обязанность) страхования ответственности арбитражного управляющего, как уже отмечалось, прямо предусмотрена Законом о банкротстве.

Возможность страхования ответственности лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, действующим законодательством не предусмотрена. Однако отметим, что в настоящее время Государственной Думой РФ во втором чтении рассматривается законопроект №394587-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ» 1, который прямо предусматривает возможность страхования ответственности членов органов управления юридического лица. В частности, предлагается дополнить Закон об ООО статьей 44.3 и Закон об АО статьей 71.4 следующего содержания: «общество вправе заключить договор имущественного страхования ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, занимающего должность единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), и членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) (далее - договор страхования), по которому может быть застрахован риск ответственности указанных лиц по обязательствам, возникающим вследствие причинения убытков обществу, его акционерам, владельцам иных эмиссионных ценных Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации / http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=394587-5&02. Законопроект находится на рассмотрении в первом чтении. Дата обращения – 21.04.2014 г.

бумаг общества и (или) иным лицам в результате их неосторожных действий (бездействия)»1.

Б) Расширение смысла понятия «договорной ответственности» путем включения в нее не только ответственности за нарушение договорных, но и иных внедоговорных обязательств.

В доктрине гражданского права такие попытки неоднократно предпринимались.

Так, О.А. Красавчиковым указывалось на условность термина «договорная» ответственность «в связи с тем, что рассматриваемая ответственность наступает не только по обязательствам, возникшим из договора, но и из других правомерных действий»2.

В «Общем учении о деликтных обязательствах в советском гражданском праве» В.Т. Смирнов и А.А. Собчак отмечали: «вред может явиться результатом неисполнения или ненадлежащего исполнения уже существующего между сторонами обязательства, возникшего из договора, административного акта и т.п… Правонарушению… обязательно должно предшествовать установление договорных или иных приравненных к ним правоотношений, опосредующих нормальную хозяйственную или иную деятельность их участников»3.

По мнению В.И. Зоидзе, обязательства, возникающие из административного акта, по своей целевой установке приближаются к договорной ответственности4.

На схожий характер договорных и внедоговорных обязательств указывает Е.А. Суханов. По его мнению, попытка отнесения иных «недоговорных» обязательств к внедоговорной ответственности неудачна, Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации / http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=394587-5&02. Дата последнего обращения – 28 октября 2013 года.

Советское гражданское право. /Под ред О.А. Красавчикова. М. «Высшая школа» 1985 г. Изд. 3.С. 508.

Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л.,

1983. С. 9, 100.

Зоидзе В.И. Соотношение договорной и внедоговорной (деликтной) ответственности в советском гражданском праве: дис. … канд. юрид. наук. – Тбилиси, 1980. – С. 30-31.

поскольку, с одной стороны, «искусственно разделяются однородные по сути обязательства из различных сделок (действий)», а с другой – «объединяются в одну группу обязательства из правомерных действий (сделок) и из правонарушений»1.

Указанное расширенное толкование позволит страховать ответственность за нарушение обязательств, в частности, ответственность арбитражного управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, по правилам о страховании ответственности по договору в соответствии со статьей 932 ГК РФ.

В) Более методологически верным представляется не «искусственное»

применение норм о договорной ответственности к внедоговорным обязательствам, а изменение системы страхования гражданской ответственности путем выделения самостоятельного подвида страхования страхования ответственности за нарушение внедоговорных обязательств.

По мнению В.Л. Слесарева, не являются в строгом смысле слова договорными убытки, возникшие из неисполнения обязательств, вытекающих из административного акта, односторонних сделок2.

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда» указывалось, что правила ст. 88-95 Основ гражданского законодательства не распространяются на случаи возмещения вреда, причиненного вследствие неисполнения обязательства, принятого на себя ответчиком по договору или возникшего у него из других оснований, предусмотренных законом. В этих случаях ответственности за вред должна определяться или в соответствии с условиями заключенного между сторонами договора или же по правилам закона, который регулирует данное правоотношение3.

В.И. Синайский обязательства, вытекающие из закона, выделял в самостоятельный вид обязательств. Он указывал, что закон лежит в основе Российское гражданское право: Учебник: в 2 т. Т. II / Отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: Статут, 2010. С. 43.

Слесарев В.Л. Объект и результат гражданского правонарушения. – М.: Экон-Информ, 2010. С. 100.

СПС КонсультантПлюс.

всякого обязательства, возникает ли оно из юридической сделки или правонарушения. Тем не менее, можно различать закон, как источник обязательства, действующий посредственно и непосредственно.

Посредственно - когда для возникновения обязательства необходимы юридические действия (юридическая сделка, правонарушение) и непосредственно - когда таких действий не надо. В последнем случае закон может быть назван непосредственным источником возникновения обязательств (например, обязанность мужа содержать жену, обязанности родителей и детей содержать друг друга, обязанность вознаградить за временное принудительное занятие недвижимых имуществ)1.

Как уже отмечалось, многими авторами ответственность арбитражного управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, относится к внедоговорной ответственности (отличной от деликтной ответственности), под которой понимается ответственность за нарушение обязательств, возникших из правомерного основания, но не из договора.

Но решением проблемы такой подход не является, поскольку, как уже отмечалось, действующее страховое законодательство не регулирует отношения по страхованию внедоговорной ответственности, а предусматривает только два вида страхования ответственности – страхование договорной и деликтной ответственности.

Таким образом, существует необходимость выделения страхования ответственности за нарушение внедоговорных обязательств в самостоятельный подвид страхования гражданской ответственности.

Формулировка статьи 929 ГК РФ указывает на то, что перечень видов страхования является открытым: «по договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы…».

Синайский В.И. Русское гражданское право. - М.: Статут, 2002. С. 306.

Статья 32.9 Закона об организации страхового дела также содержит открытый перечень видов страхования.

Таким образом, действующее законодательство о страховании позволяет сделать вывод о возможности выделения страхования ответственности за нарушение внедоговорных обязательств в самостоятельный подвид страхования гражданской ответственности.

В пользу данной точки зрения высказывался А.П. Лебединов: «вполне допустимо предложить гипотезу, в соответствии с которой страхование ответственности, не являющейся ответственностью по договору и в то же время возникающей не в связи с причинением непосредственного вреда жизни, здоровью и (или) имуществу, следует относить к некоему самостоятельному виду страхования ответственности, который должен подчиняться только общим нормам гл. 48 ГК РФ, применяемым к договорам имущественного страхования»1.

Мы согласны с автором. По нашему мнению, отношения по страхованию внедоговорной ответственности не могут регулироваться ни нормами о страховании договорной, ни нормами о страховании деликтной ответственности в силу описанных выше особенностей данного вида страхования.

Это потребует внесения соответствующих изменений в действующее законодательство о страховании, но вместе с тем поможет избежать споров о виде страхуемой ответственности, которые существуют сейчас в отношении многих видов страхования ответственности, в частности, арбитражного управляющего и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица.

Таким образом, предлагается дополнить существующую систему подвидов страхования гражданской ответственности:

страхование ответственности за причинение вреда, Лебединов А.П. О продолжительности строка исковой давности при страховании профответственности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2010. №3 // СПС «Консультант Плюс».

страхование ответственности по договору, страхование ответственности за нарушение внедоговорных обязательств.

–  –  –

Под страхованием ответственности за нарушение внедоговорного обязательства предлагается понимать отношения по защите интересов страхователя, выступающего стороной по гражданско-правовому обязательству, возникшему из иного правомерного основания, нежели договор, при наступлении его ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Рассмотрев особенности страхования профессиональной договорной, деликтной и внедоговорной ответственности приходим к выводу о том, что страхование профессиональной ответственности самостоятельным видом страхования не является.

Страхование профессиональной ответственности и ответственности по договору, если изображать их соотношение кругами Эйлера, в некоторой части пересекаются, но имеют и самостоятельное содержание.

Виды страхования по основанию возникновения ответственности

–  –  –

Виды страхования по субъектному признаку Так, если речь идет о страховании ответственности субъекта профессиональной деятельности, то его ответственность может быть договорной или внедоговорной (деликтной или иной внедоговорной). В этом случае страхование договорной ответственности является подвидом страхования профессиональной ответственности.

В то же время, страхование договорной ответственности возможно как профессионалов, так и непрофессионалов, и в этом смысле страхование договорной ответственности шире, чем страхование профессиональной ответственности.

§3. Особенности отдельных видов страхования договорной ответственности субъектов профессиональной деятельности Во исполнение требований п. 1 ст. 932 ГК РФ законодатель, как правило, просто констатирует, что ответственность по тому или иному договору может быть застрахована.

Вместе с тем, в определенных случаях законодатель подробным образом регулирует страхование ответственности по конкретному договору / конкретного субъекта профессиональной деятельности. Рассмотрим их особенности.

Страхование ответственности аудитора.

В соответствии с п. 4.1 Закона об аудиторской деятельности при проведении аудита аудиторская организация, индивидуальный аудитор вправе страховать ответственность за нарушение договора оказания аудиторских услуг и (или) ответственность за причинение вреда имуществу других лиц в результате осуществления аудиторской деятельности.

Отметим, что Федеральный закон от 07.08.2001 г. №119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» в статье 13 предусматривал обязательное страхование аудиторской организацией риска ответственности за нарушение договора при проведении обязательного аудита (игнорируя, при этом, добровольный аудит и сопутствующие услуги, которые вправе оказывать аудиторы, такие как ведение бухгалтерского учета, бухгалтерское и налоговое консультирование и т.д.).

Действующий Закон об аудиторской деятельности 2008 года предусмотрел вместо обязательного страхования гражданской ответственности аудитора участие в саморегулируемой организации. Таким образом, в настоящее время страхование ответственности аудитора является добровольным.

Собрание законодательства РФ, 2001, N 33 (часть I), ст. 3422.

Страхователем при страховании ответственности по договору оказания аудиторских услуг является аудиторская организация или индивидуальный аудитор.

Аудиторской организацией признается коммерческая организация, являющаяся членом одной из саморегулируемых организаций аудиторов (статья 3 Закона об аудиторской деятельности). Индивидуальным аудитором является физическое лицо, получившее квалификационный аттестат аудитора, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, и являющееся членом одной из саморегулируемых организаций (пункт 6 статьи 1, статья 4 Закона об аудиторской деятельности).

Отметим, что Закон об аудиторской организации позволяет наряду со страхованием договорной ответственности перед заказчиком также страховать ответственность за причинение вреда имуществу других лиц в результате осуществления аудиторской деятельности. Такое страхование является страхованием деликтной ответственности.

Таким образом, в случае одновременного страхования ответственности аудиторской организации или аудитора перед заказчиком за нарушение договора и перед третьими лицами за причинение вреда, такое страхование следует признать комплексным.

Страхование ответственности оценщика.

В соответствии со статьей 10 Закона об оценочной деятельности страхование гражданской ответственности оценщика является обязательным.

Также, как и при страховании ответственности аудитора, страхование ответственности оценщика является комплексным: страхование имущественных интересов, связанных с ответственностью оценщика перед заказчиком является страхованием ответственности по договору в соответствии со статьей 932 ГК РФ; страхование имущественных интересов, связанных с ответственностью оценщика перед третьими лицами является страхованием деликтной ответственности в соответствии со статьей 931 ГК РФ.

Страхователем при страховании ответственности оценщика по договору является оценщик, то есть физическое лицо, являющееся членом одной из саморегулируемых организаций оценщиков и застраховавшее свою ответственность.

Отметим, что несмотря на то, что оценщик может осуществлять оценочную деятельность самостоятельно, занимаясь частной практикой, или на основании трудового договора между оценщиком и юридическим лицом, обязанность по страхованию ответственности в любом случае лежит именно на оценщике, то есть на физическом лице, а не на юридическом лице, с которым у него заключен трудовой договор (ст. 24.7 Закона).

Именно поэтому даже если договор на проведение оценки заключается юридическим лицом, в нем обязательно указываются сведения об оценщике или оценщиках, которые будут проводить оценку (пункт 3 статьи 10 Закона об оценочной деятельности).

В то же время, нельзя не обратить внимание на некорректность положений Закона об оценочной деятельности, устанавливающих ответственность оценщика в случае, если договор на проведение такой оценки заключен юридическим лицом.

Согласно статье 24.6 Закона об оценочной деятельности убытки, причиненные заказчику, заключившему договор на проведение оценки, подлежат возмещению в полном объеме за счет имущества оценщика или оценщиков, причинивших своими действиями (бездействием) убытки или за счет имущества юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор.

Таким образом, получается парадоксальная ситуация: договор на проведении оценки заключается юридическим лицом, однако, все обязательства по этому договору исполняются не им, а оценщиком физическим лицом; отчет об оценке подписывается оценщиком – физическим лицом; ответственность за причинение ненадлежащим исполнением договора убытков несет оценщик – физическое лицо (и лишь в случае принятия на себя дополнительного обязательства – ответственность несет оценщик наряду с юридически лицом).

Безусловно, принятие на себя обязательства и отсутствие ответственности за его неисполнение не отвечает требованиям действующего законодательства.

В этой связи некорректным представляется положение пункта 2 статьи

24.6 Закона об оценочной деятельности, устанавливающее возможность юридического лица, заключившего договор на проведение оценки, принять на себя обязательства по дополнительному обеспечению обязанности оценщика возместить убытки, причиненные заказчику.

В силу статьи 402 ГК РФ работодатель всегда отвечает за действия своих работников, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

В этой связи рациональным представляются предложения, высказанные, в частности, С.В. Дедиковым, А.П. Лебединовым, А. Курбатовым, о необходимости возложения ответственности за причинение убытков на само юридическое лицо, если оно заключило договор на проведение оценки.

Страхование ответственности адвоката.

В соответствии со ст. 7, ст. 19 Закона об адвокатуре адвокат обязан осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

Напомним, что данная норма вступила в силу с 1 января 2007 года.

Однако спустя почти год, 3 декабря 2007 года Федеральным № 320-ФЗ «О внесении изменения в статью 7 Федерального закона «Об адвокатской Дедиков С.В. Обязательное страхование ответственности оценщиков: правовые аспекты // Юридическая и правовая работа в страховании. 2012. N 2 // СПС КонсультантПлюс.

Лебединов А.П. Несколько проблемных вопросов по страхованию ответственности оценщиков // «Юридическая и правовая работа в страховании», 2008, N 1 // СПС КонсультантПлюс.

Курбатов А. Ответственность оценщиков, работающих по трудовому договору, как воплощение юридического абсурда // Корпоративный юрист. 2010. N 9 // СПС КонсультантПлюс.

деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» 1 действие данного положения закона было приостановлено до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов.

По свидетельству Р.Г. Мельниченко закон, обязывающий адвокатов страховать профессиональную ответственность, формально вступил в силу, но на практике не исполнялся, поскольку разумное исполнение его требований было невозможно2.

Отметим, что закон, регулирующий вопросы страхования профессиональной ответственности адвокатов, в настоящее время не принят.

При этом в силу пункта 3 статьи 45 Закона об адвокатуре до вступления в силу подпункта 6 пункта 1 статьи 7 адвокат вправе осуществлять добровольное страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности.

Таким образом, в настоящее время страхование ответственности адвоката допускается законом и является добровольным.

Страхователем при страховании ответственности по договору об оказании юридической помощи является адвокат, т.е. лицо, получившее в установленном порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность (статья 2 Закона об адвокатской деятельности).

Поскольку юридическую помощь адвокат осуществляет на основании заключаемого с доверителем соглашения, ответственность адвоката является договорной, что указывается многими авторами3.

Однако некоторыми авторами отмечается, что ответственность адвоката не во всех случаях оказания юридической помощи является договорной.

Собрание законодательства РФ, 2007, N 50, ст. 6233.

Мельниченко Р.Г. Правовое регулирование института профессиональной ответственности адвокатов в Российской Федерации: монография. – М.: Юрлитинформ, 2010. С. 116-117.

Михайлова А.С. Гражданско-правовое регулирование страхования профессиональной ответственности адвокатов по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. – Москва, 2011. С. 31.

Карпова Т.М. Ответственность адвоката - юридическая ответственность специального субъекта // Адвокатская практика. 2011. N 1 // СПС КонсультантПлюс.

Дискуссионным является вопрос о природе ответственности за нарушение адвокатом обязанностей, установленных не соглашением об оказании юридической помощи, а иных обязанностей, установленных Законом об адвокатуре.

Речь идет об обязанностях адвоката, установленных статьей 7 Закона об адвокатуре:

1) честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами;

2) исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законом;

3) постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию;

4) соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции;

5) ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации (далее - собрание (конференция) адвокатов), а также отчислять средства на содержание соответствующего адвокатского кабинета, соответствующей коллегии адвокатов или соответствующего адвокатского бюро в порядке и в размерах, которые установлены адвокатским образованием;

6) осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности.

В силу пункта 2 статьи 7 Закона об адвокатуре ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом об адвокатуре.

По мнению И.С. Токмакова, «под действие страхования риска профессиональной ответственности адвоката подпадает нарушение не только соглашения с доверителем, но и иных обязанностей, предусмотренных действующим законодательством для данного вида обязательств»1.

В литературе также высказывались и противоположные мнения.

Так, Г.К. Шаров отмечает: «при оказании любой юридической помощи адвокат несет профессиональную имущественную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей»2.

Г.К. Акишева различает две конструкции, избранные законодателем в отношении адвоката. Первой такой конструкцией является страхование риска профессиональной имущественной ответственности адвоката, предусмотренной подп. 6 п. 1 статьи 7, п. 3 статьи 45, подп. 3 п. 7 статьи 25 Закона. «Это свидетельствует, - указывает автор, - об избрании законодателем модели страхования профессиональной ответственности, что тождественно страхованию профессиональной деятельности адвоката, когда речь идет о таких факторах как исполнение профессиональных обязанностей страхователем, его квалификационных качествах и т.д. (ст. 931 ГК РФ)».

Другой конструкцией страхования, предусмотренной Законом об адвокатуре, по мнению Г.Р. Акишевой, является страхование риска профессиональной имущественной ответственности адвоката за нарушение заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

Токмаков И.С. Обязательное страхование профессиональной ответственности адвоката: есть ли необходимость? // Адвокатская практика. 2011. N 4. // СПС КонсультантПлюс.

Шаров Г.К. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о страховании риска ответственности адвоката // Адвокат, 2004. №12. // СПС КонсультантПлюс.

По мнению автора, такое страхование должно осуществляться по правилам статьи 932 ГК РФ.

По нашему мнению, оба подхода не верны.

С одной стороны, действительно, следует согласиться с Г.Р. Акишевой в том, что статья 19 Закона об адвокатуре указывает на страхование ответственности адвоката за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи. В этой связи формально неисполнение иных обязанностей, установленных Законом об адвокатуре, к страховому случаю относиться не должны.

В этом смысле не имеет отношения к нарушению соглашения об оказании юридической помощи с конкретным поверенным неисполнение требований об обязательном участии адвоката по назначению или неисполнение обязанности по отчислению средств на общие нужны адвокатской палаты. Нелогично было бы предположить, что ответственность за неисполнение адвокатом обязанности по страхованию своей ответственности может быть застрахована.

В то же время, есть такие обязанности, как, например, честное, разумное и добросовестное отстаивание прав и законных интересов доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами (подпункт 1 пункта 1 статьи 7 Закона об адвокатуре), нарушение которых является нарушением соглашения об оказании юридической помощи независимо то того, включено ли данное условие в него или нет.

Ответственность за нарушение иных обязанностей, установленных статьей 7 Закона об адвокатуре, обычно в литературе квалифицируется как дисциплинарная 1, а это значит, такой интерес относится к категории противоправных и его страхование в силу статьи 928 ГК РФ не допускается.

Карпова Т.М. Ответственность адвоката - юридическая ответственность специального субъекта // Адвокатская практика. 2011. N 1 // СПС КонсультантПлюс.

Таким образом, можно разделить обязанности адвоката, установленные Законом об адвокатуре, на обязанности перед адвокатской палатой и на обязанности перед своим клиентом. Ответственность за нарушение последних, на наш взгляд, является объектом страховой защиты по страхованию ответственности по договору.

Еще более дискуссионным является вопрос о правовой природе ответственности адвоката, оказывающего юридическую помощь бесплатно или по назначению.

По мнению одних исследователей, ответственность адвоката, оказывающего услуги бесплатно ли по назначению, является деликтной. Так, С.Л. Сотников указывает: «юридическая помощь может оказываться адвокатами как на основании договора, так и в его отсутствии. Таким образом, ответственность адвокатов может быть застрахована как в соответствии со ст. 932 ГК РФ (страхование ответственности за нарушение договора», если адвокат заключает соглашение с клиентом), так и в соответствии со ст. 931 ГК РФ, если адвокат оказывает правовую помощь бесплатно, по назначению или на основании ходатайства представляемого, заявленного в суде»1.

По мнению М.В. Кратенко, «следует различать две внешне сходные ситуации: (1) когда адвокат получает оплату за свои услуги не от лица, которому будет оказываться помощь, а, например, от его близких... - но также в частном порядке и в размере, предусмотренном соглашением...; (2) когда оплата услуг адвоката производится не просто из других источников, но в порядке и в размере, которые предусмотрены Законом». Исходя из этого, автор приходит к выводу, что если «первый способ оплаты...

соответствует признакам гражданского правоотношения, то второй - является характерным для отрасли социального обеспечения»2.

Сотников С.Л. Страхование профессиональной ответственности. Дис. … канд. юрид. наук. Красноярск,

2010. С.56.

Кратенко М.В. Договор об оказании юридической помощи в современном гражданском законодательстве:

Дис.... канд. юрид. наук. Томск, 2005. С. 78 - 79.

Противоположное мнение высказано А.С. Михайловой, которая указывает на недопустимость различного режима ответственности адвоката в зависимости от того, оказывается ли помощь бесплатно или же за гонорар.

«В противном случае, - отмечает автор, придется говорить о неравном положении лиц, которым такие услуги оказываются»1.

Аналогичная точка зрения высказывалась Г.К. Шаровым, которым было отмечено: «Закон об адвокатуре устанавливает, что любую юридическую помощь (включая бесплатную для граждан и помощь по назначению) любому лицу адвокат оказывает на основе гражданскоправовых договоров». Договор на осуществление защиты населению в уголовном судопроизводстве был квалифицирован им как договор в пользу третьего лица, сторонами которого являются адвокат и государство в лице уполномоченных органов и должностных лиц (дознавателя, следователя, прокурора или суда), которые действуют как законные представители государства на основании полномочий, предоставленных им УПК РФ. Это возмездный договор с оплатой по установленным тарифам за счет средств бюджета, заключение которого обязательно для адвоката 2. Аналогичная точка высказывалась Н.А. Бортниковой3.

На необходимость заключения соглашения в случае оказания адвокатом юридической помощи бесплатно или по назначению указывалось также Н.Л. Полуяктовой4, А.Е. Скопцовой5.

Мы согласны с последней изложенной позицией.

Михайлова А.С. Правовой статус выгодоприобретателя по договору страхования профессиональной ответственности адвокатов в Российской Федерации // Гражданское право. 2011. N 2 // СПС КонсультантПлюс.

Шаров Г.К. Ответственность адвокатов за вред, причиненный ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей // Закон, 2007. №12 // СПС КонсультантПлюс. Шаров Г.К. Юридические консультации и бесплатная юридическая помощь // Адвокат. 2004. N 11 // СПС КонсультантПлюс.

Бортникова Н.А. Представительство по назначению суда в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 5 // СПС КонсультантПлюс.

Полуяктова Н.Л. Реализация конституционного права на квалифицированную юридическую помощь как основное содержание деятельности нотариата Российской Федерации: Дис.... канд. юрид. наук. 12.00.02. М.,

2004. С. 25.

Скопцова А.Е. Соглашение об оказании юридической помощи // Адвокатская практика. 2010. N 1 // СПС КонсультантПлюс.

Во-первых, действительно, недопустимо устанавливать различный правовой режим ответственности для сходных отношений, различающихся лишь порядком оплаты вознаграждения адвоката. Пунктом 8 статьи 10 Кодекса профессиональной этики адвоката установлено, что обязанности адвоката при оказании им юридической помощи доверителям бесплатно или по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар1.

Кроме того, нельзя не отметить, что в соответствии с пунктом 1 статьи 25 Закона об адвокатуре адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем без каких-либо исключений.

Оказание бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом от 21.11.2011 года №324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»2. Пункт 6 статьи 18 данного Закона устанавливает, что адвокаты, являющиеся участниками государственной системы бесплатной юридической помощи, оказывают гражданам бесплатную юридическую помощь на основании соглашения, заключаемого в соответствии со статьей 25 Закона об адвокатуре.

Таким образом, договорной является ответственность адвоката, осуществляющего свои обязанности на основании соглашения об оказании юридической помощи как за гонорар, так и по назначению.

Вместе с тем, при осуществлении адвокатом обязанностей по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, договорные отношения между адвокатом и доверителем отсутствуют, в связи с чем, квалифицировать страхование ответственности адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнения обязанностей адвокатом перед "Кодекс профессиональной этики адвоката", принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003.

Собрание законодательства РФ, 2011, N 48, ст. 6725.

доверителем по назначению как страхование ответственности по договору, по нашему мнению, некорректно в силу отсутствия такого договора.

Такое страхование, по нашему мнению, относится к страхованию внедоговорных обязательств, которое было рассмотрено в главе 3 настоящего диссертационного исследования.

Таким образом, страхованием договорной ответственности является страхование ответственности адвоката по соглашению об оказании юридической помощи или по назначению.

Страхование ответственности туроператора.

Закон об основах туристской деятельности регулирует страхование договорной ответственности туроператора различным образом в зависимости от мер ответственности, наступление которых подлежит страхованию.

В силу статей 4.1, 17.4 Закона об основах туристской деятельности риск возникновения ответственности за причинение реального ущерба, возникшего в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, должен быть обеспечен одним из двух способов по выбору туроператора:

страхованием ответственности по договору или предоставлением банковской гарантии.

Риск наступления иных мер ответственности (возмещение упущенной выгоды и (или) морального вреда), возникших в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору, также может быть застрахован по отдельному договору страхования (пункт 22 статьи 17.6 Закона об основах туристской деятельности).

Таким образом, страхование ответственности туроператора во всех случаях является добровольными: в первом случае туроператор вправе помимо страхования ответственности предоставить банковскую гарантию; во втором случае обязанность страхования также не установлена, такое страхование возможно только при желании самого туроператора.

Страхователем по договору страхования ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта является туроператор (пункт 1 статьи 17.6 Закона об основах туристской деятельности).

Туроператором признается юридическое лицо, включенное в реестр субъектов туристской деятельности, которое осуществляет формирование, продвижение и реализацию туристского продукта (пункт 14 статьи 1, пункт 1 статьи 4.1 Закона об основах туристской деятельности).

В соответствии со статьями 10 и 10.1 Закона об основах туристской деятельности, реализация туристского продукта осуществляется туроператором или турагентом от имени туроператора или от своего имени на основании договора, заключаемого в письменной форме с туристом и (или) иным заказчиком.

Соответственно, статьей 9 Закона устанавливается ответственность туроператора перед туристом и (или) иным заказчиком за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта независимо от того, был ли заключен договор самим туроператором или турагентом.

Турагент осуществляет продвижение и реализацию туристского продукта от имени и по поручению туроператора, а в случаях, предусмотренных договором, заключаемым между туроператором и турагентом, - от своего имени.

Таким образом, договор о реализации туристского продукта, заключаемый между туроператором и туреагентом, является договором агентирования, на что справедливо указывается в литературе1.

В силу статьи 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Кускова А.С. Правовой статус турагента // «Адвокат», 2012, №8 // СПС КонсультантПлюс.

Таким образом, агентский договор может заключаться по одной из двух моделей - договора поручения (ст. 1011 и гл. 49 ГК РФ) или договора комиссии (ст. 1011 и гл. 51 ГК РФ).

В зависимости от модели договора агентирования по-разному распределяется ответственность по договору.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала (абзац 3 пункта 1 статьи 1005 ГК РФ).

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки (абзац 2 пункта 1 статьи 1005 ГК РФ).

Таким образом, в случае, если договор о реализации туристского продукта заключается агентом от имени туроператора, ответственность по такому договору несет туроператор, а значит, он вправе страховать свою ответственность по этому договору. Таким образом, страхование ответственности туроператора по заключенному им или турагентом от имени туроператора договору о реализации туристского продукта является страхованием ответственности по договору.

Если договор о реализации туристского продукта заключается агентом от своего имени, туроператор ответственности по такому договору не несет.

И в силу пункта 2 статьи 932 ГК РФ туроператор страховать риск наступления не своей договорной ответственности не вправе под риском ничтожности договора страхования.

Вопрос о правовой природе страхования ответственности туроператора по заключенному турагентом от своего имени договору о реализации туристского продукта является дискуссионным.

По мнению одних ученых, такое страхование является страхованием гражданской ответственности за причинение вреда вследствие недостатков товаров, работ, услуг, установленное подпунктом 19 пункта 1 статьи 32.9 Закона об организации страхового дела1.

Такая точка зрения, безусловно, достаточно рациональна.

Согласно статье 9 Закона об основах туристской деятельности туристский продукт формируется туроператором по его усмотрению исходя из конъюнктуры туристского рынка или по заданию туриста или иного заказчика туристского продукта.

Турагент к формированию туристского продукта отношения не имеет, поскольку его задача – лишь продвижение и реализация туристского продукта.

Поэтому вполне логично установлена ответственность туроператора за сформированный им продукт – а стало быть, за его качество он должен нести ответственность.

По мнению других, в случае реализации туристского продукта турагентом от своего имени, ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение указанного договора возлагается на турагента, а не на туроператора. Так, Л.В. Балашова указывает, что «туроператор, застраховавший свою ответственность в силу ст. 17.1 Закона и не являющийся обязанным лицом по договору реализации туристского продукта турагентом в силу ст. 1005 ГК РФ, не будет являться гарантом защиты интересов пострадавшего туриста от реализации некачественного туристского продукта. Очевиден пробел в законодательстве, не предусмотревшем обязательное страхование риска наступления ответственности туристических агентств»2.

По нашему же мнению, ответственность туроператора по договору о реализации туристского продукта, заключенному агентом от своего имени, является договорной.

Ермакова Т.Г., Дедиков С.В. Договор страхования ответственности туроператоров: гражданско-правовые аспекты // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 11 // СПС КонсультантПлюс.

Балашова Л.В. Проблемы правового регулирования страхования ответственности субъектов туристской деятельности // Юридический мир. 2010. N 6. С. 35 – 37 // СПС КонсультантПлюс.

Действительно, абзацем 2 пункта 1 статьи 1005 ГК РФ установлено, ответственность по договору агентирования, заключенного по модели договора комиссии, несет агент.

Вместе с тем, пунктом 4 этой же статьи установлено, что законом могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского договора.

Таким законом, устанавливающим особенности агентского договора, в частности, Закон об основах туристкой деятельности, и является. Он устанавливает, что независимо от того, кем заключается договор о реализации туристского продукта, ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по нему несет туроператор.

Поэтому нельзя говорить о том, что туроператор страхует чужую ответственность (имеется в виду ответственность турагента). Туроператор в данному случае страхует свою ответственность по договору о реализации туристского продукта.

Таким образом, по нашему мнению, страхование ответственности туроператора по договору о реализации туристского продукта является страхованием ответственности по договору независимо от того, кем такой договор заключен.

Страхование ответственности застройщика.

Страхование застройщиком своей договорной ответственности стало возможным с принятием Федерального закона от 30.12.2012 №294-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»1.

Собрание законодательства РФ, 2012, N 53 (ч. 1), ст. 7619. Отметим, что названный закон - далеко не первая попытка урегулировать отношения по обеспечению финансовой устойчивости застройщика путем введения обязанности страхования его ответственности.

В частности, данный вопрос обсуждался при разработке Градостроительного кодекса РФ, но урегулирован не был (См. Романенкова Н.Д. Страхование ответственности застройщика как мера по защите прав участников долевого строительства // Юриспруденция. 2011 №3. С. 31). Затем данный вопрос поднимался при внесении законопроекта №430756-5 о внесении изменений в ФЗ «О долевом участии в строительстве».

Однако, законопроект был снят с рассмотрения Государственной Дум в связи с отзывом субъектом законодательной инициативы. 14 декабря 2011 года был внесен законопроект о взаимном страховании ответственности застройщиков, однако был возвращен субъекту законодательной инициативы. Следующий Согласно новой редакции статьи 12.1 Закона о долевом участии в строительстве обязательства застройщика по возврату денежных средств, внесенных участником долевого строительства, и уплата денежных средств, причитающихся ему в возмещение убытком и (или) в качестве неустойки вследствие неисполнения, просрочки исполнения или иного ненадлежащего исполнения обязательства по передаче объекта долевого строительства, и иных причитающихся ему в соответствии с договором и (или) федеральными законами денежных средств должно обеспечиваться залогом.

Исполнение обязательств застройщика по передаче жилого помещения участнику долевого строительства наряду с залогом должно обеспечиваться по выбору застройщика поручительством банка или страхованием гражданской ответственности застройщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Таким образом, с 1 января 2014 года еще одним из способов обеспечения исполнения застройщиком своих обязательств по договору долевого участия в строительстве стало страхование его договорной ответственности.

Страхователем при страховании ответственности по договору о долевом участии в строительстве является застройщик, т.е. юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы, имеющее в собственности или на праве аренды, на праве субаренды либо на праве безвозмездного срочного пользования земельный участок и привлекающее денежные средства участников долевого строительства для строительства (создания) на этом земельном участке многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости.

Страхованием обеспечивается обязательство застройщика по передаче жилого помещения участнику долевого строительства по всем договорам, законопроект, предусматривающий обязанность застройщика страховать свою ответственность по договору долевого участия в строительстве, был внесен Законодательным Собранием Пермского края 7 марта 2012 года, но отклонен при его рассмотрении Государственной Думой в первом чтении.

заключенным для строительства (создания) объекта недвижимости, на основании одного разрешения на строительства.

В соответствии со статьей 15.2 Закона о долевом участии в строительстве реализация данной обязанности возможна двумя способами:

путем участия в обществе взаимного страхования гражданской ответственности либо посредством заключения договора страхования со страховой организацией.

Особенности оформления отношений по страхованию профессиональной договорной ответственности.

Статья 932 ГК РФ подразумевает страхование ответственности по конкретному договору.

Именно таким образом регулирует порядок заключения договоров страхования ответственности и специальное законодательство.

Например, Закон об основах туристской деятельности в с. 17.1 указывает, что договор страхования ответственности туроператора или банковская гарантия должны обеспечивать надлежащее исполнение туроператором обязательств по всем договорам о реализации туристского продукта, заключаемым с туристами и (или) иными заказчиками.

Согласно пункту 2 статьи 15.2 Закона об участии в долевом строительстве договор страхования гражданской ответственности должен быть заключен застройщиком до государственной регистрации договора, заключенного с первым участником долевого строительства.

При этом на государственную регистрацию последующих договоров участия в долевом строительстве того же многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости застройщик обязан представлять договор страхования в случае, если такой договор заключен в отношении каждого участника долевого строительства (пункт 1 статьи 25.1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»1).

Применительно к страхованию профессиональной ответственности это означает, что профессионал должен страховать свою профессиональную ответственность по каждому заключаемому им в процессе осуществления профессиональной деятельности договору.

Вместе с тем, по свидетельству А.В. Гридина, при страховании профессиональной ответственности страхование имущественной ответственности ее субъекта в большинстве случаев осуществляется путем страхования договорной ответственности не по конкретной сделке, а путем заключения договора страхования ответственности, которая может наступить по любой или одновременно по всем заключенным и исполняемым в течение определенного периода (периода страхования) сделкам2.

При этом, как указывает А.П. Лебединов, заключение одного договора страхования в отношении всей деятельности страхователя, а не ответственности по конкретному договору, обычно интерпретируется как ответственность за причинение вреда3.

Очевидно, что такое смешение видов ответственности недопустимо.

В этой связи представляется, что существует практическая востребованность в страховании ответственности в процессе осуществления профессиональной деятельности в целом, а не по конкретному гражданскоправовому договору.

Под страхованием профессиональной договорной ответственности предлагается понимать отношения по защите интересов субъектов профессиональной деятельности, оказывающих услуги на профессиональной основе на основании гражданско-правовых договоров или в силу требований закона, при наступлении их ответственности перед услугополучателями за Собрание законодательства РФ, 1997, N 30, ст. 3594.

А.В. Гридин. Страхование ответственности по договору: вопросы теории и практики // Юридическая и правовая работа в страховании. 2011. N 3. С. 55 - 62.

А.П. Лебединов. Соотношение страхования ответственности договорной и за причинение вреда // «Юридическая и правовая работа в страховании», 2008 №2 (14).

неисполнение или ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей.

Что касается модели страхования, на наш взгляд наиболее удачная модель были избрана законодателем в отношении страхования деятельности арбитражного управляющего, предусматривающая основное страхование деятельности на определенную сумму и дополнительное страхование в зависимости от стоимости активов должника, в отношении которого введена процедура банкротства.

Аналогичным образом представляется рациональным установить страхование ответственности всех профессионалов: заключение договора страхования договорной ответственности на определенную сумму и расширение страхового покрытия при превышении количества заключенных договоров / пороговых значений активов профессионала и т.д.

Заключение

Рассмотрев историю развития и правовое регулирование отношений по страхованию ответственности по договору, элементы страхового правоотношения, правовую природу данного вида страхования, проведя отграничение страхования ответственности по договору от смежных видов страхования и исследовав особенности страхования договорной ответственности профессионалов и непрофессионалов, можем сделать следующие выводы.

Страхование гражданской ответственности в России получило свое развитие лишь в начале 20 века. Однако введенная Советским государством монополия на осуществление страховой деятельности негативно сказалась на развитии страхования в России.

Страхование ответственности по договору получило развитие лишь с распадом СССР, являясь в настоящее время одним из самых «молодых»

видов страхования.

Наиболее ранняя практика страхования ответственности по договору в России относится к 1990 году, когда было распространено обеспечение исполнения обязательств заемщиков путем заключения договоров страхования ответственности по кредитным договорам.

Однако отсутствие надлежащего правового регулирования привело к массовым злоупотреблениям со стороны страхователей, что сформировало негативное отношение к данному виду страхования.

В результате произошло кардинальное изменение правового регулирования отношений в данной сфере. С принятием в 1996 году второй части ГК РФ был установлен разрешительный порядок страхования ответственности по договору: оно допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом.

«Программные» документы (Концепции развития страхового законодательства), принятые в целях развития страхования, не предусматривают доработки общих положений о страховании ответственности по договору, а направлены, скорее, на развитие правового регулирования отношений по страхованию ответственности по договору в отдельных сферах деятельности путем принятия специальных федеральных законов.

За восемнадцать лет, с момента вступления в силу второй части ГК РФ, таких федеральных законов было принято порядка двадцати. Таким образом, очевидна тенденция развития законодательства в данной сфере.

Однако бессистемное принятие этих федеральных законов привело к проблемам в правоприменительной практике.

Страхованием ответственности по договору является оказание страховщиком страховой услуги, заключающейся в обеспечении неизменности существующего на момент заключения договора страхования имущественного состояния страхователя, являющегося стороной гражданско-правового договора, при возникновении ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Объектом страховой защиты при страховании ответственности по договору является обеспечение неизменности имущественного состояния страхователя, существующего на момент заключения договора страхования, при применении мер ответственности по договору Страховой интерес, по нашему мнению, не является объектом страхования, а его наличие у страхователя является необходимым условием действительности договора страхования.

Объектом страховой защиты при страховании ответственности по договору является обеспечение неизменности имущественного состояния страхователя при применении мер ответственности по договору.

Поскольку деление условий на существенные, обычные и случайные имеет значение только в момент заключения договора, возникновение ответственности вследствие нарушения любых условий договора является событием, на случай наступления которого осуществляется страхование.

В соответствии со статьей 932 ГК РФ может быть застрахована как ответственность за нарушение, так и за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных условий.

Страхованию подлежит только гражданско-правовая ответственность, применение иных мер защиты таким страхованием не охватывается.

Таким образом, событием, на случай наступления которого осуществляется страхование, является наступление ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий гражданско-правового договора в любой форме, в том числе, в форме возмещения убытков, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, и компенсации морального вреда.

Страховым риском при страховании ответственности по договору является возможность наступления ответственности страхователя, являющегося должником по гражданско-правовому договору, за неисполнение или ненадлежащее исполнение его условий.

Страхование ответственности по договору, по нашему мнению, не является страхованием противоправного интереса при условии соответствия страхового риска критериям случайности и вероятности.

С принятием действующей редакции статьи 168 ГК РФ договор страхования ответственности по договору, заключенный в отсутствие разрешения законодателя, является оспоримой сделкой и фактически признан недействительным по основанию несоответствия его требованиям пункта 1 статьи 932 ГК РФ быть не может.

В этой связи диссертантом доказана необоснованность существующего запрета на страхование ответственности по договору.

Моментом наступления ответственности по договору следует признать момент совершения гражданского правонарушения: неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора. Событие, на случай наступления которого осуществляется страхование, возникает в момент наступления ответственности страхователя по гражданско-правовому договору.

Установление права прямого взыскания убытков кредитором по гражданско-правовому договору непосредственно со страховой компании, минуя страхователя, по нашему мнению, может привести к нарушению прав страхователя, поскольку последний будет лишен возможности доказать наличие обстоятельств, исключающих его ответственность или влекущих уменьшение ее размера.

В связи с этим, установление страхового случая по договору страхования ответственности по договору связывается нами либо с признанием ответственности самим страхователем или с установлением ее судом.

Таким образом, обязанность страховщика по выплате страхового возмещения возникает при установлении факта наступления страхового случая двумя способами: путем признания его самим страхователем или установления судом.

Страховщик вправе произвести выплату страхового возмещения и при установлении факта наступления страхового случая иным способом, однако в таком случае риск неосновательной выплаты должен возлагаться на него.

В российской страховой практике действует принцип триггера «инцидент», в соответствии с которым страховой случай считается наступившим, если в пределах действия срока полиса вред был причинен либо начал причиняться.

Применительно к страхованию ответственности по договору, с учетом необходимости установления наступления страхового случая, по нашему мнению, страховой случай должен считаться наступившим в пределах срока действия договора страхования (страхового полиса), если в период его действия наступила ответственность должника (страхователя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по застрахованному договору, независимо от даты установления факта наступления страхового случая.

Автором была проанализирована существующая классификация видов страхования гражданской ответственности.

Виды страхования гражданской ответственности указаны в статьи 32.9 Закона об организации страхового дела без единого квалифицирующего признака, поэтому должны рассматриваться лишь как виды лицензий, выдаваемых страховщику.

Классификация же видов страхования гражданской ответственности в зависимости от основания возникновения ответственности установлена статьей 929 ГК РФ, согласно которой страхование гражданской ответственности предусматривается в двух видах – страхование договорной и деликтной ответственности.

Рассмотрев правовую природу страхования ответственности арбитражного управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, диссертант пришел к выводу о самостоятельной природе страхования ответственности указанных субъектов, отличной от страхования договорной и деликтной ответственности.

Это позволило сделать вывод о том, что существующая классификация видов страхования недостаточна, необходимо введение нового подвида страхования гражданской ответственности – страхования ответственности за нарушение внедоговорных обязательств.

Под страхованием ответственности за нарушение внедоговорного обязательства предлагается понимать подвид страхования гражданской ответственности страхователя, выступающего стороной по гражданскоправовому обязательству, возникшему из правомерного основания, иного, нежели договор, при наступлении его ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства в форме возмещения убытков.

На основе анализа рассмотренных видов страхования, диссертантом предложена авторская классификация подвидов страхования гражданской ответственности:

- страхование ответственности за причинение вреда,

- страхование ответственности по договору,

- страхование ответственности за нарушение внедоговорных обязательств.

Страхование профессиональной ответственности самостоятельным подвидом страхования гражданской ответственности, с точки зрения основания ее возникновения, не является. Классифицирующим признаком выделения страхования профессиональной ответственности является особенности статуса страхователя, связанные с осуществлением им определенной деятельности: является ли им профессионал или непрофессионал. По нашему мнению, профессиональную деятельность могут осуществлять как физические, так и юридические лица.

Предлагается классификация подвидов страхования договорной ответственности по субъектному признаку:

- страхование профессиональной деятельности;

- страхование договорной ответственности непрофессионалов.

Под страхованием профессиональной деятельности предлагается понимать отношения по защите интересов субъектов профессиональной деятельности, оказывающих услуги на профессиональной основе на основании гражданско-правовых договоров или в силу требований закона, при наступлении их ответственности перед услугополучателями за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязательств.

Критерием, по которому лицо должно относиться к субъекту профессиональной деятельности, является предъявление законодателем повышенных профессиональных требований к такому субъекту.

В отношении физических лиц таким требованиями могу быть наличие определенного образования, квалификации, стажа работы, лицензии / сертификата о сдаче экзамена, членство в саморегулируемых организациях, отсутствие судимости и др.

Применительно к юридическим лицам такими требованиями могут быть осуществление деятельности на основании лицензии, требования к численности профессиональных работников в штате, членство в саморегулируемых организациях, требования к образованию единоличного исполнительного органа юридического лица.

Правовое значение данной классификации проявляется в различном подходе к оформлению страхования ответственности профессионалов и непрофессионалов:

- заключение договора страхования непрофессионалами требуется в отношении каждого гражданско-правового договора, ответственность по которому страхуется;

- страхование деятельности профессионала допускается без привязки к конкретному гражданско-правовому договору, путем заключения общего договора страхования на определенную сумму, рассчитываемую в зависимости от размера активов профессионала.

Страхование ответственности за причинение вреда вследствие недостатков работ, услуг, за их качество и безопасность, с точки зрения основания возникновения ответственности, самостоятельным видом страхования также не является. Классифицирующим признаком выделения страхования ответственности в самостоятельный подвид страхования вид деятельности, для осуществления которой проводится страхование.

Диссертантом были проанализированы отдельные виды страхования ответственности непрофессионалов по договорам: ренты, ипотеки и в процессе осуществления профессиональной деятельности: страхование ответственности аудитора, оценщика, адвоката, туроператора, застройщика.

Специальное законодательство о конкретных видах страхования непоследовательно и во многом противоречиво, в связи с чем, диссертантом были разработаны предложения по совершенствованию законодательства:

- отменить законодательный запрет на страхование ответственности по договору,

- изменить систему подвидов имущественного страхования, дополнив ее страхованием внедоговорной ответственности,

- законодательно закрепить разработанные понятия страхования ответственности по договору, страхования ответственности за нарушение внедоговорного обязательства, объекта страхования и объекта страховой защиты, страхового риска, страхового случая в ГК РФ, Законе об организации страхового дела и привести в соответствие с ними понятия, даваемые в специальных законах об отдельных видах страхования ответственности по договору.

Список использованных источников

Нормативные правовые акты:

1. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, утв.

Постановлением ВЦИК от 11.11.1922 г. // СУ РСФСР, 1922, N 71, ст.

904.

2. Гражданский кодекс РСФСР 1964 года, утв. ВС РСФСР 11.06.1964 г. // Свод законов РСФСР, т. 2, с. 7.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 1994, N 32, ст.

3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 1996, N 5, ст. 410.

5. Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ, 1996, N 3, ст. 140.

6. Закон РФ от 27.11.1992 №4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ, 1993, N 2, ст. 56.

7. Основы гражданского законодательства союза ССР и республик, утв. ВС СССР 31.-5.1991 г. №2211-1 // Ведомости СНД и ВС СССР, 1991, N 26, ст. 733.

8. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1) // Ведомости СНД и ВС РФ, 1993, N 10, ст. 357.

9. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // Собрание законодательства РФ, 1996, N 1, ст. 1.

10. Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 1996, N 49, ст. 5491.

11. Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства РФ, 1997, N 30, ст. 3594.

12. Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Собрание законодательства РФ, 1998, N 7, ст. 785.

13. Федеральный закон от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» // Собрание законодательства РФ, 1998, N 29, ст. 3400.

14. Федеральный закон от 29.07.1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 1998, N 31, ст. 3813.

15. Федеральный закон от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» // Собрание законодательства РФ, 1998, N 44, ст.

5394.

16. Федеральный закон от 07.08.2001 г. №119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» // Собрание законодательства РФ, 2001, N 33 (часть I), ст. 3422.

17. Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальны // Собрание законодательства РФ, 2001, N 33 (часть I), ст. 3431.

18. Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Собрание законодательства РФ, 2002, N 18, ст. 1720.

19. Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2002, N 23, ст. 2102.

20. Федеральный закон от 24.07.2002 N 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2002, N 30, ст. 3028.

21. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства РФ, 2002, N 43, ст. 4190.

22. Федеральный закон от 14.11.2002 N 161-ФЗ (в ред. от 02.07.2013) «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» // Собрание законодательства РФ, 2002, N 48, ст. 4746.

23. Федеральный закон от 26.03.2003 г. №35-ФЗ «Об электроэнергетике» // Собрание законодательства РФ, 2003, N 13, ст.

1177.

24. Федеральный закон от 11.11.2003 N 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» // Собрание законодательства РФ, 2003, N 46 (ч. 2), ст. 4448.

25. Федеральный закон от 20.08.2004 N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» // Собрание законодательства РФ, 2004, N 34, ст.

353.

26. Федеральный закон от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2005, N 1 (часть 1), ст. 40.

27. Федеральный закон от 21.07.2005 N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» // Собрание законодательства РФ, 2005, N 30 (ч. II), ст. 3126.

28. Федеральный закон от 26.06.2006 года №135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ, 2006, N 31 (1 ч.), ст. 3434.

29. Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ (в ред. от 25.06.2012) «О саморегулируемых организациях» // Собрание законодательства РФ, 2007, N 49, ст. 6076.

30. Федеральный закон от 03.12.2007 N 320-ФЗ «О внесении изменения в статью 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2007, N 50, ст. 6233.

31. Федеральный закон от 30.12.2008 N 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» // Собрание законодательства РФ, 2009, N 1, ст. 15.

32. Федеральный закон от 03.06.2009 №103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» // Собрание законодательства РФ, 2009, N 23, ст. 2758.

33. Федеральный закон от 17.07.2009 №145-ФЗ «О государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2009, N 29, ст. 3582.

34. Федеральный закон от 18.07.2009 N 190-ФЗ «О кредитной кооперации» // Собрание законодательства РФ, 2009, N 29, ст. 3627.

35. Федеральный закон от 02.07.2010 N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» // Собрание законодательства РФ, 2010, N 27, ст. 3435.

36. Федеральный закон от 07.02.2011 N 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности» // Собрание законодательства РФ, 14.02.2011, N 7, ст. 904.

37. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2005, N 1 (часть 1), ст. 40.

38. Федеральный закон от 21.11.2011 года №324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2011, N 48, ст. 6725.

39. Федеральный закон от 21.11.2011 N 325-ФЗ «Об организованных торгах» // Собрание законодательства РФ, 2011, N 48, ст. 6726.

40. Федерального закона от 30.12.2012 №294-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

// Собрание законодательства РФ, 2012, N 53 (ч. 1), ст. 7619.

41. Федеральный закон от 07.05.2013 г. №100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2013, №19, ст. 2327.

42. Федеральный закон от 02.07.2013 г. №142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2013, №27, ст. 3434.

43. Декрет СНК РСФСР от 23.03.1918 г. «Об установлении государственного контроля всеми видами страхования, кроме социального» // СУ РСФСР, 1918, N 30, ст. 397.

44. Декрет СНК РСФСР от 28.11.1918 г. «Об организации страхового дела в Российской республике» // СУ РСФСР, 1918, N 86, ст. 904..

45. Декрет СНК РСФСР от 06.10.1921 г. «О государственном имущественном страховании» // СУ, 1921, №69, ст. 554.

46. Концепция развития страхования в Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ №1361-р от 25.09.2002 г. // Собрание законодательства РФ, 2002, N 39, ст. 3852.

47. Основные направления развития национальной системы страхования в Российской Федерации в 1998-2000 годах, утв.

Постановлением Правительства Российской Федерации №1139 от 01.10.1998 г. // Собрание законодательства РФ, 1998, N 40, ст. 4968.

48. Положение о государственном страховании Союза Советских Социалистических Республик, утвержденное ЦИК СССР, СНК СССР 19.09.1925 года // СЗ СССР, 1925, N 73, ст. 537.

49. Постановление Советом труда и обороны СССР «О введении страхования гражданской ответственности, возникающей на путях сообщения» от 10.02.1926 г. // СЗ СССР, 1926, N 8, ст. 68.

50. Правила добровольного страхования риска непогашения кредитов, утв. Минфином СССР от 28 мая 1990 г. №65 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР, N 3, 1991.

51. Правила добровольного страхование заемщиков за непогашение кредитов, утв. Минфином СССР 28 мая 1990 г. №66 // СПС КонсультантПлюс.

52. Приказ Минфина РФ от 30.01.2006 N 13н "О признании утратившими силу некоторых нормативных актов Министерства финансов Российской Федерации и Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью по вопросам страховой деятельности" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 2006, N 11.

53. Указ Президента РФ от 09.03.2004 N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» // Собрание законодательства РФ, 2004, N 11, ст. 945.

Разъяснения органов исполнительной власти РФ:

1. Письмо Министерства финансов РФ в письме от 19 января 2012 года №03-05-06-03/01 // Документ опубликован не был // СПС КонсультантПлюс.

2. Письмо от 23.10.1997 N 24-11/05 "Об упорядочении проведения страхования профессиональной ответственности отдельных категорий работников" // Финансовая газета, N 44, 1997 // СПС КонсультантПлюс.

Судебная практика:

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан» // СПС КонсультантПлюс.

2. Постановление Конституционного суда РФ от 19 мая 1998 г. №15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» // Собрание законодательства РФ, 1998, N 22, ст. 2491.

3. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 года № 18-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год" в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов"// Собрание законодательства РФ, 2000, N 3, ст. 353.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан» // Собрание законодательства РФ, 2005, N 13, ст. 1209.

5. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда» // СПС КонсультантПлюс.

6. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» №62 от 30.07.2013 г. // Размешено на официальном сайте Высшего арбитражного суда РФ 20.08.2013 г. [Электронный ресурс]. URL:

www.arbitr.ru.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // Вестник ВАС РФ, 1998, N 11.

8. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27.06.2013 г. №20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» // Российская газета, №145, 2013.

9. Информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда РФ «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договора страхования» №75 от 28.11.2013 года // Вестник ВАС РФ, 2004, N 1 // СПС КонсультантПлюс.

10. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» // Вестник ВАС РФ, 2000, №3.

11. Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 13.03.2002 N 4299/01 по делу N А44-2106/00-С11 // Вестник ВАС РФ, 2002, N 7.

12. Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 25 февраля 2009 г. N 13258/08 по делу N А40-37561/07-108-191 // Вестник ВАС 2009, №6.

13. Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 13.04.2010 N 16996/09 по делу N А43-27008/200839-731 // Вестник ВАС РФ, 2010, N 8.

14. Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 10.09.2013 г. №2299/13 по делу №А14-5829/2012 // Вестник ВАС РФ, 2014, №2.

15. Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ № 1123/13 от 05.11.2013 г. по делу №А40-35039/11-8-304 // Вестник ВАС РФ, 2014, №6.

16. Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о страховании, утв. Президиумом Федерального арбитражного суда Уральского округа 18.07.2008 г. // СПС КонсультантПлюс.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
Похожие работы:

«Приложение к распоряжению Администрации Розовского сельского поселения от 23.11.2016 № 211 ИЗВЕЩЕНИЕ о проведении аукциона на право заключения договора аренды земельного участка Администрация Розовского сельского поселения...»

«DRIE Программа субсидирования нетрудоспособных граждан для компенсации роста арендной платы ОПРОСНЫЙ ЛИСТ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ОЦЕНКИ СООТВЕТСТВИЯ ТРЕБОВАНИЯМ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЛЬ...»

«Анатолий Александрович Абрашкин Арийские корни Руси. Предки русских в Древнем мире Серия "Запрещенная Русь" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7387660 Арийские корни Руси. Предки русских в Древнем мире / Анатолий Абрашкин.: Яуза-пресс; Москва ; ISBN 978...»

«Серия Философия. Социология. Право. НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2014. № 9 (180). Выпуск 28 УДК 130.2 СУБКУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И ВИЗУАЛЬНОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ* В статье рассматриваются некоторые молоджные субкультуры, М.В.НОВАК1) характерные для России 2000-х годов, особое внимание уделяется субМ.А. ИГНАТОВ2) культур...»

«Как избежать проблем с таможней? Практика компании "Норман и Партнеры" +7 495 374-58-81 Как возникает таможенный спор? 2/ 1/ Стремление таможни Неправомерные действия ! пополнить бюджет любой сотрудников тамож...»

«Максим Фадеев Савва. Сердце воина Серия "Книги известного композитора" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11697919 Савва. Сердце воина / Максим Фадеев: Э; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-84512-5 Аннотация Маленькую деревню, затерянную среди лесов, захватили гиены. Спасти люд...»

«СВЯЩЕННИК ДИМИТРИЙ АГЕЕВ* ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ЗАПИСКАМ ПРОТОИЕРЕЯ АЛЕКСИЯ ОСТАПОВА О ВИЗИТЕ ПАТРИАРШЕЙ ДЕЛЕГАЦИИ В ЮГОСЛАВИЮ В 1957 ГОДУ Публикуемые материалы — живое свидетельство ушедшей эпохи. А. Остапов последовательно, день за днем описывает рабочие будни и минуты отдых...»

«Инструкция по созданию запросов "Сведения об административных правонарушениях в области дорожного движения" РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ Инструкция по созданию запросов "Запрос на предоставление сведений об административных правонарушениях в...»

«НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ "CETERIS PARIBUS" №3/2015 ISSN 2411-717Х ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ Ким Сергей Сенгуевич аспирант кафедры "Уголовно-правовые дисциплины" ДВГУПС, г. Хабаровск, РФ, судья Хабаровского кр...»

«Указания по заполнению формы федерального статистического наблюдения Респондентами по форме федерального статистического наблюдения № ВПО-1 "Сведения об образовательной организации организации, осуществляющей образовательную деятельность по образовательным программам высшего...»

«М е ж д у н а р од н о е а ге н т с т в о п о а т о м н о й э н е р г и и и В с е м и р н а я о р га н и з а ц и я з д р а в о ох р а н е н и я КАК РАСПОЗНАТЬ АВАРИЙНОЕ РАДИАЦИОННОЕ Фотография 1a. Ранняя эритема на передней и антелатеральной правой стороне груди спустя 5 дней после облучения источником на основе ПОРА...»

«ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ №2 г. Москва 10 марта 2011 г. О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний В соответствии с Конституцией Российской...»

«Optima Win 8 Руководство пользователя ООО Алтек Санкт-Петербург ул. Александра Матросова, д. 4, корп. 2, лит. Л т/ф: (812) 320-08-88 (многоканальный) факс: 740-14-48 Подготовка документа: Дащенко Д....»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "АЭРОПОРТ АСТРАХАНЬ" Документация запроса предложений Запрос предложений по выбору арендатора на право аренды для размещения на арендуемой площади магазина беспошлинной торговли (duty-free-shop) в международном аэропорту Астрахань. 2015 год ИЗВЕЩЕНИЕ о проведении запроса предложений по выб...»

«Запрет на злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ) в контексте принципа добросовестного правоосуществления. В юридической практике столкновение прав, а за ними интересов, происходит повсеместно. В стандартных правовых конфликтах носители прав, как правило, просто не понимают содержания предо...»

«Проект N 47538-6 Внесен Президентом Российской Федерации РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЧАСТИ ПЕРВУЮ, ВТОРУЮ, ТРЕТЬЮ И ЧЕТВЕРТУЮ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, А ТАКЖЕ В ОТДЕЛЬНЫЕ...»

«(19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ RU 2 397 639 C1 (51) МПК A01K 59/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражда...»

«2) осуществления правосудия (судебные решения, иски, экспертизы);3) административные тексты. С. Шарчевич различает еще дескриптивные тексты (научные, учебные тексты).Каждый вид текстов характер...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА КОММЕРЧЕСКОГО ПРАВА Правовой статус субъектов естественных монополий Выпускная работа студентки 2 курса магистратуры по профилю "Энергетическое право" Евстратовой Оксаны Николаевны Научный руководитель Петров Дмитри...»

«Лютов Никита Леонидович ЭФФЕКТИВНОСТЬ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ТРУДОВОГО ПРАВА 12.00.05 – трудовое право; право социального обеспечения Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный консультант доктор юридических наук, профессор, академик РАСН, за...»

«Г. Н. Пустынникова ВОССТАНОВЛЕНИЕ РЕЧЕВОГО И ПЕВЧЕСКОГО ГОЛОСА У СЛУЖИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ Москва 2005 Разрешено к печати Издательским Советом Русской Православной Церкви Православным монахам посвящаю Автор Пустынникова Г. Н., 2005 ООО "...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.