WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА) КАФЕДРА КРИМИНОЛОГИИ И УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА АНТОНЯН ЕЛЕНА ...»

-- [ Страница 3 ] --

Пик криминальной активности у мужчин, имеющих две-четыре судимости, приходится на 25-29 лет, пять судимостей – на 30-39 лет, шесть и более судимостей – на 40-49 лет. У женщин, большинство имеющих две-три судимости, также составляют лица в возрасте 25-29 лет, четыре и более судимости – 30-39 лет. Совершившими преступления при особо опасном рецидиве чаще признаются лица в возрасте 25-29 лет как мужского, так и женского пола. Для сравнения – среди осужденных самая большая плотность отмечается в группе 18-24-летних, независимо от половых различий; более старший возраст по сравнению с впервые осужденными (составляет соответственно 35,5 и 32,1 лет); стремление заключить брак во время отбывания наказания; средний уровень образования выше аналогичного показателя у впервые осужденных (составляет 10,6 классов); незначительная доля их на момент ареста учились в школе, ПТУ, техникуме, вузе; большинство их имеют профессию, часть ожидают трудности с трудоустройством после освобождения; трудоспособны; имеют постоянное место жительства; психически здоровы.

§ 3. Правовые особенности Характер совершенного преступления. В большинстве случаев наиболее значимые отрицательные качества, характеризующие лиц, изучаемых нами, в концентрированном виде проявляются через совершаемые ими преступления. Важность данной характеристики определяется тем, что «она дает представление о тех чертах личности…, существование которых привело … к совершению преступления»129.

Уголовное законодательство основывается на необходимости учета особенностей личности при назначении наказания (ст. 52, 60 УК РФ). По мнению М.Р. Гета, обращение законодателя к требованию характеристики личности субъекта преступления обусловливается задачами следующего хаXаpактepистика осуждeнныx к лишeнию свободы (матepиалы спeциальной пepeписи 1999 г.). С. 39.

рактера: выявление предпосылок исправления лица, совершившего уголовно наказуемое деяние; установление социальных последствий применения уголовно-правовых мер для преступника и его близких130. К этим требованиям можно добавить и много других; например, знание мотивов преступного поведения, ценностных ориентаций и т.д.

Всякое действие, совершенное человеком, в большей или меньшей степени несет отпечаток его личности. Это в большей мере касается преступления, в котором проявляются многие черты личности виновного, особенно мотивы и те дефекты, которые привели к преступлению и с которыми в первую очередь нужно бороться.

В целом осуществление комплекса предупредительнопрофилактических мероприятий, проводимых в отношении рецидивистов, должно обязательно строиться с учетом преступлений, совершаемых ими.

–  –  –

Из приведенной таблицы 5 видна стабильность совершения убийств, нанесения тяжкого вреда здоровью (тяжкого телесного повреждения) и насильственных действий сексуального характера. Наряду с этим, растет удельный вес грабежей, разбоев, вымогательств и изнасилований, но уменьшается доля хулиганства и краж. Однозначные объяснения этим явлениям вряд ли возможны, но в целом можно сделать вывод о стабильности совершения преступлений насильственного характера, а относительно некоторых видов – об их росте. Вместе с тем мы видим, что при любом осуждении, первом или последнем, наибольший удельный вес принадлежит лицам, совершившим кражу. Именно в этой среде формируется прослойка тех, кого принято именовать профессиональными преступниками. Они избирают совершение преступлений в качестве основного или единственного источника своего существования. Они же являются творцами криминальной субкультуры и активно поддерживают ее. Характерно, что насилие, не всегда уголовно наказуемое, становится стойкой линией поведения рецидивистов.

–  –  –

Больше всего рецидивистов оказалось среди отбывающих наказание в исправительных колониях особого режима, несколько меньше – среди приговоренных к пожизненному лишению свободы. Следует учесть, что все эти данные не отражают действительной картины преступной активности рецидивистов, поскольку совершенные ими, наиболее опытными преступниками преступления реже раскрываются.

В зависимости от числа судимостей осужденные распределились следующим образом: одна судимость – 48,9%, две судимости – 27,8%, три судимости – 13,1%, четыре судимости – 5,3%, пять судимостей – 2,2%, шесть судимостей и более – 1,7% осужденных132.

Приведенные данные показывают, что более половины осужденных имеют две судимости и более (51,1%). Это говорит о том, что в местах лишения свободы содержатся в основном лица, склонные к криминальному поведению, социально запущенные, в отношении которых сложно осуществлять исправительное воздействие133.

Для полноты характеристики рецидивистов важно знать, сколько лет они провели в местах лишения свободы, помня, что впервые многие из них не были приговорены к лишению свободы. По этому вопросу нами получены Xаpактepистика мужчин, осуждeнныx к лишeнию свободы (по матepиалам исслeдования 2009-2010 годов) // Вeдомости уголовно-исполнитeльной систeмы, 2011, №5. С.26.

См.: Там жe. С. 27.

следующие данные: до 3 лет – 6,2 %; до 5 лет – 16,3 %; до 10 лет – 43,6 %; до 15 лет – 19,3 %; до 20 лет – 7,8 %; до 25 лет – 4,2 %; свыше 25 лет – 3,6 %.

Для объяснения рецидива преступлений небезынтересно, что примерно 13 % из числа обследованных до достижения возраста уголовной ответственности уже находились в закрытых учебных (воспитательных) заведениях.

Значит, такой подросток вел антиобщественный образ жизни, совершал аморальные поступки, вследствие чего уже в названном возрасте лишался свободы. Такие закрытые учреждения уже давно являются резервом рецидивной преступности, но это отнюдь не означает, что именно они и только они повинны в этом. Во всяком случае представляется очевидным, что то ведомство, к которому эти учреждения принадлежат, а также общественные организации, которые должны им помогать (впрочем, не всегда такие организации существуют), не выполняют задач, возложенных на них.

Анализ динамики судимостей свидетельствует, что достаточно резко среди рецидивистов сократилась доля лиц, имеющих одну судимость (более чем в два раза), и возрос удельный вес рецидивистов, имеющих две и более судимости. По нашему мнению, это можно объяснить тем, что сократилось количество лиц, осужденных к лишению свободы первый раз, за счет применения к ним наказаний, не связанных с лишением свободы.

Назначенный срок наказания. Наказание является одним из важнейших уголовно-правовых средств борьбы с преступностью и наблюдаемые сейчас безответственные высказывания о необходимости сворачивания наказания могут привести лишь к отрицательным последствиям. В статье 60 УК РФ говорится, что «лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». «Угроза применения репрессивных мер удерживает потенциального правонарушителя от совершения преступления»134, - пишут, подтверждая эту истину, Л. Прохоров и Пpоxоpов Л., Тащилин М. Назначeниe наказания: pоссийская кpиминальная ситуация // Pос. юстиция. 1999. № 18. С. 38.

М. Тащилин. Не случайно проблема наказаний, санкций является предметом ряда диссертационных исследований135. Крайне важным в этом плане является определение срока наказания. «Свою служебную роль санкция выполняет при условии, если ее минимальный и максимальный пределы соответствуют опасности преступления и если она эффективно используется судами»136.

Основным уголовно-правовым критерием характера и степени общественной опасности личности преступника является совершенное им преступное деяние. Этот критерий кладется в основу всего процесса уголовного правосудия как единого целого. В ходе его реализации оценке совершенного и личности преступника дается общая оценка в приговоре, который, на наш взгляд, является основным документом правосудия. Разумеется, могут учитываться и иные обстоятельства, которые повлияли на совершение преступления и на самого виновного. Приговор является окончательной оценкой всех событий, связанных с нарушением уголовно-правового запрета.

«Изучение данного показателя уголовно-правовой характеристики позволяет проанализировать правоприменительную практику, выявить закономерности в назначении наказания различных категорий лиц. С другой стороны, величина назначенного срока наказания оказывает большое влияние на осужденного. Срок одного и того же размера одними осужденными может рассматриваться как справедливое воздаяние за совершенное преступление, другие могут воспринимать его как несправедливую кару»137.

–  –  –

Показатели, полученные нами и приведенные в таблице 10, свидетельствуют, по крайней мере, о двух закономерностях, характеризующих назначенный срок лишения свободы. Во-первых, основная часть рецидивистов, осужденных на срок свыше пяти лет (51,7 %), в то время как в контрольной группе осужденных доля таких лиц составляет 24,3 %.

Показатели среднего срока, назначаемого судом лицам, ранее отбывшим лишение свободы, постепенно возрастает, как того и требуют нормы уголовного законодательства. Достаточно высокий средний срок наказания у впервые осужденных зависит от того, сколько из них совершают тяжкие и особо тяжкие преступления.

У лиц, совершивших преступления при особо опасном рецидиве, самые большие сроки, так как именно ими совершаются наиболее тяжкие преступления. В ходе проведенного нами исследования было выявлено 10% особо опасных рецидивистов, содержащихся в колониях особого режима, которые были осуждены за последнее преступление на срок до 1 года, чуть более 8% на срок до 3 лет; 26,5% - до 5 лет; 45% - до 10 лет; 15% - свыше 10 лет. Средний срок наказания, назначенный для осужденных в колониях особого режима, составил 7,5 года (среди общей массы осужденных – 5,5 года).

В колониях строгого режима отсутствуют лица, осужденные на срок до 1 года. В этих учреждениях ФСИН 5% обследованных нами были осуждены на срок до 3 лет, 19% - до 5 лет, 52% - до 10 лет, 24% - на срок свыше 10 лет.

Средний срок назначенного наказания для самых опасных преступников в колониях строго режима составил 9 лет.

К еще более длительным срокам наказания были осуждены особо опасные рецидивисты, содержащиеся в тюрьмах. Среди этой категории лиц 1,5% осуждены на срок до 1 года, 2,5% - до 3 лет, 12% - до 5 лет. Около 84% преступников осуждены на особо длительные сроки лишения свободы, а именно: 35,5% - до 10 лет, 48,5% - свыше 10 лет. Средний срок наказания для осужденных, содержащихся в тюрьмах, равен 9,1 года138.

Важно заметить, что рецидив преступления оказывает влияние не только на начальный, но и на отбытый срок наказания. Пик рецидива приходится на осужденных, которые отбывали наказание за ранее совершенное преступление в виде лишения свободы от 3 до 5 и от 5 до 10 лет139.

В плане дифференциации работы по предупреждению рецидивной преступности следует знать, что значительную долю среди рецидивистов составляют лица, освобожденные от отбывания наказания досрочно. Изучение нами данного вопроса показало, что доля таких лиц составляет 28,2 %: 22,5 % - освобожденными условно-досрочно; 6,3 % - по амнистии; 0,1 % - на основании акта помилования.

См.: Коломытцeв Н.А. Особо опасный peцидив пpeступлeний и боpьба с ним. Нижний Новгоpод, 2005. С. 64-65.

См.: Каpапeтян А.С. Особeнности личности peцидивистов // Уголовноe судопpоизводство: пpоблeмы тeоpии, ноpмотвоpчeства и пpавопpимeнeния: сб. науч. тp. Pязань, 2011.

Вып. 6. С. 353.

Актуальным является знание особенностей уголовно-исполнительных признаков, характеризующих личность осужденного рецидивиста. Это необходимо, чтобы индивидуально разрабатывать программы отбывания ими наказания.

Смена социально-ролевого статуса человека в связи с отбыванием уголовного наказания в конкретном пенитенциарном учреждении, необходимость подвергаться системе ограничений оказывают большое влияние на физиологический, психологический, социальный уровни его личностной организации. «В связи с этим нужны различные программы, как мобилизующие, так и релаксирующие: педагогический, социально-психологический тренинг, ролевые игры, социодрамы и психодрамы»140.

В соответствии с законом основными мерами исправления осужденных являются: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим); воспитательная работа, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональная подготовка и общественное воздействие.

Вот почему лица, отбывающие наказание, характеризуются в зависимости от их отношения к указанным основным средствам исправления.

Режим отбывания наказания. Важность показателей отношения рецидивиста к требованиям режима исполнения наказаний не следует недооценивать ни при каких обстоятельствах и всесторонне учитывать при оценке его исправления или неисправления. В значительной степени отношения к режиму дают возможность прогнозировать поведение рецидивиста во время отбывания наказания и после освобождения от него. Что в свою очередь позволяет выбрать более оптимальный набор средств предупреждения рецидива преступления со стороны конкретного лица. «Лица, зарекомендовавшие себя положительно во время отбывания наказания, выглядят более благополучно с точки зрения перспективы социальной адаптации после освобождения»141.

–  –  –

Данные, полученные нами и SСАN0003.

JРG, приводимые в таблице 11, показывают, что положительную характеристику имели только 38,3 %, нейтральную – 30,6 %; остальные характеризовались отрицательно или как злостные нарушители режима – 31,1 %; 8,1 % совершили новое преступление во время отбывания наказания. Следует отметить, что среди изучаемой категории преступников доля лиц, характеризующихся по своему поведению положительно, значительно меньше среди осужденных впервые и составляет соответственно 38,3 и 53,4 %. Следует заметить, что приведенные результаты исследования коррелируют с данными, полученными в ходе проведения специальной переписи осужденных.

В литературе отмечается, что в условиях существующего правового поля, регулирующего содержание и применение мер исправительного воздействия, к 2015 г. ситуация коренным образом не изменится. Для изменения ситуации потребуются: разработка новых критериев оценки поведения осужденных во время отбывания наказания, деятельности исправительных учреждений; изменение мер поощрения и взыскания осужденных; усиление роли трудовой деятельности осужденных при решении вопроса применении мер поощрения (в том числе досрочного освобождения от отбывания наказания).

Оценивая распределение осужденных исходя из характеристики администрации ИУ, с учетом высказанных выше предположений и с позиции реализации положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, следует отметить, что при создании трехзвенной системы исправительных учреждений – тюрьмы, колонии-поселения и воспитательные центры - доминирование отрицательно характеризуемых осужденных будет наблюдаться именно в тюрьмах, тогда как в колонияхпоселениях ситуация может измениться в сторону улучшения, и количество положительно характеризуемых осужденных увеличится в пределах от 10 до 25%142.

Отношение к воспитательным мероприятиям. Одним из значимых показателей социальной позиции в условиях отбывания наказания является отношение осужденного к воспитательным мероприятиям. Уже в первом курсе тюрьмоведения, разработанном профессором И.Я. Фойницким (1871), нашли отражение вопросы обращения с преступниками, касающиеся прежде всего нравственно-религиозных средств и методов воздействия на них143.

Воспитательная работа, являясь одним из основных средств исправления осужденных, призвана формировать у них уважительное отношение к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития. Она направлена также на повышение их образовательного и культурного уровня, а главное на устранение тех субъективных факторов, которые привели к совершению преступления. Поэтому совершенно оправданно, что участие осужденных в воспитательных мероприятиях учитывается при определении степени их исправления и при применении к ним мер поощрения и взыскания.

Без знания личностных особенностей осужденных, в том числе рецидивистов, невозможно обойтись в воспитательной работе. Статья 109 УИК РФ См.: Xаpактepистика осуждeнныx к лишeнию свободы (матepиалы спeциальной пepeписи 1999 г.). С. 136.

См.: Фойницкий И.Я. Учeниe о наказании в связи с тюpьмовeдeниeм. СПб., 1889. С. 59определяет, что воспитательная работа проводится с учетом индивидуальных особенностей личности, характера осужденного и обстоятельств совершенных им преступлений. Распорядком дня исправительного учреждения также предусматриваются воспитательные мероприятия, участие в которых обязательны для осужденных.

Таблица 12 Участие в воспитательных мероприятиях Участие в мероприятиях Распределение, в % воспитательного характера рецидивисты впервые осужденные Активно участвует 41,3 40,9 Участвует, но активности ее проявляет 38,3 37,1 Не участвует 20,4 22,0 Итого 100,0 100,0

–  –  –

Активно участвуют в работе самодеятельности (общественных) организаций только 41,3 % от общего числа обследованных нами рецидивистов, что в совокупности с данными о трудовой занятости (таблица 8) свидетельствует о неплохой социальной адаптации к условиям отбывания наказания немалой части рецидивистов. Этому соответствуют их общие характеристики.

Однако ни активное участие в работе самодеятельных организаций, ни в труде вовсе не свидетельствует об исправлении преступников, тем более рецидивистов. Они могут примерно вести себя, чтобы заслужить досрочное освобождение, не выслушивать упреки от администрации, получать различные льготы (например, свидания с близкими), просто чтобы не скучать целый день.

Xаpактepистика осуждeнныx к лишeнию свободы (матepиалы спeциальной пepeписи 1999 г.). С. 183.

Отношение к труду. Значение данного критерия обусловливается важностью труда, отношением к нему при социальной реабилитации и адаптации лиц, отбывающих наказание, выработки общественно полезного отношения к нему после освобождения. Нельзя не согласиться и с другими ролевыми качествами труда: «… способствовать сохранению психического равновесия осужденных в условиях лишения свободы. Скорее можно говорить о том, что трудовая деятельность, предотвращая пагубное влияние безделья, в какой-то степени компенсирует тяготы изоляции, сохраняя тем самым физическое и психическое здоровье граждан»145.

Нельзя не согласиться с позицией Н.Н. Илюшина, который отмечает, что невыполнение заданий не всегда означает недобросовестное отношение к труду. Подчас осужденный стремится хорошо работать, но задание выполнить не может в силу различных причин (слабое здоровье, замедленно протекающие психические процессы, отсутствия нужных трудовых навыков и привычек, необеспеченность материалами, сырьем и др.)146. «Проявление человеком необходимого трудового усердия может все равно свидетельствовать о его добросовестном отношении к труду» 147, - отмечает С.Я. Улицкий.

Таблица 14 Характеристика отношения к труду Характер отношения Распределение, в % осужденного к труду рецидивисты впервые осужденные К труду относится добросовест- 67,0 71,7 но К труду относится недобросо- 3,0 13,0

–  –  –

Как видно из данных таблицы 14, большинство обследованных нами осужденных к труду относятся добросовестно (67,0 %). Доля лиц, относящихся к труду недобросовестно или отказывающихся от него, равна 4,7 %.

Говоря об отношении осужденного к общественно полезному труду, нельзя не сказать об объективных факторах, формирующих его.

Изменение в структуре производства исправительных учреждений, а также такие объективные причины, как низкая конкурентоспособность продукции, вырабатываемой осужденными, сложность перепрофилирования предприятий УИС, сокращение числа осужденных, имеющих трудовые навыки и начальное профессиональное образование, во многом способствовали негативным изменениям в сфере организации труда осужденных к лишению свободы. Современный совершеннолетний осужденный к лишению свободы мужского пола практически не имеет трудовых навыков, которые бы помогли ему осваивать профессию или сразу трудиться на предприятии УИС, у него низкая мотивация к работе, которую часто он воспринимает как способ проведения времени. До ареста осужденный, как правило, не имел определенного места работы, что свидетельствует об отсутствии у него как твердой установки на труд, так и определенной профессии в сфере производства.

В настоящее время осужденный к лишению свободы подвержен различного рода заболеваниям, что существенно ограничивает его привлечение к обязательному оплачиваемому труду по уважительным причинам. В основном преступники заняты на швейном производстве и на оплачиваемых работах по обслуживанию ИУ, что не всегда предполагает наличие специальной квалификации.

Ситуация может быть изменена за счет реализации новой системы исправительных учреждений и модернизации производства предприятий УИС, их ориентированности на современные запросы, формируемые на рынке труда. Оздоровлению ситуации может служить организация индивидуально оплачиваемой работы. Однако с учетом положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года к 2016 г. предполагается лишь завершить процесс создания (перепрофилирования) новых исправительных учреждений. Модернизация существующего и развитие нового производства, апробация новых профессий в ИУ возможна лишь к 2020 г.

Другим фактором, оказывающим отрицательное влияние на отношение осужденного к труду, является то, что современный осужденный имеет низкую мотивацию к занятию трудовой деятельности. Причинами этого является отсутствие заинтересованности в его результатах.

Осужденный не рассматривает труд в сфере производства как источник дохода, хотя и ориентирован на поиски работы после освобождения. Он имеет достаточно высокие запросы к оценке своего труда применительно к заработной плате, однако не вполне адекватно и объективно оценивает как собственный профессиональный потенциал, так и свой полезный вклад в трудовые отношения.

Учитывая незначительность доли мужчин, получающих профессиональное образования, а также тенденции в сфере занятости трудом до осуждения, уровень заболеваемости и инвалидности населения, можно с полной уверенностью говорить о том, что к 2015 г. показатели мотивации осужденных к труду как в период отбывания лишения свободы, так и после освобождения не изменятся.

Учитывая, что общественно полезный труд занимает важное место в числе основных средств исправления осужденных, это направление работы администрации учреждений, исполняющих наказание, в отношении рецидивистов нуждается в совершенствовании, в формировании у них добросовестного отношения к труду на базе материальной заинтересованности в ее оплате.

Отношение к учебе. Исследования многих авторов, еще с того времени, как появилась криминология, показывают, что образовательный уровень является существенной характеристикой личности преступника вообще и рецидивистов в частности. Высокий образовательный уровень обычно проявляется как антикриминогенный фактор. Чем образованнее человек, тем менее вероятно совершение им преступления.

«…Задаваясь целью исправить преступника, было бы непростительно игнорировать заботу о его просвещении… к нынешней тюрьме может быть предъявлено справедливое требование, чтобы путем хотя бы элементарного обучения образовательным предметам, она сообщала заключенным правильные идеи о Боге и его заповедях, а также и о человеческом общежитии, расширив их умственный кругозор до обыкновенной гражданской нормы» 148, писал Н.Ф. Лучинский.

Таблица 15 Отношение осужденных к учебе Характер отношения к учебе Категории осужденных, в % рецидивисты впервые осужденные Не учится без уважительных 8,7 9,3 причин Не учится по уважительным 75,9 70,2 причинам Учится, к учебе относится доб- 14,3 14,9 росовестно Лучинский Н.Ф. Основы тюpeмного дeла. СПб., 1904. С. 174-179.

Учится, к учебе относится не- 0,6 1,6 добросовестно Итого 100,0 100,0 Показатели, полученные нами (таблица 15), не позволяют говорить о каких-либо особенностях отношения осужденных рецидивистов к учебе. Основная их часть не учатся по уважительным причинам, так как имеет среднее общее образование. Это характерно и для лиц, впервые осужденных.

Аналогичным образом характеризуется и отношение осужденных к профессиональному образованию. При этом отмечается отсутствие трудовых навыков, которые помогли бы осужденному осваивать профессию или сразу трудиться на предприятии УИС, у него очень низкая мотивация к труду, который он воспринимает как способ проведения времени. Каждый третий не имеет начального профессионального образования; до ареста работали в сфере производства 33%. По специальности, полученной до осуждения, трудом заняты 13,7% осужденных149.

Наличие жилья, родственников: около 80 % рецидивистов имеют жилье, 74,5 % - родственников и близких, которые могли бы помочь после освобождения, однако 58,7 % тем не менее нуждаются в социальной помощи после освобождения.

Свидания. Количество свиданий у лишенных свободы - и у мужчин, и у женщин - с увеличением числа судимостей уменьшается, уменьшается и доля лиц, использующих максимальное количество разрешенных законом свиданий. Увеличивается доля лиц, не пользующихся этим совсем. Согласно переписи осужденных (1999 г.), используют максимальное количество свиданий при одной судимости 25,6 % мужчин и 11,3 % женщин, а при неоднократных судимостях – только 9,2 % мужчин и 5,5 % женщин. Не пользуются

–  –  –

Наши данные, приведенные в таблице 16, свидетельствуют, что в целом, по совокупности признаков,, характеризующих отношение осужденных к основным средствам исправления, они характеризуются в большинстве своем положительно (60,0 %). Среди них практически нет злостных нарушителей режима отбывания наказания, 28,1 % характеризуются нейтрально. В то же время 10,1 % респондентов характеризуется отрицательно.

См.: Xаpактepистика осуждeнныx к лишeнию свободы (матepиалы спeциальной пepeписи 1999 г.). Указ. соч. С. 21.

Среди изученных нами рецидивистов не оказалось ни одного «вора в законе», было обнаружено 7,2 % «смотрящих»; 6,8 % имели статус так называемых «отвергнутых»; остальные – «обычные» преступники.

Подводя итог изучения уголовно-правовых и уголовноисполнительных признаков рецидивистов, следует отметить следующие:

- наиболее рецидивоопасными преступлениями являются кража, разбой, грабеж, вымогательство, убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, хулиганство; по сравнению с впервые осужденными доля рецидивистов, совершивших особо тяжкие преступления, превышает в 5,6 раза; превалирование по сравнению с контрольной группой доли рецидивистов, совершивших преступление в качестве подстрекателя; по количеству судимостей наиболее значительную долю составляют лица, имеющие две-три судимости (62%);

основная часть рецидивистов осуждается на срок лишения свободы свыше пяти лет (51,7%); значительная доля лиц, совершивших преступление после досрочного освобождения (28,2%);

- по своему поведению при отбывании наказания рецидивисты характеризуются отрицательно или нейтрально (соответственно 31,1 и 30,6%). Основная часть рецидивистов принимают участие в воспитательных мероприятиях (79,6%); участвуют в работе самодеятельных организациях (77,7%); к труду относятся добросовестно (67,0%); в большинстве случаев не пользуются свиданиями (72,1%); в целом характеризуются положительно или нейтрально (88,1%).

§ 4. Психологические черты Важно отметить, что знание психологических особенностей личности рецидивиста позволяет выявить соответствующие причины совершения ими преступления, совершенствовать воспитательную работу в исправительных учреждениях. «Неумение или нежелание преступников приносить покаяние в совершенном преступлении является одной из главных причин высокого уровня пенитенциарного рецидива и эмоционального напряжения в российских исправительных учреждениях, что может выливаться в острые межличностные конфликты и даже бунты, существенно нарушая процесс исправления»151, - пишет в этой связи Ю.М. Антонян.

Из числа психологических признаков, характеризующих осужденных изучаемой категории, мы выделили: убеждения, взгляды, интересы, ориентации, умения, навыки, привычки, стереотипы поведения, темперамент, установки. Все они переплетены потребностью – мотивационными явлениями и в конечном счете определяются ими.

Эти психологические признаки преступника важны не сами по себе, а с точки зрения обстоятельств, послуживших их криминальному формированию. Исследование психологических особенностей личности рецидивиста и его поведения позволяет разработать социальные, специально-юридические и социально-психологические меры по обеспечению профилактики рецидива преступлений152.

Убеждения. Убеждения – твердый взгляд на что-нибудь, основанный на определенных положениях, мнениях, которые в сознании человека связаны с глубоким и искренним признанием и переживанием их истинности, бесспорной убедительности. Убеждения представляют собой единство знаний и особого отношения к ним, как к тому, «что бесспорно отражает действительность и должно определять поведение. Эмоциональная сторона убеждений связана с глубоким их прочувствованием – человек не просто узнает чтото, а своеобразно переживает истинность, убедительность этих знаний… Убеждения делают поведение человека последовательным, логичным, целеустремленным»153. Габриэль де Тард писал, что «всякая идея, дойдя до лица, самые заветные убеждения которого она отрицает, рискует тем, что источник Антонян Ю.М. О покаянии пpeступников // 50 лeт Минимальным мeждунаpодным пpавилам обpащeния с заключeнными: Матepиалы мeждунаpодной конфepeнции.

Pязань:

АПиУ ФСИН Минюста Pоссии, 2006. С. 54.

См. подpобнee: Кудpявцeв В.Н. Пpаво и повeдeниe. М., 1928; Игошeв К.E. Типология личности пpeступника и мотивация пpeступного повeдeния. Гоpький, 1974; Абeльцeв С.Н.

Личность пpeступника: мeжличностныe и общeствeнныe отношeния // Пpоблeмы боpьбы с пpeступностью в Цeнтpальном Фeдepальном окpугe Pоссийской Фeдepации: Матepиалы научно-пpактичeской конфepeнции (28-29 ноябpя 2001 г.). Ч. 1. - М., 2002. С. 88-93.

Пeдагогичeская энциклопeдия: в 4 т.. М., 1968. Т. 4.С. 338.

ее деятельности иссякает. И разве порочные и преступные действия не предполагают… существование какого-нибудь особого убеждения, известной жизненной, если не мировой, теории, привито преступнику»154.

Беседы с рецидивистами убедили нас, что они обладают системой убеждений. Прежде всего это убеждения в том, что их образ жизни и поведения в основном, хотя и не во всем, безупречен. Убеждения такого рода основываются на том, что получают поддержку окружения, в основном тюремного. Рецидивисты знают, что нельзя красть, грабить или убивать, но глубоко убеждены в том, что есть жизненные ситуации, в которых они как раз и оказались, когда все это можно делать. Как мы видим, убеждения рецидивистов, особенно многократных, весьма ущербны. Они неплохо знают законы, но не солидарны с ними.

Таблица 17 Характеристика убеждений Распределение, в % Общая характеристика рецидивисты впервые осужденные Религиозные 17,3 13,8 Общественно-политические 14,5 12,7 Моральные 59,0 61,7 Правовые 8,2 11,3 Научные 1,0 1,5 Итого 100,0 100,0

–  –  –

Среди осужденных-рецидивистов наибольший удельный вес занимают лица с житейскими взглядами (93,4 %), на втором месте – осужденные с эстетическими взглядами (3,9 %), на третьем – осужденные с научными взглядами (1,8 %). Самый низкий удельный вес лиц с политическими взглядами – 0,9 %.

Интересы. В интересе проявляется познавательная потребность, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности и тем самым способствующая ориентировке, ознакомлению с новыми фактами, более полному и глубокому отражению действительности156. «Интерес в динамике своего развития может превратиться в склонность как проявление потребности в осуществлении деятельности»157. Интерес представляет собой осознанную потребность.

См.: Eфpeмова Т.Ф. Новый словаpь pусского языка. Толковословообpазоватeльный. М.,

2000. С. 171.

См.: Псиxология: Словаpь / Под общ. peд. А.В. Пeтpовского, М.Г. Яpошeвского. 2-e изд., испp. и доп. М., 1990. С. 146.

Там жe.

«Именно интересы лежат в основе мотивации деятельности, определяют ее цели, а также мир ценностей и ориентаций, присущих данной личности или группе лиц»158. Известно, что интерес определенным образом зависит от характера потребности, он объективен и субъективен одновременно. Интерес является производным от системы ценностей. Интересы и потребности формируют, причем весьма активно, мотивы поведения и сам процесс мотивации.

Психологи различают непосредственный интерес, вызываемый привлекательностью объекта, и опосредованный интерес к объекту как средству достижения целей деятельности. Применительно к теме нашего диссертационного исследования знание интересов рецидивистов необходимо для дифференциации индивидуальной работы с ними. «Интерес к тому или иному предмету… побуждает к соответствующей деятельности»159. Знание последнего необходимо учитывать в деятельности по предупреждению совершения повторных преступлений.

–  –  –

Рассматриваемый ряд интересов рецидивистов, если их ранжировать, выглядит следующим образом: материальные действенные, устойчивые, поверхностные, неустойчивые, опосредованные, слабые, недействительные, пассивные, непосредственные, активные, сильные, глубокие, духовные. Материальные во много раз превалируют у рецидивистов, чем у осужденных впервые.

Ценностная ориентация. Под ориентацией понимается знание, осведомленность о собственном местоположении и позиции160. В механизме преступного поведения рецидивистов доминирующие социальные ориентации играют важную роль. О характере ориентации можно узнать по содержанию высказываний человека и его поведении. Ценностные ориентации личности во многом определяют поступки и характер деятельности индивида, направляя его активность на реализацию нужных или высших для него ценностей, а также определяют способ реализации поставленных целей. Ценностные ориентации являются одним из центральных звеньев в комплексе изучения личности и закономерностей ее развития161. Под ценностной ориентацией можно понимать предпочтение одних ценностей окружающего мира по сравнению с другими.

См.: Большой толковый псиxологичeский словаpь /Пep. с англ. - М., 2000. Т. 2. С. 566.

См.: Истомина А.И. Цeнностныe оpиeнтации осуждeнныx в контeкстe уголовнопpавовой xаpактepистики // Пpикладная юpидичeская псиxология. 2010. № 4. С. 120.

Таблица 20 Характеристика ценностных ориентаций Распределение, в % Социальные ориентации рецидивисты впервые осужденные Социальные 88,2 93,0 Асоциальные 11,8 7,0 Итого 100,0 100,0 Среди ценностных ориентаций преобладающее место занимают социальные ориентации (88,2 %)162. Они у осужденных сводятся к материальным условиям жизни.

Умения. Под умениями понимается способность хорошо и адаптивно осуществлять сложные, хорошо организованные модели поведения, с тем, чтобы достигать определенные результаты и цели163. «… Умения, часть поведенческой модели, имеющей целью влияние на других людей и манипулирование ими»164. Общество очень высоко ценит профессиональные умения, которые среди рецидивистов встречаются редко, и сама жизнь в социальной изоляции не способствует их появлению и развитию. Разумеется, мы не имеем в виду криминальные умения.

–  –  –

Как следует из полученных нами показателей, приведенных в таблице 22, наиболее значительную долю занимают двигательные навыки (55,2 %), на втором месте – интеллектуальные (25,8 %), на третьем месте – перцептивные навыки (19,0 %).

Привычки. Под привычкой обычно понимается модель действия, которая вследствие повторения становится автоматизированной, фиксированной и легко и без усилий осуществляемой. Это значение близко к понятию «черта»166.

Важность знания привычек обусловливается их огромным влиянием на человеческую деятельность. «…Род занятий и склад жизни вызывают и определенный род преступлений, предпочтительно избираемых деятелем… Присущее нам влечение к подражанию есть одна из действительнейших причин социальных событий вообще»167, - писал И.Я. Фойницкий.

–  –  –

По видам привычек осужденные в ранжированном ряду распределились следующим образом: наибольшая доля приходится на лиц с социальными привычками (41,7 %), второе место занимают лица с физиологическими привычками (40,0 %), третье – лица с психологическими привычками (8,6 %), четвертое место – лица с интеллектуальными привычками (7,0 %).

Установки. Под установкой понимается особое состояние, диспозиция или тенденция организма и психики реагировать определенным образом на что-то, в том числе на возникающие ситуации, особенно внезапные. Установка понимается и как совокупность взглядов и отношений человека к чемунибудь или к кому-нибудь, что для криминологии и исправления преступников очень важно.

–  –  –

По характеру установок среди изучаемой категории осужденных преобладают лица с элементарными (телесными) установками – 55,2 %. Доля лиц с социальными (духовными) установками составляет 44,8 %. В контрольной группе наиболее преобладают лица с социальными (духовными) установками (57,2 %).

Приведем и такие полученные нами данные: 4,3 % обследованных страдали алкоголизмом, а 5,1 % - наркоманией. Некоторые другие психические аномалии среди них распределились следующим образом: психопатия – 1,7 %; органическое поражение центральной нервной системы – 0,9 %; черепно-мозговые травмы – 1,7 %; шизофрения – 1,7 %; эпилепсия – 0,9 %.

Как отмечал еще Р. Крафт-Эбинг в ХIХ в., распространенность психических аномалий среди осужденных тем выше, чем больше количество лет, проведенных в местах лишения свободы. Согласно новейшим исследованиям, такая тенденция сохранилась и в настоящее время.

Как известно, расстройства психической деятельности могут активно способствовать преступному поведению. Если же они сочетаются с низкой культурой и с незанятостью в общественно полезном труде, то такая совокупность становится еще более криминогенной. В то же время многие лица с психическими аномалиями вполне пригодны для трудовой деятельности, во всяком случае к определенным ее видам. Однако само наличие такой аномалии препятствует формированию установки на работу.

Каждый десятый до ареста состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Психические аномальные лица проявляют особую склонность к совершению преступлений. Во-первых, они хуже усваивают нравственные и правовые нормы, регулирующие поведение; во-вторых, их поведение более импульсивно по сравнению со здоровыми, они или вообще не готовятся к совершению преступлений, или эта подготовка у них кратковременна. Нами установлены также некоторые корреляции показателей рецидивной преступности лиц с психическими аномалиями.

К числу основных особенностей психически аномальных рецидивистов относятся следующие:

1. Повышенная склонность к повторному совершению преступлений, о чем свидетельствует то, что удельный вес рецидива среди них в два раза больше, чем в общей массе лиц, преступивших уголовный закон. Удельный вес рецидивистов среди лиц, страдающих психопатией, составил 73,3 %. За ним по мере убывания следуют: олигофрены (доля повторных правонарушителей – 58,7 %); лица, имеющие остаточные явления черепно-мозговых травм (55,2 %); хронические алкоголики и наркоманы (48 %); лица с органическими поражениями головного мозга (41,4 %); эпилептики (33 %); лица с иными психическими отклонениями (30,8 %).

2. Существует зависимость между повторностью общественно опасных деяний (количество осуждений и величина интервала между совершаемыми преступлениями) и клиническими характеристиками преступников с психическими аномалиями.

Так, многократное совершение преступлений и высокая интенсивность рецидива (интервал до 2 лет) присущи лицам, страдающим психопатией.

Средняя интенсивность рецидива (интервал от 2 до 5 лет) и наличие двухтрех судимостей чаще всего наблюдаются у наркоманов и «травматиков»

(перенесших травмы черепа). Рецидивисты с умственной отсталостью, как правило, ранее привлекались к уголовной ответственности лишь однажды, при этом последнее и предыдущее преступления разделяют небольшие промежутки времени (до 2 лет).

3. Структурная характеристика преступного поведения аномальных рецидивистов во многом обусловлена отклонением психики: лица с нарушенным интеллектом в основном совершают имущественные и сексуальные уголовно наказуемые деяния, в то время как хронические алкоголики и правонарушители с психопатическими девиациями обнаруживают склонность к насильственным посягательствам, а наркоманы – к деяниям, связанным с нелегальным оборотом наркотиков. Характер преступности среди алкоголиков в местах лишения свободы и в условиях свободы в основном отличается тем, что они совершают менее опасные преступные посягательства.

4. В целом рецидивисты с дефектами психики (в рамках вменяемости) более склонны по сравнению с психически здоровыми и «аномальными» лицами, ранее не совершившими преступлений, к действиям насильственного характера. Преступления, связанные с применением насилия, в структуре рецидивной преступности аномальных субъектов составляют 36,5 %, а в структуре психически здоровых рецидивистов – лишь 13,4 %.

5. Наибольшая криминогенная активность у изученного контингента рецидивистов приходится на первые два года после отбывания наказания за предыдущее преступление. В период от 2 до 5 лет наблюдается «затухание»

такой активности, а в период от 6 до 10 лет она вновь повышается, а после десяти лет – минимальна.

6. Степень тяжести последующего деяния главным образом обусловлена характером предыдущего посягательства и видом психического отклонения и при этом чаще всего соответствует предыдущему преступлению. Рецидивисты с психическими аномалиями не способны в большинстве случаев осуществлять предварительную подготовку к противоправным действиям и свершают их по внезапно возникшему умыслу. Это отличает их от психически здоровых преступников.

7. Рецидивисты с аномалиями психики гораздо труднее адаптируются в местах лишения свободы по сравнению со здоровыми неоднократно судимыми лицами. Поэтому они чаще нарушают режим, вступают в конфликты с другими преступниками, а нередко даже предпринимают суицидальные действия в период отбывания наказания. Вполне естественно, что они испытывают затруднения в период ресоциализации после освобождения от наказания.

Чем больше число осуждений, тем выше нравственная деградация рецидивиста, которые начинают характеризоваться отсутствием положительных жизненных планов и проявлениями криминальной деструктивности.

Удельный вес рецидивистов, страдающих тем или иным психическим расстройством в рамках вменяемости, составляет 57,6 %. До 80 % рецидивистов злоупотребляют спиртными напитками. Особого внимания заслуживает проблема потребления наркотических средств, так как общая деградация личности в этом случае наступает в 15-20 раз быстрее, чем в результате употребления алкоголя. Среди рецидивистов, отбывающих наказание в виде лишения свободы, в настоящее время доля больных наркоманией составляет около 40 тыс. человек.

Личность рецидивистов характеризуется в целом наличием антиобщественных установок, которые сформировались в течение их жизненного пути, в результате неблагоприятных нравственно-психологических воздействий, начало которым было положено в родительской семье. Как показало изучение жизни отдельных рецидивистов, их отчуждение от нормальных связей и отношений было положено депривацией родительской заботы и попечения, установлением с раннего возраста прочных связей с неформальной подростковой отрицательной средой, наряду с ухудшением учебы и возникновением негативного отношения к школе и школьным товарищам.

Устойчивый комплекс общественно порицаемых характеристик у рецидивистов проявляет себя следующие:

- пренебрежении интересами общества;

- игнорировании труда как единственно приемлемой формы жизнедеятельности;

- неумении контролировать свое поведение, неуважительном, безразличном отношении к интересам других лиц;

- наличии социально порицаемых потребностей в злоупотреблении алкоголем, наркотиков;

- иных безнравственные побуждений, привычек, интересов.

Рецидивная преступность обусловлена многими негативными факторами и является прямым следствием действующих в обществе противоречий.

Подводя итоги общего анализа личности рецидивиста, рассмотрим некоторые обобщающие их характеристики. Здесь мы хотим отметить, что для любого криминологического исследования очень важны конкретные данные, описывающие явление, ставшее предметом изыскания. Но не менее важны и обобщающие характеристики, в которых должны быть и сведения, объясняющие этот предмет.

- Отчуждение от позитивной среды, уход в иное, антисоциальное измерение.

Для большинства рецидивистов, особенно судимых многократно, характерно отсутствие семьи, профессии, постоянной работы и постоянного места жительства, т.е. частичная или даже полная дезадаптация. С другой стороны, такие люди прекрасно приспособлены к жизни в местах лишения свободы, они участвуют в созидании и формировании криминальной субкультуры. Не надо думать, что рецидивисты, и в особенности многократно судимые рецидивисты, все время находятся в постоянной оппозиции к обществу: современные исследования показывают, что многие из них охотно сотрудничают и с полицией, и с администрацией исправительных учреждений.

- Бедность потребностно-мотивационной сферы, преобладание материальных потребностей. Для преступников-рецидивистов типичен невысокий уровень общей культуры, примитивные потребности, в основном сводящиеся к удовлетворению материальных нужд, обеспечению желаемого социального статуса в неформальной антиобщественной среде и личной безопасности в случае совершения преступления. Бытует расхожее мнение, что среди преступников и преступников-рецидивистов много очень талантливых людей. Это выдумка, не подтверждаемая реальной жизнью. «Художественные» произведения преступников, в том числе песенная продукция, примитивны и убоги.

- Наличие лидерских способностей у рецидивистов. Речь идет о наличии подобных способностей лишь у некоторых из них, а отнюдь не у всех. Если такие способности сочетаются с профессиональными преступными умениями и навыками, то обладатель таких качеств представляет собой существенную общественную опасность, в частности потому, что может стать лидером организованной преступной группы.

- Деградация личности по мере роста числа осуждений и лет, проведенных в местах лишения свободы. Жизнь от преступления к преступлению, антиобщественный образ жизни, постоянная боязнь разоблачения, отсутствие позитивных социальных контактов постоянно и неуклонно снижает уровень личности, чему столь же активно способствует многократное и длительное пребывание в местах лишения свободы. Чем больше судимостей и лет, проведенных в местах лишения свободы, тем больше лиц, страдающих психическими расстройствами. Наиболее высокий уровень психически аномальных преступников наблюдается среди осужденных в местах лишения свободы особого режима. Большая часть рецидивистов выглядит намного старше своих лет, иногда – глубокими стариками, страдает хроническими соматическими болезнями. Они нуждаются в постоянном медицинском обслуживании и уходе, вряд ли кто-нибудь из них способен постоянно трудиться.

- Утрата страха перед наказанием, прежде всего обусловленная тем, что рецидивисты плохо адаптированы к условиям свободы, им хорошо там, где она отсутствует. Поэтому многие из них совершенно не боятся возвращения за колючую решетку, для них тюрьма является родным домом. Известны случаи, когда рецидивисты совершали преступления именно ради того, чтобы вернуться в места лишения свободы. Многим рецидивистам действительно хорошо в исправительных учреждениях, они не могут жить вне жестких рамок регламента жизни и без опеки вышестоящей силы, в роли которой выступают правила отбывания наказания и администрация мест лишения свободы. Для рецидивистов весьма привлекательны существующие в местах лишения свободы антиобщественные группы преступников, членством в которых они весьма дорожат. Еще одна категория рецидивистов, стремящихся в исправительные учреждения, - это лица, утратившие связи, особенно родственные, не имеющие крыши над головой и постоянного источника получения средств к существованию. Среди них много стариков и инвалидов, для которых пребывание в местах лишения свободы означает решение основных жизненных проблем с жильем, питанием, лечением, досугом и т.д. Конечно, это печально, что есть люди, мечтающие о тюрьме как о месте спокойной, сытой и обеспеченной жизни, но, тем не менее, такие люди есть, причем не только в нашей стране, но и практически во всем мире.

- Знание правовых норм при отсутствии солидарности с ними. Необходимо уточнить, что рецидивисты хорошо знают нормы уголовного, уголовнопроцессуального или уголовно-исполнительного права лишь в части, которая им необходима или с которой они сталкиваются во время следствия, суда или отбывания наказания. Поэтому их правовые знания более чем ограничены и закрепляются в их личности лишь на уровне фиксации, но не солидарности с ними. Хотя, впрочем, и здесь нужны определенные комментарии. Преступники, в том числе и рецидивисты, по большей части согласны с наличием каких-то уголовно-правовых или уголовно-процессуальных норм в принципе.

Например, они считают вполне справедливым наказание за убийство или грабеж, но при этом возражают относительно того, как эта норма применена лично к ним, главным образом в части санкции – срока лишения свободы.

Иными словами, они каждый раз находят необоснованным применение именно к ним тех или иных правовых норм.

- По результатам нашего опроса рецидивистов в колониях строго режима полностью виновными признают себя около 20 %, частично виновными (с различными оговорками) – около 60 %, невиновными - 20 %. При этом заметим такую тенденцию – по мере увеличения числа судимостей увеличивается количество лиц, признающих себя полностью или частично виновными.

Причина этого, наверное, заключается в том, что рецидивисты старших возрастов более критически относятся к себе и меньше, чем молодые, склонны перекладывать на других свою вину. Но это не означает, конечно, что их легче перевоспитать хотя бы потому, что их убежденность в правильности избранного ими образа жизни крепче.

Преступников-рецидивистов отличает стремление к постоянному и интенсивному общению с теми, кто ведет антиобщественный образ жизни, в частности совершает преступления. Это вполне естественное стремление, поскольку именно в группе человек находит понимание поддержку и помощь, пусть эта помощь только психологическая. Таким образом, формируются и закрепляются нормы антиобщественной идеологии и морали, что активно способствует распаду общественно полезных связей и созданию социальнопсихологической общности статусов и интересов рецидивистов. Устойчивость названных групп обеспечивается как их лидерами, так и преданностью их участников групповым ценностям. Многие рецидивисты заботятся о пополнении преступных группировок, для чего втягивают в них молодых людей, нанося тем самым огромный ущерб обществу.

Тюремная и в целом криминальная субкультура создается и поддерживается в таких группах именно преступниками-рецидивистами, которые отражают в нормах («понятиях») этой субкультуры свой жизненный опыт, свое видение мира и отношение к нему. Вполне можно разделить тревогу некоторых журналистов и писателей, которые озабочены проникновением криминальной субкультуры в общество.

Как показало наше исследование, количество рецидивистов, совершивших преступления в группе, уменьшается по мере увеличения их возраста. Наоборот, с увеличением возраста растет число рецидивистов, совершивших преступление в одиночку. В большинстве случаев это может свидетельствовать о высокой общественной опасности личности рецидивиста. Он уже не нуждается в помощи соучастников, он сам может подготовить и совершить преступление.

Количество рецидивистов, совершающих преступления против собственности, значительно выше осужденных за насильственные преступления:

первых 70-75 %, вторых – 10-12 %. За совершение насильственных преступлений больше рецидивистов, отбывающих наказание в тюрьме, чем в колонии разного вида режима. При совершении преступлений в сфере экономической деятельности рецидивисты часто использовали жестокость при запугивании и расправах над потерпевшими.

По данным Н.А. Коломытцева, среднее число судимостей у субъектов особо опасного рецидива возросло и составляет в колониях особого режима и тюрьмах 5, в колониях строгого режима - 4,4. Среднее число судимостей в общей массе осужденных к лишению свободы составляет 2,2. Свыше 60 % имеют от трех до шести судимостей, что дает основания для вывода о высокой степени общественной опасности, прочно укоренившихся антиобщественных взглядов рецидивистов. В колониях особого, строгого режимов и тюрьмах 8,2 % осужденных имеют 8 и более судимостей. По мнению Н.А.

Коломытцева, увеличение в составе осужденных количества судимостей, имеющих большое число судимостей, будет продолжаться168.

В связи с изложенными данными представляется важным еще раз отметить, что количество судимостей отнюдь не всегда свидетельствует о высокой общественной опасности конкретного лица. Среди рецидивистов нередко встречаются люди, совсем отчужденные от жизни на свободе по причине старости, болезней, отсутствия родственников, отсутствия крыши над головой. Вряд ли следует говорить о них, что они представляют повышенную общественную опасность. То же самое можно утверждать относительно тех, пусть и сравнительно молодых людях, кто постоянно совершает мелкие кражи. Следовательно, личность нужно отделять от деяния.

§ 5. Типология рецидивистов

Типологию рецидивистов можно осуществлять по разным признакам:

по полу, возрасту, образованию, характеру совершаемых преступлений, числу привлечений к уголовной ответственности, количеству лет, проведенных в См.: Коломытцeв Н.А.Особо опасный peцидив пpeступлeний и боpьба с ним. Нижний Новгоpод, 2005. С. 60-61.

местах лишения свободы, и т.д. Так, возможная типология по характеру совершаемых преступлений могла бы включать в себя тех, кто во второй и более раз совершает главным образом насильственные преступления или корыстные, корыстно-насильственные и т.д. Очень важно выделять рецидивистов по числу судимостей, в соответствии с этим признаком можно назвать неоднократно (осужденных «лишь» вторично) и многократно (осужденных три и более раз) судимых преступников. Важным критерием типологизации рецидивистов (как и других преступников) являются мотивы их преступного поведения.

В криминологии также принято различать два типа личности рецидивиста: антисоциальный и асоциальный. Разумеется, эти названия условны.

Такие типы можно выделить и среди многократно судимых рецидивистов.

Под антисоциальным типом личности понимается личность, которая активно, настойчиво, постоянно противопоставляет свои преступные намерения, цели, установки ценностям общества. Это те, о ком можно сказать, что они борются с законом: они не ждут, когда сложится благоприятная ситуация для совершения ими преступлений, а сами активно создают такие ситуации.

В отличие от них асоциальные преступники более пассивны, они «плывут по течению», для них совершение преступлений – «просто» способ материального обеспечения дезадаптивного антиобщественного существования. Нередко это – бездомные алкоголики. Вообще, алкоголики-бродяги – самые свободные люди на земле, поскольку у них нет никаких забот и обязанностей, кроме, конечно, тех, которые направлены на обеспечение их существования.

В одной исправительной колонии мы обследовали осужденного, который находился в местах лишения свободы в 12-й раз; он был профессиональным сапожником, имел вполне приличный заработок и проживал в доме сожительницы, но, очевидно, жизнь на свободе была не для него. Он постоянно совершал мелкие кражи, причем демонстративно, словно стараясь, чтобы его тут же задержали. В предыдущий раз он украл несколько предметов детской одежды на глазах у продавцов и покупателей и, конечно, был тут же задержан. А в последний раз он залез в квартиру, оснащенную сигнализацией, и был там же задержан с поличным. Последние четыре раза его направляли в одну и ту же колонию, где его хорошо знали. Он всегда определялся на хозяйственную работу, которой был доволен и им тоже были очень довольны.

Администрация характеризовала его только положительно.

Для рецидивистов показательна судьба С., семь раз привлекавшегося к уголовной ответственности за кражи и два раза – за систематическое занятие бродяжничеством.

С. вырос в семье, в которой было еще двое младших детей. Родители, по словам С., его любили, а если и наказывали, то не очень строго. Однако уделяли ему и другим детям мало внимания из-за загруженности по работе, поэтому он был предоставлен сам себе. «Они говорят, - рассказывает С., что, поскольку я все время сижу, я самый любимый, что они виноваты во всем. Все время мне писали письма». Даже в 1-м классе он проучился лишь несколько месяцев, но постоянно убегал из семьи и школы, бродяжничал. В 8 лет был помещен в специальное учебное заведение, откуда тоже убегал.

Рано стал воровать. «Я почти все время сидел, на свободе был мало, всего в общей сложностей за свою жизнь не более 4 лет (в момент обследования ему было 54 года). Никогда не был женат, хотя женщины были. После очередного освобождения бродяжничал, жил у случайных знакомых, иногда у родителей. Жил за счет краж, но пил мало; общался с такими же, как и я. В совершенных преступлениях никогда не сознавался, в колонии другие осужденные меня уважают. За все годы неволи никто никогда со мной не говорил по душам и подолгу. Когда со мной говорят, то обычно угрожают или заставляют что-то сделать. Какая разница, год лишний прожить или сейчас умереть. Все равно из зоны живой не уйду».

У С. гипертония, туберкулез легких, язва желудка; в результате инсульта отнялись правая рука и нога. Инвалид II группы. С. - яркий пример загубленной жизни, причем в основном по своей собственной вине. Он не имеет абсолютно никаких перспектив в жизни, у него нет никаких родственников – незадолго до нашей беседы умерли его родители, поэтому после освобождения ему негде жить. Этот человек обязательно должен быть помещен в дом инвалидов и престарелых. Никто ему не сможет помочь в жизни.

С. никого не упрекает, казалось, он полностью смирился со своей судьбой. Однако психологическое тестирование показало, что он все-таки винит свою мать, воспринимая ее в то же время как силу, которая способствовала столь негативному началу его жизни.

Рецидивисты асоциального типа образуют большую количественную группу, и в отличие от рецидивистов антисоциального типа являются более пассивными, они не ставят перед собой целью сознательное возведение в принцип преступного образа жизни. Это - лица, которые совершают преступления неоднократно, прежде всего, в силу своей социальной деградации, утраты нормальных социальных связей и отношений. Они как бы «плывут» по жизни, среди них много тех, кто не имеет постоянного места жительства и определенных занятий. С. как раз и принадлежит к этой группе.

Лица, входящие в эту группу, совершают, как правило, менее тяжкие преступления более примитивными способами, нежели рецидивисты антисоциального типа.

На статистическом уровне установлено, что по мере роста числа судимостей у рецидивистов тяжесть совершенных ими преступлений уменьшается, что свидетельствует о тенденции к трансформации рецидивистов из антисоциального типа в асоциальный в связи с возрастом, обшей деградации личности и вследствие неоднократного отбывания наказания.

Самым распространенным и массовым типом среди рецидивистов является ситуативный тип. Рецидивисты этого типа совершают преступления в зависимости от конкретно сложившейся ситуации. Они обладают не ярко выраженными чертами характера и поведения, им свойственны раздвоение личности, отсутствие прочных моральных принципов, преобладание отрицательных качеств над положительными, неустойчивое отношение к общечеловеческим ценностям, а с другой стороны — отсутствие привычки удовлетворять свои потребности исключительно преступным путем.

При анализе собранных нами данных о личности рецидивиста учитывались следующие параметры рецидивных преступлений: условия возникновения рецидивно-преступного поведения, особенности сопутствующей психобиологической почвы, мотивы преступления, уровень развития правосознания, особенности морально-нравственных ориентаций, психические состояния и др.

Систематический анализ различных типологий изученной категории лиц позволил вывести оптимальный ее вариант. В основе такой психологии лежит единый механизм функционирования: деструктивный (гебоидный и конституционально-аффективный), дефицитарный, дезадаптивный (социально-дисгармоничный и социально-дезадаппшвный) и смешанный169.

Весьма важным является то обстоятельство, что типологические особенности имеют определенные историко-эволюционные предпосылки, поэтому, чтобы была понятна логика междисциплинарного синтеза и предложений по профилактике рецидивных преступлений, мы сочли целесообразным кратко изложить содержание типологии, как это сделал разработавший ее автор Г.Б. Калманов. Мы в созданную им типологию внесем конкретные данные, которые были получены нами в ходе проведенных эмпирических исследований. Эта типология вызывает положительную оценку, поскольку она основана на психологических (социально-психологических и патопсихологических) особенностях обследованных нами рецидивистов. Использование именно этой типологии отнюдь не означает отрицательного отношения к другим типологиям, которые имеются в криминологии. Некоторые из них были названы выше.

См.: Антонян Ю.М., Калманов Г.Б., Ножкина Т.А. Личность peцидивиста и типология peцидивистов // Сб. научныx тpудов Института Гуманитаpного обpазования. Вып. 8. М.,

2007. С. 22-30.

Деструктивный тип. Общей особенностью для этого типа рецидивистов является подростковый возраст первого криминального эксцесса с законом (от 12 до 18 лет) и достаточно характерные отклонения в нравственноэтической и аффективно-волевой сферах. В зависимости от доминирования нравственно-этического дефекта или аффективно-волевых нарушений мы разделили этот тип на два вида: гебоидный и конституционально-агрессивный.

Гебоидный вариант в нашем исследовании занимал небольшой процент (2,6%) среди всех рецидивистов, однако его типологическая характеристика заслуживает внимания.

Мы отнесли конституционально-аффективных рецидивистов к деструктивному типу по той причине, что устойчивая агрессивность у них выступала как самоценная форма психологической зашиты, что со временем становилось инструментом взаимодействия со средой, но это имеет место при других аффективных типах, в частности дезадаптивных формах криминального поведения. Иными словами, агрессия у этого контингента рецидивистов носила враждебный характер с признаками дисфории и цинической бравады. Негативизм к общественным нормам отличался гротескностью и демонстративностью. Подобное поведение чередовалось неадекватным аффектом ярости, который носил агрессивный и разрушительный характер.

Дефицитарный тип. При дефицитарном типе аксиологические, социально-психологические, общепсихологические особенности, помимо нравственно-этической деформации, были отягощены психическими расстройствами (психопатия, алкоголизм, токсикомания, наркомания, резидуальные органические нарушения, олигофрения и др.), которые привносили свою патопластическую картину в особенности личности рецидивистов.

У этой категории рецидивистов за самооправданием нередко стоит не только заблуждение относительно нравственно-правовых норм поведения, но и эмоциональная уплощенность, равнодушное отношение к жертве и, как правило, к людям вообще. Наиболее характерными для них были преступления из хулиганских побуждений, без четкой мотивации.

Типичными являлись аффективно-возбудимый, неустойчивый и истерический типы реагирования в структуре акцентуацией, психопатии и психопатоподобного синдрома, а также резкая возбудимость со склонностью к разрушительным действиям; возбудимость по дисфорическому типу с застреванием аффекта на фоне таких характерологических особенностей, как мелочность, педантичность, вязкость, эмоциональная ригидность и жестокость; возбудимость с чертами демонстративности, театральности и утрированности во время аффекта; высокая склонность к алкогольным и другим эксцессам, к конфликтности и хулиганским действиям; для периода декомпенсации — безудержность поведения, враждебность и агрессивность, возбудимость по малейшему поводу, склонность к сверхценной негативной трактовке отношения окружающих, не критичность к своим поступкам.

Понятно, что в конфликтных ситуациях такая личность плохо себя контролирует, отличается аффективной неустойчивостью, импульсивностью поступков, склонностью к неадекватным формам реагирования и линии поведения в целом. Изучение морально-этических характеристик показало, что в отличие от первой группы у них имело место не столько ее деформация, сколько незрелость, инфантильность. Мышление нередко отличалось поверхностностью суждений, завышенной или заниженной самооценкой при отсутствии четкой социальной направленности, поэтому в структуре антисоциальных форм поведения преобладали ситуационные правонарушения. Для личностных особенностей весьма характерной являлась утрированность таких черт, как властолюбие, эгоцентризм, зависть, нетерпимость, подозрительность, себялюбие, ревность и мстительность.

Отсюда становится понятным и характерный для них эмоциональный фон преступных мотивов, а именно на почве ревности, мести, личных обид и т.д.

Дезадаптивный тип. Роль дезадаптивных состояний при рецидивных преступлениях весьма велика, так как они являются источником агрессивно-импульсивных или экспрессивно-насильственных поступков, аффективно-суженного сознания, реакций, неадекватных раздражителю, гетеро-агрессивных форм поведения, внешне безмотивнонасильственного поведения и др. Почвой для них могут быть психогении, психофизиологические или психоорганические нарушения. Главная негативная сторона дезадаптивно-дисфункциональных состояний состоит в том, что они снижают адаптивные механизмы саморегуляции поведения, что нередко является источником рецидивных преступлений.

Социально-дисгармоничный вариант (подтип) этого типа можно было бы обозначить и как «социально-приспособленческий», исходя из того, что адекватная социально-психологическая линия поведения для представителей этой группы возможна лишь в диапазоне той социальной среды, которая соответствует их индивидуально-психологическим ресурсам и личностным потребностям. По характеру потребностей, определявших содержание, цели их деятельности и являвшихся движущей силой их поведения, мы разделили этот подтип на две категории: с преобладанием материально-ценностных ориентаций и со стремлением к самоутверждению. Понятно, что сами по себе эти личностные ориентации не являются фатальными для формирования антисоциальных форм поведения и деформации правового сознания. Однако ложные представления о средствах реализации своих потребностей, их односторонность в системе общественно-ценностных ориентаций, а также искаженная мотивационная тактика, направленная на максимально быстрое и легко доступное достижение цели, формировали криминальный стиль поведения. Естественно, что такое сочетание создает психологический симптомокомплекс, который не только вступает в антагонизм с реальной действительностью, но и является источником осознанного или неосознанного постоянного психологического конфликта, который сводится к противоречию между долгом и личными интересами или возможностями и стремлениями. Внутренняя несостоятельность при завышенной самооценке и низком пороге психоэмоциональной устойчивости нередко у них замещается психологическими приемами защиты. Поэтому здесь преобладали осужденные за совершение аффективно-доминантных преступлений, т.е. ситуационных и импульсивных.

Социально-дезадаптивный вариант (подтип) указанного типа. Дисгармоничная или незрелая личность может регрессировать под влиянием множества социальных и психосоциальных факторов, избирательно проявляя дезадаптивность, вплоть до тяжкого преступления.

В этом отношении личность, отягощенная нравственно-этическим дефектом, все воспринимает в плоскости своих потребностей и страстей, цель ставит выше ее смысла, что превращает их в конгломерат заблуждений и пороков. Потребности приобретают характер влечений, из них выпадают опосредованные звенья, в результате чего деятельность постепенно становится все более импульсивной. Эмоционально насыщенные переживания могут овладевать сознанием такой личности, способствуя формированию сверхценных идей, одержимых влечений, навязчивых страхов и тревожных состояний, являясь при неблагоприятных условиях почвой для преступлений на почве ревности, мести или иных побуждений. Навязчивые страхи могут стать источником аффективно-агрессивных поступков, вплоть до суицидальных.

Смешанный тип, хотя и удивляет своей семантической неопределенностью, является довольно распространенным. В пестрой картине деструктивных мотивов, комплекса взаимодействующих, взаимопотенцируюших психических аномалий и психогенных факторов выявить соотношение психодинамических сдвигов и степень личностной деформации, определить доминирующие звенья в генезе преступления - задача довольно сложная. Также трудно провести четкую дифференциацию между искаженной духовно-нравственной ориентацией, психосоциальной деформацией и патопсихологическим симптомокомплексом, обусловленным психобиологическими факторами.

Больше всего опасны те, которые совершают только насильственные преступления, особенно тяжкие и в первую очередь убийства. Такие преступники составляют отдельную группу. Но надо отметить, что рецидив особо тяжких преступлений против личности в немалой степени формируется вследствие порочной судебной и пенитенциарной политики: суды за убийства и прочие опаснейшие преступления часто назначают неоправданно мягкие наказания, а администрация исправительных учреждений представляет к условно-досрочному освобождению лиц, которые несут наказания, явно не соответствующие содеянному; это рождает у освобожденных раньше окончания даже несурового срока наказания ощущение безнаказанности, убийство, изнасилование или нанесение тяжкого вреда здоровью представляется им не очень существенным нарушением закона. Раскаяние, как правило, у них отсутствует, а признание своей виновности во время следствия и суда (если, конечно, оно имеет место) носит чисто формальный, даже спекулятивный характер: они признаются только потому, чтобы смягчить наказание.

Другой тип рецидивиста – это те, которые постоянно совершают только корыстные преступления – преимущественно кражи. Беседы с ними, их изучение убеждают, что ничего кроме краж они никогда не допускали и в будущем не допустят. Это менее опасные преступники, чем представители предыдущего типа, хотя среди них немало лидеров преступного мира.

Разумеется, такого рода рецидивисты общественно опасны уже в силу того, они хотя бы один раз совершили кражу; они тем более опасны, что воровали не один раз, их наказывали, но они продолжали поступать так же.

Общественная опасность преступного деяния зависит и от самого действующего субъекта. «Миролюбие» (если так можно назвать анализируемую здесь их особенность) представляет собой достаточно выраженную черту их поведения и их человеческую специфику. При этом, разумеется, не следует забывать, что они – многократно судимые рецидивисты, люди иного мира, со своими ориентациями и ценностями, со своим видением мира и себя в нем.

Большая часть из них, наверное, не задумывается над тем, можно или нет убивать, и в этом они схожи с нами. Их антиобщественные установки направлены совершенно на другие вещи. Очень часто они воруют для того, чтобы получить средства на жизнь, и потому, что ничего другого они не умеют; они воруют, чтобы поддержать свой престиж среди других преступников, и даже для того, чтобы вернуться в места лишения свободы, где они обретают привычное спокойствие, даже комфорт, признание тех, кого хорошо и давно знают.

Мы предлагаем такую типологию рецидивистов.

Рецидивист с антиобщественной установкой универсального характера – самый опасный тип преступника, с ярко выраженной криминальной зараженностью, способный совершить и корыстное, и насильственное преступление. Его отличают крайняя степень индивидуализма, резко негативное отношение к труду, паразитизм, склонность к насилию, агрессивность, стремление к систематическому нарушению общепринятых норм, активный поиск, организация повода и ситуации для преступных деяний. Эти лица могут совершать тяжкие преступления под влиянием самых незначительных побудительных причин. Каждое следующее преступление совершается ими более сознательно, нередко демонстративно. Контакты с нормальной социальной средой у рецидивистов данного типа практически отсутствуют, поскольку многие из них значительную часть своей сознательной жизни провели в местах лишения свободы.

При прогнозировании преступного поведения данной категории рецидивистов следует иметь в виду реальную возможность совершения ими таких тяжких преступлений, как бандитизм, действия, дезорганизующие работу органов, исполняющих наказания, массовые беспорядки, умышленные убийства, разбои. Преступники этого типа чаще всего встречаются среди лиц, признанных особо опасными рецидивистами.

Рецидивист с антиобщественной установкой корыстной направленности отличается от рецидивистов первого типа стойкой ориентаций на совершение корыстных преступлений, которые превращаются для него в единственный или основной источник существования В этом важнейшая особенность данной категории лиц. Кроме того, типичной их чертой является стремление поддерживать традиции профессиональной преступности, касающиеся «технологии» совершения преступных действий.

В эту группу входят в основном представители старшего поколения преступников, которые пытаются сохранить верность «воровским законам», традициям, нравам и обычаям. Они расчетливы, эгоистичны, хитры, изворотливы, стараются любую ситуацию использовать в своих интересах, преимущественно материальных.

В структуре современной рецидивной преступности первые два типа рецидивистов представляют собой стойкое криминальное ядро, через которое осуществляется преступная преемственная связь.

Рецидивист с антиобщественной установкой насильственного характера имеет ярко выраженную стойкую отрицательную ориентацию. Немалую роль в совершении им преступления играет сложившаяся в данный момент ситуация. Антисоциальные взгляды и убеждения этих лиц формируются вследствие ограниченного кругозора, низкого уровня культуры, особенно культуры эмоций. Они жестоки, злобны, мстительны, не умеют, а нередко и не хотят управлять своим поведением. В отличие от рецидивистов первых двух типов эти лица сохраняют социально полезные связи: большинство из них имеют постоянное место жительства и работы. Для данной категории рецидивистов характерен агрессивно-конфликтный тип преступного поведения.

Рецидивист асоциального типа так же, как и предыдущие типы, отличается высокой степенью криминальной зараженности и социальной испорченности. Однако у него нет заостренного противопоставления своих индивидуалистических устремлений интересам общества, преступный образ жизни он не возводит в принцип. Рецидивисты этого типа совершают повторные преступления главным образом в силу деградации, выпадения из нормальных социальных связей, вследствие антиобщественных привычек, взглядов и т.п.

Отличительные черты личности этой категории рецидивистов зачастую отягощены хроническим алкоголизмом, наркоманией, психическими аномалиями. Преступное поведение представителей этого типа характеризуется импульсивностью их действий, а способы совершения и сокрытия преступлений довольно примитивны.

Рецидивист ситуативного типа. У этих лиц не выработаны или утрачены сознательные положительные установки, нет системы твердых взглядов, прочных моральных устоев. Кражи, другие корыстные преступления они совершают главным образом из-за неспособности устоять перед соблазном поживиться за чужой счет, с целью добыть средства на выпивку и т.д. Среди факторов, обусловливающих преступное поведение рецидивистов данной категории, наряду с антиобщественными взглядами и привычками, значительную роль играет ситуация. Как правило, эти лица имеют семью, постоянное место жительства и работу. Однако эти социально полезные связи несколько ослаблены: семейные отношения не упорядочены, позитивное влияние трудового коллектива невелико.

Наличие явно выраженных антиобщественных взглядов, проявляющихся в поведении всех рассмотренных типов рецидивистов, предполагает необходимость осуществления в отношении их всего комплекса профилактических и оперативно-профилактических мероприятий. Знание указанных характеристик будет способствовать более успешной борьбе с рецидивной преступностью.

§ 6. Социальная стратификация рецидивистов в местах лишения свободы Для организации исправительной работы в органах, исполняющих наказания, крайне необходимо четко представлять характеристику осужденных в зависимости от их статусов, занимаемых в местах лишения свободы.

Рассмотрим эти вопросы подробнее.

Все осужденные в структуре межличностных отношений подразделяются на следующие неформальные (неофициальные) категории (касты):

- особо устойчиво-привилегированные лица, относящиеся к высшему слою («воры», «козырные фрайера», «фрайера», «свояки», «путевые»);

- устойчиво-привилегированные – средний слой («мужики», «паханы»);

- неустойчиво-привилегированные – промежуточный слой («шестерки», «громоотводы», «пристяжь»);

- устойчиво-непривилегированные – низший слой («обиженные» разных «мастей»).

Основной неформальный принцип взаимоотношений между осужденными указанных категорий может быть сформулирован как «господство – подчинение», «угнетение слабых сильными», что четко усматривается в «неписанных» нормах, регулирующих их поведение. Разумеется, существуют равные отношения между представителями одних и тех же слоев в неформальной структуре отношений в местах лишения свободы. Нормы поведения в исправительных учреждениях формируются в самой среде преступников и составляют своеобразный «кодекс» их поведения. Вот как, в частности, должны вести себя представители разных категорий.

Особо устойчиво-привилегированные («воры в законе»):

- ничем не выделяться среди осужденных;

- без особой необходимости не вмешиваться в беседу других;

- общаться только с себе подобными (из числа осужденных);

- уметь играть в азартные игры;

- высказывать свое мнение при разборах конфликтных ситуаций;

- поощрять, пропагандировать преступный образ жизни;

- быть выдержанным;

- иметь «шестерку», «пристяжного» или «громоотвод»;

- уметь всегда быть готовым постоять за «справедливость»;

- не иметь «компромата» по прошлой преступной жизни;

- строго следить за критическими высказываниями в отношении других;

- знать «законы» уголовно-преступной среды;

- не выполнять каких-либо работ по самообслуживанию;

- иметь «хорошие» вещи, дополнительный источник питания (за счет нелегальных передач, поборов и т.п.);

- без особой необходимости не вступать в общение с представителями администрации;

- изыскивать возможность установления недозволенных связей с сотрудниками учреждений в целях приобретения наркотиков, чая, продуктов питания, сигарет и связей с «волей»;

- иметь широкий круг преступных связей;

- пренебрежительно относиться к «обиженным» разных категорий и не вступать с ними в контакт;

- при необходимости уметь симулировать разные болезни;

- не допускать оскорблений и унижений в свой адрес;

- своим поведением среди осужденных выражать пренебрежительное отношение к представителям администрации, но в обращении с ними стараться быть вежливым;

- строго выполнять нормы санитарной гигиены и всегда иметь исключительный опрятный внешний вид;

- оказывать всяческую помощь равным себе по статусу лицам и необходимую другим осужденным;

- иметь лучшее спальное место;

- не допускать превышение «полномочий» по отношению к лицам ниже по статусу;

- все недозволенное делать не своими руками, а через посредников («шестерок», «пристяжных» и др.);

- осуществлять постоянный контроль за строгим соблюдением тайны «другой жизни» осужденных от представителей администрации; строго карать лиц, предавших эти тайны;

- по возможности не работать на непрестижных рабочих местах;

- не участвовать в работе самодеятельных организаций осужденных, уметь противодействовать их работе;

- добиваться расширения своих рядов, особенно за счет молодежного возраста, жить в «семье» своего круга;

- преследовать осужденных, которые обращаются к администрации за защитой своих ущемленных прав.

Устойчиво-привилегированные («мужики»):

- быть рядом с «авторитетом»;

- следовать воле «авторитетов» и полностью поддерживать их, даже если они не правы;

- делиться с «авторитетами» продуктами питания, другими предметами, даже если они этого не требуют;

- решать важные вопросы внутренней жизни только с ведома либо по разрешению «авторитетов»;

- не принимать участия в решении «блатных» дел «авторитетами» по личной инициативе;

- не идти на прямой конфликт с администрацией, внешне соблюдать режим содержания, требования администрации;

- выполнять нормы санитарной гигиены;

- вступать в контакт с представителями администрации и самодеятельными организациями осужденных только по мере необходимости;

- уметь постоять за себя, себе подобных и «авторитетов» в случае, если их поведение не выходит за рамки норм, обычаев и традиций преступной среды;

- пренебрежительно относиться к «обиженным» и не вступать с ними в контакт (напоминать им об их месте в среде осужденных);

- при отсутствии «обиженных» и «шестерок» выполнять работу по самообслуживанию;

- не допускать оскорблений и унижений в свой адрес;

- жить только в «семье» согласно своему кругу;

- поддерживать «арестантскую» солидарность;

- работать, но не выполнять нормы выработки свыше 100 %.

Неустойчиво-привилегированные («шестерки», «пристяж», «громоотводы»):

- стараться соблюдать предписания осужденного высшего и среднего слоя;

- беспрекословно выполнять поручения «авторитета» (оказание физического и психологического воздействия на неугодных лиц, осуществление поборов);

- проявлять заботу о повышении и поддержании авторитета осужденных высшего слоя;

- постоянно изыскивать возможности оказания услуг «авторитетам»;

- не допускать тесного общения с осужденными, которые ниже по статусу;

- по указанию «авторитетов» проникать в ряды самодеятельных организаций осужденных.

Устойчиво-непривилегированные («обиженные»):

- обслуживать «авторитетов» (стирать их нательное белье, носки и т.п.), выполнять любую другую черновую работу;

- безвозмездно отдавать полностью или частично продукты питания из передач и ларьков «авторитетам»;

- устраивать свое спальное место только по указанию «авторитетов»;

- поддерживать отношения только в кругу себе подобных;

- выполнять всю черновую работу по самообслуживанию (уборка туалета, помещений);

- в одинаковой мере выполнять требования администрации и выше стоящих по неформальному положению осужденных;

- питаться отдельно от других осужденных;

- участвовать в работе актива осужденных и хорошо работать на производстве;

- стремиться к условно-досрочному освобождению.

«Воры в законе» из числа рецидивистов. В 80-90-х годах прошлого – начале ХХI в. Ю.М. Антоняном, А.Н. Волобуевым, Е.Б. Галкиным, В.Д. Пахомовым в местах лишения свободы были изучены отбывающие там наказание так называемые «воры в законе»170. Всего было обследовано 43 человека, причем за исключением двух, все остальные были многократно судимые. Как представляется, данные о них представляют значительный интерес для науки и практики.

В исправительных колониях эти лица были, конечно, лидерами, а там лидерство в среде осужденных представляет собой сложное, неоднозначное социально-психологическое явление. В общем виде можно констатировать, что оно тесно связано с иерархией в системе неформальных отношений, жестко обусловлено бытующими в местах лишения свободы нормами (правилами) поведения осужденных и отношений между ними. Неформальное лидерство (а только оно нас сейчас интересует) достаточно мобильно, механизм его формирования зависит от возникновения и распада различных групп осужденных, объединяющихся по основаниям, слабо регулируемым правовыми нормами.

В структуре межгрупповых и межличностных связей осужденных лидерство целесообразно охарактеризовать отношениями доминирования и подчинения, обусловленными как действием общечеловеческих социальнопсихологических закономерностей, так и спецификой условий мест лишения свободы, существованием там неформальных норм и правил. ПервостепенСм.: Особо опасныe лидepы в ИТУ и воспитатeльноe воздeйствиe на ниx /Под peд.

Ю.М. Антоняна. М., 1989.

ное значение имеют при этом социально-психологические и индивидуальные качества осужденного-лидера, его соответствие этой роли. Поэтому лидера в среде осужденных можно представить как члена группы определенной направленности поведения — положительной, нейтральной, отрицательной (по отношению к мерам воспитательного воздействия), за которым группа признает право на руководство и принятие окончательного решения в значимых для нее ситуациях. Такое право тем более признается за «вором в законе».

Можно сказать, что лидер столь же нужен группе, сколько и группа нужна ему для проявления организаторских и иных психологических особенностей и тенденций.

«Вор в законе» - не просто осужденный, который в соответствии со своим неформальным статусом в среде осужденных некоторыми индивидуальными характеристиками занимает ведущее положение (роль) в организации группового противоправного поведения в колонии. Это — всегда опасный преступник, занимающий наивысшую ступень в иерархии среды правонарушителей и пользующийся наибольшим авторитетом среди них. Такой статус он сохраняет и вне колонии. Поэтому его можно назвать лидеромпрофессионалом. Мотивация его противоправного поведения обусловливается остро конфликтными отношениями с обществом в целом, непринятием его ценностей, отчуждением от социальных институтов и позитивных микрогрупп (семьи, трудовых коллективов и т. д.). Такая мотивация определяет активное противодействие существующим нормам отбывания наказания и соответствующим усилиям администрации, выражаясь в систематических действиях по укреплению своей группировки и созданию общественно опасных ситуаций в ИУ и за ее пределами. Отметим, что такое поведение в колонии является частным проявлением общего социального и социальнопсихологического отчуждения «воров в законе» от общества.

Они составляют специфическую криминальную прослойку в среде осужденных. Поэтому, чтобы борьба с ними была успешной, необходимо знать не только их личность и поведение, но и неофициальные обязанности (функции), которые реализуются в поведении, цели этого поведения, а также причины и условия, способствующие противоправному поведению указанных лиц и возглавляемых ими группировок. В частности, очень важно учитывать обычаи и традиции преступной среды, недостатки в деятельности администрации ИУ, а также упущения в правовом регулировании.

Прежде чем рассматривать общие личностные характеристики этих лидеров-профессионалов, необходимо классифицировать их, поскольку они достаточно неоднородны по своим криминологическим, уголовно-правовым и психологическим характеристикам, как неоднородны и возглавляемые ими группировки.

Обращает на себя внимание существование среди них так называемых «старых» «воров в законе», которые придерживаются традиций и обычаев, бытовавших в криминальной среде еще в 50-60 годы и сохранившихся до настоящего времени. Это, как правило, лица старших возрастов (свыше 45 лет), имеющие значительный преступный опыт, много судимостей, незапятнанную с точки зрения преступников репутацию, высокий авторитет среди осужденных и уголовной среды на свободе. Основным принципом жизнедеятельности у них является принцип существования только за счет совершения преступлений, взаимоподдержка. Причем допустимыми считаются лишь тайные похищения имущества, в исключительных случаях ограбления.

Особо опасные лидеры данной категории с нескрываемым порицанием относятся к таким видам преступных действий, как мошенничество, спекуляция и иным видам обмана жертвы. Сходного отношения заслуживают преступления, связанные с вымогательством у лиц, имеющих значительные нетрудовые доходы. Неприемлемым считается отсутствие всяческого риска при «захвате» материальных средств, а также минимальность прикладываемых усилий. «Старые» «воры в законе» всемерно поддерживают идеи о «воровской справедливости», равенстве и честности в отношениях между осужденными, стремятся сплотить их в противоборстве с администрацией мест лишения свободы и, главное, в борьбе с теми, кто, причисляя себя к соответствующим группировкам, тем не менее нарушает «воровские» нормы и правила поведения.

Другую группу составляют так называемые «новые» «воры в законе».

Это не только более молодые в своем большинстве лица, но и характеризующиеся несколько иными взглядами на способы преступной деятельности и соответствующим поведением. Они появились в 80-е годы в связи с активизацией преступной деятельности различного рода расхитителей, спекулянтов, взяточников и т.д., возникновением подпольных предприятий по изготовлению неучтенной продукции. Некоторые «авторитеты» преступной среды увидели в этом возможность безнаказанного паразитирования, получения легкого доступа к материальным благам. В результате многие преступники, особенно в регионах Кавказа и Средней Азии, путем шантажа, угроз разоблачения, физического насилия и т.п. вынудили расхитителей систематически передавать часть нетрудового дохода в свою пользу. В последующем лица, совершающие хищения, получили даже выгоду от подобных отношений, поскольку «воры в законе» начали оказывать им помощь в транспортировке похищенного, его охране, сбыте и т. д. Причем расхитители, как показало изучение, предпочитали иметь дело именно с этими лицами, стремясь не расширять круг подобных контактов. Это стабилизирует финансовые отношения, дает им некоторые гарантии безопасности, обеспечивает необходимую защиту, в первую очередь физическую, от тех, кто еще попытался бы заниматься в отношении их вымогательством и шантажом.

С учетом сказанного объясняется то обстоятельство, что среди преступников интерес к обретению статуса особо опасного лидера значительно возрос. К нему стали стремиться и те, кто с позиций криминогенной среды не имеют на это права, в частности лица молодежного возраста. Пытаясь обойти эти препятствия, они иногда с помощью денег подкупают других особо опасных преступников, в первую очередь «старых», чтобы последние признали за ними искомое положение. Это создает определенную кооперацию между «старыми» и «новыми» и в то же время приводит к расколу первых.

Но, тем не менее, разногласия и конфликты между двумя названными категориями преступников остаются. «Старые» отстаивают необходимость добывания материальных благ с помощью тех преступлений, о которых мы говорили выше. Поскольку же значительную часть своей жизни они находятся в местах лишения свободы, то в большей степени, чем «новые», стремятся создать там себе «щадящие условия». Поэтому такие лица стараются поддерживать «справедливые» взаимоотношения среди осужденных, не допускать тяжких преступлений, явных конфликтов с администрацией ИУ и одновременно обеспечивать строгое соблюдение другими неформальных правил и традиций.

«Новые» пребывание в ИУ зачастую рассматривают лишь как досадный эпизод в жизни. Поэтому они чаще нарушают упомянутые нормы, чаще конфликтуют, больше занимаются поборами и притеснениями других осужденных, что ведет к недовольству основной массы последних, к потере авторитета лидера и, естественно, вызывает недовольство «старых».

Возвращаясь к вопросу о характере преступной деятельности представителей той и другой категории, отметим: если «старые» чаще совершают имущественные преступления с небольшим материальным ущербом (в частности, карманные кражи), то «новые» совершают более опасные деяния, похищая имущество в крупных размерах, иногда с применением насилия. Поэтому можно сказать, что «старые» опасны больше в местах лишения свободы, чем на свободе, а «новые» — и там, и тут. Эту особенность надо учитывать в борьбе с рассматриваемым явлением, особенно тот факт, что «новые» стремятся к сращиванию с расхитителями, а это значительно повышает общественную опасность их уголовно наказуемой деятельности.

Деление «воров в законе» на «старых» и «новых», как легко заметить, основано отнюдь не на их возрасте, а на самом характере преступной деятельности, т.е. признаке, несомненно более важном. То, что такие группы существуют, нас убеждают и собственные наблюдения. Наши соображения полностью совпадают с аналогичными выводами практических работников исправительных учреждений и полиции. Другое дело, что во многих случаях можно наблюдать отступление от «правил», когда, например, в преступный сговор с коррумпированными чиновниками и расхитителями вступают и «старые» воры.

В целом, как правило, «ворами в законе» становятся субъекты, которые имеют высокий авторитет и пользуются влиянием среди преступников, а не только в рамках конкретного их сообщества, т.е. и за пределами данного исправительного учреждения. В этой связи можно утверждать, что они являются своеобразными суперлидерами антисоциальных неформальных общностей и представляют модель или эталон «криминализированной» личности, в которой фокусируются основные ценности субкультуры преступников, а также социально-психологические и нравственные черты, детерминирующие отчужденность человека от интересов общества и положительно ориентированных социальных групп.

Среди «воров в законе» и их ближайшего окружения немало лиц, утративших веру в возможность измениться к лучшему, но следует отметить, что они об этом думают очень редко. Они отказываются предпринимать какиелибо усилия по перестройке своего поведения и образа жизни, поскольку эта жизнь им нравится, они в ней давно, они привыкли к ней, они верят в нее.

Другая жизнь им неизвестна или они просто не принимают ее, или не понимают. Пессимистические ориентации на жизнь и окружающую действительность относительно редко посещают их. В психологическом плане вполне осознанное неверие в возможность позитивных перемен может выступать в качестве способа, с помощью которого такой преступник оправдывает свои поступки, поддерживает на достаточно высоком уровне субъективную удовлетворенность в существующих условиях. Подобные переживания и ощущения наиболее характерны для «авторитетов» старших возрастов.

Оценивая в целом «воров в законе» и их взгляды, следует напомнить, что они принадлежат к людям с низкой общей культурой, духовность их находится на том же уровне.

«Воры в законе» являются особо криминализированными лицами, т.е.

активными носителями наиболее стойких антиобщественных взглядов и представлений. Они в большей степени, чем другие, «тюремизированы», т.е.

хорошо приспособлены к условиям лишения свободы, привыкли к ним, лучше ориентируются в обстановке. Это способствует тому, что вокруг них создается (посредством формирования группового мнения) некий романтический ореол исключительности, справедливости и порядочности, притягивающий внимание других преступников, главным образом молодежного возраста. Склонность к риску, отсутствие страха в отношениях с представителями правоохранительных органов, а в местах лишения свободы

- администрации и самодеятельных организаций, активное утверждение и закрепление асоциальных образцов и стандартов поведения и мышления, терпимость к неблагоприятным условиям изоляции и давлению персонала, материальная и моральная поддержка членов «своей» группы — вот факторы, которые способствуют развитию и сохранению высокого межличностного статуса в субкультуре, стимулируют выдвижение «воров в законе» на роль лидера неформального сообщества, а впоследствии заставляют удерживать завоеванные позиции всеми возможными способами.

Подчеркнем: «воры в законе» любой категории находятся в активной оппозиции к обществу, имеют ярко выраженные антисоциальные установки, устойчивую жизненную позицию, сложившееся мировоззрение, свою «философию жизни». Все это является результатом пережитого и особенно неблагоприятных условий формирования личности. Большинство из них отвергалось в эмоциональном плане своими родителями, которые не занимались их воспитанием, пренебрегали ими, не выполняли элементарных родительских обязанностей. Эти лица в детстве по существу не являлись членами родительской семьи и воспитывались в условиях отчуждения и социальнопсихологической изоляции от общества, его ценностей и институтов. Другая их часть, хотя и имели необходимые эмоциональные контакты с родными, воспитывались так, что любые средства, в том числе преступные, получения материальных благ прививались им и воспринимались ими в качестве одобряемых и «полезных». Мы подчеркиваем исключительную роль воспитания в дальнейшей жизни этих лиц потому, что, не зная таких важных обстоятельств, невозможно осуществлять воспитательную работу с ними.

Последующая жизнь тех и других, длительная преступная деятельность, систематическое ведение антиобщественного образа жизни, отбывание наказаний в ИУ, постоянное общение с преступниками всемерно способствовали закреплению и углублению их антисоциальных ориентаций.

Иными словами, они отчуждены от общества и его норм, позитивных групп и в то же время хорошо приспособлены к криминально ориентированным группам и их ценностям, в целом - это отчужденные, дезадаптированные личности со специфическими установками и представлениями, что и определяет их противодействие обществу, изоляцию от него. Совершение преступлений представляет для «воров в законе» основной, а во многих случаях и единственный источник получения средств к существованию. В целом сказанное позволяет утверждать, что они являются профессиональными преступниками в наиболее полном значении этих слов.

Между тем стать «вором в законе» может человек, обладающий определенными волевыми качествами и лидерскими способностями, он должен уметь постоять за себя в различных сложных ситуациях, которые часто возникают в преступной среде.

Человек, вставший на путь систематического совершения преступлений в виде промысла, отказывается от общепринятых, установленных в обществе социальных норм поведения и приобретает совершенно новые, характерные для определенной антиобщественной группы. Преступный образ жизни вызывает у него психологическую потребность в общении с теми, кто близок к его собственным ориентациям. В этом он находит моральные стимулы, отсюда черпает необходимый опыт, здесь видит свою безопасность.

Для практических нужд необходимо более детально знать индивидуально-психологические особенности «воров в законе», в том числе те, которые проявляются в период отбывания наказания. Для этих лиц характерны такие черты, как отгороженность от среды и тревожность, сочетание которых формирует психологическое своеобразие их личности и поведения.

«Воров в законе» отличает от других осужденных активность нормативного самоконтроля: они больше других постоянно сопоставляют свои действия с неофициальными, в первую очередь антиобщественными нормами и правилами среды осужденных, жестко и последовательно подчиняют им свое поведение. Устойчивость такого стереотипа поведения обусловливается большей, по сравнению с другими, легкостью усвоения указанных норм и правил в силу собственного социального опыта и индивидуальных особенностей. В основе этой устойчивости лежит их повышенная чувствительность к абстрактным образованиям (например, к таким своеобразно понимаемым, как «долг» или «совесть»). Эти образования принимают форму норм и правил. Так, формируется особая приверженность лидеров-профессионалов неофициальной нормативной системе, которая в определяющей степени мотивирует, стимулирует их поведение. Поэтому данная система из внешнего регулятора отношений между членами группировки с другими осужденными превращается в средство самовыражения отдельной личности в ней. Лица, поведение которых в наибольшей степени определяется неофициальными ценностями, выделяются среди остальных.

Однако этого недостаточно, чтобы стать лидером, как недостаточно, хотя и очень важно, одного наличия организаторских способностей. Поэтому отметим еще одно их качество, которое было выявлено с помощью ряда психологических методик. Занять роль лидера им помогает типичная для них эмоциональная холодность, проявляющаяся в безразличии к субъективным стремлениям, переживаниям, интересам других, событиям повседневной жизни, если эти переживания, интересы или события не связаны с нарушением неформальной антиобщественной системы ценностей171. Так, травма на производстве, полученная кем-нибудь из осужденных, оставит равнодушным «вора в законе», даже если он внешне выразит сочувствие. Однако если тот же осужденный присвоит деньги, принадлежащие группировке, это вызовет активную заинтересованную реакцию со стороны лидера, вплоть до наказания виновного.

Эмоциональная холодность и отчужденность предопределяют жесткий характер взаимоотношений с другими осужденными. В силу этого контакты с последними формальны, неформальные связи ограничены ядром руководимой лидером группировки. В пределах норм субкультуры осужденных лидеры обычно бескомпромиссны, точны и обязательны, негибки. В то же время они жестко подчиняются своим обязанностям лидера. Можно высказать предположение, что в отдельных случаях они тяготятся этими обязанностями, постоянно требующими значительных усилий, воли и собранности. Однако им трудно, а по большей части и невозможно, отказаться от них как в силу субъективных тенденций, так и из-за боязни потерять свой статус и связанные с ним привилегии.

С указанной обязанностью связано и то обстоятельство, что «воры в законе» крайне редко подвержены эмоциональным срывам, сдержанны, расчетливы и проницательны, способны к аналитическому расчету шансов на успех. Они склонны к интригам с другими лидерами, но в случае лидерской конфронтации в ИК следуют за более сильным руководителем и в этом смысле конформны, подчиняемы.

Можно предположить также, что эмоциональная холодность обусловливает и отсутствие идентификации «воров в законе» с другими членами группы и вообще с другими преступниками.

См.: Особо опасныe лидepы в ИТУ и воспитатeльноe воздeйствиe на ниx. М., 1989. С.

24.

Идентификацию здесь можно определить как внутренний механизм взаимопонимания, в данном случае на уровне группы, способность каждого ее члена принимать на себя роль другого. Однако это взаимопонимание не должно оставаться только на уровне знания другого и его потребностей. Ведь человек испытывает симпатию к другому человеку, сочувствует и сопереживает ему, если он способен почувствовать или представить себя на месте другого, если для него понятна, близка и приемлема точка зрения и позиция того человека, с которым он общается. Идентификация неразрывно связана с коммуникацией, ибо только вообразив себя на месте другого, человек может догадаться о его внутреннем состоянии172. На идентификации основывается одна из главных функций группы — формирование у ее членов способности учитывать в своем поведении интересы других людей, общества, общих целей и ценностей.

В группировках, возглавляемых «ворами в законе» и другими особо опасными лидерами, есть, разумеется, общие интересы, ценности и цели, но при этом отношение лидеров к другим, основываясь на механизме жесткого подчинения, не предполагает идентификации с ними. «Другие», в том числе члены группировки, в силу отсутствия идентификации, эмоциональной близости, воспринимаются, образно говоря, не как «живые» личности, а лишь в аспекте того, соответствуют они или нет предписанной им роли. Это порождает явление имперсонализации, при котором человек воспринимается и оценивается только с указанных позиций, его способности реализовать в своем поведении ролевые ожидания; не принимаются во внимание его субъективные, интимные переживания, чувства, влечения и интересы. В таких отношениях нет места взаимным симпатиям и какой либо душевной близости.

И в тоже время там нет никакой интеллектуальной общности, поскольку высокий интеллектуальный уровень для них вообще недостижим, эмоциональная теплота выхолащивается, но достигается стабильность, неуклонное слеСм.: Шибутани Т. Социальная псиxология: (исслeдованиe) /Пep. с англ. В.Б. Ольшанского; общ. peд. и послeсл. Г.В. Осипова. М.: Пpогpeсс, 1969. С. 123.

дование групповым целям. Последнее очень важно для особо опасного лидера и его группировки, поскольку им приходится действовать в неблагоприятных, «враждебных» условиях, встречая противодействия администрации ИУ, самодеятельных организаций осужденных, других преступников, которые не относятся к их кругу. Причем это противодействие не только материальное, физическое, но и духовное, идеологическое, психологическое, реализуемое путем претворения в жизнь социально одобряемых ценностей и норм.

Эмоциональная отчужденность «воров в законе» и других особо опасных лидеров внешне воспринимается как отсутствие личной заинтересованности и гарантия объективной оценки происходящего. Действительно, если смотреть глазами некритической массы осужденных, то предлагаемые лидерами оценки поведения, в том числе нарушающего нормы, кажутся объективными, поскольку, во-первых, основываются на формальном его анализе, игнорируя эмоции, чувства и личные причины других, и, во-вторых, исходят из принятой всеми, а значит, понятной, известной нормативной системы.

Тем самым этим лидерам придается роль регулятора отношений между осужденными.

Изложенное позволяет сделать вывод: психологические особенности личности «воров в законе» способствуют тому, что их отождествляют с неофициальной нормативной системой регуляции поведения, видят в них надежных «носителей» этой системы. Следовательно, последняя приобретает в лице такого лидера персонифицированную форму, которая оказывается определяющей в отношениях внутри и между группами осужденных.

В межличностном общении «воров в законе» также характеризует подчеркнуто аккуратный внешний вид, собранность, своего рода представительность, доступность только для узкого круга осужденных, последовательность поведенческой линии и в отношении других осужденных, и в отношении сотрудников ИК, которая соответствует неформальным нормам. В противоправной деятельности отмечается личная корысть, неуважение, пренебрежение к осужденным, занимающим низкую ступень в неформальной иерархической структуре.

Этим лидерам свойственны устремления к личному успеху, на который они, собственно, и ориентированы, к расширению опыта противоправного поведения и деятельности, к активному участию в формировании норм — правил субкультуры осужденных. При решении вопросов, затрагивающих интересы своей группировки (например, распределение трудового вознаграждения и т.д.), они стремятся к укреплению личной власти и созданию материальных основ собственного существования. Значительное внимание многие из них уделяют своему здоровью и физическому состоянию.

Представители рассматриваемой категории являются неплохими организаторами, учитывают в своих целях потребности и интересы различных групп осужденных, их настроение. Внимательно следят и за деятельностью администрации, поведением сотрудников, используют в корыстных целях их промахи и ошибки. Более того, они систематически собирают информацию о жизни представителей администрации, являются инициаторами распространения о них негативной информации, различных слухов.

Наиболее важным в условиях отбывания наказания эти лица признают получение доступа к средствам жизнедеятельности, контролю за ними. В этом плане их отличает целеустремленность, сдержанность, настойчивость, смелость, самообладание. Им присуще умение вовлекать осужденных в противоправную деятельность прямыми и косвенными способами, они заботятся о подготовке не только соучастников, но и в нужных случаях и «замены».

Глава 3. Причины рецидивной преступности и условия, способствующие ей § 1.

Общая характеристика причин рецидивной преступности Существование рецидивной преступности обусловлено определенными причинами и условиями, которые носят как общий, так и специальный характер. К первой группе относятся причины и условия, характерные для преступности в целом, ко вторым – обстоятельства, влияющие именно на рецидивную преступность. Вместе с тем в литературе в связи с этим отмечается, что «особых, специфических причин рецидивной преступности не существует … Иначе обстоят дела с рядом условий, способствующих рецидиву преступлений. Стойкая система антиобщественных взглядов формируется и рецидивистов под влиянием субъективных и объективных условий»173.

На наш взгляд, ряд специфических причин все же существует. Одна из них заключается в том, что осужденный, отбывая наказание в условиях изоляции, может подвергаться нравственной и определенной психологической деградации, что при определенных условиях способствует совершению нового преступления после освобождения (ниже мы рассмотрим этот аспект подробнее).

Следует отметить, что в силу характера рецидивных преступлений на первый план выступают субъективные условия, сосредоточенные в личности преступника. Как отмечает А.И. Алексеев, «проблема рецидивной преступности – это, прежде всего, проблема особой категории преступников»174.

Этот тезис нашел определенное развитие в научной литературе. В частности, В. Миклош указывает, что в случае рецидива можно с полным основанием утверждать, что между преступлением и личностью преступника существует тесная связь. Из этого следует, что преступник-рецидивист совершает преступление не только под воздействием данных объективных условий, но и сама антиобщественная направленность его личности создает объективные предпосылки для совершения преступлений. Следовательно, применительно к рецидивистам первостепенное значение имеет глубокий анализ личности Алeксeeв А.И., Солопанов Ю.В. Кpиминологичeская xаpактepистика и пpофилактика

peцидивной пpeступности. М., 1979. С. 23; Абаджян А.В. Пeнитeнциаpная пpeступность:

дeтepминизм, антикpиминогeнноe воздeйствиe: Автоpeф. дис. …канд. юpид. наук. М.,

2001. С. 10-16.

Алeксeeв А.И. Индивидуальная пpофилактика peцидива пpeступлeний. М., 1975. С. 3.

преступника и всего его жизненного пути, поскольку у этой категории преступников доминируют субъективные причины и условия175.

Поэтому в процессе осуществления профилактики этих преступлений следует искать особенности, которые отличают рецидивистов от тех лиц, которые совершили преступление впервые. К особенностям криминальной направленности, установленным к криминологической литературе, относятся: устойчивая антиобщественная (преступная) направленность рецидивистов; систематичность в совершении преступлений, причем преимущественно корыстного и насильственного характера; стремление к образованию особо устойчивых форм соучастия; тенденция к вовлечению в преступную деятельность новых лиц, в частности, несовершеннолетних176. Именно эти особенности и должны в первую очередь определять направления профилактики рецидива преступлений. Именно отсюда вытекает важная роль индивидуальной профилактики.

Теперь рассмотрим несколько подробнее вопрос о причинности преступного поведения среди лиц, освобожденных из мест лишения свободы, на основе проведенного нами эмпирического исследования. При этом для упрощения анализа все постпенитенциарные преступления были поделены на две основные группы: 1 корыстные, куда также, учитывая особенности криминальной направленности, были включены и корыстно-насильственные, и наркотические; 2 – насильственные.

Корыстная криминальная направленность была разделена нами на основе предложенного Н.Ф. Кузнецовой и развитого другими учеными177 на См.: Миклош В. Основныe пpоблeмы кpиминологии. М., 1978. С. 179.

См.: Алимов С.Б., Антонов-Pомановский Г.В. О совpeмeнныx гpаницаx изучeния peцидивной пpeступности // Вопpосы боpьбы с пpeступностью. М., 1978. Вып.3. С. 78.

См.: Кузнeцова Н.Ф. Мотивация пpeступлeний и тeндeнции ee измeнeния // Вопpосы совeтской кpиминологии. М., Всeсоюзн. инст-т по изучeнию пpичин и pазpаботкe мep пpeдупpeждeния пpeступности, 1975. Ч. 2. С. 11-14; Стаpков О.В. К вопpосу о пpичинном мexанизмe коpыстного пpeступного повeдeния // Пpоблeмы боpьбы с нeтpудовыми доxодами и усилия контpоля за соотвeтствиeм матepиального положeния гpаждан иx тpудовым доxодам. Гpозный, ИСИ АН СССP, Пpeзидиум Вepxовного Совeта ЧИАССP и дp., 1984. Pазд. 1. С. 56-59; и дp.

несколько типов: корысть-накопительство, что означает стремление к накоплению материальных ценностей без их употребления и вложения в бизнес;

корысть-прожигательство, направленная на незаконное приобретение денег и иных ценностей, с целью ведения разгульного образа жизни; корысть-нужда ориентирована на хищение и иные криминальные формы в связи с отсутствием или явной недостаточностью средств к существованию; корыстьлегкомыслие определяет криминальное поведение как бы заодно с чем-то или кем-то, «по пьянке»; корысть-паразитизм направляет преступное поведение бомжей, бичей, бродяг, пьяниц и т.п. лиц, для которых какой бы то ни было труд – самая большая тягость; корысть-агрессия мотивирует корыстнонасильственное поведение, где получение незаконной наживы сопряжено с применением различных форм насилия, вплоть до лишения жизни; корыстьпрестижность – стремление к приобретению любым путем, прежде всего криминальным, материальных ценностей, престижных в узком кругу ближайшего окружения или ведения такого образа жизни, который принят, но законных средств на это явно не хватает. Какие же формы корысти характерны для освобожденных рецидивистов, объясняет таблица 25. Но прежде всего отметим, что корыстные, корыстно-насильственные и наркотические преступления составляют все вместе в структуре 62,8%, которые принимаются в таблице за 100%.

Таблица 25 Общая мотивационная направленность корыстных, корыстнонасильственных и наркотических преступлений178 Место в шкале рас- Типы корыстной направлен- Удельный вес в пространенности ности рецидивистов структуре, в %

–  –  –

Из приведенной таблицы следует:

1) корыстно-агрессивная направленность оказалась характерной для третьей части рецидивистов, совершивших выделенную группу преступлений, что примерно соответствует 18,9% корыстно-насильственных преступлений в структуре всей постпенитенциарной преступности, и в этом ничего особенного нет. Но это может доказывать то, что у рецидивистов происходит совмещение двух разнонаправленных типов ориентации – корыстной и агрессивной. Подобное не было свойственно «старым ворам в законе», но является типичным для «новых» и в целом характерно для нашего времени – нажива любым путем, в том числе и при помощи насилия. Кроме того, подобное свойство освобождаемых рецидивистов было установлено в литературе еще в 70-е годы. Поэтому лица с этим типом криминальной направленности совершают корыстно-насильственные преступления, но могут содеять и тяжкие насильственные с корыстной мотивацией, например, убийства, причинение тяжкого вреда здоровью. Этим объясняется достаточно высокий удельный вес тяжких насильственных преступлений в структуре постпенитенциарной преступности;

2) корысть-паразитизм, как, собственно, и корысть-нужда, свойственны освобожденным, полностью утратившим социальные связи, «опустившимися на дно социальной жизни» и влачащим жалкое существование: бродяги, («бомжа», «бича»), пьяницы, наркомана, попрошайки, лица без определенных занятий;

3) корысть-прожигательство характерно для профессионального преступника, большей частью вора, мошенника, но и того, который не остановится и перед грабежом, и перед разбойным нападением. В последнее время данный тип корысти стал наиболее характерен для вымогателя, бандита;

4) корысть-престижность, накопительство, легкомыслие – наиболее типичное проявление для лиц, не утративших свои социальные связи, стремящихся их «укрепить» именно таким, криминальным, привычным для них путем и потому более доступным или, наоборот, при корысти-легкомыслии - не особенно заботящихся о последствиях, уверенных в своем будущем. Эти данные примерно соответствуют удельному весу социально-адаптированных, но вместе с тем вновь совершающих преступления.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«Пояснительная записка Воспитание цивилизованного правосознания, уважения к закону, привычек правомерного поведения — одно из самых действенных и надежных средств совершенствования социальных отношений в условиях демократии. Основы...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 531 759 C1 (51) МПК C12G 3/06 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации патентообладатель об...»

«Маркова Карина студентка магистратуры двойного диплома МГИМО (У) МИД РФ и Свободного международного Университета социальных наук Гвидо Карли "Governance and Global Affairs" Перевод статьи Вольфа фон-Хайнегга Международное право и международн...»

«Юридический адрес: Почтовый адрес: 143407, Московская область, 123181, г. Москва, а/я 6 info@telekarta.tv г. Красногорск, б-р Строителей, д. 4, корп. 1, пом. V Условия Программы лояльности "Телекарта Бонус" (ред. 20.07.2016) 1. Термины и определения. Абонент – дееспособное физическое лицо, в полном объеме принявшее условия Публичной Оферты...»

«ООО "Стома-Трейд" Россия, 680030, Хабаровск, ул. Пушкина 15, Стоматологические материалы и оборудование. Ремонт и сервисное обслуживание. т/ф:(4212)315752, 212854, e-mail: info@stomatrade.ru, www.stomatrade-dv.ru ЧАСТЬ 1. ЭЛЕКТРОВАКУУМНЫЕ ПЕЧИ нагреват...»

«ВЕРХОВНЫЙ КОМИССАР ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ЦЕНТР ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Международные стандарты для органов по поддержанию правопорядка Карманное пособие по правам человека для работников полиции ОРГ...»

«Администрация Сургутского района МУК "Сургутская районная центральная библиотека им. Г.А. Пирожникова" Ляминская библиотека СУРГУТСКИЙ РАЙОН В КАЛЕЙДОСКОПЕ ВРЕМЕНИ Справочник-дайджест в 14 книгах Книга 1. Муниципальное образование Сургутский район Книга 2. Городское поселение Барсово Кн...»

«СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Цель и задачи государственной итоговой аттестации 2. Результаты освоения ОП ВО 3. Виды и объем государственной итоговой аттестации 4. Государственный экзамен 4.1.Результаты освоения ОП ВО 4.2. Содержание государственного экзамена 4.3. Фо...»

«ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА ЦИРКОН Информационная справка1 Название ЦИРКОН – официально зарегистрированная (с 1991 г.) торговая марка. В группу входят: ООО "Фирма "АДАПТ"" (правообладатель марки ЦИРКОН) и АНО "Социологическая мастерская Задорина"....»

«Реализация защиты прав ребенка в ДОУ Российское государство постепенно становится правовым. И сейчас очень много говорят о защите прав ребнка, о защите его жизни, здоровья и достоинства. Но, к сожалению, это мало способствует измен...»

«УДК 101.1:[801/73:340] ББК 87.251 Л 68 З.Х. Ловпаче, соискатель кафедры философии Кубанского государственного технологического университета, тел. 8 918 383 60 29. Юридическая герменевтика как раздел науки о понимании (Рецензирована) Аннотация. Статья посвящена осмыслению юридической герменевтики. Исследуется генез...»

«Ю. А. Хамицаева Наследственное право Краткий курс лекций Москва Юрайт 2011 УДК 34 ББК 67.404.5 Х18 Автор: Хамицаева Юлия Александровна — преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Поволжского юридического института Российской правовой академии. Хамицаева, Ю. А. Наследственн...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО JOINT STOCK COMPANY ОРЕНБУРГСКИЕ АВИАЛИНИИ “ORENBURG AIRLINES” Аэропорт, Оренбургский район, Airport, Orenburg district, Оренбургская область, 460049, Российская Федерация Orenburg region, 460049, Russian Federation тел.: +7 3532 67 65 80, факс +7 3532 54 13 14 Tel.: +7 3532 67 65 80, fax: +7 3532 54 13 1...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК АЗЕРБАЙДЖАНА ИНСТИТУТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Ризван ГУСЕЙНОВ АЗЕРБАЙДЖАН И АРМЯНСКИЙ ВОПРОС НА КАВКАЗЕ БАКУ-2015 НАУЧНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ: Айтен МУСТАФАЕВА, директор Института по правам человека НАНА, доктор...»

«Российские госсайты: кризис доверия Москва Оглавление Введение Методика мониторинга Результаты мониторинга Выводы Рекомендации Приложение: Исходные данные Публикация № 160125/a/1 © Евгений Альтовский, 2016 © МОО "Информация для всех", издание, 2016 Настоящее издание распро...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Владимир ТИТОВ Игра в жизнь. О виртуальной реальности По благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II © Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1998. СОДЕРЖАНИЕ Предис...»

«МИЧУРИНА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА НЕКОТОРЫЕ СПОСОБЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ КРЕДИТНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учной степени кандидата юридических наук Саратов – 2016 Диссертация выполнена в Федеральном государственном бюдже...»

«1 Обобщение судебной практики рассмотрения Арбитражным судом Республики Карелия дел по гражданско-правовым спорам, связанным с применением земельного законодательства. Настоящее обобщение практики проведено на основании из...»

«Ждем Вас в филиалах ОАО "Сбербанк России"! Как пользоваться Телефоны для справок: социальной картой (звонки по России – бесплатно) 191124, Россия, Санкт-Петербург, ул. Красного Текстильщика, 2 www.sberbank.ru ОАО "Сбербанк России"....»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 591 527 C1 (51) МПК C12G 3/00 (2006.01) C12G 3/08 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Г...»

«74 ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ содержанием, которые они раскрывали в Православии. "Это были большие люди русской жизни, указывал В.В.Зеньковский, – в которых глубокая вера в правду церкви и в великие силы России...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.