WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА) КАФЕДРА КРИМИНОЛОГИИ И УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА АНТОНЯН ЕЛЕНА ...»

-- [ Страница 4 ] --

Одним из факторов, обусловливающих пенитенциарную рецидивную преступность, является чрезмерная репрессивность уголовной политики, в том числе выражающаяся в назначении суровых наказаний лицам, которые не совершили преступлений, представляющих особую общественную опасность. Численность по состоянию на 2013 г. числа осужденных в исправительных учреждениях составляет чуть более 700 тыс. человек. Во многом такой их высокий уровень в местах лишения свободы имеет искусственные причины, поскольку часть из них не нуждаются в изоляции от общества.

Современный подход к назначению уголовных наказаний весьма далек от совершенства. К сожалению, очень многие опасные беловоротничковые преступники, совершившие корыстные преступления, не лишаются свободы, в то время как представители низших слоев общества осуждаются к лишению свободы за менее опасные корыстные преступления. Вообще этому виду наказания отдается приоритет, а поэтому наше тюремное население в основном составляет беднота.

Более 70 % (реально или условно) назначенных наказаний – это лишение свободы. И это при том, что действующее уголовное законодательство позволяет применять наказания, альтернативные лишению свободы и др. Их недостаточное использование объективно приводит к увеличению числа осужденных, направляемых в места лишения свободы.

Совершение преступлений после исполнения уголовного наказания – свидетельство отсутствия позитивного воспитательного эффекта пребывания в местах лишения свободы. По отношению к пенитенциарной практике вполне уместно использовать термин «вторичное заражение», которое проявляется в усвоении лицом, попавшим в места лишения свободы, криминальных традиций, обычаев, взглядов. Выборочные исследования показывают, что до 80 % осужденных в местах лишения свободы усваивают криминальный опыт. Преступные навыки и умения, связи в преступном мире, криминальная субкультура – все это элементы, обусловливающие постпенитенциарный рецидив.

Преступления, совершаемые рецидивистами во время и после отбытия наказания, носят на себе печать тюремной субкультуры. Поэтому необходимо коротко рассмотреть особенности последней.

Субкультура, будучи частью культуры, представляет собой систему ценностей, традиций, обычаев, присущих большой социальной группе. Говоря о субкультуре преступников, имеют в виду асоциальную (криминальную) субкультуру, которая не только отличается от доминирующей культуры, но и противостоит ей, противодействует господствующим в ней ценностям. Одной из подсистем криминальной субкультуры выступает субкультура осужденных, которая формируется в местах лишения свободы и сохраняется благодаря «политике авторитетов» преступной среды.

Функционирование субкультуры осужденных невозможно без тех норм, которые обеспечивают ее внутреннюю целостность как асоциального организма. Обеспечивая живучесть асоциальных групп, эти нормы внедряют в сознание и поведение осужденных, особенно молодежного возраста, чуждые нашему обществу нравы. Общаясь в сфере «другой жизни», осужденные подвергаются взаимной криминализации, под которой понимается «заражение» личности осужденного преступной психологией в процессе отбывания наказания. Таким образом, консолидация осужденных на основе специфической субкультуры негативно влияет на их личность и поведение.

Нелегальная жизнь осужденных активно способствует их взаимной криминализации: традициями и обычаями, вымогательством, татуировками, картежной игрой, алкоголизмом. В этой их жизни преобладают асоциальные традиции и обычаи, жестко регулирующие противоправное поведение осужденных и их отношения с окружающими, любое отступление от которых ведет к серьезным эксцессам.

Преступные традиции среди осужденных в исправительных учреждениях являются устойчивыми и прочными социальными регуляторами их поведения и охраняются не только силой мнения, но и неформальными санкциями, в связи с чем обусловливают отдельные виды общественно опасных деяний, совершаемых в местах лишения свободы. Соблюдение преступных традиций и обычаев зависит от конкретной ситуации, возраста, способа адаптации и статуса лиц в конкретной среде осужденных, а также особенностей места лишения свободы и стиля руководства администрации.

Традиции и обычаи осужденных отражают своеобразие условий содержания лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, стабилизируют отношения в среде осужденных. Десятилетиями сохраняются среди осужденных основные принципы поведения. Однако традиции и обычаи осужденных трансформируются в современные «законы» с учетом условий жизни общества. Возникают новые традиции, соответствующие современной криминальной ситуации.

Данными «законами» предписана особая стратификация осужденных к лишению свободы. Особенность этой стратификации - жесткое деление людей на «своих» и «чужих», а также однозначное определение роли и статуса каждого осужденного. Причина такого расслоения - стремление наиболее опасных преступников (рецидивистов) обеспечить себе привилегии при отбывании наказания за счет ущемления интересов других осужденных. Это неизбежно порождает конфликты, повышенную агрессивность отрицательно настроенных осужденных по отношению к исправляющимся и нейтрально настроенным.

Поэтому поддержание традиций и обычаев осуществляется с помощью не только мнения авторитетов, но и насилия.

Для того чтобы быть признанным в преступном мире, необходимы: длительная преступная деятельность, приобретение криминального окружения, знание особенностей отношений в среде осужденных. Социальный статус личности в негативной жизни весьма устойчив. При переводе осужденного в другое исправительное учреждение он сохраняется и на новом месте (этому способствует нелегальный обмен информацией между осужденными, находящимися в разных учреждениях). Нередко этот статус сохраняется и после выхода осужденного из исправительного учреждения.

Содержание криминальной субкультуры нашло свое освещение в работах ряда авторов (Н.С. Артемьев179, Н.П. Барабанов180, С.А. Кутякин181, С.Я. Лебедев182 и др.). Мы приводим лишь отдельные е элементы в виде очерка.

Подавляющее большинство осужденных, а также лиц, находящихся в следственных изоляторах, имеют кличку. Клички преступников, с одной стороны, несут на себе печать традиционности, а с другой - выполняют чисто конспиративную функцию, так как многие профессионалы знают друг друга только по прозвищам. В присваиваемых кличках могут отражаться физические или психологические черты и свойства ее носителя, специфика преступной деятельности. Кличка, как правило, дается одна и на всю жизнь, но нередки случаи, когда осужденный имеет и несколько кличек, каждая из которых отражает что-то свое в его характере, манере поведения и т.п.

См.: Аpтeмьeв Н.С., Нeкpасов А.П. Peцидивная пpeступность в мeстаx лишeния свободы: кpиминологичeская xаpактepистика и пpeдупpeждeниe: Моногpафия. Самаpа, 2007.

См.: Кpиминальная субкультуpа осуждeнныx: тeоpeтичeский, кpиминологичeский, псиxологичeский аспeкты, функциональный мexанизм. Pязань, 2009.

См.: Кутякин С.А. Оpганизация кpиминальной оппозиции в уголовно-исполнитeльной систeмe Pоссии: Моногpафия. Pязань, 2008.

См.: Лeбeдeв С.Я. Тpадиции, обычаи и пpeступность: тeоpия, мeтодология, опыт кpиминологичeского анализа. М.: Мeжpeгиональный цeнт коммepчeской бeзопасности,

1995. С. 65.

Уголовные клички имеет подавляющее число рецидивистов и лиц длительное время занимающихся преступной деятельностью, поэтому они существуют почти у всех карманных и квартирных воров, шулеров, сбытчиков наркотиков и других профессиональных преступников. Кличка - обязательный атрибут участника организованной группы, кличка вообще свойственна любой группе, которая так или иначе выделяется из общей среды. Поэтому клички имеют не только «воры», но и революционеры и любые другие люди, которые хотели бы скрыть свое настоящее имя или приобрести какой-то особый статус.

В криминальной среде избавиться от присвоенной клички очень трудно, практически невозможно, в то же время наблюдается такое явление, как изменение клички. Обычно кличку меняют, если повышается или понижается статус преступника (заключенного или осужденного) в криминальном «табеле о рангах»; при «коронации», т.е. возведении в ранг «вора в законе», обычно также, присваивается новая кличка.

Клятва - это данное осужденным слово чести, которое необходимо сдержать при любых обстоятельствах. Иногда в среде преступников используются аналогичные с клятвой понятия, такие, например, как «божба». В свою очередь «пробожиться» означает нарушить данную ранее клятву.

Как правило, среди преступников клятву дают в связи с совершенным или планируемым преступлением, когда хотят убедить в правдивости своих слов или заверить в верности к кому-либо либо в правдивости каких-либо событий. Нарушение клятв карается достаточно сурово, вплоть до умерщвления человека, который нарушил клятву. Клятва имеет важное значение для того, чтобы обеспечить сплоченность группы, исключить предательство или дать другим уверенность, что им не будет причинен вред и что клянущийся заодно с ними. Могут быть и иные причины, имеющие важное значение для данной преступной группы.

Социально–психологическая функция клятвы заключается в проверке верности клянущегося нормам и традициям группы, в сплочении ее на этой основе; лидеры криминальной группы стремятся придать клятвам, суровый бескомпромиссный характер.

В российской тюремной системе имеется немало художественных произведений, но в основном это песни и стихи. Разумеется, подобная продукция имеется и в других тюремных системах мира. Частично эта продукция попадает и в общество. В тюремной лирике воспевается культ личной независимости, часто темой является женщина и мать. Нередко встречаются темы мести и взаимной выручки. Надо отметить, что язык и художественные средства выражения в тюремной лирике достаточно бедны, что обусловливается тем, что в места лишения свободы в основном попадают лица весьма невысокой художественной культуры, как, впрочем, и общей. Ту же самую оценку следует дать и живописным, и скульптурным работам, которые встречаются все-таки реже, чем тюремная лирика.

В песнях и стихах, относящихся к тюремной лирике, можно выделить следующие основные моменты:

- отношение к матери (глубоко уважительное, хотя в реальности это необязательно соответствует действительности);

- отношение к женщине вообще (часто – отрицательное);

- отношение к преступной деятельности (в большинстве песен и стихов, в общем-то высказывается сожаление о том, что автору пришлось стать на путь преступной жизни по различным, как правило, от него не зависящим, причинам);

- отношение к правоохранительным органам (исключительно отрицательное, злобно-ироничное);

- отношение к себе (жалостливое, стремящееся оправдать).

Вместе с тем в последнее время характерным для тюремной лирики становится замена сентиментальных сюжетов и образов на сцены насилия и жестокости.

Осужденные часто создают нелегальные фонды взаимной помощи, которые называют «общаками». Фонды взаимной помощи существовали в российских тюрьмах еще до Октябрьской революции 1917 г. Так, «политические» заключенные, вне зависимости от своих идеологических убеждений вносили в общий фонд 10% получаемых продуктовых передач.

Выделяют три разновидности общих денежных касс («общаков»), создаваемых преступными сообществами, обусловленные двумя факторами их создания - местом создания и контингентом пользователей:

- кассы, создаваемые из паевых взносов членов организованных преступных сообществ, занимающихся противоправной частнопредпринимательской деятельностью (в настоящее время, эти кассы - «общаки» практически прекратили свое существование, так как почти не осталось тех областей, в которых не развивалась бы частнопредпринимательская деятельность на законной основе. Правда, сюда можно отнести различную противозаконную деятельность, подпадающую под определение статьи УК РФ, например: организация притонов, публичных домов замаскированных под массажные кабинеты, выпуск порнографической продукции и т.д.);

- кассы («общаки»), создаваемые в местах лишения свободы;

- «общак», действующий в условиях свободы. Этот вид «общака» образуется более сложным путем, чем «общак» в ИУ.

Изначально последний создавался с вполне благородной целью (пусть и не совсем благородными методами) - для оказания помощи лицам, попавшим в места лишения свободы, а также их родственникам. Однако за последние несколько десятилетий функции этого «общака» сильно изменились.

Имеются сведения, что существует даже общероссийский «общак» и общая его сумма исчисляется сотнями миллионов долларов.

Необходимо отметить, что благодаря наличию «общака» в места лишения свободы попадает незаконная передача (так называемый «грев»), которая, помимо прочего, нередко содержит наркотические средства и другие запрещенные предметы. Нетрудно предположить, что наркотизация преступного сообщества порождает крайне негативные последствия. Причем проблема усугубляется после освобождения лица: освободившись, страдающий наркотической зависимостью, теряет возможность получать необходимые ему дозы из «общего котла», что нередко вынуждает его прибегнуть к преступному ремеслу для добычи средств на наркотики.

Для сохранности «общака» выделяются отдельные, пользующиеся доверием лидеров преступного мира лица, которым предоставляются значительные полномочия, вплоть до вынесения смертных приговоров в отношении лиц, допустивших нарушение «финансовой дисциплины». В ИУ «общаком», как правило, ведает один человек, наиболее приближенный к местному неформальному лидеру («вору в законе», а в его отсутствие - «смотрящему»).

Сам хранитель «общака» в ИУ также не может без разрешения тратить его содержимое. Определить хранителя «общака» - довольно сложная задача, так как он обычно законспирирован, внешне может выглядеть вполне законопослушным лицом, не нарушающим режим содержания.

В условиях свободы в хранении денег нередко оказывают помощь лица, занимающие определенное положение в обществе, а главное - имеющие легальные формы дохода. У каждого члена «сообщаковой братвы» на связи несколько таких лиц.

В условиях лишения свободы распространена также «прописка» - на уголовном жаргоне это означает процедуру принятия новичка в свои ряды.

Среди взрослых преступников «прописка» встречается достаточно редко, в основном ее используют несовершеннолетние. Как правило, «прописка»

применяется в следственных изоляторах, где в силу самых разных причин контроль за ними ослаблен. Основные функции этого ритуала заключаются в следующем: изучение новичка; проверка степени его соответствия криминальной субкультуре (знание ее); проверка его готовности следовать нормам криминальной субкультуры; определение статуса новичка, вытекающих из занимаемого положения его прав и обязанностей. Процедура «прописки»

проходит, как правило, в уединенных местах, таким образом, чтобы никто из администрации не смог помешать. Заканчивается - определением положения новичка в структуре криминальной иерархии, ему присваивается кличка, может быть нанесена татуировка. Лицам неудачно «прописавшимся», дают оскорбительные клички. «Прописка», как правило, проходит в форме «собеседования» новичка и неформального лидера. Процедура «прописки»-«суда»

заканчивается вынесением «приговора», которым определяется, что должен сделать новичок для успешного окончания «прописки» (как правило, это требование нарушить режим содержания, чем опять же проверяется готовность новичка следовать законам криминальной субкультуры).

«Прописка» может проводиться либо сразу при поступлении новичка в камеру, либо по истечении некоторого срока, обычно трех месяцев. Во втором случае ожидающие «прописку» лица называются «молодыми».

Компрометируют новичка, снижают его статус сведения о «недостойном» поведении во время следствия и в суде: правдивые показания о соучастниках, сотрудничество с правоохранительными органами в какой бы то ни было форме. Статус «опущенных» не подлежит изменению ни при каких обстоятельствах, как бы он «героически», с точки зрения преступников, не вел себя человек во время следствия и в суде. Кроме того, если «опущенный»

переходя в другую «зону» или получив новый срок, попытается скрыть свое положение, его ждет самое жестокое наказание. Таким образом, лица из «низов» не проходят «прописку», так как их статус не подлежит изменению.

Не проходят «прописку» и лица, занимающие высокий статус в криминальных сообществах, но если это не широко известное лицо, то ему необходимо представить свидетелей, которые могли бы подтвердить этот факт. Проверки бывают настолько продуманными, что обмануть группу, завысив свой статус, не удается практически никому.

С понятием «прописка» неразрывно связанно понятие «прикол», т.к.

«прописки» проводятся с использованием «приколов» - системы тестов в виде загадок, хитростей, игр, конечная цель которых уличить («приколоть») новичка в незнании норм и правил преступного сообщества. «Приколы» бывают разных видов:

1) «приколы типа загадок» - используются с целью проверить находчивость, сообразительность новичка, знание им конкретных норм и правел криминального сообщества. Новичку задают вопросы, в каждом из которых есть логическая или грамматическая ловушка, на которые он должен правильно ответить;

2) «приколы-единоборства» - имеют целью проверить физические (силу, ловкость) и психические (смелость) качества новичка. При помощи различных ухищрений новичка стараются спровоцировать на драку, причем с лицом, которое физически значительно сильнее его самого;

3) провокационные тесты - суть их заключается в том, что новичок «ловится» на привычных обыденных неточностях либо на незнании ответа в силу неожиданности самого вопроса. Если новичок не дает правильного ответа, то он, как правило, подвергается избиению;

4) «приколы», связанные со знанием техники и технической терминологии, в принципе отличаются от «приколов» типа загадок и тестов, лишь использованием технической терминологии. В данном случае новичку необходимы хотя бы минимальные познания в области техники;

5) «приколы-игры» осуществляются с целью подшутить над новичком, унизить его, развлечься, причем развлечения носят жестокий характер;

6) «приколы-испытания». Цель - испытать готовность и способность новичка переносить боль и отстаивать интересы сообщества:

друзей, всей камеры;

7) «приколы-шантаж», имеющие цель подчинить себе, закабалить новичка. С этой целью используется любой его промах (действительный или, зачастую, вымышленный), новичку вменяется в вину какой-либо проступок. Он должен «искупить свою вину», возместить материальный ущерб (например, убрать за кого-то).

Известно, что криминальная субкультура занимает определенное место в системе человеческих ценностей; носит агрессивный характер, вторгаясь в официальную культуру и изменяя ее; проникает в СМИ и распространяет свое воздействие в основном на подростков через уголовный жаргон, тюремную лирику и прочие негативные проявления творческой деятельности криминальных элементов.

Тюремное творчество характеризует как криминальную субкультуру в целом, так и культуру отдельного пенитенциарного учреждения. Знание и умение толкования различных видов татуировок, воровского жаргона помогают охарактеризовать человека без соответствующего допроса (например, можно узнать положение человека в преступной иерархии, также прогнозировать его поведение в местах лишения свободы).

По изменениям, происходящим в воровском жаргоне, иногда можно судить о тенденциях в преступной среде (например, появление в воровском жаргоне заимствованного из английского языка слова «киллер» означает, что в российской преступной среде появилась новая «профессия» - наемный убийца; появление частной собственности отмечено новым понятием «крыша», коррумпированной преступности - понятием «крестный отец» и т.д.).

Уголовный жаргон (арго-) можно определить как закономерное явление, отражающее специфику криминальной субкультуры, степень организованности и профессионализации преступной среды. Жаргон, или специфические термины, - неотъемлемая часть любой профессии, поэтому, являясь профессиональным языком, он возникает с рождением нового вида деятельности - преступности.

Традиционное название уголовного жаргона - «феня» русские ученые связывают с языком бродячих торговцев-коробейников ХIХ в., или как его еще иначе называют, «офенским». Для обеспечения своей личной безопасности и сохранности груза торговцы шли на многие хитрости, одной из которых был их специфичный язык. Он был придуман для того, чтобы в процессе разговора никто не смог понять, например, откуда вывезут товар, какой товар, какими путями он будет доставлен, какими средствами располагает торговец и т.д. Но универсальность языка заключается в том, что он был им нужен еще и для «обмена опытом», передачи сведений о местах, наиболее благоприятных для мошенничества. Они называли себя «обзетильниками» (от слова «обзетить» — обмануть).

Немало слов русский уголовный жаргон позаимствовал также у костромских шерстобитов, бродячих музыкантов-лирников, нищихкантюжников, которые целыми деревнями «кантюжили», «кантовались» по городам «Христа ради»; нищих-мостырников, просивших милостыни на мостах и прочее.

На основании вышеизложенного можно заключить, что воровской жаргон был предназначен для зашифровки сообщений с тем, чтобы непосвященный не мог понять, о чем идет речь, либо понял превратно. Следует отметить продуманность данной шифровки. Она состоит в том, что для понимания человеком содержания предложения мало изучить «воровские» термины, ему следует долгое время тесно общаться в уголовных кругах, так как для обозначения одного и того же понятия существуют десятки синонимов.

Главное назначение воровского (уголовного) жаргона - обеспечение преступной деятельности криминальных сообществ и сохранение своей особости. Большинство используемой лексики обозначает орудия преступной деятельности, способы ухода от преследования, поведения в суде, характер преступной деятельности, субъектов и объектов преступлений.

Необходимо отметить, что уголовный (воровской) жаргон очень быстро распространяется в среде несовершеннолетних. Причина этому - его выразительность, образность, таинственность и т.д. Уголовному жаргону свойственна также некоторая ироничность, сарказм.

Сравним, например:

«троллейбус» - человек в очках; «кудрявый» - лысый; «бебики» - глаза («потушить бебики» — выколоть глаза); «весло» - ложка; «цырлы» - пальцы ног.

Криминальная субкультура представляет собой вполне реальное явление, следствием которого становится прогрессирующая криминализация общества. В сознании значительной части населения произошло размывание ценностных ориентиров в оценки асоциального образа жизни. Отдельные элементы криминальной субкультуры (культ насилия, антиобщественные нормы - обычаи, азартные игры, жаргон, клички, татуировки, блатные стихи и песни и т.п.) проникли в повседневную жизнь лиц, не имеющих никакого отношения к преступной среде. Рекламе подобного образа жизни, пропаганде образцов субкультуры преступного мира, безусловно, способствуют средства массовой информации. Из газет и художественной литературы в обиход граждан пришли такие слова и словосочетания, как «беспредел», «братва», «жить по понятиям». Мало кто задумывается об их происхождении, а ведь всего полвека назад они были известны только уголовникам и специалистам по криминальной субкультуре. По телевидению постоянно транслируются кинофильмы, положительными героями которых являются уголовные «авторитеты» (самые ярые приверженцы криминальной субкультуры). Не составляет никакого труда найти на прилавках магазинов книги с подробными инструкциями об изготовлении наркотических средств (невзирая на запрет, который содержится в законодательстве).

Элементы преступной субкультуры становятся частью современной повседневной жизни людей, особенно молодежи. Между тем, думается, что если их профессиональная деятельность не связана с данной областью, пропаганда криминальной субкультуры не должна быть ежедневной.

Опасность криминальной субкультуры состоит в том, что она является проводником и фиксатором криминального опыта, обеспечивает его преемственность, способствуя воспроизводству преступности.

На стадии постпенитенциарного профилактического воздействия факторами, обусловливающими совершение повторных преступлений, являются:

1) отрицательное влияние ближайшего микросоциального окружения;

2) трудности в трудовом и бытовом устройстве после освобождения;

3) отсутствие контрольно-профилактического воздействия (отсутствие специального органа по постпенитенциарной опеке за освободившимися из мест лишения свободы).

Неблагоприятные условия, влияющие на рецидив преступлений, могут также складываться в сфере семейно-бытовых отношений. Они проявляются в различных формах: от отсутствия атмосферы взаимной доброжелательности в семье до активного вовлечения освобожденного в пьянство, разврат, либо даже подстрекательство его к возобновлению преступной деятельности183.

На фоне экономического и социального кризиса, безработицы, обнищания населения криминогенная роль этих факторов очень велика.

Трудовая и бытовая неустроенность лиц, освобожденных из мест лишения свободы, как результат непринятия своевременных мер органами внутренних дел и исправительными учреждениями также способствует повторности преступлений. Так, начальники отрядов заблаговременно направляют в отделы внутренних дел информацию о необходимости трудового и бытового устройства освобождаемых осужденных. Однако соответствующие меры принимаются далеко не всегда. Подобные недостатки имеются в работе не только органов внутренних дел, но и органов местного самоуправления.

Стало правилом трудоустраивать лиц, освободившихся из мест лишения свободы, руководствуясь главным образом стремлением удовлетворить наиболее острые потребности в рабочей силе, недооценивая или даже игнорируя задачу закрепления освобожденных в таком трудовом коллективе, который в большей степени способен оказать на них позитивное воздействие. В результате некоторые лица, освобожденные из мест лишения свободы, при формально удовлетворительном решении вопроса о трудоустройстве оказываются предоставленными самим себе, длительное время См.: Кpиминальная обстановка в Pосси и пpогноз ee pазвития. М.: ВНИИ МВД Pоссии,

2006. С. 14.

находятся в состоянии фактической изоляции от коллектива, что затрудняет их социальную адаптацию. В настоящее время сложилась ситуация, когда освобожденный должен осуществлять свое трудовое и бытовое устройство без поддержки государственных органов и органов местного самоуправления.

По официальным данным, только 3 % освобождаемых трудоустраиваются с помощью органов социальной защиты населения.

Таблиц 26 Оказание помощи администрацией ИУ в трудовом и бытовом устройстве

–  –  –

Данные, приведенные в таблице 26, свидетельствуют о низкой роли администрации исправительного учреждения в оказании помощи в трудовом и бытовом устройстве осужденных при освобождении от предыдущего наказания: почти каждому третьему осужденному она не была оказана, хотя он в ней нуждался.

Дополнительные трудности в трудоустройстве и социальной адаптации бывших осужденных связаны с отсутствием у них опыта самостоятельной трудовой деятельности, малым трудовым стажем.

В исправительно-трудовое законодательство ранее была введена норма, направленная на оказание помощи в трудоустройстве лицам, освобожденным из исправительных учреждений. Она обязывала исполнительные комитеты местных Советов обеспечивать их работой не позднее пятнадцатидневного срока со дня обращения за содействием в трудоустройстве. Но ситуация не улучшилась даже после этого решения. Так, например, в 1998 г. около 1 млн человек были освобождены из мест лишения свободы, причем 33 тыс. не были трудоустроены, и именно, как можно предположить, они определили рост рецидивной преступности по сравнению с 1987 г. на 10%184.

В исправительно-трудовом законодательстве (ст. 104 ИТК) была ранее закреплена обязанность обеспечивать освобождаемых из мест лишения свободы граждан работой, по возможности, с учетом имеющейся у них специальности. Но, к сожалению, трудовое законодательство не устанавливает каких-либо правовых гарантий их трудоустройства. Так, даже в 1987 г.

предприятия необоснованно отказали в трудоустройстве 11 тыс. освобожденных из ИТУ. В настоящее время по новому УИК РФ, введенному в действие с 1 июля 1997 г., ст. 82 лишь в самой общей форме гласит, что бывшие осужденные, освобожденные из мест лишения свободы, имеют право на трудовое и бытовое устройство и получение других видов социальной помощи в соответствии с законодательством РФ.

В современных условиях спада производства, сокращения предприятий, безработицы бывшие заключенные имеют мало шансов на трудоустройство. Из колоний практически в «никуда» освобождаются люди без гарантированного бытового и трудового устройства. Более 3/4 бродяг – это освобожденные из мест лишения свободы, они занимаются попрошайничеством, совершают кражи и другие преступления. Проблема временного трудового устройства освобожденных, регистрации и обеспечения жильем не решена ни в организационном, ни в законодательном плане. За прием на работу граждан, проживающих без регистрации (прописки), руководитель предприятия может быть привлечен к административной ответственности.

См.: Иллeш А. Гласно о пpeступности // Извeстия. 1989. 9 фeвp.

Практика показывает, что лица, освобожденные из исправительных учреждений, предпочитают трудоустраиваться самостоятельно, без помощи государственных органов, хотя они вправе обращаться за содействием в органы Федеральной службы занятости по месту жительства. Статья 5 Федерального закона «О занятости населения» (в редакции 1995 г.) относит лиц, освобожденных из мест лишения свободы, к числу пользующихся повышенной социально-правовой защитой. В период вынужденной безработицы гражданин, освобожденный от наказания и зарегистрированный в органе федеральной службы занятости, вправе получать пособие, размер которого зависит от среднего заработка в период отбывания наказания, но не может быть меньше установленного размера минимальной заработной платы. Пособие выплачивается на условиях, предусмотренных вышеуказанным Федеральным законом.

Но право первоочередного трудоустройства еще не гарантирует, что освобожденный реально будет трудоустроен. Ведь администрация предприятия обладает правом выбора работника и предпочитает того, кто имеет более высокую квалификацию и незапятнанную репутацию. При прочих равных условиях администрация вправе предпочесть несудимого гражданина, чем судимого. Иное решение вопроса ставило бы правопослушного несудимого гражданина в худшие условия по сравнению с освобожденным от наказания.

С точки зрения социальной справедливости конечно же, факт отбытия наказания в местах лишения свободы не может создавать никаких преимуществ. Вполне оправданы опасения администрации предприятия, что, приняв на работу ранее судимого, она может приобрести неполноценного работника, который не только сам плохо выполняет производственное задание, но и отрицательно влияет на других. Трудовое воспитание освобожденных требует существенных материальных и моральных затрат трудового коллектива, а эффективность их труда часто бывает ниже, чем у других работников. Это обстоятельство неизбежно влияет на экономические показатели предприятия. Поэтому (а также из соображений воспитательного характера) нельзя концентрировать большое количество ранее судимых на одном предприятии. Целесообразно в масштабе каждой области ежегодно осуществлять прогноз численности лиц, освобождающихся из ИУ, нуждающихся в трудоустройстве и предоставлении жилой площади, и вносить эти данные в базу органов занятости и социальной адаптации для учета при распределении трудовых ресурсов. Впрочем, составление прогнозов и учеты – это еще не значит, что проблема будет реально решена. Ведь ни службы занятости, ни центры социальной адаптации не обладают правом обязать предприятие взять на работу бывшего осужденного, а тем более предоставить ему жилье. В условиях массовой безработицы, когда страдает значительная часть квалифицированных и законопослушных граждан, предоставление льгот трудоустройства и получения жилья для бывших осужденных по сравнению с законопослушными работниками скорее будет негативно воспринято населением и общественным мнением.

Такая направленность общественного мнения вполне понятна – ведь из исправительных учреждений возвращаются бывшие преступники, принесшие горе, страдание многим людям, государству и обществу в целом.

Поэтому население часто, безотносительно к рассматриваемым вопросам, относится к освобожденным отрицательно. Многие не хотят вместе с судимыми работать, рядом жить, общаться, предоставлять им жилье и работу в ущерб себе, даже понимая, что, лишив ранее судимых возможности работать и жить, следует ожидать роста преступлений.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что действующая законодательная и ведомственная нормативная база противодействия рецидиву преступлений устарела и не соответствует современным реалиям. Нет федерального закона, регламентирующего вопросы профилактики рецидива преступлений, отсутствует закон о социальной помощи лицам, отбывшим лишение свободы, и контроле за их поведением. Статья 182 УИК РФ лишь в самой общей форме закрепляет права освобожденных осужденных на трудовое и бытовое устройство и другие виды социальной помощи.

Стабильный уровень рецидивной преступности в стране во многом обусловлен отсутствием системы социального сопровождения лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Ежегодно из исправительных учреждений возвращается в общество до 300 тыс. человек. Практически каждый освободившийся нуждается в квалифицированной помощи в решении социальных проблем. Значительно повышают риск рецидива наличие социально значимых заболеваний, психических расстройств, утрата социально полезных связей. Согласно статистике более 50 % повторных преступлений приходится на первый год после освобождения, 30 % - на второй и 15 % - на третий. Отсутствие в государстве комплексной профилактической работы с освобожденными из мест лишения свободы превращает уголовно-исполнительную систему в автономную структуру, обеспечивающую временную изоляцию от общества.

Необходима комплексная государственная поддержка лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Ведь они в течение длительного времени находились в изоляции от общества, при этом был нарушен процесс их социализации, временно прервались или полностью утратились имеющиеся социально полезные связи и отношения.

Нормативные правовые акты и целевые программы, направленные на решение проблем социальной реабилитации лиц, осужденных за совершение преступлений, приняты только в некоторых регионах Российской Федерации. В этих актах регламентируются вопросы о квотировании рабочих мест, определяются права нуждающихся в трудоустройстве и обратившихся в органы занятости населения из числа лиц, освободившихся из мест лишения свободы, и др. Уровень повторной преступности в этих регионах имеет тенденцию к реальному снижению, но возможности проводимой в этом направлении работы еще далеко не исчерпаны.

С 90-х годов прошлого столетия в стране практически отсутствует система действенного государственного контроля за лицами, отбывшими уголовные наказания. Прекратил свое существование и институт административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, а альтернативных ему механизмов пока не предложено. Новый Федеральный закон «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» 2011 г. только начал реализовываться. В этих условиях повышается опасность совершения повторных преступлений.

Привычка к пьянству или приобщение к наркотикам в местах лишения свободы также оказываются фактором повторного совершения преступлений.

Названные противоречия, хотя и не исчерпывают весь перечень причин и условий, способствующих совершению повторных преступлений, но являются основными и потому должны учитываться как первостепенные в механизме детерминации рецидивной преступности. Только воздействуя на них и их нейтрализуя, можно добиться реального снижения ее уровня.

В литературе установлены185, а нашими исследованиями подтверждены субъективные причины, порождающие рецидив преступлений, в которые входят:

- эгоизм и соответственно пренебрежительное отношение не только к чужой жизни и здоровью, но и к своей собственной;

См.: Шмаpов И.В. Пpeдупpeждeниe пpeступлeний сpeди освобождeнныx от наказания.

- М.: Юpид. лит., 1974. С. 74-77; Аpeмьeв Н.С. Пpофилактика peцидивной пpeступности (вопpосы тeоpии и пpактики): Дис…. д-ра. юpид. наук; Алeксeeв А.И. Индивидуальная пpофилактика peцидива пpeступлeний. М., 1975; Васильeв А.И., Юшакин В.E.

Закpeплeниe peзультатов испpавлeния и пepeвоспитания лиц, освобождeнныx из ИТУ. Pязань, 1990; Гуськов В.И. Социально-пpавовыe пpоблeмы пpофилактики peцидивной пpeступности сpeди освобождeнныx от наказания: Дис…. д-ра. юpид. наук. М. 1976; Г.А.

Аванeсов, С.И. Иншаков, С.Я. Лeбeдeв, Н.Д. Эpиашвили Кpиминолоия: Учeбник / Под peд. Г.А. Аванeсова. – 4-e изд., пepepаб. и доп. - М., 2006; Антонян Ю.М., Эминов В.E.

Личность пpeступника. Кpиминолого-псиxологичeскоe исслeдованиe. - М., 2009; Лунeeв В.В. Куpс миpовой и pоссийской кpиминологии: Учeбник. В 2-х т. Т. 1. Общая часть. М., 2011; Кpисти Н. Пpиeмлeмоe количeство пpeступлeний / Под общ. peд., вступит. статья Я.И. Гилинского. 2-e изд. СПб., 2011; и дp.

- примитивный анархизм, порождающий большей частью хулиганство, но в состоянии опьянения – и более тяжкое насилие;

- стремление к самоутверждению, характерное для лиц, могущих восстановить социальные связи, стремящиеся к этому, а при срывах, неудачах могущие отреагировать и тяжким насилием, и сексуальным с тем, чтобы доказать свою состоятельность прежде всего самому себе;

- жестокость наиболее типична для людей отверженных, социально неадаптированных, никому не нужных и потому реагирующих на других людей бесчеловечно, варварски, немилосердно, склонных к зверским, антигуманным, садистским поступкам, живущим по изуверским нравам преступной среды;

- озлобленность различной степени вплоть до превращения в ведущую черту характера;

- агрессивность, отражающаяся в причинении вреда всем и всему – животным и людям, имуществу и порядку и т.п.;

- эмоциональная неустойчивость, проявляющаяся в несдержанности, неадекватности реагирования, вспыльчивости, бессмысленности и кажущейся безмотивности поступков;

- примитивизм эмоциональных реакций, сформированный прежней жизнью, прежде всего в условиях лишения свободы, вытекающий из низкого образовательного уровня, отсутствия культуры общения и общечеловеческой, незнание этикета;

- авторитарность, непризнание ничьих авторитетов, склонность ориентироваться исключительно на собственные чувства и побуждения, не считаясь ни с кем и ни с чем;

- холодность к переживаниям других, как животных, так и людей; отсутствие эмпатии;

- обидчивость и мстительность, воспитанные в условиях изоляции, требующие на любую мало мальскую обиду отреагировать насилием;

- завышенная самооценка, самомнение, неспособность и неумение считаться с мнением других;

- конформизм;

- зависимость от ближайшего окружения, жестко сформированная и внедренная в условиях лишения свободы, а отсюда слабоволие, неспособность разорвать социально негативные контакты;

- «привязка» к криминальной среде;

- наличие невротических и психических нарушений, отмечаемых рядом исследователей у освобождаемых, - от 30 до 80%, особенно у отбывших длительные сроки лишения свободы, требующих постоянного медицинского контроля и лечения, связанные и с алкоголизмом, наркоманией.

К числу объективных условий можно отнести:

1. Неблагоприятную социальную ситуацию в стране, экономический кризис, безработица, падение уровня жизни, снижение уровня медицинского обслуживания.

2. Низкую действенность системы социального контроля в стране.

3. Недостаточную эффективность функционирования системы правоохранительных органов и органов правосудия. Коррумпированность отдельных представителей этих органов.

4. Пороки уголовно-исполнительной системы, обусловливающие включение осужденного в преступный мир, приобретение криминального опыта и инициирующие процессы его нравственной деградации.

5. Дополнительную криминализация осужденных в местах лишения свободы.

6. Низкую эффективность функционирования механизмов вторичной социализации лиц, отбывших наказание в местах лишения свободы, в результате чего осужденный после освобождения не может найти работу, жилье и для обеспечения нормальной жизни вновь совершает преступление. Бытовая и трудовая неустроенность отмечается у 56,0% освобожденных, 12,9% имеют проблемы в семье.

7. Криминальную самодетерминацию - интеграция человека в преступную среду, которая склоняет его к преступной деятельности, активно препятствует возвращению к честной жизни.

8. Алкоголизацию и наркотизацию населения России.

На совершение повторных преступлений влияет непродуктивная контрольно-профилактическая деятельность. Так, после отмены в 1993 г. уголовной ответственности за нарушение правил административного надзора, его эффективность существенно снижена.

Сущность административного надзора, установленного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. № 5364, заключалась в учреждении контроля и системы ограничений для определенной категории лиц, которые, отбыв наказание в исправительных учреждениях, сохранили антисоциальные навыки и привычки, приведшие к преступному исходу. С помощью разумно подобранных ограничений создается реальная возможность исключить общение поднадзорного с теми, кто разделяет его антиобщественные взгляды и настроения, устраняя тем самым одну из первостепенных причин преступности – поддержание и углубление нравов и традиций в сфере правонарушителей, в неформальных группах - криминально активных лиц. Сведение до минимума отрицательных контактов и одновременное осуществление контроля за кругом общения поднадзорного затрудняют организацию преступных групп и создают необходимые предпосылки для достижения положительных результатов в формировании нравственного и правового сознания.

Сегодня же под административный надзор берутся не все лица, на которых он распространяется. Нередко административный надзор устанавливается с большим опозданием, осуществляется формально и эпизодически, без оказания воспитательного воздействия на поднадзорного. Подобное вызывает сожаление, так как административный надзор, как организационно- правовая форма индивидуальной профилактики дает возможность держать во внимании значительное число ранее судимых лиц, обеспечивает предупреждение опасных преступлений.

В современных условиях, когда отсутствует специализированный институт социальной помощи для лиц, освободившихся из мест лишения свободы, основная их масса испытывает непреодолимые сложности в трудоустройстве, приобретении материального источника существования, кроме криминального. Это обстоятельство играет не последнюю роль в том, что 1/3 лиц, вновь нарушивших закон, обвиняются в совершении краж чужого имущества, а удельный вес ранее привлекавшихся за совершение таких видов повторных преступлений как грабеж, разбой, вымогательство, превышает соответствующий показатель среди лиц, совершивших преступление впервые.

Все вышеприведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что предупреждение рецидивных преступлений, т.е. устранение или нейтрализация тех факторов, которые ее продуцируют в современных условиях, приобретает особую значимость, имеет комплексный характер и требует к себе повседневного внимания со стороны не только правоохранительной системы, но и всех государственных органов и общественных организаций в целом. Снижение такого сложного социального и правового явления, как рецидивная преступность, возможно только в том случае, когда будут предприняты взаимосвязанные и скоординированные меры социального, правового, криминологического и организационного характера в их единстве и взаимосвязи.

Как показывают исследования, 35% освобожденных имеют патологические изменения личности, нуждаются в специализированной наркологической, психологической или психиатрической помощи186; только 29% освобожденных алкоголиков посещают наркологические учреждения в установСм.: Xоxpяков Г.Ф. Наказаниe в видe лишeния свободы: оцeнка эффeктивности // Сов.

гос. и пpаво. 1989. № 2. С. 71-72; Бакунин С.Н. Пpофилактика пpeступлeний, совepшаeмыx на почвe xpоничeского алкоголизма, сpeди освобождeнныx из испpавитeльно-тpудовыx учpeждeний: Автоpeф. дис…. канд. юpид. наук. Pязань, 1996. С. 17.

ленные сроки и активно проходят поддерживающие лечение, 32% посещают нерегулярно наркологическое учреждение, 16% уклоняются от посещения и не употребляют алкоголь, 21% возобновляют употребление алкоголя и уклоняются от посещения наркологического учреждения; 12,9% употребляют спиртные напитки под влиянием друзей из прежней компании.

Мы не ставили своей целью детально раскрывать все указанные факторы, обусловливающие постпенитенциарную преступность, так как они в той или иной степени освещены в научной криминологической литературе187.

Многие из них являются аксиомой и не требуют доказательств.

В своем исследовании мы провели лишь анализ их особенностей на базе общеизвестных методологических криминологических походов к проблеме в современных условиях развития общества, в ситуациях реформирования уголовно-исполнительной системы.

При этом целью изучения данного аспекта проблемы мы поставили выявление факторов, наиболее типичных, характерных для всех лиц, освобожденных из мест лишения свободы и вновь совершивших преступление, не зависимо от криминологической типологии рецидивистов.

§ 2. Причины преступлений на стадии исполнения наказания и способствующие им условия Совершению повторных преступлений способствуют недостатки, имеющие место уже при назначении наказания. Известно, что первой и необходимой предпосылкой успешной реализации целей наказания (исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами) является его соответствие нормам закона, характеру и степени общественной опасности См.: Гуськов В.И. Социально-пpавовыe вопpосы пpофилактики peцидивной пpeступности сpeди освобождeнныx от наказания: Учeбноe пособиe / Под peд. пpоф. И.В. Шмаpова.

Pязань, 1975; Южанин В.E. Мexанизм peализации в видe лишeния свободы: Автоpeф.

дисс…. Д-ра. юpид. наук. - М., 1996; Гpeков М.П. Постпeнитeнциаpный peцидив и eго истоки. Наказаниe: сущность, содepжаниe и eго цeли. Книга пepвая. - Pостов, 2007; Многокpатный peцидив пpeступлeний: Моногpафия / Под peд. Ю.М. Антоняна. Pязань 2009.

совершенного преступления, личности виновного и обстоятельствам дела, при полном учете смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств. Неэффективен как не в меру мягкий приговор, так и слишком суровый. Первый рождает надежду на возможность легко «отделаться» в случае совершения нового преступления, ослабляя или вовсе устраняя чувство страха перед наказанием. Второй - подрывает в осужденном веру в справедливость, вызывает в нем внутренний протест, озлобление188.

Рассматривая весь комплекс факторов, способствующих повторным преступлениям на стадии исполнения наказания, следует отметить, что в этом комплексе тесно переплетаются причины и условия, отражающие объективные трудности, недостатки, упущения администрации исправительных учреждений и других органов государства в связи с исполнением наказания.

Сегодня отечественная пенитенциарная система поставлена в жесточайшие условия самовыживания в связи с кризисом производства, ухудшением снабжения, разрывом производственных связей с хозяйствующими субъектами, соответствующим ростом незанятости осужденных (до 38 % из числа трудоспособных осужденных не задействованы в труде), повлиял на криминологическую обстановку и психологический климат в местах лишения свободы.

К числу факторов, обусловливающих совершение повторных преступлений, необходимо отнести недостаточное материальное обеспечение учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, составляющее лишь около 60% от существующих потребностей: во многих таких учреждениях имеют место нарушения уголовно-исполнительного законодательства в части соблюдения норм материально-бытового и санитарно-медицинского обеспечения осужденных.

Не во всех следственных изоляторах и учреждениях, исполняющих уголовные наказания, созданы условия, отвечающие требованиям санитарноСм.: Бобылeва И.Ю. Длитeльныe сpоки лишeния свободы. М., 1992. С. 13, 15, 40, 46.

гигиенических норм и международных стандартов, ощущается острая нехватка лекарств и продуктов питания, распространены сердечнососудистые заболевания, туберкулез, психические расстройства, сохраняется значительное количество ВИЧ-инфицированных189. В ряде исправительных колониях не достает комнат для длительных свиданий, во многих из них отсутствуют технические возможности для реализации предусмотренного ст.

92 УИК РФ права на телефонные разговоры.

Сложившуюся ситуацию используют ранее судимые и отбывавшие наказания в местах лишения свободы, возбуждая недовольство осужденных и подстрекая их к неповиновению, массовым беспорядкам и другим преступлениям, коллективным отказам от работы, голодовкам и т. п.

К числу обстоятельств, способствующих повторности преступлений, на этой стадии следует отнести снижение уровня и качества воспитательной работы с осужденными. В некоторых источниках указываются факты проведения одновременно одним штатным психологом индивидуальной профилактической психологической подготовки с 350 осужденными, что явно не соответствует такому принципу уголовно-исполнительного права, как индивидуализация воспитательной работы. Рассмотренные нами выше криминогенные факторы экономического характера привели к резкому сокращению материально-технической базы для организации воспитательных мероприятий. Во многих исправительных колониях оказалась дезорганизованной работа общеобразовательных школ и профессионально-технических училищ, библиотек, клубов и т. д.

Нередко встречаются факты необоснованного представления лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, к условно-досрочному освобождению от наказания. Этот обусловлено не только коррупцией, необоснованным упрощением процедуры принятия решения об условноСм., подpобнee: Конeв А.А., Муpавьeв В.В. Пpeступность молодeжи и peцидив. - Нижний Новгоpод, 2003. С. 78 – 79; Xаpактepистика личности осуждeнного (социальнопсиxологичeский) поpтpeт. - М., 2004. С. 7.

досрочном освобождении. Если ранее в соответствии со ст. 99 ИТК РСФСР 1971 г. представление об условно-досрочном освобождении в отношении осужденного к лишению свободы направлялось в суд совместно администрацией ИТУ и наблюдательной комиссией при местном органе исполнительной власти, то в настоящее время в связи с упразднением наблюдательных комиссий администрация исправительной колонии в соответствии со ст. 175 УИК РФ вправе решать этот вопрос самостоятельно.

К сожалению, на практике это приводит, с одной стороны, к снижению чувства ответственности самих осужденных, а с другой - к должностным злоупотреблениям со стороны некоторых представителей администрации.

Далеко не бесспорной с точки зрения криминологической обоснованности представляется проведенная Федеральным законом от 8 декабря 2003 г.

№ 162-ФЗ реконструкция нормы о рецидиве преступлений (ст. 18 УК РФ).

Речь идет о введенных ограничениях при признании рецидива опасным и особо опасным.

Ранее Федеральным законом от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ было проведено в жизнь еще одно весьма спорное в свете криминологических реалий решение о том, что осужденные за особо тяжкие преступления могут претендовать на условно-досрочное освобождение по отбытии не трех четвертей срока наказания (как это предусматривала ст. 79 УК РФ), а по отбытии двух третей такого срока. Указанную категорию преступников вообще надо лишить права на условно-досрочное освобождение, исходя из исключительной тяжести совершенного содеянного и высокой вероятности рецидива с их стороны.

Принятое же законодательное решение, несомненно, существенно осложняет и без того неблагоприятную криминологическую обстановку в стране190.

Рецидиву в местах лишения свободы во многом способствуют организационно-правовые факторы, к числу которых, по нашему мнению, относятся недостатки:

См.: Алeксeeв А.И., Овчинский В.С., Побeгайло Э.Ф. Pоссийская уголовная политика:

пpeодолeниe кpизиса. М., 2006. С. 47.

– в осуществлении надзора за осужденными, вследствие чего становятся возможными правонарушения;

– во взаимодействии оперативных подразделений исправительных учреждений и территориальных подразделений криминальной полиции при раскрытии и расследовании преступлений;

– действующего уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в части, касающейся борьбы с рецидивной преступностью в местах лишения свободы. Так, оно не обеспечивает надежной изоляции лидеров криминальной среды от общей массы осужденных. Отсюда возникают некоторые коллизии (например, угроза со стороны осужденного в отношении сотрудника исправительного учреждения в соответствии с ч. 1 ст.

116 УИК РФ является злостным нарушением режима отбывания наказания, а исходя из диспозиции ч. 1 ст. 321 УК РФ данное деяние может быть квалифицировано как преступление).

Сегодня остается без должного внимания тот факт, что определенная часть противоправных действий организованных преступных формирований в местах лишения свободы препятствует достижению целей наказания, дестабилизирует обстановку и обладает очевидной общественной опасностью.

К числу этих противоправных действий (они же способствующие преступлениям условия) можно отнести:

– утверждение и поддержание в качестве образца поведения норм преступной морали, пропаганда преступного образа жизни, соблюдение «воровских» традиций, противодействие администрации исправительного учреждения;

– разделение отбывающих наказание на определенные категории с целью запугивания, подавления возможного сопротивления с их стороны;

– создание «воровских касс» с целью материального обеспечения криминальных лидеров и их окружения;

– установление и поддержание нелегальных связей с осужденными, отбывающими наказание в других исправительных учреждениях, а также с преступниками, находящимися на свободы;

– организация иерархической структуры неофициального управления осужденными в местах лишения свободы;

– осуществление контроля за поступлением и расходованием среди осужденных продуктов питания, одежды, денег, наркотиков, спиртных напитков, средств мобильной связи.

Здесь необходимо упомянуть об известной противоречивости уголовного наказания, заключающейся в том, что его желательные позитивные последствия, для достижения которых оно применяется, связаны с отрицательными, нежелательными последствиями, которые от этих положительных результатов отделить либо вообще нельзя, либо очень трудно.

К неизбежным негативным последствиям лишения свободы относятся:

изоляция осужденного из условий обычной жизни общества, ослабление или даже полный разрыв его прежних социально полезных связей, своеобразное привыкание к режиму и обстановке мест лишения свободы и связанные с этим психологические трудности социальной адаптации после отбытия наказания, а также другие обстоятельства подобного рода191.

Существенное место среди факторов, обусловливающих пенитенциарный рецидив, занимает субкультура осужденных, сложившаяся в местах лишения свободы, которая, как показывают многочисленные исследования, имеет свое значение при объяснении как постпенитенциарного, так и пенитенциарного рецидива.

Истоки субкультуры лежат в особых психических состояниях, возникающих у человека в условиях изоляции. В ситуации социальной и сенсорной изоляции жизненный тонус человека снижается. Осужденные оказываются в состоянии фрустрации, которая порождает напряженность и См.: Липилин А.Г. Кpиминологичeскиe аспeкты peцидивной пpeступности // Пpeступность и общeство. Вып. № 3. М., 2004. С. 111–112.

агрессивность личности, ее повышенную уязвимость от внешней среды. Все это вызывает подозрительность, неуживчивость, конфликтные ситуации.

Состояние фрустрации способствует возникновению агрессивной мотивации, которая может реализовываться в отношении различных объектов. Направить агрессию против главных своих «притеснителей» в лице представителей администрации весьма опасно. Поэтому агрессия против них сдерживается, постепенно накапливаясь и переходя в скрытую агрессию, что в свою очередь вызывает у правонарушителя желание разрядиться даже за счет искусственно создаваемой ситуации.

А. Подгурецкий считает, что группа, подвергаемая насилию, имеет в своем распоряжении три способа реинтеграции192. Первый – усиление внутренней солидарности (это происходит обычно тогда, когда соответствующую группу связывают какие-то надличностные узы, какие-то общие задачи). Второй способ – это перенос агрессии с группы как целого на ее отдельных членов. Третий способ – это создание собственной, существующей лишь внутри группы и основанной на неформальных связях «другой жизни»193.

Другие исследователи считают, что истоки возникновения субкультуры осужденных связаны не столько с психическими состояниями, сколько с изменением характера жизнедеятельности личности в условиях лишении свободы194, т.е. субкультура осужденных также является по своей социальной сущности адаптивным, приспособительным механизмом.

Для мест лишения свободы асоциальная субкультура есть явление закономерное и объективное. Специфичность субкультуры определяется уникальностью взаимосвязанных факторов, присущих в полной мере только наказанию в виде лишения свободы, а именно: принудительной изоляции См.: Подгуpeцкий А. Очepк социологии пpава. М., 1974. С. 207-208.

Польскиe кpиминологи используют вмeсто тepмина «субкультуpа» тepмин «дpугая жизнь».

См.: Xоxpяков Г.Ф. Социальная сpeда личности в м eстаx лишeния свободы. М., 1982.

С. 12-17; Xолыст Б. Кpиминология. Основныe пpоблeмы. М., 1980. С. 205.

индивидов от общества; включением индивидов в однополые группы и уравнительных началах; жесткой регламентацией поведения во всех сферах жизнедеятельности.

Действие этих факторов постоянно и принципиально неустранимо, поскольку они являются необходимыми элементами лишения свободы. Все это нарушает привычные способы жизнедеятельности, лишает или резко ограничивает человека в удовлетворении целого ряда элементарных потребностей, снижает возможность получения новых впечатлений, делает жизнь монотонной. Осужденные пытаются найти новые способы выполнения ведущих социальных функций или же найти такие заменители, которые давали бы возможность реализоваться потребностям в общении, самоутверждении, самоуважении и т.д. Сообщество осужденных пытается так или иначе удовлетворить неудовлетворяемые в изоляции потребности, тем или иным способом осуществить невыполняемые в условиях изоляции функции. Для этого оно и создает свое субкультуру. Обостренный спрос на справедливость, вообще характерный для сферы уголовно-правового регулирования общественных отношений, в местах лишения свободы достигает, возможно, своего пика. Именно несправедливость, чаще кажущаяся, именно поиск справедливости, порой мнимой, придает социально-психологической организации заключенных то групповое моральное сознание, которое заглушает моральное воздействие уголовного права и тем самым затрудняет исправление195.

Таким образом, источником возникновения асоциальной субкультуры является существенное отличие условий жизни на свободе от условий исправительного учреждения и стремление осужденных приспособиться к этим новым условием, восстановить, насколько это возможно, привычные формы жизнедеятельности (хотя это приспособление может осуществляться в достаточно необычных формах). Вышеуказанные социальные факторы См.: Коган В.М. Социальный мexанизм уголовно-исполнитeльного воздeйствия. М.,

1983. С. 140.

являются объективными, внешними по отношению к социальной среде мест лишения свободы.

Но существуют и внутренние социально-психологические факторы.

Общество осудило и изолировало осужденных и тем самым противопоставило их основной массе законопослушных граждан. Общность социального положения, наличие некоторых общих ценностей (свобода, справедливость) способствуют тому, что осужденные начинают себя осознавать членами единого сообщества («Мы»), имеющего свои общие интересы и противопоставленного людям, живущим на свободе («Они»).

Сообщество, имеющее особые интересы и ценности, вырабатывает и специальные нормы, направленные на защиту этих интересов и ценностей и сплочение самого сообщества. Эта система норм, как и любая нормативная система, выполняет регулятивную, охранительную и стабилизирующую функции. Нормативная система субкультуры осужденных поражает скорее своей обычностью, нежели экзотичностью: «не лги», «не кради», «почитай старших». Только эти нормы несут ярко выраженную печать корпоративности: «не лги своим», «не кради у своих». Да и с нарушителями своих норм сообщество осужденных поступает обычным образом: их подвергают социальному клеймению (особые татуировки, клички) и социальной изоляции (каста «опущенных»).

Можно выделить ряд компонентов в нормативной системе, которые различаются по глубине их принятия сообществом и диапазону влияния на различные категории осужденных. В первый блок входят нормативные предписания, отражающие интересы всего сообщества и разделяемые практически каждым его представителем. Второй блок состоит из правил, которые распространяются только на представителей низкостатусных слоев.

Третий блок включает принципы и нормы поведения привилегированной элиты.

Исходя из функционального назначения можно предложить следующую классификацию неформальных норм:

1. Сдерживающие или ограничительные нормы прямого действия, направленные на сохранение иерархической структуры сообщества и противопоставление другим группам. Такие нормативные предписания жестко регулируют особенности поведения и систему взаимоотношений осужденных, особенно занимающих противоположные позиции в субкультуре. Наиболее жестко действие указанных запретов распространено на лидеров (им строго запрещается участвовать в общественно полезной деятельности) и лиц, занимающих низшие ступени на иерархической лестнице. Этим лицам строго запрещается общаться с элитарным слоем общества, находиться с ними за одним и тем же столом, занимать удобные места в спальных помещениях и комнатах отдыха и т.д.

2. Мотивационные или поощрительные нормы, нацеленные на развитие солидарности, усиление групповой сплоченности, а также формирование оппозиционных отношений членам других групп. Как правило, они выражаются в вербальных требованиях и заповедях типа: «Будь честным и справедливым», «Помогай членам своей группы», «Материально и морально поддерживай авторитет», «Спокойно переноси наказание и будь верен своему братству», «Отвечай насилием на насилие» и другие.

Благодаря этим нормативным требованиям стимулируются активные действия осужденных по сбору дефицитных ресурсов в «общий котел»

сообщества, а также оказывается посильная помощь лицам, находящимся в экстремальных ситуациях (например, водворенные в ШИЗО, ПКТ).

Указанные нормативные модели поведения разделяются и поддерживаются большинством осужденных, хотя и вызывают противоречивые чувства, поскольку конечные результаты подобной активности используют лица, занимающие высокие статусы в субкультуре.

3. Материальные или имущественные нормы, ориентированные главным образом на оптимальное регулирование конфликтов в сфере распределения различных материальных ресурсов, проникающих в пенитенциарные учреждения легальными и нелегальными путями. Эти нормы обеспечивают защиту личной и групповой собственности, а также поддерживают достаточный уровень жизнеобеспечения, позволяющий хотя бы несколько ослабить дефицит ресурсов, вызванный изоляцией от общества.

В вербальном плане они нередко фиксируются в категорических императивных высказываниях: «Не воруй у своих собратьев», «Поделись с ними продуктами питания и сигаретами», «Отдай долги, взятые у других, в строго установленные сроки» и т.д. Сфера действия указанного блока норм весьма обширна и разделяется практически всеми осужденными, независимо от их групповой принадлежности.

4. Процедурные или процессуальные нормы, призванные согласовывать поведение осужденных при разрешении конфликтных ситуаций, возникающих в сообществе. Они объективируются как типичные варианты реагирования в отношении конкретных субъектов взаимодействия.

В одних случаях ими являются материальные или моральные стимулы поступков, согласующихся с общей линией внутригрупповой жизни. В других – скрытые формы агрессии, дискриминационные действия или открытые физические способы принуждения к общеразделяемым групповым моделям поведения.

5. Специфические нормы ритуального характера, благодаря которым, во-первых, определяется процедура вхождения («прописки») новых членов сообщества, устанавливается сценарий так называемых разборок, необходимых для решения спорных вопросов, а, во-вторых, весьма жестко поддерживается на должном уровне занимаемый статус и личный авторитет элитарных членов сообщества. Указанные нормы фиксируются в своеобразном субкультурном этикете, символическом психологическом пространстве личности: татуировках, стиле одежды, художественном оформлении среды обитания.

Например, в местах изоляции публично не допускается поднимать упавшие на пол предметы личного туалета, одежды или столовые принадлежности. В психологическом плане считается неприличным демонстрировать чувство слабости, сопереживания, проявлять излишнюю назойливость к окружающим и т.д. Механизм действия таких норм устанавливает монопольные права элиты на дополнительные привилегии в различных сферах жизнедеятельности не только в стенах конкретного пенитенциарного учреждения, но и за его пределами.

Функциональное назначение процессуальных и специфических норм ритуального характера заключается, помимо этого, в консервации и сохранении устойчивости субкультуры, а также в интеграции высокостатусных преступников вокруг моделей поведения, дающих дополнительные каналы влияния на значительное большинство членов общества.

Нормативная система является организующим ядром субкультуры. Но субкультура осужденных как социально-психологическое явление, конечно, значительно богаче. К элементам субкультуры, как это отмечалось в предыдущем параграфе, относятся: жаргон, клички, татуировки, ритуалы (клятвы, проклятия), способы стратификации (“прописки”, “приколы”), а также фольклор. Все эти субкультурные проявления в среде осужденных подробно освещались в работах авторов различных периодов (послереволюционных196 и современных197).

Сообщество осужденных по типу является закрытым обществом, по характеру социальной структуры – сословно-кастовым. Вертикальная организованность в сообществе асимметрична, чаще всего направлена сверху См.: Гepнeт М.Н. В тюpьмe. Очepки тюpeмной псиxологии. М., 1925; Каpпов П.И.

Твоpчeство заключeнныx. М., 1929.

См.: Вакутин Ю.А., Водолазский Б.Ф. Пpeступныe гpуппиpовки, иx законы, тpадиции, обычаи (пpошлоe и настоящee). Омск, 1979; Пиpожков В.Ф. Законы пpeступного миpа молодeжи (кpиминальная субкультуpа). Твepь, 1994; Pазинкин В.С. «Воpы в законe» и пpeступныe кланы. М., 1995; Xабаpов А.И. Тюpьма и зона. Факты и докумeнты. М., 2000;

Багpeeва E.Г. Субкультуpа осуждeнныx и иx peсоциализация. М., 2001; Олeйник А.Н.

Тюpeмная субкультуpа. М., 2001; Анисимков В.М. Pоссия в зepкалe уголовныx тpадиций тюpьмы. СПб, 2003; Eфимова E.С. Совpeмeнная тюpьма. Быт, тpадиции и фольклоp. М., 2004.

вниз, переход в вышестоящие слои весьма затруднен, а для некоторых низкостатусных членов («опущенных») вообще исключен. В этих условиях борьба за статус, потребность в самоутверждении приобретает всеобщий, самодовлеющий и гипертрофированный характер, поскольку групповой статус осужденного полностью определяет ценность его личности и, как следствие этого, возможности удовлетворения материальных и духовных потребностей. Поскольку в местах лишения свободы все ресурсы являются дефицитными, борьба за повышение или сохранение группового статуса носит остроконфликтный характер.

В сообществе осужденных действуют те же социальные и социальнопсихологические механизмы (стратификация, лидерство, подражание), что и в любой человеческой общности. Специфичность же результатов действия этих механизмов обусловливается главным образом своеобразием социальной среды, искусственным и принудительным характером формирования общности.

Отношение к человеку и его оценка определяются, главным образом, не его личностными качествами, а социальной ролью, групповым статусом. И, если представители «элиты» воспринимаются «массами» как личности, то характеристика индивидов, образующих «массу», полностью исчерпывается их статусом. Происходит как бы «овеществление» личности, ее деперсонификация. Тем самым она исключается из сферы действия механизмов, блокирующих внутригрупповую агрессию (например, запрет доносительства не распространяется на «опущенных»). Само социальное клеймение (присвоение оскорбительных кличек, принудительное нанесение «знаковых» татуировок и т.д.) имеет целью затруднить восприятие «клейменого» как человека. А.Н. Леонтьев в свое время резко (и вполне справедливо) высказывался против теории социальных ролей, которая оставляет за бортом психологическую сущность личности. Идею сведения личности к совокупности исполняемых ею ролей он считал одной из самых чудовищных198. Но самое чудовищное состоит в том (это ярко характеризует и нравственную сущность субкультуры), что эта теория относительно сообщества осужденных вполне «работает».

Противопоставление сообщества осужденных всему обществу (и администрации колонии как его представителю) происходит по линии основных моральных ценностей – честность, справедливость, равенство и т.д., что не только повышает ценность «Мы», но и формирует враждебный образ «Они». Это предполагает особую деятельность лидеров сообщества по компрометации представителей администрации.

Фактически неоднородность и неравенство существуют при формально провозглашаемом равенстве. Привилегированная верхушка, представляя себя выразителем и защитником интересов всего сообщества, старается свои узкогрупповые интересы и цели выдать за общие. Для защиты и оправдания своих привилегий элита нуждается не только в существовании внешней угрозы, но и во внутренних врагах. Таковыми прежде всего выступают «опущенные». Во-первых, в условиях крайнего дефицита материальных благ «опущенные» являются объектом эксплуатации, во-вторых, их социальное положение служит для основной массы осужденных свидетельством ценности собственного статуса и в то же время предупреждением на случай возможных конфликтов с лидерами. Поэтому, если в какой-то момент в сообществе не оказывается непривилегированных осужденных или их недостаточно, нормы поведения ужесточаются.

Полное подчинение личных интересов групповым, укрепление сообщества не за счет соблюдения прав его членов, а за счет делегирования этих прав всему сообществу (фактически привилегированным группам);

тотальный контроль за распределением и потреблением материальных благ;

жесткая централизация и субординация, нормирование поведения во всем – все эти особенности социальной структуры сообщества и его нормативной системы прямо влияют на характер поведения его членов.

См.: Лeонтьeв А.Н. Дeятeльность. Сознаниe. Личность. М., 1975. С. 170.

Значительное влияние на криминогенную ситуацию в местах лишения свободы оказывают «воры в законе». Изучение этой прослойки осужденных позволяет отметить их наиболее характерные черты.

«Вор в законе», как мы уже отмечали выше, - не просто осужденный, который в соответствии со своим неформальным статусом в среде осужденных и с некоторыми индивидуальными характеристиками занимает ведущее положение (роль) в организации группового противоправного поведения в колонии. Это – всегда опасный преступник, занимающий наивысшую ступень в иерархии среды правонарушителей и пользующийся наибольшим авторитетом среди них. Такой статус он сохраняет и вне колонии. Поэтому его можно назвать лидером-профессионалом. Мотивация его противоправного поведения обусловливается остро конфликтными отношениями с обществом в целом, неприятием его ценностей, отчуждением от социальных институтов и позитивных микрогрупп (семьи, трудовых коллективов и т. д.). Такая мотивация определяет активное противодействие существующим нормам отбывания наказания и соответствующим усилиям администрации, выражаясь в систематических действиях по укреплению своей группировки и созданию общественно опасных ситуаций в ИУ и за ее пределами. Отметим, что такое поведение в колонии является частным проявлением общего социального и социально-психологического отчуждения «воров в законе» от общества.

Они составляют специфическую криминальную прослойку в среде осужденных. Поэтому, чтобы борьба с ними была успешной, необходимо знать не только их личность и поведение, но и неофициальные обязанности (функции), которые реализуются в поведении, цели этого поведения, а также причины и условия, способствующие противоправному поведению указанных лиц и возглавляемых группировок. В частности, очень важно учитывать обычаи и традиции преступной среды, недостатки в деятельности администрации ИУ, а также упущения в правовом регулировании.

Прежде чем рассматривать общие личностные характеристики этих лидеров-профессионалов, необходимо классифицировать их, поскольку они достаточно неоднородны по своим криминологическим, уголовно-правовым и психологическим характеристикам, как неоднородны и возглавляемые ими группировки.

С учетом сказанного объясняется то обстоятельство, что среди преступников интерес к обретению статуса особо опасного лидера значительно возрос. К нему стали стремиться и те, кто с позиции криминогенной среды не имеет на это права, в частности лица молодежного возраста. Пытаясь обойти эти препятствия, они иногда с помощью денег подкупают других особо опасных преступников, в первую очередь «старых», чтобы последние признали за ними искомое положение. Это создает определенную кооперацию между «старыми» и «новыми» в то же время приводит к расколу первых.

Но, тем не менее, разногласия и конфликты между двумя названными категориями преступников остаются. «Старые» отстаивают необходимость добывания материальных благ с помощью тех преступлений, о которых мы говорили выше. Поскольку же значительную часть своей жизни они находятся в местах лишения свободы, то в большей степени, чем «новые», стремятся создать там себе «щадящие условия». Поэтому такие лица стараются поддерживать «справедливые» взаимоотношения среди осужденных, не допускать тяжких преступлений, явных конфликтов с администрацией ИУ и одновременно обеспечивать строгое соблюдение другими неформальных правил и традиций.

«Новые» пребывание в ИУ зачастую рассматривают лишь как досадный эпизод в жизни. Поэтому они чаще нарушают упомянутые нормы, чаще конфликтуют, больше занимаются поборами и притеснениями других осужденных, что ведет к недовольству основной массы последних, к потере авторитета лидера и, естественно, вызывает возмущение «старых».

Деление «воров в законе» на «старых» и «новых», как легко заметить, основано отнюдь не на их возрасте, а на самом характере преступной деятельности, т.е. признаке, несомненно, более важном. То, что такие группы существуют, нас убеждают и собственные наблюдения. Наши соображения полностью совпадают с аналогичными выводами практических работников ИУ и полиции. Другое дело, что во многих случаях можно наблюдать отступление от «правил», когда, например, в преступной сговор с коррумпированными чиновниками и расхитителями вступают и «старые»

воры.

В целом, как правило, «ворами в законе» становятся субъекты, которые имеют высокий авторитет и пользуются влиянием среди преступников, а не только в рамках конкретного их сообщества. В этой связи можно утверждать, что они являются своеобразными суперлидерами антисоциальных неформальных общностей и представляют модель или эталон «криминализированной» личности, в которой фокусируются основные ценности субкультуры преступников, а также социально-психологические и нравственные черты, детерминирующие отчужденность человека от интересов общества и положительно ориентированных социальных групп.

Среди «воров в законе» и их ближайшего окружения немало лиц, утративших веру в возможность измениться к лучшему, которые отказываются прилагать какие-либо усилия по перестройке пессимистических ориентаций на жизнь и окружающую действительность. В психологическом плане вполне осознанное неверие в возможность позитивных перемен может выступать в качестве способа, с помощью которого такой преступник оправдывает свои поступки, поддерживает на достаточно высоком уровне субъективную удовлетворенность в существующих условиях. Подобные переживания и ощущения наиболее характерны для «авторитетов» старших возрастов.

«Воры в законе» являются особо криминализированными лицами, т.е.

активными носителями наиболее стойких антиобщественных взглядов и представлений. Они в большей степени, чем другие «тюремизированы», т.е.

хорошо приспособлены к условиям лишения свободы, привыкли к ним, лучше ориентируются в обстановке. Это способствует тому, что вокруг них создается (посредством формирования группового мнения) некий романтический ореол исключительности, справедливости и порядочности, притягивающий внимание других преступников, главным образом молодежного возраста. Склонность к риску, отсутствие страха в отношениях с представителями правоохранительных органов, а в местах лишения свободы администрации и самодеятельных организаций, активное утверждение и закрепление асоциальных образцов и стандартов поведения и мышления, терпимость к неблагоприятным условиям изоляции и давлению персонала, материальная и моральная поддержка членов «своей» группы – вот факторы, которые способствуют развитию и сохранению высокого межличностного статуса в субкультуре, стимулируют выдвижение «воров в законе» на роль лидера неформального сообщества, а впоследствии заставляют удерживать завоеванные позиции всеми возможными способами.

Эмоциональная холодность и отчужденность предопределяет жесткий характер взаимоотношений с другими осужденными. «Воры в законе» крайне редко подвержены эмоциональным срывам, сдержанны, расчетливы и проницательны, способны к аналитическому расчету шансов на успех. Они склонны к интригам с другими лидерами, но в случае лидерской конфронтации в ИК следуют за более сильным руководителем и в этом смысле конформны, подчиняемы.

Изложенное позволяет нам сделать вывод: психологические особенности личности «воров в законе» способствуют тому, что их отожествляют с неофициальной нормативной системой регуляции поведения, видят в них надежных «носителей» этой системы. Следовательно, последняя приобретает в лице такого лидера персонифицированную форму, которая оказывается определяющей в отношениях внутри и между группами осужденных.

В межличностном общении «воров в законе» также характеризует подчеркнутый внешний вид, собранность, своего рода представительность, доступность только для узкого круга осужденных, последовательность поведенческой линии и в отношении других осужденных, и в отношении сотрудников ИК, которая соответствует неформальным нормам. В противоправной деятельности отмечается личная корысть, неуважение, пренебрежение к осужденным, занимающим низкую ступень в неформальной иерархической структуре.

Этим лидерам свойственны устремления к личному успеху, на который они, собственно, и ориентированы, к расширению опыта противоправного поведения и деятельности, к активному участию в формировании норм – правил субкультуры осужденных. При решении вопросов, затрагивающих интересы своей группировки (например, распределение трудового вознаграждения и т.д.), они стремятся к укреплению личной власти и созданию материальных основ собственного существования. Значительное внимание многие из них уделяют своему здоровью и физическому состоянию.

Представители рассматриваемой категории являются неплохими организаторами, учитывают в своих целях потребности и интересы различных групп осужденных, их настроение. Внимательно следят и за деятельностью администрации, поведением сотрудников, используют в корыстных целях их промахи и ошибки. Более того, они систематически собирают информацию о жизни представителей администрации, являются инициаторами распространения о них негативной информации, различных слухов.

Наиболее важным в условиях отбывания наказания эти лица признают получение доступа к средствам жизнедеятельности, контролю за ними. В этом плане их отличает целеустремленность, сдержанность, настойчивость, смелость, самообладание. Им присуще умение вовлекать осужденных в противоправную деятельность прямыми или косвенными способами, они заботятся о подготовке не только соучастников, но в нужных случаях и «замены».

К числу субъективных личностных фактов, обусловливающих пенитенциарный рецидив, следует отнести отсутствие должной дифференциации при организации исполнения наказания. Сегодня в целом осужденный избрал для себя нейтральную модель поведения. Осужденный практически не имеет поощрений и взысканий от администрации исправительного учреждения.

Вместе с тем при такой модели поведения администрация исправительного учреждения не имеет возможности объективно оценить его рецидивный и криминогенный потенциал. Все это не позволяет должным образом реализовывать соответствующие социальные лифты.

В организационном плане нельзя не отметить отсутствие соответствующей корректировки оценки деятельности исправительных учреждений и переноса приоритетов на деятельность пенитенциарной и постпенитенциарной адаптации, психологической, воспитательной работы.

К числу объективных факторов, обусловливающих пенитенциарный рецидив, следует отнести положение, решение которого является одним из основных Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. – содержание всех осужденных, в том числе отрицательно настроенных и ведущих себя положительно, в общежитиях, а не по камерам.

Глава 4. Основные направления предупреждения рецидивной преступности § 1.

Предупреждение рецидивной преступности при исполнении лишения свободы Уголовное и уголовно-исполнительное законодательство в качестве одной из целей и задач определяют в том числе предупреждение совершения рецидива преступлений (ч. 1 ст. 2 УК РФ, ч. 1 ст. 1 УИК РФ).

Реализация указанных цели и задачи, закрепленных в законах, обеспечивается на нормативно-правовом уровне. Одним из основных таких актов является Инструкция по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Минюста России от 20 ноября 2006 г. № 333.

С учетом темы диссертационного исследования следует подчеркнуть, что в Инструкции особо выделяется положение, согласно которому деятельность сотрудников учреждений УИС по предотвращению правонарушений связана с выявлением лиц, имеющих намерение совершить правонарушение, и принятие к ним мер превентивного характера с целью не допустить реализации этих намерений (на стадии обнаружение умысла). Работа по предупреждению правонарушений направлена на нейтрализацию или ликвидацию причин и условий, способствующих их совершению, с использованием мер воздействия на определенные факторы и лиц с устойчивым противоправным поведением.

В указанном нормативном акте определяются средства обеспечения противодействия рецидивной преступности в период исполнения наказания.

Оно обеспечивается путем надежной охраны, изоляции и надзора за лицами, содержащимися в учреждениях УИС, их размещения в точном соответствии с законом, выявления причин и условий, способствующих совершению правонарушений, разработки и осуществления мер по их устранению (общая профилактика), установления лиц, от которых можно ожидать совершения правонарушений и принятие мер по оказанию на них необходимого воспитательного воздействия (индивидуальная профилактика).

Результаты профилактической работы с лицами, состоящими на профилактическом учете, рассматриваются на заседаниях постоянно действующей комиссии администрации ИУ. Основанием для постановки осужденного на профилактический учет являются достоверные и проверенные сведения о его приготовлении совершить правонарушение либо отрицательная характеристика до осуждения или в период пребывания в следственном изоляторе, карантинном помещении.

Рассмотрим основные формы противодействия пенитенциарной преступности. Вначале об общей профилактике.

При проведении общей профилактики особое внимание обращается на динамику правонарушений, изменения, происходящие в качественном и количественном составе осужденных, обеспечении изоляции и надзора за ними, трудовом использовании, размещении, материально бытовом и медицинском обеспечении.

В учреждениях УИС осужденные, допускающие правонарушения либо намеревающиеся их совершить, выявляются путем: изучения их личных дел, сбора информации, полученной сотрудниками отделов воспитательной работы, режима, охраны, оперативного и специального отделов, психологической лаборатории, профессионального училища, школы, предприятия, медицинской части, а также поступившей из других источников (в том числе, по результатам цензуры корреспонденции), заявлений осужденных (подозреваемых и обвиняемых), изучения записей в Книге учета заявлений и сообщений о преступлениях, Журнале учета информации о происшествиях, Журнале учета материалов, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, Журнале учета нарушений режима отбывания наказания и Журнале рапортов приема-сдачи дежурств и другой документации, в которой могут содержаться сведения о противоправном поведении и намерениях осужденных.

Остановимся на деятельности отдельных служб.

Инструкция определяет конкретные субъекты общей профилактики и формы их деятельности.

В частности, отделы безопасности:

- совместно с сотрудниками оперативных и воспитательных служб выявляют и разобщают организаторов и активных участников группировок отрицательной направленности, а также иных лиц, намеревающихся совершить правонарушения; оформляют и постоянно обновляют планшеты информации о подучетных лицах, ведут учетные карточки лиц этой категории и журнал их учета;

- организуют и проводят в отношении подучетных лиц обысковые мероприятия мест их проживания и работы;

- при необходимости совместно с сотрудниками оперативных и воспитательных служб разъясняют осужденным (подозреваемым и обвиняемым) требования уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, Правил внутреннего распорядка.

Оперативные отделы:

- осуществляют сбор информации, необходимой для разработки основных мероприятий по предупреждению правонарушений, изучают негативные процессы среди подучетных лиц, обеспечивают за ними оперативный контроль. Своевременно доводят до руководства учреждений УИС информацию об оперативной обстановке на объектах учреждения, а в необходимых случаях - до оперативного дежурного и сотрудников заинтересованных служб;

- при поступлении в оперативный отдел рапортов сотрудников учреждений УИС о необходимости постановки конкретных лиц на профилактический учет проводят предварительную проверку обоснованности и достоверности изложенных в них сведений;

- выявляют организаторов и активных участников группировок отрицательной направленности, принимают меры к их разобщению, выявляют иных лиц, намеревающихся совершить правонарушения;

- совместно с другими службами принимают меры к пресечению конфликтных ситуаций среди осужденных (подозреваемых и обвиняемых), ежедневно уточняют и обновляют список подучетных лиц, хранящийся в оперативном отделе;

- выявляют и пресекают неслужебные связи работников и сотрудников учреждений УИС, а также других лиц с осужденными (подозреваемыми и обвиняемыми), каналы поступления к ним предметов, запрещенных к использованию в учреждениях УИС;

- совместно с другими службами проводят работу по склонению к отказу от противоправных намерений и действий осужденных (подозреваемых и обвиняемых);

- во взаимодействии с правоохранительными органами проводят мероприятия по профилактике правонарушений в учреждениях УИС199.

Отделы воспитательной работы:

- совместно с заинтересованными службами выявляют и осуществляют учет осужденных (подозреваемых и обвиняемых), склонных к противоправным действиям, проводят комплекс воспитательных мероприятий с этой категорией лиц;

- совместно с сотрудниками оперативной, режимной, медицинской и психологической служб готовят материалы к рассмотрению на заседаниях комиссии администрации учреждения по вопросам постановки осужденных (подозреваемых и обвиняемых) на профилактический учет;

- разрабатывают и реализуют совместно с другими службами профилактические мероприятия с подучетными лицами, результаты работы отражаются в тетрадях индивидуальной воспитательной работы;

- выявляют возникающие конфликтные ситуации между подучетными лицами и другими осужденными (подозреваемыми и обвиняемыми) и принимают меры к их разрешению и урегулированию;

- по запросам сотрудников других служб составляют характеристики на закрепленных за ними подучетными лицами для рассмотрения результатов проведенной работы на заседаниях комиссии администрации учреждения, представляют сведения о поощрениях и наказаниях;

См. подpобнee: Аpтeмьeв Н.С., Нeкpасов А. П. Peцидивная пpeступность в мeстаx лишeния свободы: кpиминологичeская xаpактepистика и пpeдупpeждeниe: Моногpафия.

Самаpа, 2007. С. 115-137.

- представляют по запросам комиссии администрации учреждения выписки из решений совета воспитателей отряда, общих собраний осужденных при рассмотрении вопросов поведения подучетных лиц;

- принимают участие в проведении служебных проверок по фактам нарушений установленного порядка отбывания наказания подучетными лицами.

Служба охраны:

- обеспечивает надлежащий пропускной режим на контрольнопропускных пунктах учреждений УИС, тем самым перекрывая каналы поступления к осужденным (подозреваемым и обвиняемым) предметов, запрещенных к хранению и использованию в учреждениях УИС;

- по указанию начальника учреждения принимает участие в проведении обысковых мероприятий;

- принимает меры, исключающие возможность совершения лицами, содержащимися в учреждениях УИС, правонарушений при конвоировании по маршрутам передвижения, а также на охраняемых объектах;

- через сотрудников оперативных и режимных служб ежедневно уточняет список лиц, склонных к побегу, обновляет соответствующие информационные стенды и планшеты на контрольнопропускных пунктах и в классах по служебной подготовке, своевременно доводит изменения в оперативной обстановке до личного состава караулов, принимает меры по выявлению мест, уязвимых, которые могут быть использованы для побега и исключению возможности этого.

Медицинские части:

- осуществляют внешний осмотр осужденных (подозреваемых и обвиняемых) с целью обнаружения телесных повреждений, вновь нанесенных татуировок и иных особых примет, информируют об этом заинтересованные службы;

- ведут журнал учета бытового и производственного травматизма, о фактах травматизма своевременно информируют оперативные службы;

- оказывают содействие в выявлении лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, склонных к употреблению алкогольных напитков и наркотических веществ, проводят с ними комплекс лечебно-профилактических мероприятий и принимают меры, направленные на излечение указанной категории лиц, вносят предложения о постановке их на профилактический учет;

- вносят предложения начальнику учреждения о постановке на профилактический учет лиц, имеющих психические расстройства, осуществляют меры медицинского характера по предотвращению с их стороны противоправного поведения и суицидальных попыток;

- проводят работу, направленную на исключение доступа лиц, содержащихся в учреждениях УИС, к медикаментам и медицинскому инструменту.

Но, кроме этого, они должны давать рекомендации относительно проведения воспитательных и иных мероприятий с конкретными осужденными с учетом наличия у них психических расстройств.

Психологическая служба:

- проводит психологическое обследование лиц, находящихся в карантинном помещении, выявляет лиц, склонных к различным правонарушениям и суицидальному поведению, обрабатывает полученные данные и дает рекомендации сотрудникам воспитательных служб и другим заинтересованным службам по организации и проведению индивидуально-воспитательной работы с этими лицами с учетом их личностных особенностей;

- совместно с сотрудниками, ведущими профилактическую работу с осужденными (подозреваемыми и обвиняемыми), определяет круг лиц, требующих постановки на профилактический учет, усиленного наблюдения, проводят с ними психокоррекционные мероприятия;

- выявляет лиц с признаками психических аномалий, информирует сотрудников медицинской службы о поведении данных осужденных, при необходимости совместно проводит мероприятия по психологической коррекции поведения данных осужденных;

- проводит изучение социально-психологической обстановки в отрядах, производственных бригадах, межличностных отношений, настроения осужденных (подозреваемых и обвиняемых), их отношения к персоналу, организует работу секции психологической помощи, участвует с представителями других служб в разрешении конфликтов и предотвращении нарушений;

- анализирует психологические причины чрезвычайных происшествий (преступлений, суицидов, группового неповиновения), принимает меры по их устранению и недопущению в будущем;

- выявляет сотрудников, склонных к деструктивным формам поведения (грубости, нарушениям законности, злоупотреблению спиртными напитками, суицидам и т.п.), осуществляет психопрофилактическую работу с данными лицами;

- повышает психологическую компетентность личного состава, обучает навыкам бесконфликтного общения, осуществляет психологическое обеспечение деятельности сотрудников учреждений УИС, в том числе при осложнении оперативной обстановки, групповых эксцессах, захвате заложников.

Сотрудники психологических служб обязаны выявлять мотивы преступления, за которое осужден данный человек, с тем, чтобы эти мотивы стали субъектом психотерапевтического воздействия.

Производственно-техническая служба:

- участвует в разработке планов мероприятий по профилактике правонарушений на производственных объектах учреждения УИС;

- обеспечивает пропускной режим на производственных объектах, пресекает бесконтрольное передвижение лиц, содержащихся в учреждениях УИС, между цехами и участками, осуществляет надзор за подучетными лицами на рабочих местах;

- обеспечивает соблюдение производственной дисциплины и принимает меры по поддержанию правопорядка на производственных объектах;

- осуществляет контроль за проведением погрузочно-разгрузочных работ, передвижением транспорта по территории производственной зоны;

- обеспечивает учет, хранение и использование по назначению транспортных и других технических средств, технологического оборудования, колюще-режущего инструмента, сырья и материалов, локализацию заточного оборудования;

- при необходимости совместно с другими службами участвует в проведении обысков промышленных объектов, изолированных участков на территории производственной зоны и лиц, содержащихся в учреждениях УИС;

- совместно с заинтересованными службами выявляет на производстве места, гдн может быть осуществлен побег, для совершения тарана с использованием транспортных средств, а также поступления (переброса) на территорию учреждения УИС запрещенных предметов.

Готовит предложения по их укреплению силами и средствами учреждения УИС;

- пресекает самовольное возведение лицами, содержащимися в исправительном учреждении, различных строений, хранилищ и иных укрытий.

В Инструкции определяется место и других служб ИУ: активно участвуют в работе по профилактике правонарушений в соответствии с функциональными обязанностями.

В деле предупреждения рецидива преступлений свое место занимает оперативно-розыскная деятельность.

Оперативно-розыскная профилактика имеет место в процессе непосредственной деятельности по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений, установлению рецидивистов, склонных к совершению преступлений, и воздействия на них, в ходе предупреждения замышляемых и подготавливаемых преступлений.

Оперативно-розыскную профилактику рецидивной преступности следует рассматривать в двух аспектах: в широком смысле – как часть социальной профилактики в целом преступности и в узком – как специальную деятельность органов внутренних дел, включая проведение необходимых оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». К сожалению, указанный Закон не по всем направлениям получил свое подкрепление на нормативно-правовом уровне.

Среди проблем здесь следует назвать:

- недостаточно отрегулирован порядок осуществления оперативнопрофилактического учета. Такое положение порождает разночтение в определении критериев постановки осужденных на учет в оперативных аппаратах, а в ряде случаев вообще ведет в неприятию мер в отношении лиц, требующих оперативно-профилактического воздействия. Поэтому возникает необходимость нормативного определения категорий осужденных, подлежащих взятию на учет, его форм, а также критериев снятия осужденных с учета и т.д.;

- отсутствует нормативный акт, регулирующий вопросы взаимодействия оперативных аппаратов, обслуживающих исправительные учреждения, с криминальной полицией по вопросам предупреждения рецидивной преступности200.

Индивидуальная профилактика рецидива преступлений См.: Аpтeмьeв Н.С., Аpтeмьeв Н.С., Нeкpасов А.П. Peцидивная пpeступность в мeстаx лишeния свободы: кpиминологичeская xаpактepистика и пpeдупpeждeниe: Моногpафия.

Самаpа, 2007. С. 68-84.

Индивидуальная профилактика с подучетными лицами осуществляется путем проведения целенаправленной, планомерной и дифференцированной работы с учетом психологических особенностей личности правонарушителей, характера и степени общественной опасности, и обязательно мотивов совершенных ими преступлений, а также других особенностей, имеющих значение для правильного выбора методов и средств воспитательного воздействия.

На профилактический учет берутся осужденные:

- готовящиеся совершить побег или ранее их совершавшие;

- относящиеся к так называемой категории «вор в законе»;

- лидеры и активные участники группировок отрицательной направленности;

- организующие и провоцирующие групповые эксцессы;

- склонные к употреблению, сбыту и приобретению наркотических средств, психотропных веществ, сильнодействующих медицинских препаратов и алкогольных напитков;

- признанные судом нуждающимися в лечении от наркомании и алкоголизма;

- имеющие психические отклонения, связанные с возможностью причинения существенного вреда своему здоровью и проявлением агрессии к окружающим;

- занимающиеся поборами и притеснениями других осужденных (подозреваемых и обвиняемых);

- организующие или активно участвующие в азартных играх с целью извлечения материальной или иной выгоды;

- нетрадиционной сексуальной ориентации;

- отбывающие наказание за дезорганизацию нормальной деятельности исправительных учреждений, массовые беспорядки;

- бывшие участники преступных сообществ и незаконных вооруженных формирований;

- склонные к нападению на представителей администрации;

- склонные к совершению поджогов и порче имущества.

На профилактический учет могут ставиться и другие категории лиц, отрицательно влияющих на состояние правопорядка в учреждении УИС.

Определяются следующие пути индивидуальной профилактики рецидива преступлений:

- всестороннее изучение личности осужденного, его криминальных связей, характера, привычек, наклонностей, мотивации негативного поведения и высказываний;

- проведение индивидуальных бесед, разъяснения осужденным пагубности допускаемых ими правонарушений, а также возможных последствий;

- изоляция осужденного от связей и условий, оказывающих на него негативное влияние;

- привлечение осужденного к общественно полезному труду, учебе, работе в самодеятельных организациях;

- использование в воспитательном процессе возможностей родственных и иных положительных связей;

- применение других форм и методов положительного влияния на подучетных лиц исходя из конкретных условий и целесообразности.

Профилактическая работа с лицами, состоящими на учете, может проводиться в течение всего срока пребывания в ИУ, если в отношении них регулярно продолжает поступать информация о намерении совершить противоправные действия.

О результатах профилактической работы сотрудник, закрепленный за подучетным лицом, ежеквартально докладывает на заседании комиссии администрации учреждения УИС. Комиссия принимает решение о снятии лица с профилактического учета либо о продлении срока профилактической работы. В последнем случае комиссия дает конкретные рекомендации по существу возникших проблем. Решения комиссии администрации учреждения УИС с рекомендациями о проведении профилактических мероприятий оформляются протоколом с письменными указаниями начальника ИУ.

Немаловажным является то, что Инструкция определяет критерии оценки результатов по профилактике, в том числе рецидива преступлений.

Среди них:

- количественные показатели, характеризующие динамику и структуру правонарушений в учреждении УИС;

- количество подучетных лиц, отказавшихся от противоправного поведения;

- состояние индивидуально-профилактической работы работников и сотрудников учреждений УИС, закрепленных за подучетными лицами.

Многократное совершение преступлений - симптом особого социального неблагополучия. Криминогенное поле социума заставляет человека, попавшего в его силовые линии, совершать преступления вновь и вновь, при этом сам он, конечно, играет главную роль.

В работе по исполнению наказаний в отношении неоднократно осужденных лиц следует выделить несколько ведущих компонентов:

- восстановление социальных связей и социально полезных статусов (многократно судимые лица, в том числе в силу длительного пребывания в местах лишения свободы утрачивают такие связи и навыки их поддержания);

- особенности и значимость воспитательной работы. Исправление многократно судимых осужденных, находящихся в местах лишения свободы, является одной из актуальных проблем отечественной пенитенциарной теории и практики;

- необходимость установления того, почему данный человек столь упорно совершает преступления и ведет антиобщественный образ жизни. Для этого необходим глубокий профессиональный анализ его личности.

В первую очередь речь идет о значимости воспитательной работы, которая направлена на формирование у осужденных уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, на повышение их образовательного и культурного уровня (ст.

109 УИК РФ).

Личности каждого неоднократно судимого осужденного присущи социологические и психологические признаки, отличающие его от других типов осужденных. Наряду с характером, обстоятельствами совершения преступления при организации воспитательной работы имеет значение количество судимостей у осужденного.

Неоднократно судимые осужденные значительно отличаются внутренним психологическим настроем, внешними проявлениями от правонарушителей, совершивших преступления впервые. Изучение их индивидуальных особенностей представляет не только научный, но и практический интерес и дает возможность рационально и эффективно организовать воспитательную работу именно с такой категорией осужденных, как многократно судимые.

Личность неоднократно судимого осужденного, как и любая личность, обладает строго присущими ей индивидуальными особенностями и является сложной проблемой, истинное представление о которой можно составить лишь на основании знания всех сторон его жизни и деятельности. При осуществлении мер воспитательного воздействия в отношении многократно судимых необходимо учитывать всю специфику и особенности данной категории преступников (социально-демографическую, уголовно-правовую характеристики, психическое состояние и поведение осужденных в период отбывания наказания, круг их общения и интересов).

Воспитательное воздействие на неоднократно судимых осужденных представляет единый по содержанию процесс, основанный на всестороннем изучении индивидуальных особенностей личности осужденного, способностей и склонностей, мотивов и причин совершения преступления, а также на научно обоснованных психологических методиках коррекции поведения.

Важно достичь цели – увидеть реальные позитивные изменения в личности осужденного.

Исправительное воздействие на осужденного оказывает не только воспитательная работа, проводимая на основе психолого-педагогических закономерностей в индивидуальных, групповых и массовых формах, но и особенности окружающей его среды, в том числе дифференциация условий в пределах одного исправительного учреждения в зависимости от личностных характеристик.

Неоднократно судимые осужденные представляют особую сложность для исправительного воздействия в условиях лишения свободы. Важно понимание того, что хотя эти лица и совершили преступления не в первый раз, это не значит, что степень социально-нравственной запущенности их личности всегда соответствует тяжести совершенных ими преступлений (не следует забывать, что более половины осужденных из числа многократно судимых осуждены за кражи).

В отношении неоднократно судимых осужденных индивидуальное исправительное воздействие должно быть направлено на изменение криминальной мотивации.

Выявление подлинного мотива – задача сложная, требующая специальных криминологических и психологических познаний, владения особыми методиками, так как мотивы многих преступлений носят скрытый характер и неосознаваемы даже самим субъектом. То, что на первый взгляд иногда представляется ведущим мотивом, в действительности оказывается одним из второстепенных стимулов или вообще не имеет никакого стимулирующего значения. Поэтому перед сотрудниками ИУ стоит задача поиска подлинных мотивов преступлений.

Особое внимание нужно уделить мотивации сложившимся у осужденного отношениям: к себе, к совершенному преступлению, назначенному за него наказанию, к исправлению, режимным требованиям, администрации ИУ, сокамерникам, коллективу и т.д.

Трудность оказания помощи неоднократно судимым осужденным определяется длительностью занятия ими преступной деятельностью, значительным периодом пребывания в местах лишения свободы, что в свою очередь привело к формированию у них стойких антиобщественных установок, отсутствию или потере социально полезных связей. Часто преступления эти лица совершали, подчиняясь групповому давлению или сами руководили группой лиц.

При организации воспитательной работы, на этапе изучения личности осужденного необходимо учитывать, что данное лицо находится в местах лишения свободы не впервые. Им не всегда нужно приспосабливаться к сложившимся там условиям, существующей социальной среде. Большинство из них уже адаптированы к ним.

Поэтому очень важно, чтобы осужденный (в зависимости от степени его деморализации) был помещен в группу социально настроенных осужденных с целью недопущения понижения социальной полезной активности или ее приобретения, мотивацию к общественно полезной деятельности. У многих неоднократно судимых существует риск полной дезадаптации личности.

Психические состояния неоднократно судимых осужденных оказывают непосредственное влияние на процесс исправительного воздействия. При одном психическом состоянии осужденный противодействует, игнорирует меры исправительного воздействия, при другом – принимает их с помощью воспитателя. Так, часто повторяющееся плохое настроение, состояние апатии влияет на активность человека, его познавательную и трудовую деятельность. Осужденные в этих состояниях, как правило, не выполняют нормы выработки, отказываются от общеобразовательного и профессиональнотехнического обучения, не принимают участия в работе самодеятельных организаций. Задача воспитателя в данном случае заключается в том, чтобы путем стимулирования активных действий осужденного помочь ему, вызвать уверенность в себе, убедиться в реальности положительной перспективы.

В местах лишения свободы неоднократно осужденные находятся на социально-психологической дистанции от общества и его ценностей, изолированы от малых социальных групп (семьи, трудовых коллективов, друзей и т.д.), либо связи с ними существенно ослаблены или вообще отсутствуют.

Такое отчуждение затрудняет усвоение осужденными позитивных социальных ценностей, способствуя восприятию негативных норм и представлений криминальной среды как своего образа жизни.

Для действительного исправления неоднократно судимых прежде всего необходима перестройка нравственных параметров, выявление и воздействие на те психологические черты личности, совокупность которых ранее обусловили совершение преступления и которые вновь могут проявить себя.

В работе над исправлением неоднократно судимого осужденного важным моментом является, если это возможно, снятие отрицательных и формирование положительных психических состояний. Этому, в частности, должно способствовать установление психологического контакта с осужденным, умение воспитателя расположить его к себе (довериться, открыться). Достигается это обращением к положительным нравственным качествам личности.

В иных случаях не исключено медикаментозное вмешательство.

Преодоление отрицательных состояний может происходить быстрее, если воспитатель окажет поддержку осужденному в виде конкретного совета, одобрения его действий и поступков, направленных на исправление, а также поощрит за достигнутые успехи и усердие в учебе, в трудовой деятельности.

Сегодня, к сожалению, учреждения, исполняющие наказание, не располагают в полной мере специалистами, которые могли бы на высоком профессиональном уровне изучить личность осужденного и оказать на него необходимое психологическое воздействие с учетом многократного отбывания наказания в виде лишения свободы. У нас осуществляется подготовка сотрудников для уголовно-исполнительной системы, без разграничения, с какой категорией осужденных им придется работать. Вместе с тем подготовка сотрудников для работы с осужденными в местах лишения свободы и осужденными, состоящими на учете в уголовно-исполнительных инспекциях, должна отличаться.

Нейтрализация последствий тюремной субкультуры является важным аспектом исправительного процесса. В этом направлении должна проводиться комплексная работа. Прежде всего следует снять непродуманные и ничем необоснованные запреты и ограничения, вызывающие протесты осужденных и их озлобление, нежелание подчиняться им и, как правило, поиск справедливости в неформальных нормах и структурах среды мест лишения свободы.

Необходимо изменить отношение персонала ИУ к неоднократно судимым осужденным, которые нередко видят в них людей низшего сорта, относятся к ним с презрением. Такое отношение со стороны администрации к осужденным недопустимо, так как сводит на «нет» все усилия по воспитательному воздействию. Следует иметь в виду, что отношение воспитателя к осужденному во многом определяет и отношение осужденного к воспитателю.

Результаты изучения нами мнения осужденных по данному вопросу свидетельствуют о наличии здесь резервов.

Таблица 27 Отношение сотрудников ИУ к осужденному Характер отношения Распределение, в % Относятся так, как предписывает закон 53,7 Не проявляет должного уважения 14,9 Относятся безразлично 29,0 Относятся грубо 2,4 Итого 100,0

–  –  –

Основная часть осужденных своими отношениями с начальником отряда удовлетворены (68,4 %). Абсолютное большинство респондентов указали на реакцию начальника на инициативы осужденных как удовлетворительные в полной мере или частично (51 %). Только 4,9 % опрошенных дали неудовлетворительную оценку.

Распространению криминальной субкультуры способствует влияние многократно судимых осужденных с отрицательной направленностью на просоциально настроенных осужденных.

Представляется, что основными путями нейтрализации негативных проявлений криминальной субкультуры может стать дальнейшая гуманизация уголовно-исполнительного законодательства путем: во-первых, разумного смягчения условий отбывания наказания и снятия непродуманных и ничем не обоснованных запретов и ограничений, вызывающих протесты, озлобленность, нежелание подчинения им у осужденных, а стремление найти справедливость в неформальных правилах и структурах среды мест лишения свободы; во-вторых, максимального расширения возможности поддержания связи осужденных с окружающим миром; в-третьих, тщательной дифференциацией осужденных, в частности, по типам мотивации (агрессивная, аномально-сексуальная, неосторожная, корыстная и т.д.) при обязательном знании их личности и причин совершенного преступления; в-четвертых, установления противовеса влиянию антисоциально настроенных осужденных воздействием просоциально направленных осужденных с постепенным выравниванием их сфер с целью последующего вытеснения первых. Параллельно должно осуществляться разложение отрицательных группировок осужденных путем развенчания преступных лидеров и перераспределение осужденных внутри колонии по отрядам и бригадам. При этом надлежит оказывать поддержку в развитии существующих группировок осужденных положительной направленности с намерением их дальнейшего использования; в-пятых, совершенствования воспитательной работы, как в целом, так и на индивидуальном уровне с использованием достижений психологии, медицины и педагогики, так как невозможно исправить человека без кропотливой индивидуализации и психологизации процесса исправления. При этом необходимо формировать у осужденных навыков правильного общения и взаимодействия; в-шестых, изменения негативного отношения персонала ИУ к осужденным, выработки уважительного отношения к их правам и формирование такого же отношения у осужденных к администрации ИУ с помощью активного участия сотрудников в решении личных проблем осужденных, оказание реальной и действенной им помощи, защиты от посягательств со стороны других осужденных.

В деле предупреждения пенитенциарной рецидивной преступности значительным является должная организация индивидуальной воспитательной работы.

Она включает в себя:

1) знание индивидуальных особенностей осужденного (овладение методикой изучения личности, умение воспитателя видеть в ней типичное и особенное; при этом важно рассматривать осужденного не как объект изучения, а как объект воспитания);

2) индивидуальный подход к осужденному (является одним из существенных условий проектирования личности в процессе исправления; процесс проектирования может быть успешным лишь тогда, когда деятельность не только воспитателя, но и осужденного направлена на коррекцию свойств и качеств, когда она опирается на положительное в человеке);

3) проектирование личности осужденного (четкое представление тех педагогических результатов, которые нужно достичь в процессе индивидуальной воспитательной работы; на первый план выдвигаются воспитательные задачи, решение которых обеспечит непреступное поведение человека, а значит, и предотвращение рецидива);

4) составление программы индивидуальных воспитательных работ (определение системы наиболее эффективных средств и методов воздействия с учетом уровня социально-педагогической запущенности осужденного, характера его нравственно-психологических свойств, сроков лишения свободы);

5) учет и анализ достигнутых результатов и выдвижение на их основе новых воспитательных задач201.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
Похожие работы:

«V Современная банковская система Российской Федерации Тарасенко О.А. кандидат юридических наук, преподаватель кафедры предпринимательского (хозяйственного) права Московской государственной юридической ака...»

«Суюнчалиева Олеся Талгаевна ПРАВОВЫЕ МОДЕЛИ РЕАЛИЗАЦИИ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ И ОСОБЕННОСТИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРОЦЕССОВ МИГРАЦИИ В ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2010/2-1/42.html Статья опубликована в авторской редакции и отражае...»

«ОТЧЁТ ОБ ИТОГАХ ГОЛОСОВАНИЯ НА ВНЕОЧЕРЕДНОМ ОБЩЕМ СОБРАНИИ АКЦИОНЕРОВ ПАО "МОСТОТРЕСТ" Полное фирменное наименование и место нахождения Общества – Публичное акционерное общество "МОСТОТРЕСТ", 121087, г. Москва, ул. Ба...»

«Электронный журнал "Психологическая наука и образование" 2011, № 1 Особенности социальных представлений о сексуальном насилии: "Маньяк" и "Жертва" глазами молодых мужчин и женщин И.Б. Бовина, доктор психологических наук, профессор кафедры криминальной психологии факультета...»

«СВЯТО НИКОЛАЕВСКИЙ Кафедральный Собор ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В АМЕРИКЕ Июнь 2008 г. St. Nicholas Cathedral, 3500 Massachusetts Avenue, NW Washington, DC 20007 Phone: 202 333-5060~www.stnicholasdc.org~www.dcnyoca.org ~ www.oca.org настоятель  протоиерей Константин Уайт. Иерей Валерий Шемчук.    СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ: Богослуже...»

«Приложение к приказу Министерства имущественных и земельных отношений Республики Крым от "" 2015 г. № АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ МИНИСТЕРСТВОМ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И ЗЕМЕ...»

«ЩУКИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ УДК 316.48:94(477.7) Николаевский институт права 1941/1944 Национального университета Оригиналан научни рад "Одесская юридическая академия" Примљен: 13.03.2013 Украина Одобрен: 17.04.2013 СПЕЦИФИКА СОБЫТИЙ ХОЛОКОСТА В...»

«· Функции правоприменительной политики в системе правоприменительной практики Т.Г. Гасанкадиев Всякие отношения требуют регулирования, которое заключается в целесообразном упорядочении поведения людей, социальных связей в различных сферах жизнедеятельности. Наиболее эффективно...»

«Коллективный договор федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Иркутский государственный университет путей сообщения" (далее по тексту – университет, ИрГУПС) заключен в соответствии с законод...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан Глава 1. Общие положения (статьи 1 8) Глава 2. Порядок осуществления пенсионного обеспечения из центра (статьи 9 23) Глава 3. Уплата пенсионных взносов...»

«Калинин, С.А. Проблемы социальной эффективности права в Республике Беларусь // Jurisprudencija : Teiss socialinis veiksmingumas. – Mokslo darbai 54 (46). Vilnius : Lietuvos teiss universitetas, 2004. – P. 94–107. (Литва) ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРАВА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ С.А. Калини...»

«Владимир Андреевич Плешаков Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens’а до Homo Cyberus’а Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8927492 Киберсоциализация человека: от Homo Sapiens’а до Homo Cyberus’а: Монография: Прометей; Москва; 2012 ISBN 978-5-7042-2368-9 Аннотац...»

«УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1 декабря 1999 г. № 701 Об утверждении Устава Белорусского бюро по транспортному страхованию Изменения и дополнения: Указ Президента Республики Беларусь от 26 июля 2004 г. № 355 (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2004 г., № 120, 1/5713) P30400355; Указ Президента Республики Белару...»

«Лабоськин М. А. П О Л И Т И КА И П Р А В О В О Е ГО С УД А Р С Т В О Особенности предоставления таможенных и налоговых льгот в рамках международного культурного сотрудничества Лабоськин Михаил Алексеевич Северо-Западный институт управления — филиал РАНХиГС (Санкт-Петербург) Доцент ка...»

«Татьяна Александровна Колосова Развитие и коррекция цветовосприятия у дошкольников и младших школьников с умственной отсталостью Серия "Коррекционная педагогика (Каро)" Текст предоставлен правообладателем http:...»

«№ 5314 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Южный федеральный университет" М.А. Костенко Международное частное право (Направление подготовки "Юриспруденция" Учебное п...»

«Вилкин Сергей Сергеевич ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ВОЛЕВЫХ АКТОВ КОЛЛЕГИАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕР...»

«Запрет на изображение свастики в России и зарубежных странах: законодательство и практика судов. Евгения Зусман, юрист Центра развития демократии и прав человека Вниманию читателя предлагается обзор, содержащий компаративно-правовой анализ трех российских дел, поднимающих в...»

«о р л о в с к ія го д ъ ПЕРВЫ Й 23. № 1865 ГОДА. 1 -го Д Е К А Б Р Я 1. Р А С П О Р Я Ж Е Н ІЯ И П О С Т А Н О В Л Е Н ІЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА У КА ЗЫ СВЯТЙШ АГО С ІІО Д А. О т ъ 2 5 о к т я б р я 1 8 6 5 го д а. О п р о д о л ж...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ИЖЕВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ" Научная библиотека Справоч...»

«RU 2 489 969 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК A61B 8/08 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2012119629/14, 12.05.2012 (72) Автор(ы): Завадовская Вера Дмитриевна (RU), (24) Дата начала отсчета срока дей...»

«Права, обязанности и ответственность супругов [Текст] : учеб.метод. пособие / Ом. юрид. ин-т ; сост.: В. А. Цветков, И. В. Попов. Омск : [б. и.], 2011. 95 с. Глава 3. Гражданско-правовая ответственность супругов (автор главы: И.В. Попов) 1. Понятие гражданско-правовой ответственности супругов Вопрос об имуществе...»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.