WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Исследовав зарубежное законодательство в области борьбы с экстремизмом, мы сочли необходимым объединить его в группы по признакам, отличающим уголовно-правовую базу иностранных государств от уголовного законодательства России в борьбе с преступлениями экстремистской направленности: а) законодательства государств, содержащие закрепленную в Уголовном кодексе дефиницию «экстремизм» (УК Республики Узбекистан); б) законодательства государств, принявших самостоятельные нормативные правовые акты, непосредственно направленные на противодействие экстремизму (Республика Беларусь, Англия, США); в) законодательства государств, предусматривающие применение дополнительных экономических санкций (штраф, конфискация) за совершение преступлений экстремистской направленности (Франция, США, Узбекистан, Таджикистан); г) законодательства государств, предусматривающие применение дополнительных неэкономических санкций за совершение преступлений экстремистской направленности: Франция (временное лишение политических, гражданских, семейных прав), Казахстан (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью), Таджикистан (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью);

д) законодательства государств, рассматривающие экстремизм как угрозу для мира и безопасности человечества (Беларусь, Азербайджан); е) законодательства государств, рассматривающие экстремизм как угрозу экономической безопасности (Китай); ж) законодательства государств, содержащие самостоятельные главы (разделы), посвященные преступлениям экстремистской направленности (Грузия, Франция); з) законодательства государств, рассматривающие более широкий круг субъектов исследуемых деяний (Франция, США).

Выводы по главе.

1. Считаем необходимым максимально подчинить и сделать подконтрольными международному праву все действия государств, направленные на противодействие преступлениям экстремистской направленности, и выработать на международном уровне с участием международных организаций дефиницию «международный экстремизм», под которым следует понимать состояние политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды, направленной на подрыв безопасности мирового сообщества в целом, характеризующейся совершением преступлений, содержащих в себе признаки экстремизма, а также транснациональной, организованной преступной деятельности.

2. Проведя исследование ответственности за преступления экстремистской направленности по законодательству зарубежных государств, целесообразно констатировать следующее. Во-первых, наличие значительного массива специального антиэкстремистского законодательства и положительный опыт его применения в ряде зарубежных государств позволяют нам не согласиться с мнением тех исследователей, которые предлагают в правовом регулировании борьбы с экстремизмом ограничиться нормами УК РФ. Экстремизм – достаточно сложное явление. Для его нейтрализации необходимо не только определить противоправность и наказуемость соответствующих проявлений, но и сформировать четкий понятийный аппарат, иерархию принципов, субъектов противодействия данному явлению. Во-вторых, сравнение национальных и зарубежных антиэкстремистских норм свидетельствует о том, что проблема противодействия экстремизму в России заключается не столько в дефекте законодательства, сколько в дефекте его применения. Даже наиболее удачно сформированная норма может оказаться неэффективной без ее последовательной реализации, опосредованной жесткой политической волей органов власти, пониженной степенью популяризации их деятельности в рассматриваемом вопросе.

3. С учетом мотивации и целей совершения преступлений экстремистской направленности, определяющих спектр нарушаемых общественных отношений, находящихся под охраной Уголовного кодека России, предлагается криминализировать в качестве самостоятельных составов следующие разновидности террористического акта.

– Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства – статья 2781 «Антиконституционный террористический акт»

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих угрозу гибели лица, занимающего государственную должность Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации конституционного строя Российской Федерации и подрыва авторитета государственной власти либо воздействия на принятие решений государственными органами, либо воспрепятствования политической или иной общественной деятельности, либо из мести за такую деятельность, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях – наказывается…(особо тяжкое преступление).

2. Те же деяния:

совершенные группой лиц по предварительному сговору либо повлекшие причинение значительного имущественного ущерба, – наказываются…(особо тяжкое преступление).

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены лицом, ранее осужденным за совершение преступлений экстремистской направленности;

б) совершены организованной группой либо повлекли наступление иных тяжких последствий;

в) повлекли умышленное причинение смерти лицу, занимающему государственную должность Российской Федерации, субъекта Российской Федерации,– наказываются...(особо тяжкое преступление).

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке антиконституционного террористического акта, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления антиконституционного террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

– Глава 34. Преступления против мира и безопасности человечества – статья 3601 «Международный террористический акт»

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих угрозу гибели лица, являющегося представителем иностранного государства или международной организации, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации международной безопасности, провокации международных осложнений или войны, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях, – наказывается…(особо тяжкое преступление).

2. Те же деяния:

совершенные группой лиц по предварительному сговору либо повлекшие причинение значительного имущественного ущерба, – наказываются…(особо тяжкое преступление).

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены лицом, ранее осужденным за совершение преступлений экстремистской направленности;

б) совершены организованной группой либо повлекли наступление иных тяжких последствий;

в) повлекли умышленное причинение смерти лицу, являющемуся представителем иностранного государства или международной организации, – наказываются…(особо тяжкое преступление).

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке международного террористического акта, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления антиконституционного террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Определяя наказание за предлагаемые нами составы преступлений, считаем целесообразным остановиться лишь на их категоризации, так как их отсутствие в действующем законодательстве не дает объективной возможности их обосновать, в том числе с учетом сложившейся судебной практики. Принципиально новые составы преступлений, берущие под охрану сразу несколько объектов уголовноправовой охраны, с нашей точки зрения, должны быть дифференцированы с учетом их характера и степени общественной опасности. В качестве пожелания законодателю хотелось бы рекомендовать при их формировании исключить пересечение санкций в целях четкой дифференциации ответственности. В частности, наиболее целесообразным представляется рассматривать верхний предел санкции по основному составу, нижним пределом санкции квалифицированного состава и т.

п. В рамках реализации предлагаемого нами подхода может возникнуть вопрос о соотношении ст. 2781 УК РФ «Антиконституционный террористический акт» и ст.

277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля». Считаем, что основными отличительными признаками этих составов преступлений являются способ, общественно опасные последствия, цель и характеристика потерпевшего, что еще раз обосновывает наше предложение. По тем же основаниям отличаются между собой деяния, закрепленные в предлагаемой нами ст. 3601 УК РФ «Международный террористический акт» и ст. 360 УК РФ «Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой».

–  –  –

§ 1. Понятие и признаки экстремизма: доктринально-правовой подход На протяжении последнего десятилетия Россия, как и мировое сообщество, активно противодействует одному из сложнейших социальных феноменов – экстремизму, который во всех без исключения формах своего проявления создает реальную угрозу безопасности многих стран и их граждан, неминуемо вызывает существенные политические, экономические и моральные потери, оказывает значительное психологическое воздействие на население, способен радикально разбалансировать сложившуюся социальную систему в целом.

Как общественно-политическое явление экстремизм выступает следствием активности определенных политических сил, ориентированных на распространение (через насилие) собственных взглядов о политическом и социальноэкономическом устройстве общества, характере межгосударственных отношений.

В отечественное политическое пространство экстремизм проник на изломе коренных перемен, происходящих во всех сферах жизнедеятельности общества и государства, чему отчасти способствовали недостатки и пробелы раннего постсоветского законодательства. Вследствие этого в России возникли первые ростки проявления политической, экономической, религиозной, расовой и национальной нетерпимости, а радикально настроенные политические силы активизировали крайне агрессивные формы самовыражения (организация террористических актов, массовых беспорядков и т. д.). В настоящее время экстремизм представляет серьезную угрозу не только нравственным и духовным устоям общества, но и жизни граждан России, основам государственности, а следовательно, и целостности многонациональной страны1. Согласно оценке экспертов и заявлениям политического руководства Российского государства, экстремизм в настоящее время является одной из ключевых угроз национальной безопасности Российской Федерации.

Разрушение советского политико-правового пространства стало отправным моментом и поводом для возникновения на территории России различных националистических, фашистских, религиозных и тому подобных образований и структур, якобы вставших на защиту интересов населения, но, по сути, преследовавших свои меркантильные интересы. Органы государственной власти и управления в Российской Федерации на первом этапе постсоветской демократизации общества не придавали большого значения факту появления политических группировок с экстремистской идеологической направленностью. Более того, их развитие в ряде случаев поощрялось и оценивалось как реализация демократических принципов.

Партии, движения крайнего толка не воспринимались серьезно, так как в обществе периода социализма и начала построения демократического государства еще не выработался защитный рефлекс понимания опасности, зарождающейся в этих движениях и в их лозунгах. Кроме того, в определенной мере их существование было на руку определенным политическим кругам, да и для института государственной власти на раннем этапе своего развития они еще не представляли той реальной угрозы, которая предопределяла бы необходимость адекватных ответных действий.

Современное усиление экстремизма, острота используемых его субъектами форм и методов, размах данного явления в стране и в мире уже создали серьезную угрозу жизненно важным интересам личности, общества и государства. Экстремизм, проникший во все сферы социально-политической жизни, оказывает разрушительное влияние на развитие общества и государства, проведение социальСм.: Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005.

№ 7. С. 34–35.

ных и экономических реформ, формирование политической стабильности. В связи с этим проблема экстремизма стала предметом пристального внимания ученых, политиков, общественных деятелей. В последние годы особенно интенсивно проводятся многочисленные представительные научные конференции, посвященные соответствующей проблематике, появилось множество публикаций, отражающих результаты исследований различных аспектов феномена экстремизма, однако комплексного научного осмысления данная проблема у нас в стране пока не получила. До сих пор нет единства во мнениях о том, что следует понимать под экстремизмом. Поэтому необходимо разобраться в данном вопросе.

В соответствии с законами формальной логики определение понятия есть логическая операция, раскрывающая его содержание путем указания существенных признаков1. В этой связи в первую очередь следует рассмотреть этимологические предпосылки возникновения данного понятия путем проведения семасиологического анализа (анализ значения, смысла языковой единицы) термина «экстремизм» с позиций права, философии, социологии, политологии, общеправовых наук, а также наук криминального цикла, что позволит раскрыть сущностные особенности экстремизма как негативного социальноправового феномена.

Экстремизм (от лат. extremus – крайний) как явление сформировался в глубокой древности. Первый подход к определению содержания рассматриваемого понятия исходит из содержания латинских терминов «extremitas» и «extremus».

Эти дефиниции употреблялись для описания самой отдаленной позиции относительно какой-либо точки измерения. В частности, термин «extremitas mundi» означал «границу мира»2. Второй подход определяет, что латинский термин «extremus» происходит от греческого корня «trema» (открытие, просека). В таком случае под производным термином «extremer» мог пониматься тот, кто покинул граСм.: Ерохина К.В. Традиционная формальная логика: учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. Саратов, 2000. С. 24.

Sehe: Ermert M. Der Extremismus im Strafrecht: Eine begriffsanalytische Analyse auf sozialwissenschaftlicher und verfassungsreehtlicher Grundlage. Herbolzheim: Centaurus-Verl., 2007. Zugl.: Mainz, Univ., Dis., 2003. S. 36–37.

ницы укрепления (греч. polis) в целях отказа от выполнения внутренних (общепринятых) обязанностей1.

Однако сама дефиниция «экстремизм» длительной истории не имеет и используется авторами многочисленной справочной литературы преимущественно в сфере политики для обозначения приверженности к крайним взглядам и мерам.

Возможно, это связано с тем, что в начале XX века к «экстремистам» были причислены представители партии «Индийский национальный конгресс», борющиеся за независимость Индии2.

Впервые термин «экстремизм» был введен в научный оборот в начале XX века французским юристом М. Лероем. Говоря об экстремизме политическом, он исходил из практики действовавших тогда политических сил, использовавших экстремистские методы ведения политической борьбы3.

В русском языке слово «экстремизм» впервые было закреплено в справочной литературе в XX веке. Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля4 и Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона5 не закрепляют данного термина и производных от него однокоренных слов.

Современные отечественные энциклопедии определяют экстремизм как приверженность к радикальным взглядам и действиям в политике. Именно поэтому экстремизм является характерной чертой существующих сегодня партий или движений, основанных на соответствующих социально-политических ориентирах (анархизм, фашизм, религиозный фундаментализм и др.). В политической сфере экстремизм выражается в совершении насильственных действий, целью которых является дестабилизация и разрушение уже сформированных государственных, Sehe: Ermert M. Der Extremismus im Strafrecht: Eine begriffsanalytische Analyse auf sozialwissenschaftlicher und verfassungsreehtlicher Grundlage. Herbolzheim: Centaurus-Verl., 2007. Zugl.: Mainz, Univ., Dis., 2003. S. 36–37.

См.: Энциклопедический словарь / под ред. Б.А. Введенского. М., 1955. Т. 3. С. 671.

См.: Писаренко О.Н. Экстремизм как социальное явление // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2010. № 9. С. 212–219.

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М., 1956. Т. 4. С. 664.

Брокгауз Ф.А. Энциклопедический словарь: в 86 т. / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. СПб., 1904.

Т. 79. С. 330.

общественных структур и институтов (организация массовых беспорядков, террористических актов и т. п.)1.

В политической науке термин «экстремизм» стал использоваться с середины XIX века и характеризовался приверженностью к крайним взглядам и радикальным методам достижения поставленных целей. Именно поэтому к экстремистам относились представители политических партий антимонархической направленности. Затем термин «экстремизм» наряду с понятием «радикализм» стал толковаться еще более широко и характеризовал любого политического противника вне зависимости от характера его деятельности и исповедуемых им взглядов2.

На начальных стадиях развития исследуемого явления экстремизм рассматривался как крайнее, исключительно политическое явление. Но и в настоящее время изучаемый институт в первую очередь ассоциируют с крайними, радикальными вариантами поведения, влекущими за собой образование новых терминов, при этом не определяющих его границы.

Учитывая, что критерий крайности и его содержание при определении признаков экстремизма имеют принципиальное значение, считаем целесообразным раскрыть их с учетом авторского подхода и существующих научных обоснований.

В современной доктрине есть два принципиально отличных друг от друга направления, определяющих содержание термина «крайность».

Первый подход не означает выхода за рамки дозволенного и соответственно является разрешенным вариантом поведения.

Такая позиция вытекает из буквального толкования рассматриваемого понятия, что нашло свое отражение в ряде толковых словарей русского языка. Например, толковый словарь С.И. Ожегова раскрывает следующее содержание понятия «крайний»: «1) Находящийся на краю чего-нибудь, наиболее далекий.

См.: Новый иллюстрированный энциклопедический словарь / ред. кол.: В.И. Бородулин, А.П. Горкин [и др.]. М., 2001. С. 829.

См.: Макаров Н.Е., Дондоков Ц.С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. № 11. С. 56–57.

2) Предельный, последний. 3) Очень сильный в проявлении чего-нибудь, исключительный (например, крайняя нужда, крайние меры и т. п.)»1.

Вышеуказанная концепция нашла свое отражение в ряде научных исследований, посвященных проблеме экстремизма, в том числе и в юриспруденции.

В частности, А.Г. Никитин предлагает рассматривать экстремистскую деятельность в рамках закона с учетом принципа: «разрешено все, что не запрещено».

Это непосредственно отражает специфику любого правового государства, к которому относится и Россия2. При этом, обосновывая такой подход, автор предложенной концепции считает нецелесообразным рассматривать экстремизм как сугубо негативное явление3 с учетом проведенного им семантического и гносеологического анализа.

Такой же позиции придерживается Е.П. Сергун, который отмечает, что экстремизм представляет собой явление, не выходящее за какие-либо «рамки». Таким образом, под экстремизмом следует понимать термин, устанавливающий предел, край, границу относительно определенных пространственных, временных и иных величин, условно принятых за «нормальные»4.

Полагаем, что данный подход является небесспорным, исходя из сущности экстремизма как исключительно негативного явления, которое по определению правомерным быть не может.

Второй подход, существующий в доктрине, определяет крайность экстремизма как деятельность, выходящую за пределы дозволенного, то есть за рамки правового поля. Так, по мнению Д. Назирова, «экстремизм означает негативную крайность, не созидательную, а социально деструктивную. В отличие от экстремальности, экстремизм всегда несет с собой личностное начало, которое характеризуется эгоцентризмом и своеволием. Поэтому экстремистскими являются только те действия, которые превышают необходимую степень воздействия, в незавиСм.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1973. С. 277.

См.: Никитин А.Г. Экстремизм как объект общетеоретического и общеправового анализа:

дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2010. С. 40.

Там же.

Сергун Е.П. Экстремизм в российском уголовном праве: дис.... канд. юрид. наук. Тамбов,

2009. С. 22–23.

симости от применяемых средств: физического, морального или экономического принуждения, ибо при таком воздействии нельзя не осознавать последствий и не быть злоумышленником»1.

В.В. Ревина рассматривает крайность экстремизма как идеологию, выражающуюся в нетерпимости к оппонентам и оправдывающую их насильственное подавление2.

А.С. Ржевский, поддерживая вышеуказанную позицию, предлагает в целях восполнения пробела, возникшего в связи с отсутствием понятия «крайние меры»

в определении экстремизма, понимать под ними действия, совершаемые общественными или религиозными организациями и объединениями, направленные на достижение своих целей, сопряженные с насилием, отрицающие общечеловеческие ценности и порядок в обществе в целом3.

Аналогичной позиции придерживается А.Г. Хлебушкин, указывая, что крайний – это выходящий за какие-либо рамки, нормы4. Отметим, что данная концепция нашла свое отражение не только в научных исследованиях, но и в справочной литературе. Например, в Большом энциклопедическом словаре под экстремизмом предлагается понимать приверженность к крайним радикальным взглядам и идеям, достижение которых осуществляется с использованием нелегитимных, насильственных средств и методов5.

Все это предопределяет необходимость выработки иного, более точного понятия, отражающего выход за рамки дозволенного.

Огромное количество существующих точек зрения по понятию и содержанию экстремизма, при этом принципиально отличающихся между собой, обосновывают необходимость выработки понятия экстремизма, соответствующего соНазиров Д. Проблемы терроризма, религиозного экстремизма и пути их преодоления: дис....

д-ра филос. наук. Душанбе, 2009. С. 113.

См.: Ревина В.В. Экстремизм в российском уголовном праве: дис.... канд. юрид. наук. М.,

2010. С. 19.

См.: Ржевский А.С. Экстремизм и его проявление в Уголовном кодексе России (уголовноправовая характеристика): дис.... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. С. 9.

См.: Хлебушкин А.Г. Преступный экстремизм: понятие, виды, проблемы криминализации и пенализации: дис.... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 18–19.

См.: Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 1395.

временным реалиям и потребностям. Безусловно, без анализа существующих доктринальных определений и их научного обоснования сделать это невозможно.

Экстремизм сегодня выступает объектом внимания философии, социологии, политологии и, конечно же, юриспруденции. Несмотря на различные концептуальные особенности проводимых исследований изучаемого явления, их авторы сходятся во мнении о том, что экстремизм представляет непосредственную угрозу безопасности личности, общества и государства, что и предопределяет его исключительную криминальную направленность.

Полагаем, что при определении понятия экстремизма и его признаков следует учитывать достижения как права, так и других гуманитарных наук. Только комплексный подход к изучению этого явления может быть действительно продуктивным и эффективным.

Современный философский подход к изучению феномена экстремизма имеет ряд особенностей. Так, А.А. Хоровинников считает, что это явление представляет собой специфическую форму отторжения, направленную на уничтожение регулярной идентичности, всегда несущую насилие и агрессию, отражающую крайнее состояние человеческого сознания1.

На наш взгляд, данное понятие лишь частично отражает сущность изучаемого явления, так как не указывает на многие его признаки (кроме, пожалуй, наличия агрессии) и не позволяет отграничивать его от общеуголовной насильственной преступности.

По мнению В.Н. Арестова, сущность экстремизма заключается в наличии антиобщественных взглядов и поступков2. Как видим, это определение не включает в себя ни одного признака, характеризующего экстремизм, и может быть применено в отношении практически любого общественно опасного деяния.

Х.Ш. Килясханов отмечает, что экстремизм выражается в радикальной деятельности, направленной на насильственное изменение (свержение) существуюСм.: Хоровинников А.А. Экстремизм как социальное явление (философский анализ): дис. … канд. филос. наук. Саратов, 2007. С. 7.

См.: Арестов В.Н. Религиозный экстремизм: содержание, причины и формы проявления, пути преодоления: дис. … канд. филос. наук. Киев, 1984. С. 9.

щей модели общества и сформировавшихся устоев, а также их правовых основ1.

Предлагаемая дефиниция, по нашему мнению, является наиболее удачной из всех проанализированных выше, так как включает в себя некоторые из конструктивных признаков экстремизма, а именно указание на: а) радикальный характер деятельности; б) тотальное неприятие существующей социально-политической модели общества; в) применение насилия; г) наличие цели – свержение существующих устоев.

Между тем и данное определение не содержит в себе ни перечня посягательств, относимых к экстремизму, ни указания на нарушаемые общественные отношения, ни мотивацию экстремистского поведения.

Резюмируя философское восприятие экстремизма, отметим, что с позиций этой науки он предстает, в первую очередь, как специфическая форма мировоззрения, система координат, форматирующая структуру и состояние сознания отдельных социальных групп2.

Особое внимание при изучении экстремизма, как указывалось ранее, следует уделять его максимальной политизированности, что предполагает необходимость рассмотрения данного явления с точки зрения социально-политических аспектов.

Политологи, рассматривая экстремизм как негативное явление, также пытаются разносторонне осветить его специфические особенности. Однако и здесь не сформировалось общего представления о нем. Одни ученые связывают экстремизм с фундаментализмом и радикализмом3, другие рассматривают его как своеобразный способ разрешения социальных конфликтов4, третьи – как крайнюю форму политической борьбы5.

См.: Килясханов Х.Ш. Социально-философский анализ феномена политического экстремизма в условиях реформирования российского общества: дис. …канд. филос. наук. М., 2007. С. 14.

См.: Красиков В.И. Экстрим. Междисциплинарное философское исследование причин, форм и паттернов экстремистского сознания. М., 2006. С. 12–16.

См.: Левшуков Р.А. Религиозный экстремизм в Карачаево-Черкесской Республике // Ислам и политика на Северном Кавказе. Ростов н/Д, 2001; Малышева Д.Б. Религиозный фактор в вооруженных конфликтах современности: развивающиеся страны Азии и Африки в 70–80-е годы. М., 1991.

См.: Воронов И.В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации: автореф. дис.... канд.

полит. наук. Ростов н/Д, 2000. С. 14.

См.: Екимов С.О. Административная деятельность органов внутренних дел: учебник / под ред.

По мнению Р.А. Амироковой, экстремизм представляет собой многомерное и сложное социальное явление, выступающее и как идеология (философия), и как практика, и как механизм этносоциальной и религиозной мобилизации, и как принцип и инструмент политической жизни1.

Представляется, что достоинством анализируемого определения можно назвать осознанность автором экономических предпосылок экстремизма. Между тем оно также не является безупречным. В частности, отсутствие указания в дефиниции на сферы, подверженные непосредственному влиянию экстремистских проявлений, не дает возможности для определения его масштабов и, соответственно, выработки действенных методов противодействия.

И.В. Воронов вкладывает в рассматриваемую дефиницию двойной смысл.

Во-первых, рассматривая экстремизм как своеобразный инструмент разрешения социальных споров, во-вторых, как крайнюю форму политической борьбы2.

В предложенное определение автор включил в качестве признаков указание на способ разрешения социальных противоречий и акцентировал внимание на том, что экстремизм – это крайняя форма политической борьбы.

По мнению В.С. Ковалева, экстремизм есть совокупность идей и методов, которые могут быть использованы индивидуумами, организованными группами, политическими и общественными организациями, движениями, общественнополитическими блоками и другими субъектами политической деятельности, предусматривающими и допускающими применение нелегитимного насилия (или публичных призывов к применению насилия) во всех его разновидностях по отношению к политическим оппонентам и существующему политическому режиму3.

В.П. Сальникова. М., 2005. С. 474.

См.: Амирокова Р.А. Политический экстремизм в современном политическом процессе России: автореф. дис. … канд. полит. наук. Черкесск, 2006.

См.: Воронов И.В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации: автореф. дис. … канд.

полит. наук. – Ростов н/Д, 2000. С. 14.

См.: Ковалев В.С. Политический экстремизм и механизм противодействия ему в современной России: дис.... канд. полит. наук. М., 2003. С.16.

Особенностью данного определения является отнесение экстремизма к идеям и методам. Достоинством предложенной формулировки выступает указание на применение нелегитимного насилия, что и определяет запрещенность соответствующих действий. Однако в рамках данного определения не раскрыта цель, которая должна быть достигнута при их использовании.

Е.Н. Гречкина определяет экстремизм как систему идей и методов, используемых индивидуумами, организованными группами, политическими организациями и институтами, пропагандирующими и использующими насилие и другие крайние средства для достижения своих политических целей1.

В анализируемой дефиниции указаны два основных признака экстремизма:

во-первых, способ, то есть применение насилия и других крайних средств; вовторых, цель. Недостатком же является излишне расширительное толкование предлагаемого понятия, что не дает возможности определить его границы.

М.И. Лабунец соотносит экстремизм с видом групповой протестной политической деятельности с обязательным использованием нелегитимных и деструктивных способов, целью которой является получение публично-властных полномочий. Считаем, что все эти признаки в полной мере присущи рассматриваемому институту, за исключением указания на групповой характер, так как и индивидуумы могут быть приверженцами экстремизма.

М.П. Телякавов и Н.Е. Макаров рассматривают экстремизм как самостоятельно сформировавшееся общественное явление, выражающееся в борьбе за власть в политической, национальной, экономической, религиозной и иных сферах общественной жизни, с использованием для достижения поставленных целей радикальных способов2.

См.: Гречкина Е.Н. Молодежный политический экстремизм в условиях трансформирующейся российской действительности: дис.... канд. полит. наук. Ставрополь, 2006. С. 15–16.

См.: Телякавов М.П. Экстремизм в деятельности религиозных объединений на Северном Кавказе как угроза региональной безопасности России (политологический анализ): дис.... канд. полит. наук. М., 2003. С. 11; См.: Макаров Н.Е. Политический экстремизм как радикальная модель политического процесса и организация государственного противодействия экстремизму: дис....

канд. полит. наук. Чита, 2006. С. 8.

Анализ предложенной дефиниции позволяет констатировать, что автор соотносит изучаемый институт с явлением, в котором предопределена цель экстремизма – борьба за власть. Также нашел в ней свое отражение и способ совершения экстремистских действий – радикальный (агрессивный). На наш взгляд, заслугой автора является отнесение экономических отношений к спектру экстремистских посягательств, что дает основания рассматривать экстремизм в том числе и как угрозу экономической безопасности России.

В.А. Мальцев трактует экстремизм как идеологию, политику и практику наиболее реакционных сил, от ультраправых до ультралевых, которые в политической борьбе за власть придерживаются крайних мер и средств насилия, вплоть до уничтожения противника1.

Вышеизложенная дефиниция отличается от ранее рассмотренных тем, что содержит в себе указания на последствия в виде возможного уничтожения противника. Мы считаем это определенным достижением автора, нашедшим свое отражение в закреплении конкретного преступного результата.

По мнению А.С. Киреева, основной отличительной чертой экстремизма является способ выражения своего несогласия в виде антиконституционных (противоправных) общественно опасных методов. Акцентируя внимание на способах экстремистских проявлений, автор в предлагаемой дефиниции указал на непосредственную угрозу экстремизма, в первую очередь, для конституционного строя России, что отражает наиболее распространенную точку зрения, нашедшую свое закрепление в законодательстве.

И.В. Воронов2 считает, что во главу угла при определении экстремизма необходимо ставить приверженность к гипертрофированию и крайним оценкам условий как разновидности радикальной деятельности.

Е.С. Назарова вкладывает в разряд критериеобразующих признаков экстремизма цель, в качестве которой выступает дестабилизация политической жизни1.

См.: Мальцев В.А. Основы политологии: учебник для вузов. М., 1997. С. 237.

См.: Воронов И.В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации: дис.... канд. полит.

наук. М., 2003. С. 33.

Социологи также имеют свое представление о специфических особенностях современного экстремизма. В частности, О.А. Русанова считает, что он должен рассматриваться как приверженность крайним взглядам и методам воздействия, направленным на достижение групповых целей2. Как видим, такое понимание в целом отражает содержание экстремизма исходя из общепринятого буквального толкования данного термина.

С точки зрения А.В. Резниковой, экстремизм нарушает следующий спектр общественных отношений: права и свободы человека и гражданина, общественную безопасность, государственную целостность и международный авторитет государства и ее лидеров3.

Таким образом, анализ современных представлений философов, политологов и социологов о феномене экстремизма позволяет констатировать, что общепризнанные признаки экстремизма – это цель и способ. Особым достижением ряда ученых в области политологии (например, М.П. Телякавова, Н.Е. Макарова и др.) является признание угрозы экстремизма для экономической безопасности государства.

С позиций политической науки основной чертой экстремизма является сформировавшаяся потребность в изменении существующего политического порядка по причине его полного неприятия. Однако, учитывая данное обстоятельство, практически любое политическое течение можно считать экстремистским, если его стремления направлены на изменение существующего политического устройства. Отсюда вытекает ряд проблем. Сформулируем некоторые из них.

1. Многое из того, что относительно недавно по меркам человеческой истории можно было бы оценить в качестве экстремистского, ныне входит в систему См.: Назарова Е.С. Политический экстремизм и его роль в современных конфликтах: дис....

канд. полит. наук. Ставрополь, 2001. С. 111.

См.: Русанова O.A. Этнорелигиозный экстремизм как социальное явление в российском обществе (на примере Северо-Кавказского региона): дис.... канд. соц. наук. М., 2004. С. 9.

См.: Резникова A.B. Структурные и динамические характеристики современного религиозного экстремизма (роль «исламского» фактора в Северо-Кавказском регионе): дис.... канд. соц. наук.

Ростов н/Д, 2005. С. 17.

базовых ценностей, которых придерживается подавляющее число членов всего мирового сообщества.

2. Доминирующая в настоящее время на Западе идеология относит к экстремизму все то, что не соответствует либерально-демократическим ценностям.

Следствием этого стал резкий всплеск активности экстремистских течений по всему миру.

Все это дает нам основание отметить, что борьба за изменение существующих порядков в политической, социальной и экономической сферах является существенной, но не единственной характеристикой анализируемого явления. Необходимо подчеркнуть, что навязывание идей в экстремизме в основной своей массе происходит насильственным путем, в первую очередь причиняющим вред основным правам и свободам человека, в целом народам или другим социальным обществам1.

Учитывая, что в изложенных выше определениях заложена конфликтогенность изучаемого явления, его понятие следует дополнить признаками, указывающими на противоправный характер экстремистских действий.

После того как Россия стала участницей Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года, в нашей стране возникло направление по разработке юридического определения экстремизма без учета его политической сущности2.

Экстремизм в современном понимании этого термина является олицетворением определенного рода негативных проявлений, направленных на подрыв стабильности в мире, основанной на принципах демократии, уважения основных прав и свобод личности. Сегодня экстремизм в различных формах его проявления настолько прочно вошел во многие сферы жизни общества, что возникла необходимость дать ему правовую оценку. Однако неоднократно предпринимаемые попытки раскрыть сущностные особенности экстремизма с позиции права поАбдулатипов Р.Г. Проблемы профилактики экстремизма // Этнопанорама. 2002. № 2. С. 74.

См.: Сергун Е.П. Экстремизм в российском уголовном праве: дис. … канд. юрид. наук. Тамбов, 2009. С. 3–4.

прежнему вызывают споры среди юристов о возможности правовой оценки этого явления в принципе1.

Согласно точке зрения профессора В.В. Лазарева, сущность права в демократическом государстве представлена совокупностью «признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защитой нормативов равенства и справедливости, регулирующих борьбу и согласование свободных воль в их взаимоотношении друг с другом»2. Конкретизируя общие сущностные представления о праве, статья 2 Всеобщей декларации прав человека подчеркивает: «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения». Согласно статье 7 этой же Декларации, «все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации»3. Логическим завершением этой идеи является положение статьи 4 принятой в России 22 ноября 1991 года Декларации прав и свобод человека и гражданина о том, что осуществление человеком своих прав и свобод не должно нарушить права и свободы других лиц.

В условиях преобразований, произошедших в Российской Федерации, правовое понимание термина «экстремизм» в большей степени сводилось к его проявлению в религиозной сфере, подтверждением чему могут служить утвержденный 5 ноября 1998 года Президентом РФ «Комплексный план мероприятий по противодействию исламскому экстремизму», «Перечень первоочередных мероприятий по противодействию исламскому экстремизму и предотвращению распространения радикальных исламских течений на территории Российской ФедеСм.: Залужный А.Г. Экстремизм: Сущность и способы противодействия // Современное право.

2002. № 12. С. 76.

Общая теория права и государства: учебник для юридических вузов / под ред. В.В. Лазарева.

М., 1994. С. 29.

Всеобщая декларация прав человека: принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. // Российская газета. 1995. 5 апреля.

рации в 1998 – 2000 гг.», решение Совета Безопасности РФ «О дополнительных мерах по пресечению антиконституционной деятельности исламских экстремистских организаций в Российской Федерации»1.

В современных политико-правовых условиях существуют некоторые трудности, связанные с выработкой адекватного теоретического определения экстремизма. К их числу, в частности, можно отнести как сложность самого феномена и его историческую значимость, так и идеологическое содержание современной экстремистской деятельности.

Отметим, что экстремизм – понятие аксиологическое. Именно поэтому оно отражает не только сущностные особенности самого явления, но зачастую отождествляет его с борьбой в социально-политической сфере. Причем каждый исследователь в данной области дает собственное толкование этих фактов2.

Анализ дефиниций экстремизма, данных в доктрине, позволяет констатировать отсутствие единого подхода к его определению. В настоящее время существует бесчисленное множество определений изучаемого феномена.

Так, в основу одной из концепций понятия экстремизма положен комплекс институтов, идей, установок. Авторами рассматриваемого подхода являются Н.Д. Ковалев, Е.П. Сергун, Н.Н. Афанасьев. По мнению последнего, экстремизм представляет собой комплекс крайне радикальных идейных установок3, обосновывающих применение насилия для достижения преимущественно политических целей4.

С нашей точки зрения, данное понятие является весьма дискуссионным, поскольку, во-первых, наличие комплексного характера лишь усиливает характер и степень общественной опасности экстремизма, но не устраняет ее. Поэтому радикальное поведение, не обладающее признаками комплексности, также должно Собрание законодательства РФ. 2001. № 36, ст. 3577.

См.: Зайналабидов A.C., Черноус В.В. Политический экстремизм и его профилактика у студенческой молодежи Дона. ресурс].

[Электронный URL:

http://ippk.rsu.ru/csrip/elibrary/appendix/a2/app02_vedenie.html (дата обращения: 17.10.2012).

Крайне левых, крайне правых, национал-экстремистских, сепаратистских, великодержавных, религиозных, социально-экономических и духовно-психологических.

См.: Афанасьев Н.Н. Идеология терроризма // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 1.

С. 234–235.

рассматриваться как экстремистское. Во-вторых, определяя исчерпывающий перечень идейных установок, автор создает нишу для наличия иных, возможно, более крайних установок, которые по определению не смогут быть отнесены к экстремистским. Причем предлагаемый перечень идейных установок также может быть подвержен критике. Социально-экономические и духовно-психологические установки являются основой совершения основной массы преступлений. Мы считаем, что для отнесения данных установок к экстремистским необходимо аргументированное обоснование. В-третьих, устанавливая цель экстремизма, автор остановился лишь на достижении социальных, преимущественно политических целей. Представленный перечень носит весьма скудный характер и не отражает в полной мере идей экстремизма. Ограничивая цели экстремизма, автор уменьшает его социальную опасность.

Представляется, что заслуживает внимания лишь признак, определяющий, что идейные установки экстремизма должны выступать теоретическим обоснованием применения насилия.

С точки зрения И.Д. Ковалева, также являющегося представителем указанного выше подхода, экстремизм есть совокупность организационно-политических структур и их радикальных политических установок, обосновывающих применение насилия для достижения поставленных политических целей1.

Данное определение также содержит в себе ряд признаков, не отражающих сущности экстремизма. В частности, наличие совокупности организационнополитических структур предполагает определенное их число, то есть как минимум две. Установление множественности структур является весьма спорным, так как наличие одной радикально настроенной организации никоим образом не умаляет опасности экстремизма.

Неубедительным представляется и признак, устанавливающий единственную цель экстремизма – политическую. Мы не согласны с тем, что названная цель является единственной. Она может быть доминирующей, но при этом См.: Ковалев И.Д. Анализ основных тенденций политического экстремизма в России // Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним. М.,

1998. С. 4–8.

необходимо учитывать современные тенденции развития экстремизма, где находят свое отражение такие цели, как социальные, религиозные и экономические, о чем будет более подробно сказано при рассмотрении современных видов экстремизма.

Не вызывает сомнения признак, указывающий на использование насилия для достижения соответствующих целей.

Третий представитель рассматриваемого подхода – Е.П. Сергун – определяет экстремизм как угрозу конституционному строю Российской Федерации и демократическим правам и свободам личности, выражающуюся во внутренней готовности к активной деятельности, направленной на достижение поставленных целей преступными способами1.

Считаем, что определение экстремизма, выработанное Е.П. Сергуном, заслуживает внимания. Через признаки, закрепленные в нем, четко прослеживается непосредственная связь экстремизма с положениями, отраженными в действующем уголовном законодательстве, что указывает на исключительно преступный его характер. Исходя из месторасположения норм, регламентирующих ответственность за экстремистские проявления, автор определяет, что непосредственным объектом посягательства при экстремизме должен выступать конституционный строй России и интересы личности. Хотя буквальное толкование данного определения дает нам основание предположить, что автор вложил в смысл дефиниции лишь обнаружение умысла и подготовительную деятельность.

С нашей точки зрения, преступный экстремизм обязательно должен включать в себя и непосредственное совершение преступлений экстремистской направленности.

В основе следующей концептуальной идеи лежит определенная разновидность общественно опасной деятельности, наделенная специфическими признаками. Сторонниками такого подхода являются М.Г. Жилкин, А.Ф. Истомин, См.: Сергун Е.П. Экстремизм в российском уголовном праве: дис. … канд. юрид. наук. Тамбов, 2009. С. 61.

Д.А. Лопаткин, С.Н. Фридинский, А.Г. Залужный, В.А. Пономаренков, М.А. Яворский, А.Г. Хлебушкин, С.М. Иншаков.

По мнению М.Г. Жилкина, экстремизм – это публичное высказывание экстремистских взглядов, убеждений, основанных на принципах социальной, национальной или расовой исключительности и превосходства, на отрицании значения и ценностей других народов и народностей, на разжигании национальной вражды и ненависти; пропаганда политики крайних мер и способов достижения целей не только в устной форме, но и в средствах массовой информации, распространение книг и публикаций экстремистского содержания с целью привлечения к своим убеждениям общественности и вовлечения ее в экстремистскую деятельность, сопряженная с применением насилия или его угрозой, а равно иными запрещенными государством способами1.

Как видим, автор не включил в дефиницию признак религиозности. Религиозный аспект экстремизма является его неотделимой частью, так как данный подход нашел свое отражение не только в законодательстве2, но и в науке3. Поэтому игнорирование указанного признака, по нашему мнению, можно рассматривать как упущение.

Содержание анализируемого определения указывает на то, что цель экстремизма – лишь привлечение к своим убеждениям общественности и вовлечение их в экстремистскую деятельность. На наш взгляд, закрепленная в данном понятии цель может являться лишь опосредованной, а не основной целью экстремизма.

Представители следующего подхода (А.Ф. Истомин и Д.А. Лопаткин) определяют экстремизм как деятельность общественных объединений, иных органиСм.: Жилкин М.Г. Уголовно-правовые аспекты борьбы с экстремизмом // Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 42.

Закон Кабардино-Балкарской Республики от 1 июня 2001 г. «О запрете экстремистской религиозной деятельности и административной ответственности за правонарушения, связанные с осуществлением религиозной деятельности»; Закон Республики Дагестан от 22 сентября 1999 года «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан» и т. п.

См.: Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические основы противодействия. М., 2007; Степанов Н.В.

Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом:

дис. … канд. юрид. наук. М., 2003; Новиков Д.В. Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе: методы противодействия: дис. … канд. юрид. наук. Ростов-н/Д, 2002; и т. д.

заций, должностных лиц и физических лиц, выраженную в крайних взглядах на существующую проблему и сопровождающуюся действиями противозаконного характера, направленную на удовлетворение, разрешение этой проблемы1.

Данная формулировка также представляется небезупречной, так как не содержит в себе конструктивные черты экстремизма, кроме признака, относящего его к определенному роду деятельности. Причем данная деятельность не наделяется авторами какой-либо спецификой.

При определении круга лиц, потенциально способных на совершение экстремистских действий, в него были включены общественные объединения, иные организации, должностные лица и граждане. Данный перечень вместил в себя все возможные категории субъектов правовых отношений, при этом не были учтены особенности изучаемого явления.

Анализируемая дефиниция может быть применима, на наш взгляд, к любому преступлению, не обязательно экстремистской направленности, так как практически каждое общественно опасное деяние является деятельностью определенных субъектов, выраженной в совершении крайних (преступных) деяний, направленных на достижение (удовлетворение) определенных целей и потребностей.

Исходя из вышеизложенного, определение, данное А.Ф. Истоминым и Д.А. Лопаткиным, в юридической литературе подвергается справедливой критике, так как даже частично не отражает сущности экстремизма.

По мнению С.Н. Фридинского, «экстремизм – это деятельность общественных, политических и религиозных объединений либо иных организаций, средств массовой информации, физических лиц по планированию, организации, подготовке, финансированию либо иному содействию ее осуществлению, в том числе путем предоставления финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и иной материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных средств связи, иных материально-технических средств, а также совершение дейСм.: Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005.

№ 7. С. 9.

ствий, направленных на установление единственной идеологии в качестве государственной, на возбуждение социальной, имущественной, расовой, национальной или религиозной розни, унижение национального достоинства, на отрицание абсолютной ценности прав человека, на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, на подрыв ее безопасности, а равно публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению таких действий»1.

Указанные в определении признаки, хотя частично и отражают специфические черты экстремизма, однако перенасыщенность некоторых из них не позволяет уяснить их сущность.

Так, например, излагая признак финансирования, автор, по сути дела, дважды, однако разными словами, говорит о нем. Полагаем, что вполне достаточным было бы использование термина «финансирование», который, исходя из его смыслового содержания, непосредственно включает в себя все перечисленные автором действия, направленные на поддержание экстремизма. Кроме того, перечисление исчерпывающего списка действий, отражающих экстремистскую деятельность, исключает возможность отнесения новых его проявлений к этому виду преступной деятельности.

А.Г. Залужный определяет экстремизм как действия, а также в публичной форме выраженные взгляды и намерения, преследующие своей целью нарушение или проявление неуважения к установленным законом правам и свободам граждан, общепринятым и справедливым нормам морали, общественному порядку и общему благосостоянию в демократическом обществе, при условии, что юридическая значимость этих действий доказана судом2.

Анализируемая авторская позиция находит свое частичное сходство с ранее проанализированной точкой зрения А.Ф. Истомина и Д.А. Лопаткина и содержит в себе тот же комплекс замечаний.

Фридинский С.Н. Борьба с экстремизмом: уголовно-правовой и криминологический аспекты:

дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2003. С. 8.

См.: Залужный А.Г. Экстремизм: сущность и способы противодействия // Современное право.

2002. № 12. С. 31.

А.Г. Хлебушкин определяет экстремизм как противоправную деятельность, причиняющую существенный вред или создающую угрозу причинения такого вреда основам конституционного строя, а также конституционным основам межличностных отношений1.

С нашей точки зрения, А.Г. Хлебушкин также не отразил в предложенной формулировке всех особенностей экстремизма, за исключением одной – экстремистская деятельность характеризуется тем, что в результате ее осуществления может быть причинен существенный вред основам конституционного строя или конституционным основам межличностных отношений. Специфическая и, соответственно, положительная черта этого признака – выделение в самостоятельную запрещенную форму поведения возможного причинения существенного вреда. Мы считаем, что признание экстремистских видов поведения запрещенными законом и, соответственно, преступными в момент возможного причинения вреда является перспективным в плане нормативного закрепления соответствующего признака.

Следующий подход к определению экстремизма нашел свое отражение в формулировке, предложенной В.А. Пономаренковым и М.А. Яворским. По их мнению, экстремизм – это насильственные и (или) противоправные деяния, совершаемые по мотивам религиозной, расовой, половой и иной социальной неприязни, а также призывы к их совершению2.

Данное доктринальное определение экстремизма принципиально отличается от иных научных подходов и концепций, исходя из содержания некоторых специфических признаков.

Внимания при этом заслуживает тот факт, что к экстремизму авторы относят не только совершение деяний экстремистской направленности, но и призывы к совершению этих преступлений. Дискуссионным признаком является, пожалуй, мотивация экстремизма. Не вызывает сомнения, что основными мотивами экстремизма, конечно же, выступают религиозная и расовая неприязнь. Авторы анаСм.: Хлебушкин А.Г. Экстремизм: уголовно-правовой и уголовно-политический анализ: монография / отв. ред. Н.А. Лопашенко. Саратов, 2007. С. 27.

См.: Пономаренков В.А., Яворский М.А. Сущностная характеристика современного экстремизма // Юридический мир. 2008. № 2. С. 42.

лизируемой дефиниции, кроме вышеуказанных мотивов, предлагают отнести к экстремистским половую и социальную неприязнь. Однако такой подход представляется спорным. Мы считаем, что данные мотивы не могут быть отнесены к экстремистским, так как не несут в себе особенностей изучаемого негативного явления. В частности, половая принадлежность не имеет значения при совершении преступлений экстремистской направленности, поскольку характеристики личности виновного и жертвы преступлений экстремистской направленности указывают на наличие в этих категориях как мужчин, так и женщин. Социальная неприязнь, по нашему мнению, не может быть мотивом экстремизма, в связи с чем преступления, совершенные на основе этих мотивов, должны рассматриваться как общеуголовные преступления, ответственность за которые предусмотрена соответствующими нормами действующего уголовного законодательства.

В основу следующей группы понятий экстремизма положена концепция, рассматривающая изучаемое явление как специфическую идеологию. Представителями данного подхода являются В.В. Бирюков, В.П. Кашепов, Д.Е. Некрасов, А.И. Алексеев. При этом В.В. Бирюков в своих работах дает два самостоятельных определения экстремизма. В соответствии с первым из них экстремизм воспринимается как идеология, основанная на принудительном распространении ее принципов, нетерпимости к оппонентам и насильственное их уничтожение1. Второе определение трактует экстремизм как своеобразную идеологию, обосновывающую правильность и необходимость совершения различных преступных деяний (например, совершение насильственных преступлений по мотивам расовой, национальной или религиозной вражды и ненависти) для достижения лицом или группой лиц определенной цели, в том числе политической, оправдывающей совершение таких преступлений2.

К достоинствам данных определений, с нашей точки зрения, можно отнести установление идеологии как основы экстремистской деятельности. Но дискуссионным является признак, определяющий совершение лишь насильственных преСм.: Бирюков В.В. Еще раз об экстремизме // Адвокат. 2006. № 12. С. 11.

См.: Бирюков В.В. В отношении изменений, внесенных в Федеральный закон № 114 «О противодействии экстремистской деятельности» // Военно-юридический журнал. 2007. № 12. С. 22.

ступлений по экстремистским мотивам. В настоящее время экстремизм проникает во многие сферы жизнедеятельности общества и государства. Признаки экстремизма находят свое отражение не только при совершении насильственных преступлений, но и преступлений в других сферах. Поэтому отождествлять экстремизм только с совершением непосредственно насильственных преступлений не совсем правильно, так как это не отражает всей сущности и масштабов современного экстремизма.

Критику вызывает и неустановление автором четких целей экстремизма, за исключением политической, что не дает возможности определения непосредственного круга деяний экстремистской направленности.

По мнению другого представителя рассматриваемой концепции (В.П. Кашепов), экстремизм – это идеология нетерпимости, основанная на признаках расы, национальности, языка, происхождения, религии, принадлежности к какойлибо социальной группе, выражающаяся в совершении публичных противоправных действий1.

Как видим, в качестве конструктивного признака анализируемого понятия выделяется идеология нетерпимости, возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц, что заслуживает, на наш взгляд, внимания.

Вместе с тем спорным представляется признак, определяющий обязательное выражение экстремизма в совершении публичных противоправных действий.

Полагаем, что экстремизму могут быть присущи не только публичные действия, но и действия, не обладающие данным признаком, однако непосредственно способствующие его распространению.

В.Н. Кудрявцев и В.Е. Эминов, придавая экстремизму определенные идеологические особенности, констатируют, что экстремизм – это приверженность к См.: Кашепов В.П. Квалификация преступлений экстремистской направленности // Уголовное право. 2007. № 3. С. 12.

крайним взглядам и мерам, наиболее часто проявляемым в политике, международных отношениях, религии и др.1 Указывая на крайние взгляды и меры как конструктивные признаки экстремизма, авторы настоящей дефиниции предприняли попытку определить круг общественных отношений, в рамках которых эти взгляды и идеи могут выступать признаками указанного явления. С нашей точки зрения, данный подход заслуживает внимания при определении перечня этих общественных отношений, хотя авторы изложенного выше понятия названный перечень оставили открытым.

С.М. Иншаков предлагает рассматривать экстремизм как приверженность к крайним взглядам и радикальным механизмам решения возникающих проблем2.

Отсутствие четких границ в определении терминов исключает возможность градации деяний на общеуголовные и экстремистские. Полагаем, что использование таких понятий недопустимо в связи с отсутствием в них конструктивных признаков экстремизма.

По мнению Г.Н. Горшенкова, экстремизм представляет собой криминогенно-криминальное явление, выражающееся в протестных поступках и проступках, деморализующих молодежь, способствующих трансформации личности, активизации экстремистской деятельности, запрещенной уголовным законом3.

Представителями следующего подхода, в основе которого лежит идея отождествления экстремизма с социально негативным явлением, являются Р.М. Узденов, Ю.И. Авдеев, А.Я. Гуськов, Н.Е. Макаров, Ц.С. Дондоков, В.В. Устинов, В.И. Власов, А.Ф. Истомин, Д.А. Лопаткин, Ю.В. Маркова.

Так, Р.М. Узденов предлагает рассматривать экстремизм как социально негативное явление, выражающееся в совершении преступлений, основанных на определенной системе взглядов, воззрений, убеждений, направленных на достиСм.: Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология. М., 2004. С. 733.

См.: Иншаков С.М. Криминология. М., 2000. С. 333.

См.: Горшенков Г.Н. Криминологический словарь. Н. Новгород, 2004. С. 238.

жение соответствующего результата, предусмотренного идеологией, в какой-либо области общественных отношений, отрицаемой экстремистами1.

Мы считаем, что данное определение носит весьма размытый характер и может быть подвержено частичной критике. Все признаки, присущие, по мнению Р.М. Узденова, экстремизму, не отражают его конструктивных особенностей. С нашей точки зрения, они могут быть характерны для любого преступления, так как оно однозначно социально негативно, является общественно опасным и, соответственно, преступным. Любое преступление основано на мотивации и преследует конкретную цель.

По мнению Ю.И. Авдеева, А.Я. Гуськова, экстремизм должен рассматриваться как антиобщественное социально-политическое явление, представляющее собой социально и психологически обусловленное, идеологически мотивированное использование крайних форм и методов в социально-политических отношениях2.

Данное определение содержит в себе ряд признаков, частично отражающих особенности экстремизма, однако требующих некоторого уточнения. Полагаем, что без доли сомнения можно согласиться с тем, что экстремизм всегда социально и психологически обусловлен и идеологически мотивирован. Частичной критике подлежит признак, указывающий на использование крайних форм и методов. Как известно, экстремисты при совершении преступлений экстремистской направленности используют именно такие радикальные методы и способы, но для того, чтобы отнести их к крайним, считаем необходимым определить признаки соответствующих методов и способов. Кроме того, указание авторов на то, что реализация экстремистских форм и методов возможна исключительно в социальнополитических отношениях, на наш взгляд, сужает сферу их распространения.

В этой связи нуждается в корректировке (в сторону расширения) круг общественных отношений, подвергаемых воздействию экстремистов.

См.: Узденов P.M. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 7.

См.: Авдеев Ю.И., Гуськов А.Я. Современный экстремизм: понятие, структура, связь с терроризмом // Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 12.

Спорным также является подход, согласно которому экстремизм понимается только как антиобщественное социально-политическое явление. С нашей точки зрения, деятельность экстремистов в первую очередь направлена не на общество, а на существующий государственный строй. Чаще всего общество является лишь инструментом воздействия на принятие решения, а не объектом воздействия.

Н.Е. Макаров и Ц.С. Дондоков считают, что экстремизм – это исключительно явление общественное, выражающееся в борьбе за власть в политической, национальной, экономической, религиозной и иных сферах общественной жизни, включающее в себя крайние (агрессивные) способы и формы деятельности1.

Приведенное определение, по нашему мнению, заслуживает внимания, так как включает в себя ряд специфических признаков, отражающих сущность современного экстремизма. С положительной точки зрения необходимо отметить, что авторы данного определения закрепили сферы общественной жизни, в рамках которых возможно проявление экстремизма. Полагаем, что предлагаемая дефиниция включает в себя экономическую сферу как возможный объект экстремизма. В то же время авторы не закрепили исчерпывающего перечня всех сфер общественной жизни, которые в той или иной мере могут быть подвержены экстремистским атакам, что, несомненно, можно отнести к недостаткам этого определения. Спорным является включение признака, устанавливающего единственную цель экстремизма – борьбу за власть. Мы считаем, что данная цель в экстремизме присутствует и в некоторых случаях может выступать в качестве доминирующей, однако нельзя исключать при этом и другие, не менее распространенные, цели экстремизма, например, противостояние на основе религиозных и расовых противоречий и т. п.

В.В. Устинов понимает экстремизм как социально-политическое явление, форму политической борьбы, характеризующейся отрицанием существующих гоСм.: Макаров Н.Е., Дондоков Ц.С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. № 11. С. 24.

сударственных и общественных институтов, а также стремлением подорвать стабильность и заменить сложившийся порядок1.

Соглашаясь с подходом, определяющим экстремизм как форму политической борьбы, хотелось бы отметить, что она является радикальной и, соответственно, запрещенной законом, что непосредственно должно было найти свое отражение в определении, так как политическая борьба в рамках закона не является преступной и не может быть отнесена к экстремистской.

Указав непосредственную цель экстремизма, автор намечает два направления, в рамках которых может осуществляться экстремистская деятельность. Первое – это стремление подорвать стабильность, второе – заменить сложившийся порядок в соответствии с выдвигаемыми целями и задачами. Данный признак, с нашей точки зрения, однозначно присущ экстремизму и отражает основные направления деятельности экстремистских организаций.

В.И. Власов трактует экстремизм как отрицательное явление, основанное на крайних политических, националистических взглядах, проявляющееся в совершении запрещенных законом действий, наносящих существенный вред государственным устоям2.

Считаем, что лишь один из признаков, указанных в нем (устанавливающий мотивационную составляющую, основанную на крайних политических и националистических взглядах), можно отнести к тем, которые характерны для экстремизма. Однако даже он может быть подвержен частичной критике, поскольку упоминание в нем о «крайности» не закрепляет в себе границ дозволенного и запрещенного.

Другие же признаки могут быть присущи любому преступлению, при этом не содержащему в себе никаких признаков и проявлений экстремизма. Любое деяние является запрещенным законом и, конечно же, наносит значительный вред существующим государственным устоям.

См.: Устинов В.В. Обвиняется терроризм. М., 2002. С. 16.

См.: Власов В.И. Экстремизм: сущность, виды, профилактика. М., 2003. С. 8.

По мнению Ю.В. Марковой, экстремизм – явление как социально-правовое, так и криминогенно-криминальное. Оно характеризуется посягательствами, направленными на изменение основ конституционного строя, а также возбуждение политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды с использованием при этом насилия либо угрозу его применения, причинение имущественного, а равно призывы к совершению указанных действий1.

Некоторые из перечисленных в указанном определении признаков в целом отражают сущность экстремизма (например, применение или угроза применения насилия, причинение имущественного ущерба, наличие экстремистской мотивации), однако «размытость» других признаков, а также их незавершенность, с нашей точки зрения, негативно сказываются на целостном восприятии сформулированного определения.

В частности, выделяя в качестве целей экстремизма изменение основ конституционного строя страны, а также возбуждение политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, автор непосредственно указывает на исключительную политизированность изучаемого явления, однако в самом определении он игнорирует это обстоятельство. На основании содержания закрепленных в определении признаков Ю.В. Маркова делает вывод о том, что экстремизм создает угрозу исключительно конституционному строю, что, с нашей точки зрения, является ошибочным, так как экстремизм также создает угрозы для общественной безопасности государства и для мира и безопасности человечества в целом.

Другой доктринальный подход определяет экстремизм как многоликое социальное явление, существующее в различных формах, порождающее нестабильность социально-экономических условий, национальные, политические, расовые, религиозные обострения2.

См.: Маркова Ю.В. Предупреждение преступлений, совершаемых группами несовершеннолетних экстремистской направленности: дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008. С. 8.

См.: Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005.

№ 7. С. 9.

Эта дефиниция, данная А.Ф. Истоминым и Д.А. Лопаткиным, является их вторым, концептуально отличающимся от первого, подходом к определению экстремизма и его признаков.

По нашему мнению, данное определение можно назвать наиболее спорным из всех ранее рассмотренных. В частности, придавая экстремизму признак многоликости, а также проявления в различных формах, авторы используют «пустые»

термины, не несущие в себе никакой научной, интеллектуальной и юридической нагрузки, что, несомненно, является недостатком данного определения. Указывая последствия не определенных в дефиниции форм экстремизма, авторы относят к ним возникновение нестабильных социально-экономических условий, национальных, политических, расовых, религиозных обострений. По нашему мнению, указанные последствия могут быть отнесены к экстремистским только в том случае, если они явились непосредственно причиной экстремистской деятельности. Но сделать данный вывод из рассматриваемого определения невозможно.

Отметим, что научное сообщество рассматривает экстремизм в широком и узком понимании. В широком смысле экстремизм (от лат. extremus – крайний) определяется как приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике), в узком – как деятельность, направленная на истребление оппонентов, основанная на принципах неравенства.

Комплексный анализ современных подходов к определению экстремизма, закрепивших в себе ряд концептуальных особенностей экстремизма, позволяет выделить те его признаки, которые, с нашей точки зрения, отражают сущность изучаемого явления.

Наиболее характерный признак экстремизма – его исключительная политизированность. Это нашло свое подтверждение не только в рамках проанализированных дефиниций, а и в процессе интервьюирования экспертов по вопросу: «Имеет ли экстремизм политические предпосылки?». Положительный ответ дали 57,4% респондентов.

Таким образом, первым конструктивным признаком экстремизма является необходимость исследования данного института как определенного динамически изменчивого состояния политической борьбы.

Второй признак должен отражать исчерпывающий перечень сфер, подверженных экстремистским посягательствам. С нашей точки зрения, это сферы, направленные на обеспечение общественной безопасности, нормального функционирования конституционного строя, а также мира и безопасности человечества.

Третий признак включает в себя мотивацию совершения преступления.

В качестве таковой должны рассматриваться политическая, идеологическая, расовая, национальная и религиозная мотивации.

Обоснование второго и третьего признака будет дано в рамках параграфа, посвященному концептуальным особенностям уголовно-правового противодействия экстремизму.

Полагаем, что изучаемое явление в связи с повышенным уровнем его общественной опасности предопределяет выход за рамки правового поля, что указывает на противоправный характер экстремизма, о чем свидетельствует наличие норм, регламентирующих ответственность за различные проявления экстремизма, как в Уголовном кодексе РФ1, так и в Кодексе РФ об административных правонарушениях2. Следовательно, с учетом этимологических особенностей экстремизм должен восприниматься как переход за крайнюю границу дозволенного и рассматриваться как исключительно противоправное поведение. В рамках определения характера и уровня противоправности экстремизма нами был задан вопрос респондентам: «Экстремизм является исключительно преступной деятельностью либо возможны и иные формы его проявления?» Доминирующая масса респондентов – 83,1% – определили экстремизм как преступную форму деятельности, при этом ассоциируя экстремизм с террористическими актами, совершением насильственных преступлений, основанных на экстремистской мотивации; 11,7% Собрание законодательства РФ. 1996. № 25, ст. 2954.

Там же. 2002. № 1, ч. I, ст. 1.

– затруднились с ответом, ссылаясь при этом на свою правовую неграмотность, однако воспринимая экстремизм в целом как негативное противоправное явление.

Лишь 5,2% проинтервьюированных отметили необходимость разграничения экстремизма на преступный и непреступный в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного деяния. Доктринальные подходы, проанализированные нами выше, также свидетельствуют о том, что основная масса ученых рассматривает экстремизм в первую очередь как преступную деятельность1.

В свете сказанного выше необходимо различать экстремизм в рамках Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и его преступные формы, указанные в Уголовном кодексе РФ2. Исходя из характера и степени общественной опасности экстремистских проявлений, предлагаем в рамках последнего использовать словосочетание «преступный (криминальный) экстремизм». Схожий подход уже давно реализован в смежных отраслях права, давно устоялся и показал свою эффективность при реализации соответствующих норм права3.

Данный механизм позволит разграничивать экстремизм как запрещенный вид деятельности на преступный и административно-правовой проступки. Кроме того, это исключит существующие дискуссии по этимологическому содержанию рассматриваемого явления и предоставит возможность более четкого определения его границ.

По этой причине предлагаем выделять четвертый признак: экстремизм – это исключительно преступная деятельность.

В доктрине ведется также полемика о соотношении понятий «экстремизм»

и «экстремистская деятельность». Рассмотрение данного вопроса целесообразно См.: Макаров Н.Е., Дондоков Ц.С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. № 11; Узденов P.M. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 7; Бирюков В.В.

В отношении изменений, внесенных в Федеральный закон № 114 «О противодействии экстремистской деятельности» // Военно-юридический журнал. 2007. № 12. С. 22; и др.

При проведении интервьюирования по вопросу: «Как вы воспринимаете экстремизм: как преступление или административное правонарушение?» 96,2% опрошенных отметили, что экстремизм – это преступное поведение.

Например, примечание 1 к ст. 158 УК РФ закрепляет понятие «хищение», а ст. 7.27 КоАП – «мелкое хищение», ст. 213 УК РФ – «хулиганство», ст. 20.1 КоАП – «мелкое хулиганство».

начать с анализа законодательного подхода по данному вопросу. Так, Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в статье 1 соотносит эти понятия как синонимичные, что и предопределяет наличие первого подхода. Представленную точку зрения поддерживают основная масса ученых, оставляя ее обоснование на откуп законодателю, лишь ссылаясь при этом на статью 1 вышеназванного Закона1.

Второй подход, существующий в науке и, с нашей точки зрения, являющийся наиболее верным, устанавливает, что рассматриваемые понятия не могут быть синонимичными по причине разного содержания2. Полагаем, что он четко соответствует признакам, вложенным нами в выработанную авторскую дефиницию «экстремизм», определяющую это явление, в первую очередь, как «отрицательное негативное состояние», которое в дальнейшем находит свое выражение в экстремистской деятельности в виде совершения преступлений, содержащих в себе признаки экстремизма. Полагаем, что экстремистская деятельность – это и есть следствие экстремизма, то есть материальное выражение состояния преступной политической борьбы.

Обращаясь к этимологии, хотелось бы констатировать, что наиболее существенным недостатком современного восприятия экстремизма с учетом положений, закрепленных в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности»3, является использование термина «экстремизм» как синонима словосочетания «экстремистская деятельность», о чем прямо указано в статье 1 вышеназванного закона, закрепляющей основные понятия.

Суффикс «-изм» при формировании самостоятельных слов используется по нескольким направлениям.

Гриненко А.В. Понятие и классификация преступлений экстремистской направленности // Российская юстиция. 2012. № 3. С. 32–34; Экстремизм в среде петербургской молодежи: анализ и проблемы профилактики / под ред. А.А. Козлова. СПб., 2003. С. 15; Агапов П.В. Преступления экстремистской направленности: вопросы толкования и практики // Законность. 2011. № 10.

С. 13–15; и т.д.

Залужный А.Г., Беляева Т.Н. Экстремизм: современные представления об общественной опасности // Современное право. 2012. № 6. С. 7–10.

Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3031.

Во-первых, существительные с суффиксом «-изм» называют общественнополитические и научные направления, системы, качества, склонности, связанные с тем, что названо мотивирующим словом1.

Во-вторых, суффикс «-изм» под ударением при добавлении к существительному образует существительное мужского рода со значением идейного течения, направления мысли, стиля, характера действия и т. п.2 Еще одним распространенным толкованием суффикса «-изм» является, то, что он образует существительные, обозначающие состояния, качества, названия учений и общественных течений3.

Вышеуказанные подходы к образованию слов с суффиксом «-изм» указывают на невозможность использования терминов «экстремизм» и «экстремистская деятельность» в качестве синонимов. Мы считаем, что в основу определения признаков экстремизма должен быть положен подход, объясняющий экстремизм как определенное состояние (идеология), включающее в себя конструктивные признаки рассматриваемого явления. Считаем, что предлагаемый нами подход поддерживает и законодатель. Именно по этой причине было изменено название ст. 205 УК РФ с «Терроризм» на «Террористический акт». В выводах по главе на основе выделяемых нами признаков сформулирована авторская дефиниция «экстремизм».

При рассмотрении особенностей современного экстремизма особое внимание, на наш взгляд, необходимо уделить соотношению экстремизма и терроризма.

С середины 90-х годов произошел качественный скачок в численности, масштабности и уровне социальной опасности террористических проявлений в стране. События в Буденновске, Кизляре, взрывы домов в Москве и других городах России, «Норд-Ост», террористические акции с многочисленными жертвами в Беслане, Нальчике, Назрани показали, что терроризм представляет собой реальную угрозу Российскому государству4.

Правила синтаксиса и грамматики. М., 1985. С. 94.

Правила синтаксиса и грамматики. М., 2003. С. 197.

Там же. С. 198.

См.: Анализ мотивации преступлений террористического характера: аналитический обзор В настоящее время как в нормотворческой, так и в научной деятельности не существует однозначного подхода к оценке соотношения понятий «терроризм» и «экстремизм». Проблема их разграничения в юридической науке связана с отсутствием четкого научно обоснованного разграничения вышеуказанных категорий.

Чтобы понять особенности терроризма, в первую очередь необходимо обратиться к его этимологическому содержанию.

Слово «террор» происходит от латинского» «terror», что означает «страх», «ужас».

В Толковом словаре В.И. Даля терроризм1 соотносится с методами преступной деятельности, связанными с устрашением смертью либо казнью.

В Словаре русского языка С.И. Ожегова под ним понимается физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам2. Несомненно, такое определение сужает понятие терроризма и относит его к различного рода проявлениям в форме насилия в отношении политических противников, не учитывая того, что акты терроризма могут осуществляться в отношении граждан.

Принимая во внимание этимологические особенности рассматриваемого понятия, целесообразно отметить, что одним из конструктивных признаков терроризма выступают методы борьбы, связанные с посягательствами на жизнь и здоровье и порождающие страх у неограниченного числа лиц.

В рамках исследования данного вопроса в целях определения соотношения рассматриваемых категорий нами будет проведен анализ как нормативных правовых актов, так и существующих научных подходов к указанной проблеме.

Изложение этого вопроса целесообразно начать с анализа нормативных правовых актов, определяющих соотношение понятий «терроризм» и «экстремизм».

ВНИИ МВД России. М., 2008.

См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М., 1985. Т. 4. С. 401.

См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988.

Основополагающим документом среди изученных правовых источников является, на наш взгляд, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года1. Само название документа предполагает существование рассматриваемых дефиниций как самостоятельных, различающихся между собой.

В частности, под терроризмом понимается какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в Приложении к настоящей Конвенции, а также любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения.

Экстремизмом признается какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них2.

Анализ вышеуказанных определений указывает на наличие особенностей рассматриваемых дефиниций, что свидетельствует о возможности их существования как самостоятельных институтов.

Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом: заключена в г. Шанхае 15 июня 2001 года // Собрание законодательства РФ. 2003. № 41, ст. 3941.

Там же.

Однако на основе положений, закрепленных в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», можно сделать вывод о том, что терроризм рассматривается как разновидность экстремизма. На нормативном уровне принят ряд самостоятельных правовых актов, направленных на борьбу с ним (например, 15 февраля 2006 г. подписан Указ Президента РФ № 116 «О мерах по противодействию терроризму»1, а 6 марта 2006 г. принят Федеральный закон № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»2).

В соответствии с вышеуказанным Федеральным законом терроризм трактуется как идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий3.

Хотя приведенное определение является, на наш взгляд, весьма спорным, в нем закреплена его концептуальная особенность – указание на цель (воздействие на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями).

Политический характер терроризма нашел свое отражение в ряде научных исследований по данной проблематике. Например, А.Э. Жалинский предлагает рассматривать терроризм как насильственный способ изменения существующего порядка4, тем самым придавая исследуемому явлению политическую окраску. По мнению А.И. Долговой, терроризм – это один из специфических видов насилия, используемых в процессе экстремистской деятельности, направленной на подрыв конституционного строя в двух аспектах: против конституционных прав и свобод человека и гражданина и конституционной власти5. Ю.И. Авдеев рассматривает терроризм как особое общественно-политическое явление6.

Собрание законодательства РФ. 2006. № 8, ст. 897.

Собрание законодательства РФ. 2006. № 11, ст. 1146.

См. там же.

См.: Круглый стол журнала «Государство и право»: Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 1995. № 4. С. 23–24.

См.: Долгова А.И., Гуськов А.Я., Чуганов Е.Г. Проблемы правового регулирования борьбы с экстремизмом и правоприменительной практики. М., 2010. С. 80.

См.: Авдеев Ю.И. Терроризм как социально-политическое явление // Современный терроризм:

Е.П. Сергун указывает, что терроризм присущ исключительно сфере политических отношений. Существование терроризма без явного наличия политических противоречий по своей природе невозможно, что и определяет его цели.

Именно в этом усматривается его непосредственная связь с таким более широким психолого-политическим явлением, как экстремизм1. Соглашаясь с мнением ученых, считаем необходимым отметить, что одним из признаков терроризма является его политизированность, выражающаяся в состоянии насилия и практике воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями.

Считаем ошибочной точку зрения ряда ученых, утверждающих, что «экстремизм может проявляться и вне политики»2. Мы согласны с тем, что экстремизм не может быть «неполитическим», равно как и наиболее радикальное его проявление – терроризм3.

Еще одной отличительной чертой терроризма как самостоятельной разновидности экстремистских проявлений является особенность объектов психофизического насилия. Последние не участвуют в конфликте террористов и «третьей стороны», могут часто даже не знать о таком конфликте. Жертвы непосредственно террористического насилия всегда неповинны в террористическом преступлении4. По этой причине считаем, что следующим признаком терроризма является устрашение населения в форме совершения преступлений, направленных на подрыв общественной безопасности, конституционного строя и мира и безопасности человечества.

Экстремизм не заканчивается лишь выдвижением каких-либо идеологий. Он в том числе включает в себя и совершение соответствующих действия, направленных состояние и перспективы / под ред. Е.И. Степанова. М., 2000. С. 41–42.

См.: Сергун Е.П. Экстремизм в российском уголовном праве: дис. … канд. юрид. наук. Тамбов, 2009. С. 39.

Жээнбеков Э.Т. Уголовно-правовые и криминологические меры противодействия религиозному экстремизму: по материалам Кыргызской Республики: дис.... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 19.

См.: Сергун Е.П. Экстремизм в российском уголовном праве: дис. … канд. юрид. наук. Тамбов, 2009. С. 51.

См.: Долгова А.И., Гуськов А.Я., Чуганов Е.Г. Проблемы правового регулирования борьбы с экстремизмом и правоприменительной практики. М., 2010. С. 76.

на достижение выдвинутых целей. Причем, по нашему мнению, основными целями современного терроризма являются борьба за власть и передел экономических ресурсов, что и должно рассматриваться в качестве еще одного его признака. Терроризм можно представить как неотъемлемую часть экстремизма, его наиболее яркое и действенное проявление в социально-политической и экономической жизни общества и государства1.

Учитывая специфический характер террористической деятельности, в доктрине доминирующее множество ученых определяют терроризм как крайнюю форму экстремизма. Например, по мнению Ю.С. Горбунова, терроризм является разновидностью экстремистских проявлений2.

В.А. Мальцев, определяя экстремизм как идеологию, политику и практику наиболее реакционных сил, от ультраправых до ультралевых, указывает на то, что вышеуказанные силы в политической борьбе за власть придерживаются крайних мер и средств насилия, вплоть до уничтожения противника, где наиболее опасным в современных условиях является националистический терроризм3.

Вышеуказанные обстоятельства предопределяют возможность соотношения терроризма и экстремизма как части и целого. По мнению С.Н. Фридинского, экстремизм по своему содержанию значительно шире понятия «терроризм», поскольку террор является одним из инструментов достижения поставленных политических целей4. Данный подход нашел свое отражение и в работе А.Ф. Истомина и Д.А. Лопаткина5. А.А. Хоровинников также соотносит экстремизм и терроризм как общее и частное: первый – образует своеобразную идеологическую основу террористическим действиям, а второй – определяется совокупностью крайних См.: Тамаев Р.С. Уголовно-правовое и криминологическое обеспечение противодействия экстремизму: монография. 2-е изд. М., 2008. С. 40.

См.: Горбунов Ю.С. К вопросу о правовом регулировании противодействия терроризму // Журнал российского права. 2007. № 2. С. 38–44.

См.: Мальцев В.А. Основы политологии: учебник для вузов. М., 1997. С. 237.

См.: Фридинский С.Н. Борьба с экстремизмом: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. С. 24–25.

См.: Истомин А.Ф., Лопаткин Д.А. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005.

№ 7. С. 9.

установок (обоснованием применения насилия) для достижения политических целей нелегитимным способом1.

Проведенный нами опрос о соотношении терроризма и экстремизма как части и целого подтвердил вышеуказанный подход: 74,8% проинтервьюированных респондентов считают терроризм разновидностью экстремистской деятельности. При этом 98,6% опрошенных подтвердили, что терроризм является самой общественно опасной (крайней) формой экстремизма.

Рассматривая терроризм как наиболее радикальное проявление экстремизма, следует определить пределы его крайности.

Если сам феномен экстремизма рассматривается как крайность, то терроризм должен определяться как крайность крайности, выступающая скорее логическим, но не обязательным развитием экстремизма2. Поэтому современные дефиниции, отражающие сущность терроризма, включают в себя критерии крайности терроризма, определяющие его специфические черты с учетом целей и средств их достижения.

Так, по мнению В.В. Журавлева, целью терроризма являются исключительно политические результаты, а методы достижения поставленных целей обязательно связаны с применением насилия3.

Учитывая исключительную политизированность современного терроризма, для подтверждения его сущности, содержащейся в целях и способах их достижения, считаем целесообразным обратиться к достижениям политологии в данной области. В рамках этой науки терроризм понимается как особая форма политического насилия, характеризующаяся жестокостью, целенаправленностью и кажущейся эффективностью4, что еще раз указывает на специфическую цель, присущую непосредственно всем преступлениям экстремистской направленности, и См.: Хоровинников А.А. Экстремизм как социальное явление: философский анализ: дис....

канд. филос. наук. Саратов, 2007. С. 11.

См.: Бояр-Созонович Т.С. Международный терроризм: политико-правовые аспекты. Киев;

Одесса, 1991. С. 28.

См.: Журавлев В.В. Этот неуловимый терроризм // Россия в условиях трансформации ФРПЦ.

M., 2001. Вып. 15–16. С. 82.

См.: Политология: энциклопедический словарь / под ред. Ю.И. Аверьянова [и др.]. М., 1993.

С. 372.

конструктивный признак терроризма, характеризующий способы достижения желаемого результата.

Научные достижения зарубежных ученых по данной проблеме также указывают на политическую составляющую терроризма.

Обязательными компонентами терроризма, по мнению германских исследователей, являются: а) наличие политической цели, б) целенаправленное применение насилия для устрашения, в) наличие организационной структуры, г) общественная изоляция субъектов террористической деятельности1.

Польские юристы рассматривают терроризм как деятельность некоторых экстремальных групп, пытающихся с помощью политических убийств, похищения заложников, угонов самолетов и других подобных актов обратить внимание общественности на выдвигаемые ими лозунги или заставить правительства пойти им на уступки2.

Согласимся с мнением В.Н. Томалинцева, отмечающего, что из крайностей экстремального берет начало экстремизм, из крайностей экстремизма вырастает терроризм, который, в свою очередь, сам начинает расслаиваться на все более многообразные и сложные формы, эволюционирующие от отдельных актов террора фанатиков-одиночек, группового и государственного терроризма до транснациональных мафиозно-террористических структур.

Из вышеизложенного следует, что терроризм является лишь одним из инструментов экстремистской деятельности и должен рассматриваться как разновидность экстремизма.

При этом терроризм имеет еще один специфический признак – это мотивация террористической деятельности. В современной доктрине как раз мотивация и является критерием, положенным в основу выработки типологий терроризма.

См.: Пфаль-Траугзер А. Правый терроризм в ФРГ // Актуальные проблемы Европы. 1997. № 4.

С. 130–135.

См.: Борьба с преступностью за рубежом (по материалам зарубежной печати) // Ежемесячный информационный бюллетень. М., 1997. № 12. С. 3–4.

Например, политический, государственный, идеологический, военный, национальный, региональный, криминальный терроризм1.

Основными порождающими терроризм мотивами являются: самоутверждение, молодежная романтика и героизм, влечение отдельных лиц к смерти (некрофилия), мотив устрашения, мести, суицида, политические и идеалистические мотивы, а также некоторые факторы, которые стимулируют террористическую деятельность, например, получение материальных благ (корысть).

Однако наиболее распространенными являются политические мотивы. Они могут быть системными или подсистемными и мотивироваться сложными социальными силами, такими как идеология, этнонационализм, религиозный экстремизм или теневая политика государств, борющихся за политическое господство или контроль над стратегическими ресурсами. Таким образом, терроризм является планируемым курсом действий, избираемым группами и индивидуумами, преследующими определенные политические цели. Этот курс действий рассматривается его активистами (обычно лишенными власти группами или индивидуумами) как лучший, если не единственный, способ достичь таких целей2.

В качестве источников террористической мотивации могут выступать экстремистские взгляды социально-деструктивной направленности, включающие в себя искаженные националистические идеи, а также сепаратистские и религиозные концепции.

Мотив всегда предшествует умыслу, поэтому определение умысла при совершении преступлений террористической направленности, с нашей точки зрения, также имеет существенное значение при отнесении терроризма к крайней форме экстремизма, так как у него существует неразрывная связь с экстремистской мотивацией.

При совершении преступления террористического характера умысел террориста направлен: а) на создание высокой общественной опасности, возникающей См.: Зарубежный опыт антитеррористической деятельности: учебное пособие / под ред.

А.И. Гурова. М., 2000. С. 7.

См.: Анализ мотивации преступлений террористического характера: аналитический обзор ВНИИ МВД РФ. М., 2008.

в результате совершения общественно опасных действий либо угрозы таковыми (при этом он охватывает причинение смерти лицам, которые находятся вблизи места преступления); б) на публичный характер исполнения (терроризм не может существовать без широкой огласки и открытого предъявления требований); в) на преднамеренное нагнетание обстановки страха, подавленности, напряженности на общесоциальном и общегосударственных уровнях, выражающееся в определенных социально-психологических факторах, воздействующих на других лиц и вынуждающих их к каким-либо действиям или принятию условий, выдвигаемых террористами.

Формирование умысла на совершение преступления террористического характера, а также возникновение условий, способствующих его совершению, – нередко длительный и чаще всего скрытый процесс. Во многом он зависит от сущности замышляемого преступления, интенсивности и конкретных форм проявления преступного умысла, характеристики лица или лиц, замышляющих преступление террористического характера, наличия или отсутствия условий, способствующих совершению замышляемого преступления указанной категории1.

Отметим, что субъекты актов терроризма неоднородны как в мотивах совершенных ими действий, так и в чертах своего характера и целях, которые они преследуют, в том числе и в тех случаях, когда цели ими осознаются. Но есть, конечно, и общие черты, такие, например, как эмоциональная холодность и бесчувственность, неумение сопереживать и поставить себя на место другого, но в то же время крайняя чувствительность к нежелательным внешним воздействиям и ранимость, а также агрессивность и жестокость, неумение контролировать свои поступки и сдерживать свои эмоции. Психологическое изучение подобных личностей показывает, что они по большей части злопамятны, нежелательные эмоции как бы «застревают» в них, они долго, иногда всю жизнь, хранят старые См.: Выявление закономерностей формирования умысла на совершение преступлений террористического характера: методические рекомендации. М., 2008.

обиды, даже те, которые имели место в детстве, и когда причины, их вызвавшие, давно исчезли1.

Подводя итог соотношению рассматриваемых негативных явлений, согласимся с мнением Д. Назирова, который указывает, что экстремизм и терроризм являются причиной социально-экономических кризисов, деформации политических и социальных институтов2.

Говоря о терроризме, мы имеем в виду не только ст. 205 УК РФ, устанавливающую ответсвеность за акт». Так, в «Террористичечский соответствии с примечанием к ст. 2051 «Содействие террористической деятельности» к преступлениям террористической направленности относятся деяния, закрепленные в ст. 205, 2051, 2052, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» в преамбуле также указывает на то, что в целях уголовноправового обеспечения противодействия терроризму и в интересах выполнения международных обязательств Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает ответственность за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205, 2051, 2052, 206, 208, 211, 220, 221, 227, 277, 278, 279, 360 УК РФ3, что дает нам основание относить их к рассматриваемой группе. Статья 24 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» также закрепляет перечень этих преступлений. Федеральный закон от 02.11.2013 № 302-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

расширяет их перечень путем криминализации новых деяний в ст. 2053 УК РФ «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности»; ст. 2054 УК РФ «Организация террористического сообщества и участие в См.: Анализ мотивации преступлений террористического характера: аналитический обзор ВНИИ МВД России. М., 2008.

См.: Назиров Д. Проблемы терроризма, религиозного экстремизма и пути их преодоления:

дис.... д-ра филос. наук. Душанбе, 2009. С. 121.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 4.

нем»; ст. 2055 УК РФ «Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации»1.

Представляется, что без законодательного разграничения понятий «терроризм» и «экстремизм», в том числе в УК РФ, сложно будет преодолеть существующее расширительное толкование отдельных насильственных актов политической направленности как проявлений терроризма2. В этой связи нами предложено авторское определение терроризма, нашедшее свое закрепление в выводах по главе. Современное состояние терроризма указывает на необходимость подрыва финансовых потоков, питающих террористическую деятельность. Ранее нами уже предлагались меры, направленные на подрыв экономических основ экстремистских проявлений, которые необходимо реализовать и в рамках предупреждения терроризма, учитывая, что рассматриваемое явление выступает крайней формой проявления экстремизма.

§ 2. Виды экстремизма и их характеристика В современной науке выделяется значительное количество типологий и разновидностей экстремизма, ни одна из которых не нашла своего четкого закрепления на нормативном уровне. Мы согласны с мнением ряда современных ученых, отмечающих, что классификация экстремизма на различные виды и типы является условной3. Рассмотрим некоторые из существующих типологий.

Так, Б.А. Мыльников представляет примерную типологию рассматриваемого социального явления с учетом мотивации экстремистского поведения. По этому критерию он предлагает выделять: международный экстремизм, государстФедеральный закон от 02.11.2013 № 302-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». ресурс].

[Электронный URL:

http://pravo.gov.ru:8080/page.aspx?66664 (дата обращения: 03.11.2013).

См.: Устинов В.В. Экстремизм и терроризм. Проблемы разграничения и классификации // Российская юстиция. 2002. № 5. С. 34–36.

См.: Маркова Ю.В. Предупреждение преступлений, совершаемых группами несовершеннолетних экстремистской направленности: дис.... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008. С. 20.

венный экстремизм, политический экстремизм, религиозный экстремизм1, националистический (межнациональный, этнорасовый) экстремизм, общеуголовный экстремизм, криминальный экстремизм, экономический экстремизм2.

По мнению Р.С. Тамаева, в науке выделяют три основные формы исследуемого явления: политический, национальный и религиозный3.

P.M. Афанасьева предлагает классификацию, основанную на характере деятельности и сферах его проявления: личностно-бытовой, экономический, политический, национальный, религиозный4.

О.В. Кнительшот считает целесообразным выделение экономического, националистического, в области культуры, религиозного и экологического экстремизма5.

Н.А. Романов предлагает несколько типологий экстремизма в зависимости от объектов и субъектов воздействия последнего. В частности, по объектам воздействия ученый выделяет внешний и внутренний; по субъектам – государственный, организационно-групповой, индивидуальный6.

A.B. Сериков также указывает на наличие нескольких разновидностей экстремизма, устанавливая при этом различные основания их классификации. Первая классификация основана на характере влияния на межгосударственные отношения и гражданской принадлежности экстремистов и включает в себя внутренний и международный. Вторая – на методах воздействия: с применением физического Такой экстремизм может быть сектантским и этнорелигиозным. Его характерным признаком является наличие религиозно-идеологической доктрины, на основе которой развиваются экстремистские взгляды. Лидеры групп, соответствующих этому типу экстремизма, стремятся «овладеть умами» большого количества людей.

При этом могут преследоваться разные цели:

как политические, например захват власти, так и завладение различными материальными ценностями.

См.: Мыльников Б.А. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: криминологический и уголовно-правовой аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.

С. 7–8.

См.: Тамаев Р.С. Уголовно-правовое и криминологическое обеспечение противодействия экстремизму: монография. М., 2008. С. 24.

См.: Афанасьева P.M. Социокультурные условия противодействия экстремизму в молодежной среде (социально-философский анализ): дис.... канд. филос. наук. М., 2007. С. 26.

См.: Кнительшот О.В. Система противодействия политическому экстремизму в современном российском обществе: дис.... канд. соц. наук. Саратов, 2006. С. 57–58.

См.: Романов H.A. Политический экстремизм как угроза безопасности страны. М., 1997. С. 118.

или психического насилия, сопряженный с уничтожением имущества. Третья – на целях: сплачивающий, демонстрационный, конфронтационный, провокационный.

В основу последней классификации положены средства, используемые при осуществлении экстремистских акций – традиционный и технологический1.

В.В. Витюк и С.А. Эфиров выделяют международный, государственный и внутренний экстремизм2. Н.Г. Иванов различает рациональный и иррациональный виды экстремизма3. Е.П. Сергун – правый и левый экстремизм4.

Как видим, вышеназванные типологии разнообразны и по критериям их деления, и по их познавательной направленности. Предложенные виды экстремизма затрагивают различные стороны изучаемого явления и способствуют более глубокому его познанию5. Однако они не исчерпывают в полном объеме сущности изучаемого явления, что и порождает возникновение в доктрине и в реальной жизни все новых и новых видов экстремизма.

В рамках проводимого исследования мы уделим внимание как наиболее распространенным и общепринятым, так и вновь возникшим разновидностям экстремизма.

Религиозный экстремизм. Отметим, что в доктрине (на теоретическом уровне его изучением занимались В.А. Бурковская6, Н.В. Степанов7, Д.В. Новиков8, См.: Сериков A.B. Молодежный экстремизм в современной России: динамика и отражение в общественном мнении у студентов (на примере Ростовской области): дис.... канд. соц. наук.

Ростов н/Д, 2005. С. 54–56.

См.: Витюк В.В., Эфиров С.А. «Левый» терроризм на Западе: история и современность / отв.

ред. Г.В. Осипов. М., 1987. С. 320.

См.: Иванов Н.Г. Нюансы уголовно-правового регулирования экстремистской деятельности как разновидности группового совершения преступлений // Государство и право. 2003. № 5. С. 42.

См.: Сергун Е.П. О криминологическом понимании правого и левого экстремизма // Российский криминологический взгляд. 2012. № 3. С. 228–233.

См.: Никитин А.Г. Экстремизм как объект общетеоретического и общеправового анализа:

дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2010. С. 36.

См.: Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические основы противодействия. М., 2007.

См.: Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом: дис.... канд. юрид. наук. М., 2003.

См.: Новиков Д.В. Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе: методы противодействия: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2002.

Т.А. Скворцова1, О.А. Русакова2, В.Н. Арестов3 и др.) и в законодательстве не существует единого подхода к понятию вышеуказанной разновидности экстремизма.

Упоминание о нем присутствует, в частности, в Указе Президента РФ от 12 мая 2009 года № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»4 и в Федеральном законе РФ от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»5. Это говорит об обеспокоенности государства опасностью и развитием религиозного экстремизма и указывает на потребность изучения и выработки критериеобразующих признаков рассматриваемой разновидности экстремистских проявлений.

О необходимости изучения религиозного экстремизма также свидетельствует ежегодный рост конфликтов, основанных на религиозной неприязни. По мнению С.В. Иванеева, всякая религиозная система как результат антагонистических социальных условий в своем содержании имеет (и сохраняет) недружелюбное, а то и откровенно враждебное отношение к другим религиям.

Это отношение, получая гипертрофированные формы, может экстраполироваться на целые сообщества, находящиеся вне данного религиозного культа6.

Примером может стать возникновение ваххабитского течения в республике Дагестан. За весьма непродолжительное время (1996-1999 гг.) всего восемь его представителей привлекли в свою организацию несколько тысяч человек и вооруженным путем предприняли попытку создать независимое государство7.

Основной причиной этого, на наш взгляд, является стремление к исключительности и абсолютизации соответствующей религии, что порождает нетерпимость к оппонентам – представителям иных религий.

См.: Скворцова Т.А. Религиозный экстремизм в контексте государственно-правового обеспечения национальной безопасности современной России: дис.... канд. полит. наук. Ростов н/Д, 2004.

См.: Русакова О.А. Этнорелигиозный экстремизм как социальное явление в российском обществе (на примере Северо-Кавказского региона): дис.... канд. соц. наук. М., 2004.

См.: Арестов В.Н. Религиозный экстремизм: содержание, причины и формы проявления, пути преодоления: дис. … канд. филос. наук. Киев, 1984.

Собрание законодательства РФ. 2009. № 20, ст. 2444.

Собрание законодательства РФ. 2002. № 30, ст. 3031.

См.: Иванеев С.В. Экстремизм, фундаментализм и терроризм под флагом ислама // Военноюридический журнал. 2010. № 12. С. 18–22.

См.: Васильев Э.А. Система научного обеспечения противодействия экстремизму в ОВД России и формы ее совершенствования // Научный портал МВД России. 2010. № 1. С. 23–29.

В многоконфессиональных обществах массовая религиозность граждан выступает потенциальным источником конфликта. Это обстоятельство имеет особое значение для безопасности России, что на законодательном уровне находит свое отражение в регулировании религиозных отношений с помощью специально принятых для этого нормативных правовых актов.

Так, в соответствии с Федеральным законом от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»1 религиозные объединения могут создаваться только в целях совместного исповедания и распространения веры. Однако деятельность религиозного объединения может быть приостановлена, религиозная организация ликвидирована, а деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом.

Вышеуказанная норма носит ссылочный характер и направляет нас к Федеральному закону от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», устанавливающему возможные критерии религиозного экстремизма и запрещающему создание и деятельность религиозных объединений, их организаций, цели и действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности2.

Отметим, что в 2002 году была предпринята попытка выработки самостоятельного закона «О противодействии пропаганде религиозного экстремизма в Российской Федерации»3 (автор законопроекта – В.И. Зоркальцев). Под экстремизмом в нем предлагалось понимать деятельность граждан, а также политических, общественных, религиозных и иных объединений и их членов, включая пропаганду, призывы и действия, направленные на: нарушение общественной безопасности и общественного порядка, подрыв безопасности государства;

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации; изменение светского характера государства, Собрание законодательства РФ. 1997. № 39, ст. 4465.

Собрание законодательства РФ. 2002. № 30, ст. 3031.

Проект федерального закона «О противодействии пропаганде религиозного экстремизма в Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: http://cddk.ru/gos_i_religia/law/pr/extr/zorkextr/001.htm (дата обращения 26.09.2012).

системы общегосударственного светского образования и замену норм законодательства Российской Федерации нормами религиозного права; создание вооруженных формирований; пропаганду войны, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни и нетерпимости, человеконенавистничества; пропаганду неравноправия и дискриминации граждан по признаку их расовой, национальной, религиозной или половой принадлежности; принуждение к разрушению семьи, ущемление прав семьи и ее членов; посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их деятельностью возбуждающих, наркотических и психотропных средств, техник гипнотического воздействия, нелегальным использованием медицинских и фармакологических препаратов, совершением развратных и иных противоправных действий; использование насилия, шантажа, подкупа, ложных доносов, психологического давления, злонамеренных телефонных звонков, угрозы причинения вреда жизни, физическому и психическому здоровью, имуществу и иных противоправных действий; дачу заведомо ложных сведений в целях привлечения в данное объединение новых членов или удержание лиц, желающих выйти из данного объединения; склонение к развратным действиям, членовредительству, самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствование получению обязательного светского образования; воспрепятствование законной деятельности государственных органов и должностных лиц, а также признанных государством политических, общественных, религиозных и иных объединений, а равно призывы к незаконной ликвидации указанных объединений; побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий1.

–  –  –

Согласимся с мнением Р.М. Узденова, что столь объемная дефиниция дает основания относить к экстремизму все деяния, запрещенные как Кодексом об административных правонарушениях, так и УК РФ1.

Особого внимания заслуживает региональная правовая база, направленная на борьбу с проявлениями религиозного экстремизма, существующая в республиках Северного Кавказа. В частности, в Кабардино-Балкарской Республике принят Закон КБР «О запрете экстремистской религиозной деятельности и административной ответственности за правонарушения, связанные с осуществлением религиозной деятельности»2, в Республике Дагестан – Закон «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан»3. Вышеуказанные нормативные правовые акты фиксируют правовые инструменты противодействия религиозному экстремизму на территориях указанных республик, закрепляют понятия экстремистской религиозной деятельности, а также составы правонарушений, на основании которых религиозное объединение может быть ликвидировано или запрещено.

Ряд ученых в рамках религиозного экстремизма выделяют некоторые его разновидности, придавая ему исключительно исламский оттенок. Необходимость обсуждения настоящей проблемы вытекает в первую очередь из того, что ислам как мировая религия занимает в настоящее время второе место в мире (после христианства) по числу своих приверженцев.

Одной из разновидностей религиозного экстремизма выступает ваххабитско-религиозный экстремизм. Его особенностью является вовлечение возможно большего числа верующих в образуемую религиозную группу для дальнейшей ее идеологической эксплуатации и достижения искомого социокультурного кризиса.

Ваххабизм как логически завершенное вероучение формирует так называемый суррогат ислама, внешне его воспроизводящий, но в принципе являющийся его концептуально противоположным аналогом. Этот суррогат возникает параллельСм.: Узденов Р.М. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия: дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 54.

См.: Пятин С.Ю. Комментарий к Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (постатейный) // СПС «Гарант». 2006.

См. там же.

но исламу и, конкурируя с ним, выдает себя за его единственно правильное направление, монопольно претендуя на религиозную истину1.

Одно из важных образующих положений в идеологии ваххабитов – джихад, который трактуется как вооруженная борьба за веру. Ведение джихада в отношении неверных (кафиров) вменяется в обязанность каждому мусульманину. Поскольку кафирами объявляются все, кто не согласен с ваххабитами, то джихад ведется против всех неваххабитов, но, в первую очередь, против мусульман, не разделяющих мировоззренческие установки приверженцев «чистого ислама». Убеждение ваххабитов в том, что их противники – кафиры, даже если формально они мусульмане, оправдывало нетерпимость и жесткость по отношению к ним. Одновременно такой фанатизм сплачивал и дисциплинировал ваххабитов, создавая религиозно-идеологическое обоснование антиисламским по своему духу и характеру действиям. Благодаря этому учение аль-Ваххаба с самого начала стало идеологией военной экспансии и грабительского набега2.

К субъектам России, где существует потенциальная угроза его распространения, относятся зоны проживания населения, исповедующего ислам: Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея, Татарстан, Башкирия, Чувашия, Удмуртия, Марий Эл, Нижегородская, Самарская, Саратовская, Свердловская, Пензенская и Омская области. Небольшие общины мусульман проживают в Москве, Санкт-Петербурге, в Ростовской области, на территории Краснодарского и Ставропольского краев3.

Исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что в современных условиях религиозный экстремизм воспринимается, как правило, в виде экстремизма, основанного на исламе. Однако традиционный ислам понимается как отправление религиозного культа, передаваемого от предшествующего поколения и наследуемого последующим с соблюдением специальных правил передачи, учиСм.: Алиев М.А. Характер общественной опасности ваххабитско-религиозного экстремизма и его уголовно-правовое определение // Российский следователь. 2008. № 5. С. 17–18.

См.: Фридинский С.Н. Религиозный экстремизм как идеология, используемая при совершении преступлений экстремистской направленности // Российский следователь. 2008. № 12. С. 25.

См.: Иванеев С.В. Экстремизм, фундаментализм и терроризм под флагом ислама // Военноюридический журнал. 2010. № 12. С. 18–22.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«правовыми актами Ленинградской области; затребование с заявителя при предоставлении государственной услуги платы, не предусмотренной нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами Ленинградской области; отказ органа социальной защиты...»

«АЛИЕВ ХАЯЛ МУБАРИЗ ОГЛЫ ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ КОНСУЛЬСКИМ УЧРЕЖДЕНИЕМ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ Специальность: 12.00.10 – Международное право, Европейское право. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«"21-й ВЕК", № 4 (24), 2012г. В.Согомонян 2. Латентное приказывание, материализующееся путем условного диалога подданных и носителей власти. Здесь, при помощи специально конструируемой ситуации, инсценируется диалог, идентифицирующийся присутствующими...»

«Рудольф Риббентроп Мой отец Иоахим фон Риббентроп. "Никогда против России!" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11634403 Мой отец Иоахим фон Риббентроп. "Никогда против России!": Яуза-пресс; Москва; 2015 ISBN 978-5-9955-0802-1 Аннотация "Настоящее издание моей книги на русск...»

«Контур-Отчет ПФ В документе приняты следующие обозначения: совет, носит рекомендательный характер; важное сообщение. Введение Документ содержит необходимую информацию для быстрого начала работы в системе. Полный вариант документации доступен в электронном виде (вызывается при работе в системе нажатием на ссылку...»

«ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ Абрамов Ю.И., Морозова О.С., Семенов А.В. Политическая культура избирателей Рязанской области Рязань, 2013 УДК 32.001 ББК 66.0 А161 М801 С302 Печатается в соответствии с областной целевой программой "Повышение правовой культуры избирателей (участников реф...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 16 декабря 2002 г. № 160-З О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы Принят Палатой представителей 14 ноября 2002 года Одобрен Советом Республики 2 декаб...»

«Головин Никита Михайлович ФЕНОМЕН НЕПРЕОДОЛИМОЙ СИЛЫ: ЦИВИЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательс...»

«^ИС: Управление персоналом ^ДТ: 22.03.2007 ИНВАЛИДЫ: ДИСКРИМИНАЦИЯ И ЗАНЯТОСТЬ. Согласно международно-правовым нормам политика государств по отношению к инвалидам должна быть направлена на предотвращение ущемления их человеческого достоинства и социального отторжения, на создание условий для равноправного и всест...»

«Достижения в психологии Российская академия наук Институт психологии Т. Н. Ушакова РОЖДЕНИЕ СЛОВА ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ РЕЧИ И ПСИХОЛИНГВИСТИКИ Издательство "Институт психологии РАН" Москва – 2011 УДК 159.9 ББК 88 У 93...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственны...»

«ОТЧЕТ О САМООБСЛЕДОВАНИИ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ РАЗДЕЛ 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ Полное наименование общеобразовательного учреждения в соответствии с Уставом Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение основная...»

«Вестник Томского государственного университета. Право. 2013. №3 (9) ПРОБЛЕМЫ ЧАСТНОГО ПРАВА УДК 347 Е.Н. Афанасьева КАТЕГОРИЯ "ORDRE PUBLIC" В СТРАНАХ ПРЕЦЕДЕНТНОГО ПРАВА В статье рассматривается такая категория внутреннего гражданского и международного частного права, как публичный порядок. Особое внимание уделяется ос...»

«ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ОГРАНИЧЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ПОДСОЗНАНИЕ ЛЮДЕЙ ЧЕРЕЗ СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Р.В. Нутрихин, канд. юрид. наук, Юридический институт Северо-Кавказского федерального университета Среди современных информационных...»

«Серия Философия. Социология. Право. НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2013. № 9 (152). Выпуск 24 УДК 316.64:159.947.5 УТОПИЯ КАК ОБРАЗ БУДУЩЕГО И.В. ЖЕЛТИКОВА Статья посвящена рассмотрению утопии как носителя социального идеала направленного в...»

«СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЗАКАЗЧИК ОРГАН Заместитель главы Администрации города УПОЛНОМОЧЕННЫЙ НА РАЗМЕЩЕНИЕ ЗАКАЗА Шадринска, руководитель КСиА Первый заместитель главы Администрации города Т.М.Туганова Шадринска И.Н.Ксенофонтов _(подпись) (подпись) ДОКУМЕНТАЦИЯ ОТКРЫТОГО АУКЦИОНА В ЭЛЕКТРОННОЙ ФОРМЕ № 69 на...»

«УТВЕРЖДЕН Решением внеочередного Общего собрания акционеров ОАО "Группа "Илим" от "03" декабря 2010 г. (Протокол №6/2010 от "06" декабря 2010 г.) УСТАВ Открытого акционерного общества "Группа "Илим" (новая редакция) Санкт-Петербург 2010 г. СОДЕРЖАНИЕ ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЦЕЛЬ И ВИ...»

«Вестник КрасГАУ. 20 12. №11 ПРАВО И СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ УДК 340.131.6 А.В. Теплякова ЛИШЕНИЕ ПРАВА ОХРАНЫ КАК ОДНА ИЗ САНКЦИЙ ПРИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ПРАВОМ Статья является теоретико-правовым исследованием понятия "злоупотребление правом" и его последствий (санкций). Проанализированы практические примеры реализации...»

«26 декабря 2008 года N 295-ОЗ ТОМСКАЯ ОБЛАСТЬ КОДЕКС ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ Принят постановлением Государственной Думы Томской области от 18.12.2008 N 1912 Кодекс Томской области...»

«"ПОРЯДОК осуществления весового и габаритного контроля транспортных средств, в том числе порядок организации пунктов весового и габаритного контроля транспортных средств" ЗАКЛЮЧЕНИЕ К НОРМ...»

«Татьяна Никитична Толстая Невидимая дева Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8612806 Невидимая дева / Татьяна Толстая.: АСТ : Редакция Елены Шубиной; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-086707-3 Аннотация В новую книгу "Невидимая дева" вошли как известные, усп...»

«Положение о конфиденциальности ООО Корпорация ДАО соблюдает конфиденциальность всех посетителей сайта http://prodamvasdorogo.ru и www.prodazhny.ru и полностью привержена делу защиты личной информации, которую пользователи сайта предоставляют во время его посещения, получения доступа к ресурсам интернета ил...»

«Тарасов Аркадий Евгеньевич ИЗБРАНИЕ АРХИЕРЕЕВ В РУССКОЙ ЦЕРКВИ XV-XVI ВВ.: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ В настоящей статье рассматривается одна из составляющих жизни средневекового епископата Русской Православной Церкви, а именно проблема замещения опустевших архиерейских кафедр в XV-XVI вв....»

«СПИСОК ДОКУМЕНТОВ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ КРЕДИТА ПРЕДПРИЯТИЕМ (ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ ИЛИ ИНДИВИДУАЛЬНЫМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕМ). Заявка Предприятия (Юридического лица или Индивидуального предпринимателя) на получение кредита 1. по форме Банка.2. Анке...»

«DRIE Программа субсидирования нетрудоспособных граждан для компенсации роста арендной платы ОПРОСНЫЙ ЛИСТ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ОЦЕНКИ СООТВЕТСТВИЯ ТРЕБОВАНИЯМ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЛЬГОТ Заполните дан...»

«226 Г. П. ТУМАНОВА СМЕНА ЮРИДИЧЕСКИХ ПАРАДИГМ В КОНТЕКСТЕ СТРУКТУРНОЙ ИНФОРМАЦИИ СОЦИУМА Ключевые слова: рациональность, теория выбора, юридические парадигмы, мотивация, двухпороговая информаци...»

«Леворукий ребенок Леворукость веками остаётся загадкой, притягивающей внимание. Действительно, большая часть человечества праворукие и только 5-12% составляют л...»

«Пояснительная записка Нормативно-правовое обеспечение: 1. Федеральный закон Об образовании в Российской Федерации от 29.12.2012 № 273-ФЗ;2. Федеральный Государственный образовательный стандарт основного общего образования (приказ Министерства Образования и Науки РФ от 17.12.10 №1897) 3. Примерная ос...»

«Педагогические науки 105 4. изучать английский язык в виртуальной среде Second Life;5. вести переписку с зарубежными сверстниками на английском языке;6. заниматься на сайте, посвященном изучению английского языка;7. создавать свои собственные подкасты на английском языке. Над выбранным заданием студенты работаю...»

«Интернет-путеводитель по налогу на имущество физических лиц Что делать? Где взять? Сервис "Справочная информация о ставках и льготах по Узнать имущественным налогам" о налоге на На сайте www.nalog.ru в разделе "Физические лица" имущество "Граждане платят налоги" "Квартиру, дом, дачу, налог физических лиц на имущество"...»









 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.