WWW.DOC.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные документы
 


«Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г. Философия, этика, религиоведение УДК 340 Е.Д. Мелешко, Д.А. Верховский (ТГПУ ...»

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г.

Философия, этика, религиоведение

УДК 340

Е.Д. Мелешко, Д.А. Верховский (ТГПУ им. Л.Н. Толстого)

Тел.: (4872) 35-74-37; e-mail: Verhovsskiy_dima@mail.ru

МОРАЛЬ И ПРАВО КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ РЕГУЛЯЦИИ

В статье представлен анализ регулятивной функции права,

определение права в отличие от других видов социокультурных регуляций.

Представлены различные теории, рассматривающие соотношение морали и права.

Ключевые слова: право, социокультурные функции права, мораль, правовые нормы, моральные нормы, справедливость, принуждение, равенство, закон, государство, правоотношение, правоустановление, правовые, моральные и социокультурные регуляции.

В культуре функции общественных отношений осуществляют такие формы регуляций как мораль, религия, обычаи, корпоративные нормы, право.

Все они подчинены определенным нормам, выполняя соответствующие регуляции общественных отношений и в «концентрированном виде выражают объективную потребность любого общества в упорядочении действий и взаимоотношений его членов, в подчинении их поведения социально необходимым правилам. Тем самым социальные нормы выступают в качестве мощного фактора сознательного и целенаправленного воздействия социальной общности на образ, способ и формы жизнедеятельности людей» [1].

Формы социальной регуляции, таким образом, направлены на упорядочение общественного поведения, сохранение социального равновесия и общественного порядка.

В то же самое время социальные нормы отличаются друг от друга содержанием, мотивацией, ценностной составляющей. Это связано с тем, что «в процессе взаимодействия и взаимовлияния различных видов социальных норм (правовых, этических, эстетических, религиозных и т.д.) каждый из них, сохраняя свою специфику, выступает в качестве регулятора особого рода. Наряду с общими чертами социальные регуляторы имеют и свои специфические особенности, отражающие принципиальное отличие одного вида социальных норм от других. Без таких особенностей нельзя было бы вообще говорить о различных видах социальных норм и способах регуляции» [1].

Наиболее близкими по содержанию и целям являются нравственные и правовые нормы.

Нравственные нормы, имея целью регуляцию поведения личности и общества, связаны, прежде всего, с ценностными ориентирами, такими как благо, долг, добро и т.д., характеризуются только лишь личной санкционированностью поступков и образа жизни. Высшей санкцией, Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г.

определяющей поведение человека в обществе, являются совесть и общественное порицание как «индикаторы» понимания личностью и обществом таких ценностей как долг, благо, добро, справедливость.

Таким образом, нравственная регуляция определяется личностной санкционированностью поведения индивида, а также его реакцией на ценностную авторитарность и общественную оценку (отрицательную или положительную) поступка или образа жизни.

Социокультурная основа нравственной регуляции поведения очевидна, постольку поскольку она определяется уровнем культуры, образованием, воспитанием.

В истории русской философии права проблема соотношения моральной и правовой регуляции определялась наличием двух направлений: естественноправовой концепции (Новгородцев, Трубецкой) и юридическим позитивизмом (Шершеневич Коркунов). Естественное право исходило из того, что мораль, являясь гарантом справедливого и целостного общежития, выступает фактором, контролирующим право.

Основные положения естественно-правовой теории следующие: 1) право зависит от морали: оно проявляется через факт наличности нравственного сознания, «предъявляет к действительности свои особые требования и задачи»; 2) мораль есть особый способ регуляции общественных отношений, основанный на христианском идеале. В основе морали идея справедливого и целостного общежития, поэтому вне морали в данной концепции не представляется возможным существование права. Мораль, являясь «духовной скрепой» права, призвана укреплять общественную систему и одновременно контролировать право. Право, таким образом, зависимо от морали, являясь одним из коренных ее видов; 3) правовой идеал – высшее проявление нравственного сознания и означает синтез нравственного идеала и социальной нормы. Таким образом, правовая регуляция основывается на морали.

С точки зрения юридического позитивизма (Шершеневич) социокультурное поле человеческого общежития связано с государством, которое организует целесообразность поведения личности и общественный порядок. Выдвигается идея специфики юридической регуляции в рамках государственного регулирования, которые, как социальные и нравственные нормы, всегда исходят из внешнего авторитета. Ведь государство, как утверждают представители юридического позитивизма, выполняет главнейшие функции регулирования между личностью и обществом. Поэтому право представляет собой закон, закрепляющий требования государства к личности.

Отсюда принудительность государства в связи с требованиями закона выполнения юридических норм. Важнейшим фактором юридического позитивизма является наказание, определяющее мотивацию поведения индивида. Государство определяет право, государственная власть есть сила, а не право. Таким образом, по мнению Шершеневича, регулирующие функции права основываются на факторе государственного принуждения.

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г.

Социальное общежитие, по мысли Шершеневича, является формой индивидуального существования. Поэтому в государственной теории одним из главных моментов целесообразного существования общества является рассмотрение социальной и юридической регуляции, определение специфики государственного регулирования. По его мнению, социальные и нравственные нормы всегда исходят из внешнего авторитета. Государство, по Шершеневичу, занимает важное место в обществе, являясь главнейшим регулятором отношений между личностью и обществом. Право декларирует закон, закрепляющий требования государства к личности. Государство не связано с правом, а стоит над правом, государственная власть есть сила, а не право.

Этико-правовая концепция Н.М. Коркунова рассматривает соотношение нравственного и правового регулирования в рамках определения этической и правовой нормативности, которая основана на принципе разграничения интересов.

Коркунов выделяет два основных вида социокультурных норм:

технические и этические. Технические нормы проецируются на материальные цели, этические на общий интерес, которые обозначаются им как нравственные и юридические. Содержание нравственных норм связаны с идеями добра и зла и, в конечном счете, подчиняются общему принципу, который выступает как критерий оценки интересов. «Нравственные правила, по мнению Коркунова, служат высшим руководящим началом всей нашей деятельности, мерилом всех наших поступков» [2, с. 35].

Право по своему назначению и целям выступает с позиций разграничения интересов, поскольку связано с разграничением столкновений частных лиц. Конфликт интересов как содержание права диктует безусловность преодоления конфликта и, соответственно, предопределяет такую форму регуляции, которая направлена на разграничение интересов каждого лица.

Такой подход к пониманию права как разграничения интересов дает возможность Коркунову установить специфические особенности нравственной и правовой регуляции. Юридические нормы проявляются как отношение к другим, а не к самому себе, нравственные как отношение к самому себе в силу того, что оценка интересов имеет значение для отдельно взятого лица.

Соблюдение юридических норм является обязательным только при условии наличия интереса другого лица. Напротив – обязательность нравственных норм с этим не связана: нравственное долженствование существует и в отсутствии интересов другого, как фактор внутреннего убеждения, а их разграничение в качестве соотношения прав и обязанностей.

Современная либертарно-правовая теория, возникшая в 70-х гг.

прошлого столетия в СССР (В. Нерсесянц)1 основана на идее различения права и закона, что отличает ее от теорий юснатурализма (естественное право) и легизма (юридический позитивизм) [3]. Ценностная основа либертарноЭта концепция названа "либертарной" (от лат. libertas - свобода). Право, согласно данной трактовке, включает в себя (онтологически, гносеологически и аксиологически) свободу (свободу индивидов); слово же "юридический" (от лат. ius - право) в названии концепции означает "правовой" (а не "юриспруденческий"), т.е. не относящийся лишь к специальной сфере юридической науки) и использовано для обозначения отличия данного типа правопонимания, с одной стороны, от юснатурализма (от лат. ius naturale - естественное право), с другой

- от легизма (от лат. lex - закон) как обобщенного наименования всех позитивистских учений о праве».

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г.

правовой теории основана на идеалах и постулатах «Всеобщей Декларации прав человека» свободы, определяется формальным равенством и справедливостью.

Закон не является основной категорией права, а лишь следствием правовых отношений между государством и правом. Идея свободы, являясь основополагающей в правоотношениях, определяет их содержание, смысл которого представлен как соотношение между мерой свободы и уважением притязаний на свободу других, устанавливая равновесие отношений субъектов права к свободе. «Право как мера свободы и есть единство притязания (на свободу) и обязанности (не выходить за ее пределы), т.е. уважать свободу других лиц. Мера свободы (а значит и свобода вообще) может быть реализована именно и только как императивно-атрибутивное взаимодействие субъектов, единство притязания и долженствования» [3]. В то же самое время свобода коррелируется с законом: «Понятие «свобода» диаметрально противоположно понятиям «произвол», «своеволие», «насилие» … В условиях государственно-организованного общества свобода возможна и действительна лишь как право, имеющее законную силу» [4, с. 42]. Правовая норма объективируется через правосознание, правоустановление. Правовые отношения определяются мерой и обусловлены равновесием отношений субъектов к свободе, в правовой норме отражено «их централизованное (государственное) установление и поддержка, в том числе в случае необходимости посредством прямого насилия как «синтез личного и общественного начал …в границах правового подхода» [5, с. 6].

Правовые отношения основываются на авторитете государства, институционально закреплены в лоне государственных установлений, поэтому «должны обеспечиваться государством, которое и учреждается для защиты свободы членов политического сообщества», что отрицает точку зрения юридического позитивизма о том, что государство санкционирует превращение «любой социальной нормы в общеобязательную (правовую)», что способствует «применению права (принципом правотворчества и правоприменения)» [6].

Закон в свете либертарно-правовой теории представляет собой нормативный акт, «созданный особым органом посредством особых процедур».

Мораль соотносится с правом, однако мораль не имеет определяющего значения для права: «право по своей природе должно быть моральным, а неморальный социальный порядок не есть право, предполагает существование абсолютной, т.е. всегда и повсюду действительной морали» [6]. Мораль основывается в данной теории на принципах теории солидаризма.2 В то же самое время правовые отношения, присутствуя в социокультурном поле, проецируются на культуру, общественную жизнь, В первой половине XX века широкое распространение получило политико-правовое учение солидаризма, главным представителем которого был Леон Дюги (1859 -1928 ) Общество делится на классы, каждый класс выполняет свою миссию, свой долг, свою социальную функцию по обеспечению солидарности и гармонии общества. Эти социальные связи основаны на разделении труда. Сотрудничество классов в процессе разделения труда приведет к преодолению теневых сторон капитализма мирным путем, без революций.

Факт общественной солидарности, говорил Л. Дюги, осознается индивидами и порождает норму социальной справедливости: "не делать ничего, что нарушает социальную справедливость, и делать все возможное для ее реализации и увеличения". Социальная норма солидарности составляет основу всего объективного права. Общества складывается из связей, объединяющих людей на основе солидарности;

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г.

обозначая содержание правовой регуляции. Это происходит потому, что правовые отношения являются частью социальных, содержательно определяют правовые регуляции. Формальное равенство, выступая основным принципом правового регулирования «сочетает в себе содержательность, всеобщность и операциональность», что позволяет «выявить специфику права как социального регулятора, его принципиальное своеобразие». Идеи либертарно-правовой теории наиболее адекватны.

Право и другие виды социальных норм (моральные, нравственные, современным культурным вызовам, она «оказалась наиболее эффективной и сегодня она проникает во все культуры, укрепляется и постепенно вытесняет (по крайней мере, из сферы хозяйствования) иные социальные нормы», что связано с «прогрессирующим процессом освобождения людей от различных форм личной зависимости, угнетения и подавления», поэтому «все большее число людей (представители все новых слоев и классов общества) признаются формально равными субъектами права» [6] (корпоративные, эстетические, религиозные и др.) представляют собой те основные формы и средства, с помощью которых осуществляется регуляция поведения и общественных отношений людей.

Так, отличительная особенность всякой религии состоит в вере в бога как сверхъестественное существо. Эта особенность религии как формы общественного сознания определяет специфику религиозных норм и их своеобразие в качестве социального регулятора. Отсюда и такие характеристики религиозных предписаний и запретов, как их божественное происхождение (их данность непосредственно богом или пророками, служителями культа и т.д.), религиозные средства их защиты (посредством сверхъестественных наград и наказаний, религиозно-церковных кар и т.п.).

Важную роль в процессе данного вида социальной регуляции играет такая этическая категория как «справедливость». Сущность права состоит в его направленности на достижение справедливости, устранению противоречий между людьми, обеспечении порядка. Несмотря на это, в различных школах правовой мысли, право и справедливость соотносятся разным образом. С точки зрения естественно-правового подхода право должно соответствовать критерию справедливости, позитивисты же придерживаются иной точки зрения.

В российской правовой системе под правом понимается система общеобязательных норм, устанавливаемых и санкционируемых государством, а под законом – основную форму выражения и закрепления права. Указанный подход к пониманию «права» отражает взгляды сторонников юридического позитивизма, в соответствии с идеями которых отнесение нормы к категории правовой связано не с ее содержанием, а зависит от организации ее установившей.

Известный позитивист Ганс Кельзен по поводу соотношения права и справедливости говорил следующее: «То, что справедливость не может быть признаком, отличающим право от других принудительных порядков, следует из

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г.

относительности оценочного суждения согласно которому некоторый социальный порядок справедлив» [7].

Таким образом, независимо от того, нравятся нам действующие в государстве законы, справедливыми мы их считаем или нет, исполнять их требования мы обязаны. Так мы наблюдаем главный механизм, придающий такому регулятору как право, наибольшую эффективность среди остальных, это принудительность. Исполнение любой правовой нормы обеспечивается силой государственного принуждения.

Без принуждения право теряет свое первенство в эффективности регулирования общественных отношений, поскольку также как и с моралью будут возникать конфликты идей, взглядов различных личностей, связанные с субъективным видением мира каждым человеком.

Многие философы пытались изъять из права элемент принудительности и обосновать, почему мы обязаны следовать этому регулятору, подчиняться праву независимо от того обеспечено оно силой или нет. Так, были попытки обосновать необходимость подчинения закону в диалоге Платона «Критон», где автор пытался объяснить необходимость следовать закону при помощи таких этических категорий как долг перед отечеством. Поскольку государство с помощью своих законов нас «родило, вскормило, воспитало и наделило всевозможными благами» [8], то перестав быть детьми, мы становимся обязанными государству и наш долг служить ему и соблюдать установленные им нормы – прежде всего правовые.

Тем не менее, помимо принуждения важную роль в механизме правового регулирования играет фактор добровольного принуждения, который основан на воспитании правосознания людей. Современные развитые государства стараются добиваться исполнения правовых предписания за счет воспитания у населения ценностей, идеалов, соответствующих правовым предписаниям, установленным государством.

Подводя итог вышесказанному, хочется еще раз отметить, что право среди других регуляторов социального порядка, отличает именно его обеспеченность силою внешнего принуждения. Мы можем руководствоваться в повседневной жизни любыми нормами как моральными, так и религиозными, однако остается не ясным, каким образом с помощью указанных норм будет происходить разрешение возникающих между индивидами конфликтов.

Каждый мыслит по-своему и имеет свою точку зрения исходя из собственных моральных взглядов. Ценность же права заключается в том, что оно за счет своего принудительного механизма в виде законов и институтов государства отсекает все субъективные взгляды участников отношений на ситуацию, устанавливая единственную верную позицию по проблеме, за счет чего достигается максимальная эффективность регулирования общественных отношений.

Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого № 4 (12), декабрь 2014 г.

–  –  –

1. Нерсесянц В.С. Философия права [Электронный ресурс] // HayBook.ru : электронная юридическая и экономическая библиотека : [сайт]. URL:

http://www.hay-book.ru/load/uchebniki_i_lekcii/f/filosofija_prava_uchebnik_dlja_ vuzov_v _s_ nersesjanc/21-1-0-1775 (дата обращения: 12.12.2014).

2. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб.: Типография правительствующего сената, 1894. 140 с.

3. Нерсесянц В.С. Философия права: либертарно-юридическая концепция // Вопросы философии. 2002. № 3. С. 3-15; то же [Электронный ресурс] // Институт свободы Московский либертариум : [сайт]. URL:

http://www.libertarium.ru/1957 (дата обращения: 12.12.2014).

4. Нерсесянц В.С. Различение и соотношение права и закона как междисциплинарная проблема // Вопросы философии права. М., 1973. С. 39-44.

5. Лапаева В.В. Российская философия права в контексте западной философско-правовой традиции // Вопросы философии. 2010. № 5. C. 1-15.

6. Варламова Н.В. Правотворчество как процесс позитивации права:

содержание, формы, процедуры [Электронный ресурс] // Центр правовых исследований и развития законодательства : [сайт]. URL:

http://www.centrlaw.ru/publikacii/page24/index.html (дата обращения: 12.12.2014).

7. Кельзен Г. Чистое учение о праве [Электронный ресурс] // Библиотека Twirpx: [сайт]. URL: http://www.twirpx.com/file/169876 (дата обращения: 12.12.2014).

8. Платон. Критон [Электронный ресурс] // «Собрание классики»

Библиотеки Мошкова (Lib.ru/Классика) : [сайт]. URL:

http://az.lib.ru/s/solowxe_m_s/text_0030.shtml (дата обращения: 12.12.2014).

E.D. Meleshko, D.A. Verkhovsky

MORALITY AND LAW AS SOCIO-CULTURAL REGULATION

The article presents the analysis of the regulatory function of the law, the definition of law as distinct from other kinds of social and cultural regulation.

Presents various theories dealing with the relationship of morality and law.

Keywords: law, social and cultural functions of law, morality, legal norms, moral norms, justice, coercion, equality, law, state, relationship, preostanovlena,

Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт научной информации по общественным наукам КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО: НОВЕЙШИЕ ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Сборник научных трудов Москва ББК 67.400 К 65 Центр социальных научно-информационных исследований Отдел правоведения Редакционная коллегия: Г.Н.Ан...»

«1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Благотворительный фонд "Благовест" (далее Фонд) является не имеющей членства некоммерческой благотворительной организацией, учрежденной физическими лицами на основе добровольных...»

«Справочник по нормам высева и внесения удобрений для 12-метровой сеялки 3S-4000HD Данный справочник предназначен для выставления необходимых норм высева и внесения удобрений для сеялки 3S-4000HD. Для выставления наиболее...»

«№9, том 47. 2016 ISSN 2074-0212 ISSN 2074-0948 International Edition in English: Butlerov Communications Юридическим учредителем журнала “Бутлеровские сообщения” является ООО “Инновационно-издательский дом “Бутлеровское наследие” Журнал является официальным пе...»

«УДК 334.73.021 Колоколова Елена Олеговна Kolokolova Elena Olegovna старший преподаватель кафедры senior teacher of the chair of гражданско-правовых дисциплин civil and of legal disciplines, Саранского кооперативного инст...»

«Гриценко Денис Викторович Правовой статус прокурора в производстве по делам об административных правонарушениях Специальность 12.00.14 – Административное право; административный процесс Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: докт...»

«Инна Юрьевна Бачинская Лев с ножом в сердце Серия "Детективный триумвират", книга 5 Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4578485 Бачинская И. Ю. Лев с ножом в сердце: Эксмо; Москва; 2012 ISBN 978-5-699-60463-0 Аннотация После долгого молчания в городе опять объявил...»

«АЛЕХИН ЕГОР ВЛАДИМИРОВИЧ РАССЛЕДОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ЭКСТРЕМИСТСКИХ СООБЩЕСТВ Специальность: 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснодар – 2015 Раб...»

«Пол Сассман Последняя тайна Храма Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=152930 Сассман, Пол Последняя тайна Храма: [роман; пер. с англ.]: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-081234-9 Оригинал: PaulSussman, “THE LAST SECRET OF THE TEMPLE” Перевод: Владимир...»







 
2017 www.doc.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.